Анна Неделина №1

Легенда не нашего времени

Легенда не нашего времени
Работа №224

Река

Потянулись мимо заросшие лесом берега. На поверхности воды в редких омутах колыхались многолепестковые белые цветы. Прозрачные струи стремительно проносились за низким бортом лодки. И прекрасные цветы снова оставались позади. Урья задумчиво водила рукой по воде, провожая их взглядом. В глазах девушки плескалась невысказанная обида.

Дьен несколько раз пытался привлечь внимание брата к проплывающей в стороне красоте, но Мельх, упрямо сжав губы, продолжал упорно взмахивать веслом. Родное стойбище оставалось все дальше.

Время от времени вслед за негромким всплеском из водной глади выпрыгивали мелкие рыбешки, спасающиеся от более крупных рыб-хищников. После каждого такого выпрыга по воде расходились круги.

- Я докажу,- вдруг пробормотал Мельх, устало выпрямляясь.- Я докажу Тлору, что…

Но юноша так и не сказал, что же именно он докажет вождю племени.

- Давай я,- сунулся к нему со вторым веслом Дьен.

- А вы бы вместе,- застенчиво произнесла Урья,- тогда быстрей бы получилось.

- А мы куда-то торопимся?- с тяжелым вздохом выговорил Мельх,- нас выгнали, выгнали, выгнали…

Лодка между тем проплывала мимо полузатопленной огромной коряги, обвешанной свисающими плетями подсохших водорослей.

- И что? У тебя есть возможность показать себя охотником, а не …

Урья не закончила мысль, прислушиваясь к звукам леса. Не говоря больше ни слова, она осторожно вытащила из груды лежащих на дне лодки вещей лук. Палец осторожно погладил упругую тетиву. Ровный гудящий звук заставил губы девушки удовлетворенно раздвинуться.

Волк настороженно поднял голову. Из полуоткрытой пасти донеслось предупреждающее тихое ворчание.

Урья замедленно приподнялась на одно колено.

Спутники девушки затаили дыхание. Дьен осторожно положил весло на дно лодки. В руки у него появилось короткое копье. Мальчишка беспокойно огляделся по сторонам.

- Что она …

Мельх не дал ему договорить. Широкая ладонь юноши крепко прикрыла рот младшего брата.

- Соблюдай тишину,- жестом приказал Мельх.

К реке, пугливо озираясь, настороженно подходил молодой олень. Яркая буро-рыжая летняя шкура заметно выделялась на фоне мрачноватого хвойного леса. Темные ели нависающими лапами словно отгораживали прозрачные речные струи от тенистой чащобы. Неожиданно плеснула вода. Олень вздрогнул. По шкуре пробежала легкая дрожь. Животное пугливо обернулось к оставленной позади чаще. Небольшие рожки всколыхнули разлапистые ветви. Уши чутко прядали, прислушиваясь к лесному шуму. Не заметив ничего подозрительного со стороны леса, он приник к водопою.

С тихим шорохом вылезла из берестяного колчана стрела. Рука девушки замедленно расправило оперенье.

Мельх всеми силами старался удержать громоздкую лодку неподвижно, осторожно загребая широкими лопастями весла. Дьен затаился рядом, даже совсем дышать перестал.

Еле слышно щелкнула тетива.

Прожужжала в воздухе стрела.

Глубоко вонзился наконечник в тело животного.

Подпрыгнул олень от внезапной боли, рухнул в реку, расплескав веер сверкающих в лучах заходящего солнца брызг.

Мельх решительно направил лодку к берегу.

- Тут и остановимся на ночь,- проговорил он удовлетворенно.

Лодка ткнулась в песчаную отмель. Мельх торопливо выскочил на влажный песок. Дьен последовал за ним. Следом неторопливо выбралась и Урья. Братья старательно затащили средство передвижения на берег подальше от реки.

Кто его знает, как поведет себя лодка, оставшись на воде.

Урья скрылась в лесу. За ней побежал и Волк.

- А мы давай займемся добычей,- хмуро проговорил Мельх, обращаясь к Дьену.

Ему было досадно, что девчонка его опередила. Это не Урья, а он должен был заметить и подстрелить оленя.

В руке Мельха появился нож.

Острое каменное лезвие с трудом проткнуло шкуру животного. Братья принялись тщательно снимать шкуру.

Вскоре появилась и Урья с охапкой хвороста.

Волк ухватил кусок ноги животного и, прижав лапой, принялся старательно выгрызать красную мякоть, ворча от удовольствия

- Тебе бы тоже неплохо позаботиться о костре,- буркнул Мельх брату, продолжая отпиливать крупные куски мяса.

Дьен моментально исчез в лесу. Волк проводил его недоуменным взглядом, но следом не пошел

Урья аккуратно сложила сухие ветки ровной пирамидкой. Под самые тонкие прутики старательно запихала клочки мха с полупрозрачными лохмотьями бересты. Камень ударился о камень. Высекая колючие искры. На тонюсеньких травинках появились робкие язычки пламени. Девушка поспешила подкормить небольшой огонек. Пламя постепенно разгоралось. Жар охватил путешественников.

А девушка тем временем принялась за готовку.

Она разложила пласты мяса на широком камне и тщательно отбила обухом топора. Потом достала из сумки щепотку каких-то пахучих трав. Пальцы раскрошили сухие травы в невесомую пыль и равномерно присыпали разложенное мясо.

Урья нанизала подготовленное мясо на острые палочки или расположила над прогоревшими жаркими угольками.

Душистый аромат прокатился над поляной, забрался в нос, заставив Мельха непроизвольно сглотнуть слюну.

Оставшееся мясо Мельх принялся разрезать на длинные полосы. Он трудился на этим непрестанно оборачиваясь к огню. Как ни старался он держаться невозмутимо, негоже охотнику выказывать нетерпение, ничего не выходило. Живот настойчиво требовал пищи…

- Приступайте,- наконец разрешила Урья, подхватывая ближайшую палочку.

Братья не заставили дожидаться повторного приглашения.

Осоловевшие после сытной еды, путешественники расположились под походным шалашиком возле медленно остывающего костра.

- Расскажи что-нибудь,- попросил Дьен Мельха, укладываясь на груду лапника, предварительно разложенного на полу шалаша.

- Давай, лучше я,- проговорила тихохонько Урья, зарываясь пальцами в мягкую пушистую шерсть Волка.

Розовый язык зверя признательно лизнул руку девушки.

- Рассказывай,- милостиво согласился Мельх,- а я постараюсь запомнить, чтоб потом и твой рассказ нарисовать на камне.

- Ну, слушайте,- торжественно начала Урья.- Эту историю мне рассказала старая Кьяра…

---

…Когда-то давным-давно, тогда еще не было людей, а в бесконечных и холодных Великих Водах плавал лишь маленький кусочек земли. На этом-то кусочке и жили все звери и птицы. Скучно им было на крохотной земле. Хотелось простора. Хотелось порезвиться в лесах, подняться в бескрайнее небо. Но не могли они этого сделать. Слишком маленький кусочек земли приютил их всех.

Собрались тогда все они на большой совет, стали решать, как им жить дальше.

- Вот что,- проговорил после долгих споров Белый Лебедь,- я достану вам еще земли со дна Великой Воды.

Нырнула отважная птица в холодные воды. Затаили оставшиеся дыхание. Долго ждали они Белого Лебедя.

Наконец, вынырнул из воды обессиленный Лебедь. Не достал он землю со дна. Слишком уж глубоко она находилась.

- Теперь моя очередь,- решительно сказала выдра и без раздумий бросилась в воду.

И опять вернулась ни с чем. Не смогла и выдра достать земли.

Пригорюнились звери и птицы.

И тут, самый сильный и мудрый зверь - Медведь произнес:

- Ни одна птица и ни один зверь никогда не смогут достать со дна большой воды землю.

- Что же нам делать?- загалдели звери и птицы,- посоветуй.

- Тихо!- рявкнул Медведь, стукнув огромной лапой по земле.

Испуганно притихли все вокруг.

Поднялся Медведь проковылял к накатывающейся на берег волне и позвал:

- Иди к нам Великий Тунец!

Выглянула из воды голова огромной рыбы.

- Чего ты зовешь меня?- строго спросил Великий Тунец,- почему не даешь мне спокойно плавать в чистой воде?

- Прошу тебя, Великий Тунец,- прорычал Медведь как можно более ласково,- достань нам земли со дна, чтобы мы могли расселиться и не мешать друг другу.

Ничего не ответил Великий Тунец, лишь скрылся под водой. Долго стоял Медведь на берегу, но так его и не дождался.

Неожиданно из воды показался Лосось. Огляделся он по сторонам и промолвил.

- Я могу вам помочь, но с одним условием.

- С каким?

- Вы не должны будете мутить чистую воду.

- Согласны!- наперебой закричали звери и птицы.

Опустился Лосось под воду и вскоре вернулся с землей во рту…

---

- Вот так и образовалась вся земная твердь,- закончила Урья.

- А что было дальше?- заинтересованно приподнялся Дьен.

- Остальное потом когда-нибудь,- пробормотала девушка, сворачиваясь калачиком и уткнувшись в теплый бок Волка…

На землю стремительно опустилась темная ночь. Лишь темно бурые огоньки погасшего костра светились в полном мраке…

Как появились роды

Наутро изгои сложили в лодку провяленные полоски оленьего мяса и двинулись дальше.

Прозрачные струи реки весело ударялись в борта лодки. Однако путешественникам было далеко не весело. Дьен беспрестанно оглядывался на оставленный на берегу шалаш. Всем своим видом мальчишка показывал, что хотел бы остаться на этом месте, где в лесу водится такое вкусное оленье мясо. Волк положил морду на лапы. Взгляд зверя внимательно следил за тщательно упакованными запасами пищи.

Время от времени он бросал вопросительные взгляды на Мельха: «Не пора ли перекусить?»

- Не пора,- бормотал юноша, продолжая усиленно грести, продвигая лодку вперед.

Лодка быстро скользила по водной глади, оставляя покинутое место остановки все дальше и дальше позади. Излучина сменялась излучиной. Хвойный лес поменялся на березняк, березняк обратно на ельник. Показались ровные стволы тянущихся к небесам сосен. Солнце медленно плыло по небу, провожая путников. Мельх продолжал усиленно грести, стараясь ни в коей мере не показывать усталости. Течение реки усиленно помогало юноше в его нелегком труде.

- Спасибо тебе, Светлая Вода!- Мельх не смог удержаться, чтобы не дать реке имя,- спасибо за помощь.

- Куда мы направляемся?- наконец не выдержал Дьен.

Урья озабоченно повернулась к Мельху.

- Вы могли бы остаться в стойбище племени,- буркнул юноша, поймав жалобные взгляды спутников.

- Мы совсем не против путешествия с тобой,- торопливо отозвалась Урья, старательно расправляя на коленях ровные гибкие веточки собранной на берегу ивы,- мы просто хотели бы знать…

- Что знать?- Мельх в раздражении слишком сильно дернул рукой.

Зацепившаяся за подводную корягу, берестяная лопасть весла прорвалась. В руке юноши остался лишь раздвоенный шест.

- Ну, вот,- тяжело вздохнул Дьен,- теперь нужно снова приставать к берегу.

- Будем просто толкать лодку шестом,- хмуро бросил Мельх, не желая прислушиваться к словам младшего брата.- Нам нужно пробираться дальше от… стойбища нашего племени…

- Зачем?- Дьен разглаживал ладонью разложенную на коленях ровную белую полосу заготовленной загодя бересты.

- Один ты долго не протолкаешь,- рассудительно заметила Урья.

Руки ее проворно сплетали из прутьев корзину- Давай все-таки остановимся,- предложила девушка и сделаем новое весло.

Мельх внимательно посмотрел на изделие, получавшееся у девушки.

- А если…- он задумался.

Подталкиваемая шестом лодка незаметно уткнулась носом в глинистый обрывистый берег неподалеку от небольшой пещерки, образованной переплетенными корнями.

- А не могла ли ты,- обратился Мельх к Урье,- не могла ли ты … сплести новое весло. Ведь если заплести в развилку… узкие полоски, то…

- Может получиться прочней,- закончила за него Урья.

Дьен задумчиво водил острым сучком по бересте, не обращая внимания на переговоры старших спутников.

- Смотрите, что у меня получилось! - внезапно громко выкрикнул он.

На белой поверхности бересты явно проявилась четкая полоса.

- Надо же,- не удержавшись воскликнул Мельх,- как это ты сделал?

- Очень просто,- пожал плечами Дьен,- я прорисовал линию этой палкой.

В голове Мельха зашевелились заманчивые мысли.

- Я же теперь могу свои рассказы изображать здесь,- юноша указал на яркую линию,- и тогда Тлор не будет беспокоиться о том, что стойбище найдут чужаки.

- Теперь мы можем вернуться?- в голосе младшего брата затеплилась надежда.

- Нет!- решительно ответил Мельх,- мы должны найти что-нибудь более важное.

- Важное? Что?- Урье оторвалась от работы и выжидающе посмотрела на него.

- Пока не знаю,- честно ответил Мельх,- но что-нибудь такое, что могло бы пригодиться племени…

Он замолчал, пристально вглядываясь в речную гладь. Солнце постепенно опускалось все ниже, цеплялось за колючие верхушки сосен, не желающих отпускать его.

Рука юноши ухватила легкую корзину. Содержимое плетенки вывалилось на траву.

- Что ты делаешь?- возмущенно вскричала Урья.

- Сейчас увидишь,- многозначительно отозвался Мельх,- Дьен, пойдешь со мной.

Он резко оттолкнул лодку от берега. Мальчишка прыгнул за ним.

Урья, оставшись на берегу вместе с Волком, озадаченно смотрела за их действиями.

Мельх поднялся в лодке во весь рост. В руке его хищно замерло длинное копье. Юноша внимательно вглядывался в толщу воды.

Резкий удар!

Всплеснулась в месте удара вода. С видимым усилием, Урья видела, как вздулись на руке Мельха мышцы, юноша отклонился назад, поднимая копье над водой. На зазубренном костяном наконечнике трепыхалась крупная рыбина.

- Я тоже удачливый охотник!- выкрикнул Мельх, забрасывая добычу в корзину.

Еще удар!

И еще одна рыба плюхнулась в плетенку.

Наконец, братья направили лодку к берегу…

…Урья уже ждала охотников. Девушка несколько углубила пещеру, настелила на землю свежих мягких веток. Костер весело полыхал возле входа.

Добытые рыбы в умелых руках Урьи разместились на широких листьях. Внутренности перепали Волку, который принялся с довольным урчанием поглощать выделенную ему пищу.

Рыбины Урья тщательно завернула в листья, опять начинив их чем-то пахучим из сумки. Сверху полученные свертки она обмазала рыжей глиной.

Палка разгребла угли, выбирая место пожарче. Глиняные комки опустились на освобожденное место. После чего костер снова закрыл спрятанную в глине рыбу.

Урья уселась напротив костра. Взгляд ее задумчиво уставился к пляшущее пламя. Братья устроились рядом с ней.

Мельх тревожно взглянул на небо. Набежавшие неизвестно откуда серые противные тучи скрыли не только искорки звезд, но и узеньки лук луны.

- Дождь будет,- предупредил юноша, выскакивая на берег к оставленной лодке.

Наконец, и лодка оказалась в относительной безопасности от надвигающейся непогоды.

Мельх устало привалился к осыпающейся стенке пещеры.

- Теперь можно подумать и о ночлеге.

- Расскажи, что было дальше,- умоляюще напомнил Дьен Урье.

- Дальше?- девушка недоуменно расправила волосы, собираясь с мыслями.

Обугленная палочка поворошила угли.

- Хорошо, слушайте…

---

…Разбрелись звери и птицы по сотворенной земле. Каждый получил место для охоты, место для сна и отдыха. Но пропало веселье у оставшихся в одиночестве зверей. Раньше, когда они жили все вместе, им было проще общаться друг с другом. Жили тогда они мирно, не ссорясь. А тут, когда каждому нашлась своя территория, стали у них возникать споры, и настал между ними разлад. Стали они то нападать друг на друга, то попросту прятаться. Страшно и пусто стало в огромном лесу.

Снова собрались звери на Великий Совет.

Что делать? Как быть? Как наладить старую беззаботную жизнь.

- Не получится,- авторитетно заявил мудрый Медведь,- никогда больше не будут волки и рыси питаться травой и корой деревьев. Попривыкли они к теплому сладкому мясу.

- Но ведь должен же быть в лесу какой-никакой порядок,- заверещал заяц.

- Все просто,- рассудительно проговорил сидящий над звериным кругом старый ворон,- нам нужно найти кого-то, кто мог бы…

- Нет среди нас никого такого, кому могли бы доверить все звери и птицы,- промурлыкала рысь, вытягиваясь под деревом.

Желтые глаза ее уставились на зайца. Шершавый язык облизал губы. Блеснули острые клыки. Когтистая лапа пробороздила по земле, оставив длинные рваные следы.

- Нам нужно,- весомо произнес Медведь,- нам нужно создать человека!

- Человека? Зачем?- всполошись звери и птицы.

- У него не будет ни клыков, ни когтей, ни плавников, ни крыльев,- продолжал Медведь, перебивая поднявшийся гвалт.

- Зачем же тогда он нужен?- переступил лапами Волк,- если он будет всех нас слабее?

- Он будет всех мудрей,- прошипела из травы змея,- я смогу наделить его мудростью.

- Я дам ему острый нюх! А я – зоркий глаз!- загомонили собравшиеся, перебивая друг друга.

- Нет!- решительно заявил Медведь,- мы сделаем по-другому.

- Как это?

- Мы создадим много людей!

Поляну Великого Совета накрыла тишина.

- Как это?- пискнул кто-то.

- Мы…- Медведь на мгновение запнулся,- создадим людей из самих себя. Чтоб от каждого вида, рода и племени появился свой человек – потомок у каждого из нас…

---

- Ага!- протянул заворожено Дьен,- неужто именно так образовались роды?

- Ну, точно, так оно и было,- Мельх старательно шарил палкой в углях,- а разве мы уже всю рыбу съели?

Ишкод

Дождь поливал всю ночь. Тугие струи колотили по лесу с неослабевающей силой. Еще накануне чистая и спокойная, река вдруг вздулась. Мутный бурый поток нес всевозможный лесной мусор. Путешествовать в таком потоке не представлялось возможным.

А сама лодка, вытащенная на берег, отзывалась на ливень громким стуком, чем-то напоминавшим звук шаманского барабана. Путешественники наблюдали за разгулявшейся стихией из относительно безопасного укрытия глинистой пещеры. Перед входом сплошной пеленой текли дождевые струи.

Мельх старательно перекрыл вход, чтоб хоть как-то защитить костерок от воды. Но все равно вездесущая водяная пыль проникала внутрь пещеры. Пламя костра в ответ на все больше и больше повышающуюся влажность, испуганно прижалось к глинистому полу.

Путешественники осторожно подкидывали собранный накануне сушняк в голодное пламя. Чахлый дымок вырывался наружу и тут же опадал до земли прибитый безжалостными стрелами дождя. Образовавшиеся лужи отзывались брызгами, без устали пробирающимися все ближе к ослабленному костру.

Не хватало еще, чтобы жаркий друг погиб. В такой сырости повторно развести его вряд ли удастся.

Мельх старательно отодвигал пламенного друга все дальше от входа. Еще немного, и им самим уже не останется места.

Дьен ковырялся в стенке, по мере сил расширяя приютившее их убежище.

Волк, жалобно поскуливая, прижимался к ногам Урьи.

Неожиданно зверь насторожился. Он обнажил желтоватые клыки. Из пасти вырвался не громкий рык. Сквозь неумолчный шум стихии снаружи послышались отчетливые чавкающие шаги.

- Кто-то идет,- прошептал Мельх еле слышно.

Юноша настороженно потянулся за копьем, стараясь закрыть собой спутников.

Урья потащила стрелу из колчана. Басовито взвыла невзначай задетая тетива…

- Эй, там, в пещере!- скорее угадали, чем поняли путешественники.

Дальше последовали слова, совсем непонятные.

В неясных отблесках слабого пламени у входа появилась сгорбленная фигура. Человек, вышедший к укрытию путешественников, остановился на пороге. С одежды его лилась вода, моментально образовав внушительную лужу. Человек откинул капюшон из промокшей насквозь шкуры. Появилось лицо достаточно молодого еще мужчины, разве что немного старше самого Мельха.

Мужчина замедленно потоптался на пороге, вытянув вперед пустые ладони. Дескать, смотрите, я без оружия.

- Входи, погрейся у нашего костра,- произнес Мельх, стараясь говорить миролюбиво.

Человек, наклонив голову, прислушался к звукам его речи.

Ладони выставленных рук успокаивающе протянулись к пламени. Мужчина блаженно обмыл озябшие пальцы теплом костра.

На лице его появилось выражение блаженства. Он снова протянул путешественникам пустые ладони.

Урья подбросила в костер очередную порцию прутьев. На мгновение взметнулось яркое пламя, осветив пещеру. На голове пришлеца стала видна кожаная шапочка, густо расшитая маленькими разноцветными бусинами, складывающимися в замысловатый узор.

Человек хлопнул себя по груди ладонью.

- Ишкод!

- Наверное, его так зовут,- предположила Урья.

Мельх осторожно отложил копье.

- Мельх,- проговорил он, повторив жест мужчины.- А это,- юноша ткнул пальцем в спутников,- Дьен и Урья.

Чужак снова внимательно прислушался к словам Мельха.

Наконец, он замедленно проговорил, старательно подбирая слова:

- Вы… из племени… Большой Воды?- он на мгновение запнулся. Явно не хватало слов,- Зачем вы здесь?

Ишкод выглянул из пещеры под дождь.

Рука мужчины втянула промокшую связку с оружием.

Мельх снова схватился за копье. Грозно заворчал Волк, не спускавший взгляда с пришлеца.

- Нет! Нет!- замахал руками Ишкод.- Я не причиню вам вреда.

Он отодвинул сверток в сторону.

Волк приподнял верхнюю губу, обнажив клыки.

Путешественники продолжали настороженно следить за действиями чужака. Ишкод отер воду с лица. Пошарив у себя за спиной, он вытащил вперед сумку, также густо украшенную бусинами. Из раскрытой сумки появилось нечто незнакомое.

- Угощайтесь,- Ишкод протянул Мельху, видимо он почувствовал в нем главного в небольшой компании, что-то странно белое плоское, отдаленно напоминающее камень,- это хлеб… Его надо… есть…

- Хлеб? Что это?

Мельх растерянно опустил копье.

Младший братишка оказался не в пример решительней старшего брата. Не успел Мельх преградить брату дорогу, как тот уже ухватил предложенное кушанье.

Молодые зубы впились в угощение.

- А может…- только и успел проговорить Мельх.

Улья смотрела на мальчишку расширенными глазами: разве можно так без разбору хватать что-то у чужака? А вдруг что?

В костер посыпались крошки. Пламя жадно поглощало их.

- Это не мясо,- проговорил Дьен с набитым ртом,- но вкусно.

Он отломил половину белого съедобного камня и протянул Урье.

- Что это за зверь?- девушка внимательно осмотрела предложенный кусок.

На лице Ишкода расцвела широкая улыбка.

- Ты… попробуй.

Девушка осторожно прожевала маленький кусочек.

- Хм-м,- пробормотала она,- мы тоже можем угостить тебя,- застенчиво добавила Урья, вытаскивая из сумки вяленную оленину.

Ишкод развязал завязки верхней одежды. Мокрая куртка уютно разместилась на коленях, согреваемая пламенем костра.

За пределами пещеры продолжал бушевать ливень, а возле костра было тепло и сухо.

Расположились люди вокруг ласкового огня. Разморило их.

- А может, расскажете что-нибудь,- в очередной раз попросил Дьен, заранее приготовив широкую полоску бересты.

- О чем?- недовольно отозвался Мельх.

Говорить ему совсем не хотелось. Не то настроение. Юноша выжидательно посмотрел на чужака.

- А давайте я вам поведаю историю о хлебе,- неожиданно предложил он.

- О хлебе?- встрепенулась Урья.

- Рассказывай,- растянулся Мельх на мягком лапнике.

- Однажды,- проговорил Ишкод на ломаном языке племени Большой Воды,- наши женщины…

---

…Однажды давным-давно одна старая женщина, которая не могла питаться твердыми зернами беззубым ртом, придумала растереть твердые зерна на плоском камне. Кушать растертый порошок оказалось не в пример легче, чем разгрызать твердые небольшие зернышки. Долго ли коротко ли питались порошком люди селения, но случилось неожиданное. Полную корзину зерна набрала старая Багаа. Тяжело несла она добычу в селение. Корзину Багаа несла перед собой и не видела старуха тропинки. Споткнулась она перед самым селением. Упала. Просыпалось собранное зерно в траве. Сколько смогла Багаа, столько собрала. Но не все.

Наступила зима. Укутал снег и селение и все поляны.

Забыли люди о происшествии с Багаой.

А по весне поднялись над поляной знакомые стебли. Дивились люди племени чуду. Хотели уже собрать зерна, но не дала Багаа. Как дикий коршун бросалась она на тех, кто покушался на чудесную полянку.

- Я выращу зерна прямо здесь,- приговаривала она,- и не придется их искать по лесу.

Выросли вкусные зерна возле самого селения. Легче стало жить в племени. Не нужно было теперь искать сладкую пищу по лесу.

Все больше и больше стали … засевать зерен.

Продолжали женщины растирать зерна на камне. Засыпали порошок, мукой его назвали, в варево. Густая получалась похлебка, вкусная…

---

Ишкод причмокнул, словно только что отведал вкусной похлебки из муки.

---

… И тут снова случилось непредвиденное. Пролилось неготовое еще варево на плоский камень, на котором растирала зерна девушка Халена. Образовалась липкая масса. С тяжелым вздохом собралась Халена, совсем уж было ее выбросить, но так ей стала жалко трудов своих. Слепила Халена белую лепешку, как из глины, да и пришлепнула ее к горячей стенке очага. Чего она хотела получить? Никто не знает. Может, и сама-то она не задумывалась об этом. Но вскоре разнесся над селением незнакомый вкусный запах.

---

- Так Халена и придумала хлеб,- закончил рассказ Ишкод.

Селение

Наутро ливень благополучно закончился, оставив после себя лишь невесомую изморось. Печально поникшие черные ветви почти окунулись в несколько успокоившиеся волны. По небу тяжело катились темно-сизые тучи. Ни малейшего солнечного лучика не пробивалось сквозь мрачную завесу.

Разглядывая некоторое время унылый вид, открывающийся из пещеры, Ишкод встряхнул подсохшую одежду.

- Надо возвращаться,- проговорил он и тут же предложил путешественникам,- Пошли со мной. У нас всегда будут рады умелым охотникам.

Щеки Дьена зарделись от нежданной похвалы.

Мельх незаметно одернул брата: дескать, не зазнавайся, это всяко не о тебе…

Урья быстро собралась.

- Пойдем,- покладисто проговорила она,- одним в лесу трудно,- добавила Урья со вздохом.

Мельх изумленно посмотрел на девушку. Почему это она решила принять предложение чужака? На лицо юноши набежала тень неудовольствия.

Ишкод понимающе подмигнул Мельху: Держись, парень…

- По дороге расскажете,- торопливо произнес он, опоясываясь и заткнув топор за пояс,- как это вы очутились так далеко от своего племени. Если, конечно, захотите,- добавил Ишкод поспешно.

Он легко подхватил копье. Поправив наплечные лямки тюка, Ишкод настороженно вышел из приютившего их на ночь укрытия. Полированный наконечник маслянисто поблескивал под водяной пылью, нудно моросящей взвеси.

Следом за чужаком выбрались на простор и путешественники.

Мельх первым делом подошел к лодке. Рука погладила мокрые черные бока суденышка.

- Лучше помоги спустить лодку на воду,- хмуро проговорил Мельх, всем телом наваливаясь на тяжелую долбленку.

- Лодку? На воду?- Ишкод критически всмотрелся в пробегающие мимо мутно-бурые волны. Перевел взгляд на лодку,- а т ы уверен, что справишься…

- Мы справимся,- решительно отозвался Мельх.

- А может не надо в лодку,- опасливо протянул Дьен, старательно упрятывая за пазуху исчерканную полоску бересты.

И этот туда же. И когда это только он стал таким пугливым?

- На лодке быстрей,- неуверенно сказал Мельх.

- Нисколько,- тут же возразил Ишкод,- река изгибается, вихляет, а мы сможем идти напрямки.

- Но лодка…

- У нас в селении,- поспешно перебил Ишкод,- вы быстро сделаете новую,- и тихо добавил,- более легкую.

Он тут же подхватился и направился прочь от реки. Дьен и Урья последовали за ним.

Мельх, прощаясь, погладил крутой бок судна. Влажно скрипнула под ногой мокрая ветка. Выдавилась из мха мутная жижа. Мельх побрел за спутниками, замыкая небольшую процессию.

Потянулись мимо корявые промокшие стволы. Посыпалась на головы сбитая дождем уже пожелтевшая листва.

Осень. Скоро уже совсем похолодает.

Настороженно двигались путники по темной густой чащобе. Хлюпала при каждом шаге пропитавшаяся водой земля. Мокрая пожухлая трава хлестала по коленям. Нахохлившиеся ветви нет-нет, да окатывали путников целыми каскадами воды.

- Надо было еще переждать,- бурчал Дьен, непрестанно ощупывая бережно спрятанную бересту с рисунками. Как бы не размокла.- Глядишь и сухо стало бы…

- Ничего,- подбадривал Ишкод,- скоро уже доберемся.

Словно в ответ на его слова, темные мрачные ели расступились, явив перед путешественниками просторный бор с высоченными стволами медового цвета. Далекие кроны деревьев усиленно царапали темные небеса, стараясь разорвать пелену.

- Сосны,- воскликнул Ишкод, поправляя снаряжение,- скоро и селение появится.

- Что я сосен не видел?- пробурчал Мельх.

Идти стало не в пример легче. Изморось уже не казалась такой безнадежной и унылой. Сквозь появившиеся разрывы робко выглянул самый краешек солнца. Яркие стрелы солнечных лучей стукнули в землю. Тут же над деревьями сама собой возникла разноцветная дуга. Засверкали под солнцем, только что бывшие мрачными и унылыми, многочисленные капли, повисшие на ветвях.

Настроение путешественников резко изменилось.

- Еще немного,- приговаривал Ишкод.

Мельх подозрительно сжимал древко копья. Надо же. От родного стойбища отошли только на два дня, а тут уже и селение чужаков. Как бы чего не вышло.

На память юноше пришли давние события, когда люди племени Большой Белой Реки решили напасть на стойбище рода. Только лишь хитрость помогла избежать неминуемого столкновения. А вдруг… этот Ишкод как раз и пришел из враждебного племени.

Ладони тут же вспотели. Юноша огляделся по сторонам. Как только Урья и Дьен этого не понимают. Вон, как доверились чужаку.

- Нет, не буду я нечего рассказывать,- решил Мельх, догоняя чужака.

Под ногами появилась тропинка. Потянулись по обе стороны высокие растения со, словно налитыми солнечным светом, странными ребристыми наконечниками. От каждого прикрепленного к стеблю зернышка тянулись вверх ровные прямые усики.

Мельх осторожно прикоснулся к ближайшему растению.

- Вот это и есть хлебная трава!- восхищенно воскликнул Ишкод.

Дьен раскатал в руках колосок. На ладонь выкатились продолговатые зерна.

Недолго думая мальчишка засунул их в рот.

- Это не хлеб,- обиженно заявил он, выплевывая твердые зернышки,- твой хлеб был мягкий и вкусный. А это…

- Так ведь хлеб еще нужно приготовить,- снисходительно пояснил Ишкод.

- А как?- тут же подсунулась Урья.

Ишкод не ответил. Он просто ускорил шаг, оставив спутников позади.

Изгои прижались плотней друг к другу. Кто его знает, что теперь их ожидает.

Еле слышно зашуршала трава.

Урья настороженно вытащила лук. Стрела легла на тетиву.

Волк наморщил нос, высовывая клыки. Тоже приготовился к схватке. Из горла зверя вырвался приглушенный рык.

- Привел…- буркнул Мельх, выставляя копье наизготовку.- Привел нас чужак к засаде. Не зря я ему не доверял.

Заросли хлебной травы расступились. Перед путешественниками появились вооруженные копьями воины. Судя по всему, настроены они весьма решительно. Гладкие наконечники, направленные на путников, угрожающе поблескивали.

- Ну, все,- мрачно выдохнул Мельх,- вот и окончилось путешествие.

Он одним движением задвинул младшего брата за спину.

Взметнулись в замахе тяжелые боевые копья. Еще немного и…

Послышался громкий властный окрик, заставивший нападавших остановиться. Они недоуменно переглядывались.

- Что и будет…

Раздвигая хмурых мужчин, вперед вышел человек. Широкой волной расположились на его плечах пышные седые волосы. Время сильно избороздило смуглое лицо вышедшего многочисленными морщинами. Старик внимательно оглядел напрягшихся изгоев.

Выразительный жест рукой заставил всех опустить оружие.

Он проговорил несколько непонятных слов, обращаясь к путешественникам.

Рядом со стариком появился старый знакомый Ишкод.

- Они не понимают, Залкад,- доверительно сказал он и еле заметно подмигнул Мельху,- это люди племени Большой Воды.

Старик задумчиво провел ладонью по лицу.

- Когда-то, очень давно,- проговорил он довольно сносно на языке родного путешественникам племени,- наши народы жили рядом, но потом пути разошлись,- он пожевал губами,- Зачем вы здесь? Почему покинули свое племя?

Мельх, замешкавшись, обвел взглядом спутников. Стоит ли обо всем рассказывать?

- Нас отправили,- наконец выговорил он,- за поиском новых знаний.

Мельх покосился на удивленные лица Урьи и Дьена и решительно добавил:

- Таких знаний, что помогли бы племени в дальнейшем.

- Хм-м-м…- задумался Залкад и неожиданно спросил,- а что, Гьен-Охотник по-прежнему ведет племя?

- Гьен?- Мельх озадачился,- Тлор является нашим вождем…

- Малыш Тлор?- удивленно протянул Залкад,- никогда бы не подумал, что Гьен именно его назначит своим преемником.

Он повернулся, сделав знак следовать за ним. Путники двинулись следом за стариком.

- Залкад – вождь нашего селения,- проговорил Ишкод, вышагивая рядом с ними,- я специально ушел вперед, чтобы привести его. А то…

Поляны хлебной травы неожиданно закончились. Перед путешественниками показались ровные ряды вкопанных в земли древесных стволов, заостренных сверху.

Мельх непроизвольно задрал голову, надеясь оглядеть странное сооружение сверху-донизу.

- Зачем это?- недоуменно спросил Дьен, похлопав ладошкой по гладко отесанному дереву.

- Для защиты,- нехотя отозвался Ишкод,- всяко может случиться…

Птицы

Мельх проснулся с первыми лучами солнца. В узкие редкие щели проникали огненные стрелы солнечных лучей. Вокруг мирно посапывали молодые охотники. Где-то среди них находился Ишкод. Искать его среди спящих Мельху совсем не хотелось. Вот поселиться бы вместе с братом, но нет. Тут это запрещено. Дьен еще не вошел в возраст охотника. Еще строже запреты на встречу с Урьей. В селении путникам пришлось разделиться. Мельх попал в Мужской дом, где обитали лишь неженатые мужчины. Теперь он только тут и должен находиться. Юноша беспокойно огляделся по сторонам.

Мельх расслабленно потянулся, разгоняя несколько застоявшийся запах помещения. Зашуршала сухая трава лежанки. Юноша осторожно поднялся на ноги. Откинулся полог входа. Ласково взглянуло в лицо, медленно поднимавшийся над горизонтом, багряный краешек солнца.

- Ты куда?- сонно проговорил кто-то за спиной. Скорее всего, Ишкод – больше никто из молодых охотников, насколько знал Мельх, так свободно не говорил на языке родного племени.

Мельх не ответил, перешагивая через невысокий порог. Тело окутала бодрящая утренняя свежесть.

И как можно еще спать в такое утро?

- Приветствую тебя, новый день!- торжественно проговорил юноша, вдыхая наполненный душистыми запахами травяной аромат.

Мельх бережно прикоснулся к влажной от росы траве под ногами. Сверкающие капельки растеклись по коже. Юноша выпрямился, растирая ладони.

- Шх-шр-х-х-ш,- донеслось со стороны.

Мельх направился в сторону непонятных звуков.

Ноги принесли его к центру селения, где весело плясало пламя главного костра. Возле несколько женщин старательно ширкали камнем о камень. Краем глаза он успел заметить среди них и Урью. Значит, и Урья старается приобщиться к новым знаниям. На подстеленную под нижний плоский камень кожу сыпался белый порошок.

- Мука,- догадался юноша,- так вот как ее получают из зерен. Надо бы запомнить.

Он отошел от женщин, чтобы не мешать их работе. Юноша внимательно осмотрел селение, в котором теперь придется пожить некоторое время. Мельху в голову и не приходило, навсегда остаться на новом месте жительства. Воспоминания о родном стойбище тяжело ворочались в голове молодого охотника.

Что бы еще полезного узнать от жителей селения? Такого, что могло бы пригодиться родному племени? Одного лишь способа выращивания зерен, скорее всего, будет недостаточно. Тем более что еще надо выяснить, как именно это делается. Не просто же бросаются зерна на землю.

Что-то там еще. Но что? Вот вопрос.

Мельх продолжил свое ознакомительное путешествие.

Он приблизился к окружавшей селение стене из заостренных стволов. Навстречу ему тут же вышли суровые воины с копьями наперевес. На вершине стены скрипнули натягиваемые луки.

- Ты чего?- подбежавший Ишкод резко рванул Мельха в сторону.- Ты пока не можешь подходить к Стене.

Мельх непонимающе уставился на приятеля. Теперь Ишкод выглядел не совсем так, как при первой встрече. Нарядная малица, тщательно расшитая разноцветными узорами полностью отличалась от охотничьего одеяния молодого охотника. Вместо расшитой шапки голову охватывала неширокая повязка с одиноко торчащим из прически голубым пером сойки.

- Ты еще не являешься членом рода,- торопливо пояснил Ишкод.

- А как мне стать им?

- Сегодня и увидишь,- торжественно провозгласил Ишкод. На лице его появилась широкая улыбка,- сегодня у нас праздник… по поводу вашего рождения.

- Какого еще рождения?- возмутился Мельх,- мы ж уже родились в свое время.

- Но не в роду Сойки,- глубокомысленно произнес Ишкод,- некогда болтать! Пошли! Вот уже и солнце поднялось во весь свой рост. Самое время вам родиться.

Он потянул Мельха обратно к центральному костру. Там их уже поджидали люди селения.

Дьен тревожно протирал глаза. Видимо, его разбудили не вовремя.

- А может, сначала подкрепимся?- жалобно проговорил Дьен.

- А ты что?- строго прервал мальчишку Залкад,- Собрался рождаться с полным брюхом?

Недалеко от костра прямо на землю постелили пушистую шкуру, украшенную замысловатым узоров из голубых бусинок.

- Забирайтесь,- приказал вождь.

- Куда?- недоуменно огляделся вокруг Дьен.

Подошедшая женщина откинула меховой полог.

Окружавшие жители громко расхохотались.

У Мельха от непонятной обиды сжались кулаки.

- Я покажу, как надо мной смеяться,- буркнул он еле слышно.

Но оказалось, что смеялись не над ним. Появившийся неизвестно откуда, Волк с довольным урчанием стремительно забрался под шкуру и блаженно растянулся на полянке.

- Сюда,- женщина жестом показала на полянку рядом с Волком.- Сейчас вы должны будете появиться на свет.

- А что делать со зверем?- озабоченно спросил кто-то из толпы.

- Ничего,- пожал плечами Залкад,- пусть остается,- он строго взглянул на Мельха и Дьена,- долго вы еще будете мяться. Тоже мне – охотники…

Братья поспешно нырнули под меховое одеяло.

Вдалеке ровно загремел барабан. Гулко запела натянутая кожа. Люди селения принялись притопывать в такт барабану.

- Вот идет новый родич!- громко приговаривали они,- вот и дет и второй новый родич!

Звуки барабана ускорились, превратились в ровный непрерываемый рокот.

Неожиданно на покрывающую братьев шкуру плеснула вода.

Полог резко откинулся. Старухи подхватили обоих и рывком поставили на ноги.

К промокшим братьям приблизился вождь Залкад, сжимая в кулаке голубые перья.

Мягкие перышки прошлись по лицам вновь родившихся.

- Теперь вы принадлежите к роду Сойки!- торжественно провозгласили собравшиеся.- Возьмите этот символ рода. Теперь вы можете прикрепить перья Сойки-прародительницы к волосам…

- А как же Волк?- с тревогой спросил Дьен,- он же тоже… родился в роду.

- Он тоже должен принадлежать к роду,- решительно проговорил Мельх, поглаживая серого за ухом.

Родичи переглянулись.

- А ведь, действительно,- выкрикнул Ишкод.

Глаза Дьена осветились благодарностью. Вскрикнула среди женщин Урья.

Странно, а почему ей не пришлось рождаться?

- Девушка станет подходящей невестой для юношей рода,- доверительно шепнул Мельху подошедший ближе Ишкод,- она же не будет принадлежать роду Сойки.

- А теперь начнем большой пир!- распорядился Залкад, хлопнув в ладоши.

Но попировать им не удалась.

- Птицы! Птицы!- истошно завопили со Стены дозорные.

Жители всполошенно бросились в Длинный Дом селения. Через мгновение они уже бежали за ворота, сжимая в руках мощные луки. Последовала за ними и Урья. Мельх подхватил легкое копье и тоже устремился за обретенными новыми родичами. Волк метнулся впереди всех, сопровождая людей грозным рыком.

При появлении людей с поля хлебных растений поднялась целая стая крупных рябых птиц. На мгновение шум от раскрытых крыльев оглушил Мельха. Птичий пух разлетелся над поляной наподобие теплого снега. Неожиданно Мельх заметил, что значительная часть пернатых пытается скрыться в травяных зарослях, даже не пытаясь взлететь.

Захлопали тетивы луков. Зажужжали стрелы. Посыпались на землю первые птахи.

Волк стремительно скакал между людей, стараясь захватить удирающих птиц зубами. Птицы поднимались на крыло, пролетали какое-то расстояние и снова опускались на землю, предпочитая убегать, а не улетать.

Птичий переполох длился недолго. Люди решительно прогнали непрошенных гостей.

Охотники рода Сойки обвесились целыми связками подстреленных птиц.

- Удачно,- проговорил Ишкод, подхватывая с земли очередную птицу,- и урожай спасли, и мяса сможем на зиму подготовить.

- Ой!- вдруг вскрикнула Урья,- а эти только раненые, но еще живые!

- И что?- раздраженно бросил ближайший охотник,- сверни им шеи, и вся недолга.

- Пусть живут!- Урья решительно загородила птиц телом,- они могут ведь и пригодиться.

- Пригодиться? Зачем?- недоуменно повернулся к ней Мельх.

Девушка подхватила раненных птиц на руки и, прижимая к груди, понесла в селение.

- Да, как вы не понимаете,- горячо заговорила она,- их же можно приручить, как,- она кивнула в сторону Волка,- вот как его, например…

+2
23:14
373
11:07
Как хорошо. Такое светлое и чистое произведение. Очень душевно. И великолепное описание природы. Поздравляю автора. Свой стиль, свой слог. Замечательно.
11:39
+1
Рассказ не делят на главы, подзаголовки ни к чему. Очень заметно, что это часть чего-то большего, чем рассказ. Текст не доработан, сложно отнести это произведение к жанру фантастики.
09:36
Как мне кажется, автор слабо выделил фокального персонажа, поэтому читать сложно. Без фокального персонажа все превращается в пересказ. Хотя тут вроде все показано. Вроде фокальный персонаж — «девушка»… та которая Урья. Почему автор её всю дорогу называет девушкой? Оценку не ставлю.
12:45 (отредактировано)
Уши чутко прядали, прислушиваясь к лесному шуму
Словарь Ожигова допускает два значения слова «прядать»:
  1. устар. шевелить, совершать движение чем-либо (обычно ушами)
  2. устар. прыгать, скакать, падая, отскакивая в сторону

Скорее всего, имелось в виду первое значение, но тогда не уши, а сам олень должен был прядать ушами. Вряд ли второе, так как по смыслу напрашиваются шевеления, а не скачки ушами. Меня самого на этом сайте не раз упрекали в незнании устаревших выражений, поэтому поправьте меня, если я сказал что-то не так.
21:26 (отредактировано)
+2
Пунктуация нарушена, построен рассказ коряво с глупыми опечатками, знаки препинания перепутаны или вообще отсутствуют там, где они должны быть… пробелы между тире то есть то их нет, ещё дефисы и разговорные тире уравнены, е и ё для автора одна и та же буква… И главное — это не фантастика, разве что, очень уж быстро произошла эволюция племён, почти сразу освоено приготовление хлеба и тут же героиня придумала птицу разводить… отсутствие логики на лицо. Но сюжет интересен, вот пожалуй и все достоинства, а эти истории про происхождения земли, человека и т.д. совсем не к селу ни к городу, ведь это всё не раскрылось в рассказе. Конечно же тут начало чего-то большего, вот и не раскрылось… Автору глубокую вычитку, это обязательно! Оценку не ставлю, раздражение не вызвало данное произведение.
09:13 (отредактировано)
Прочитал замечания. И знаете, я обрадовался за высокую оценку моего произведения. Потому что именно тогда, когда нет крупных ошибок, начинают цепляться к дефисам и тире для которых, кстати, в Wordе используется один и тот же элемент шрифта), к букве ё (которой пренебрегает большинство авторов). Именно при хорошем тексте, увлекшись, не замечают, что Волк пишется с большой буквы, т.к. это кличка животного, а не указание на само животное. Да, есть опечатка. В одном месте Урью назвал Ульей. но, в целом, это действительно часть более крупного произведения, 4 начальных главы из которого уже публиковалось здесь же (рассказы Мельх, Дьен, Шаман и Волк). А все произведение можно прочитать здесь: ridero.ru/books/legendy_zabytykh_vremen/
Да, кстати, в принципе любое художественное произведение — уже само по себе фантастика. А для тех, кто все-таки прочитал данный отрывок могу добавить, что именно разная степень развития племен и привела к появлению хлеба в одном из и них и начало изобретения, например, все той же лодки в другом. Следовательно, тут нет неоправданно быстрого развития…
Мясной цех