Светлана Ледовская №2

​Mundi comedenti

Автор:
Атаманов Александр
​Mundi comedenti
Работа №15
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен

Это случилось на одном из симпозиумов по вопросам исследования Вселенной. Дату проведения мероприятия и собственную личность я, с вашего разрешения, раскрывать не стану. Лишь за сам факт моего нижеследующего излияния научное сообщество, которое прекрасно знает кто я такой, подвергнет рассказчика остракизму. Однако, мне безразлична реакция интеллектуальной братии. Уверяю, нижеизложенная информация стоит любых жертв. Почти как Святой Грааль, только в научной сфере.

На трибуну вышел почтенный швед с лбом столь высоким, что заканчивался он лишь на затылке. Да простят мне учёные мужи подобную шутку. Умственные способности описанного человека превосходили мои собственные, да и любого присутствующего на конференции. Думаю, почтенный швед потягался бы со Стивеном Хокингом, если представилась такая возможность.

Однако Лудде Линдберг не стремился к лаврам и всячески избегал появляться на людях. Нынешний его визит оказался для нас сюрпризом, причём сюрпризом неприятным. Даже смотреть на старика было больно, настолько явной оказалась бьющая его дрожь. До выхода шведа на сцену присутствующие гадали что привело его сюда, раз отшельник Лудде покинул свою пещеру.

Старик щурился от заливающего зал искусственного света. Выступления учёных со всего мира длились до самого вечера, поэтому шведу Линдбергу предстояло выступать в свете фальшивых звёзд, софитов, и звёзд настоящих, чей призрачный свет сиял сквозь прозрачную крышу здания. Публика, в том числе и я сам, застыла в предвкушении чего-то…

Сказать грандиозного, означало бы преуменьшить ожидания. Благодаря богатой чудаками вроде Лудде истории научных открытий, мы ждали от него чего-то, что перевернёт мир вверх дном или по меньшей мере изменит наше видение. Но ждали мы всё же нечто способное уложиться в рамки нашего атеистического восприятия. Наконец, в замершем воздухе послышался многократно усиленный микрофоном старческий голос.

- Вселенная. Как много для нас в этом слове. Таинственная, неизведанная пустошь за пределами Земли, в которую мы заглядываем с ужасом и благоговением. Мы знаем, пусть и боимся признаться себе, что не сможем покорить Вселенную… - Лудде возвёл глаза к потолку и взглянул на ночное небо, - Но теперь мы знаем, что Вселенную покорили до нас. Моя коллега, Адела Андерсдоттир, поплатилась жизнью за это знание.

Мы начали смущённо оглядываться, стараясь найти взглядом Аделу. Словно старик стал бы так грубо шутить о коллеге и единомышленнице. Она всегда сопровождала Лудде с начала их долгосрочного сотрудничества и обычно не появлялась на сцене – нас не смутило её отсутствие под светом софитов. Однако, в полумраке зала Аделы тоже не было. Теперь некоторые из нас начали задаваться вопросом куда Лудде устремил свой взгляд и почему приехал на симпозиум один.

- Как многие из вас знают, доктор Адела Андерсдоттир была биофизиком. Женщина-учёный. До девятнадцатого века, подарившего нам Марию Склодовскую-Кюри, в такое было трудно поверить. Труднее поверить в то, что Адела в одиночку подарила миру что-то действительно новое. Знаете, я ведь тоже ей не поверил… - голос Лудде сорвался, выдавая волнение. Об этом теперь знал весь зал, не только избранные, что смогли уловить особые коннотации при произношении имени Аделы Андерсдоттир.

- Её сигма-детектор поначалу казался мне чепухой, блажью вдохновенного изобретателя, одержимого идеей найти что-то новое. Глупее и бессмысленнее я ничего в своей жизни не видел. В моей голове не укладывалось зачем профессор биофизики пыталась найти человеческую душу, если научно-исследовательская деятельность совместима разве что с атеизмом или агностицизмом. Тогда вдохновенный биофизик попросила взглянуть на неё сквозь детектор. Первый же взгляд на Аделу через прибор поставил меня в тупик. Внутри каждой частички её тела копошились невероятно длинные светящиеся оранжевым черви, выходящие через теменную кость в полоток. Я вновь посмотрел на неё невооружённым глазом и увидел, что профессор Андерсон в порядке. Затем снова прильнул к обзорному окошку прибора и увидел червей. Теперь они казались жгутами чего-то большого, запустившего свои щупальца в Аделу. Этого не могло быть. Я несколько раз моргнул, с силой сжимая веки и снова взглянул на профессора. Она была в порядке. Затем снова посмотрел в прибор. Жгуты были на месте.

Адела заметила охватившее меня смятение и успокоила, что увиденные мной оранжевые черви-жгуты существуют. Сигма-детектор в действительности показывал доселе неизученное излучение. Многие смогут возразить, что мы с Аделой приняли за сигма-излучение следы деятельности центральной нервной системы человека, либо кровеносной системы. Стоило лишь поменять цвет и…

Мы были учёными и прекрасно знали, чем отличается сигма-излучение от электромагнитного излучения, создаваемого центральной нервной системой, а кровь моя не была подкрашена, либо металлизирована, чтобы оптический прибор был в состоянии зафиксировать расположение кровеносных сосудов в организме.

И напоследок напомню, что ни деятельность центральной нервной системы, ни деятельность кровеносной системы не выходит за пределы стоящего перед вами организма и не может меняться даже в пределах самого организма. Однако увиденные мною жгуты динамически меняли своё положение внутри тела Аделы и выходили пучком сквозь теменную кость к потолку, сквозь потолок и выше.

В зале начался беспокойный ропот. В разноголосии без труда различалась главная интонация высказываний – сомнение. Лишь единицы понимали насколько важными были откровения Лудде для будущего человечества. К сожалению, я на тот момент в число «посвящённых» не входил. Скепсис во мне был сильнее доводов Лудде Линдберга. Кто-то с задних рядов встал и демонстративно покинул зал, громко хлопнув дверью. Лудде равнодушно посмотрел вслед ушедшему и продолжил свой рассказ:

- Тогда Адела направила сигма-детектор на меня. Сначала она молчала, потом присмотрелась и сказала, что никогда не видела схожее с её количеством сигма-ветвлений в пределах одного тела. Если тело Аделы было соткано из света, то моё светилось лишь на девяносто процентов. Подтверждение словам биофизика я увидел и на сигмаграмме. Не знаю, что в тот день повлияло на моё решение больше. Этот надуманный комплимент в виде роя вымышленных червей в моём теле или уверенные слова Аделы, отвечавшей на каждое моё возражение. Она ничего не оставляла безо внимания и парировала без запинки. Однако смысл нашего сотрудничества ускользал от меня. Биофизик и астрофизик имели не так много точек соприкосновения. Кроме, разумеется, физики. Именно она и должна была нас сплотить.

Лудде снова поднял взгляд к звёздному небу и на этот раз задержал чуть дольше прежнего. Мы вглядывались в иссечённые морщинами черты лица старика, пытаясь найти причины, которые заставили его побороть немощь и выйти на сцену. Руки Лудде тряслись, ноги подкашивались, а спина была не в состоянии держаться прямо, отчего старик то и дело припадал на трибуну, удерживая свой вес на трясущихся руках. Обычно передвигавшийся с тростью швед вышел на сцену без неё. Что он хотел этим показать? Презрение к самому себе или собственной немощи? Наконец, Лудде обратил внимание на публику, дожидавшуюся продолжения истории.

- Мы принялись за исследования с удвоенным энтузиазмом. По просьбе Аделы я создал уменьшенную версию сигма-детектора, удобную для транспортировки. Поскольку у нас не было финансовых средств, чтобы оплатить испытания, пришлось прибегнуть к услугам добровольцев. Мы сразу отмели возможность получить помощь со стороны Креста или других благотворительных организаций. Наше исследование не имело ничего общего с гуманитарной помощью. С каждым днём количество сигмаграмм росло, и мы уже могли сделать определённые выводы. Первым из них стал вывод, что сигма-излучение касалось абсолютно каждого человека, явившегося к нам. Независимо от расы, вероисповедания, социального положения, мировоззрения, образа жизни и состояния здоровья. Иными словами, оранжевые жгуты бесновались в каждом, кто к нам приходил. Тогда мы перешли на других живых существ.

В зале снова начался ропот, опосредованный сомнением. Антинаучность рассказываемых профессором вещей была столько очевидной, что опровергнуть их было слишком легко. Лудде не мешал собственному разоблачению, но лишь подкидывал всё новые и новые детали, чтобы быть разбитым окончательно.

- В животных мы также нашли описанные оранжевые жгуты. Их концентрация оказалась значительно меньше, а сами жгуты тоньше. В растениях жгуты значительно толще и количество их ограничивалось одним-двумя или больше в прямой зависимости от количества стеблей и стволов. У насекомых жгут один, очень тонкий и ветвящийся подобно корням дерева. Таким образом можно составить своего рода иерархию концентрации жгутов, в которой людям уготовано второе место. Первое место по праву занимают дельфины. Сеанс с ними обошёлся нам с Аделой в значительную сумму. Пришлось заложить часть имущества, чтобы двигаться дальше. Остальных зверей мы тестировали в зоопарке. Незаконно, - сказал Лудде, сделав упор на последнее слово.

Гомон толпы стал едва переносимым. Кто-то, чьё имя называть будет неэтично, вскочил с места и выдал двухминутную отповедь на тему того, что лекция Лудде Линдберга откровенная профанация. Приводить слова возмущённого я не стану. Нужные люди и так прекрасно знают кто и что возразил Лудде. Тот же человек, кто без колебаний подверг гонениям меня и подбил для этих целей научное сообщество.

- Затем Адела, по скромности своей утаившая изначальную причину нашего сотрудничества, высказалась. Ей не давали покоя не столько сами жгуты, сколько их восходящий характер. Что бы это ни было, оно было связано с объектами в верхних слоях атмосферы, либо вне нашей планеты. Сказать достоверно были это поводки или перцептивные отростки большого организма мы не могли. Для этого требовалась иная оптическая аппаратура, разработкой которой мне и предстояло заняться. Собственно, с этой целью Адела ко мне обратилась изначально, но идея о неизвестном науке излучении пробудила в старике жажду познания. Параллельно с разработкой гибрида сигма-детектора и телескопа мы занялись исследованием остаточного сигма-излучения.

Очередная пауза оставила зал в тишине. Независимо от моего отношения к тому, что говорил Лудде, я не мог не слушать. Это было нечто свыше понимания, притягивающее к себе и пугающее. Мы словно заглядывали за завесу, о которую лучшие умы бились, как комары о москитную сетку, на протяжении веков, тысячелетий.

- Сначала мы наблюдали за состоянием неодушевлённых предметов и обнаружили большую разницу между тем, что было живым и тем, что живым никогда не было. Например, бутерброд с ветчиной, сыром и листом салата обладает большей остаточной энергией, чем пульт от телевизора или нож. Дело не в каком-то конкретном продукте. Тот же результат показывало сопоставление чего-то рукотворного с ветчиной, сыром и листом салата отдельно. Пульт или нож слабо светились лишь после прикосновения наших с Аделой рук и только там, где наши руки соприкасались с их поверхностью. Предметы, которыми мы пользовались часто, например, моя любимая кружка, показывали устойчивое свечение в области, где её касались моя рука и губы, - Слушатели машинально уставились на проекционное полотно в ожидании слайда с кружкой, но ничего подобного не было: Лудде принадлежал к учёным старой школы, которым хватало слов для пояснения своих мыслей, - Сигма-излучение ведёт себя также, как и любое другое излучение, имея способность в определённых обстоятельствах преобразовываться в частицы, оседать на материальных объектах. Однако никакое остаточное излучение предмета, созданного человеком, не может сравниться с тем, что было живо. Именно поэтому я вынужден буду описать наш самый жестокий эксперимент.

Вновь возникшая пауза, обусловленная одышкой Лудде, оставила слушателей в подвешенном состоянии. Примерно также ребёнок чувствует себя, когда отклоняясь на качелях назад, взмывает ввысь и на время повисает в воздухе. Впрочем, подобное зависание длится недолго и заканчивается неожиданно. Такое бывает, когда ты чего-то ждёшь, и оно может произойти в любой момент, каждый из которых окажется для тебя предсказуемо неожиданным.

- Чтобы окончательно разграничить одушевлённые и неодушевлённые объекты, да к тому же разграничить объекты, которые были живыми и которые живыми никогда не были, нам с Аделой необходимо было засвидетельствовать смерть сквозь сигма-детектор. Для этой цели мы обзавелись десятком лабораторных крыс и усадили каждую из них в отдельную банку. Скажу честно, даже мне не хватило мужества, чтобы день за днём наблюдать за умиранием. Мы с Аделой совместили сигма-детектор с видеокамерой и записывали смерть дистанционно. Просмотренные позднее записи были…кх…- Лудде подавился и несмотря на то, что рассказанные им вещи пока не имели отношения ко Вселенной, в скорейшем времени получил стакан воды от организаторов. Время его выступления подходило к концу, да и выступал он в конце всего мероприятия, но останавливать старика Линдберга никто не собирался. Мы были слишком увлечены, чтобы прерваться.

- Ошеломляющими, - продолжил Лудде, чей голос вновь стал густым, как гудрон, - Оранжевые жгуты сигма-излучения постепенно усиливали своё воздействие до смерти. Они уплотнялись и пульсировали. Однако, как только крыса умирала, то жгут в течение пяти минут блек, истончался и покидал тело окончательно. Что могло бы объяснить незначительную потерю массы после смерти в небезызвестном эксперименте. Остаточное излучение рассеивалось в течение приблизительно сорока дней. Кроме того, покидание тела для жгутов было напрямую связано с характером смерти. Насильственная смерть ускоряла покидание, но никак не влияла на остаточную энергию неодушевлённого тела. Однако вовремя предоставленное питание не только спасло жизнь крысе, но и приводило к усилению влияния жгутов. В течение нескольких часов сигма-ветвления становились толще, усиливали светимость и полностью восстанавливались на прежних местах. Как если бы в лабораторную крысу таким образом возвращалась жизнь.

- То есрь вы харите сказать, что нашри… душу? – поинтересовался японский астрофизик на ломаном английском.

- Если можно так выразиться. Мы нашли что-то способное объяснить почему груда жира, мяса, костей, лоскутов кожи, волос и прочих частей не начинает гнить в течение жизни, хотя химический состав у живого и мёртвого тел одинаков. По крайней мере, до начала разложения.

- То есрь вы утверыждаете, что эти жгуры и дерают нас живыми? – настаивал японец.

- Единственное, что я могу утверждать, это что смерть и покидание организма сигма-ветвлениями связаны неразрывно. Одно без другого невозможно. Именно поэтому нам было так важно узнать, куда уходят жгуты после смерти живых существ. Где находится их источник.

- Вы искали Бога… - послышался растерянный голос из темноты.

- Да, мы искали Бога. Но мы его не нашли. На другом конце жгутов было нечто иное. Совмещение сигма-детектора и телескопа потребовало качественно нового подхода к обоим приборам. Вмешаться в устройство детектора или телескопа значило их загубить, поэтому я счёл более доступным вариант с установкой сигма-детектора до линз телескопа в надежде на то, что сигма-излучение будет отражаться от десятков линз внутри оптического прибора также, как и свет. Скажу честно, если бы мои надежды не оправдались, то я был бы счастливее, чем сейчас. Неведение годами уберегает нас от правды, но вот мы сталкиваемся с ней и опускаем руки.

В зале повис немой вопрос: «Что вы увидели?». Лудде продолжил так, словно отвечал на этот незаданный вопрос.

- Восходящие жгуты сплетались в пучки в тропосфере, которые в свою очередь сплетались в ещё большие пучки в стратосфере и уходили выше, в ионосферу, подобно корням. Объединённая в огромный стволообразный пучок сеть корней-жгутов уходила за пределы ионосферы и нашей солнечной системы. По моим расчётам сигма-ствол направлялся в сторону сверхмассивной чёрной дыры Стрелец А в центре галактики Млечный путь. Для дальнейшего наблюдения требовался более мощный телескоп. Одних расчётов было мало, чтобы утверждать с полной уверенностью чем являлось увиденное. Мы с Аделой уже могли предположить, чем является сигма-излучение, но слабо представляли, как оно связано с чёрной дырой. С этой целью нам пришлось прибегнуть к помощи старого друга и отправиться на Канарские острова. То, что мы увидели с помощью телескопа Gran Telescopio Canarias, было больше, чем мы могли вынести. Пучки энергии действительно уходили к сверхмассивной чёрной дыре и даже более того. Область чёрной дыры вплоть до самого горизонта событий была заполнена огромным светящимся оранжевым шаром сигма-излучения…

- Вы хотите сказать, что чёрная дыра высасывает из нас жизнь? Это нонсенс! – возразил какой-то француз справа от меня.

- Учитывая поведение жгутов после приёма пищи, а оно характеризуется усилением и пульсацией излучения, уходящего вверх от принявшего пищу, можно сказать, что энергия из живых существ определённо выкачивается. Только это происходит на неизвестном доселе уровне и НЕ чёрными дырами.

- Вы сейчас опровергаете свои собственные слова. Если возможно, будьте более последовательны. Мы и так задерживаемся, - предупредил некий англичанин. Мне показалась смешной его поспешность. Вряд ли брит смог бы пить чай в такое время.

- Чёрные дыры в обозримой Вселенной действительно являются источниками накопления сигма-излучения, но концентрация излучения всегда остаётся на одном и том же уровне. Мы с профессором Аделой наблюдали за показаниями приборов на протяжении недели и не заметили изменений светимости. Рассчитывать на большее с Гран Канарис мы попросту не могли. Однако даже недели хватило, чтобы сделал выводы. Несмотря на постоянный приток сигма-излучения с Земли и всей галактики, концентрация излучения, выраженная в светимости скопления, не росла. В соответствии с законом сохранения энергии кто-то или что-то вне чёрной дыры поглощало энергию сигма-излучения.

Дальнейшие мои слова являются крамольной теорией, поэтому я не рассчитываю на полное понимание с вашей стороны. Профессор Адела погибла через две недели после того, как мы, наконец, поняли, что увидели. Вывод напрашивался сам собой. Белые дыры, которые научное сообщество искало так долго, выходили в другую Вселенную. Причём она гораздо больше нашей и нуждается в огромном количестве энергии для своего функционирования. Всё живое нужно лишь для сбора, концентрации и передачи данной энергии дальше. То есть мы не больше, чем бактерии, помогающие животным переваривать целлюлозу.

- Выходит, мы… не живые? – растерянно спросил француз.

- Нет. Мы живые. В худшем смысле этого слова. Живые за счёт поглощения чужой энергии, которой расплачиваемся с существом безмерно большим, чем мы сами. И когда нам станет нечего выкачивать с планеты Земля, когда этому существу станет нечего выкачивать из нас, то mundi comedenti нас покинет.

- Каким образом покинет? Мы ведь нужны ему.

- Не больше, чем обладатели жгутов с сотен тысяч других планет. Мы с Аделой видели скопления пучков, уходящих и к другим солнечным системам. Мы не одни во Вселенной. Поэтому и наша ценность не больше, чем ценность других рас. Mundi comedenti может вырвать, как сорняк, весь пучок жгутов, покрывающих нашу планету и не почувствовать разницы. Это существо слишком велико.

- Но… mundi comedenti переводится с латинского, как «пожиратель Вселенной». Не преждевременны ли такие выводы? – оживился француз.

- Мы видели сигма-излучение в необозримой части Вселенной, что позволяет предположить её конечность и ограниченность в пространстве. Причём пространством этим является желудок mundi comedenti, а мера энтропии, разделяющей наши галактики, удаляющиеся от центра Вселенной, нужна mundi лишь для удобства употребления всего сущего в пищу. Мощность сигма-излучения в необозримой части галактики была куда выше, чем в обозримой. Концентрация жгутов там куда выше и мир подвергается куда большему насилию, подобно пище, расположенной близко к стенкам желудка. Возможно, человечеству было бы лучше никогда этого не видеть. Мы с Аделой увидели и…

- Что стало с профессором Андерсдоттир? – спросил я. Многозначительные взгляды в небо, конечно, впечатляли, но силы фактов это не отменяло.

- Mundi забрал её через две недели после того, как мы заглянули за завесу. Скоро настанет и мой черёд.

- О чём вы говорите?

- Мы можем вам чем-то помочь? Финансирование, медицинская помощь?

- Нет. Если бы вы взглянули на моё тело через сигма-детектор, то увидели бы происходящее иначе. Жгуты беснуются внутри, разрывают мой организм на части. Не знаю сколько времени пройдёт прежде, чем сердце остановится. Mundi comedenti знает, что я знаю о нём и не хочу больше ни пить, ни есть. Эта сущность пытается от меня избавиться и уже очень скоро преуспеет в этом. Как вам поступить с полученной информацией решать придётся самостоятельно. Однако не пытайтесь обращаться к Богу, вас услышит только mundi comedenti.

На этом закончился рассказ Лудде Линдберга, переданный мной практически дословно, хоть и слегка приукрашенным. В тот же день я пытался встретиться с Лудде ещё раз, чтобы поговорить в частном порядке и разобраться не сошёл ли старик с ума. Выступление перед публикой можно подготовить и отрепетировать до такой степени, что даже квалифицированный специалист по психопатологиям не сразу отличит больного от здорового. Импровизацию же подделать куда труднее. К сожалению, встрече нашей не суждено было состояться.

Я миновал холл отеля, осведомившись у консьержа на месте ли профессор Линдберг – он был в своём номере и после возвращения с симпозиума никуда не выходил. Я поднялся на лифте, прошёл по коридору до нужной двери и затем стучался в неё битый час. Когда я вызвал консьержа и тот подобрал нужный ключ, то внутри комнаты мы обнаружили мёртвого Лудде Линдберга. На прикроватной тумбочке стояла пустая баночка с таблетками. Название говорить не имеет смысла. Редкие таблетки можно есть такими дозами без летальных последствий. В чемодане подле кровати стоял и сигма-детектор – я не удержался от научного любопытства и взглянул сквозь него на консьержа. Оранжевые черви бились в нём, как полоумные, пока тот звонил в скорую. Оранжевый пучок уходил сквозь потолок этажом выше и выше, до самых небес, если верить Лудде. Однако, я не желал больше смотреть.

С тех пор, я боролся с желанием умолчать о том, что сказал старик, или поведать об этом всему миру. Правда оказалась разрушительной даже для представителей научного сообщества, считавших себя интеллектуальной элитой, а интеллект учит сдерживать эмоции. Некоторые из нас плакали, другие какое-то время боролись с собой и превратились в ожесточённую оппозицию. Я не смог ни смириться с правдой, ни бороться. Быть может, вы придумаете что с ней делать? В любом случае, я умываю руки. Сигмаграмма показывает, что мне осталось недолго. Посмотрим, сколько продержитесь вы, прежде чем mundi comedenti до вас доберётся. Очень уж эта тварь не любит тех, кто знает больше, чем положено знать бессловесным внутренним органам. Можете считать это местью за нашу с вами общую паразитическую природу. Не стоит благодарности. Мы это заслужили.

+7
02:10
2191
02:13
-1
Прочитал. Но «бозона Хиггса» не нашел.
Гость
01:00
-1
Аналогично
Гость
01:44
+2
Аааааа, скоро он и до нас доберется! Что же делать, как же спастись?!!! Я в ужасе!

*рассказ очень классный, я надеюсь, он выйдет в финал)
Гость
18:59
«по вопросам исследования Вселенной» — это называется космология. «кровь моя не была подкрашена» — так все-таки, чья кровь, ее или его? «оптическая аппаратура, разработкой которой мне и предстояло заняться» — астрофизики почти не пользуются оптикой, их интересует гораздо более широкий спектр излучений. «То есрь вы харите сказать, что нашри… душу?» — японцы коверкают речь не так. «Мощность сигма-излучения в необозримой части галактики была куда выше, чем в обозримой» — как они смогли это увидеть, если она необозрима?
В общем, рекомендую автору две вещи: а) помнить, что фантастика должна быть достоверной и б) лучше отслеживать логику повествования. Ну и тему потуторонних сущностей-паразитов, использующих людей, как источники энергии, опять же уже обыграл Лукьяненко. Правда, в гораздо более оптимистичной манере.
Гость
20:39
+3
А Вселенную исследует только космология? Физические свойства материи в самых больших масштабах и возникновение вселенной — да. Но астрофизика тоже изучает вселенную кагбэ… Причём Вселенная вмещает ещё небесные тела, которые движутся определённым образом — это уже небесная механика. Те же небесные тела из чего-то состоят — небесная химия.

«Кровь моя не была подкрашена» — видимо, кровь рассказчика, то есть Лудде. Тут уже логически надо думать. Знаю, тяжело.

То есть телескоп Хаббл и упомянутый в тексте Гран Канарис не являются оптической аппаратурой и совершенно точно не используются астрофизиками? Астрофизика изучает широкий спектр физических явлений, часть которых фиксируется без помощи спектрометра.

Японцы коверкают речь не так. Вы японец? У вас есть знакомые японцы? Вы уверены, что ни один японец не коверкает речь именно так? Опять же. К чему это было написано?

Потому что она необозрима для оптики и свет оттуда не возвращается, а сигма-излучение, видимо, да. Вы зрите глазами и, если чего-то не видите, то это вовсе не значит, что чего-то излучения в иных спектрах не могут быть зафиксированы… Например, такие, которые игнорируют свойства пространства-времени, то есть и физические ограничитель на максимальную возможную скорость в нашей Вселенной.
а) вы так уверены, что эта фантастика, а не мистика?
б) мунди не паразит. Он породил людей и тысячи других форм жизни с целью выкачивания энергии из материальной Вселенной. То есть он проводник между идеальным и материальным. Он Бог. Опять же очень трудная мысль. Перечитайте несколько раз.

Претензии выдвигаете, но читаете невнимательно и думать упорно отказываетесь. Каждый человек имеет право иногда побыть дураком. Однако, не стоит пользоваться им слишком часто.
Гость
20:56
+1
Люблю, когда авторы сначала лажают, а потом бросаются на защиту своих детищ постфактум) Не во время написания, не во время вычитки — не ставя себя на место квалифицированного читателя, видимо, — а когда кто-то начинает разносить их неаккуратный шалашик по веточке… Это так мило) Но давайте по порядку:

«Космоло́гия — раздел астрономии, изучающий свойства и эволюцию Вселенной в целом». Если уж вы пишете «вопросы исследования Вселенной», но не уточняете, о чем конкретно идет речь — ну, извините, надо уметь признавать свои фэйлы.

«Я несколько раз моргнул, с силой сжимая веки и снова взглянул на профессора» — и тут же буквально — «кровь моя не была подкрашена». То есть, автор запутался, кто там у него смотрит, а кто там у него объект исследований. Согласен: логически думать тяжело.

Телескоп не является на данный момент самым популярным девайсом в астрофизике. Я имею в виду классические рефракторы и рефлекторы, конечно же. «Оптическая аппаратура» — это как раз про них. Гораздо более часто приходится орудовать радиотелескопами и прочими электронными детекторами, которые к оптике, строго говоря, не относятся. Изучайте, изучайте сабж перед написанием текстов.

Японец не заменяет звук «т» звуком «р». Он бы сказал: «то есуч(намек на т)и ви хочидзе суказач(намек на т)и...» Я достаточно ясно изложил? Смотрите, могу попроще.

Слово «необозрима для оптики» подразумевает, что оптика туда тупо не добивает. а) далеко и б) широко. Необозримый простор — то, что не окинуть взглядом. «Недостижима», «незрима», «невидима» я бы еще понял, но необозримость… Умейте уже в синонимы, вы же типа писатель.

Фантастика, мистика, фэнтези, ужасы… Все должно быть достоверно. Как говорят фанфикеры, «верибельно». А про то, кто кого породил — вы вообще не написали. Зато про паразитизм и злонамеренность — без малого половина текста.

Впрочем, «вы… не написали» — это я погорячился. Вполне допускаю, что вы не автор, а просто пришли, увидели и решили одним махом почесать свое ЧСВ и автору слегка лизнуть. Увы, это был фейл по обеим целям. И правом побыть дураком вы воспользовались на отличненько. Живите с этим.
Гость
21:37
+1
То есть откровенно мелочные придирки здесь являются существенными? Фантастическое допущение для вас, видимо, также понятие незнакомое? Значит не пишете или пишете плохо, раз не знаете простейших вещей.

Ёж-оборотень, включите мозг. Вселенная большая и вмещает все астрономические объекты. Вы притягиваете за уши. Уж извините, но это так.

Не тут же буквально. Перескок через абзац и очередное притягивание за уши.
«Я несколько раз моргнул, с силой сжимая веки и снова взглянул на профессора. Она была в порядке. Затем снова посмотрел в прибор. Жгуты были на месте.» И через абзац «Мы были учёными и прекрасно знали, чем отличается сигма-излучение от электромагнитного излучения, создаваемого центральной нервной системой, а кровь моя не была подкрашена, либо металлизирована, чтобы оптический прибор был в состоянии зафиксировать расположение кровеносных сосудов в организме.» Рассказчик за это время не поменялся. Лудде взглянул на Абелу. Затем Абела взглянула на Лудде. Полагаться на вид Абелы было нельзя. Она могла и подготовиться к такому, так что Линдберг мог доверять только сигмаграмме собственного тела. У автора с логикой всё в порядке. Недоверие изображено вполне достоверно. Другое дело, что Лудде не говорит об этом явно. Поэтому вам и нужно было подумать, Ёж.

Вопрос был: оптическая аппаратура совсем не используется? Вы же сами говорите, что используется. На том и порешим.

Опять же. Вы не японец, не знакомы с японцем. Это всего лишь ваше мнение, которое в очередной раз звучит, как лозунг и не нуждается в иных подтверждениях. Так не пойдёт.

Под необозримой областью Вселенной, очевидно, понималось, что свет от этих областей до нас попросту не добрался, а сигма-излучение да. Как же с вами трудно. Я-то писатель, а вы?

Видимо, Лудде это лишь предполагал, хотя в тексте было: "- Единственное, что я могу утверждать, это что смерть и покидание организма сигма-ветвлениями связаны неразрывно. Одно без другого невозможно. Именно поэтому нам было так важно узнать, куда уходят жгуты после смерти живых существ.
— Вы искали Бога… — послышался растерянный голос из темноты.
— Да, мы искали Бога. Но мы его не нашли. На другом конце жгутов было нечто иное. "
И ещё, как минимум, такой намёк:
«Всё живое нужно лишь для сбора, концентрации и передачи данной энергии дальше. То есть мы не больше, чем бактерии, помогающие животным переваривать целлюлозу.»
Откровеннее сказать было только прямым текстом, как в комментарии. Вы просто не захотели это понять. Вопрос не к автору, но конкретно к вам.

Не знаю кто вы и что вы, но тем не менее. Правила хорошего тона никто не отменял. Если я с вами вполне конкретен и логичен, то ваши же комментарии можно и даже нужно счесть срачегенерирующими. Общаться в такой манере далее не намерен. Вопрос не правоты, но сохранения человеческого облика. Очень уж он мне дорог.

Гость
22:22
Слушайте, ну повеселили) Это настолько… беспомощно, что даже забавно) Не могу не отметить, что изначально я придирался к тексту и только к тексту: на личности уже вы начали переходить. Но если вам хочется оказаться правым — ок, я скажу. Вы, несомненно правы. Легче стало? Славно. А вот текст от этого не улучшился. И это есть факт, мсье Некто) Засим откланиваюсь.
18:45
+2
фантастика должна быть достоверной

Вы не в курсе, что достоверная фантастика — это весь соцреализм?
18:47
+2
«Высочайшие достижения нейтронной мегалоплазмы! Ротор поля наподобие дивергенции градуирует себя вдоль спина и там, внутре, обращает материю вопроса в спиритуальные электрические вихри, из коих и возникает синекдоха отвечания...»
Гость
19:04
+1
Лишенный дара слова владеет словоблудством. Не нуждалось в доказывании. Но очередное доказательство налицо.
19:05
Лишенный дара узнавать цитаты из классиков… Короче, что именно ви таки хочете мене уже сказать?
Гость
16:35
+1
Вот вам ни одному нормальному человеку никогда ничего не хотелось и не захочется сказать, хоть уеживайтесь в гибридном соединении с оборотнем
17:19
-1
А, ну хозяин барин. Засим откланиваюсь.
Не знаю, как по-английски, а по-русски японцы говорят почти чисто, понять можно. Вряд ли они коверкают английский сильнее, чем русский.
Да туда-то Лукьяненко. Это же не полный плагиат? Подано обалденно, аж те самые червячки в животе закопошились. Доработать художественную сторону, и будет шикарно.
03:36
+1
Была одна небезынтересная история о взаимоотношениях японцев и буквы «р» — времен того вялого замеса на Тихоокеанском ТВД, который американцы пафосно считают своим вкладом в Победу.

Если вкратце: японцы не выговаривают букву «л». От слова «вообще». В частности, китайское имя Лю у них превратилось в Рю. Так вот, граждане самураи, а так же потомки асигару, желавшие хоть тушкой, хоть чучелком, но нанести противнику ущерб, в случае ранения ныкались куда-нибудь за дюну и орали: «Медик!» В смысле, «Medic!» Санитар шустрой игуаной просачивался под фланговым огнем к «пострадавшему», и тот со всей благодарностью всаживал ему штык в горло — после чего и к Аматерасу можно было отправиться, с чувством выполненного перед Родиной и микадо долга.

Янки такой подход, ясное дело, не одобряли. И пока господин Макартур
сотоварищи морщил лбы, кумекая, как бы так вразумить желтожопых макак, что за подобные шалости можно и на «Миссури» прогуляться (в плохом смысле, прошу заметить), назрела инициатива снизу. Теперь, если пациенту срочно требовалось немножко бинтов, йода и казенного спирта, полагалось орать «Талула!» То есть, «Talulah!» Ни один настоящий джап такую лексическую конструкцию воспроизвести не мог. Максимум, что могло получиться — это «Тарура!» Что, понятное дело, выпаливалось американскими медиками на раз, и к пациенту в итоге отправляли не красный крест, а пару залпов из «Гаранда».

Но вот так, как описывает автор в своем опусе, японцы точно не говорят.
04:14
-1
На самом деле к лукьяненковскому Сумраку здесь отношение отдаленное, хотя механизм схож. Я бы скорее провел аналогии с тиранидами из Warhammer 40к: тоже какая-то НЁХ from outer space хочет зохавать всех чилавекафф. Я подобные писульки читаю, когда надо мозг расслабить.
«конкретен » — корректен?
Не вижу смысла придираться к обозначению акцента. Допустим, они говорят/или иначе — что от этого меняется? И в тексте, и в реальной жизни. А фантастика тоже бывает разной. Начните с того, что фантастикой вообще называется то, чего в реальной жизни неизвестно. И попробуйте доказать, что где-то не может быть, например, планеты из чистого золота. Допустим даже — докажете. А надо? Тут же не научные дебаты, а фантастика. То есть фантазия, оформленная в художественные рамки.
16:17
-1
Фантазия, фантасмагория, гротеск — это не фантастика) Ну, не НФ) А вот если автор толкнет непротиворечивую идею насчет того, откуда могла взяться планета из чистого золота… Вот тут я бы даже заинтересовался. Кому-то могло понадобиться много материала для пайки? Проснулся межгалактический Кащей Бессмертный? Особенности ядерного синтеза в коричневых карликах неосновной последовательности? Фантастика от фантазии отличается обоснованностью.
08:45
+1
А вот это интересная история
15:52
-1
Факт. А рассказ про космического паразита — нет)
Гость
21:15
+2
Немного вдруг страшно стало. Вспомнились предсказания в книгах Жюль Верна о технологиях будущего( к примеру подводные корабли и т.д.)или Герберт Уэллс, который за 10 лет до Энштейна уже утверждал в своих книгах, что наша реальность четырехмерная. И тут читаю, да думаю… а что если и вправду есть сила которая выкачивает из нас энергию и перерабатывает во что-то другое( тут уже мои домыслы)? Только вот в будущем это все по научному объяснят с кучей формул и тому подобными вещами. Почему бы и не предположить что такое возможно? Смейтесь сколько хотите, а я допускаю такое :D.В общем, буду кратка- мне понравилось, вау. Заставило задуматься и уйти в предположения.

Пушной говорил, что наша речь заграницей кажется всем звуком «хр-хр-ху».Позже объяснив, что из-за мата, в одном из интерьвью :D Хм… а вот теперь интересно КАК КАВЕРКАЮТ НАШУ РЕЧЬ ЯПОНЦЫ:D? И ВСЕ ОДИНАКОВО?.. Ахаха. Не, тут надо быть специалистом, либо это подлый Пушной сюда залез :D
Короче! Автор! Если читаешь-я за тебя!:D
22:50
+5
Умываю руки, уели! Жутковато в конце стало даже. Работа, несомненно, достойная финала. Наконец-то автор копался, изучал вопрос, а не просто сел и написал. Наконец-то кто-то сказал не «хочу писать научную фантастику» а «могу писать научную фантастику». Наконец-то начитанный автор. Не буду разбирать как обычно, все тут есть, но все же три плюса и три минуса выделю.

Из плюсов.
Идея. Смелейшая и свежайшая. Однако это касается только идеи в целом. Подача же, увы, не оригинальна, хотя и тоже достойна. Наконец ты слушаешь ученого раскрыв рот.
P.S. обнаружила прикольный факт. Матрешка!!! Мы читаем рассказ человека, пересказывающего рассказ ученых о событиях. От этой идеи во мне все замурчало.
Язык. И пусть все это прямая речь, и пусть все это — слова ученого, но как же ладно до складно написано. Легко читается, легко всасывается в мозг, легко усваивается. Прелестно.
Смелость и начитанность автора. Писатель не должен просто хорошо писать, он должен еще и много знать. Особенно писатель научной фантастики. Тут я вами восхищаюсь. И да, смелость идеи у меня этой стоит где-то между идеей Соляриса, пикника на обочине и машины энергии ошибки из «вокзала потерянных снов». Впрочем, смелая идея-то есть, но…

К минусам
(а теперь, на самом деле, то, что не так существенно. Это не ошибки как таковые, они не глобальные, но… просто размышления о том, как сделать это ЛУЧШЕ)
Нет вопроса. Хорошее произведение дает ответ на глобальный вопрос. Великое — дает вопрос нерешаемый. Пикник на обочине — хорошо, что они прилетели или плохо так и осталось на усмотрение каждого. Солярис — что это за планета, чего она хочет, злая она или нет так же неясно. Да даже банально «Тетрадь смерти» (да простят меня за то, что опозорился список великий глюпым китайским порномультиком) дает вопрос, а надо ли убивать преступников и оставляет нам это вопрос на размышления. Вы же не даёте ни ответа, ни вопроса, сугубо констатируете факт. И это досадно. Как поправить? В рамках данной реализации и объема очень сложно, но можно. Просто дописали бы одну часть, в которой два героя спорили бы об этом открытии, и все. Дело в шляпе. И вот тогда бы я вам сказала — великий рассказ вы написали.
Неадекватная реакция. И да, вот именно это стало ложкой дегтя в бочке с медом. Неадекватная реакция существа на то, что о нем кто-то знает. Вы показали огромную сущность, которая контролирует столько живых существ, что цифры-то мы такой не знаем. Оно так огромно, что оторопь берет. И вы хотите сказать, что этому гиганта есть дело до того, что кто-то о нем знает? Нет. А поправить можно было бы вот как — помощница ученого попыталась из себя эти жгуты убрать. И погибла. Как вариант. Но неадекватность есть здесь не только у существа, но и у ученых. Вы хотите сказать, что они не принялись пытаться войти с Ним в контакт? Вы хотите сказать, что Ему не нашли применения? Вы хотите сказать, что вокруг Него не возникло кучи теорий. Нет. Все просто загрустили. И все. И опять же, с чего они решили, что Оно разумно? Поразмыслить на тему.
Маленькие дырочки. Придирочки милые мои. Они продали имущество чтобы осмотреть дельфинов, хотя могли бы сходить в дельфинарий как с зоопарком. А вот сборка телескопа, способного увидеть черную дыру, видно была для них совершено бесплатной. Если прибор был столь компактным и переносным, то почему они не ходили с ним просто по улице и не снимали людей? Ну так… Не то чтобы портит, но… Но чувство «няпонятна» вызывает.

Вывод: одна из немногих работ, которые достойны выиграть. Не смотря на все минусы читала рот открывает и уши развесив. Спасибо за приятно проведенное время.
Гость
00:59
-2
Вот вы говорите, что вопросов в произведении нет и неразрешимых тоже, но что тогда это: «Быть может, вы придумаете что с ней делать?». Рассказчик не знает решения. Он напуган и добровольно изолировал себя от общества. Таков его ответ.
Могут быть и другие. Оппозиция, связь с этим Оно, сыроедение, неедение, медитация, самоубийство. Ответов масса. Одного единственного нет. Так что вы таки даёте ответ на вопрос, который есть в тексте и которого якобы не существует.
На вопрос почему жгуты бунтуют также можно ответить самостоятельно. Достаточно вспомнить о СПИД-е или попытаться подумать о том что представляет из себя наше сознание.
По поводу того, что ВСЕ загрустили сказано не было. Цитирую:
«Некоторые из нас плакали, другие какое-то время боролись с собой и превратились в ожесточённую оппозицию. Я не смог ни смириться с правдой, ни бороться. „
Кто-то прошёл через 5 ступеней принятия и понял, что можно с этим жить. Кто-то пытался бороться и освободиться от жгутов. А кто-то не стал делать ничего и просто отрешённо наблюдал за своим умиранием. Как-то так.
01:40
+6
Я никогда не опираюсь на текст, состоящий из слов и буков, уважаемый. Я опираюсь на тот след, который этот текст оставил в моей голове. Если вы еще не заметили, я никогда не комментирую ошибок пунктуационных, например, опечаток. И знаете почему? Потому что написать можно все что угодно, а в голове останется совсем другое. Самое сложное в искусстве писателя — ДОНЕСТИ свою мысль до читателя так, чтобы он ее ПОЧУВСТВОВАЛ всей своей шкурой, всем своим нутром, всем существом своим. Так, чтобы читатель задумался, чтобы возник в его голове червячок сомнений. И нет. После прочтения не было у меня ощущения, что начали они что-то делать. Не заточил червячок. И ощущение осталось, что все загрустили.

И да, много вы написали. Но все как-то скомкано и не по делу. Ну при чем тут спид? При чем здесь сыроедение и медитация? Не цепляйтесь вы к словам, не 15 вам лет, не подросток вы. Важны же не слова, а смысл, который после них остался. Вот и вся история.
Гость
11:22
-2
«Я опираюсь на тот след, который этот текст оставил в моей голове. » То есть вы открыто говорите, что субъективны и даже не пытаетесь быть объективной. Ответы надо искать и в тексте, и в своей голове. В противном случае, диалога между автором и читателем не будет и никакие объяснения не помогут вам понять о чём речь.

Литература, как таковая, это способ высказаться, сохраняя молчание и позволяя говорить буквам. И вот, внимая таким речам, мы как бы вступаем в немой диалог. Мы можем договориться до чего-то, а можем не договориться. Результат зависит как от способности писателя донести информацию, так и от способности читателя её воспринять. Иначе книги в духе «Как читать книги» за авторством Мортимера Адлера не появились бы в принципе. Чтение, как и слушание, это не пассивный процесс. Это активный процесс вникания в суть изложенной информации, проникновение под покровы, которое сугубо впечатлением не ограничивается.

Возлагать вину за своё непонимание сугубо на автора значит снять с себя вину, как с читателя. Удобно. Работает. На вашем месте многие поступили бы также. Да и что может быть проще, чем придираться к своим соперникам? Интерес-то прямой. Им настроение подпортить, себе ЧСВ повысить. Только у некоторых ЧСВ достаточно высок, чтобы содрать шкуру с произведения маститого автора и посмотреть что у него внутри. Другие же скользят по поверхности и тем довольны. Каждому своё.
Комментарий удален
Гость
16:01
А это уже переход на личности. Дело не в правоте, но в объективности.
Заявлять, что вы единственная, тоже довольно нескромно. Это только ваше мнение — опять же не подкреплённое иными доказательствами кроме ваших же собственных слов. Особенно если учесть, что критериев, чтобы отличить «действительно помочь» от «просто тыкать в проблемы» вы не приложили. Вам аналогично пытались помочь — вам не понравилось. Почему же вы ждёте одобрения, пытаясь «помочь» в ответ?
Мне не важно чужое одобрение — значит и неодобрение сгодится.
Бесполезные, не по делу — опять лозунги и нет доказательств.
Мы слишком далеко ушли от текста и слишком углубились в личные переживания. Кто смешной, кто не смешной, кто прав или не прав. Можете не отвечать или отвечать — суть едина. Вы ведёте себя неадекватно ситуации, поэтому удаление из зала суда в данном случае самое разумное решение.
22:28
+2
Очень сильно извиняюсь за прошлый комментарий. Очень стыдно. Нервы сдали, выпила и… да что оправдываться-то… виновата. Исправлюсь. Простите искренне. Комментарий удалила так как стыдно.

P.S. искренне еще раз простите.
Гость
11:52
+4
«Возлагать вину за своё непонимание сугубо на автора значит снять с себя вину, как с читателя» — еще одни непонятый гений? Не стоит забывать оду простейшую истину: святая обязанность автора докричаться до читатели и передать ему из рук в руки ту мысль, которую хотел донести. И тут не может быть никакого «все вокруг коровы, одна я королева». Остались непоняты — значит Ваша вина. Ну а если произведение для избранных с особым складом ума — его надо презентовать на закрытых собраниях тайных кружков всяких «иллюминати», а не выплескивать на неподготовленную публику. И тогда Ваш читатель будет Вас искать, а не наоборот.
14:41
Во-во, с языка сняли. Ничего из того, что трщ Некто мне пытался объяснить в комментах (если он автор, конечно), в тексте не было. А значит, автор не смог в изложение собственных мыслей. А на нас, читателей, еще и бухтит. Мо-ло-дец.
Сначала сотрясание воздуха, потом заумные речи с привлечением для поддержки третьих лиц и их произведений, потом обвинение и оскорбление оппонента. В итоге ничего конструктивного из этой тирады лично я не почерпнула.
Комментарий удален
Гость
22:52
+1
Классный рассказ. Хороший язык, легко читается. Новая идея, не встречала пока такого
Гость
11:45
Всегда так интересно читать атворские комментарии. Что-то не успел, что-то не получилось. И потом оправдываться. Надеюсь, что жури перед вторым этапом даст «этапированным» победителям возможность хотя бы литературно причесать рассказ, убрать ошибки. Естественно, без изменения сюжета.
Гость
11:51
+2
Вы как бы не читали — это раз. Вы где-то видели здесь фразы про «не успел» и «не получилось»? — это два. Основное требование было читать внимательнее, а не притягивать за уши — это три.

Прежде, чем обвинять кого-то в чём-то, соберите доказательную базу и пишите по адресу подозреваемого, а не того кто вам таковым кажется. Сэкономите себе и людям кучу времени.
Ух как агрессивно.
Гость
15:02
+2
1)《Люблю, когда авторы сначала лажают, а потом бросаются на защиту своих детищ ...》

2)《Всегда так интересно читать атворские комментарии. Что-то не успел, что-то не получилось. И потом оправдываться》
Дорогой, Цифрус, хотел бы вам толсто намекнуть, но видимо это потерпит фиаско, а потому напишу открытым, в лоб текстом— имейте свои мысли.Я польщен, тем как вы придерживаетесь моего мнения, да толку(? Вы сказали что-то что поможет автору? Нет, просто пересказали, то, что и я выразил, лишь другим набором слов.Тут собрались писатели, а ваш комментарий поддерживает только конфликт)И на будущее, это вам очень пригодится, прочтите текст, а потом уже судите.Вы же знаете что такое индивидуальность? Иначе ваше мнение жалкая пустышка.А толочь одно и тоже… и шимпанзе сможет)Конструктивная критика, эхом быть и я могу)Всех благ.
17:34
-1
Официально заявляю, что вот этот тип — не Ёж-оборотень)
Гость
17:51
-1
Ок
Гость
18:54
-1
Кому только это интересно?)
11:20
Да никому не интересно, кроме двойников Ежа-оборотня.
23:54
+1
А вы мне нравитесь все больше и больше. Честно.
Вот искажать имя оппонента некрасиво и неконструктивно.
Не знаю, что тут всем так понравилось. Замах на рубль, удар на копейку. Автор хотел написать очень умный рассказ, но не дотянул. Разочарована.
Во-первых, речь учёного: ну, не говорят так учёные, не верю. "Женщина-учёный. До девятнадцатого века, подарившего нам Марию Склодовскую-Кюри, в такое было трудно поверить. Труднее поверить в то, что Адела в одиночку подарила миру что-то действительно новое. Знаете, я ведь тоже ей не поверил…" Не будет учёный говорить вот это вот в рамках доклада, просто потому, что к докладу это вообще никак не относится. Я уж не говорю о том, что это и к рассказу не имеет отношения. Женщина — не женщина, какая разница? Или вот это: "Её сигма-детектор поначалу казался мне чепухой, блажью вдохновенного изобретателя, одержимого идеей найти что-то новое. Глупее и бессмысленнее я ничего в своей жизни не видел." Учёный на конференции отмечает факты, а здесь где факты? А самое смешное — это «жестокий эксперимент» с мышами. Это может показаться жестоко защитникам животных, но никак не учёным.
Во-вторых, мне непонятно, зачем было убивать Аделу? Зачем какому-то огромному организму убивать какую-то мелочь, которая ему никак навредить не может? Ну, знает она о нём, и что дальше? Вот реально непонятно.
Ну, и третье: если из нас высасывают энергию, почему мы до сих пор живы? Допустим, высасывают понемногу. Тогда вопрос, а что бы было, если б не высасывали?
Комментарий удален
Комментарий удален
22:10
+1
Не трогаем автора, трогаем только текст. Комментарий удален.
22:10
+1
Аналогично.
Гость
21:12
-1
Зачем задавать вопросы тому, кто не сможет на них ответить?
ПС Я бы все-таки не обращал внимания на то, как там говорят ученые в рамках, не в рамках. Это не имеет значения. Важен сюжет и язык. В остальном полностью поддерживаю.
Нет, это важно. Потому что теряется атмосферность и достоверность, так необходимая для научной (именно научной) фантастики. Ну, я надеюсь, автор всё-таки ответит, не вечно же конкурс будет длиться)
18:55
+3
В моем понимании — этот рассказ именно научная фантастика. Мне понравилось. Понимаю, что это не критерий. Но раз уж тут принято выражаться «понял-не понял», как читателю мне рассказ понятен
22:47
+2
Критерии научной фантастики очень тяжелы и их трудно выдержать. Если человек говорит, что «Звездные войны» — это НФ, то он явно ошибается. А вот «Путешествия» от Станислава Лема при всем юморе и анекдотизме сюжета, это всегда 100% НФ. Но мой взгляд, если автор будет копать в этом «лемовском» направлении его ждет успех.

Главный критерий «научности» — это, как ни странно, простота и понятность другим.

Если мы (другие) можем понять сформулированную идею, вести ее критику, значит — наука. А если позиция выстроена по принципу: я — Д«Артаньян, а вы все — … графоманы, то это не наука.
Гость
21:09
+1
Не знаю, чему радуетесь, комментаторы. Это рассказ 10-летнего, рассказ абсолютно невыразительный, скучный, с банальным сюжетом про обожемыедакоготобольшегочеммыведьмыжеедимсобачекикоровокзначитинаседят. Язык крайне примитивен, приемы банальны и убоги: с самого начала я уже знал куда пойдет история, чем кончится. Выше верно заметили, что так на докладе не говорят, но это уже придирки. А по существу я уже все сказал.
В общем-то не стоит внимания.
21:48
+1
В рассказе, на мой взгляд, очень много недочетов, которые портят впечатление.

1) >>Женщина-учёный. До девятнадцатого века, подарившего нам Марию Склодовскую-Кюри, в такое было трудно поверить.
На этом месте ученого бы точно начали травить за неполиткорректность. Вспомните, например, футболку Мэтта Тэйлора — тоже космическими исследованиями чувак занимается. Женщин в науке много, и даже очень, и в описанном вами зале они явно были.
2) >>Именно поэтому я вынужден буду описать наш самый жестокий эксперимент.
Он заключался в убийстве крыс разными способами, в том числе наблюдением, как крысы умирают от голода. Вы серьезно считаете, что это жестокий эксперимент для доктора наук? Любой студент-медик на практике режет крыс пачками, и ничего.
3) >>То есрь вы утверыждаете
Нет, японцы не коверкают так речь. Нет, я не японец и у меня нет знакомого японца, но я знаю, что японская речь состоит из определенного набора слогов. Если слога из иностранного языка в японском нет, а японец говорит с акцентом (японским, разумеется), то иностранный слог меняется на японский, приближаясь к привычному для японца произношению. «Коверканье» есть -> есрь под это правило не подходит, так что у вас в тексте фактологическая ошибка.
4) >>Вряд ли брит смог бы пить чай в такое время.
Стереотип и штамп.
Куча замечаний по грамматике, пунктуации и фактам. Язык бедноват, можно лучше. Слишком пессимистичен финал, аж страшно становится. Цель рассказа, как я понимаю, достигнута. Но доработать его надо.
03:18
+3
Уопщем, наглядный пример для всех нас: на конкурсах выигрывает усякое… бякое. Поэтому предлагаю впредь не участвовать — дабы не было обидно за нетленки)
05:21
-1
Начало смахивает на репортаж с того симпозиума. Хороший репортаж бы получился. И я не понимаю тех, кто жалуется на тяжелый стиль. Меня смутило разве что вот эта фраза «…сам факт моего нижеследующего излияния научное сообщество», точнее даже не фраза, а слово «излияние». Так и хочется прочесть «влияние». И ещё один момент – «боролся с желанием умолчать о том, что сказал старик, или поведать об этом всему миру». – Мне кажется, что лучше написать желаниями. Потому желание поведать это одно, а желание – умолчать другое.
«чей голос вновь стал густым, как гудрон» — отличный образ.
Отдельный плюс за описания. Они у вас вполне на месте. Вышел на трибуну швед – и сразу его описание. Картинка чёткая. А ещё мне понравилось, как подобраны имена. В общем, прочитала на одном дыхании. Если в своей 6-й группе я долго думала, кому поставить 10 баллов, то здесь сомнений не возникло б, однозначно 10. Нет 11.
10:37
Спасибо.;)
10:46
Спасибо тем, кто оценил положительно, и тем, кто оценил отрицательно. Конкурс показал несколько вещей. Во-первых, есть косяки и над ними нужно работать, во-вторых, критиковать тебя могут тупо за то, что не нравишься и тогда косяками станет всё, что угодно, в-третьих, говорить с хейтерами всё равно, что в воду пердеть — бессмысленно. Отрадно, конечно, видеть, что тебя пытаются наставить на путь истинный и всё такое. Вот только видите ли вы сами тот путь? Непохоже. Иначе писали бы лучше. Как-то так. Адьос, амигос. Хватит с меня конкурсов.
П.С. и да, я жульничал, выставив на конкурс рассказ, который был написан заранее и не к нему. Какой кошмар! Но я на заказ не работаю.
Мясной цех

Достойные внимания