Илона Левина

​Тишина накрыла имперскую столицу…

​Тишина накрыла имперскую столицу…
Работа №17

Мелодия навязчиво врывалась в голову Френс. Она задумчиво сидела, накручивая на палец свой седой локон, пока мелодия лилась из раскрытых часов. Подоконник был чист. Солнечный зайчик едва проникал сквозь наглухо закрытые окна и прыгал по подоконнику. Френс глазами следила за ним, усиленно пытаясь отвлечься от мелодии, доносившейся из часов.

Неожиданно мелодия оборвалась. Френс встала и закрыла часы. Окна по-прежнему оставались наглухо закрытыми, однако с улицы уже был слышен нарастающий гул сирены. Девушка подошла к окну. С Главной Башни в разные стороны разлетались небольшие радиоуправляемые автомобили. Френс улыбнулась.

- Кажется, всё получилось, - дверь в комнату отворилась. Зашёл высокий молодой человек, одетый в форму императорских войск. Френс повернулась к нему и кивнула, - Ты ещё не открыла окно? Тогда не открывай.

Он подошёл к Френс. Оба они стояли возле окна и смотрели вниз. Было видно, как растерянные горожане пытались спастись от гула сирены, разрывающего воздух на части. Транспорт остановился. Огромные стрелки часов на Главной Башне прекратили своё движение.

- Ты готова, Френсис?

Френс посмотрела на него и улыбнулась. Задуманный ими план пришёл в действие. Им удалось сломать то самое единственное звено цепочки власти, от которой перестала существовать вся цепь Империи. Купол над Городом начал разрушаться. Огромные трещины ползли по нему, казалось, словно небо вот-вот расколется на мелкие куски. Однако через пару мгновений гул сирены утих.

- Алекс? – голос Френс прозвучал неожиданно громко в наступившей тишине. Молодой человек задумчиво открыл окно. На улице Города наступила тишина. Люди стояли и испуганно смотрели на Купол.

Медленно, трещина за трещиной, даже самые маленькие и даже те, которые были незаметны с поверхности, Купол восстанавливался. Алекс задумчиво смотрел на него, взяв за руку Френс.

- Что-то не так, - в его глазах на мгновение проскользнул страх, но вскоре он заменился привычным спокойствием и напускным равнодушием.

- Капитан! – в дверь вошёл высокий молодой человек, слегка прихрамывающий на правую ногу, и пошевелил пальцами в своей густой шевелюре оттенка спелой пшеницы.

- А, Клаус! – Алекс отошёл от окна и пожал руку вошедшему, - У меня есть к тебе задание.

- Слушаю! – Тут же отозвался Клаус, исподлобья поглядывая на Френс.

- Я сейчас возвращаюсь в Штаб, нужно узнать, что происходит, да и моё отсутствие там слишком заметно для верхушки. Тебе я поручаю отвести эту девушку в деревню Живых, да так, чтобы никто вас не видел. Это приказ. Всё понял?

- Да, капитан, - Клаус отдал капитану честь и обреченно вздохнул.

- Выполняй!

- Есть, капитан! – Едва ли не прокричал Клаус, пройдя в комнату, он схватил Френс за руку и потащил к выходу. Девушка испуганно посмотрела на Алекса, вздохнула и, едва не плача, прошептала:

- Прощай…

Алекс смотрел вслед уходящей девушке, но провожать её не вышел. Неожиданно его опоясал невыносимый ужас. Руки начали трястись. Алекс смотрел в темноту коридора, пытаясь успокоить самого себя. Он боялся, что не сможет увидеть эту девушку уже никогда. Одна мысль, которая полностью смогла овладеть его телом и разумом, мысль, что он не увидит Френс.

Капитан схватил нож и, зажмурившись, воткнул его себе в левую руку. Страх отступил. «Я надеюсь на тебя, лейтенант Клаус, - думал он, разглядывая Главную Башню в окно, - нужно спасти её, пока не случилось непоправимое. Надеюсь, они смогут уйти».

Он открыл окно, прислушался. В Городе по-прежнему гуляла тишина. Армия была приведена в действие. Алекс подошёл к комоду и открыл верхний ящик, доставая аптечку. В ней он не нашёл залечителя, однако упаковка с бинтом была, даже не вскрытая. Он вытащил бинт, замотал вокруг кровоточащей ладони. Капитан тяжело вздохнул, вышел из комнаты в коридор и остановился возле зеркала.

Его мундир был немного потрёпан, но всё ещё сохранял приличный вид. Каштановые волосы растрепались, в серые глаза были скорее задумчивы и озабочены, нежели равнодушны и холодны, как это бывало в другие дни. Капитан тяжело вздохнул и вышел за дверь.

Главный Штаб находился неподалёку от Главной Башни, связываясь с ней небольшим туннелем. Этим туннелем пользовался Император всякий раз, когда скрывался от очередного заговора. Его правление достаточно затянулось и длилось уже более семидесяти лет. Реформ и преобразований уже давно не было, и люди, живущие с механическими сердцами быстро уставали от сложившегося порядка. Однако, Живые тоже были не в восторге от современного склада общества. Посему сегодняшний бунт мог быть затеян как теми, так и другими.

Мысли капитана всю дорогу до Штаба занимала именно мысль о том, кого выставят виноватым в сегодняшнем бунте. То, что Купол уже начали восстанавливать, свидетельствует, что бунт уже пресечен, люди, находившиеся во дворце – схвачены, а виновный уже найден.

- Капитан! – Едва Алекс сошёл с дороги и свернул на площадь перед Штабом, к нему моментально подлетели несколько сержантов и, перебивая друг друга, взахлёб начали рассказывать о сложившейся ситуации. Капитан осмотрел их всех надменным и холодным взглядом и, не останавливая, прошёл в Штаб.

- Капитан Александр, - к нему подошёл один из прислужников Императора, отвешивая поклон, - Вас уже ждут.

Алекс кивнул и последовал вслед за прислужником. Он примерно знал, что скажет ему Император, какие вопросы задаст, чего от него ожидают. Но то, что он услышал от государя превзошло все его ожидания. Ужас, который охватил его перед уходом Френс, вернулся к нему с новыми силами.

Император был уже в своём военном мундире. Седые волосы его были убраны в тонкий хвост, руки сложены за спиной. Он смотрел в окно, выходившее на площадь перед Главной башней.

- Что с вашей рукой, капитан? – Спросил его Император, не оборачиваясь, стоило только ему войти в кабинет.

- Поранился, и не смог найти залечителя в доме.

- Неприятно, - Император обернулся к нему. Морщин на его лице ещё не было, хотя его возраст уже перешёл вторую сотню. – Вы знаете, зачем я пригласил вас, - Алекс кивнул, ожидая продолжения речи, - Налёта на Главную башню не было. Был убит всего лишь один секретарь. Расследование уже закончено. Убийца был один из Живых.

Алекс молчал. Живых в Городе не могло быть, им запрещалось переходить границу. Каждого человека, который отказывался от операции по вживлению чипа, тут же направляли в деревню, и в Город он уже не возвращался никогда. Единственными Живыми, остававшимися в Городе могли быть только члены Императорской семьи.

- Александр, - продолжил Император, глядя на спокойное лицо капитана, - как вы знаете, совсем недавно моя дочь, принцесса Лизетт, отказалась от операции, - Капитан снова кивнул, сохраняя всё то же выражение лица, - По видеозаписи охработов мы вычислили, что убийство секретаря – её рук дело.

Капитан снова кивнул, однако выражение его спокойного лица сменилось на удивленное.

- Вы хотите сказать, что принцесса Лизетт, действуя, очевидно, по чьей-то указке, решила свергнуть вас, Император?

Мужчина кивнул.

- Да, именно так. Вполне вероятно, что этот самый кто-то, управляющий моей дочерью является одним из старейшин в деревне Живых, так как уже неоднократно наблюдались бунты с их стороны. И вы были свидетелем этих вспышек, верно, Александр?

Алекс стоял в замешательстве. Он знал, что ни один из Живых, не считая Лизетт, не стоял за этим убийством. Всё было спланировано верхушкой Армии, а Лизетт была не более, чем обыкновенной пешкой.

- Может вам известно что-то об этом деле? – Император внимательно разглядывал Алекса, подняв правую бровь.

- Не думаю, что кто-то из Живых старейшин мог бы продумать такую сложную по своей сути операцию. Тем более, учитывая тот факт, что принцесса Лизетт не покидала Дворца и никак не могла пересекаться с Живыми, старейшины просто не имели способа связаться с ней.

Капитан замолчал, размышляя.

- Очевидно, - продолжил он после минутной паузы, - что Лизетт была выбрана, так как от неё меньше всего ожидали шага в перевороте, тем более первого шага. Возможно, двадцатилетнее затишье была использовано именно с целью подготовки столь тщательно продуманного плана, и участие принцессы в нём было ключевым моментом. Но если бы Лизетт согласилась на операцию, план был бы достаточно глуп. Следовательно, план был разработан либо в последние пару дней, либо Лизетт была одной из многих пешек, подготовленных для первого шага.

- Вы считаете, что всё это дело не могло быть спланировано Живыми?

Капитан молча кивнул.

- Тогда кем?

Александр продолжал молчать, смотря на Императора прямым невидящим взором.

- Пока вы свободны, я займусь этим расследованием, - Император на секунду замешкался, - Капитан Александр, я приказываю вам собирать Армию. Отправляйтесь в деревню и уничтожьте всех Живых. Манифест я подпишу и вышлю вам.

- Есть, Ваше величество. Разрешите идти? – Голос Алекса начинал дрожать. Он был напуган приказом Императора.

- Разрешаю.

Выйдя в коридор, капитан остановился. «Уничтожить деревню? Что же задумал Император?».

Вернувшись в главный зал, капитан отдал приказ о сборе войск. Его мысли занимала сложившаяся ситуация.

Основная задумка была в осуществлении государственного переворота и свержении Императора. Власть перешла бы к генералу. Империя прекратила бы своё существование, отдавая своё место тоталитарному государству. Главная миссия была возложена на капитана Корена и на хрупкие плечи принцессы Лизетт. На его, Александра, ложилась миссия просто отвести подозрение от верхов Армии. Убийство того самого секретаря, Ронха, было спланировано самим генералом. Расчет был очень точен, именно этот секретарь отвечал за сохранение влажности внутри Купола. Как только баланс влажности был нарушен, Купол начал трескаться.

Император не остался в долгу, секретарь был замещен, Купол восстановлен. Следовало бы прекратить. Император начал сам искать виноватых. К сожалению, генерал не имел права оспаривать его поступки. Сам он сейчас находился в Южном Городе, за несколько сотен километров к югу отсюда. Возможно, это было частью переворота.

Приказ Императора совершенно сбил Алекса с ног. Он не мог поделать с этим ничего, но не ожидал никак, что тот прикажет уничтожить деревню. Помощи искать не у кого. Приказ Императора был всесилен и его должны были выполнять все, даже мирные горожане. Охработ вёл запись беседы капитана с Императором, и промолчи Алекс, его бы ожидало немедленная кремация, и приказ был бы приведён в исполнение насильно.

«Остаётся только одно, - думал капитан, сидя в своём кабинете и ожидая сообщении о сборе войска, - Я должен предупредить всех, я должен их спасти, я должен спасти её».

Он резкими движениями открыл часы, связался с лейтенантом Клаусом и сообщил о решении Императора.

- Ты должен спасти их всех. Скажи им, пусть они покинут деревню, пусть они скроются в лесу. Спаси Френс, прошу, спаси её!

Капитан захлопнул часы и вышел из кабинета.

- Капитан Александр! – к нему подошёл невысокий мужчина в форме лейтенанта, - Войско готово.

- Хорошо. Спасибо, Колин.

Алекс глубоко вздохнул. Его пугала предстоящая операция. Он знал, что хорошего ждать от неё не стоит. Он боялся потерять Френс. Спускаясь в лифте на первый этаж, Алекс задумался. Причина его привязанности к Френсис была не в нём самом. Всё началось очень давно. Он выглядел всего лишь на двадцать пять – тридцать лет, но его сердцу уже было более трехсот лет. Алекс вздрогнул.

Капитан по-прежнему был напуган предстоящей операцией. Он вспомнил выражение глаз Френс, когда она прошептала своё «Прощай». Его тело охватил ужас. В голове то и дело проскакивала мысль о том, что он больше не увидит Френс никогда.

Он вышел на площадь перед Штабом. Перед ним предстало во всей красе полноценное войско молодых солдат с автоматами Нового поколения.

- Смирно! – раздался голос сержанта. Войско одновременно вытянулись. Капитан угрюмо посмотрел по сторонам. Не было причин задерживать войско.

- Вольно, - Алекс угрюмо прошёл мимо войска. «Теперь нет другого выхода. Надо идти. Я уверен, что он наблюдает сейчас за мной. Заподозрил ли?»

Меньше всего ему сейчас хотелось уничтожать деревню. Алекс не понимал приказа Императора. «Если нет доказательств тому, что именно Живые старейшины подговорили принцессу, то почему он отдал именно такой приказ? Возможно ли, что Император давно хотел избавиться от Живых, а тут предоставляется такой шанс?

Да нет, в таком случае, почему он просто не издал указ об обязательности операции по вживлению чипа. Тогда Живых бы не становилось больше. Их жизнь в отличие от нашей ограничена, - Алекс закрыл глаза, - Френсис… Сможем ли мы увидеться снова?» Воспоминания накрыли капитана с головой. Его сердце, бывшее когда-то сердцем Живого, помнит то, что, казалось бы, должно быть забыто давно.

Молчаливая девушка с седыми волосами. Яркие голубые глаза. Её звали Камелия. До прихода Императора, во время Гражданской войны, она была одной из старейшин Живых. Тогда ей было всего семнадцать. Случилось ей влюбиться в генерала Армии будущего Императора. Долгих семь лет они скрывали свою любовь. Война закончилось победой Императора. Он самодовольно взошёл на трон. Все Живые старше двадцати лет были насильно увезены в Клинику. Операция на вживление чипа проводилась массово.

Тогда за чертой Города появилась деревня Живых. Сначала там жили лишь одни дети, лишенные своих родителей, ведь взамен сердечного чипа доктора забирали у людей их память. Искусственные начали новую жизнь. Жизнь под властью Императора.

Камелия носила под своим сердцем ребёнка. Сына того генерала. Однако Искусственные не могут иметь детей. После операции Камелия не выжила. Однако ребёнок был спасен. Генерал самолично отнёс его в деревню Живых, желая ему лучшей жизни, чем просто жить с чипом на сердце.

Что стало с тем ребёнком не знает никто. Возможно его потомки до сих пор живут в деревне. А сердце генерала теперь принадлежало Алексу. Капитан был одним из тех немногих Живых, которым вживляли чужое, искусственное сердце в качестве эксперимента. Сейчас таких Искусственных осталось всего трое. Он, генерал и Император.

Однако самое главное не в том, что его тело смогло принять чужое сердце. Главное в том, что у него есть воспоминания бывшего владельца. И его чувства. Так, когда Алекс впервые посетил деревню Живых, он встретил её. Френсис. Молчаливую седовласую девушку. Она испуганно смотрела на него своими светло-голубыми глазами, прижимая к себе мальчика лет шести. Именно такой она впервые появилась в его жизни.

Их встречи всегда были тихими и продолжительными. Они много ходили, гуляли, пытаясь за почти прозрачным Куполом увидеть настоящие звёзды. Они почти не разговаривали, но, казалось, что слова были им и не нужны вовсе. Алекс даже сейчас не мог до конца понять, были ли это его настоящие чувства, или же все просто лишь воспоминания генерала. Он точно знал только одно: он не должен позволить ей умереть.

Войско приближалось к границам Города. Деревня Живых вот-вот должна была показаться. Капитана охватила дрожь. Он боялся за Френс, боялся за себя, боялся за всех Живых.

Деревня была совсем рядом. Алекс остановился. Маленькие домики испуганно жались друг к другу. На улицах было пустынно. Казалось, что деревня вымерла.

- Капитан Александр, почему же вы не отдаёте приказ? – Алекс обернулся. Император стоял позади него и улыбался. Алекс посмотрел на деревню. «Прости…» - прошептал он в надежде, что Френс успела сбежать. Клаус молчал. И это молчание пугало.

- Вперёд! – тихо проговорил Император, однако его голос услышали солдаты. Атака началась. Капитан стоял и смотрел на войско, ринувшееся в бой. Бесстрашные люди, которым было не жаль смерти невинных людей. Дома загорались от выстрелов автоматов. Вокруг запахло дымом и смрадом. Из некоторых домов начали выскакивать люди.

Алекс угрюмо смотрел на них. Уже было поздно. Уже нельзя было ничего остановить. Деревня горела. Слышались душераздирающие крики людей. Живых людей. Тошнотворный запах заполнил всё вокруг. «Прости меня, Френс…» - прошептал капитан.

- Скажите, капитан, - Император подошёл к нему сзади, - ведь не Живые устроили этот бунт, верно? – капитан молчал, - Товарищ генерал уже наказан. Наверно, пришло и ваше время, капитан.

Бесшумный выстрел пистолета. Судорога, обхватившая всё тело капитана. Ни крови, ни криков. Ничего. Пистолет остановил работу чипа. Сердце остановилось. Алекс упал на землю, не издав ни единого звука.

- Капитан, вы же знаете, что нарушитель закона Империи никогда не остается безнаказанным. И тем не менее вы пошли на это. Что ж, похвально, похвально!

Император открыл часы Алекса. «Клаус, все приказы отменены.» - написал он сообщением лейтенанту.

- Думаю, с этим покончено. – Император бросил пистолет рядом с безжизненным телом капитана, начавшимся разлагаться, и ушёл с поля битвы.

Лейтенант Клаус, увидев приказ капитана о спасении Френс, испуганно схватил её за руку и потащил в лес. Он надеялся, что там ему удастся её спасти. Однако солдаты, пронюхав, где могут скрываться Живые, очень скоро их догнали.

Не было ни слов, ни приветствий. Лейтенант видел среди них своих товарищей, друзей. Но теперь он закрывал своей спиной девушку, обреченную на смерть. Он стал врагом тем, кем всегда дорожил. Несколько выстрелов, лейтенант упал на землю. Он успел толкнуть Френсис в сторону, однако заряд попал и в неё.

- Прости, Алекс, я не смог…

Френсис лежала на траве. Неподалёку находилось тело мёртвого лейтенанта. Френс испуганно хлопала глазами. В наступившей тишине можно было услышать треск догорающих домов деревни. Возможно, в живых не осталось никого. Френс вспомнила рассказы своего деда о прабабушке Камелии. Та, забыв обо всём на свете, отдалась генералу вражеского войска. Она не поскупилась своей честью ради любви Искусственного человека.

«Ты так похожа на неё, - говорил ей часто дед, - Только никогда не повторяй её ошибок». После этих слов он всегда улыбался, а потом ловко подхватывал маленькую Френс на руки и кружил, кружил, кружил…

Френс улыбнулась. Сейчас она, раненая, побитая, но не сломленная, лежала в лесу под большим раскидистым дубом, в то время как её капитана, должно быть, чествовали за победу в столь примечательном бою.

- Я все-таки повторила её ошибки, дедушка… - прошептала Френсис, закрывая глаза.

Солнце уже почти скрылось за горизонтом, и его лучи совсем перестали проходить сквозь мутное стекло Купола. Ветер еле-еле двигал верхушками деревьев. В небе загорались первые звёзды, однако из сияние не проникало в Город и лес. Тишина накрыла имперскую столицу.

-3
02:15
637
Гость
17:17
«С Главной Башни в разные стороны разлетались небольшие радиоуправляемые автомобили» — автомобили? разлетались? автомобилям положено ездить, если нет — стоит на этом отдельно заострять внимание.
"- Капитан! – в дверь вошёл высокий молодой человек, слегка прихрамывающий на правую ногу, и пошевелил пальцами в своей густой шевелюре оттенка спелой пшеницы" — пальцы уже росли в густой шевелюре или они туда как-то попали? тоже стоило заострить внимание.

«Молчаливая девушка с седыми волосами. Яркие голубые глаза. Её звали Камелия. До прихода Императора, во время Гражданской войны, она была одной из старейшин Живых. Тогда ей было всего семнадцать. Случилось ей влюбиться в генерала Армии будущего Императора. Долгих семь лет они скрывали свою любовь. Война закончилось победой Императора. Он самодовольно взошёл на трон. Все Живые старше двадцати лет были насильно увезены в Клинику. Операция на вживление чипа проводилась массово.» — выглядит, как черновик, а не само произведение.

«Он стал врагом тем, кем всегда дорожил» — что-то тут явно не так))) скорее стал врагом для тех, кем всегда дорожил

Впрочем, это все мелочи. Обращая внимание на сюжет и идею хотелось бы отметить замах на стим-панк (люблю этот жанр), по крайней мере упоминание часов наталкивает на такие мысли. Но в чем соль? Что все просто умерли? Или в капитане, который героически ничего не сделал и все-равно умер (а мог перед кончиной перегрызть горло императору хотя бы)?

Впрочем, спасибо за труды автора — учитывайте ошибки, учитесь и пробуйте снова.
02:09
И еще бы парочку примочек из Викторианской эпохи…
22:26
тишина накрыла имперскую столицу… уууууууухххх, как завернул! Только завернул в то место, где на углу написано «ТУАЛЕТ». Правда.
Судите сами.
не издав ни единого звука. — он что ничего не весит? Или люди после выстрела всегда должны орать во всю глотку?
Я должен предупредить всех, я должен их спасти, я должен спасти её…
Автор должен думать о читателях, только о них, только о них… От слова должен немного воротит после третьего слова подряд. Дерево, дереве, дереве, дерево… — как, а?! нравиться?
Гость
18:15
Не очень понял. Зачем чипы? Чтобы контролировать каждый и иметь возможность убить носителя в любой момент? А нахрена тогда понаоставляли Живых? Да и менять Империю на тоталитаризм — и это декларируется прямым текстом в программе мятежников? Как-то нелогично. Ну и плюс язык — не худший вариант, но доводить до ума еще и доводить.
14:52
Начну с того, что неплохо, но не более того. Ужасно путано, ужасно непонятно и выраванно из контекста. Так покопаемся же и попытаемся понять, почему.

1. Герои
Итак, у наших героев есть все, по сути, что нужно герою. Есть внешность хотя и очень размытая), есть мысли и чувства, есть предыстория. Характера как такового нет, просто мысли и чувства. Ладно. Здесь мне придраться не к чему. Честно. Но все равно на 4. Все есть, но автор мог бы и лучше. Я чувствую.

2. Идея и сюжет
Вообще отчаянно попахивает попыткой создать антиутопию. Собственно, она это и есть. Даже идея тут стандартная для антиутопии — человек идет против системы. Оруэл, Бредберри, Замятин, Хаксли и прочие деятели данного жанра берут и пишут по такой простой по сути идее гениальные произведения. Тут сказать нечего на самом деле, ибо «поход против системы» — вообще чуть ли не единственная основа для антиутопии. Далее сюжет. И вот тут автор на самом деле над нами поиздевался. Вот у Бендера «сначала деньги, а потом стулья», а у вас «сначала стулья, потом деньги». Я не говорю, что переставлять местами завязку, кульминацию и развязку — это плохо. Но делать это нужно грамотно. У вас же такое ощущение, что завязки нет вовсе (хотя она есть на самом деле, но она… в конце, после развязки). Идея по своему замечательная — сначала нас захватывают экшном, показывают кульминацию и развязку, потом представляют завязку. Однако вот где вы прокололись. Вы не объяснили мир. Если бы вы кратко, в двух словах, сказали: есть живые, они такие-то такие-то, есть искусственные — они такие-то и такие-то — было бы логичнее. Причем сказали бы через разговоры и размышления, прямым текстом топорно здесь бы не прокатило. А так… ты сначала запутался, а потом тебя вроде как распутывают, но чувство такое, что все равно ничего не понял.
Пафос. Много пафоса в ущерб сюжету. Много банальных ляпов. Вот например с рукой. И опять же — была бы строчка, что кровь у искусственных плохо идет, было бы логично. Опять же слабо вериться в то, что будучи тираном и садистом император заставил убить всех живых только для того, чтобы проучить капитана (даже не генерала). И получается — пафос, дырка, пафос, ляп, пафос, дырка, пафос, ляп.

2. Язык
Хороший. опять же есть зачатки атмосферы. Но не дотянули. Так же хорошее соотношения описательной, повествовательной и рассудительной части. Так же, более чем уверена, что писала женщина. Почему? Потому что чувств и эмоций героев много. Этим они дышат и это вытягивает, делает язык лучше. В остальном — много очень неудачных моментов. Все или почти все средства выразительности речи страдают неуместностью и кривым построением. Лучше убрать или заменить.

В остальном неплохо. Но только неплохо. Пыталась начать 3 раза читать. В первый раз банально сел планшет, второй раз еле заставила себя читать и реально уснула (но, правда, я до этого две ночи не спала почти, так что могла уснуть и над боевиком), третий раз все же дочитала, но мысль постоянно убегала думать о чем-нибудь поинтереснее. В общем, работайте над собой. Творческих вам успехов.
11:54
Мне кажется, если этот рассказ про Тишину в Империи объединить с рассказом Спасение Империи, то получилось бы более менее читаемое. Хотя нет, не получилось бы.
Гость
23:34
Прямо боевик какой-то кровавый, несмотря на заголовок. Но ужас почему-то охватывает только тело: «опоясал невыносимый ужас», «Его тело охватил ужас».
Мясной цех