Эрато Нуар

Выбор очевиден

Выбор очевиден
Работа №203. Дисквалификация из-за отсутствия голосования

Зима в этом году выдалась холоднее, чем обычно. Четвертый раз меняю настройки звена ощущений, и это за последнюю неделю! Наверное, не шутят про глобальное похолодание. Быстрее бы добежать до универа, тогда согреюсь. К тому же, если потороплюсь, не придется на последнем ряду куковать, а то у меня и так проблемы с концентрацией внимания.

— Эй, Рома, не тормози, у нас первая – история, – сказала Лиля, помахав мне со своего места.

История – это серьезно, наша не-помню-как-ее-там опоздавших не жалует.

— И тебе привет. Как видишь, в этот раз успел.

Лиля – моя подруга, с начала учебы мы с ней очень быстро сработались. Что называется, общаемся на одной волне. К счастью, она заняла мне место ближе к середине, а не к галерке.

Я подошел к ней и опустился рядом.

— Что это у тебя с щеками? Опять нарушение цветового спектра кожных покровов? Сколько раз я тебе уже говорила, обратись в ЦИФ[1], - выпалила она с негодованием.

— Семь, вроде.

— Восемь! Ты даже внимание еще не поправил, ну что за примитивный робот, — и отвернулась от меня к преподавателю.

Что правда, то правда. Дефекты проявлялись если не каждый день, то каждый месяц точно, но обращаться в Центр Исправления Дефектов – нет уж, увольте. Говорят, что в последнее время у них и так заявок не сосчитать, работают на износ, и в спешке могут не только старые дефекты не выправить, но и новых добавить. У меня – удивительное дело! – большинство отклонений приходят в норму без чьего-либо вмешательства. Вот только с вниманием беда. Но я все еще надеюсь, что и эта проблема рассосется сама собой.

— Какой есть, наверно, мне при сборке кто-то с таким же дефектом попался, — ответил я с опозданием.

— Это точно, - буркнула она, не поворачивая головы.

Сегодня пары пролетели на удивление быстро, я распрощался с Лилей и побрел в хранилище. К следующему занятию по истории требовалось скачать тонну информации по Последней Войне. Подойдя к свободному экрану, я вставил штекер в гнездо, находящееся в указательном пальце на левой руке, и стал вводить номер учебника и нужных параграфов. Хорошо, конечно, что роботами было принято решение отказаться от беспроводного подключения во имя сохранения права самостоятельного принятия решений, но в бытовых вопросах это не очень удобно.

По завершении загрузки я отсоединился и направился к ближайшему парку. Мало информацию скачать, ее требовалось еще и усвоить. Лиля ругает меня за неисправность внимания, но она еще не знает моего главного дефекта.

Я заметил это пару месяцев назад. Как раз тогда нам в первый раз задали усвоение достаточно большого количества информации, и для этого требовалось использовать загрузку, а не зрительное восприятие, как обычно. Я скачал все, что требовалось. После этого зашел в свободный кабинет, прикрыл глаза, представил название темы – все, как по инструкции! У меня было и тихое место, и отсутствие лишних мыслей — один черт ничего не вышло. Я просидел там почти пять часов, не усвоив и строчки. Сейчас семестр подходит к концу, я пытаюсь, наверно, раз в десятый (чертово внимание), и все без толку. Загрузка не работает, приходится выводить все на Личный Пульт2 и усваивать через зрительное восприятие, как с незначительными объемами. Времени на это уходит – тьма, но что мне остается? Я знал робота, который обратился в ЦИФ с искривлением локтевой кости, а в итоге они по ошибке удалили ему звено, отвечающее за связь с центром принятия решений3, и рука полностью потеряла подвижность. Перспектива так себе, по-моему.

В очередной раз испытав неудачу, я почти не расстроился (разве что самую малость). Сейчас приду домой и постараюсь запомнить все необходимое через зрительное восприятие.

Мне предстояло незабываемое свидание с кипой наискучнейших исторических текстов, поэтому было принято решение зайти за шоколадом. Недалеко от дома находился магазин, в котором можно было купить практически все, что нужно для существования. Я зашел внутрь и схватил свой любимый: молочный, с соленой карамелью. Становясь в очередь, я бросил взгляд на ближайших роботов. Рядом со мной скучали: девушка в белой куртке с красными полосками и таким выражением лица, как будто ей при сборке вместо радости усилили недовольство в два раза; довольно высокий парень с маленькой белой собачкой; робот, чем-то похожий на меня – тонкие губы, кудрявые короткие волосы, только чуть светлее, щеки вместо скул – может быть нам попался один сборщик, кто знает; пара роботов в черных комбинезонах и значках «ЛюдиСредиНас». Когда я учился в школе, то общался с одной девушкой, которая тоже увлекалась теориями заговора. Такие как она верят, что люди не были до конца уничтожены в Последней Войне, а до сих пор ходят среди нас и готовят ужасные и коварные планы. Лично я считаю все это полным бредом. Ну в самом деле, какие люди в двадцать пятом веке! Они бы еще про динозавров вспомнили.

Пока я размышлял про то, почему кому-то отсыпают паранойи при сборке, а кому-то – разумного критицизма, как раз подошла моя очередь.

***

Придя домой, я достал Пульт, открыл шоколадку и приготовился внимать. Итак, что тут у нас: Последняя Война началась в 2268 году, бла-бла-бла, символичное название дает понять, что с последним человеком исчезли любые войны и крупные конфликты, и т.д. Это все я и так знал. Люди – эгоистичны, агрессивны, склонны к саморазрушению. Роботам же нечего делить, потому и нет больше никаких войн.

Пролистав примерно страниц 50 никому не нужных исторических фактов, я наткнулся на кое-что интересное. Оказывается, у людей глаза могли быть коричневые, зеленые, серые, черные и даже голубые. Интересно, почему всех роботов выпускают с глазами цвета платины? По-моему, отличный повод немного отвлечься. Я отрыл свой планшет в завалах вещей (я скоро уберусь, честно) и полез в поисковик. Выяснилось, что такой цвет необходим для обеспечения высокой реакции глаза на свет. Н-да, объясняется проще, чем я думал.

Ладно, что там дальше? Отчаянно сопротивлялись… Погибло больше половины существовавших роботов… Чудовищные разрушения… О. Рассвет новой эры, посмотрим-с. Завершение Последней Войны, восстановление экосистемы, появление первого Центра Сборки4, которого не коснулась рука человека, выпуск первой группы роботов с отсутствием беспроводной связи, утверждение права на самостоятельное принятие решений… Это все мне тоже известно. Ску-ка. Я бы лучше почитал про теории появления осознанности и собственного «Я» у роботов. Пришел ли к этому человеческий гений? Появились ли мы в результате ошибки? Может, и не человек причастен к разработке технологии, по которой сейчас собирают центры принятия решений? До сих пор ведутся множество споров, ученые из сотни различных областей бьются над поиском доказательств, однако доподлинно ничего неизвестно. Я бы не хотел, чтоб люди стояли за созданием этой технологии. Думать, что мы уничтожили собственных прародителей, не очень-то приятно.

Что-то мне надоело, все равно не завтра отвечать, отложим учебу. Я вставил Пульт обратно в плечо и открыл новости на планшете. Первой же строчкой всплыло сообщение о нападении робота на группу рабочих. Кликнув на ссылку, я углубился в чтение:

«В Москве робот 2407 года выпуска напал на группу рабочих, обедавших в кафе «RedCat». Пострадало три робота, один из них направлен в ЦИФ вне очереди.

Это четвертый случай нападения робота за полгода. На следующий день после происшествия несколько десятков роботов вышли на акцию протеста у здания мэрии. Активисты требовали уменьшения группы выпуска на 25% в связи с тем, что из-за чрезмерной нагрузки сборщиков все больше роботов появляются на свет с различными дефектами. Глава российского Центра Сборки отказался комментировать случившееся.

Нападение, спровоцированное дефектами центра принятия решений – уже не просто страшилка/сюжет для нового фильма, многие роботы считают такие случаи предвестником настоящей катастрофы. Что станет с цивилизацией, если в наш мир вернется насилие?»

Вот скажите на милость, зачем нам столько роботов? Неужели нельзя урезать выпуск в пользу качества? Правительству наверняка не приходится ждать своей очереди в ЦИФ по три месяца, а потом надеяться, что у мастера не дрогнет рука из-за загруженности.

Не стоило читать это на ночь глядя. Теперь будут сниться кошмары про отключение, хотя на самом деле вероятность невозможности исправления дефекта очень мала, всего 5%.

Я выключил планшет и отправился в душ, завтра пары с полдевятого, надо бы лечь пораньше.

***

Проснувшись утром, я первым делом полез проверить, не пришел ли мой заказ. Я купил для Лили коллекционное издание автобиографии сборщика, который занимался разработкой Личного Пульта. У нее в следующем месяце День Появления На Свет, думаю, это будет хорошим подарком, она ведь учится на сборщика.

Немного грустно, что пройдут первые два курса, общие для всех специальностей, и нам придется разойтись. Она начнет обучение по выбранной профессии, а меня ждет гидрология. Я всегда мечтал исследовать океан.

Умывшись и позавтракав, я подхватил рюкзак и вышел из дома. На дороге блестели небольшие лужи, видимо ночью был дождь. До остановки, с которой я обычно уезжаю в универ, осталось пройти пару поворотов, как вдруг я заметил на земле что-то блестящее.

Вот я наклонился рассмотреть получше, что же там, а через мгновение уже ошарашенно смотрю на робота, лежащего на земле с запрокинутой головой. Ошалело моргая, он приподнялся на локтях и зажал нос. Кровь стекала у него по руке, а я до сих пор стоял столбом, не в силах вымолвить и слова.

Когда он поднял на меня испуганный взгляд, я наконец отмер и бросился бежать, не разбирая дороги. Кровь стучала в ушах, сознание затапливала паника. Я ударил его! Ударил прямо в лицо. Когда я наклонился, он незаметно подошел сбоку и опустил мне руку на плечо, а я, увидев значок стража5 в зеркальце, которое валялось на земле, разогнулся и влепил ему кулаком в нос.

Черт, неужели и у меня дефект ЦПР? Что мне теперь делать, я не хочу выключения, не хочу провести много месяцев, не видя бела света в ЦИФ! Ведь не было никаких предпосылок: ни увеличения уровня агрессии, ни провалов в памяти, даже элементарных скачков настроения. Может, это просто сбой? Перезагрузиться, и все придет в норму?

Я остановился перевести дыхание, и меня осенило: я должен обратиться к Лиле! Она со школьных лет увлекается сборкой и должна знать, как меня перезагрузить. Конечно, немного рискованно доверить эту процедуру неспециалисту, но другого выхода у меня нет. Либо Лиля – Либо ЦИФ.

Трясущимися руками я стянул рюкзак и достал планшет. Написав Лиле что-то вроде: «СРЧНо нужна помощвстретимся у тбя», я закрыл мессенджер и стал звонить в такси, надеясь, что подруга еще недалеко отъехала от дома.

***

Примерно через полчаса я уже стоял у нее под дверью. Нажав на звонок, я услышал шаги. Громко возмущаясь по поводу друзей, которые не могут внятно объяснить, что случилось, а только пугают нервными сообщениями, Лиля открыла мне дверь и резко замолчала. Я ее понимаю, видок у меня, наверно, тот еще – встрепанные волосы, диковатый взгляд, перекрученная куртка и в целом впечатление, что я убегал от стаи диких псов.

Лиля отошла в сторону, чтобы я мог зайти, захлопнула дверь, когда я оказался в коридоре и спросила:

— Рома, что с тобой? Что случилось?

— Я-я шел в универ, потом зеркало, а там еще страж, и кровь, и я бежал, и … — начал говорить я, запинаясь и перескакивая.

— Стой-стой, я ничего не понимаю, давай пойдем на кухню, я налью тебе воды — сказала Лиля, и зашагала из коридора.

Я последовал за ней. Сев за стол, я смотрел, как Лиля достала стакан и плеснула туда воды. Она отдала ее мне и осталась стоять у двери.

Успокоившись, я рассказал обо всем, что случилось. Она с минуту молча смотрела на меня, а потом спросила, зачем я пришел к ней?

— Послушай, что, если это просто сбой? Ну сама посуди, дефекты такого уровня не появляются из неоткуда. И потом, подобных случаев один на десять миллионов, статистически это крайне маловероятно. Перезагрузи меня, и все придет в норму, я уверен! – протараторил я без остановки.

— Но Рома, я еще даже не начала специальное обучение, это очень опасно. И как мы поймем, что все получилось? После перезагрузки ты отправишься домой, а на следующий день снова на кого-то нападешь, — ответила она, взволнованно размахивая руками.

— Лиля, это был всего один удар! Я сразу же остановился. Я не хочу в ЦИФ, а если они начнут ставить на мне опыты? Если отключат меня, пытаясь понять, что послужило всему причиной? – умолял ее, чуть не плача.

— Хорошо, я попробую, — сдалась она неохотно, — но, если после этого проявится хоть один из признаков дефекта ЦПР, ты немедленно сам отправишься к мастеру!

— Честное слово, так и сделаю! Ты — лучшая в мире, спасибо, спасибо – частил я от волнения.

Кинув на меня взгляд, она начала отодвигать стулья от стола, и после этого попросила меня встать.

— Значит так, сейчас я принесу свой набор первой помощи, ты пока застели стол клеенкой и обработай6 его, спирт в крайнем шкафчике, — сказала она и вышла из комнаты.

Я сделал все, как она просила, достал Пульт и отключил болевое звено. Затем снял куртку и футболку (кнопка перезагрузки находилась на правой лопатке). Лиля вернулась с небольшим чемоданчиком и поставила его на стул.

— Боль ты уже отключил, отлично, ложись на живот, коленями можешь встать на стул.

Взгромоздившись на стол, я вытянул руки по бокам и прикрыл глаза. Не успел я толком расслабиться, как Лиля проткнула кожу ножом.

Я дернулся и заорал от невыносимой боли. Она мигом отскочила от стола и начала сыпать ругательствами.

— Проклятье, Рома! Ты что, не отключил болевое звено, — сказала она, бросив нож на стул и схватив какое-то полотенце.

Я в это время пытался достать Пульт левой рукой, при этом умудрившись не загнуться от боли. Я ощутил, как теплая кровь побежала по спине, а затем Лиля зажала порез.

— Немедленно отключи боль и вернись на место! Я запаяю, как было. Черт, я знала, что это плохая затея.

Еле попадая по сенсору, я кое-как открыл нужное окно, однако тут меня ждал сюрприз: дисплей показывал, что болевое звено отключено. Висело предупреждение, что, не чувствуя боли, я могу упустить из виду возникший дефект. Закрыв и снова открыв окно, я увидел то же самое – вопреки логике, Пульт уверял меня, что я просто не мог почувствовать боли.

— Ну что ты там возишься? – нервно спросила Лиля.

— Ничего не выходит, сама посмотри, — я протянул ей Пульт.

Она шокировано уставилась на экран. Я чуть повернул голову в ее сторону и сказал:

— Это точно сбой, мы не должны прекращать. Сейчас я снова лягу, и ты закончишь начатое.

— Ты все почувствуешь, так нельзя!

— Лиля, пожалуйста. Перетерплю как-нибудь, — продолжил гнуть свое я.

Она пару секунд посмотрела мне в глаза, а потом отступила:

— Ложись. Похоже, у меня тоже дефект, раз я согласилась на все это.

Я слабо улыбнулся и лег обратно. Лиля отпустила полотенце, затем достала откуда-то второе, свернула его в жгут и сунула мне в зубы:

— Сожми, а то соседи услышат твои вопли и вызовут стражей, если уже не вызвали.

Я сцепил зубы на куске ткани и приготовился терпеть. Лиля протерла нож спиртом, плеснула немного мне на порез и вновь попыталась добраться до кнопки. Зарычав от боли, я впился руками в края стола. Было ощущение, что с меня пытаются снять кожу живьем. Казалось, что это длится вечность, я уже почти ничего не соображал.

Наконец, Лиля отняла нож. Я ждал спасительной темноты перезагрузки, но этого не случилось. Все так же отключаясь от боли, боковым зрением я заметил, как Лиля повернулась к чемоданчику, а затем почувствовал, что она запаивает разрезы. Слезы текли у меня из глаз, попадая на полотенце. Через полминуты и эта пытка закончилась, и я, толком не проморгавшись, выплюнул проклятую тряпку и сказал:

— Что случилось? Я что, не заметил перезагрузку?

— Кнопки нет, — тихо сказала Лиля.

— Как это – нет? Подожди, что...? Что значит – нет? – я уже вообще не понимал, что происходит.

— Нет, значит нет, — ответила Лиля, задумчиво и чуть отрешенно глядя на меня.

Я растерянно уставился в ответ. Вдруг ее взгляд прояснился, она быстро подошла ко мне, схватив фонарик, которым подсвечивала себе ранее, схватила меня за волосы и запрокинула мою голову.

— Что ты делаешь? – удивленно спросил я, но Лиля не ответила.

Она включила фонарик и поднесла его к левому глазу. Я тут же его закрыл, а Лиля отпустила мою голову и оттянула веко, как будто что-то выискивая. Нахмурившись, она переложила фонарик в левую руку, правой схватила какую-то спицу из своего чемоданчика и приказала мне не жмуриться. Снова поднеся фонарик, она полезла этой странной спицей мне в глаз, молниеносно подцепила что-то и вытащила.

Я вскрикнул, скорее от неожиданности, чем от боли, потер глаз и с обидой в голосе спросил:

— Как это понимать??

И тут я кинул взгляд в зеркало, которое висела на стене за спиной у Лили. Левый глаз, тот самый, из которого она что-то вытащила, был не платиновым, как обычно, а каким-то то ли черным, то ли коричневым. В памяти сразу же вспыхнул отрезок из книги по истории, в котором говорилось про цвет человеческих глаз.

Этого не может быть.

Пока я переваривал увиденное, Лиля бросилась из кухни прочь. Я, не думая, погнался за ней. Она схватила планшет с тумбочки в коридоре, и я понял, что она собирается звонить в чрезвычайную службу. Я бросился на нее, пытаясь отобрать планшет, но Лиля отвернулась к двери. Тогда я схватил ее со спины и приложил о стену, затем снова попытался вырвать технику у нее из рук.

В пылу борьбы мы не заметили, что уже не одни. Вдруг кто-то оторвал меня от Лили. Еще один неизвестный сразу приложил ее шокером, и девушка упала.

— Спокойно, — сказал мне третий вошедший, закрывая входную дверь, — мы ничего тебе не сделаем. Давай пройдем в зал, и ты расскажешь, что случилось.

Мне ничего не оставалось, как послушаться. Хоть они выглядели совершенно непримечательно, у всех троих было оружие.

Мы зашли в комнату, я и еще один робот сели на диван, двое других остались в коридоре.

— Кто вы такие? – спросил я, — и как вы меня нашли?

— Мы – такие же, как ты. Люди. Диспетчер, который ведет тебя и еще нескольких агентов, услышал, что у тебя проблемы. Мы трое были ближе всех к адресу, который он определил по маячку. Вы с твоей подружкой подрались из-за того, что ты – не робот? Кто-то, кроме нее, знает об этом? — нахмурившись, спросил меня человек.

— Я не человек, это какая-то ошибка! Я был выпущен в 2403 году, у меня есть номер группы моего выпуска, — я вытащил Пульт и сунул обратной стороной под нос этому человеку.

Он мельком глянул на цифры и сказал:

— Это фикция, Пульт ненастоящий. Взгляни на себя в зеркало, у роботов не бывает карих глаз. Разве ты не замечал, что функции Пульта не работают? Он с тобой никак не связан. Послушай, похоже ты из тех людей, кому предварительно подправили память перед тем, как заслать к роботам. Кто еще знает, что ты человек? Если только та девушка, то у нас не будет особых проблем.

— Только она, а… — я хотел спросить, что будет с Лилей, но человек меня опередил.

— Прекрасно. Значит, сейчас мы заберем ее и тебя, отвезем на базу. Тебе вернут настоящую память, роботу же сотрем последние воспоминания и все вернется на круги своя.

Тут в комнату вошел еще один и сказал:

— Машина подъехала, можем выходить. Девицу мы упаковали, она единственная?

— Да. Идем ... Как, кстати, тебя зовут? – спросил меня парень.

— Рома.

— Идем, Рома, только накинь на себя что-нибудь.

Я прошел на кухню и натянул свою футболку, а куртку просто взял в руки. Мы вчетвером вышли из квартиры. Я и говоривший со мной парень шли впереди, двое других вынесли во что-то замотанную Лилю.

У подъезда стояла машина, каких сотни в этом городе. За рулем сидел темноволосый парень и что-то строчил в Пульте. После того, как Лилю сгрузили в багажник, мы все сели в машину и куда-то поехали.

Повисла тишина.

Я разглядывал сидящего рядом и думал, думал, думал. Я ударил того робота не из-за сбоя, а из-за присущей виду жестокости? Как я мог не заметить, что отличаюсь от других? Неужели люди и роботы настолько похожи? Или, когда ко мне вернется память, различия станут очевидны?

Между прочем, что там с моей памятью? Они ее стерли, а теперь вернут? Как, интересно, если загрузка не работает. Я тут же спросил об этом и услышал в ответ:

— Не переживай, настоящую память не стерли, а спрятали за искусственной, как за ширмой. Расскажешь, что с тобой сегодня случилось?

— Да, хорошо. Я шел на остановку, должен был ехать в универ. По пути наткнулся на потерянное зеркальце. Когда я собирался его поднять, ко мне подошел страж и я его ударил, сам не знаю почему, — скомкано объяснял я.

— Наверно, тебе раньше уже прилетало от стражей. Твоя собственная память-то никуда не делась и могла повлиять на подсознательное, — утешили меня.

Я продолжил рассказ:

— Испугавшись отключения, я поехал к моей… к Лиле, чтобы она меня перезагрузила. Кнопку она не нашла, зато обнаружила, что я не робот. Хотела вызвать стражей, — тут я горько усмехнулся, — но я напал на нее, как настоящий человек.

Осознание наконец пришло ко мне. Я не робот, и никогда им не был. Люди живут среди роботов, выглядят так же, как они, имеют искусственные Пульты.

Погруженный в свои мысли, я заметил, что мы приехали, только когда один из людей открыл дверцу с моей стороны.

***

Штабом людей оказалась обычная шестиэтажка. Внутри меня встретил еще один агент, остальные, кто был в машине, куда-то делись.

— Привет, меня зовут Роза. Я помогу тебе подготовиться к восстановлению памяти. Для того, чтобы все прошло успешно, нужно вытащить все лишнее из головы и шеи. Подойди ко мне, я извлеку маячки, - сказала мне девушка, отворачиваясь к столику с инструментами.

Я приблизился к ней и увидел, как она протирает небольшой скальпель.

— Сейчас я сделаю небольшой надрез сзади на шее, и вытяну устройство магнитом. Будет немного больно, но это недолго. И возьми новую линзу, не пали контору, — проговорила она, задорно мне подмигнув.

Супер. Люди шпионят за роботами и находят это веселым. Радовались бы, что выжили (непонятно как), а не затевали что-то недоброе, как обычно.

Я повернулся спиной к девушке, оказавшись при этом лицом к окну. Мы находились на первом этаже, и мне хорошо была видна улица. Роза приступила к извлечению, и чтобы отвлечься, я спросил ее:

— С какой целью вы правите память? Какой толк во мне как в шпионе, если я даже не знаю, что я человек?

— Понимаешь, — ответила она, не отвлекаясь от работы, — людей, которые помнят, что они люди, раскрывают максимум месяца за три. Мы так и не смогли понять, в чем дело, но придумали способ внедряться на более долгий срок. Человеку внушают ложные воспоминания, и он добывает информацию, сам не зная об этом.

— Но зачем вам все это? Земля такая огромная, роботов выпускают гораздо меньше, чем когда-то существовало людей. Неужели не нашлось уголка, в котором люди могли бы жить спокойно, никого не трогая? – я все еще недоумевал, для чего нужен был этот цирк.

— Ах, если бы все было так просто. Большинство роботов и не в курсе, что ближе к границе материка ведется настоящая война. Почему, ты думаешь, Центр Сборки с каждым циклом наращивает обороты? Им не хватает роботов, чтобы сдержать натиск человечества, поднимающегося с колен! Нас меньше, каждый человек на счету, однако наша природная смекалка и тараканья живучесть делают свое дело, — наконец, она закончила и снова отвернулась к столику, снимая перчатки.

— Вот, возьми линзу. Я пойду спущусь вниз, в подземную часть, и прослежу, чтобы все подготовили к возвращению памяти, а за тобой сейчас придет мой помощник, — сказала она, протягивая мне контейнер с линзами.

Я взял одну и вставил, пока она выходила из комнаты. Отрешенно глядя в окно, я думал о том, что каких-то пару несчастных часов назад я и не знал, что люди до сих пор существуют, а теперь оказался одним из них.

Вдруг мимо дома прошел робот, которого я вчера встретил в магазине. Он снова был со своей собакой и выглядел совершенно беззаботно.

У меня было всего несколько минут наедине с собой. Несколько минут на принятие решения – пойти к Розе, вернуть настоящие воспоминания, встретить своих человеческих друзей и семью (раз я человек, должна же у меня быть семья?), продолжить войну с роботами. Или сбежать и провести век как обычный робот? Может, лучше будет забыть сегодняшний день как страшный сон, учиться в университете, не видеть войны? Пусть у меня не будет прошлого, зато я смогу получить лучшее будущее.

Остаться среди роботов или жить среди людей?

Выбор очевиден.

ПРИМЕЧАНИЯ

(читать не обязательно)

ЦИФ1 (Центр Исправления Дефектов) – если у робота обнаружился дефект, неважно, получен он при сборке или нет, он может обратиться в ЦИФ за исправлением.

Личный Пульт2 (Пульт) – устройство, с помощью которого робот может менять некоторые характеристики своего тела, например снизить чувствительность к холоду или к боли. Роботы носят пульт на левом плече. Воспользоваться им может только владелец.

Центр принятия решений3 (ЦПР) – у людей – мозг, у роботов – ЦПР. Доподлинно неизвестно, как появилась технология сборки ЦПР.

Центр Сборки4 – место, где роботы появляются на свет. У каждого робота есть сборщик, который собирает его от начала и до конца – определяет, какой будет внешность робота, какие ему добавить черты характера. По этическим соображениям имя сборщика не разглашается, никакой робот не знает, кто конкретно его собирал.

Страж5 и чрезвычайная служба – роботы созданы мирными, поэтому им не требуется полиция, однако все еще случаются различные происшествие типа пожара или робота с дефектом ЦПР. Для устранения последствий таких ЧС обучают стражей.

Обработай6 его – Лиля попросила Рому протереть стол спиртом, потому что роботы созданы на стыке природы и технологии. Имея искусственный мозг и низкую восприимчивость к различным болезням, они все еще могут пораниться или заразиться.



[1] Примечания в конце

Другие работы:
+3
20:08
195
09:06
+1
«Давайте представим, что мы не люди а роботы… И все наши проблемы опишем с точки зрения робота с человеческим мозгом» — как-то так для меня началось повествование про этих киборгов. Для них есть понимание относительности, а не четкие задачи и конкретные временные промежутки, размышляют, мечтают и чувствуют. Питаются продуктами, спят и видят сны, в конце концов. У них есть кровь! Это именно киборги, а не роботы, есть существенная разница. Тем более, что стоит человек вставить линзы и он неотличим, даже информацию может скачивать в библиотеке…
Роботы… зачем им учебное заведение? Информацию скачал – и готово. Дальше уж, если нужна практика, нужны тестовые зоны, рабочие условия. В Учебнике по истории важное уточнение что у людей, помимо склонности к саморазрушению, … разный цвет глаз! Роботам нечего делить, но разделение на страны, судя по всему, еще имеется.
А в целом возникло ощущение какой-то анимешности у истории. Первая серия какого-нибудь сериала про постапокалипсис. Очень много нестыковок получилось, есть слабые моменты в описаниях. Но не скажу, что все так плохо. От меня твердые 5 из 10.
21:43
Зима реально выдалась холодной…
Анастасия Шадрина

Достойные внимания