Нидейла Нэльте

Картина с секретом

Картина с секретом
Работа №117

У богатых свои причуды. Оставалось только догадываться, что делал щегольски одетый молодой человек в восемь утра у дверей ломбарда. Или послушать следующую историю. Франко, именно так звали юношу, был наследником состояния своей бабушки небезызвестной графини N. Он ни дня в своей жизни не работал и занимал себя лишь карточными играми, зваными ужинами и легкими интрижками. Состояние бабушки исчезало как песок сквозь пальцы, но Франко это мало заботило. Вчера вечером он первый раз после смерти бабушки зашел в ее комнату. Открыл комод в поисках драгоценностей, выдвигая ящики один за другим, но так ничего и не нашел. Какие-то связки писем, ключи, простенькие украшения. От бабушки этого можно было ожидать. Она хоть и была богата, к роскоши никогда не стремилась, всю жизнь занималась благотворительностью. Особенно она любила искусство и помогала бедным художникам, организовывая их выставки, знакомя с представителями высшего общества. На стене висела картина с пионами, ее-то он и решил заложить, обыскав практически весь дом в поисках ценных вещей.

Хозяин ломбарда был уже немолод, много повидал на своем веку и вид топчущегося у дверей щеголя его ничуть не удивил.

- Проходите, молодой человек. Доброе утро.

- Я хочу заложить эту картину.- Франко так спешил, что забыл поздороваться. Сколько Вы за нее дадите?

-50 эскудо.

-Да вы за дурака меня держите! Эта картина из коллекции моей бабки, а ей досталась еще Бог знает от кого. Позапрошлый век. Тысяча.

-500 и ни цента больше. Торги окончены.

- По рукам.

Как только захлопнулась дверь, дедушка Чезаре стал рассматривать, что же ему досталось на этот раз. На картине был изображен натюрморт - букет пионов в вазе – розовых и белых. Ничего примечательного. Такие сотнями висят в гостиных Денвиля. Он подвинул лампу ближе, картина действительно была очень старой - краска кое-где потрескалась и потускнела. Дедушка Чезаре когда-то давным-давно был художником. Потом дела его стали совсем плохи, картины перестали продаваться, да и писать стало получаться все хуже, поэтому когда его друг, сеньор Пепино, предложил ему помочь в ломбарде, он согласился. Выполнял сначала реставрационные работы, а потом, когда сеньор Пепино умер, стал вести дела сам. Он надеялся, что за картину удастся выручить неплохие деньги. Глаз у дедушки Чезаре был намётан: платье щеголя хоть и было дорогим, уже значительно потрепалось, а значит, за картиной он вряд ли вернется. Хозяин ломбарда еще немного поизучал пионы и, не найдя ничего интересного, лег спать. Ночью он проснулся от света на своем лице.

-Луна нынче яркая – подумал дедушка Чезаре и задернул шторы плотнее. Однако свечение не прекратилось. И тут он увидел, что свет идет от картины. Что за странность! Совсем чуть-чуть у правого угла проглядывал другой тон краски, неиспользовавшийся в этой картине. – Как я раньше этого не заметил! - воскликнул дедушка Чезаре. Жгучее желание выяснить, что таится за этим свечением, заставило его забыть о том, сколько придется заплатить, если он испортит картину. А ведь дела в ломбарде в последнее время шли плохо и он едва сводил концы с концами. Дедушка Чезаре зажег свечу и начал осторожно снимать верхний слой краски дюйм за дюймом. Он работал всю ночь до самого рассвета и сжег не одну свечу и после этого так устал, что уснул прямо за столом в неудобной позе. Проснулся уже за полдень. Вместо посредственных пионов его взору предстало совсем другое произведение искусства. Там были горы, человек, который ушел от мира, чтобы жить в пещере и проводить свои дни за молитвами вдали от суеты. Он изображен коленопреклоненным в тот момент, когда наконец, ему явился святой и заговорил с ним. Что он сказал человеку, дедушка Чезаре не мог услышать, это была всего лишь картина. Однако этот невероятный лившийся из нее свет заставил его почувствовать всем своим существом связь человека с Богом. Она невероятным образом передавала ощущение этого единства, от которого становилось необычайно легко и приходило то, что люди называют вдохновением. Дедушка Чезаре давным-давно, да что там, никогда, не видел ничего подобного. Ему отчаянно захотелось стать владельцем этой картины. Тут же в голову пришла мысль: «А что если взять давно валявшийся за ненадобностью в кладовке холст того же размера и написать эти бездарные пионы?». Дедушка Чезаре знал, что изобразить их может даже художник, давно не державший в руках кисть. Он взял холст и начал по памяти делать набросок. Не закончив работу, он почувствовал усталость и уснул. Во сне ему явился тот самый святой с картины и сказал: «Жадность один из тяжелейших пороков человека, который загубил не одну жизнь. Тебе нужно вернуть картину её владельцу». Утром дедушка Чезаре хотел было приняться за работу, но что-то не ладилось, не клеилось. Был выходной в ломбарде и он занимался, как обычно, реставрацией. Работать мешали мысли и слова святого, вновь и вновь проигрывавшиеся в голове, словно заевшая пластинка. – А что если это просто сон? Ну привиделось мне старому какое-то свечение, пересмотрел я слишком долго на картину, вот и привиделось. А если ее потом продать, это ж целое состояние. И за жилье заплатить, да что там, дом могу купить себе и горя до конца жизни не знать. Ну на кой она этому щеголю? Цены ей не знает, промотает всё. Дедушка Чезаре снова взглянул на картину и понял, что ни за какие деньги не захочет с ней расстаться. Такие она рождала в нем давно забытые чувства и переворачивала все его естество. Прошел день, на второй всё то же. Не идет работа, хоть ты тресни. Боявшись испортить вверенные ему дорогие вещи, дедушка Чезаре ничего не делал. На третий день он вздохнул глубоко, завернул бережно картину и пошел в ломбард. Там нашел в своих записях адрес этого щеголя – мистера Франко и отправился на Тростниковую улицу. Перед его взором предстал огромный особняк с коваными воротами, каменными львами, садом и фонтаном. Дверь открыла симпатичная молодая горничная.

– Синьор Франко спит, что ему передать?

-Передайте, что к нему хозяин ломбарда по очень важному делу.

- Хорошо. Только, боюсь, проснётся он не скоро. Не раньше полудня, уж точно. Проходите, подождите здесь.

Долго пришлось рассматривать прекрасный интерьер дедушке Чезаре, пока владелец поместья, наконец, не спустился к нему.

-Какое такое важное дело может быть ко мне? Я бы попросил оставить втайне нашу встречу и разговор и, тем более, не приходить сюда – Франко зевнул.

Хозяин ломбарда рассказал все по порядку, что произошло и развернул картину. Как только молодой человек взглянул на нее, тут же упал замертво. На шум прибежали слуги. Вызвали врача. Оказалось, что он жив, только услышал слова своей бабки: «Души твоей на фитилек осталось. Дальше так будешь себя вести, всю ее сожжешь». И потом почувствовав дыхание смерти, Франко упал.

После всех этих происшествий наследник пошел в комнату бабушки, чтобы найти хоть что-то об этой картине и понять, почему поверх изображения святого были написаны пионы. Он открыл комод и в дальнем углу нащупал записную книжку в мягкой обложке из ткани, с вышитыми на ней цветами и кружевами. Он открыл ее как раз в том месте, где лежала красная атласная ленточка.

«Мои родители завтра хотят переехать и увезти меня отсюда навсегда. Это значит, что я больше никогда не увижу Питера. Я этого не переживу…» После этого чернила расплывались, ничего не возможно было прочитать. Видимо, бабушка плакала, когда это писала. Он пролистал несколько страниц.

«Родители хотят выдать меня замуж, чтобы обеспечить мое существование. Зачем я вообще согласилась на этот переезд! Как я могла оставить Питера! Нужно было бежать, но он сам не позволил бы. Не хотел, чтобы я стала нищей, безродной. Но уж лучше так, чем жить в этом мраке! Я не могу ослушаться. Мама с папой уверены в моем безоблачном будущем с графом S.» Он пролистал еще несколько страниц, не читая.

«Граф жесток и холоден. Он груб, и я презираю его всем своим существом. Каждый день я выслушиваю упреки и оскорбления и плачу в подушку. Моя жизнь становится просто невыносимой, но я ношу под сердцем его ребенка. Сегодня ночью он ворвался ко мне в комнату, пьяный, кричал и замахнулся, чтобы ударить. Я сжалась в комок, руками закрывая ребенка и вдруг картина, которую ты мне подарил, любимый, засветилась и я увидела лик святого вместо пионов. Граф упал, не успев меня ударить. Я вызвала врача, он засвидетельствовал смерть от сердечного приступа. Я знаю, что ты спас меня, Питер, я всю жизнь буду хранить эту картину и молиться за тебя…» Здесь снова слова были размыты от слез.

В комоде лежала еще связка писем. Франко развернул одно. Почерк был незнакомый, не бабушкин.

« Дорогая, любимая N, сегодня мы виделись с тобой в последний раз. Я знаю, что у нас нет будущего. Я бедный художник и у меня еле хватает денег на холсты. Я не позволю, чтобы ты, любимая моя принцесса, жила такой жизнью. Я хочу, чтобы ты была счастлива со мной или без меня. И раз со мной это невозможно, пусть так. Всю свою любовь я вложил в картину, которую дарю тебе в день нашей последней встречи. Только ты знай об этом, другим пусть это будет не видно. Храни картину бережно рядом с собой всю жизнь и она защитит тебя от самой большой беды. Возможно, пройдет много лет и она сослужит хорошую службу твоим детям и внукам, всему твоему роду. Прощай и помни, что все не является таким, каким кажется. Глазами главного не увидишь, зряче одно лишь сердце. Обнимаю тебя, твой Питер».

Франко прочитал дневник бабушки и узнал, что было дальше.

Когда сын вырос и решил жениться и переехать в другой город, графиня подарила ему картину со словами: «Стара я уже стала, все в своей жизни повидала, а тебе она пригодится. Береги ее, храни рядом с собой и из виду не упускай». Однако самой истории картины бабушка никому не рассказывала никогда. Не знал ничего и ее сын, который не придал значения словам матери. Вскоре они с женой решили поменять обстановку, картину сняли, завернули в какие-то тряпки и отнесли на чердак. Так она и пролежала там. Жена сына умерла при родах. Он с горя начал пить и тоже вскоре покинул этот мир. Бабушка приехала и забрала внука к себе. Которым и был Франко. Картину она нашла и повесила в своей комнате, чтобы уже больше не расставаться с ней.

Прочитав всю историю своей семьи, Франко задумался о том, чего он никогда не замечал – о ценности вещей. О том, чем была на самом деле эта картина для бабушки – не просто вещью, а символом истинной любви, который спас ей жизнь. Он всегда относился к вещам, как к мусору –то, что легко дается, мы не ценим. Ведь он чуть не потерял не просто картину, а семейную реликвию, легенды о которой, может быть, расскажет своим детям. Теперь он понимал бабушкино отношение к искусству и желание помогать бедным художникам, ведь таким был и ее Питер. Он продал уже практически все ценные вещи в доме, бабушкина комната была последней, куда он зашел. И где нашел картину. Он повесил ее на прежнее место. Святой смотрел на него как будто с укором. И тут Франко пришла в голову мысль – а что если сделать этот особняк, окруженный красивейшими садами и фонтанами не местом для богатых сборищ, как было раньше, а позвать сюда художников, писателей и творческих людей, которым, возможно не хватает денег на жилье. Здесь они смогут найти вдохновение для прекрасных картин – место, где был построен особняк, было красивейшим в городе. А кто-нибудь из писателей, может быть, заинтересуется историей о бабушке, которую он узнал из дневников. Франко представил, как его дом наполнится вдохновением, а там недалеко и до того, чтобы самому начать творить. Так он и сделал. Здесь же поселился и дедушка Чезаре, после того, как закрыл ломбард. Он снова начал писать картины, которые на удивление, хорошо продавались. Сначала он пробовал изобразить того святого, но ничего не получалось. Тогда дедушка Чезаре стал писать дома, людей, улочки города, пруд на закате. Все это вызывало восхищение публики. У Франко осталось много богатых друзей, которых он приглашал теперь на выставки. Они с удовольствием покупали картины.

Иногда мы не знаем удивительных историй своей семьи, которые пылятся, полузабытые, в старых дневниках с пожелтевшими страницами. Но приходит время, когда история оживает.

+1
00:12
282
09:43
+2
«Оставалось только догадываться, что делал щегольски одетый молодой человек в восемь утра у дверей ломбарда». Закладывал айфон, очевидно.

«дедушка Чезаре стал рассматривать, что же ему досталось на этот раз». Очень он фиговый владелец ломбарда. Разорится быстро с таким подходом.

По памяти восстановить полотно с точностью? Ну, ничего себе чудеса! И он просто работает в ломбарде с такими умениями?

Щеголь платит горничной, но сам ходит в уже потрепанной одежде? Да-да-да-да.

«Как только молодой человек взглянул на нее, тут же упал замертво. На шум прибежали слуги. Вызвали врача. Оказалось, что он жив, только услышал слова своей бабки: «Души твоей на фитилек осталось. Дальше так будешь себя вести, всю ее сожжешь». И потом почувствовав дыхание смерти, Франко упал». Упал замертво — жив — дыхание смерти — но жив. Слов нет. Одни междометия.

Но финалочка. Мммм.
Вот, если бы я мог сказать автору с глазу на глаз, то я бы просто спросил у него «ты охренел?». Но тут я такое писать, конечно, не буду. Вся фантастика тут лишь в том, что картина светилась. Но это тоже нифига не фантастика, если человек знает про флуоресцентные краски. Всё. Какой-то глубокой мысли тут нет, если вы не выжившая из ума бабуля. Какой-то фант. составляющей тоже. Картина, блин, символ истинной любви. Да твою же ж мать.
12:38
Написано умеренно, но мораль мерзкая. Такая мещанская, бытовая, которой до христианской добродетели позти столько же, сколько до Пекина раком.
Мужик замахнулся на сытую, одетую-обутую — неа, получи оскаленную харю из пионов и сдохни на месте. Неясно, где эти святые прохлаждаются, когда мужья женам вырывают клоки волос и ломают кости. Типа здесь разовое чудочко для привелегированного, особо нуждающегося класса.
Илона Левина