Юлия Владимировна

X86

X86
Работа №207

— Негативные новости, СТР1001, — сказал робот МЛД833, въезжая в комнату. — Станция С5.3 выдаёт в эфир помехи, а северный бункер Б21 до сих пор не вышел на связь, хотя ещё недавно мы успешно обменивались отчётами и они докладывали, что у них полный порядок.

Даже на частотах свыше 300 ГГц нет никаких сигналов? — поинтересовался СТР1001.

Да, даже на высоких частотах.

Наступило молчание. Оба робота прекрасно понимали, что это значит. Случившееся когда-то должно было произойти, но никто не думал, что так скоро. Стремясь прервать затянувшуюся тишину, МЛД833 предложил:

Может, всё-таки ещё раз попробовать связаться на высоких частотах?

Нет смысла, — отвечал СТР1001. — И так всё ясно. Мы остались одни. Одни на всей планете.

СТР1001 вяло повернулся и, скрипя железными гусеницами, поехал в дальний конец комнаты. «Надо будет смазать, чтоб не скрипело» — подумал он. Это был старый робот, очень давней даты выпуска. Он пережил много неполадок, много сбоев системы, много перезагрузок, и знал соответственно очень много, не то что этот новенький МЛД833. И хоть СТР1001 местами сильно проржавел, а одна его клешня от времени заклинила, он по-прежнему передвигался самостоятельно и считался среди своих знакомых самым мудрым.

Планету ТАРС населяли роботы. Они являлись здесь полновластными хозяевами. До недавнего времени и на суше и под водой их было такое многообразие, что планета пестрела от различных механизмов, на ней обитавших. Здесь встречались и миниатюрные крошки-транзисторы, и летающие дроны, и послушные роботы-уборщики, и громадные комбайнеры-строители и мощнейшие мудрецы-сервера. За последние несколько мегациклов (один цикл — один оборот планеты ТАРС вокруг своей звезды под названием ЭСТ) их цивилизация достигла такого прогресса, что, казалось, полёты на другие планеты звёздной системы ЭСТ были уже не за горами. Ими были освоены все, даже самые холодные широты и самые труднодоступные глубины, они могли менять климат, растапливать ледники, а их достижения в разработке немеханической жизни не переставали удивлять.

Но два цикла назад обитателей ТАРС постигло несчастье. Появился компьютерный вирус, причины возникновения которого никто не знал. Одни утверждали, что тот зародился в результате случайных сбоев, другие говорили, что он прилетел из космоса в виде радиоволн, третьи настаивали на том, что его разработали сами роботы в одной из секретных лабораторий, но удержать не смогли. Так или иначе, но вирус оказался настолько опасным, что за считаные недели уничтожил целые города. Чтобы заражённые роботы, не подозревающие о своём заражении, не разносили повсюду столь вредоносную программу, перекрывались дороги, вводились карантины, огораживались значительные территории, страны, континенты, но вирус умудрялся проникать за все преграды.

Его действие было почти незаметным. Он внедрялся в программное обеспечение робота, несколько дней никак не выдавал себя и только потом появлялись первые симптомы: экран, имевшийся лишь у высокотехнологичных моделей, начинал слегка мерцать, движения становились замедленными и вялыми, а через несколько минут робот замирал навсегда. Причём для самого робота всё проходило достаточно легко, без сбоев и сигналов ошибок, ему казалось, что он просто уходит в гибернацию, хотя на самом деле выключался навсегда.

Все принятые меры оказались бесполезны. Вирус не щадил никого, ни больших роботов, ни микроконтроллеров. Сначала заражённых чинили, восстанавливали, массово изолировали, затем жестоко уничтожали, но всё безуспешно. Эпидемию было не остановить. В какой-то момент появилась надежда: была создан антивирус, эффективно защищавший от вредоносной программы. Казалось, что вирус побеждён. Миллионы роботов получили надёжную защиту. Зараза стала отступать. Но прошло некоторое время — и вирус появился снова в модифицированной форме. Он адаптировался и стал более агрессивным. Антивирус от него уже не спасал, а лишь предоставлял недолговечную отсрочку. Позже было создано ещё несколько подобных антивирусов, но все они, как и первый, давали защиту лишь на короткое время. Вирус каждый раз, столкнувшись с преградой, атаковал всё яростнее и яростнее.

Когда больше половины планеты оказалось охвачено пандемией, на экстренно созванном международном конгрессе было решено, что единственный способ выжить — это переждать вирус. Для этого создали специальные бункеры под землёй, в которых и разместили уцелевших роботов. Полностью автономные станции имели запас энергии и могли передавать друг другу сообщения на радиочастотах. Более двухсот бункеров по всей планете должны были на несколько десятков циклов стать прибежищем для выживших, среди которых, увы, на тот момент остались лишь самые высокотехнологичные роботы. Но спустя уже полцикла связь со многими бункерами стала нерегулярной, а потом вместо осмысленных сообщений те начинали передавать в эфир белый шум. Всё больше и больше станций не выходили на связь. Была высказана идея, что вирус может передаваться и через радиосигнал, но только на определённых частотах. Тогда решили отправлять сообщения только на тех частотах, которыми вирус ещё не овладел. Но диапазон тех длин волн, на которых звучали помехи, а следовательно, передавался вирус, всё увеличивался и увеличивался. Когда на планете остались целы только десять бункеров, единственным возможным способом связи оказались радиосигналы самых высоких частот, на которых сообщения обычно шифровались. Да и те старались использовать как можно реже, опасаясь заразиться.

Известие, которое принёс МЛД833 говорило о том, что теперь вирус добрался до всех станций. Только в тот бункер, в котором находились МЛД833 и СТР1001, зараза не проникла. Пока.

Изначально, этот бункер не был бункером вовсе. Здесь располагалась одна из многочисленных научных лабораторий планеты ТАРС. Увы, в этом подземном сооружении не было в достаточном количестве ни отдельных комнат, ни розеток для подзарядки, ни смазочных материалов — ничего, что необходимо для повседневной жизни, и потому оно не могло послужить убежищем для большого числа роботов. Обоих СТР1001 и МЛД833 оставили в этой лаборатории вдвоём лишь с целью поддержания её работоспособности в надежде, что когда-нибудь эпидемия отступит и исследования возобновятся. Огромное помещение, в котором в данный момент находились роботы, когда-то было центром обработки результатов экспериментов. Три стены из четырёх были заставлены столами с какими-то замысловатыми приборами, обвитыми кабелями, над которыми висело множество чертежей. Четвёртая же стена представляла собой огромную стеклянную витрину, за которой виднелось другое просторное помещение, заполненное чем-то ярко-зелёным. За ней постоянно что-то шевелилось, ползало, стрекотало и прыгало. Освещение в комнате было тусклое и лишь из-за стекла проникал ослепительный, почти дневной свет.

До того как злосчастный вирус вмешался в планы учёных, лаборатория занималась созданием немеханической жизни. 750 мегациклов назад роботы поставили перед собой вопрос: нельзя ли создать систему немеханической природы, способную передвигаться и воспроизводить себя подобно роботам? Возможен ли немеханический разум? СТР1001 был одним из разработчиков данного проекта. Под его эффективным руководством проект достиг небывалых результатов, о которых роботы изначально не осмеливались даже мечтать.

Давным-давно, будучи совсем молодым, СТР1001 увлекался химией. Ему нравилось проводить время среди пробирок, реагентов и растворителей. Он с антенной погружался в эксперименты, познавая окружающий мир. Его приводила в восторг иррациональность химии: в её основе на атомарном уровне лежат строгие физические законы, но вещества, которые получаются в ходе химических реакций, непредсказуемы по своим характеристикам. Пока реагенты не смешаны, можно предвидеть цвет, вязкость, кристаллическую решётку итогового вещества, но всё равно обнаружатся какие-то свойства, предсказать которые не смог бы никто, сколько бы он не напрягал свой процессор. Заинтересованность химией создала для СТР1001 репутацию перспективного учёного. В результате на него обратили внимание руководители проекта по разработке немеханической жизни и взяли в к себе в лабораторию. Спустя 200 мегациклов, когда СТР1001 стал уже главным разработчиком и директором лаборатории, ему предложили прочитать серию лекций для молодых роботов о современных достижениях химии. СТР1001 с большой охотой взялся за это дело. Ведь у него появилась возможность поделиться своими взглядами на мир, который, на самом деле, был гораздо сложнее, чем казался остальным. Роботов не надо учить алгоритмам, научным фактам, конкретным цифрам. Это всё в них заложено с момента создания или без проблем может быть загружено в любое время. Самая большая трудность — научить робота мыслить нелогично, заставить его на основе недостаточных данных получать верные выводы, к которым не приводит ни один встроенный алгоритм. Развив в себе это иррациональное начало, СТР1001 искал его в молодых роботах. Одним из самых способных его слушателей был МЛД833, которые на лету схватывал его уроки. СТР1001 обратил внимание на талантливого новичка и пригласил его к себе в лабораторию в качестве ассистента, в которой к тому моменту под его руководством трудилось уже несколько десятков учёных.

Весть, которую тот только что принёс, очень опечалила СТР1001. Чтобы хоть как-то отвлечься от мыслей о неизбежной гибели цивилизации, он погрузился в свои воспоминания, надеясь хоть в них найти что-то позитивное. За долгие мегациклы активной деятельности в его памяти скопилось столько расчётов, заметок, вычислений, что СТР1001 мог бы копаться в них вечно, если многое из этого он не хотел бы навсегда забыть. Но, увы, память робота безотказна и сохраняет всё пережитое до малейших деталей. В итоге где-то в недрах своих жёстких дисков он нашёл электронный дневник разработок, связанных с созданием и исследованием немеханической жизни, большая часть которого, по сути дела, являлась списком его собственных достижений и неудач. СТР1001 открыл самое начало, и, пропуская некоторые слова, а то и целые абзацы, стал мысленно читать:

«Запуск проекта.»

«Получена первая немеханическая система. Ей присвоено наименование X0. За основу взяты соединения химических элементов (неметаллов) с атомным зарядом до 8 единиц... Имеет закруглённую непостоянную форму… внешне напоминает... способна к самокопированию… Увеличить объём, сохраняя репродуктивность, не удаётся. В связи с микроскопическими размерами и коротким временем функционирования, признана непригодной для поставленных целей. Проект свёрнут.»

«Возобновление проекта. Была высказана идея объединения систем типа X0 в одну более крупную систему. Получены первые стабильные образцы, названные X1.84 — X1.643 ... отличаются малоподвижностью... могут функционировать только в водной среде...»

«...Изготовлены системы, способные использовать свет в качестве источника энергии… Ключевой оказалась идея в качестве микрогенератора химической энергии использовать соединения магния, из-за чего экземпляры приобрели зелёный цвет... Направление признано очень перспективным, системы данной серии переименованы из X2 в Y0 и переданы для дальнейшего изучения в лабораторию ФЛРА.»

«...Возникла проблема поддержания времени работы образцов. Оказывается, экземпляры серии X в отличие от Y не могут долго оставаться работоспособными в изолированном состоянии. Им необходимо получать откуда-то материал идентичный себе, чтобы регенерироваться… зашли в тупик… Проект снова приостановлен...»

«Эх!..» подумал робот. Сколько было проблем на этой стадии. Самого СТР1001 тогда ещё не было на свете, но старожилы рассказывали, что целыми сутками все учёные ломали свой процессорный отдел, откуда немеханическим экземплярам серии X брать необходимые вещества. Специально их синтезировать искусственным путём было нецелесообразно. Среди разработчиков поднялось возмущение. Некоторые из них жалели, что позволили передать разработку объектов серии Y, с которыми такой проблемы не было, в лабораторию ФЛРА.

Но вот кому-то пришла в процессор гениальная мысль, что одни экземпляры должны поглощать другие: более крупные монтировать в себя материал, полученный из более мелких образцов, а мелкие образцы потребляли объекты серии Y. Когда остальные разработчики услышали про это, они вознесли свои железные клешни к небу, — так были рады столь простому решению. Ведь это означало, что учёным не нужно ничего дополнительно синтезировать. Достаточно лишь не уничтожать более старые образцы, которые и станут нужным материалом. СТР1001 читал дальше:

«150 мегациклов от начала проекта… Жидкостная система циркуляции веществ себя успешно оправдала ...Объекты X5-X8 оказались способны функционировать не только в водной среде, но и в почве, проделывая в ней миниатюрные тоннели...»

«...За последний 50 мегациклов созданы системы X12-X31. Безусловно, это громадный прогресс. Данные объекты не только могут передвигаться по поверхности, но и летать. С этого момента можно считать освоенными все среды обитания. Указанные образцы отличаются малыми размерами, большим количеством (шесть, восемь и более) немеханических шарниров для перемещения по поверхности... Особенно стоит отметить X30 и X31, которые объединяются в группы и строят себе сооружения для пережидания суровых погодных условий. Несмотря на то что X30 в большинстве своём не способны летать, они могут доставать себе материалы с больших для них расстояний, двигаясь друг за другом по цепочке, чтобы не потерять ориентиры... Именно из-за наличия коллективного интеллекта у X30 и X31 у большинства разработчиков появилась твёрдая уверенность, что создать немеханическую систему, по своему разуму не уступающую нам, роботам, можно!»

СТР1001 прервал чтение и посмотрел в сторону стеклянной витрины. Там, среди зеленоватых образцов серии Y, то и дело мелькали маленькие X27. Тогда его только-только приняли в лабораторию. Он с неподдельным любопытством перемещался из зала в зал и совал свой вентиляционный канал в каждую витрину. В его памяти вплыла картина, как все его коллеги тогда радовались успехам, которые сейчас кажутся столь незначительными. Учёный припомнил, как впервые ему удалось невооружённым взглядом увидеть образец X27.34.01. «Лопни мои объективы!» — подумал он тогда. Это было что-то маленькое, не имеющее ни батареек, ни проводов, ни микросхем, и оно могло двигаться! И непросто двигаться, а даже летать, используя две прозрачные мембраны на задней стенке своего корпуса! А как приятно вибрировал его стальной кожух, когда эти маленькие создания по нему ползали, позволяя себя рассмотреть!

К проекту присоединились ещё несколько лабораторий. Продуктивность увеличилась в разы. Роботы-программисты, лишь слегка меняя молекулярный код, смогли получить такое разнообразие немеханических форм, что те даже не умещались в лаборатории и было решено их выпустить и позволить репродуцироваться на поверхности. Никто не возражал, поскольку все образцы для самих роботов были вполне безобидны. К тому же 50-ю мегациклами ранее на поверхность уже были выпущены объекты серии Y вплоть до версии Y101, разработанные лабораторией ФЛРА. Вскоре экземпляры серий X12-X31 наводнили планету.

Каждый объект был похож на другой, но всё же они отличались. У одних сзади были чёрно-жёлтые полоски, у других чёрные точки на красном корпусе, а некоторые умели ловить первых, используя для этого липкие прозрачные нити. Изменения порой были столь незначительны, что казалось, образцы непрерывно превращаются друг в друга, как сменяющиеся кадры целиком образуют непрерывное видео. Всё это обилие, роившееся вокруг, знаменовало собой торжество научной мысли. Но, увы, разум данных образцов всё ещё оставался на уровне транзистора. В итоге ему, СТР1001, и другим сотрудникам лаборатории, приказали продолжить разработку, пока не получится что-то более стоящее.

СТР1001 подъехал к витрине, снова противно проскрипев гусеницами. «Надо обязательно смазать» — подумал он и, поправив клешнёй свою заржавевшую антенну, выступающую над его процессорным отделом, бросил взгляд на МЛД833, который в другом конце помещения перебирал какие-то чертежи: «Хорошо ему. У него ничего скрипит. Другая модель: больше цинка, меньше железа». СТР1001 продолжил читать дневник дальше.

«350 мегациклов от начала проекта… Ничего лучше образцов X30 и X31 создать не удалось... необходимо научиться конструировать объекты бόльших размеров с целью увеличения их интеллекта...»

«...работы по внедрению металлического каркаса потерпели неудачу... требуется найти другой материал... Кто-то предлагает соединения кальция. Большинство против...»

«...системы X37-X54 заметно преобладают в массе по сравнению с предыдущими системами... впервые в состав объектов внедрён жёсткий шарнирный неметаллический аппарат из солей кальция (карбоната, гидроксиапатита и др.), позволяющий им даже при большой массе сохранять свою форму… внедрён гибкий газовый баллон, изменение объёма которого позволяет регулировать глубину погружения объекта... способны существовать только в воде... ведутся работы по созданию подобных образцов в воздушной среде...»

«...X57-X61 поддерживают работоспособность как под водой, так и на поверхности, но при этом не могут долгое время пребывать ни там, ни там...»

«...внешнюю оболочку X63-X69 получилось сделать более жёсткой, у некоторых даже в виде панциря… Благодаря внедрению модернизированного кислородного фильтра данные экземпляры могут продолжительное время оставаться на суше... Развивать большую скорость всё ещё не способны...»

«...сегодня лаборатория добилась небывалых успехов. Теперь мы умеем воспроизводить немеханические системы сколь угодно больших размеров... масса образцов серий X71-X74 превышает среднюю массу робота в тысячу раз... особенно поражает объект X73.34, имеющий невероятную высоту, хотя основная его масса сосредоточена близ поверхности. Благодаря этому он в качестве источника материала может использовать все объекты серий Y123-Y245, даже самые высокие из них...»

Да, это был действительно впечатляющий результат! СТР1001 не мог забыть, как в его присутствии впервые за стены лаборатории вывели гигантского X73.34. Исполинской величины образец двигался, сотрясая поверхность. Эта штуковина была признана самым впечатляющим достижением за последние циклы. Робот СТР1001, ставший к этому моменту руководителем проекта, сам занимался обучением этого экземпляра, но, увы, безуспешно. Немеханический процессор данного образца был слишком мал и примитивен, а его длинная верхняя часть, вытягивающаяся далеко вверх, не позволяла увеличить его вычислительную мощность.

«500 мегациклов от начала проекта… Несмотря на громадные размеры образцы серий X71-X74 интеллектом не блещут... увеличение массы не является гарантией повышения разума... решено дальше продолжать работы над меньшими объектами...»

«...разработка летающих систем привела к появлению объектов X75-X78... они вынуждены иметь маленькую массу… для хорошего обтекания воздухом во время полёта их корпус пришлось покрыть мягкими слоистыми пластинками...»

«...объекты X71-X74, полученные на одном из предыдущих этапов, создают много неприятностей... они огромны, неуклюжи и глупы... признаны бесполезными... решено их уничтожить… предлагаются разные варианты... самый быстрый способ из предложенных — резкое понижения средней климатической температуры (преднамеренное охлаждение планеты)...»

«...системы X71-X74 успешно уничтожены… к сожалению, охлаждение повлекло к исчезновению более мелких образцов… вопрос об их воссоздании пока не решён...»

«...объект X83 способен взбираться на различные конструкции и выполнять нетривиальные действия… хорошо видит в темноте… вблизи его вентиляционного канала с обеих сторон имеются длинные нити-детекторы... наблюдается простейший интеллект...»

«...объект X84 отлично поддаётся тренировке, слушается жестовых и звуковых команд, но, как и X83, не умеет создавать что-либо в силу своей анатомии… надо работать над их клешнями...»

«...X85 подаёт большие надежды... способен сооружать некоторые предметы из более примитивных... на поверхность почти не спускается... уровень разума выше, чем у чего-либо созданного... промежуточная версия... нуждается в доработке...»

«...X86 передвигается в вертикальном положении... интеллект, однозначно, присутствует, но не такой сильный, как хотелось бы... использует систему звуковых колебаний для передачи информации друг с другом… объединяется в группы таких экземпляров… Недавно одна из групп сумела воспроизвести огонь, что является хорошим знаком... Необходимо продолжать эксперименты, результат всё ещё оставляет желать лучшего...»

И всё же, подумал робот, X86 был уникальным экземпляром. Он имел такой же рост, как и роботы-разработчики, но был более тонким и казался слабым. Объекты этой серии обладали чем-то, что можно назвать примитивной логикой. Сами они предпочитали проводить время в пещерах, изредка выбираясь на поиски немеханического материала, необходимого для существования. Образцы неплохо умели приспосабливать под свои нужды окружающие предметы. Например, оболочку других объектов они накидывали на себя, чтобы поддерживать температуру корпуса. Были замечены случаи, когда экземпляр воспроизводил примитивные фотоизображения на стенах пещер. СТР1001 понимал, что создание объекта, который действительно обладает интеллектом, не уступающего роботам, уже совсем близко. Нужна была ещё одна попытка, ещё одно усилие. Казалось, что следующий образец будет тем, что учёные ищут, но… судьба распорядилась иначе.

На этом записи в журнале заканчивались. Дальнейшие разработки были приостановлены из-за появления вируса. СТР1001 задумался. В его старом процессоре в последнее время постоянно вертелась одна и та же неотвязная мысль, которую он не мог прогнать. Сейчас после прочтения дневника, эта мысль всплыла снова. Он подозвал молодого МЛД833 и с задумчивым видом спросил:

Скажи, пожалуйста, откуда мы взялись?

Что значит «откуда»? — Такой странный вопрос от столь маститого учёного застал МЛД833 явно врасплох. — Со сборочного завода, — неуверенно ответил он.

— Это понятно, — усмехнулся СТР1001. — Я имею в виду, откуда все мы, роботы, взялись изначально?

— Ну, как же... — МЛД833 с недоумением смотрел на своего начальника. — Давным-давно, в кремниевом песке появился примитивный транзистор…

— …который в симбиозе с примитивной батарейкой образовал первую примитивную механическую систему, способную передвигаться и саморепродуцироваться, — продолжил за него СТР1001.

То, что он говорил, было общеизвестной теорией. Ещё в прошлом гигацикле её выдвинул робот-учёный ДРВН1809, чем вызвал много возмущений среди почитателей Суперробота. Позже она была детально проработана его последователями. Согласно этой теории 6,5 гигациклов назад планета ТАРС была безжизненная. Здесь лишь бушевали стихии, лили дожди, дул ветер. Но потом в силу какой-то неведомой причины появились элементарные микросхемы, которые спустя несколько сотен мегациклов превратились в современных разумных роботов. Вершиной данного процесса стали сборочные заводы — по сути те же роботы, но отказавшиеся от всех своих функции кроме одной — воспроизведение других роботов.

— Эти системы объединялись и, согласно теории ДРВН1809, в результате самосовершенствования возникли роботы в том виде, в котором мы есть сейчас. — СТР1001 на секунду замолчал. — Наследование свойств, естественная фильтрация… Да, я это знаю, я тоже когда-то это учил и даже когда-то читал по этой теории лекции. Но не кажется ли тебе это странным?

— Странным!? Но это же общепринятая теория происхождения роботов, — удивился МЛД833, — она прописана в каждом учебнике!

Да, знаю. Но подумай сам, как так случилось, что ни с того ни с сего возник примитивный транзистор? Ведь это само по себе достаточно сложная структура. Да и батарейка — тоже вещь не простая. Не верю я, что она сама возникла.

То есть, вы хотите сказать, что нас кто-то создал?! — воскликнул МЛД833.

Да, именно, — уверенно ответил СТР1001.

Но это же религиозная чушь, — возмутился молодой робот. — Но тогда кто? Мифического Суперробота не существует, а на нашей планете нет больше никого, кто мог бы нас создать. Здесь только мы, роботы.

— Хм… хороший вопрос. И ответ на него отнюдь не прост, — произнёс СТР1001. Он сделал паузу, чтобы собраться с мыслями. То, что он хотел сказать, не было строго математически доказанным. Гипотеза, которой старый робот хотел поделиться, была чем-то случайным, необоснованным, а может, просто глупостью. Так или иначе, эта идея была результатом его иррационального мышления, настолько неожиданным, что СТР1001 боялся про него говорить. Этот молодой МЛД833 был весьма способным учеником, но поймёт ли он эту тайную мысль? Ведь он всё ещё столь рационален. В любом случае, больше делиться ею не с кем. Поэтому СТР1001 продолжал: — Сотни мегациклов мы трудились в этой лаборатории, пытаясь сотворить немеханические системы. Вершиной нашего творения стал X86. На данный момент он обладает наивысшим интеллектом из всех таких систем. Это, конечно, далеко не то, что мы ожидали. Эх, если бы не вирус… — грустно проговорил СТР1001. — Это сейчас X86 рисует нас на камнях, но, пройдёт некоторое время, и мы с тобой тоже станем жертвами эпидемии, а значит, на всей планете не будет ни одного живого робота. А через один мегацикл от нашей цивилизации не останется и следа. Как будто нас здесь никогда и не было. Не будет ни этой лаборатории, ни сборочного завода, ни наших городов, ничего не будет. Всё проржавеет и развалится. Полноценным владыкой всей планеты станет X86 как самая разумная из всех немеханических форм. Эти экземпляры не будут знать, откуда они сами взялись. Скорее всего, они решат, что раньше были какие-то сверхсущества, которые создали всё, в том числе и их. Точно так же и мы несколько сотен мегациклов назад свято верили в единого Суперробота и в своём заблуждении предполагали, что он сотворил и нас, и всё вокруг.

— Но как же так? — возмутился МЛД833. — Ведь теория ДРВН1809 очень правдоподобна. Согласно ей, в наших программных кодах возникали ошибки, которые приводили к появлению новых, более развитых систем. Менее универсальные роботы погибали, оставляя после себя более универсальные. Эта теория в своё время была признана революционной, а вы с такой лёгкостью утверждаете, что она неверна, несмотря на всю её неоспоримость?

— Это всего лишь гипотеза, одна из многих других, как и гипотеза о существовании Суперробота. Ни одну из подобных гипотез мы не доказали, да и не смогли бы никогда доказать. Истину, увы, не дано познать никому. Но нам необходимо как-то самим себе обосновать своё существование. Вот мы и придумываем различные правдоподобные версии. Та теория, о которой ты говоришь, была выбрана лишь потому, что она оставляла меньше всего неясных моментов. Стоило бы мне рассказать свою версию, так на меня обрушился бы град вопросов, в первую очередь именно тех, которые ты мне задал. Но это не значит, что моя версия невозможна.

С минуту они находились в тишине. СТР1001 окинул взглядом помещение, переводя его с одной лампочки на другую, вновь глянул в сторону стеклянной витрины. Он как будто видел это всё в первый раз, хотя провёл здесь большую часть своей жизни. А МЛД833 молчал. Он пытался собраться с мыслями. Нелегко вырывать с корнем идеи, заложенные в тебе с момента сборки на самом базовом уровне, чуть ли не в операционной системе. Значительно проще принять это как аксиому и не задумываться. Но если бы всё было так просто...

— Сколько циклов мы изучаем немеханические системы, сколько интересных объектов создано! А зачем? Зачем мы этим занимались? — вновь прервал тишину СТР1001. — Сначала это был чисто научный интерес: существует ли такая новая форма жизни, если, конечно, что-то сделанное не из металла и кремния можно назвать живым? Потом пытались сотворить систему, не уступающую нам по разуму. Её можно было бы приручить и заставить делать что-то за нас, тем более что некоторые полученные образцы в силу своего строения, действительно, могут то, чего не можем мы. Но скоро нас с тобой не будет. Нас уже почти нет на этой планете. А этот X86 останется. Кому он будет служить? Только себе. Так как некому более. Он станет напоминанием о нас, о нашей когда-то могущественной цивилизации роботов...

— Так как в последние два цикла никаких разработок мы не вели, — продолжал СТР1001, — я ради своего удовольствия стал наблюдать за X86, за поведением объектов этого вида, за их общением между собой. Например, меня заинтересовала их коммуникационная система звуковых сигналов. Их лексикон устроен совсем не так, как у нас. Ты знаешь, как они называют нашу звезду ЭСТ?

Как?

«Солнце». А нашу планету ТАРС? «Земля». Правда, они ещё пока не знают, что это планета. Этим словом они обозначают то, по чему они ходят. А ты знаешь, как они называют все объекты серии «Y»? «Растения». X30 — «муравей», X31 — «пчела», X75 — «курица», X83 — «кошка», X84 — «собака». Откуда они берут такие сложные названия? Вот у нас сразу ясно, что X86 — это усовершенствованная версия объекта X85, поскольку в отличие от того умеет говорить и не проводит всё время на «дереве» — так они называют объекты серий Y123-Y245.

МЛД833 тщетно пытался понять, куда его мудрый собеседник клонит разговор.

— Так вот, может, в такую трагическую минуту это прозвучит глупо, но как ты отнесёшься, если я скажу, что когда-нибудь много мегациклов спустя планету снова заселят роботы. Мы снова будем строить города, прокладывать дороги, проводить сложные математические вычисления, и наша цивилизация снова восстановится.

— Ты надеешься, что хотя бы в одном из бункеров кто-то выживет? — удивлённо спросил молодой робот.

— Нет, не надеюсь, — ответил СТР1001, — роботам, каким мы себя знаем, пришёл конец. Я говорю о других роботах, которые будут после нас. А знаешь, кто нас воссоздаст?

— Нет…

— X86. Да-да, этот самый X86, который сейчас спокойно передвигается по поверхности, пока мы тут трусливо прячемся под землёй.

— Как это он нас создаст?.. — всё ещё недоумевал молодой робот.

— Элементарно, из металла и кремния! Точно так же, как мы когда-то сотворили их из углерода, водорода, кислорода и фосфора.

— СТР1001, я тебя уважаю как умнейшего учёного, но это полный бред! — возмутился МЛД833. — Кто такой X86? Он что, всемогущий Суперробот? Да у него память слабее, чем у робота-уборщика.

— В этом с тобою согласен. Память этих объектов действительно столь ненадёжна, как аккумулятор в воде. Только что приобретённый навык они способны забыть за считанные минуты, но в то же время они могут за одно мгновения додуматься до такого, что если бы я их не создавал собственными клешнями, то в жизни не поверил бы, что это не заложено в них по умолчанию! Да, запоминают они плохо, — задумчиво добавил СТР1001, — но что-то есть в них такое, что нам не дано постигнуть. Их немеханический процессор устроен удивительным образом. Они ошибаются в сложении маленьких чисел, но при этом иногда абсолютно нелогичным путём приходят к правильному выводу. И эта нелогичность может стать их главным козырем. Как это у них получается, нам, роботам, уже не понять.

— Но ведь это же мы их создали, а не они нас! — не унимался МЛД833.

— Я бы так смело не говорил, — подмигнул световым индикатором СТР1001. — А вдруг X86 создал нас, мы — X86, X86 — нас, мы — снова X86 и так далее. Это долгий процесс взаимного воссоздания. Кто знает, может, он будет длиться вечно…

— Ну и ну, — удивился МЛД833. — Хорошо, допустим, они нас сотворили. Но куда они сами тогда делись?

— Их убил вирус, — ответил СТР1001. — О, нет, не наш вирус. Это их собственный немеханический вирус. Мы же ведь не раз в лаборатории фиксировали случаи, когда некоторые образцы погибали из-за нарушений, занесённых в их молекулярный код внешними вредоносными скриптами. Эти миниатюрные скрипты — это как наши вирусы, только действуют лишь на них.

— Но кто-то должен был появиться первым! Либо роботы, либо X86. Не может же быть так, чтобы эта взаимная регенерация продолжалась вечно.

— Хм, хорошее замечание, — задумался СТР1001. — Кто же был сначала?..

Почему-то этот простой вопрос никогда не приходил ему на ум. Только сейчас СТР1001 заметил, что у его молодого коллеги начал мерцать экран. МЛД833 с трудом пролепетал сквозь помехи:

— Нет!.. Невозможно!… пшшш… Это... пшшшшшшш… фантасти-ы-и-ика!... пшшшш… — еле-еле произнеся последние слова, молодой робот застыл. Навсегда. Секунду назад в его корпусе бегал ток, перемещались электроны, звенели разряды, а теперь он превратился в безжизненную железную коробку.

СТР1001 отвернулся и отъехал в противоположный угол, грустно проскрипев гусеницами. «Надо смазать» — подумал он. А хотя... уже ладно. Вот и настал последний час. Это конец. Значит, ему тоже осталось жить не долго. Он не спеша оглядел помещение, снова бросил взгляд на витрину. Эта лаборатория была его домом. Здесь он пробыл много-много циклов. Именно здесь появились все созданные им творения. В том числе X86. «Интересно, что сейчас делает X86?» — подумал робот. Наверно, трёт палку об палку, чтобы разжечь огонь, или воспроизводит низкокачественные изображения на стене пещеры и даже не подозревает, что где-то глубоко под землёй доживает свои последние дни его создатель.

СТР1001 вспомнился последний раз, когда он выходил на поверхность. В то раннее утро он медленно ехал вдоль русла реки, оставляя за собой длинный гусеничный след на мокром песке. ЭСТ только-только вставала из-за горизонта. День обещал быть долгим и ясным. СТР1001 объехал нависший над заводью утёс и увидел вдали X86. Тот держал в своей немеханической клешне заострённую палку, которой пытался проткнуть мелькающие в воде экземпляры X41, X49 и X52. Рыба — СТР1001 вспомнил странное название этих экземпляров — то и дело уплывала, и X86 приходилось прыгать с камня на камень, чтобы не отставать от косяка. Старый робот с удовольствием наблюдал, как объект добывает себе необходимый для существования материал. У X86 был блестящий тонкий корпус бронзового оттенка. Его процессорный отдел, расположенный в самом верху, был покрыт чёрными запутанными нитями, развевающимися при движении. Две длинные нижние опоры были подвижны и сильны, что позволяло ему, в отличие, от роботов передвигаться по неровной каменистой местности.

Вдруг X86 заметил притаившегося вдалеке СТР1001. Объект приостановил ловлю, вышел на берег и стал осторожно с опаской приближаться к роботу. Согнув корпус и крепко сжав немеханическими клешнями заострённую палку, он неуверенно приближался к СТР1001. Робот стоял неподвижно и продолжал наблюдать за поведением образца, мигая индикаторами. Подойдя на достаточно близкое расстояние, X86 метнул палку в СТР1001. Звякнув о стальной корпус, палка отскочила в сторону. Увидев, что неизвестному существу, которое продолжало грозно мигать своими индикаторами, копьё не причинило вреда, X86 согнулся и упал на землю, вытянув свои передние конечности, и стал что-то бормотать, боясь поднять взгляд. СТР1001, наблюдавший эту сцену с железным спокойствием, подумал тогда: «Не готов!.. Ещё не готов… Нужна ещё одна попытка…». После чего СТР1001 развернулся и уехал назад в лабораторию.

До прихода эпидемии старый робот любил проводить время на свежем воздухе. Он бродил по долинам, то и дело встречая на пути результаты своих трудов. За несколько мегациклов планета сильно изменилась. СТР1001 был свидетелем многих перемен, произошедших на поверхности. До начала работ над немеханической жизнью мир был скучен и строг. Кругом только вода, серые камни и коричневая земля. Но как только из лаборатории были выпущены объекты серии Y, всё вокруг запестрело яркими красками. Множество мелких и крупных созданий серии X усеяли горы, низины и поймы. Многие роботы сожалели об утерянном мире, который был однообразен и блёкл, но при этом оставался суровым и логичным. Они называли СТР1001 чудаком за его любовь к прогулкам по грязной земле, сами предпочитая оставаться в сухом и чистом помещении. Может, они были правы, и СТР1001 следовало тоже поменьше выходить на поверхность. Тогда бы и его гусеницы были не столь ржавыми и так противно не скрипели бы. Но старый робот обожал новый разноцветный мир со всеми его странностями и нелогичностями. Этот мир был непредсказуем и многообразен. Он был самим совершенством в представлении СТР1001. Он был иррационален.

Какой-то образец серии X31, громко жужжа, врезался в стеклянную стену, стремясь вырваться за пределы лаборатории. Это вывело СТР1001 из забытья. «Кто же был сначала?» — снова всплыл вопрос ассистента. С большим трудом робот подъехал к панели управления и нажал какую-то кнопку. Потолок за стеклянной стеной раздвинулся, застилая помещение дневным светом, и подопытные образцы, кружа по спирали, вылетели через прямоугольное отверстие и скрылись в голубом проёме.

— Пожалуй, всё-таки роботы, — решил он.

Старый робот почувствовал вялость в своём железном теле. Его шарниры перестали слушаться. В объективах возникло потемнение. На мгновение в гаснущем процессоре пронесся слабый электрический импульс: «А может, МЛД833 прав... Это фантастика...»

СТР1001 замер навечно. Не горели индикаторы, не светился экран. Лаборатория погрузилась в тишину. На планете ТАРС жизнь прекратила своё существование.

+6
20:12
494
Нашёл хороший рассказ в Новой Фантастике, группа четырнадцать! Отличный, великолепный рассказ! Возможно, я немного дурной после бессонной ночи, но я не помню похожего рассказа. Возможно, идея этого рассказа подана таким оригинальным образом, что я не могу вспомнить, где мне встречалась такая же. Читать и перечитывать! Браво!
20:52
+1
Крутая идея рассказа и философия в наличии и фантастический сюжет! Автор, молодец! Может немного затянут конец, но эта мелочь не отменяет качества рассказа.
Комментарий удален
21:24
+3
Выражусь кратко: текст, вследствие использования, скажем так, цифровых наименований, сложноватый для простого восприятия, из — за чего немного, «глаз замыливается» и теряется суть. Идея интересная, но подача рассказа, ещё раз повторюсь, сложная. Несмотря на мою отрицательную отметку, автор — молодец, постарался изобразить новое, но, в привычном постапокалиптическом антураже (люди заменены на роботов, а вирус — на компьютерный вирус).
19:43 (отредактировано)
-2
Уважаемый автор, здравствуйте! Я понимаю вас. Вы хотите писать. Удачи вам в этом деле! Но для того, чтобы писать, нужно учиться.
Я прочитал всего два-три абзаца вашего рассказа и мне расхотелось продолжать чтение. Почему?
«Они являлись здесь полновластными хозяевами».
Слово «являться» используется в юриспруденции. В литературе «являться» может либо вестовой по вызову офицера, либо призрак к душевнобольному человеку (или одаренному духовно).
Если вы испытываете слабость к цифрам — занимайтесь математикой. В литературе все цифры пишутся буквами.
«СТР 1001 вяло повернулся». Что такое вялость для робота? Исполнение фигур брэйк-данса?
«Это был старый робот, очень давней даты выпуска». Извините, но это я отправлю в перлы.
«И хоть СТР 1001 местами сильно проржавел, а одна его клешня от времени заклинила, он по прежнему передвигался самостоятельно и считался среди своих знакомых самым мудрым».
Среди каких знакомых? Самым мудрым? Мой вам совет — относитесь к слову «самым» с опаской, как к электричеству. Его не любят выпускники литинститута имени Горького и всякие прочие редакторы.
А дальше я читать не стал. Мне и первых абзацев хватило. Извините — как-то не захотелось. Успехов в конкурсе!
10:07
+3
Не все цифры пишутся буквами. Цифры в именах пишутся цифрами. Как пример, R2-D2 из Звёздных войн. В этом рассказе все цифры в именах.
10:39
-3
Возможно. Но здесь проблема не в цифрах.
16:01
+4
Если проблема не в цифрах, зачем вы попрекаете автора математикой?
16:17
+1
Идея рассказа весьма привлекательна. Рассказ конструктивно строен – есть вступление, кульминация и развязка. И есть интрига, аналогичная извечной – «Что сначала возникло – яйцо, из которого вылупилась курица, или эта курица, снёсшая затем яйцо?». Здесь: чья цивилизация появилась на Земле раньше – роботов или людей. Читатель застаёт погибающую цивилизацию роботов, создавших живую природу, в том числе, человека. Претензии к тексту тривиальные – желательно подвергнуть изложенное более тщательной обработке в сторону сокращения. Буквенно-цифровые имена роботов вполне легитимны и не противоречат грамматике. Но, если попытаться расшифровать имя сервера ДРВН1809, вполне ясно проглядывает Дарвин со своим годом рождения 1809. В таком случае, что означали бы имена других роботов – героев рассказа?
Анастасия Шадрина

Достойные внимания