Светлана Ледовская

Иллюзия безысходности

Иллюзия безысходности
Работа №213. Дисквалификация из-за отсутствия голосования

Планета Уф - 145ЗИ 808Z была бесхозной и выглядела довольно таки уныло. В «Полном каталоге планет и астероидов, претендующих на их роль», она находилась в списке космических объектов ничего особого собой не представляющих, не имеющих ценных ресурсов, да и природа ее оставляла желать лучшего. По большей степени пустынная, обильно покрытая солончаками, с минимумом затхлой воды, и едва годным для дыхания сильно разреженным воздухом, данная планета абсолютно не представляла даже мизерного интереса для геологических изысканий, развлекательных туристических туров, одиноких странников, мистиков, и философов. Ко всему прочему, а может быть даже и, во-первых, вышеозначенная планета Уф - 145ЗИ 808Z не была заселена высшим разумом, да и вообще не заселена никем и ничем, чем собственно и расписалась в своей захудалости и безысходности.

-Да уж…- многозначительно произнес руководитель «Кафедры исследования не представляющих интереса планет» профессор Сур Муур, глядя на монитор суперсовременного компьютера, порционно выдававшего информацию о планете Уф - 145ЗИ 808Z висевшей за иллюминатором звездолета унылым светло-бурым шариком в ледяной пропасти космоса.

-Черт возьми! Неужели действительно все так и обстоит на деле, как отражено в этом дурацком каталоге? Всем же хорошо известно, что автором этой писанины почему-то считающейся научным трудом, или же практическим пособием для астронавигаторов межгалактических звездолетов, является эта посредственность от науки, Ульян Скрепкин, который и понятия не имеет о том, что вообще представляют из себя планеты и как вообще с ними обращаться. Бездарность этот напыщенный Скрепкин! Ну и что? Подумаешь, мнит себя ученым! Кто знает, как он стал «ученым»? А я вот скажу. Щеголяя в университете накладными лакированными усиками и красными перфорированными башмаками, сумел влюбить в себя дочку руководителя курса. Нет, мой друг, вы мне скажите по существу – можно ли выгодно женившись, всего за пару недель обрести столько знаний сколько Зинийская перепончатоухая улитка наживает себе недругов на каждой развилке оскорбляя водителей многоосевых циклоходов. Женился удачно Ульян, вот ученые из числа блюдолизов по указанию начальствующих особ за него и написали сей дурацкий каталог. Что ни планета - то безнадежное запустение и экологическое бедствие. Вранье! А я остро чувствую каждой ячейкой подсознания мой добрый друг, что планета Бим не так безнадежна, и есть в ней какая-то пока неразгаданная тайна.

Профессор Сур Муур длинным мизинцем поправил дужку очков, почесал переносицу, и уставился пронзительным взглядом на лаборанта возглавляемой им кафедры Муля Нуля который делал вид что внимательно слушает шефа, но при этом сосредоточенно ковырялся щупом переносного определителя неисправностей в недрах перегоревшего уловителя перспективных идей от фирмы «Мы - не вы!».

-Муль Нуль! Да выкиньте вы в молекулярный уничтожитель этот никчемный определитель неисправностей! Он изначально ничего не определял! И фирма дурацкая, и инженеры там полнейшие профаны! Что скажете? Есть ли интересные предположения, соображения или хотя бы гипотезы? Скоро автоматика переведет наш звездолет на орбиту планеты, а вы так и не высказались определенно по нашей весьма продуктивной миссии.

-А-а-а? Я? Тоже…

-Что тоже?

Профессор нервно поправил очки.

-Поддерживаю вашу инициативу. Пора же точно узнать, так сказать - есть ли на планете что-либо, заслуживающее внимания. Или…

-Или…

-Ну что «или»?

-Или…нет!

Профессор всю свою жизнь посвятивший исследованию, казалось бы, безнадежных планет, многим из которых вернул честное имя, с большим трудом выбивший из университета средства на миссию к планете Уф -145ЗИ 808Z, и даже внесший в проект кое-что из своих личных сбережений, глубоко вздохнул, прищурившись уставился на монитор суперкомпьютера, и горестно воскликнул:

-Нет, я не понимаю, все сговорились что-ли?! Почему на этой планете ничего нет? Не верю!

Сур Муур, яростно сорвал с носа очки, и нажал кнопку общения с искусственным разумом звездолета:

-Уважаемый! Подскажите, когда начнем ложиться на орбиту? Мне не терпится приступить к исследованиям данной планеты. Пора бы уже!

…Извергая ослепительное белое пламя из раскаленных дюз, грузный звездолет внешне напоминая жука-скарабея, медленно опустился на песчаное дно высохшего озера, и чуть накренившись встал на суставчатые опоры. Песчаная буря, поднявшаяся вокруг корабля, постепенно осела, и в зеленоватом небе показалась бледная звезда Сапурат словно нехотя гревшая ничейную планету.

Профессор Сур Муур удовлетворенно крякнул и потер ладони:

-Лаборант Муль Нуль! Что там у нас с атмосферой? Есть ли какие вредные примеси или опасные ядовитые газы? Дышать можно без скафандра?

- Уважаемый профессор, атмосфера в пределах нормы, хотя обойтись без специальной трубки «Дыши и радуйся» от фирмы «Тут – не там!» будет несколько сложновато. Вот профессор, возьмите, специально для вас.

Муль Нуль протянул ученому продолговатую колбу с какой-то синеватой жидкостью внутри и приделанным к стенке нагубником.

-Опять эти ваши заморочки от всяких там мошеннических фирм?! К черту! Обойдусь и так!

-Ну, как знаете – пробормотал лаборант, и обиженно надувшись, и попытался в третий раз залезть в скафандр.

…Планета на самом деле выглядела весьма удручающе. Пустынный пейзаж представляющий собой горчичного цвета песчаные холмы, чахлые кустики растений, клонившиеся под резкими порывами горячего ветра, представляли собой картину полной опустошенности.

Неподалеку от места посадки звездолета, между двумя пологими холмами одиноко коротала свой век полуразвалившаяся хижина, на крыше которой с противным скрипом вертелся то влево, то вправо порядком проржавевший флюгер.

-Значит говорите, что планета Уф - 145ЗИ 808Z, не заселена высшим разумом, никому не принадлежит, и так далее и тому подобное? – процедил сквозь зубы профессор Сур Муур, с трудом удерживая на голове шляпу, норовящую слететь под порывами бесцеремонного ветра.

-Ну, ну, посмотрим, посмотрим… Лаборант Муль Нуль, за мной!

Профессор, увязая в песке и чертыхаясь, направился к хижине, увлекая за собой помощника, еле ковылявшего в своем неуклюжем скафандре.

В хижине, сооруженной из кусков каких-то древних досок, на низеньком табурете сидело существо оранжевого цвета, и перебирая тонкими пальчиками с сизыми шишечками на концах, что-то решало на допотопной вычислительной машинке.

-Та-а-а-к…Если мы здесь умножим, потом прибавим, после отнимем, и как следует все разделим, то у нас получится…У нас получится…Ой! Опять слишком большая прибыль, кредитки уже некуда сваливать!

Гуманоид повернул рубильник на вычислительной машинке, раздраженно отбросил ее на груду ветхих лохмотьев, сваленных в углу, и поглядел на незнакомцев:

-Чем обязан?

Он поправил зеркальный шарик, висевший на его чуть удлиненном ухе, и уставился на профессора большими небесно-голубыми зрачками.

Опешивший Сур Муур, растерянно оглянулся на лаборанта и кашлянул.

-Э-э-э-э. Позвольте поприветствовать вас уважаемый. Мы…так сказать братья по разуму с планеты Земля. Так неожиданно, так приятно. Разрешите представиться: я заведующий «Кафедрой исследования не представляющих интереса планет» Университета галактических изысканий, профессор Сур Муур, а это мой помощник, лаборант Муль Нуль.

Гуманоид протянул длиннопалую руку и кивнул ушастой головой:

-А-а-а… Земля! Привет! Знаю я и про ваш Университет. Я Зуум Крукум, директор всепланетной станции по приему, обслуживанию и развлечению туристов. Добро пожаловать на нашу гостеприимную планету. Надеюсь все необходимые бумаги, включающие в себя в первую очередь молекулярно-ламинированное удостоверение личности, а также страховой полис годный как минимум для тридцати населенных высшим разумом галактик у вас в наличии имеются? У нас тут для туристов правила строгие, но не обессудьте мой друг, - так необходимо. Планета наша из разряда «люкс- ультра - мега- премиум» класса, так что все должно соответствовать – сами понимаете.

У профессора на песчаный пол свалились очки.

Директор Зуум Крукум хихикнул, но моментально опомнился, и его оранжевое личико вновь прияло деловое выражение.

Профессор поднял очки, подул на них, после чего он запыхался, покраснел, вспотел и безвольно опустился на краешек треснувшего у основания и сильно поцарапанного пластикового кресла,

-Я…

Профессор с трудом сглотнул слюну.

-Я конечно предполагал, что «Полный каталог планет и астероидов, претендующих на их роль» автором которого является псевдоученый Ульян Скрепкин, полнейшая чушь, рассчитанная на профанов. Но извините меня великодушно. О каком туризме по высшему разряду вы изволите говорить, когда тут действительно ничего нет? Мы облетели всю планету, и везде одно и тоже - сплошная безжизненная пустыня. Вы шутите что ли?

Зуум Крукум поднял восьмой палец и густо пожелтел:

-Отнюдь! Никаких шуток, у нас здесь все по серьезному. Просто дело в том, что в одно время зачастили к нам всякие индивидуумы с тощим кошельком, неуемными амбициями, и преступными намерениями. Боролись мы с этим как могли, да все попусту. Вот тогда одному из наших продвинутых ученных, и пришла в голову светлая идея прикрыть нашу планету виртуально-активной декорацией экологического бедствия, упадка и деградации. С автономных излучателей, расположенных на меридианах планеты идут направленные лучи создающие нужную картинку. Вот и все. Как увидели жулики да проходимцы что поживиться тут более нечем, так и перестали к нам сюда шастать. А вот достойным туристам тут завсегда рады. Ну естественно мы берем с них особую расписку о неразглашении тайны. Вот и весь секрет.

Профессор по привычке почесал переносицу, и пожал плечами:

-Получается, что описания планеты Бим в Каталоге сообразуясь с внешними наблюдениями правдивы? Что видели о том и написали?

Директор Крукум отрицательно покачал головой:

-Не совсем так. Иллюзия опустошенности - наша вынужденная мера. А вот этот ваш проходимец и аферист Ульян Скрепкин, чуть ли не два раза в неделю мотается к нам играть в рулетку, лакомиться затомленными на пряных травах синегрийских устриц под фруктово-сливочным соусом, и активно тратить кредитки его жены. Все это он делает в тайне от своей дражайшей супруги, а потому самолично вписал в этот сомнительный Каталог ложную информацию о нашей благословенной планете. Кстати, можете сами поглядеть.

Зуум Крукум вытащил из кармана коротких штанишек плоскую блестящую коробочку с колесиком, и нажал на единственную кнопку.

В одно мгновение все вокруг преобразилось! На лазурном небе, царствовало яркое светило Сапурат, согревая лучами чудесный океан. Легкий ветерок навевал, что-то тихое и ласковое, раскачивая ветви раскидистых пальм. Вдоль шикарного пляжа, на котором резвились и загорали отдыхающие всех рас и биологических форм, раскинулось множество благоустроенных по высшему классу бунгало.

-Так, а вот и он!

Директор Крукум покрутил колесико аппарата, и одно бунгало увеличилось в размерах довольно таки ощутимо приблизилось к зрителям. На шезлонге, в цветастой просторной рубашке и белых шортах развалился не кто иной как псевдоученый Ульян Скрепкин. Попивая из трубочки коктейль, он блаженно щурился, подставляя лучистому светилу загорелые щеки, покрытые здоровым румянцем.

-Вот негодяй! - ахнул профессор, - так вот чем занимается наш достопочтенный коллега. Не кисло как я посмотрю он устроился. Коктейли тут понимаешь, попивает, загорает...Ничтожество! Ну, ничего, вот вернусь на Землю, я его выведу на чистую воду. Он у меня попляшет! Правильно я говорю Муль Нуль?

Профессор оглядевшись вдруг обнаружил что стоит посредине шикарного офиса, а Директор Зуум Крукум одетый в золотые одежды, о чем-то оживленно беседует с лаборантом.

-Муль Нуль! Что такое?

-Профессор!

Муль Нуль взял под локоть своего шефа и отвел в сторону.

-Есть дело дорогой профессор. Причем дело верное, не прогадаем.

-О чем вы мой друг?

Лаборант сделал хитрое лицо и заговорщицки прошептал:

-Здесь шумиха не нужна, и мне подсказали, что если промолчим о том, что планета вовсе не является таковой коей представлена в этом дурацком Каталоге, то нам с вами будет предоставлено бесплатное право отдыха в любой сезон, в любое время, безлимитно, с правом угощаться в любом кафе и таверне. Естественно в любых объемах, в любом ассортименте, и что самое важное - не возьмут с нас ни единой кредитки! Как вам такое предложение?

-Ни за что! - воскликнул профессор с негодование, сдернув с носа очки. -Чтобы я ученный с межгалактическим именем продал свою честь и совесть за стол с деликатесами и место на пляже? Ну уж нет, дудки! Хотя...

Профессор почесал нос, поправил очки, шляпу, и после небольшой паузы произнес:

- Если нам будет вдобавок предоставлено право ежедневно укорять и стыдить этого прохвоста Ульяна Скрепкина, то я…, пожалуй, соглашусь.

-Это право мы вам предоставим - широко улыбнулся Директор Зуум Крукум, и протянул профессору многопалую оранжевую руку.  

+1
23:03
233
13:08
Прочитала с удовольствием. Хочется узнать, что дальше. История изложена последовательно, всё в меру, в смысле многословных красноречивых описаний, которыми некоторые авторы любят злоупотреблять. Классика жанра.
12:47
Автор написал фантастический юмористический рассказ, настроение передаётся читателям, а имена Сур Муур, Муль Нуль, Зуум Крукум вызывают улыбку. А сколько в реальной жизни таких персонажей, как Ульян Скрепкин и Зуум Крукум?!!! Кто же не мечтает теперь полакомиться синегрийскими устрицами под сливочно-фруктовым соусом?
Анастасия Шадрина