Маргарита Чижова

Анонимная церемония

Анонимная церемония
Работа №138

***

Наши сны, как иная реальность, не способная поддаться и подчиниться. Кому-то под силу осознать себя заново в мире грез, даже что-то почувствовать. Действительно ли мы можем управлять этой неосязаемой вселенной или нам специально навязывают эту идею? Ведь не просто так нам предоставляют возможность, завлекая все дальше в пучину забвения, и в конце концов не найдя пути обратно, мы прекращаем и вовсе искать, остаемся травиться сладкой горечью блаженных даров на радость тем, кто так долго ждал…

***

1.

Понедельник… Очередной серый вечер в маленьком городишке, где зима и лето поменялись местами. Жители уже давно привыкли к «подарку» природы, когда другие за окнами наблюдали, прекрасный белый настил из белого зефирного покрывала на земле, они жарились под палящими лучами огненного недруга. Люди ждали очередной порции «живительной» влаги, в виде вонючих капель падающих с небес, а затем стекающих в канаву, превращаясь при этом еще в большую затхлую, бурую жидкость, смешанную с грязью. Но… Пожалуй, вернемся немного раньше, на несколько лет назад, к событиям, которые поспособствовали этим печальным изменениям не только самой природы, но и всех кто там был. В то время календарь не напоминал зарисовки избитого, во всех смыслах, комика отрабатывающего очередной вечер в дешевом баре на улице без фонарей и опознавательных знаков. В город возвращалась сказка, когда наступали зимние праздники, а после, птицы извещали всех о весенних деньках и приятной теплой погоде, дальше шла подготовка к летнему сезону, и дивным пейзажам с красочных почтовых открыток, в завершении осенние будни, где оставалось место, чтобы немного помечтать, и окунуться вновь в белоснежное волшебство.

Полночь прогремела колокольным звоном с самой высокой точки городка, башня с часами на главной площади виднелась за деревьями. Марта шла по Центральной улице в лиловом пуховике, засматриваясь на себя в отражении витрин. Ее черные волосы до плеч едва колыхались от легкого дуновения ветра, а серые глаза, наполненные слезами, мерцали на свету, лишь алые губы растянулись в улыбке, ведь сегодня был особенный день, двадцать четвертый день рождения. Шумная вечеринка осталась в воспоминаниях, и теперь девушка направлялась в сторону дома с кучей подарков. Двигаясь вприпрыжку по плитам тротуара, она громко подпевала песням, услышанным по пути, казалось, сегодня все проигрывали ее личный плейлист, выборочно отдавая предпочтение особенным композициям, возвращавшим одни из лучших воспоминаний.

«Не так уж и ярко сегодня…», подумала Марта и остановилась. На небе виднелся кусочек серпа за тучами, будто ломтик печенья на черной скатерти, украшенной редкими мерцающими бусинами разных размеров. Очередная знакомая мелодия привела ее в чувства, и, поддавшись невидимой силе, закружилась в танце прямо на улице, забыв обо всем, и не обращая внимания на проходящих мимо зевак.

Ручки самого большого пакета с подарком не выдержали нагрузки, и при очередном маневре, заветный сверток отлетел в сторону, прямо к ногам незнакомки стоявшей на перекрестке. Та не растерялась, подняла с земли и оттряхнула, после этого протянула его в сторону Марты, но ответной реакции так и не последовало, поэтому взяв инициативу в свои руки, девушка сама пошла к ней навстречу.

- Похоже, это твое? – сказала она, и повторила попытку вернуть подарок.

- Да… - прошептала дрожащим голосом, и забрала пакет. – Спасибо.

Марта не отличалась особой скромностью, и уж точно нельзя было назвать ее не уверенной особой, но в тот момент, она будто забыла, кем является, потеряв дар речи. Незнакомка с белоснежными завитыми волосами, гладкой фарфоровой кожей и голубыми глазами, казалось, сошла с обложки глянцевых журналов. Она виделась необычайной красоткой, но милая улыбка, с темно-бордовой помадой на губах, превращала весь ангельский образ в холодный лик, и рядом с ней мороз только крепчал.

- Меня зовут Мона, а тебя? – протянула руку вперед.

- Марта, - показав пакеты, намекнула, что не может ей ответить тем же.

- Так много подарков, - хихикнула и продолжила. – Сегодня твой день рождения?

- Угу.

- Ты, наверное, устала… А я пристала с допросом, прости.

- Ничего страшного, - Марта не хотела показаться грубой, и уже собиралась закончить, бессмысленный разговор. – Просто…

- Рада, что смогла тебе помочь, вот и все, - перебила Мона, и вложила сложенный лист в один из пакетов. – Это тоже подарок, уверена, тебе понравится.

- Не стоит, - с недоверием сказала она.

- Стоит, еще как стоит…

- Мне не… - не успела закончить.

- Поверь, там нет ничего такого, - начала успокаивать Мона. – Мы, кстати, часто собираемся в этом здании, рассказываем истории, сны, да все что душе угодно, делимся самым сокровенным, и оставляем под замком.

- Анонимный клуб какой-то? – подняла одну бровь, и скорчила нелепую гримасу.

- Ммм… Что-то вроде того, не поймешь всей прелести, пока не окажешься там, хотя бы раз, зато после не сможешь уйти, ну или не захочешь… - улыбаясь, шепотом говорила девушка, и смотрела Марте прямо в глаза.

- Я не увлекаюсь подобным, извини, - отнекивалась, и слегка подергивала ногой в предвкушении уйти как можно скорее. – Мне уже пора.

- Не обязательно прямо сейчас соглашаться, - рассмеялась Мона. – Обещай подумать, не пожалеешь. Поначалу все говорят одно и то же, а потом цепляются мертвой хваткой, так что не оттащишь, вот и ты передумаешь. Рано или поздно…

- Ну что ж, - вздохнула, и начала потихоньку двигаться вперед. – Кто знает, мне пора. Еще раз спасибо.

- Пока не за что, - прошептала ей вслед, и улыбнулась. – Благодарить будешь позже.

Повернув за угол, Марта ускорила шаг, и уже спустя минут пятнадцать, прокручивала ключ в замочной скважине своей квартиры. За дверью послышался громкий лай, девушка улыбнулась и открыла дверь. Встречал ее верный друг, не породистый, маленький с проседью в шерсти, ожидавший с самого утра в уютной комнате.

- Мили, ты хорошо себя вел? – погладила собаку, и пошла на кухню.

«Гав», за спиной хозяйки послышались быстрые шажки.

2.

По утрам, Марта обычно еще какое-то время лежала с закрытыми глазами, пыталась вспомнить хоть одну деталь «ночных приключений», но, увы, все попытки заканчивались неудачей. Она не сомневалась, что видит сны, но стоило ей проснуться, и все ускользало в мгновение ока, за всю жизнь ей не запомнился ни один. В надежде найти ответы девушка заходила на форумы, и также не оставляла без внимания бумажную литературу, проводила различные опыты, в конце концов ей просто надоело тратить на это свое время, и все сократилось до пяти минутных медитаций после пробуждения.

- Мили, сегодня мы будем с тобой развлекаться, - довольным голосом пропела девушка, и снова окинула взглядом гору пакетов, лежащую на столе.

Пес вилял хвостом, и, не отвлекаясь, смотрел на хозяйку, а Марта, заранее подготовив большую кружку с горячим кофе, размяла пальцы и принялась за распаковку. Освобождая очередную коробку от цветных оков, она лишь слегка улыбалась, и откладывала содержимое в сторону. Хоть и находилась всю жизнь в кругу друзей, по подаркам явно было видно, что никто ее толком не знал, возможно, намертво прилипшая скорлупа, уже не защищала, а просто стала с ней единым целым, и сама девушка потихоньку забывала себя настоящую.

В одном из пакетов Марта нашла сложенный лист, и вспомнила Мону, та не показалась ей особо приветливой, и с ней явно не было все так просто, в любом случае, решила подальше отогнать плохие мысли, и настроиться на отдых. Она уже собиралась его разорвать, как в другой комнате послышался глухой стук, первым рванул Мили, громко гавкая. Девушка, подумала, что ей показалось, и не придала никакого значения, но спустя несколько минут звук повторился, да и пес не замолкал, лишь громче подавал сигнал хозяйке.

Мили не обращал внимания ни на что вокруг, лаял на шкаф, стоявший напротив кровати, и был явно взволнован, шерсть на холке встала дыбом.

- Что ты там увидел? – погладила по голове собаку, пытаясь успокоить. – Хватит уже, там ничего нет. Да куда ты смотришь?

Марта открыла дверцы, и отодвинула висящие на вешалках вещи, Мили сразу же устремил нос внутрь, обнюхивая все на своем пути, после отошел на пару шагов назад, как будто в ожидании. Девушка заинтересовано наблюдала за псом, а тот, не отрываясь, продолжал смотреть в одну точку. Не придумав ничего лучше, она расположилась с ним рядом, пытаясь понять, что его так смутило, спустя некоторое время ей удалось, на внутренней стороне, на стыке стенки, виднелась едва заметная тонкая линия черного цвета, будто обожженная. Марта провела по ней пальцем, но та не стерлась, а лишь отпечаталась на подушечке. Взглянув на пса, встретила вопросительный взгляд, «От него я точно не дождусь ответа», пришло ей в голову, а в нос, внезапно, ударил резкий запах гари. Она поднесла палец ближе к лицу, сразу поняв, откуда исходит зловоние, после этого быстро захлопнула дверцы, и вернулась на кухню.

Даже после многочисленных повторений, полоска с пальца не отмылась, но хоть «чудный аромат», понемногу выветривался. Вновь вернувшись к столу, девушка взяла в руки лист бумаги и развернула его, это был плотный картон с фотопечатью на внутренней стороне, черный тон без рисунков, с белой надписью: «VITA SOMNIUM BREVE», и десять цифр внизу. Первым делом Марта решила найти перевод, и хоть вариантов нашлось несколько, один встречался чаще остальных: «ЖИЗНЬ – ЭТО КРАТКИЙ СОН», к сожалению, эти слова никак не раскрывали смысла собраний и встречи с Моной. Однако с цифрами все оказалось намного проще, обычный телефонный номер, и раз интерес только разгорался, недолго думая девушка набрала нужную комбинацию в телефоне, спустя несколько гудков ей ответил, знакомый женский голос:

- Слушаю.

- Я хотела…

- Марта? – послышался смех на том конце провода.

- Мы знакомы? – хоть она и узнала Мону, не решилась сразу ей сообщить об этом.

- Не притворяйся, ты ведь знаешь кто я… - секундная пауза. – Как я и говорила, рано или поздно Марта, рано или…

- Подожди, - перебила девушка. – Я не собираюсь к вам приходить, мне просто стало кое-что интересно.

- А как же иначе, дорогая, я все понимаю, - на фоне послышался еще чей-то смех.

- Ты не одна? Кто там с тобой?

- А это важно? – повисла тишина.

- Нет, неважно, - замешкалась на мгновение. – Мне, наверное, просто послышалось.

- Запомни кое-что, либо слышишь, либо нет, игра воображения здесь не при чем, - Мона прокашлялась. – Кстати, мы сегодня как раз собираемся, приходи, я займу для тебя место.

- Я не собиралась, - в ответ послышались короткие гудки.

«Она сбросила?!», вскинув руки вверх, Марта перевела взгляд и увидела рядом с собой Мили.

- Кто так делает? Скажи мне, - обратилась она к собаке.

Он ничего не ответил, только повернул заинтересовано мордочку, будто хотел понять недовольство, получив от хозяйки «порцию» ласки, и вкусное лакомство довольный пес ушел в комнату, оставив девушку наедине со своими мыслями. Телефонный разговор все никак не выходил из головы, Мона, казалось, ждала звонка от нее, но Марта вовсе не горела желанием посещать их собрание, чем бы они там не занимались.

3.

«Мое любопытство меня в могилу сведет, когда-нибудь уж точно», думала Марта, направляясь к тому самому перекрестку. На углу стояла пятиэтажка, и хоть девушка была частым гостем в этом районе, никогда не обращала на нее внимания. Постройка не современная, облицовка из грубого камня в отпечатках времени, обшарпанная и в трещинах, панорамные окна в пол, завешенные плотной тканью и паутиной, многоногие явно постарались оставить после себя след. Вход был один, без двери, только арка метра два высотой и лестница в темноту, длинным витиеватым коридором, лишь первые пару ступенек освещались фонарем у дороги. Марта уже собиралась войти, как ее чуть не снесли с ног, незнакомец выскочил из постройки, и, не оборачиваясь, скрылся за домом, следом показалась ее белокурая «подруга».

- О, - удивленно обратилась Мона. – Ты уже здесь.

- Смотрю, ты ждала меня?

- Не представляешь, как давно…

- Прости, - еле сдерживалась от злости Марта. – Но ты меня пугаешь.

- Еще не вечер, - рассмеялась она. - За мной, мы скоро начнем.

На ощупь, поднимаясь наверх за своей спутницей, девушка считала каждый подъем, и, оказавшись на месте, она насчитала десять этажей, хоть такое и невозможно. Посередине стоял одинокий торшер, а вокруг восемь стульев, еще несколько человек бродили без дела по комнате. Первым делом ей предложили чай, от него исходил запах старины и недельных носков, Марта не стала испытывать судьбу, и сделала вид, будто попробовала, а Мона стоявшая рядом громко смеялась, наблюдая за процессом конспирации.

Далее всем сообщили о начале собрания, но вопросов только прибавилось. Помимо нее на собрание явились около пятнадцати человек, и было похоже, что не она будет принимать решение о «зачислении», выбор будут делать те, кто собрал их здесь. Девушке и еще нескольким, видимо тоже новеньким, раздали листы, сверху подписанные: «Анкета участника». Вопросы оказались стандартные, не считая последнего, нужно было описать свои сны, их настроение и смысл с точки зрения сновидца. Марта заполнила данные, а внизу поставила жирный прочерк, после Мона собрала анкеты, и заявила, что о следующей встрече сообщат отдельно.

- Это не то, что нам было нужно… - сказала блондинка вслед, уходящей Марте.

4.

Даже спустя две недели Марта не получила вестей от Моны, и, решив, что все к лучшему, пошла прогуляться по обычному маршруту. Проходя мимо пятиэтажки, она заметила моргающий свет на последнем этаже, едва заметный, часы на башне главной площади пробили ровно десять часов вечера, и на последнем ударе, из арки послышалось громкое цоканье каблуков, это оказалась блондинка, та будто знала, что встретится с Мартой, и заранее подготовилась к эффектному появлению. Девушка вздрогнула, и уже собиралась уходить, как вдруг на нее нахлынула волна дикой агрессии и злости, и она решила, во что бы то ни стало, выяснить, почему ее так, и не пригласили.

- Привет, - развернулась Марта, и еле сдерживая себя, продолжила. – Как проходят собрания?

- Здравствуй, дорогая, - слегка усмехнулась. – Ты, кажется расстроена?

- Я? – девушка пыталась сдержать себя из последних сил. – Вовсе нет, я думала, что вся эта рекламная компания, нацелена на привлечение людей в ваш «кружок сновидцев», а не наоборот.

- Мы не берем каждого встречного в наш, как ты его называешь «кружок», - и показала пальцами кавычки. – Сама должна понимать, ты ведь видела количество стульев в комнате, да и зачем нам кучка хиппи или пропитых мечтателей, нам нужна серьезная публика, которая готова слушать, и говорить, когда это потребуется.

- Тогда зачем ты так напористо меня зазывала?

- Думала, ты чего-то стоишь, но оказалось, что я ошибалась… - и пожала плечами.

- С чего ты взяла, ты ведь даже толком не знаешь меня, а ваша анкета, ты уж извини… - на секунду задержалась. – Просто верх идиотизма, вы как будто пятилеток на карнавал избранных собираете.

- Может да, а может, и нет… - улыбалась Мона. – Ты ведь все равно не прошла, значит, до пятилеток не добрала еще баллов. И вообще, неужели это тебя так задело? Ты же не хотела к нам, и при каждой удобной возможности высмеивала, наши собрания. Что изменилось Марта?

- Ничего, - резко отрезала девушка. – Просто хотела…

- Да неужели… - громко захохотала, и еле сдерживаясь, продолжала. – Ты передумала, и теперь, значит, злишься, что мы не приняли тебя, такую хорошую?

- При чем здесь это?

- Вот это сюрприз, - Мона громко похлопала в ладоши. – Браво! Просто великолепно! Отдаю тебе должное, ты меня удивила, но, знаешь, пожалуй, я изменю свое мнение, давай поднимайся, посмотрим, что из этого выйдет.

- С чего ты взяла, что я хочу этого? – огрызнулась Марта.

- Ты все еще стоишь здесь и причитаешь! А могла уйти, уже очень давно, - Мона развернулась, и пальцем поманив, за собой, прошептала. – Вот это мы повеселимся.

Обратная психология, обманчивая штука, стоит лишь намекнуть человеку, что ему что-то не достанется, как он возжелает это больше всего на свете. Мы как взрослые дети, лишенные любимой, но не нужной игрушки, думаем о ней и просим, считая, что мнимая фантазия и обладание ею сделают нас по истине счастливыми. Все же, самое обидное, это спотыкаться бесчисленное количество раз, почесывая подбородок, который помнит каждую ступень жизни. Как жаль, ведь мы не просто запинаемся, мы падаем, калечимся, но через некоторое время вновь поднимаемся, чтобы продолжить свой тернистый путь, веря в светлое будущее.

Марте вновь показалось, что они прошли уже больше пролетов, чем нужно, но послышались голоса, и через минуту, они с Моной уже стояли в комнате. С прошлого раза ничего не изменилось, также восемь стульев, и в самом сердце торшер с классическим основанием, но вместо абажура, свечение исходило от семи электрических свечей, каждая из которых была сплетена металлической проволокой, создавая подобие кокона. Все уже заняли места, Мона показала пальцем, куда следует сесть Марте, что та и сделала, а белокурая скрылась в темноте, ведь это было вовсе не трудно, освещались только люди в кругу, остальное было погружено в непроглядную темноту. Через несколько минут послышался хриплый женский голос, будто из ниоткуда:

- Наконец-то мы встретились, приветствую тебя… - недолгая пауза. – Расскажешь нам, зачем ты здесь?

Девушка ничего не понимала, казалось, что обращались именно к ней, так как все остальные таращились в ее сторону и молчали, никто не подавал ни знака, ни даже вида, и было не ясно, чего ожидать дальше.

- Что же ты молчишь, Марта? – голос никак не унимался. – Я к тебе обращаюсь, расскажи, что беспокоит тебя?

- Почему именно я? Может кто-то еще захочет высказаться? – слегка замешкалась.

- Разве? – послышался громкий злорадный смех. – Ты точно уверена, что кто-то еще может высказаться, я бы на твоем месте осмотрелась более внимательно.

Свет на мгновение погас, а после засиял с новой силой. Марта прикрыла лицо рукой, так как не могла больше этого выносить, глаза начало жечь и потекли слезы. Не выдержав напряжения, одна из свечей взорвалась, и стекла полетели в разные стороны, затем в комнате повисла тишина. Девушка начала привыкать к полумраку, и пыталась разглядеть хоть что-то, но увиденная картина ее ужаснула. На стенах, тесно друг другу, висели ее фотографии, кто-то снимал в квартире, пока она спала, и их явно сделали не за один раз.

- Как тебе мой подарок? – снова послышался тот же голос.

Марта застыла и не могла пошевелиться, один снимок привлек внимание, на нем она и еще что-то, точнее кто-то в черной мантии, очень высокий, в маске без прорези под глаза и рот, и в конической шляпе, того же цвета, что и одежда, из-под нее торчали запутанные, длинные седые волосы. Девушка сняла фото со стены и перевернула, на другой стороне была нацарапана надпись: «Скорая встреча. 24 декабря. Ларва», попятившись назад, она наткнулась на стул, и вспомнила, что помимо нее в комнате было еще 7 человек. «Почему все до сих пор молчат, может они заодно».

- Это мои творения, но вправе делать то, что захотят, даю им свободу, когда это нужно… - будто читая мысли, продолжал кто-то.

За спиной послышался глухой стук, будто что-то мягкое упало, повернувшись, Марта резко отпрыгнула. У одного из присутствующих отвалилась голова. Она подошла ближе, и обнаружила, что это всего лишь кукла, набитая изнутри ватой, и когда огляделась, поняла, что все время была тут одна, да и Мона куда-то пропала.

- Ты ведь понимаешь, что если не будешь со мной говорить, ничего не изменится? – кто-то явно был настроен на диалог.

«Да мне все равно…», думала про себя девушка, пытаясь переварить происходящее. В душе Марта надеялась, что над ней, в очередной раз, подшутили друзья, ведь таких ситуаций за всю жизнь накопилось достаточно, вот только ждать пока они сами выйдут и скажут об этом, не собиралась, слишком много впечатлений для одного вечера. Поэтому бросилась со всех ног к выходу, и спустя несколько минут оказалась снаружи, чудом не споткнувшись и не упав по пути, увиденное внизу, мягко говоря, повергло ее в шок, и шутки на этом уж точно закончились. На улице стоял ясный день, как ни в чем не бывало, люди шли по своим делам, не подозревая о том, что у них происходит под носом. «Могу поклясться, я была там не больше часа, так какого черта сейчас день?!», кричала про себя Марта.

5.

Дома девушку ждал Мили, он был рад своей хозяйке, и прыгал как можно выше, чтобы поскорее утонуть в ее объятиях.

- Родной, ты чего? Меня не было всего несколько часов… - успокаивала она его.

Пес не унимался, и тихонько скулил, наслаждаясь холодными руками девушки, достав телефон из кармана, она взглянула на часы, ровно двенадцать дня, но…

- Какое число??? – закричала изо всех сил.

На дисплее красовалась цифра двадцать три, ровно неделя прошла с того момента, как она ушла прогуляться, и встретила Мону у здания собраний.

***

День прошел незаметно, море лжи и оправданий залетали в телефонную трубку, в надежде, что на том конце провода хоть кто-то из них останется в живых, встретив на пути крики и недоверие. Начальник Марты любил стоять на своем, и никогда не принимал чужую сторону, ведь считал себя правым в любой ситуации. Спустя час долгих и нудных разговоров, все-таки сдался он, и они решили, что данное недоразумение можно решить мирно, если девушка, отработает все смены в свои выходные, конечно, ей пришлось согласиться.

Солнце спускалось все ниже к горизонту, и таяло на глазах, окрашивая своими остатками нижнюю часть небосвода в алые оттенки, дальше они расплывались по всему небу, озаряя багряным светом облака, разбросанные в хаотичном порядке. Марта сидела в мягком кресле посреди комнаты, и водила пальцами по кружке, едва заметный теплый пар поднимался на несколько сантиметров вверх, и тут же исчезал. Она думала о случившемся с ней, и одновременно чувствовала тревогу, страх и непонимание, как могло произойти подобное. Почему именно с ней? Девушка не считала себя какой-то особенной, и не верила в предзнаменование судьбы, в потусторонние силы, даже в то, что всем нам предначертано что-то, будь то спасение мира или свершение великих дел в угоду всевышнему, а может и кому поменьше рангом.

Смеркалось, и чем темнее становилось на улице, тем тревога все больше овладевала ею, чувство необъяснимое, ведь ей не стоило переживать, Марта у себя дома, замок закрыт, даже ключ оставила в замке, да и Мили мирно лежал рядом тихо посапывая. Около одиннадцати девушка забылась глубоким сном, надеясь, что завтрашний день будет лучше, и может случиться так, что все изменится. Увы, перемен долго ждать не пришлось, пробудил ее громкий лай, собака сидела рядом, смотрела на шкаф и не унималась.

- Что такое, Мили? Кого ты там увидел? – пыталась успокоить его хозяйка.

Внезапно послышался тихий скрежет, будто изнутри водили острием по дереву, Марта попятилась назад, схватив и прижав Мили к себе. За окном, казалось, время остановилось, вместо луны вверху висело черное ничто округлой формы, и никто не смел, нарушить тишину, пустившую свои корни на землю. Дверца шкафа слегка приоткрылась, и хоть это и невозможно, но показалось, что оттуда подул легкий ветерок, мимолетный, едва заметный. Марта напряглась, хоть и не верила она во все нереальное, одухотворенное и неосязаемое, но уж явно не ждала с ними встречи. По телу пробежал холодок, и тревога новой волной окатила ее с ног до головы, девушка не могла сдерживаться, тело трясло от страха, и она никак не могла прийти в себя.

Неизвестно сколько она так просидела, держа рядом с собой хрипло гавкающего в пустоту Мили, но как все началось, также неожиданно и закончилось. Дверца захлопнулась, собака перестала лаять и просто продолжала смотреть вперед, а тишину прервало оповещение на телефоне, и яркий свет экрана озарил маленькую комнату. Немного успокоившись, девушка поставила питомца на пол, а сама перевела взгляд, чтобы хотя бы мельком увидеть, кто же ей написал, но глаза остановились на часах, два часа пятнадцать минут, до утра еще так долго…

6.

Ночью случаются невероятные и необъяснимые вещи, и как говорят, если проснулся за полночь, лучше не открывай глаза, а просто быстрее засыпай снова. Наши родители приучают нас, что в темноте нет ничего страшного, и что все увиденное или услышанное лишь игра воображения.

Возможно, возможно… А что если представить лишь на минутку, что это вовсе не так. Ведь должна быть среди всей этой кучи подделанной чертовщины, которую нам скармливают, хоть доля правды. По каналам ТВ, в Интернете, куда не плюнь, все рассказывают о новом явлении потусторонней силы или истории о сошедших с небес божествах. Откуда ни возьмись, появилась целая армия профессоров и специалистов по оккультным наукам, и все как один твердят, что за завесой что-то есть, а кто-то из них даже видел необъяснимые явления, и единицы бывали там, где не ступала нога человека. Жаль, что за всей этой «правдой», скрывается море лжи, и тщеславие, куда же без него. Такого мнения была Марта, до сегодняшнего дня, хоть порой они с подругами и обсуждали чудные сны на девичниках, но все заканчивалось очень весело и непринужденно.

Дверца шкафа снова открылась, совсем немного, и за ней послышался знакомый голос, точь-в-точь как на собрании, он говорил очень много и не связно, шепотом, девушка не сразу смогла разобрать, что от нее хотели. В конце, сложив все пазлы, оказалось, что Марте была дана четкая инструкция дальнейших действий, и также, что будет, если она откажется выполнять озвученные ей условия, такого даже врагу не пожелаешь. Она не хотела проверять, что случится, если не подчинится, поэтому решила повиноваться, и по ходу разбираться, тем более выходить из дома ей не придется.

Девушка включила ночник, и подошла к шкафу, несколько секунд сомнений, внезапно прерванных голосом, подгонявшим ее, ручка легко поддалась и дверцы распахнулись. Она отодвинула вещи, и увидела маленькую щелочку на месте черной линии, с игольное ушко, сквозь нее пробивался яркий свет.

- Тебе нужно лишь взглянуть… - голос звучал громче.

Марта понимала, что ничего хорошего там не увидит, да и голос хриплый и низкий стал более отчетливым, явно говорила женщина в возрасте. Выбирать не приходилось, она приблизилась вплотную к задней стенке, чтобы попытаться разглядеть в этой маленькой щели хоть что-то. К большому удивлению, эффект оказался как у дверного глазка, перед ней открылась картина, будто в другое измерение.

- Молчи и просто наблюдай, сама все увидишь, осталось недолго…- голос прозвучал очень близко. – Главное, не прерывайся.

Девушка увидела пустошь, на сотни километров во все стороны, лишь один маленький клочок деревьев посреди этой бескрайней равнины, и небольшой деревянный домик рядом, покосившийся от времени и вредителей. Перед ним не глубокий овраг, и две земляные насыпи, за счет всего этого дом был практически не заметен. Из ниоткуда появилось нечто в черном, Марта уже видела ее на фото. Она подняла голову, посмотрела прямо на девушку, будто знала, что за ней наблюдают, и показала пальцем на землю перед собой. На зеленой траве появились иссохшие островки мертвой растительности, грязно-золотого оттенка, небо поменяло цвет, и снова выплыло черное пятно, слегка закрывшись плотными облаками.

Доли секунды, хватило, чтобы картина изменилась, Марта закрыла глаза, от внезапного яркого света, и, открыв, увидела свой родной город. Множество магазинов на главной площади совершенно отличались от находящихся там, в настоящее время, и башня с часами, ее только начинали отстраивать. Внимание привлекла женщина, девушке казалось она очень знакомой, одета в старое изодранное пальто, а шарф покрывающий голову, замотан на шее так, что лица практически не видно, в руках большая корзина, заполненная тряпками и тканями. Видимо эта до боли знакомая незнакомка, куда-то очень торопилась, к моменту, когда она добралась до места назначения, настала ночь, и в сумерках оставив корзину у старого полуразрушенного здания, скрылась между домами. Марта продолжала смотреть, и заметила, что под кучей цветных обрывков что-то шевелится, но двери так и не открывались. Время ускорилось, и все зашевелилось очень быстро, будто перематывали кинопленку, и остановилось, когда солнце вновь выбралось из своего заточения, дверь открылась, и оттуда вышла маленькая худенькая старушка, она разгребла ткань в корзине, и обнаружила ребенка, девочку, ей было не больше месяца.

Девушка вспомнила это место, приют, закрывшийся очень много лет назад, денег на его содержание не хватало, а детишек приносили чуть ли не каждую неделю. В конце концов, всех расселили в ближайшие детдома, хозяйка же отправилась в дом престарелых. За всю свою жизнь, единственный, кого не смогла пристроить в семью, была она сама, может шутка, а может просто судьба такая. Теперь все стало понятно, беды начались с этой самой корзинки. Девочка не пережила ночь на морозе, то ли ткань была недостаточно теплой, то ли убегавшая «сорока» слишком тихо постучала в дверь, но будто весь мир ополчился против крохи, в эту самую ночь, а ведь она ничего плохого не сделала, лишь совсем недавно родилась. Старуха нашла еще кое-что в корзине, маленькая черно-белая фотография, подпаленная в правом нижнем углу, на ней улыбалась беременная женщина, а на оборотной стороне надпись: «Скорая встреча. 24 декабря». По щекам Марты потекли слезы, она больше не могла наблюдать за происходящим, и отпрянула от шкафа, не веря своим глазам, она смотрела вперед и плакала как ребенок.

7.

Девушка начала приходить в себя и успокаиваться, но почувствовала чье-то присутствие рядом, повернув голову, увидела рядом с собой фигуру в черном, та прошептала:

- Как раз вовремя, - и начала смеяться. – На часах уже пять часов двадцать три минуты, и двадцать четвертое декабря, я умерла, чтобы снова родиться…

- Кто ты? Почему ты меня преследуешь?

- Не переживай, без ответов я тебя не оставлю…

Нечто схватило Марту за руку, и со всей силы бросило в сторону шкафа, она зажмурилась, готовясь к удару. Спустя несколько секунд девушка почувствовала запах травы вперемешку с болотным смрадом, и, открыв глаза, ужаснулась, ее каким-то образом перебросило на ту самую пустошь с маленьким домиком. Фигура в мантии уже ожидала ее пробуждения, и просто наблюдала.

- Где я? – кричала Марта.

- Добро пожаловать ко мне домой, гостей я принимаю редко, но без подарков не отпускаю, - засмеялась, и протянула руку. – Уж поверь мне.

- Кто… - дрожащим голосом, повторила девушка. – Где я и кто ты?

- Жаль, что наше знакомство проходит вот так, но мы не виноваты, - пожала плечами. – Меня зовут Ларва, ты ведь уже поняла, кем я тебе прихожусь? Фильм был очень красочным и доходчивым, я старалась сделать так, чтобы ты его увидела.

- Этого не может быть, не может быть, просто невозможно, - повторяла Марта.

Ларва убрала свои длинные седые волосы за спину и продолжила:

- Понимаю, какого тебе сейчас, но мы одной крови, хочешь ты этого или нет, ты ведь узнала беременную мать на фото, ведь так?

- Мама мне никогда не рассказывала, что я не первый ее ребенок, - говорила, как будто оправдываясь.

- Не одна женщина, не признает вслух своих ошибок, особенно если речь идет о детях, чего ты ожидала? – громко захохотала она. – Теплых разговоров о том, как она бросила на холоде своего ребенка умирать, и даже не задержалась, чтобы увидеть, как ее занесут внутрь приюта? Как она спешила неизвестно куда, лишь бы не видеть меня?

- Нет, это не так, - кричала Марта. – Скорее всего, у нее были веские причины, чтобы оставить тебя, она не хотела, чтобы ты умерла.

- Верится с трудом, ты явно не была обделена вниманием, так откуда тебе знать, что творилось у матери в голове?! - на секунду сделала паузу, и продолжила шепотом. – Зато в конце, ее ждал сюрприз…

- О чем ты говоришь?

- Она же во сне умерла? – уже заранее зная ответ, обратилась Ларва.

- Да, говорят, что она не мучилась, не выдержало сердце.

- И чего же сердце не выдержало, боли утраты или она больше не смогла нести груз вины, как ты думаешь?

- … - Марта не знала, что ей ответить.

- Вот, а я знаю, она поздно тебя родила, и поэтому, изначально уже обрекла на жизнь без родителей, да и мужчин она выбирать так и не научилась, - вздохнула. – Я тоже не знаю своего отца, да и мать узнала совсем недавно, когда пришла к ней во сне.

- Что? – Марта плакала, застыв на месте, не могла пошевелиться, что-то ее сдерживало.

- Это из-за меня она не вернулась, я просто…

- Так это ты ее убила? – кричала девушка, а слезы все лились по щекам.

- Нет, что ты… - подняла обе руки вверх, будто не при чем. – Я всего лишь дух, как я могу живому человеку нанести вред, это невозможно, у нее был выбор вернуться к тебе или остаться со мной, и она выбрала… Сама уже знаешь.

- За что? Почему? – не унималась она.

- М? – сквозь смех, продолжала Ларва. – Не думала, что генетика сыграет с тобой злую шутку, я же все объяснила, и ты снова со своими глупыми вопросами, насмотритесь западных фильмов, а потом тормозите на элементарных вещах, мама тоже поначалу как ты кричала, а потом успокоилась, и замолчала, как же прекрасно.

- Что ты хочешь от меня? Я ведь тебе ничего не сделала.

- Может ты прожила ту жизнь, которая была предназначена мне? – уже не смеялась, и серьезно говорила. – Может, это у меня должны были быть друзья? Собака, квартира и отличная работа? Может, это я должна была наслаждаться каждым днем и любоваться солнцем на главной площади, почитывая очередной сборник рассказов любимых романистов? Об этом ты не подумала?!

- Но, что я могу? – молила девушка. – Ведь не я выбирала родиться, и так жить, не я это все сделала с тобой и мамой, чего ты от меня хочешь?

- Хочу? Хочу?! – закричала Ларва во все горло. – Я хочу жить, по-настоящему хочу жить, не бродить в этом замусоленном мире снов, и проживать один и тот же день, миллионы и миллионы раз, хочу чувствовать тепло, холод, любить, мечтать, да все что угодно, и в этом мне можешь помочь только ты.

- И что для этого нужно?

- Я могу взять немного жизненной силы у тебя, можем разделить предназначенные тебе годы, и часть я заберу, чтобы вернуться, а остаток будет у тебя… - Ларва завела руки за спину, и скрестила пальцы. – Обещаю, с тобой ничего не случится, ты проживешь, не прям до глубокой старости, не до ста лет, но надоесть этот мир тебе еще успеет, уж поверь.

- А такое возможно? – замешкалась Марта. – Как-то все очень странно, не знаю…

- Ты ведь хочешь помочь? Мы ведь сестры с тобой, ты готова прожить свою жизнь, зная, что могла помочь мне спастись?

- Я... не... просто…

- Стоп, - прервала ее. – Скажи да или нет?

8.

Небо слегка пожелтело, так как солнце отправлялось на следующую смену в другое полушарие, вокруг на сотни километров не было ни души, старая пустошь считалась обителью старой ведьмы Ларвы, заброшенной сюда уже очень давно. Она не выбирала, кем родиться, но смогла решить кем ей стать, и за годы, проведенные в этом полуразрушенном мире, поставила цель выбраться отсюда любой ценой. Годы здесь шли за несколько, и к моменту, когда она смогла найти Марту, прошло уже несколько тысячелетий. Возможно, кто-то сочтет ее злой и бесчестной, но разве не лучше посмотреть с двух сторон, в мире нет белого и черного, иначе мы бы уже все перебили друг друга, краски смешались, и понять, кто есть кто, становится все сложнее. Так как же решить, где царит добро, а где зло?

***

Вновь на смену ленивой луне вышло черное пятно, оно уже не впервые замещает ее на небе, а что остается, не оставлять же звездных крох без присмотра. На пустоши было тихо, только две фигуры стояли неподвижно, друг напротив друга.

- Да, - нарушила тишину Марта.

- Давно пора, - прошептала Ларва, и быстро устремилась к сестре.

Она схватила девушку за руку, и начала что-то бормотать себе под нос, затем отпустила, и закричала:

- Готово! Она согласилась, ты видишь мама?

Марта почувствовала дикую боль, будто ее кожу скручивают, и тут же бьют чем-то очень тяжелым, она кричала изо всех сил, но Ларва лишь смеялась и смотрела на нее. Девушка упала на землю без чувств, и не могла пошевелиться, удары становились все сильнее, и кричать не было сил, от шока она потеряла сознание.

Вдалеке послышался тихий женский голос, она не раз его слышала, и всегда вспоминала с теплом в душе. Он никогда не утихал, колыбельные по ночам, похвала и сотни рассказов из юности, это запечатлелось в памяти навсегда, ведь все это была ее мама. Марта почувствовала твердый пол под собой, рука еще болела, она кое-как поднялась и открыла глаза. Вокруг была непроглядная тьма, девушка топнула со всей силы, и услышала хруст дерева. На ощупь она пробиралась вперед в надежде найти стену, а там и к светильнику или лампе, да к чему угодно найдет дорогу. Несколько безуспешных попыток, и ей удалось добраться до стола, она почувствовала что-то прямоугольное, открыв коробку, достала маленькую палочку, резким движением черкнула по боковой стороне, и по комнате расползся желто-оранжевый свет, рядом Марта увидела лампу, и зажгла фитиль внутри нее.

В полумраке сложно было разглядеть все, но одно девушка понимала точно, вернуться обратно ей не удалось, и здесь явно раньше не бывала. «Куда делась Ларва, и что произошло на поляне?», думала она. Недалеко послышался шелест травы, а дальше скрип железных петель, дверь открылась, и в комнату к Марте кто-то зашел.

- Ларва? – ответом ей была лишь тишина.

Девушка точно чувствовала чье-то присутствие, но почему ей никто не отвечал? Она не оставила попыток, и продолжала называть имя сестры, раз за разом. Неизвестно сколько часов Марта так простояла, но когда за окнами начало светать, и в комнате все стало приобретать очертания, она испугалась и отпрыгнула в сторону. За столом на хлипком деревянном стуле, объеденным насекомыми, сидела ее давняя знакомая, молча улыбаясь. Стены были завешены тканью с толстым слоем пыли и паутины, на полу лежали покрытые временем осколки стекол и зеркал, по углам разбросаны кучи книг. Дом, в котором они находились, видимо уже очень давно был заброшен.

- Дорогая, чудо свершилось, я так рада снова тебя видеть…

- Мона?! Что ты здесь… - Марта не знала, что первое спросить. – Где я? Это сон? Скажи, что это был сон.

- Ох, моя хорошая… - вздохнула она. – Как бы я хотела, но нет. Сделанного не исправишь, ты сама согласилась, а Ларва молодец, быстро она тебя сломила, я пока так не научилась, но время все исправит.

- О чем ты говоришь? – не унималась девушка. – Где она?

- Она далеко, уже и след простыл, точно не здесь.

- Объясни, мне нужно выбраться отсюда. Прошу!

- Умеешь ты уговаривать, все не расскажу, но… - засмеялась. – Тебе точно понравится. Мы с тобой будем здесь, публика твоя за дверью, нас ждет, потом их увидишь. Ох, Ларва, чертовка, она всех нас переживет, мне совсем немного добрать до ее уровня, и мне тоже даруют возможность вернуться, как в сказке.

- Что значит добрать? Вернуться куда? – Марта начинала паниковать.

- Ой, а говорят, что я глупая, - поправила волосы, и продолжила. – Ты будешь теперь жить здесь, собрания у нас по расписанию, явка обязательна, а я буду здесь с тобой, охранять, и за порядком следить, ладно, пойдем, покажу, только сначала тебе нужно прихорошиться перед зеркалом, оно на стене, посмотри.

Марта подошла поближе, и…

- О нет!!! – закричала изо всех сил.

В отражении на нее смотрела маска черного цвета, такая же, как у Ларвы, девушка пыталась ее снять, но никак не удавалось, та была будто приклеена намертво. Мона схватила ее за руку и повела за угол, открыла дверь, и когда они обе вошли, громко захлопнула. Они оказались в зале собраний, здесь почти ничего не изменилось, посередине торшер, только на стенах не было фотографий, и количество стульев увеличилось на одну штуку.

- Садись, скоро придет наш гость! – скомандовала Мона.

- Почему я в маске, и почему я здесь? – начала плакать. – Прошу, отпусти меня домой, я так больше не могу.

- Ты только начала, тем более это честь…

- Что? Какая честь?

- Великая честь, носить Безликую маску вечной тьмы, не каждому выпадает такая возможность, теперь ты часть нашей общины, которую создала Ларва, и должна молча сидеть, и делать, что тебе скажут, - поднесла кулак к лицу девушки. – Ты меня поняла?

- Мммм… - смогла только промычать.

- Иначе, я тебе не завидую, у нас здесь не любят самодеятельность, - слегка усмехнулась. – А вообще, потом захочешь, проверишь. Таких немного было, я их и не помню совсем.

Марта всхлипнула, а Мона провела рукой по кругу в воздухе, что-то быстро пробормотала под нос, и все кто сидели на стульях, будто к ним приросли. На лицах вместо масок появились лица, столь идеальные и натуральные, что невозможно отличить от живых, выдавали только их безжизненные стеклянные глаза, смотревшие вдаль, в них можно было прочитать всю историю от начала до конца, и Марта теперь пополнила список присутствующих. Все как обычно, кто-то приходит, рассказывает, а потом просто сидит и слушает, в качестве наблюдателя, заранее зная итог, который ждет очередного гостя.

***

Марта вернулась домой за полночь, бросила ключи на стойку рядом с вешалкой, и прошла на кухню. Включила свет, открыла упаковку нового корма, и высыпала немного в миску, поменяла воду, и после заварила себе чай, фруктовый, как она любит. Мили выглянул из-за угла, но не решался зайти к ней, и продолжал стоять на месте.

- Мили? Мили! – девушка подошла ближе, и протянула руку. – Чего стоишь один, даже не встретил меня?

Пес попятился назад и начал громко лаять и огрызаться, Марта не придала никакого значения, взяла кружку и пошла в свою комнату. Мили прошел за ней, и все не унимался, он, будто кричал в истерике, пытаясь всем объяснить что-то, старался изо всех сил, еще немного и, казалось, заговорит на человеческом языке, но его слышала только девушка, сделав глоток, она устроилась удобнее на диване, включила телевизор, и снова взглянула на собаку:

- У нас с тобой два варианта, либо ты привыкнешь ко мне, либо я избавлюсь от тебя так же как от твоей хозяйки, вот только сюда ты не вернешься, пополнишь мою коллекцию безликих существ в зоопарке, так что выбирай дружок, - после громко захохотала, и вернулась к просмотру.

+1
17:03
246
19:37
-2
Может, конечно, у меня профдеформация, но рассказ чрезвычайно реалистично описывает, как героиня ловила белку. И таинственные щели в шкафу, и галлюцинации, провалы в восприятии времени — все сходится.
15:00
-3
Профдеформация имеет отношение к основной профессии? Вы врач-нарколог? Или психиатр? Если последнее — БС сильно повезло. Именно такие специалисты и нужны здесь.
Илона Левина