Нидейла Нэльте

Четвертая власть

Четвертая власть
Работа №228

1 – «Репортер»

Докурив сигарету, Эрик Тайгер, высокий тридцатипятилетний мужчина в костюме и с черным дипломатом, вошел в здание редакции ежемесячного журнала «Репортер» и вызвал лифт. Из кармана он достал телефон, собираясь пролистать ленту «Фейсбука», но чья-то рука вдруг ударила его сзади по плечу.

- Хотел прийти на работу раньше меня? – это был Гарри Хоук. – Не выйдет, - улыбнулся он, пожав Эрику руку. – Как дела?

- Все обычно, только спать хочется, - зевнул Эрик. – Решил вчера немного поработать перед сном: неразобранных писем поднакопилось. И это решение стало ошибочным. Ушел с головой и просидел до половины третьего. Снова наткнулся на письмо от той бабули из Орегона, помнишь ее?

Гарри усмехнулся:

- У которой по ночам в стенах кто-то скребется?

- Ага. Каждую неделю нам пишет, - они зашли в лифт.

На восьмом этаже в холле около их кабинета сидел главный редактор «Репортера» – Джейкоб Найгард. Маленькими глотками он пил горячий кофе.

- А вот и наши охотники за привидениями! – сказал он, увидев приближающиеся фигуры Эрика и Гарри. – Я как раз вас поджидаю.

- Нас? Интересно… - Эрик зашел в кабинет. За ним проследовал Гарри, аккуратно повесив свою куртку на вешалку. – Слушаем внимательно, мистер Найгард.

Джейкоб закрыл за собой дверь и уселся на свободное кресло.

- Парни, вчера был совет директоров. На нем обсуждали вашу колонку. Говорили, что она одна из самых популярных в журнале, и что людям нравится в ней все. И тема: народ любит читать про сверхъестественное, хлебом не корми. И особенно нравится, как вы пишете. Что берете истории, которые присылают в редакцию читатели. Посещаете места из этих историй, фотографируете их, описываете свои ощущения от поездок. Какие-то явления, которые читатели выдают за паранормальные, пытаетесь объяснить с научной точки зрения.

Говорили и о том, что наш журнал издается не только в Америке, но и в Канаде, и в Западной Европе, а теперь еще и в Восточной Европе. А ваша колонка существует только в американском издании, и ездите вы только по Штатам. Но ведь историй о сверхъестественных отелях, старинных особняках и таинственных замках полным-полно и за пределами Америки. В общем, свершилось наконец! Догадываетесь, о чем я?

Эрик и Гарри переглянулись:

- Кажется, догадываемся, - сказал Эрик. – Но услышать хотим от вас.

Джейкоб улыбнулся, допил кофе и выкинул пустой бумажный стаканчик в мусорную корзину:

- Вопрос с бюджетом решили, - сказал он. – Руководство посчитало, что, если ваша колонка будет присутствовать и в иностранных изданиях, это принесет огромный успех. Ну, финансовый, в первую очередь. И это с лихвой покроет расходы на международные перелеты и гостиницы. Короче говоря, вы расширяетесь, официально!

- Дай-ка «пять»! - Эрик протянул Гарри ладонь, и Гарри хлопнул по ней своей ладонью. – Мистер Найгард, никогда еще в моей жизни рабочий день не начинался со столь радостных новостей.

- Рад слышать, - отозвался Джейкоб. – И искренне рад за вас, парни! Уверен, впереди вас ждет очень интересный опыт. Я всю ночь думал о том, как лучше организовать процесс и вот, что решил. В качестве первой страны для поездки предлагаю Румынию. Думаю, поняли, почему. Трансильвания, граф Дракула и тому подобное. Эта область кишит легендами. Материала точно будет предостаточно. И в Бухаресте у нас как раз есть офис. Мы начали там издаваться около года назад.

- Почему нет, я не против, - пожал плечами Гарри.

Эрик в знак согласия с напарником кивнул.

- Чудесно, парни! Значит так, ближайший выпуск выходит в эту субботу, - размышлял вслух Джейкоб. – Я сообщу коллегам из Бухареста, пусть напечатают анонс о том, что местные жители могут присылать свои истории на наш электронный адрес. Или приходить в наш бухарестский офис лично, начиная со следующего четверга. Румынские коллеги выделят вам для работы отдельный кабинет. Билетами и гостиницей для вас Изабелла займется сегодня, я ее уже попросил.

- Договорились, - ответил Гарри, и Джейкоб пожал руку сначала ему, затем – Эрику. И перед тем, как покинуть кабинет, сказал:

- Еще раз поздравляю!

***

Как только дверь закрылась, Гарри тут же обратился к Эрику с предложением:

- Сегодня в бар и напиваемся до беспамятства? Стоит того!

- Не обсуждается, - без колебаний согласился Эрик. – Только давай сначала ответим той бабуле на ее многочисленные письма. Она обрадуется. А то жалко ее как-то: пишет, пишет, а реакции от нас никакой.

Гарри вытянул большой палец вверх:

- Хорошая идея! Хотя она, конечно, ждет, что мы приедем…

- Понимаю. Но ехать, к сожалению, бессмысленно. Боюсь, ничего интересного для читателей там нет. Ей девяносто три, и в таком возрасте она может принимать за скрежет в стенах все что угодно: и порывы ветра, и разговоры людей за окном, и даже просто свои сны, - Эрик достал из дипломата ноутбук, открыл его и принялся рассуждать вслух. – Итак, бабуля утверждает, что в ее домике каждую без исключения ночь просыпается некто, проживающий в стенах. Однако этот некто не причинил бабуле никакого вреда, а значит, по отношению к ней он настроен дружелюбно, правильно?

Гарри кивнул, и Эрик продолжил:

- Тогда для чего он так настырно докучает ей? Получается, он хочет о чем-то предупредить бабулю.

- Не-не, - запротестовал Гарри. – Не катит. Девяносто три года, большие проблемы со здоровьем. Она сама пишет в письмах, что умереть может в любой момент. Какое тут может быть предупреждение, если смерть и так стоит за дверью? – Гарри вдруг словно осенило. – Слушай, я как-то читал статью, и там рассказывалось о шайке бандитов, которые представлялись социальной помощью, несколько раз приносили якобы бесплатные ужины и тем самым втирались в доверие к пожилым. А дальше обманным путем заставляли тех переписывать дома и квартиры на себя. Давай напишем бабуле, что в ее стенах живут добрые гномы – хранители домашнего очага. И скребутся они, чтобы ее обезопасить. Придет к ней вот такой «социальный помощник», станет рыскать по шкафам и ящикам в поисках денег или украшений и вдруг услышит зловещий скрежет. И след его простынет! Как тебе такое?

- Из тебя получился бы писатель-беллетрист, - идея Гарри Эрику явно пришлась по душе. – Так и напишем. Бабуля и порадуется, и успокоится заодно: решит, что бояться ей нечего. – Эрик вздохнул. – Черт, настанет ведь тот день, когда и нам стукнет по девяносто с лишним, и тоже будет слышится все подряд.

- И тогда мы просто завалим «Репортер» письмами, - усмехнулся Гарри.

2 – В румынском офисе

Гарри Хоуку на днях исполнилось тридцать два года. Шесть из них он проработал в «Репортере» в тандеме с Эриком Тайгером. За свою жизнь он бывал в Европе лишь раз – на летней Олимпиаде в Лондоне. И спустя девять лет, в ноябре двадцать первого года, случилась их с Эриком командировка в Румынию.

Офис в Бухаресте располагался в огромном современном бизнес-центре высшего класса. Панорамные окна от пола до потолка, комнатные растения во всех кабинетах и опен-спейсах, мягкие кресла в коридорах, комфортные переговорные комнаты и несколько кухонь, в каждой из которых – дорогущие кофемашины и бесплатное печенье.

- Все пять дней с тех пор, как вышел номер с анонсом, письма сыплются, не переставая, - говорил Штефан Ферару, главный редактор румынского издания, провожая Эрика и Гарри до их кабинета.

- Да, мы начали их читать в самолете, - ответил Гарри. – Но там процентов девяносто пять – про замок Дракулы в Трансильвании.

Штефан засмеялся, разведя руками:

- Ну, куда денешься: традиции есть традиции. Нашу страну во всем мире с Дракулой ассоциируют. Вот, этот кабинет на ближайшее время – полностью в вашем распоряжении. Располагайтесь, - он открыл дверь, пропустив вперед гостей из Америки. – Не забывайте, сегодня с трех часов дня к вам еще приходить начнут. Гостей, наверное, будет не очень много: все-таки век Интернета. Да и пандемия: хоть и закончилась, но большинство уже привыкло решать все вопросы удаленно. Тем не менее, кто-то может и заглянет. Так что готовьтесь и слушать, и читать без конца, - улыбнулся Штефан.

- Ну, это уж мы умеем, - сказал Гарри.

- Шесть лет только этим и занимаемся, - добавил Эрик.

- Тогда все, мешать вам не буду. Помните, по любым вопросам звоните мне лично. Увидимся! – Штефан направился в сторону своего кабинета. А Эрик и Гарри принялись включать компьютеры.

- Писем хоть и миллион, но действительно интересных – совсем немного, - посетовал Гарри. – Почти везде одно и то же. По ночам в Трансильвании видели аристократа, одетого в черное пальто, и когда он улыбался, то становились видны его клыки. А потом он и вовсе куда-то исчезал, и лишь летучая мышь летала поблизости. Банальщина.

***

Штефан оказался прав: гостей и вправду было немного. Под самый конец рабочего дня, без пятнадцати семь, дверь в кабинет Эрика и Гарри медленно открыл дряхлый, давно поседевший старик с немного кудрявыми волосами и тростью в руках. Сделав два шага, он окинул взглядом журналистов и вновь опустил голову. Увидев, с каким невероятным усилием он передвигает ноги, Эрик тут же вскочил и подвинул кресло к тому месту, где старик остановился. В знак благодарности тот кивнул и произнес:

- Это вы пишите о мистике? – говорил он очень медленно, как нараспев.

- Вы пришли по адресу, - Эрик старался произносить слова громко, подозревая, что у старика могут быть проблемы со слухом. – У вас есть интересная исто…

- Все вокруг будут рассказывать вам о замке Бран, в котором будто бы живет Дракула, - перебил Эрика старик. – Не верьте, это просто музей, не больше. Ничего сверхъестественного там нет. Доподлинно даже неизвестно, бывал ли там вообще Дракула при жизни, - он замолчал, давая себе отдышаться. – А настоящий ужас находится глубже в Карпатских горах, километрах в тридцати от замка Бран. Там расположен другой замок, названия у него нет, - старик вновь сделал паузу.

Гарри подумал, как же сильно появление старика, едва стоящего на ногах, не сочетается с атмосферой этого нового идеального офиса. Старик тем временем продолжал:

- Я побывал там один-единственный раз, когда мне было двадцать, но поверьте, этого хватило. Тогда еще туда устраивали экскурсии. Семьдесят пять лет прошло с тех пор! Ездили мы с Иоанной, - снова пауза, на этот раз затянувшаяся чуть дольше. – Мы были помолвлены, - погрузившись в воспоминания, старик едва заметно улыбнулся. А потом Эрику показалось, что по щеке старика скатывается слеза. – Экскурсия нам понравилась. Красивый готический замок. Несколько даже устрашающий, особенно при свете луны. Мы собирались уезжать, и перед дорогой Иоанна зашла в туалет. Больше я ее не видел никогда.

- Простите? – явно не ожидав такого внезапного окончания истории, переспросил Эрик. – Хотите сказать, ваша невеста исчезла?

Старик развел руками:

- Просто испарилась. Ее искали полгода. Прочесывали все вокруг. Но не нашли ни зацепки. А потом в трансильванских газетах появилась заметка, что во время экскурсии по замку пропали две девушки. Две сестры в свободный от университета день решили провести время вместе и посетить местную достопримечательность. Их не нашли: ни живыми, ни мертвыми. Потом, через какое-то время – еще одна похожая заметка. И еще. И всегда девушки. В общей сложности, за тот год исчезло двенадцать девушек, представьте себе. И только после этого, - в голосе старика вдруг послышались нотки ярости. Казалось, если бы он мог, он бы перешел на крик, - у местных властей хватило ума прикрыть эту лавчонку. Экскурсии резко прекратили. А чтобы не отпугивать туристов, которые толпами ездили в Трансильванию, в основном, смотреть на Бран, власти приказали убрать из газет всяческие упоминания о том замке. Мол, если нигде не написано, то ничего и не было! – лицо старика побагровело, и Эрик налил из кулера стакан воды и протянул гостю.

- Все это – дело давно минувших дней, - попытался успокоить старика Гарри. – Не нужно так нервничать.

Старик согласно закивал.

- Но люди, которые жили в те годы, и я в том числе, мы прекрасно всё помним. Не придумали еще машины, которые стирают память, - ухмыльнулся старик над собственной шуткой. – И истории об этом замке иногда долетают до ушей безбашенных подростков, которые жаждут адреналина. Эти глупцы лазают по окрестностям замка, желая доказать своим друзьям и подружкам, что ничего не боятся, - старик поглядел сначала на Эрика, потом – на Гарри, и низким голосом пробормотал: – И некоторые из них домой не возвращаются.

Он начал подниматься с кресла, и Эрик с Гарри помогли ему с этим справиться.

- Погодите, - сказал Эрик, на время став в прямом смысле опорой для старика. – А если подростки пропадают и сейчас, почему же об этом никто не говорит?

Старик покрутил головой:

- Сейчас это происходит совсем нечасто. Да и случается это в карпатской глуши, до которой никому нет дела, - старик поплелся к двери. – Напишите, обязательно напишите об этом! Ради Иоанны, - громко, будто бы торжественно произнес он, подняв вверх указательный палец. – И пусть все знают, что мы, старики, ничего не забыли!

- Да, конечно, - растерянно ответил Эрик, несколько опешив от такого напора. – Спасибо вам за историю, мистер… - Эрик и Гарри одновременно осознали, что до сих пор не узнали имя старика.

- Мистер Альбу, если вам это действительно важно, - небрежно бросил старик, уже покинув кабинет и начав свой долгий путь к выходу из офиса.

***

Дверь закрылась, и на несколько секунд воцарилась тишина.

Нарушил ее Эрик:

- Ну что, - кивнул он в сторону двери. – Сейчас совсем не банально.

- Не то слово, - подтвердил Гарри. – Скажу больше: с точки зрения подачи это, пожалуй, самая атмосферная история за всю мою карьеру. Да и по содержанию интересная.

- Веришь в нее? – Эрик сел обратно за рабочий стол и открыл на ноутбуке «Гугл Карты». – Трансильвания отсюда милях в ста десяти. Три часа на поезде. Ближайший рейс – в полдевятого. Поедем? Может, хоть в том замке мы наконец встретимся с чем-то потусторонним…

- А что, думаешь, там живет вампир, который похищал бедных девушек? – сострил Гарри.

Закрыв «Карты», Эрик взял чистый лист бумаги и начал что-то писать.

- С одной стороны, раз дело было в Трансильвании – значит, вампир, - сказал он. – Но, с другой стороны, вспомним румынскую мифологию: вампиров там нет. А существа, восстающие по ночам из могил и пьющие человеческую кровь, называются стригои.

- Да ты просто кладезь знаний, - искренне удивился Гарри. – И зачем, по-твоему, стригой, проживающий в замке, крал девушек?

- Тут все просто. Старик, - Эрик хлопнул себя по губам, - ой, то есть мистер Альбу, сказал, что в первый год было похищено ровно двенадцать девушек. Обрати внимание, двенадцать, - подчеркнул Эрик. – Число «двенадцать» считается магическим еще с незапамятных времен. Двенадцать олимпийских богов в Греции, двенадцать подвигов Геракла, двенадцать апостолов Христа и, конечно, двенадцатичасовые циферблаты и двенадцать месяцев в году.

- Еще в китайском зодиаке двенадцать животных, - добавил Гарри.

- Да, и это тоже. Исчезло именно двенадцать девушек, а значит, стригой из замка похищал их не просто для того, чтобы пить кровь. Была глобальная цель: осуществить какой-то магический ритуал, связанный с числом двенадцать. А глобальная цель невозможна без заранее продуманного плана, - продолжая писать, говорил Эрик. – И раз люди все еще пропадают, пусть и немногие, значит, ритуал пока не завершен.

- А ты писатель-беллетрист не хуже меня, - воскликнул Гарри. – Ты записываешь что ли это?

- Ага, - Эрик показал Гарри листок. – Журналистская привычка: фиксировать все интересные мысли, приходящие в голову. Итак, осталось придумать, что за ритуал, и мой бестселлер готов.

Глаза Гарри вдруг загорелись:

- Я знаю! Неспроста замок находится, как выразился мистер Альбу, в глуши. Его специально построили в месте, куда не ведут дороги. Там таится огромная опасность. Внутри, в подвале, живет некто настолько страшный и злой… - Гарри задумался, видимо, подбирая нужное слово. – Прародитель всех стригоев! Самый сильный и уважаемый из них! А зол он потому, что находится он там в заточении! Заперли его несколько тысяч лет назад. И выпустить его на волю можно только с помощью магического ритуала!

- А стригой, похищавший девушек и проживающий в замке, был очень недоволен тем, что в его дом водят на экскурсии чужих людей, - продолжил Эрик, увлеченный, как и его коллега, этой игрой. – Потому что не желал, чтобы кто-нибудь еще, кроме него, присутствовал на этом великом событии – освобождении Прародителя. Не хотел ни с кем делиться тем, что получит на этом празднике, - Эрик застопорился. – Только вот чем? Чем обычно не хотят делиться с другими?

- Богатством? Золотом? – предложил варианты Гарри, но Эрик их отклонил:

- Не подходит.

- Власть? – предпринял Гарри вторую попытку. – Тот, кто выпустит Прародителя из клетки, получит право стать его помощником и повелевать другими стригоями.

Ничего не ответив, Эрик вновь принялся писать, и Гарри понял, что с этой идеей попал прямо в точку.

- А тем временем без двадцати восемь уже, - Гарри глянул часы. – Надо идти, если хотим успеть на поезд. Еще же в отель: чемоданы забирать.

- Ого, время летит, - удивился Эрик. – Пойдем! Правда, мы не закончили: не хватает даты, когда произойдет освобождение.

- Тут и думать нечего. В день зимнего солнцестояния. Освобождение – процесс небыстрый. Для этого нужна самая длинная ночь в году, - на несколько секунд Гарри замолчал, а потом вдруг вскрикнул. – Одуреть! День зимнего солнцестояния – двадцать первого декабря. Декабрь – двенадцатый месяц. «Двадцать один» наоборот – это тоже двенадцать. Еще одно доказательство, что неслучайно похищенных девушек было двенадцать.

- Браво! – похвалил Эрик Гарри. – Значит, и год тоже должен быть либо двенадцатый, либо – двадцать первый. Ближайший двенадцатый год будет совсем нескоро. Получается – две тысячи двадцать первый.

Эрик и Гарри посмотрели друг на друга.

- До двадцать первого декабря две тысячи двадцать первого года осталось меньше месяца, - произнес Эрик.

3 – Живописные просторы

В поезде они, пользуясь все теми же «Гугл Картами» изучали местность, в которой находится замок Бран и пытались понять, где находится замок, у которого, если верить мистеру Альбу, нет названия. На картах он, разумеется, отсутствовал.

Гость редакции сказал, что расстояние между замками – около тридцати километров, так что примерное местоположение интересующего объекта Эрику и Гарри определить удалось. Ни домов, ни отелей там, как и следовало ожидать, не было. Ближайший мотель, с десятью номерами, стоял километрах в двенадцати и назывался «Живописные просторы». Три номера на ближайшую ночь были свободны, и два из них Эрик их забронировал.

Минут через пятнадцать после списания денег с корпоративной карты ему позвонил портье с целью подтвердить бронь и уточнить время прибытия.

- С железнодорожного вокзала в такую поздноту общественный транспорт до нас не ходит, - извиняющимся голосом сказал портье. – Находимся мы, сами понимаете, не в популярном месте. Но у нас есть услуга: наш водитель может встретить вас на вокзале и довезти прямо до места. Только она платная…

Эрик уверил портье, что ничего страшного в этом нет, и что они могут позволить себе заплатить.

***

Водителя звали Адриан, на вид ему было лет шестьдесят пять, и он оказался таким же вежливым и дружелюбным, как и портье. Он встретил их вовремя, помог донести чемоданы до машины и предложил самим выбрать радиостанцию:

- Дорога долгая, с час примерно. Еще по темноте да по горам. С музыкой будет веселее, - сказал он.

Вот, что значит маленький отель, подумал Гарри. Ориентированность, в первую очередь, на клиента.

- Могу включить румынские песни. Прочувствуете нашу культуру, - предложил водитель. Эрик и Гарри согласились.

Однако культуру прочувствовать не удалось: Адриан говорил почти без остановки, и музыку было слышно плохо.

- Уж извините, что вызвали вас в такую ночь, - сказал Эрик. – По горам хоть не опасно ездить в это время? Как там с освещением-то?

Адриан отмахнулся:

- Ой, перестаньте. Я знаете сколько лет за рулем! Хоть где проеду. Даже так скажу: в это время наоборот приятнее. Днем солнце часто слепит. Да и что значит «вызвали». Это моя работа, которую я с удовольствием выполняю. Мы ведь с Георге, ну, с портье, братья двоюродные. Ситуация в стране в начале девяностых была не очень. И вот мы с ним подумали да решили: нечего работать на дядю, денег все равно не платят. Бизнесом решили заняться. И построили «Живописные просторы». Так что мы сами себе хозяева: он портье, я водитель. Никто на нас не давит – красота! Гостей бывает немного, но зато у нас конкурентное преимущество. Кроме нас, нет больше отелей вблизи гор.

- Да мы заметили, - усмехнулся Эрик.

В итоге, дорога оказалась вовсе не утомительной, и в половине первого они подъехали к мотелю.

- Вы наверняка сильно устали, - водитель вышел из машины и открыл пассажирам задние двери: сначала – левую, затем – правую. – Не берите ничего из сумок, идите заселяться. А все ваши портфели и чемоданы я принесу вам сразу в номера.

И Гарри снова подумал про клиентоориентированность.

***

Здесь, в отличие от огромных американских отелей, в которых они часто останавливались, отправляясь в командировки по своей стране, очереди на ресепшне не было, и процедура заселения заняла считанные секунды.

Черты лица у Георге и Адриана действительно были похожими, но выглядел Георге более старым. Однако Эрик подумал, что причина этому – телосложение Георге: он был худой и щуплый, в то время как Адриан был даже слегка полноватым.

- Ну а вы здесь как туристы или по работе? – спросил Георге, отдавая Эрику и Гарри их паспорта. – Американских постояльцев мы тут нечасто встречаем, - он одарил их старческой умиротворенной улыбкой.

- По работе, - ответил Эрик. – И как раз поэтому хотели бы у вас кое-что уточнить. Мы журналисты, но, скажем так, не в самом привычном понимании. Мы ездим по местам, абсолютно любым местам, которые читателям нашего журнала кажутся сверхъестественными. И по итогам поездок публикуем статьи.

- Интересно, - гостеприимная улыбка не сходила с лица Георге. – И что же вас привело сюда? Дайте угадаю: замок Дракулы?

- Не совсем, - вступил в разговор Гарри. – Другой замок. Мы даже не знаем, где именно он находится. Да и названия его тоже не знаем. Но, по рассказам нашего читателя, семьдесят пять лет назад в этом замке пропало много девушек.

Улыбка Георге вдруг испарилась.

- Да, такой замок есть, - произнес он серьезным и каким-то суровым голосом. – Километров тринадцать-пятнадцать отсюда. Но, друзья мои, это не развлечение. Люди там пропадали, это так. Но самое важное: они пропадают там и сейчас.

По телу Гарри вдруг пробежали мурашки. Они находились в чужой стране, в маленьком двухэтажном здании посреди темных гор и беседовали с седовласым низеньким старичком о замке, в котором, по его мнению, обитает чудовище.

Эрика, однако, такой ответ не удивил. За шесть лет работы в «Репортере» таких разговоров он наслушался сполна.

- Георге, - сказал он. Ему было немного неловко обращаться к пожилому, да еще и незнакомому человеку по имени, но Георге на этом настоял. – Не переживайте за нас. Мы поедем туда днем и уедем обратно засветло, обещаю. Но поехать мы должны. Это не прихоть, а работа, за которую мы деньги получаем. Вы могли бы организовать для нас экскурсию? Повторюсь: уедем засветло.

Немного поразмыслив, Георге ответил:

- Ну, засветло – это еще куда ни шло. Экскурсию организовать можно. Вас отвезет и привезет мой брат. Но… - Георге замешкался. – Поймите меня, правильно. Я ни в коем случае не хочу вас, что называется, обдирать. Просто есть проблема: официально замок закрыт для посещения. И если вдруг нас засечет полиция – нам придется откупаться…

- Вы имеете в виду, что экскурсия будет дорого для нас стоить? – прямо спросил Эрик и, дождавшись кивка Георге, продолжил. – Нет проблем.

Георге вздохнул, давая понять, что, несмотря на его согласие, эта идея нравится ему не очень сильно:

- Тогда давайте договоримся на завтра на десять утра. Адриан будет ждать вас здесь. Завтраки у нас как раз до половины десятого. И у вас будет еще полчаса, чтобы собраться.

- Прекрасно! – Эрик ощутил полное удовлетворение: он добился своего. Завтра будет много классного материала! – Последний вопрос, и мы от вас отстанем и отпустим вас спать. В каком состоянии замок сейчас? Если он закрыт уже семьдесят лет, там, должно быть, все травой высоченной заросло?

- Ну нет-нет, вы что! Замок – частный, им владеет богатая семья Урсу и передает его по наследству. Люди они хорошие, пару раз даже останавливались у нас. В теплое время года они приезжают в замок где-то раз в месяц, чтобы навести порядок. А в холодное время, как сейчас, они живут там две недели, потом – на две уезжают, потом – снова возвращаются, и так далее. Замок нельзя надолго оставлять неотапливаемым, – Георге понял, какой вопрос возникнет сейчас у Эрика, и добавил. – В данный момент мистер Урсу находится в замке.

4 – Замок

Стоило только взглянуть на замок – моментально накатывало необъяснимое отчаяние. Даже при свете дня. Гарри вспомнил слова мистера Альбу. Красивый готический замок, говорил тот. Чего уж тут красивого… Впрочем, мистер Альбу видел замок семьдесят пять лет назад. Тогда здесь постоянно были посетители, а сейчас он вон уже сколько времени стоит один-одинешенек. Это наверняка наложило свой отпечаток. Но самое главное – на тот момент в замке не произошло ни одного исчезновения. Ведь невеста Альбу стала первой жертвой. Сколько исчезновений случилось на сегодняшний день – никто не считал. Минимум, двенадцать. А максимум? Сто, двести, триста? И вот это уж определенно повлияло на энергию, скопившуюся вокруг замка.

Высокие входные двери украшали барельефы с изображением молящихся старцев. А сквозь огромные окна проглядывала темнота, царившая в замке. Гарри всматривался в них, пытаясь увидеть, есть ли внутри хоть одна люстра, как вдруг в одном из окон промелькнул черный силуэт человеческой фигуры. У Гарри перехватило дыхание.

- Там, - крикнул он, обращаясь к Эрику и Адирану, - кто-то был! Я видел только что! Я…

- Да вы чего, мистер Хоук, - засмеялся Адриан. – Да, там мистер Урсу. Георге же говорил вам.

На Гарри вдруг накатило чувство стыда. Черт, да что с ним случилось. Ну конечно, хозяин замка же сейчас здесь.

- Перенервничал? – спросил Эрик.

Гарри промолчал.

Они почти подошли к главному входу, когда тяжелая дверь начала еле-еле открываться с внутренней стороны, и на улицу вышел мистер Урсу. Пожилой человек в брендовом черном костюме с идеально зачесанными назад волосами и трубкой в руках. Шел он навстречу гостям неспешно, словно наслаждаясь каждым шагом.

- Добро пожаловать, - сказал он и пригласил проследовать за ним.

***

Люстр в замке не было. Ни одной. На вопрос «почему» мистер Урсу ответил:

- Сюда нужные огромные люстры. Это же не квартира и даже не особняк. Знаете, сколько такие стоят? Целое состояние. И какой смысл их покупать? Все равно мы здесь не живем. А когда ночуем, то вполне обходимся фонариками на телефоне. Пойдемте на второй этаж.

На второй этаж вела широкая лестница, по краям которой располагались колонны. На периллах кое-где висела паутина, а в окнах были видны горы и…

Эрик достал фотоаппарат и сделал несколько фотографий подряд, а Гарри встал, как вкопанный.

- Сколько здесь летучих мышей, - сказал он.

Мистер Урсу развел руками:

- Такая уж тут местность. Мне и самому они не очень нравятся, - поморщился он. – Особенно ночью слетаются, мерзко. Но я привык уже.

- Мистер Урсу, давайте перейдем к главной теме. Расскажите нам, пожалуйста, что вы думаете об этих историях про исчезновения? – спросил Эрик, когда они поднялись на второй этаж и присели на диван.

Урсу закурил в своей неспешной манере, как и подобает настоящему аристократу, и ответил:

- Я думаю, что эти истории лишили меня ежегодного заработка в миллион долларов.

Эрик удивленно посмотрел на него:

- Поясните, пожалуйста.

- Таинственный замок с летучими мышами и отсутствием освещения, находящийся в глубине Карпат, - он попытался произнести эти слова страшным голосом. – Сколько туристов привлекал бы он в год… Я и сейчас, как вы можете видеть, не беден. У меня винные заводы, алкогольные магазины и бары по всей стране. Но если бы еще и замок – я вошел бы в список «Форбс». Но долбанные власти запретили нашей семье все, что можно. Власти вообще готовы запретить все, что угодно, если это не приносит им прибыль.

- Но разве были у них другие варианты? – возразил Эрик. – Люди ведь пропадали!

- Перестаньте! Умоляю вас, какие люди? Говорят о каких-то абстрактных подростках, о каких-то молодых девушках. А вы назовите имена!

- У нашего читателя семьдесят пять лет назад пропала девушка, с которой у них была помолвка, - присоединился к разговору Гарри.

Мистер Урсу закатил глаза:

- И он вам сам рассказал об этом?

- Угу.

Хозяин замка закатился звонким смехом:

- Послушайте, мне – семьдесят три года, так что в то время я еще не родился на свет. Но мой отец не раз рассказывал мне, как все было. Одна местная газетенька, желтая пресса, загибалась. Едва ли что-то могло ее спасти. И тогда главный редактор решился на крайние меры и опубликовал статью, которая была выдуманной от начала до конца. Там говорилось, будто в семейной резиденции Урсу, ставшей популярной достопримечательностью, разгуливают монстры, похищающие девушек. Тот выпуск разошелся рекордным тиражом. Другие газеты подхватили эту бредятину, и пошло-поехало. Никто: ни люди, ни полиция, даже не разбирались: правда это или нет. Раз в газетах написано – значит, правда! А если написано о чем-то таинственном – в головах читателей это моментально откладывается. Вам ли не знать, господа журналисты! Вы посмотрите, сколько теорий заговора существует в наше время. Взять даже, прости Господи, тайное мировое правительство – большего бреда в жизни не найти! Но сколько людей верит! А почему? Потому что оно тайное… А наличие тайны всегда означает наличие интереса.

- Но у нашего читателя была невеста. И ее похитили, - настаивал Гарри.

- Старику сейчас, должно быть, не меньше девяносто пяти. Вы правда доверяете его словам? Давайте будем откровенны, в таком возрасте у людей наступает слабоумие. Ставлю голову на отсечение, он просто внушил себе эту дикую мысль, которую когда-то прочел в газетах, и теперь свято в нее верит.

Мистер Урсу вдруг вскочил с дивана:

- Извиняюсь, веду себя так, словно правила приличия мне чужды. Вы мои гости, а я вам даже не предложил ничего. Может, выпьем по бокалу вина за знакомство? – и, увидев в глазах журналистов некоторое сомнение, добавил: - Не отказывайтесь, господа. Это вино – с моей собственной винодельни. Вы нигде больше его не попробуете.

- По трудовому договору нам запрещено распивать алкоголь во время работы. Но на эксклюзивные напитки это не распространяется, - сказал Гарри, и все трое рассмеялись. – Пока вы готовите бокалы, я отлучусь ненадолго, - продолжил он. – Вы живете без освещения, я уже слышал, но уборная, надеюсь, у вас все-таки есть?

Мистер Урсу засмеялся вновь:

- О да, уборную фонариком на телефоне не заменишь. Она на первом этаже, как раз слева от комнатки, где хранится вино. Так что пойдемте, нам по пути. Мистер Тайгер, - обратился он к Эрику. – Мы быстро. Можете подождать нас на диване, а можете бродить по этажу и фотографировать все, что захотите.

И тут Гарри пришла мысль, от которой во второй раз за день перехватило дыхание. Люстры – это еще ладно. Но в замке нет и ни единого зеркала.

***

- За то, чтобы ваша поездка завершилась успешно! – поднял бокал мистер Урсу, и Эрик с Гарри последовали его примеру.

Мистер Урсу не соврал: такого вина Гарри действительно никогда раньше не пил. Оно было совсем не терпким, больше всего походило на красное полусладкое, а в запахе чувствовались нотки вишни и, кажется, черной смородины.

Гарри вдруг почувствовал, что на лбу выступил пот. С чего бы это? На дворе – ноябрь, а в огромном замке – немногим теплее, чем на улице. Через пару секунд зарябило в глазах, закружилась голова, и дышать стало тяжело. Он собирался негромко сообщить Эрику, что пойдет на пару минут на улицу, чтобы освежиться, но оказался не в состоянии вымолвить ни слова и обессиленный свалился на пол. И перед тем, как потерять сознание, он увидел три женские фигуры в белых, похожих на свадебные, платьях. Они медленно приближались, о чем-то перешептываясь и не сводя глаз с Гарри. Однако, подойдя к нему вплотную, вдруг остановились, словно по чьему-то приказу. И, сами того не желая, резко отпрянули назад.

Невесты разбежались в разные стороны, и перед Гарри возникла другая фигура: на этот раз мужская. У Гарри не было ни малейшего сомнения в том, кого он видит. Это было то существо, которое похищало людей: страшное и закутанное во все черное. Оно нагнулось над изможденным телом Гарри, расплылось в злобной улыбке и разинуло пасть, показав торчащие клыки. А дальше Гарри ощутил жгучую невыносимую боль в области шеи.

5 – Долгая дорога домой

Гарри не знал: кричал ли он на самом деле или только во сне. Уверен он был в одном: последний раз настолько жуткие и правдоподобные кошмары снились ему лет в восемь.

Он вскочил с постели, словно ужаленный. Сердце бешено колотилось, а во рту стоял привкус крови. Огляделся. Это его комната в «Живописных просторах». Налил из чайника полстакана воды, сделал несколько глотков. На всякий случай огляделся еще раз. Ничего, слава Богу, не поменялось: он в мотеле, в своем номере.

Гарри подошел к окну, но из-за непроглядной темени не увидел совершенно ничего. Посмотрел на часы: полтретьего ночи. Будильник заведен у него на четыре, значит, спать можно еще полтора часа. Но сейчас уснуть едва ли удастся.

Гарри пощупал пульс: вроде стал помедленнее. Он сделал два глубоких вдоха и прокрутил в голове все, что произошло вчера.

Уродливый замок и царящая там энергетика оставили отвратительное впечатление. Хозяин замка, мистер Урсу, тоже не сказать, что понравился. Уверенный, что ни одной пропажи и вовсе не было, а слухи – лишь выдумки газет, гордый собой бизнесмен, каждым действием подчеркивающий свой статус. Взять даже угощение вином. Понятное дело, что никакое это было не гостеприимство, а способ еще раз подчеркнуть: вот, посмотрите, какой я успешный. Собственное вино даже есть!..

После перерыва на вино они пробыли в замке еще час-полтора. Ни с чем сверхъестественным не столкнулись, но лично Гарри и гнетущей атмосферы хватило сполна. Распрощавшись с мистером Урсу, они вернулись в мотель и купили билеты на утренний поезд в Бухарест, отправляющийся в шесть. Выезжать из мотеля запланировали в пять. Адриан сообщил, что довезти не сможет, поэтому заранее вызвали такси.

Его ужасный сон, в котором он упал в обморок… Должно быть, поездка в замок навеяла ему старый фильм о Дракуле, напугавший его в детстве до чертиков. Там агент по недвижимости, приехавший к графу, как раз потерял сознание после бокала вина. И три невесты Дракулы тоже из фильма. А в этом замке, кроме мистера Урсу, они никого не встретили. Значит, точно, сон. Правда, шея болит и на самом деле. Не так сильно, конечно, как казалось во сне. Но все равно болит. Может, ударился, когда ворочался в кровати…

***

Таксист, в отличие от Адриана, оказался молчаливым. И Гарри этому несказанно обрадовался. Ровное движение машины и кромешная темнота за окном убаюкивали, и он, проспавший этой ночью немногим больше двух часов, почти сразу уснул.

Эрик был доволен: материал добыт, и теперь, по приезде в бухарестский офис, они напишут сильную статью. Фотографии внешнего вида замка и его внутреннего убранства, да еще и в совокупности с историей старого румына, вызовут у читателей шквал эмоций. А если еще и о сне Гарри написать, о котором он рассказал Эрику сегодня за завтраком – то вообще… Но это, только если Гарри разрешит.

Бедный Гарри… Не на шутку ведь перепугался. Что с ним произошло? Он сказал, что все дело в энергетике: скверной и древней. Все-таки нет в Америке настолько старых строений, а потому ни одно из мест, посещенных ими ранее, с замком не сравнится. Да ведь и самому Эрику несколько раз становилось не по себе в резиденции Урсу. Хоть и не настолько, конечно.

Ну ничего, кошмары Гарри остаются позади, подумал Эрик и посмотрел на напарника. И вдруг… Да нет же, черт побери, показалось.

Эрик присмотрелся. В таких потемках разглядеть что-либо возможным не представлялось. Но тем не менее, он разглядел. Разглядел! Без сомнения! На шее Гарри был след!

«Перестань нести бред, - очень тихо прошептал себе Эрик. Так, чтобы водитель не мог этого услышать. – И на тебя, судя по всему, подействовала эта скверная и древняя энергетика».

Какая к черту энергетика! Там след клыков!

В голове Эрика ярким пламенем вспыхнули слова, произнесенные седым румыном. МЫ СОБИРАЛИСЬ УЕЗЖАТЬ, И ПЕРЕД ДОРОГОЙ ИОАННА ЗАШЛА В ТУАЛЕТ. А следом – слова мистера Урсу. УБОРНАЯ НА ПЕРВОМ ЭТАЖЕ, СЛЕВА ОТ КОМНАТКИ, ГДЕ ХРАНИТСЯ ВИНО. ПОЙДЕМТЕ, НАМ ПО ПУТИ.

Эрик, как учили в детстве, зажмурил ненадолго глаза, затем снова открыл их и повернулся взглянуть на шею Гарри. След от укуса никуда не делся. Господи, Господи, Господи…

«Его укусил Урсу, - пронеслась в голове совсем уж дикая мысль. – И превратил в вампира. Или в стригоя, черт его знает. Теперь есть только один способ вернуть Гарри к нормальной жизни – возвратиться в замок и воткнуть в Урсу осиновый кол или отрубить ему голову».

«Перестань!» - повторил себе Эрик и подумал, что Гарри, который и так весь на нервах, наверняка скоро проснется. И если Эрик будет вести себя так, как сейчас, и бояться выдуманного следа от укуса, который скорее всего просто блик, то напугает его еще пуще.

И он отвернулся, решив, что тоже нужно немного поспать. Но та частичка его разума, которая понимала, что никакой это не блик, ехидно нашептывала: Думаешь, если просто игнорировать проблему, то она исчезнет? Гениально!

Вскоре Эрика начало клонить в сон, и заснул он достаточно быстро.

А проснулся от резкого крена машины в правую сторону и пронзительного визга водителя. И первое, что он увидел, был Гарри, впившийся зубами в шею таксиста, потерявшего от неожиданности управление.

- Гар-ри, - едва слышно промямлил Эрик.

Тот отпрянул от водителя. Голова его начала медленно поворачиваться. И Эрик увидел, как его глаза налились бешенством, а с клыков, торчащих с обеих сторон, стекали багровые капли крови.

***

Георге был скорее совой, чем жаворонком. Просыпаться с первыми петухами он не любил, но сегодня его американские гости попросили предоставить им возможность позавтракать раньше положенного. Так что с половины пятого он был уже на ногах: накрывал на стол.

После отъезда гостей он отправился в их номера. Уборщица в мотеле, разумеется, была, и даже не одна. Но поскольку спать уже не хотелось, а заниматься особенно было нечем, Георге решил, что сегодня подарит уборщице маленькую радость и сделает работу за нее.

Он начал с номера Эрика. Пропылесосил, постель и полотенца, брошенные на пол, кинул в корзину с грязным бельем и принялся протирать прикроватные тумбочки. Настроение у Георге было отменное: он улыбался и тихонько насвистывал Пятый венгерский танец Брамса.

Напротив шкафа для верхней одежды висело зеркало, изрядно запачканное. Георге стал протирать и его: никак нельзя допустить, чтобы новый постоялец, войдя в номер, увидел грязь. В зеркале в этот момент отражался только шкаф.

***

Георге чувствовал огромный прилив сил. Вот, что значит хорошая пища! Правду говорят: ты то, что ты ешь. Продолжая насвистывать классическую мелодию, он спустился на цокольный этаж и остановился возле решетчатой двери. Из правого кармана достал подходящий ключ и отпер замок. Прошел по темному тоннелю вперед метров тридцать. В пустом помещении из-за сильной акустики венгерский танец звучал гораздо громче. Затем остановился и характерным жестом поприветствовал кого-то, скрывавшегося во тьме. Через несколько секунд из тьмы вышла женщина в белом, поприветствовала Георге в ответ и широко улыбнулась, обнажив белые клыки. «Тоже хорошее настроение, - подумал Георге. – Пища решает многое». И он простоял в темном лабиринте еще некоторое время, чтобы дождаться, когда на свет покажутся две другие девицы и беззвучно поздороваются с ним.

Наверху хлопнула входная дверь.

- Я пойду, - сообщил он девицам. – Брат пришел.

Невесты кивнули в унисон и ушли в небытие.

- Дорогой брат! – полез Георге обниматься. – Я, может, чересчур любезен, но просто такое счастье привалило… Я уверен, это было вознаграждение за несколько месяцев голодания. Вознаградили сполна! Кровь молодого крепкого парня – самое полезное, что только может быть. А еще и иностранец… Деликатес, считай! – от удовольствия Георге слегка прикрыл глаза и облизнул ярко-алые губы, выделяющиеся на фоне мертвенно-бледной кожи лица.

Адриан, однако, хмурился. И, приметив это, Георге спросил:

- Что-то случилось?

- Вот значит как ты мне отплатил, да? – холодно спросил Адриан. – Да как после такого ты вообще можешь братом меня называть?

Георге недоуменно уставился на него.

- Что? – переспросил он.

- Что слышал, - рявкнул Адриан и присел на кресло, стоявшее в лобби и предназначавшееся для постояльцев. На его коленях лежала какая-то папка, которую он принес с собой. По-видимому, документы на машину. – Это ведь я предложил построить мотель недалеко от замка, - Адриан укоризненно смотрел на Георге. – В Трансильвании у замков очень плохая репутация. И я подсказал тебе, что если охотиться возле замка, то мы не попадем под подозрение: народ подумает, что причина кроется в замке.

- Ну…да, ты. А причем…

Адриан перебил брата:

- И про семью Урсу тоже я рассказал: что они скептики, которые верят только своим собственным глазам, а значит, если не трогать их лично, то к слухам о жертвах они будут относиться не всерьез. И никакого собственного расследования точно не начнут.

- И это тоже ты, - согласился Георге. – Адриан, я не понимаю. О чем ты твердишь?

От злости Адриан стиснул зубы, открыл папку и достал листок.

- Вот об этом дерьме! – буквально зарычал Адриан и кинул лист на стеклянный журнальный столик, находившийся справа от кресла.

Георге аккуратно взял листок, не имея ни малейшего понятия, что же могло так сильно взволновать Адриана.

Там были надписи, сделанные от руки:

У замка нет названия; он находится в Карпатских горах, в Трансильвании, в 30 км от известного замка Бран;

В этом замке обитает стригой;

Первое похищение произошло 75 лет назад; за тот год пропало 12 девушек;

Стригой похищал девушек, чтобы пить кровь, но его главная цель – осуществить магический ритуал, с помощью которого из многовекового заточения на волю выберется Прародитель стригоев;

В благодарность за то, что стригой выпустит из клетки Прародителя, Прародитель сделает его своим помощником, и стригой получит практически безграничную власть: сможет править всеми стригоями;

Однако получить такой дар от Прародителя может лишь один стригой; поэтому стригой из замка не желает никому рассказывать о своем плане и исполняет его в тайне от всех.

Ритуал завершится через месяц, 21 декабря 2021 г.

- Ты сумасшедший? – хорошее настроение Георге улетучилось, и это сильно его разозлило. – Что это вообще за чушь собачья?

- Чушь? То есть играешь до последнего, да? Не раскалываешься? Как знаешь…

Георге обхватил голову руками:

- Адриан, черт возьми, услышь меня, я правда не знаю, что это! Где ты это взял?

- Всего лишь выполнял твою просьбу: обыскал все сумки тех двоих, пока ты их заселял. Ты ведь сам сказал, что надо бы проверить их, мол, подозрительно как-то: путешественникам с Нового света приспичило вдруг пересечь полмира, чтобы приехать в нашу глубинку. А оказалось, им известно даже то, о чем я ни разу не слышал, - Адриан горько усмехнулся. – Ты предал меня!

Георге топнул ногой, из-за чего стеклянный столик пошатнулся:

- Что ты несешь? Это какие-то сказки! Выдумки!

Адриан, не обращая на брата никакого внимания, продолжал:

- А я-то все думал, почему ты так распределил обязанности между нами: сам всегда здесь, типа «портье», - он пальцами изобразил знак кавычек. – А я все в разъездах. Теперь ясно. – Адриан вырвал из рук брата листок и зачитал вслух. – Получить такой дар может лишь один стригой. Поэтому стригой из замка не желает никому рассказывать о своем плане и исполняет его в тайне от всех. Двадцать первого декабря тоже хотел меня отправить отсюда куда подальше, да?

- Это бред сумасшедшего! Выдумки! Выдумки! – орал Георге, стуча кулаком по столику.

- Заканчивай валять дурака! – гаркнул Адриан. – Какие выдумки? Здесь четко и ясно сказано! Вот доказательство! – он ткнул листком в бледное лицо Георге. – Я не такой упрямый индюк, как Урсу: я верю написанному. Ты хотел получить единоличную власть, жалкий гаденыш!

- Не смей орать на старших! – рассвирепел Георге. – Они ведь могли все это просто выдумать! Чего же ты такой глупый!

- Я удивляюсь твоей стойкости! – покачал головой Адриан. – Ты крепкий орешек! Но больше на твои игры я не куплюсь! Могли выдумать, говоришь? Здесь написано и про замок в Карпатах. И про стригоя. Хочешь сказать, они выдумали это и случайно попали прямо в цель, лгун поганый?

Георге закрыл глаза, прислонился головой к стене, глубоко вздохнул и начал приговаривать:

- Да что же это за абсурд… Какой еще Прародитель…

Адриан тем временем поднялся с кресла и подошел к шкафу с выдвижными ящиками, стоящему за стойкой-ресепшн. Открыл второй ящик сверху и взял нужный ему предмет.

- Не существует никакого Прародителя, почему же ты этого не понимаешь, - продолжал причитать Георге, но, услышав звук выдвинутого ящика, сказал:

- Да что ты там, мать двою, делаешь? – и обернулся.

В этот момент Адриан, подошедший к нему вплотную, замахнулся правой рукой, в которой находился кинжал, и полоснул Георге прямо по горлу.

Глаза Георге вылезли на лоб. Он хотел было что-то сказать, может даже закричать, но смог издать лишь какие-то утробные звуки. Он вытянул руки вперед, собираясь схватить Адриана за шею и начать душить, но Адриан замахнулся второй раз, рассекая Георге глотку. Тот повалился на четвереньки. Кровь сочилась из его рта и из огромной раны чуть выше шеи. Узрев такую картину, Адриан инстинктивно прильнул к горлу двоюродного брата и наконец утолил жажду, мучавшую его с самого утра.

***

Автомобиль съехал в кювет, но не перевернулся. И водитель, как только Гарри от него отстал, не стал терять ни секунды. Он заглушил мотор, выбежал из машины (шею ужасно жгло, и левая рука, казалось, была сломана, но в тот момент боли он не чувствовал) и открыл багажник. Под пледом лежала бейсбольная бита. Руководство компании, в которой он работал, само рекомендовало водителям возить в багажнике биту. «Разумеется, за любые причиненные увечья вы будете нести ответственность, согласно закону, - говорили они. – Но на крайний случай иметь с собой нужно». И вот сейчас, очевидно, крайний случай наступил. Водитель открыл левую заднюю дверь, где сидел взбесившийся психопат. Тот, готовившийся укусить другого пассажира, повернулся на шум открывающийся двери, недовольный, что его отвлекли. Водитель собирался стукнуть подонку по морде, но вдруг увидел, что он улыбается, а изо рта его торчат клыки. Такие, которых у людей не бывает. На водителя нахлынула волна ужаса, и он застыл на одном месте. Как вдруг… Клыки бесследно пропали, а в глазах сумасшедшего изобразилось непонимание и изумление. А Эрик, наблюдавший за происходящим с другой стороны, заметил, что одномоментно с шеи Гарри исчез след от укуса.

- Чт-то в-вы д-дел-лаете? – дрожащим голосом произнес Гарри, глядя на водителя с битой в руках.

- Ты маньяк, - заверещал водитель! – Псих обкуренный! – а сам подумал: «Может, это я псих? Может, все это привиделось мне? Какие на хрен клыки? Где они сейчас, если я их видел?» - и выронил биту из рук.

***

Адриан аккуратно подмел прах, в который превратился Георге в течение считанных минут, собрал его в пакет и выкинул в урну. Затем взял листок и, в очередной раз перечитав все написанное на нем, громко произнес:

- Я! Это я освобожу тебя, мой Прародитель!

Он приложил листок к сердцу, закрыл глаза и, представляя, как станет правителем всех стригоев, засиял от счастья.

«Всего месяц, - напомнил он себе. – Месяц, и это станет реальностью».

0
12:03
275
13:39
Как-то все запутано, но в принципе нормально
00:33
Название вообще непонятно причем тут… И конец слишком резкий, как будто ножницами обкорнали…
А в остальном рассказ интересный, затягивает. Конец испортил впечатление…
13:35 (отредактировано)
+3
Оценки читательской аудитории клуба “Пощады не будет”

Трэш – 0
Угар – 1
Юмор – 0
Внезапные повороты – 1
Ересь – 0
Тлен – 3
Безысходность – 0
Розовые сопли – 0
Информативность – 1
Фантастичность – 0
Коты – 0 шт
Вампиры – 2 шт
Соотношение потенциальных/реализованных оргий – 1/0
Существо, скребущее стены в доме бабки – сама бабка.

Мне не показалось. Лязг кости по металлу повторился с другого угла гостиничного холла, где мы проводили очередное собрание литературного клуба. В потьмах ничего было не разобрать — люстры в Румынии стоили очень дорого, поэтому зал освещался лишь огнём камина.

Опять противный скрип где-то посередине, и вслед за ним женский смех.
— Ай, щекотно!

Я включил ксеноновый фонарь и направил в зал. Так и знал. Яркий луч выхватил бледное тело в старинном камзоле. Лысая голова вцепилась в закованную латами ногу девушки и бесполезно елозила по металлу клыками. Алёна шутливо отпихивалась от кровососа стальной перчаткой и хихикала.

— Влад, ты достал уже со своими приколами. Пять минут не можешь спокойно полежать? – Крикнул я.

Вампир разжал челюсти, встал и оглянулся по сторонам, потирая натруженную скулу. Он один был на этой встрече без рыцарских доспехов.

Я поднял забрало шлема.
— Ты думал, мы приедем в Румынию не подготовившись?
Дракулу трясло от голода, но голову он виновато опустил.
— Банкет скоро будет? Ты же сказал, что ровно в двенадцать ночи, а уже три утра!
— Кто ж знал, что рассказ будет таким унылым. Погоди, сейчас всё будет, — я уже набирал номер доставки.

— Здрасте, я заказывал запеченных поросят, омаров, копчёную форель, корейских салатов и пятьдесят литров вина… да, на имя Председателя. Уже выезжает? А можно нам двух курьеров, чтобы потолще?

Вампир радостно облизнулся.

— Только веганы остались?

Вампир сунул два пальца в рот и сделал понятный жест. Я пожал плечами, мол, что ты хочешь, кризис. Влад вздохнул и показал четыре пальца.

— Девушка, тогда нам четыре курьера-вегана. Спасибо.

Собрание заметно повеселело, закапала слюна, загремели латы в предвкушении позднего ужина. У вампира слегка порозовели щёки. Даже у меня появилось желание тебя, автор, немного похвалить.

Сюжет присутствует, причём хороший. Без шуток. Внезапный поворот действительно внезапный и название тут в тему. Лет сто двадцать назад рассказ бы порвал любой фантастический конкурс, но в наше время, когда тема вампиров уже обсосана всеми киностудиями, писателями и художниками анимэ, успех имеют только пародии. Например, Реальные упыри (What We Do in the Shadows 2014)

Докурив сигарету, Эрик Тайгер, высокий тридцатипятилетний мужчина в костюме и с черным дипломатом, вошел в здание редакции ежемесячного журнала «Репортер» и вызвал лифт.

Больше нигде в рассказе не возникает даже намёка на то, что Эрик курит. Потому что он у тебя не курит, не мучай парня, удали первые два слова.

На восьмом этаже в холле около их кабинета сидел главный редактор «Репортера» – Джейкоб Найгард. Маленькими глотками он пил горячий кофе.

Выпуск журнала через неделю, а главный редактор находит время торчать у кабинета подчинённых в ожидании. Тебя твой начальник много раз у кабинета ждал? Наверное, он звонил тебе на телефон, и, используя нецензурные слова из трёх и пяти букв, приказывал тащить свою задницу к нему в кабинет на растерзание. Вот и Джейкоб позвонил бы, благо телефоны есть у всех.

— Парни, вчера был совет директоров. На нем обсуждали вашу колонку. Говорили, что она одна из самых популярных в журнале, и что людям нравится в ней все. И тема: народ любит читать про сверхъестественное, хлебом не корми.

Дальнейшие три абзаца – чушь. Журналы в упадке со времён появления Ютуба. Они выживают только благодаря рекламе. Да и зачем вообще читать шаблонную историю про призрака раз в месяц, когда можно включить РенТВ и круглосуточно смотреть дебаты рептилоидов с атлантами в прямом эфире.

— Понимаю. Но ехать, к сожалению, бессмысленно. Боюсь, ничего интересного для читателей там нет. Ей девяносто три, и в таком возрасте она может принимать за скрежет в стенах все что угодно

Бабка вообще не в тему, разговоры о ней занимают три страницы и в сюжете она не участвует. Бесплатный совет от клуба: уменьшай количество действующих лиц до реально действующих. Хотя даже бабку можно применить по назначению. В смысле, что журналисты вспоминают, что ездили к ней и помогли. И что эта бабка оказалась румынкой и она-то как раз и поведала о живущих в Карпатах стригах. Поэтому идея, посетившая Эрика в офисе Бухареста возникнет не на пустом месте.

— Ребята, я попудрить носик! – Алёна с трудом встала с кресла и прогремела в уборную.

Рыцари литературного клуба синхронно проводили её взглядами. Нечасто нас посещают дамы. А с дамой оргия получится намного интересней. Что-то я отвлёкся, продолжаем.

— Сюда нужные огромные люстры. Это же не квартира и даже не особняк. Знаете, сколько такие стоят? Целое состояние.

Светодиодные светильники стоят копейки для монополиста румынских винокурен. Да просто торшеры из Икеи поставить по углам, уже светло будет. Кто-то неумело нагнетает саспенс в угоду сюжету.

Эрик присмотрелся. В таких потемках разглядеть что-либо возможным не представлялось. Но тем не менее, он разглядел. Разглядел! Без сомнения! На шее Гарри был след!

Что интересно, всех остальных людей Георге с Адрианом засасывали до смерти, а тут вдруг отпустили. Зачем, если у них есть проверенная временем легенда? Даже с учётом того, что придуманная Эриком идея про Прародителя правда, тем более не стоило отпускать жертв ритуала.

И почему они куснули только Гарри? Их там куча голодных вампиров.

Напротив шкафа для верхней одежды висело зеркало, изрядно запачканное. Георге стал протирать и его: никак нельзя допустить, чтобы новый постоялец, войдя в номер, увидел грязь. В зеркале в этот момент отражался только шкаф.

Древнейший баян-бабаян, про то, что вместе с вампиром не отражается и его одежда, и даже тряпка. Брэм Стокер допустил ляп, но его усердно повторяют последователи.

Прошел по темному тоннелю вперед метров тридцать. В пустом помещении из-за сильной акустики венгерский танец звучал гораздо громче. Затем остановился и характерным жестом поприветствовал кого-то, скрывавшегося во тьме. Через несколько секунд из тьмы вышла женщина в белом, поприветствовала Георге в ответ и широко улыбнулась, обнажив белые клыки. «Тоже хорошее настроение, — подумал Георге. – Пища решает многое». И он простоял в темном лабиринте еще некоторое время, чтобы дождаться, когда на свет покажутся две другие девицы и беззвучно поздороваются с ним.
Наверху хлопнула входная дверь.
— Я пойду, — сообщил он девицам. – Брат пришел.
Невесты кивнули в унисон и ушли в небытие.


Сдаётся мне, что спускался он только лишь для того, чтобы показать читателям белых призраков. Иначе это абсолютно бессмысленное действие.

— Это бред сумасшедшего! Выдумки! Выдумки! – орал Георге, стуча кулаком по столику.
— Заканчивай валять дурака! – гаркнул Адриан. – Какие выдумки? Здесь четко и ясно сказано! Вот доказательство! – он ткнул листком в бледное лицо Георге. – Я не такой упрямый индюк, как Урсу: я верю написанному. Ты хотел получить единоличную власть, жалкий гаденыш!


Адриан, вампир, живущий сотни лет, и после всех этих лет он до сих пор верит журналистам? Ты серьёзно? Даже с учётом того, что прародитель существует, как Адриан за столько лет не узнал тайну брата? Тем более что…

— ААААААААААааа!

Меня прервал истошный женский крик. В уборной раздался скрежет металла. Совсем другой, от которого по коже бегут мурашки по направлению к выходу. Звук металла, раздираемого на куски.

Алёна кричала уже непрерывно, даже не делая паузы на вдохи. Мы с Дракулой оказались первыми. С вертушки выбивая дверь сортира, я был готов к любому зрелищу, но только не к этому.

Крепкий титановый доспех был разорван в клочья. Погнутый шлем валялся в углу. Все обломки были густо залиты кровью. А посреди этого безумия громко чавкал свежей плотью зубастый унитаз.

Дракула перекрестился и зашептал слова молитвы.

Фаянсовый убийца оскалил овальную пасть. Утробно рыча, чудовище вскочило на обломки фановых труб и вылезло в потолочное окно.

Толпа закованных в броню мужчин и побледневший ещё больше Влад Цепеш молчали, не в силах осознать произошедшее, когда в холле раздались голоса курьеров.

Первым очнулся вампир. Языком проверил остроту клыков и произнёс.
— Ну что, пошли помянем бедняжку?

Старичок, тебе намекал мистер Альбу, тебе намекал мистер Урсу, и вот тебе намекаю я. Тебе же прямо сказали, девушка пошла в туалет и не вернулась. Теперь понятно, почему не вернулась? Историю про вампиров может спасти только внезапный поворот и оригинальная идея. Вот и используй её. Перепиши историю без косяков и добавь вампира-унитаза, не пожалеешь. Кстати, такое поведение унитаза объяснило бы, почему исчезали только девушки. Они писают сидя, так сказать, сами лезут убийце в пасть. Сюжет оставь, он реально классный, а всё остальное – отстой.

Критика )
Загрузка...
Илона Левина