Нидейла Нэльте

Цикл

Цикл
Работа №204

Лена не отрываясь смотрела на наполненный светящейся жидкостью контейнер, в котором покачивался плотный белый кокон.

— Как думаешь, сколько еще осталось? — голос девушки немного дрожал, выдавая охватившее ее напряжение.

Женя Ромин посмотрел на резервуар, прищурился, попытался на глаз оценить степень «созревания» объекта, но белая масса, появившаяся там сегодня утром, ничем не отличалась от десятков других, которые, порой месяцами стояли совершенно не меняясь. Мужчина отвёл взгляд от контейнера, наколол на кончик ножа кусочек зеленого яблока и ответил:

— Не знаю. Может это случится сегодня. А может через месяц.

— А… кто?

На этот вопрос у Ромина тоже не было ответа. Да и если бы и был, хотелось ли знать наверняка? Нет. Лучше не знать. Так было как-то... Спокойнее, что ли.

— Не знаю, — он пожал плечами. — Да и какая разница.

— Какая разница? Какая… разница? — Лена отшатнулась от него и вскочила со скамьи, гневно сверкая глазами. — А вдруг это буду я… Неужели тебя совершенно не волнует, кто это будет? Ты можешь так просто…

— А что изменит это знание? — оборвал ее Женя, положив нож рядом с тарелкой. — Что изменит это знание? Мы все прекрасно понимаем, что произойдёт. Что происходило уже множество раз.

— Как ты можешь…

То, что она хотела сказать, было отрезано шипением раскрывающейся двери. Девушка вскинулась, глядя на вошедшего в комнату Олега. Мужчина мазнул взглядом по заработавшему резервуару и совершенно спокойно направился к их столу.

— Ты тоже считаешь, что это — нормально? — Лена гневно кивнула на контейнер. Олег замер на полпути, примирительно поднимая руки.

— Прости?

Лена выдохнула через нос, пытаясь успокоиться.

— Ты тоже считаешь, что то, что происходит — совершенно нормально?

— Ты про контейнеры?

— Да… Тебе тоже все равно, что случится, когда «это» созреет?

— Ну… — Олег осторожно приблизился к столу, опускаясь на скамейку, и посмотрел на Лену снизу вверх. — Не сказать, мне нравится данное положение вещей. Но что я могу сделать? Ты ведь знаешь, что так заведено…

— И что. Ты просто будешь сидеть и ждать? Просто ждать, когда… Когда нас заменят?

— Наверное, мой утвердительный ответ тебя не устроит. - Олег выбрал в меню, стоящем по середине стола приемлемый для себя завтрак, и почти тут же панель репликатора отъехала, выставляя на столешницу большую чашку кофе и жареные яйца с беконом.

— Лен, — наконец сказал Женя Ромин. — Ты же понимаешь, зачем это все надо.

— Понимаю, — девушка поежилась, снова глядя на резервуар.

Перелёт к планете где они должны были установить портал для колонистов был долгим, а системы корабля не могли подавить все воздействия космоса, оказываемые на организм человека. Поэтому единственным решением для маленькой команды первопроходцев была замена самой уязвимой части – людей. Поэтому через какое-то время, когда несколько недель, когда несколько месяцев в чане появлялись клоны. Клоны их самих.

Лена опустилась на скамью рядом с Женей.

– Но это… В этом цикле столько поменялось…

Она придвинулась к Ромину, и он обхватил ее рукой, прижимая к себе. Девушка вздохнула и, бросив взгляд на завтракающего Олега, пославшего ей тёплую улыбку, плотнее прильнула к обнявшему ее мужчине.

— Мы с тобой… Вместе, — продолжила она. — А учитывая, как это все… Я боюсь.

— Чего?

— Я не могу… А вдруг это все поменяется? Вдруг я… ты…

— Ты боишься, что я тебя забуду?

— Нет. Да… Не знаю, — девушка снова глубоко вздохнула. — Я не доверяю этим заменам. Вы же помните последние три цикла… Воспоминания подводят. Вон, Олег не помнил, что заказал себе поставку в репликаторе. А Женя забыл про то, что надо было сменить фильтр в воздуховоде. А я…

— А ты забыла полить цветок. То, что происходит абсолютно со всеми иногда. Мы забываем вещи.

— Да… Но… Это не нормально. Вдруг клоны уже не такие? Вдруг ты забудешь меня. Или я…

— В таком случае вы друг другу напомните. Ну а я подтвержу, — Олег ухмыльнулся. — Расслабьтесь, все будет хорошо.

— Ты не можешь этого знать наверняка, - сказала Лена. – А нам…

— А вам… Я за вас очень рад, что вы вместе. Но а что ты предлагаешь? — Олег раздраженно положил вилку. — Хочешь послать к черту всю эту программу?

— А что если да? — Лена тоже вскинулась, глядя на своего капитана. — Может я действительно хочу послать это все к черту. Весь этот космос. Я не подписывалась на такое. На то, что меня будут «менять» каждые несколько месяцев. Разговор шёл про «эффективную замену»! Не каждые чертовы несколько месяцев!

— Твои понятия эффективности и понятие эффективности у космической программы несколько отличаются, — улыбнулся Ромин.

— Возможно. Но черт возьми. Даже если я захочу что-то сделать, я не смогу. Может я не хочу умирать. Потому что то, что вылезет оттуда – это уже буду не я. А что если… Я же девушка. Да я даже детей иметь с тобой не смогу, если захочу.

— Лен. Я понимаю, любовь, все такое. Но… Дети в таких условиях — это не безопасно. Я бы даже хотел сказать, не гуманно, - покачал головой Олег. — Ты ведь знаешь, как излучение влияет на человеческий организм. Да и вообще…

— Да понимаю я это! И я не думаю, что мы дойдём до детей, — она посмотрела на Женю, и в ее глазах блеснули злые слезы. - Я не хочу умирать. Но еще больше я не хочу видеть, как ты умираешь! Не хочу видеть, как ты уходишь в камеру. Да, будет замена, но не ты. Тебя ведь уже не будет. И я буду знать об этом. Мы… Я… Я точно не буду прежней после такого. И я не знаю, смогу ли…

По лицу Ромина пробежала тень, и он отвёл взгляд, наконец, понимая о чем она говорит. Все внутри стянулось в тугой узел, стоило ему это представить.

— Ладно. Давайте будем надеяться, что не придётся, — Олег улыбнулся. — Меня не меняли уже три цикла. Скорее всего будет мой черед.

— Я бы не была так уверена, — Лена сглотнула, вспоминая, как ее «меняли» пять раз подряд. Она сильнее прижалась к Ромину, зажмурилась и тихо пробормотала:

— Может можно что-то сделать? Разбить, к примеру. Или выбросить эту чёртову капсулу в открытый космос.

— Не выйдет, — Олег покачал головой. — Она защищена получше чем этот космолёт. Плюс ее устройство занимает всю нижнюю палубу, на которую у нас с вами хода нет. Так что чтобы ее убрать, необходимо, по меньшей мере, отрезать часть корабля. А так как здесь находится и наша обеденная зона с репликаторами, сделать это абсолютно точно не удастся.

— Значит, у нас есть только один выход, — мрачно проговорил Женя, и все посмотрели на него.

— Ромин?

— Один. Избавиться от клона когда он только появится оттуда.

— Это невозможно, — пораженно прошептала Лена.

— Почему? Он сделан из плоти и крови, — ответил Ромин. — Все что нам нужно…

— Но. Это не правильно.

— Мы не сможем сделать ничего на этапе создания. Только после рождения он наиболее уязвим. Пока не прошел перенос сознания… Именно тогда мы можем попытаться…

— Но это убийство! — Лена смотрела на стол.

— Убийство? — Ромин разозлился. — А что происходит с нами в закрытой камере, если не оно же? Или ты думаешь, что дезинтеграция — это не убийство? Ты думаешь…

Олег хлопнул по столу.

— Ромин! Хватит! — инженер осекся, угрюмо глядя на капитана. Лена уже не пыталась сдержать слез. Олег откашлялся. — Ладно. Давайте оставим этот разговор. Контейнер только сегодня активировался. Не будем сейчас жить этими мрачными мыслями. Взбодримся. Сегодня нас ждёт продуктивный день.

Он одним махом опрокинул в себя кофе и поднялся. Пустая посуда исчезла со стола.

— Да. Простите, — Ромин ободряюще обнял Лену и поцеловал ее в макушку. — Что-то меня понесло. Хватит думать об этом. Сегодня еще не последний день.

«Но для кого-то он может им стать очень скоро» так и повисло в воздухе.

***

После этого разговора, жизнь на корабле потекла своим чередом. Казалось все вернулись к своим обязанностям, совершенно забывая и о чане, и о том что должно произойти. Но на самом деле все сомнения которые когда-либо рождались в головах трёх членов экипажа, при мыслях о своём существовании со всей этой системы замены, никуда не ушли. Более того, они росли, приумножаясь.

Спустя две недели, глядя на улыбающихся Ромина и Лену, которые были по настоящему счастливы, Олег словил себя на мысли, что он не хочет, чтобы их роман или, что там между ними было, заканчивался. Эти двое казалось были всегда созданы друг для друга. И, возможно, дать им пожить еще один цикл – это было бы самым лучшим. Поэтому он впервые надеялся, что в зреющем коконе лежит его тело.

«Началось», - подумал Ромин, услышав в один из дней пронёсшийся по кораблю протяжный гудок. Он отложил инструмент, поднялся и пошёл по направлению к зоне отдыха. Странно было называть ее так, когда там происходило такое.

Бледная Лена вышла из лаборатории, нервно теребя руки в карманах, и Женя поспешил приобнять ее. Что бы не случилось сегодня — он был готов. Олег присоединился к ним у самых дверей.

— Что бы ни случилось, — сказал он обхватывая их рукой. — Не забывайте о том, что есть между вами. А теперь — вперёд.

***

Три члена команды корабля стояли у светящегося стеклянного резервуара, где в жидкости плавал потемневший, готовый раскрыться, кокон. Дверь камеры на противоположной стороне стены была открыта. Время замерло.

Наконец, спустя несколько секунд, они услышали щелчок и шипение, когда крышка контейнера открылась, а специальный состав, наполнявший его, начал потихоньку уходить, частично испаряясь. Пар от испарения ухудшил видимость емкости, и сейчас они могли разглядеть лишь слабые очертания. Загудели механизмы, стекло контейнера уехало куда-то вниз на нижнюю палубу, а кокон лопнул, выпуская из своего плена высокую человеческую фигуру.

Олег расслабленно вздохнул. Значит не Лена. Фигура ступила с платформы, направляясь в их сторону, постепенно отсоединяя провода. Шаг. Еще шаг. Мужчина наконец вышел из облака пара. Лена всхлипнула, а Женя громко сглотнул.

Ромин.

Обнаженный клон стоял прямо перед ними. Жидкость капала на пол, растекаясь лужей, волосы висели мокрыми прядями. Он опустил руку и рванул последний питающую провод-трубку, бросая его на землю. На теле, там, где он был соединён с системой жизнеобеспечения, виднелись следы крови.

— Нет, — Лена всхлипнула и отрицательна замотала головой. — Нет.

— Эй. Ну что ты, — Женя быстро подошёл к ней, обнимая. – Ну что ты. Ты ведь знаешь. Это ничего не изменит. Это все равно буду я.

— Нет. Ты уйдёшь туда… — девушка махнула рукой на дверь камеры. – Ты… Ты уйдёшь туда! Я не могу! Это не честно!

— Ничего страшного. Это всего лишь обновление…

— Нет, — голос Лены стал более высоким. — Это не обновление. Что бы ты не думал – это не обновление. Это… Ты правильно сказал тогда. Это убийство.

— Нет. Я так не думаю… Это всего лишь, — Женя наклонился к девушке, обнял ее и что-то тихо зашептал. Успокаивая, поддерживая. Лена всхлипнула и спустя мгновение обхватила его руками и зарыдала.

Олег же сверлил взглядом клона. Тот стоял слегка покачиваясь, рассеянно глядя на членов экипажа. Чертов чан решил клонировать его инженера второй раз подряд. Чертова машина. Почему нельзя было поступить иначе? И неожиданно в памяти всплыл тот разговор. «После рождения он наиболее уязвим. Пока не произошёл перенос сознания».

Лена и Ромин заслужили еще немного личного времени. Пусть на неделю больше, но они его заслужили.

Олег в два шага оказался возле клона и, не давая себе времени опомниться, схватил его, намереваясь оттолкнуть в камеру дезинтеграции. Но, что бы он не собирался предпринять, провалилось, стоило ему коснуться влажной кожи. Электрический разряд прошил тело, моментально откидывая его назад.

- Олег! – крик Лены отразился от потолка, и она хотела было кинуться к капитану, но сильные руки удержали ее.

— Тише…

— Что он наделал. Зачем, - девушка всхлипнула, глядя на лежавшее на полу тело, неестественно выгнутое после соприкосновения со стеной. В воздухе отчетливо пахло паленой плотью. — Нет..

— Тише.

— Нет! — Лена невероятным усилием вырвалась из удерживающих ее рук Жени, кидаясь прямо к клону.

— Сдохни! — она вытащила из кармана шприц, одним щелчком выпуская иглу, а затем со всей силы засадила в левое плечо клону, вдавливая поршень. Клон отшатнулся назад, шприц остался в теле, едва покачиваясь.

Лена тяжело дышала и когда сзади ее обхватили мужские руки, положила ладонь сверху. Клон смотрел на неё внимательно, прищурившись, а затем совершенно неожиданно его лицо исказилось в улыбке, такой до ужаса незнакомой и чужой. Женя перехватил девушку, задвигая ее себе за спину.

— Вы думаете, что это что-то изменит?

Женя никогда не подозревал, что его собственный голос может звучать так механически. Холодно. Отстранённо. Словно искусственный.

Клон наклонился, поднимая брошенный им ранее провод. А потом… Лена с трудом поняла, что происходит.Все случилось в считанные секунды. В мгновение ока клон оказался около Жени. Ромин, словно подозревая что-то, резко оттолкнул девушку, от чего та упала на мокрый пол. Ещё секунда - и клон выставил руку с зажатым в ней металлическим проводом, который тут же впился в шею Жени.

— Нет!

Тело человека изогнулось, он захрипел, а затем свалился на пол. Секунда - и рядом с ним замертво упал клон.

— Нет, — Лена, рыдая, поползла к телу ее Жени, распахнутые глаза которого смотрели в потолок. Она отпихнула в сторону бездыханное тело клона и отвернулась так, чтобы не видеть его.

— Нет, нет, нет! Женя! Женечка. Нет.

Через несколько минут дверь в камеру дезинтеграции захлопнулась, и этот звук эхом отразился от стен. Короткая вспышка внутри, которую бы все равно никто не увидел. В живых на корабле не осталось никого.

***

В комнате отдыха стояло три контейнера, наполненных прозрачной светящейся жидкостью, в каждом из которых покачивался светящийся белый кокон. Тихо и размеренно шипели вентиляторы, поверхность бурлила.

Только что завершился тысяча сто пятьдесят седьмой жизненный цикл, и сто пятьдесят второй психико-биологический цикл. Все то, что происходило на корабле строго фиксировалось и передавалось в центр. Перелет к базе был важен не только как создания новой колонии, но и как самый масштабный эксперимент по наблюдению за клонами, их поведением в условиях продолжительного нахождения в замкнутом пространстве космического корабля.

Еще трое суток — и из коконов появятся новые клоны членов экипажа с психическими характеристиками начала миссии и полным сохранением полученных в процессе перелета знаний. Начинался новый, сто пятьдесят третий психико-биологический цикл. Протокол восстановления работал на полную мощность. 

0
20:09
293
21:30 (отредактировано)
-4
Уважаемый автор!
«То, что она хотела сказать, было отрезано шипением раскрывающейся двери».
Я никогда не слышал, чтобы дверь шипела. Ну — скрипела, стучала, хлопала, даже скулила. Но шипела?!
Вы погрязли в образности. Вас кто-то неправильно научил. Не стоит украшать текст так. И слово «словил» желательно заменить на слово «поймал». Поверьте, это к лучшему!
Вообще-то после трех прочитанных абзацев я решил, что дальше не стоит познавать плод вашего творчества, иначе придется заполнить раздел перлов текстом этого рассказа полностью. Успехов вам в конкурсе!
21:41
+2
Автоматическая дверь, Вот. Она шипит.
Пневматическая. Точнее с пневмоприводом.
21:48
Ну, да.)
00:42
+2
Я никогда не слышал, чтобы дверь шипела. Ну — скрипела, стучала, хлопала, даже скулила. Но шипела?!
Пардон за фривольный вопрос, вы из деревни? В городе давно видать не были и кроме деревянной двери на одной ржавой петле, на уборной в конце огорода видимо ничего не видели, к примеру, как вас тут пояснили, автоматические двери, в транспорте… есть ещё варианты, но видимо они будут для вас более трудно доступны для понимания...P.S. кстати, хамить в ответ не рекомендую, вы уже тут «лицо» потеряли
14:31 (отредактировано)
-5
Я никогда и никому не хамлю. Вы, наверное, меня с кем-то путаете. Возможно, с гражданином ниже, который обращается к незнакомым людям на «ты». А по поводу потери лица: вы специалист по определению потерь и находок? Моральный судья? Сами себя назначили? Следите за собой и замечания делайте себе.
21:43
-4
Где? В голове? Это опасно для здоровья.
21:48
+1
Блин, если у тебя в голове шипит, надо сразу предупреждать, какие тогда претензии к критике могут быть…
21:50
-3
Это вы мне?
22:08 (отредактировано)
-4
К какой критике? К моей? У меня к ней претензий нет. А у если есть у вас — выражайтесь точно. У кого и когда в голове шипит — не имеет никакого значения для осознания того факта, что рассказ, под которым мы с вами находимся, относится к разряду плохой литературы. Или вы скажете, что это не так?
22:24
-4
Ой! А что? Этот рассказ вас так волнует, что вы здесь возникли прямо в момент моего появления? Это ваше высокохудожественное произведение? Ну что же. Придется прочитать его полностью. Завтра. Обещаю и оценю. Не сомневайтесь.
00:32
+3
Вы написали 3 коммента, но волнует что-то меня. Логика — железо.
Возник я здесь из-за шипения двери. Не надо думать, что люди — идиоты. Будь рассказ моим, я предпочёл бы молчать.
16:48 (отредактировано)
-4
Я обещал ознакомиться с текстом полностью. Я это сделал. Два раза. Клянусь! Потому что не понял с первого. Наверное, я тупой читатель. Из-за этого возникло много вопросов.
Выражения типа «Странно было называть ее так, когда там происходило такое», "… что то, что происходит...", "… так что чтобы..." текст не украшают и это не следствие плохой вычитки. Ошибок много, в том числе и пунктуационных. А теперь вопросы.
1157 жизненных циклов и 152 психико-биологических. Чем жизненный цикл отличается от биологического и почему первых в десять раз больше?
«Электрический разряд прошил тело, моментально откидывая его назад». Чье тело? Откуда разряд взялся? Из последнего оторванного от тела шланга? Ромин-2 в коконе питался электричеством? Если нет, почему он не погиб вместе с Олегом? Новая модификация клона? Обмотанная изолентой…
Зачем для убийства Ромина-1 нужно было поднимать этот провод с пола? Ведь Олега удалось грохнуть током и без провода. Мокрый пол? Пожалуйста: «Она упала на мокрый пол». Почему и героиню не прижарило? Она была в резиновом комбинезоне? Нет.
Почему возникла такая слезодавительная ситуация? Она возникала все 1157 раз? Или этот случай особенный? Почему?
«Но, чтобы он не собирался предпринять, провалилось, стоило ему коснуться влажной кожи». Что провалилось? Куда?
И по поводу шипящей двери, конечно, а то она некоторым покоя не дает. Если дверь шипит, значит где-то «травит» воздух, а это неисправность. Инженер Ромин-1, наверное, забыл устранить. Все 1157 случаев.
Много троеточий. Зачем они? Чтобы показать весь комплекс страданий героини? Это делается другим способом — без рваных диалогов. Кстати, а кто она такая? Просто любовница Роминых? Со шприцем в кармане. Вы не сообщили, чем она занимается. Ох, простите, сообщили: истерит, льет слезы, произносит отрывистые фразы и один раз выходит из какой-то лаборатории. Физико-химико-ботанической? Или судебно-медицинской? Хорошая работенка. А у капитана Олега любовницы нет. И так все 1157 раз? Как вы жестоки, автор!
А как происходит перенос сознания? С помощью обычного боженьки?
Короче — рассказ логически ущербный, а потому слабый. Успеха вам в конкурсе, автор!
21:42
+1
Комментарии очень веселые.
Илона Левина

Достойные внимания