Валентина Савенко

Жизнь в хорошем вкусе

Жизнь в хорошем вкусе
Работа №145. Дисквалификация из-за отсутствия голосования

Она захлопнула жестяную коробочку и поспешила убрать ее в бюро. Как раз вовремя - голос служанки Мэри раздался за спиной: «Приехали, миссис Бэтти!»

Элизабет Вилфи в своем норковом манто, которое она надевала уже ранней осенью, вышла на крыльцо большого загородного дома, находившегося в пригороде Лондона. Одета она была как всегда с иголочки, лицо обрамляли светлые волосы, заколотые жемчужной заколкой, а ее шея, едва тронутая морщинками, источала аромат новых парижских духов.

Такой Элизабет или Бэтти, как ее называли все вокруг, конечно была не всегда. Родилась она в семье врачей со средним достатком. Ей пророчили быть сестрой милосердия или провизором в городской аптеке, но вскоре стало понятно, что Бэтти грезит о сцене. К неудовольствию родителей, она выступала в школьном театре, а позже прибилась к труппе гастролирующих артистов. Особым талантом она не обладала, но была, отнюдь, не дурна собой, поэтому все-таки получала роли второго плана. Вскоре заболела ее мать, и Бэтти пришлось вернуться домой, чтобы помочь отцу наладить быт и уход за больной. С театром пришлось порвать. Ее не страшила новая жизнь, тем более, что она мало с кем подружилась из своей команды по сцене, кроме, пожалуй, старой костюмерши, которая перед отъездом подарила Бэтти калейдоскоп. Вещица была незаурядная, возможно даже антикварная, и привела нашу героиню в неописуемый восторг. Уже дома, лежа в кровати, она часто доставала трубу и рассматривала разноцветные стеклышки, которые искрились, словно танцуя, и складывали удивительные узоры.

Шло время, мать Бэтти окончательно выздоровела и стала все чаще интересоваться делами дочери, которая в свою очередь читала женские журналы, мечтала выйти замуж, а в свободное время, которого, к слову, у нее было предостаточно, вышивала салфетки. Ей даже удалось продать несколько штук, однако денег этих хватило ненадолго, и Бэтти снова вернулась на попечение родителей. Несколько попыток сватовства закончились неудачей, и отец, отчаявшийся пристроить дочку замуж, снял ей комнату в старом флигеле по соседству и выделил месячное жалование, которого бы вполне хватило молодой девушке без особых запросов.

Впервые войдя в свою новую комнату, Бэтти испытала полное уныние. Это было мрачное помещение: большое окно было завешано старыми, пыльными гардинами, у стены стоял стол – бюро, на противоположной стороне располагалась кровать с резной спинкой и покрывалом, заштопанным в нескольких местах, у окна разместился обеденный стол и стулья. Нет, комната не была маленькой, совсем наоборот, размером она походила на гостиную в приличном доме, в углу даже имелся камин для обогрева, но всем своим антуражем она скорее напоминала жилище старухи, готовившуюся отправиться в свой последний путь, нежели комнату молодой девушки-актрисы, имеющей тайное желание чего-то в этой жизни все- таки добиться. Бэтти вздохнула и опустилась на кровать, под ней скрипнул матрас, и поднялось небольшое облачко пыли. Девушка громко чихнула. Обведя грустным взглядом свое новое пристанище, она, не в силах ничего изменить, легла спать и тут же провалилась в глубокий сон.

Следующий день выдался погожим, но сквозь грязное окно солнечные лучи едва попадали в комнату. Бэтти наспех оделась, умылась, позавтракала сэндвичем с беконом и кофе, которые ей заботливо принесла миссис Ленд – владелица остальной части дома, и принялась за работу. Ближе к полудню полы и окно были вымыты, в комнате стало легче дышать. Девушка, довольная собой, отправилась на ярмарку прогуляться, с собой она взяла немного денег и калейдоскоп, с которым практически никогда не расставалась. Устав от долгого хождения между рядами, Бэтти присела в тени деревьев на железную скамью и задумалась. Она точно не знала, что ей делать дальше, устроиться ли на работу, подумать о переезде в большой город или всерьез заняться вышивкой, думала она и о своем одиночестве. Уйдя в свои мысли, она машинально достала калейдоскоп стала разглядывать стеклышки, которые на солнце были особенно яркими. Вдруг, спустя некоторое время, Бэтти увидела в трубке свою комнату, но не такую как сейчас, а совершенно другую – с новой обстановкой, мебелью, светом. Она стала быстрее крутить калейдоскоп и увидела в комнате молодого красивого юношу. Бэтти не могла оторваться, как же он ее очаровал. Она судорожно пыталась запомнить все детали картинки, которую увидела. Резким движением, убрав калейдоскоп в карман, она ринулась домой, достала бумагу, карандаши и стала судорожно делать наброски. Никогда ранее Бэтти не увлекалась рисованием, а тем более расстановкой мебели, но она так боялась упустить хоть что-то из того, что видела, что просидела над своим чертежом не меньше двух часов. Очнулась она только тогда, когда в комнату постучала миссис Ленд и позвала к ужину. Бэтти забрала поднос к себе в комнату и улеглась на кровать. Она снова достала калейдоскоп в надежде еще раз увидеть необычную картинку своей новой жизни, но сколько она не крутила его, сколько не подставляла на свет, видела она только стеклышки, которые крутясь, как бы подсмеивались над ней. Однако, такой поворот нисколько не расстроил девушку, так как чертеж, по ее ощущениям, получился более чем подробный. Осталось лишь превратить свою задумку в жизнь. Бэтти казалось, что если она выполнит все точь-в-точь, как видела, то обязательно встретит того юношу. Она понимала, что на осуществление задуманного понадобятся деньги, но мечта крепко поселилась в ее сознании. В течение двух следующих недель Бэтти вышивала салфетки днем и ночью, она почти ничего не ела и похудела на несколько фунтов, продавала свои изделия девушка на Ярмарке. Из-за нестандартного сочетания цветов и оригинальных рисунков, вышивки разлетались, как горячие пирожки. Некоторые леди даже вставали в очередь, чтобы сделать вышивку на заказ, ведь раньше они не видели ничего подобного: золоченая нить сочеталась с охрой на салфетке под названием «листопад», а скатерть лазурного цвета точно передавала все оттенки морской воды. Бэтти нравилось вышивать, но она сказала себе, что это все временно и нужно лишь для того, чтобы реализовать основную задумку – сделать свою комнату, как из того мимолетного ведения. Накопив достаточно денег, перво-наперво Бэтти стала заниматься вопросом света: она купила дополнительные лампы, длинный торшер с кисточками алого цвета, расставила свечи. На против ниши со свечами она повесила зеркало в золоченой раме, что создало еще больше мерцания в комнате. Комната заискрилась, осветился каждый уголок, даже старая мебель и бедность обстановки перестали так бросаться в глаза. Бэтти понимала, что не сможет купить новую мебель, поэтому она сама покрасила старую кровать и вышила себе новое покрывало с бабочками. За столом она отправилась на рынок старой мебели. Там продавали старье, но попадались и вещи, которые требуют небольшого ремонта. Спустя часы поисков, Бэтти наконец наткнулась на лавку одного старика. Он сказал, что поможет отремонтировать стол и комод, которые так приглянулись девушке, но перетащить все это в новую комнату ему не под силу. Было решено осуществлять ремонт прямо около лавки мебельщика. Каждый день Бэтти вооружившись инструментами строгала и пилила по указанию хозяина. Через несколько недель мебель была готова. Старик поманил Бэтти внутрь своей лавки, в которой она еще никогда не была. Так как большая часть товаров располагалось на улице под навесом, сам магазинчик был маленький, за перегородкой у хозяина была кухня. Он пригласил Бэтти выпить кофе в честь окончания работ. В процессе беседы выяснилось, что старик договорился со своим племянником, чтобы помочь девушке перенести новую мебель домой. Он должен был прийти с минуты на минуту. Бэтти допивала кофе и весело болтала ногами, ведь уже совсем скоро она реализует свой план и в комнате все будет так, как она задумала, а там глядишь, и в жизни начнет везти.

Дверь отварилась, в кухню зашел молодой человек, Бэтти оглянулась и выронила из рук маленькую кофейную ложечку, которой несколько минут назад размешивала сахар. Ее сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Она увидела его.

***

Подруги Бэтти давно повыскакивали замуж, они жалели одиночку, но заглядывали в гости все реже, кроме одной – Эльзы. Бэтти и Эльза дружили с детства, последняя уже два месяца была помолвлена с неким сэром Гарри, но обещала подруге и после замужества часто навещать ее. Вот и сегодня она заглянула, чтобы посоветоваться насчет цвета платья. Войдя в комнату, Эльза ахнула:

- «Боже мой! Бэтти! Это восхитительно, как тебе это удалось, да ты просто волшебница! Сделать из такой лачуги настоящую спальню».

Бэтти рассказала подруге, что вот уже несколько недель встречается с Фредом, что увидела его и свою новую комнату в калейдоскоп, и что жизнь ее теперь наполнена смыслом и радостью.

Эльза не смогла сдержать своего восторга: «Ведь это немыслимо, это чудеса! Ты как настоящий дизайнер, ты должна сделать что-то еще, помоги теперь и мне с моей комнатой! Мне там дико не уютно, я уже не могу дождаться, когда выйду за Гарри и перееду к нему, тем более, что и отношения с мамой становятся хуже день ото дня».

Бэтти сомневалась в своих силах, но отправилась вместе с подругой к ней домой. Комната Эльзы походила на музей: картины разных эпох едва умещались на стенах, на дамском столике пылились подсвечники из бронзы, даже стульев было больше, чем нужно.

- Дорогая Эльза! Я пока толком не знаю, как тебе помочь, но мне прямо тут дышать тяжело, столько здесь всего ненужного! - сказала Бэтти.

- Это все мама: сначала украшала комнату красивыми вещами, а потом их стало так много, что уже и мне самой стало тут тесно, - ответила Эльза.

- Да! Да! Такое ощущение, что ты несешь груз неразрешенных проблем. Я попробую что-то сделать.

Бэтти вдруг отчетливо увидела проблему подруги. Она вышла на улицу и машинально пошла к дому, села на скамейку, достала калейдоскоп. Тут то необъяснимое и случилось во второй раз. Калейдоскоп показал новую комнату Эльзы. Щеки Бэтти вспыхнули, она вскочила со скамейки и ринулась к себе делать зарисовки и чертежи нового проекта. Уже через пару дней Бэтти стояла на пороге дома Эльзы с бумагами в руках, полная уверенности в себе. Дверь открыла мама подруги. Женщина пригласила Бэтти выпить чашечку чая, пока не вернется ее дочь.

Через полчаса в гостиную залетела запыхавшаяся Эльза:

- Мам, я пригласила Бэтти, чтобы та помогла мне немного обустроить комнату, я не знаю, конечно, ты, наверное, будешь против, но…

-Ничего подобного,-мама улыбнулась, искоса посмотрев на Бэтти, - мы уже обо всем договорились! Намечается что-то интересное.

Девушка захлопала в ладоши. Она схватила Бэтти и буквально потащила к себе в комнату. Ей не терпелось начать. Несколько дней подруги очищали комнату от благородного хлама. Кое-что мама Эльзы даже разрешила отнести на продажу к дяде Фреда. В комнате осталось только самое необходимое. Разноцветные аляповатые обои было решено убрать, а стены покрасить в тепло-молочный оттенок. Выяснилось, что мама Эльзы в детстве помогала соседям красить чердак, поэтому с кисточкой обращалась умело. Несомненно, общая работа сблизила мать и дочь. В перерывах они вместе с Бэтти уплетали сендвичи с кофе, прямо как в детстве, когда девочки с родителями отправлялись на пикник. После проделанной работы комната Эльзы стала походить на нее саму. Такая же легкая, воздушная, светлая и в то же время рациональная и удобная. То ли чтобы похвастаться оконченной работой, то ли из чувства благодарности, Эльза решила рассказать о достижении Бэтти всей округе и собрала всех подруг у себя в доме. Ничуть не меньше Эльзу радовало сближение с мамой, она даже попросила ее остаться с подружками, чтобы всем вместе поболтать. Приглашенные девушки были в восторге. Каждая прикидывала, что же можно сделать и в ее комнате и какие проблемы это решит.

***

На следующий день у флигеля Бэтти выстроилась целая очередь из девушек. Миссис Ленд недоуменно покачала головой и вопросительно покосилась на Бэтти, та лишь удивленно развела руками. С зонтиками от солнца, в нарядных чепцах, в платьях разных фасонов, - вся эта пестрая процессия заканчивалась аж в конце улицы. Расталкивая всех, ко входу просочилась Эльза. «Реклама – это вещь», - заявила она, затем протянула миссис Лэнд купюру в несколько фунтов и велела ей приносить кофе или какао, как только в комнате появиться новая клиентка. Она впопыхах объяснила Бэтти, что теперь, у нее начнется новая жизнь и будет отличный заработок. Себе же Эльза отвела роль помощницы и ассистентки великого декоратора Элизабет Вилфи. Бэтти густо покраснела, но противиться не стала. Начался прием первых клиентов.

Роуз жаловалась, что мужчины не воспринимают ее всерьез и убегают после первого свидания. Калейдоскоп подсказал Бэтти, что дело в занавесках. Она заменила кружево на обычный муслин, комната Роуз стала выглядеть более благородно. «Кружевные занавески - все равно что нижнее белье сушится за окном», - рассказала Бэтти, - думаю, что именно эта ассоциация и отталкивает мужчин от серьезных отношений. И действительно, вскоре после исправления этого недочета, Роуз наконец-то нашла своего единственного.

Родители Миры были очень состоятельными людьми и не жалели денег на дочь: покупали лучшие платья и ленты, девушка ежемесячно посещала балы и благотворительные вечера. Казалось бы, какие тут могут быть жалобы? Но Мира не чувствовала себя человеком своего общества, она с восхищением смотрела на других девушек, своих подруг, но все время думала, что она хуже. И платье на ней сидит не так, и женственности не хватает – сплошная угловатость. Родители не могли понять, в чем же дело, ведь все у дочери есть. Даже Бэтти не понимала, чем тут можно помочь, тем более, что и комната у Миры была большая и красивая, сделана по последней моде. Самое интересное, что и калейдоскоп показал Бэтти комнату, которая и так уже существует – какие же нужны изменения? И только через несколько часов Бэтти поняла в чем дело. На следующий день на туалетном столике Миры появилась хрустальная вазочка с лепестками засушенных роз. В комнате стал витать легкий цветочный аромат. Именно эту вазочку Бэтти сразу и не заметила в калейдоскопе. В следующую встречу Мира рассказывала, что всякий раз, когда она садится за столик, чтобы припудрить носик, то чувствует себя если не императрицей, то уж точно ее фрейлиной, и даже научилась флиртовать с незнакомцами.

***

Слава о Бэтти быстро разлетелась за пределы города. Вскоре они с Фредом переехали в Лондон, где Бэтти продолжала работу в качестве декоратора. Она изучала теории цвета и пропорции. Кроме Эльзы и Фреда никто не знал, что Бэтти помогает волшебный калейдоскоп. Спустя время Бэтти уже могла сама предугадывать, какой именно вариант предложит волшебная трубка. Прежде чем обустроить комнату клиента, Бэтти изучала людей, которые в ней живут, эта привычка появилась еще со времен ее выступления в театре: наблюдать за людьми и собирать в копилку манеру их поведения и жесты.

Однажды владелец известного отеля попросил Бэтти приехать и поменять интерьер в холле отеля. Когда Бэтти отправилась в путешествие, она забыла своего помощника – волшебный калейдоскоп. Новый заказ мог обернуться скандалом. Девушка, однако, не растерялась. Ее рисунки так понравились владельцу, что он заказал еще и отделку номеров. С тех пор Бэтти уже не прибегала к магии, а пользовалась лишь своим талантом. Калейдоскоп занял почетное место в комнате Бэтти и Фреда, они изредка доставали его и лишь для того, чтобы смахнуть пыль.

***

К крыльцу подъехал автомобиль из которого высыпали трое ребятишек. Старшему было не больше семи. «Бабушка, бабушка,- заголосили они наперебой, - дорогу так размыло, мы даже чуть не застряли». Элизабет Вилфи обняла внуков, каждого поцеловала, и вместе они отправились в великолепную гостиную пить горячий шоколад.

+1
17:10
173
11:16
В целом ваш рассказ понравился, он как какао с круассанами. Повествование плавное, идея присутствует. Легко читается. Но верится с трудом, что, если заменить одни шторы на другие, сразу наладится жизнь, и жених сразу сделает предложение. Очень притянуто. Бросаются в глаза очень грубые ошибки. Если назвали героиню Бэтти, надо писать слово сэндвич правильно. Но минуса, думаю, рассказ не заслуживает.
Анастасия Шадрина