Валентина Савенко №2

Дик Рик снова в деле

Дик Рик снова в деле
Работа №235. Дисквалификация из-за отсутствия голосования

Шелест шин проезжающей полицейской машины не мог нарушить общего шума сумрачного Бэй-Сити. Старенький полицейский Линкольн подкатил к неоновой вывеске, которая гласила: «Отель Магнолия». В салоне автомобиля было тихо. Однако, эта тишина прерывалась размашистыми ругательствами водителя. Грузный помятого вида субъект восседал на переднем сидении. Общую неопрятность его вида дополняли жесткие непослушные усы, которые совершенно не шли к этому мрачному, заспанному лицу. Детектив главного управления полиции Бэй-Сити, Дик Рик: выходя из автомобиля, вёл примерно такой диалог:

- Какого дьявола я не уволился шесть лет назад, когда для этого были все возможности?

-Потому что ты коп по призванию? – ответил он сам себе

- Маловероятно. Впрочем. Хммм.

Выйдя из салона автомобиля, Дик Рик едва не растянулся в луже, неловко зацепившись правой ногой за полу своего кожаного длинного плаща. Снова выругавшись, и вспомнив в суе покровителя всех спиртных напитков вечно-мудрого Старца Алкаэля Дик Рик, нетвердой походкой двинулся по направлению к входной двери отеля Магнолия. Именно отсюда поступил диспетчеру полицейского управления Бэй-Сити звонок о возможном преступлении. Магнолия располагалась в том мрачном и безнадежном квартале, какой люди приличные обычно обходят стороной. Город, излучавший во вне все оттенки неонового цвета, здесь будто потух. Все окружение утопало в непроглядной холодной как сталь остро заточенного клинка темноте. На всем пространстве между отелем и окружавшими его парой тройкой домов горела разве что вывеска самого отеля и бакалейного магазинчика, который располагался напротив. Вывеска магазинчика гласила «Бакалея Тони». Последние две буквы не горели, по-видимому, ещё со дня открытия сего заведения.

Дик Рик принюхался и его опытному носу удалось уловить запах гари, недавно прошедшего дождя и человеческого одиночества. Детективу снова захотелось попричитать, но он все же вспомнил, что он здесь несет гордое звание блюстителя закона. Подумав об этом, он не смог сдержать улыбки. Она вышла правда весьма неубедительной.

Войдя в отель, Дик Рик ощутил прохладу холла. Плохо освещенный он показался детективу негостеприимным. Впрочем, старый детектив привык именно к таким местам, поэтому моментально, ощутил себя как дома, глазами разыскивая портье.

Из-за стойки ресепшена показалось лицо. Дик Рик присвистнул – перед ним был андроид. Их специально делали не сильно похожими на людей. Чтобы не путаться. Андроидам в Бэй-Сити запрещалось иметь растительность на лице, а так же заниматься сельским хозяйством. Хотя последние следы растительности были уничтожены в Бэй-Сити более 20 лет назад в результате инцидента с одной химической компанией.

Дик Рик поприветствовал портье:

- Эй ты, жестянка. Я полицейский. Что у вас тут стряслось?

- Добрый вечер. Меня зовут Отто. Я местный портье. Могу я удостовериться, что вы полицейский? – вопрос андроид задал спокойным голосом. Интонация андроидов специально настраивались на этот медленный почти заунывный лад, что их опять же не путали с людьми.

Дик Рик и не подумал доставать свой полицейский жетон, он лишь зыркнул на андроида строгим взглядом и произнес:

- Вопросы и требования здесь формулирую я, у меня есть дела поважнее. Вквартале отсюда есть отличный бар «Пир богов». Поэтому, Жестяночка ты или веришь мне на слово, что я коп или мне придется свернуть расследование. Выбор за тобой, детка.

-Отто оценил, тембр вашего голоса. И установил, что вы полицейский на 97%.

- А на 3% я кто? – заинтересовался Дик Рик.

- Это вам может не понравиться, Отто не будет об этом говорить.

-Чертова железяка…- тут Дик Рик вспомнил о чем-то, достал из кармана леденец и поманил им перед лицом андроида.

Глаза андроида тут же вспыхнули и он не в силах противиться своему желанию произнес:

- Вы на 3% похожи на рубщика мяса Дядюшку Эммета.

Хмыкнув, но все же бросив леденец в пасть Отто, Дик Рик перешел к делу.

- Малыш, мне нужна информация, что у вас произошло и по возможности коротко и ясно.

Отто после несложного трюка, который провернул опытный Дик Рик, ставший доверчивым как котенок, рассказал следующее: на четвертом этаже в 18 номере случилось что-то неладное, оттуда доносились крики и шум. Руководствуясь инструкцией, Отто и вызвал полицию.

- Кто жил в этом номере 18?

- Человек зарегистрировался под именем Джонатан Мэй, думаю имя ненастоящее.

-Притормози. Откуда такие выводы?

Отто произнес: Он не выглядел как Джонатан Мэй.

-Ты о чем вообще?

- Джонатан Мэй - глава компании Мэй Технолоджис, вот его фото в сети. Отто отразил фото на своей ладони.

Дик Рик покачал головой:

- Мне это ни о чем не говорит, но спасибо дружок, возможно, твоя информация мне пригодиться.

Отто засветился от похвалы и хотел продолжить дальше, но Дик Рик явно утомленный разговором с андроидом, приложил палец ко рту и направился к лифту. Андроид вынужден был его сопровождать. Дик Рик наслаждался тишиной, а Отто, двигавшийся рядом, старался не издать ни звука.

Дик Рик нажал на потертую четверку и лифт бесшумно пополз наверх. Детектив старался не смотреть на безволосое лицо Отто, однако, он не мог не почувствовать к этому исполнительному андроиду своей симпатии, которую разумеется не собирался показывать. Дик Рик и Отто подошли к злополучному номеру 18. Из-за двери не доносилось ни звука, вообще было полное ощущение необитаемости этого этажа.

- Наверное нужно постучать? – поинтересовался Отто.

- Стучи, Жестянка - невозмутимо ответил Дик Рик.

Андроид, со всем уважением к частной собственности отеля тихонько постучал в дверь. Результата не последовало. Отто постучал громче. Из соседнего номера послышался истеричный женский крик: Дайте людям выспаться! Я приехала в такую даль не для того чтобы слушать вашу музыку… Ищейки чертовы да вы в собственных штанах не сможете найти ничего путного…, - после небольшой паузы этот же голос с более теплой интонацией добавил, - Мальчики если что вы знаете, где меня искать.

Дик Рика забавляла ситуация. Он не раз замечал, что во время расследований, подчас даже самых страшных преступлений происходят невероятно забавные ситуации. Но со своей профессией он давно стал философом. Понимая, что смерть и шутка зачастую идут, взявшись под ручки.

- Мэм, здесь серьезное расследование, поэтому не соблаговолите ли заткнуться, - каким бы не был Дик Рик философом, он был прежде всего блюстителем порядка. А закон должны либо уважать, либо бояться.

Дик Рик навалился всем телом на дверь. Она под массивным телом старого детектива стала поддаваться.

- Мне кажется это трещат мои кости, чего стоишь, как вкопанный, помогай, Жестянка.

Отто уперся в дверь рядом с Дик Риком и дверь почти сразу поддалась, сорвавшись с петель. Детектив и андроид ввалились внутрь номера. Впрочем Дик Рик, не смотря на свою грузность, тут же вскочил на ноги, в руках он держал плазменный пистолет. В темноте номера пистолет был единственным светящимся предметом наравне с глазами Отто.

Дик Рик огляделся, нашупал на стене выключатель и зажег свет. В номере не наблюдалось следов борьбы, признаков преступления при поверхностном осмотре заметно так же не было

Старый детектив достал из внутреннего кармана плаща небольшой предмет. По форме напоминавшей шар. Это был дрон-помощник.

- Осмотри здесь все, – с этими словами он подбросил дрона, который повис в воздухе и стал отбрасывать в разные стороны разноцветные лучи, сканирующие окружение.

- Детектив вам лучше самому взглянуть на это, - обратился Отто к Дик Рику.

Дик Рик, взяв небольшую паузу, нехотя поковылял в соседнюю комнату. Он сразу увидел причину, по которой его позвал Отто.

- Разрази меня дьявол, - такова была реакция опытного детектива.

На полу было распростерто тело. Но реакцию вызывало не оно. Тело оканчивалось в районе шеи, поскольку голова напрочь отсутствовала. Под телом практически не было крови.

- Жестянка ты любишь блинчики с кленовым сиропом?

- Я… Э…Угу… - Отто был в недоумении.

- Так чего стоишь, проваливай, не мешай работе профессионала.

Андроид был вынужден ретироваться в соседнюю комнату.

Дик Рик опустился к обезглавленному трупу. Посмотрев на неровные края раны на шее, он хмыкнул, затем позвал своего летающего помощника и дрон тут же подлетел к нему.

- Осмотри тело, приятель, - по-отечески обратился к помощнику Дик Рик.

Шарик-дрон вплотную приблизился к трупу и стал сканировать края раны, собирая информацию.

- Погибший, Джонатан Мэй, 27 лет, глава крупной технологической компании по производству инновационных технологий, Мэй технолоджис. У трупа есть следы кибернетических улучшений, импланты в руках, возможно были и в голове, смерть наступила меньше двух часов назад. Причина смерти будет установлена позже после экспертизы. Осмотр помещений показал, что в номере было еще одно неустановленное лицо.

- По-твоему это не самоубийство? – с надеждой произнес старый детектив.

Хоть летающий дрон и обладал гладкой поверхностью, Дик Рику показалось, что тот недоуменно покрутил из стороны в сторону.

- Ладно успокойся, полезай домой к папочке, – Дик Рик распахнул полу своего плаща.

Шар, однако, не спешил подчиняться.

- Мелюзга, что я сказал? – Дик Рик не успокаивался. Он все ближе подходил к дрону. Шарик почувствовал себя загнанным в угол. Но Дик Рик переключился на что-то другое и оставил в покое непослушного помощника.

- Дай мне информацию на жертву и на Мэй технолоджис.

- Мэй технолоджис была основана 18 лет назад мистером Мэй Мэйем.

- Его родители были большими оригиналами.

- С вашего позволения я продолжу…

- С вашего позволения – передразнил Дик Рик, – а когда я сказал тебе убраться в карман ты послушался, цыпленок?

- Все я в таких условиях не могу работать, - дрон был явно обижен.

Поняв, что перегнул палку Дик Рик, жалобно протянул: Ну чего ты, обиделся? И потом тут же: рядовой выполнять мою команду, продолжи досье.

Слегка помедлив, наслаждаясь мгновением, когда Дик Рик начал злиться дрон продолжил:

- Компания пошла в гору после поглощения компании конкурента Бобровски индастриз, причем к ним на работу перешел и их гениальный создатель Чарли Бобровски. После смерти Мэй Мэя компания была поделена между его тремя детьми: Джонатаном, Рейчел, Рупертом и Лили. Джонатан был самым старшим. На момент смерти отца ему было 20 лет. Поэтому он и возглавил компанию.

- Чем в основном занимается Мэй технолоджис?

- Высокими технологиями.

- Интересные дела. Опроси соседей может, что слышали. Отто, в этом номере есть мини-бар? – воскликнул Дик Рик.

- Разумеется, – с подозрением ответил вошедший на зов полицейского андроид.

- И где же?

- А вам для каких целей?

- Исключительно для расследования, - возмутился старый коп, - возможно там есть улики.

- В мини-баре?

- В нем самом. Это стандартная процедура расследования.

Успокоившись, андроид лишь уточнил:

- Так вам только для расследования?

- Ну конечно для него родимого, - ухмыльнулся опытный сыщик, проведя доверчивого робота.

Осматривая карманы жертвы Дик Рик не нашел ничего особенного, однако, в бумажнике его удивила одна из визиток.

- Так, так, так. Что может делать визитка Грязного Эдварда в вещах богача? Есть над чем подумать.

Обведя глазами место преступления, Дик Рик продолжил:

- Ну что мальчики здесь мы больше ничего не найдем, сворачиваемся. Отто и крылатый дрон послушно последовали за детективом.

Выходя из номера, Дик Рик почувствовал приятный прилив сил, который, как правило, появлялся в начале любого расследования. Или в нем говорило двухсолодовое виски из мини-бара. Кто знает?

Дик Рика не удивило, что опрос соседей ничего не дал, никто ничего не слышал и не видел. Лишь крики. Но кого удивишь в такой жалкой гостинице криками.

Когда Дик Рик с Отто спустились в холл, детектив решил приободрить, как ему показалось приунывшего андроида: « Ты ни в чем не виноват. Ты лишь андроид. В сложившейся ситуации ты держался весьма неплохо».

- Детектив, не делайте поспешных выводов. Возможно, Отто вам еще пригодиться.

Дик Рик не нашелся что ответить. Неприветливая улица встретила его одиночеством и тоской оставшегося без хозяев подслеповатого домашнего пса. Пролетавшие мимо старые газеты были похожи на чаек, подстреленных унылым охотником. Когда они опускались на асфальт, то не издавали ни единого предсмертного крика.

Выполнив все формальности, отправив рапорт шефу, вызвав коронера и исполнив все остальные процедуры, Дик Рик понял, что след с Грязным Эдвардом отметать было нельзя. В худшем (или лучшем?) случае он просто смочил бы свое горло чем-то приятным.

Бар «Грязного Эдварда» не пользовался ни почетом, ни уважением, однако, отбоя от неблагодарных клиентов не было. Словно обведенная фосфором табличка как полярная звезда объявляла, что здесь располагается бар «Грязного Эдварда». Дик Рик слегка задержался у входа, возможно вспоминая что-то из происшествий своей молодости случившихся в этом баре. Однажды здесь он потерял своего напарника Стэна Кронски. Правда потом он тут же его и нашел – на полу. Как потом объяснял Стэн, он просто собирал улики. На резонный вопрос как он мог заниматься этим похрапывая, Стэн лишь отмахнулся, очевидно намекая на невозможность понимания Диком Риком всей гениальности методов Стэна Кронски.

Внутри бара была атмосфера стойкой безысходности помноженная на отчаянную веселость доведенных до ручки людей. Дик Рик, подходя к барной стойке, кивнул паре-тройке знакомых лиц. В ответ получив что-то вроде: Дики, как поживаешь, ты еще не сдох старая ищейка?

Дик Рику приятно было осознавать, что люди его еще помнят.

Бармен с ленцой протирал стойку. Это был Сутулый Ганс. Старый детектив знал его.

- Ганси, дружище, как поживаешь? – издалека начал Дик Рик.

Сутулый бармен с длинным носом смерил презрительным взглядом полицейского, впрочем, быстро сменив его на профессионально-учтивый, ибо он считал себя профессионалом. В некотором роде он был потомственным барменом. Правда, его отец был сапожником. Впрочем, это к истории отношения не имеет.

- Дик Рик, дела идут как никогда скверно. Люди стали отчаянно мало пить. Барное дело спасают девочки, на них одна надежда. Тебе как всегда двойное виски?

- Есть вещи, которые не меняются, – Дик Рик смотрел на Сутулого Ганса как на приятеля.

- Дики, ты не замечал что виски, если присмотреться, это простейший способ узреть бога…

- Э…Кхм… Ганс я ценю в тебе эту философскую жилку. Но виски это всего лишь виски. Это простейший способ прижечь открытые раны. Не более того.

- Но…

- Никаких но, Ганс. Я знаю эти твои но. А потом ремарки на полтора часа. Я старый больной человек и не располагаю таким временем. Мне нужна информация.

Сказав это, Дик Рик отметил для себя, что если он хочет добиться чего-то путного от Ганса, ему нужно быть с барменом помягче, поэтому, отпив виски, он продолжил:

- Ганс ты все же был прав я кажется вижу лик святого Франциска или архангела Гавриила там на стене… Впрочем, этих святых легко спутать.

Ганс поначалу отмахнулся от Дик Рика, однако, бросил едва заметный взгляд туда, куда смотрел старый детектив, и кажется удовлетворенный результатом, самодовольно хмыкнул.

- Ходит слушок, что к вам наведываются весьма серьезные шишки, – продолжал сыскной профессор.

Польщенный Ганс вместо ответа лишь кивнул.

- Что скажешь насчет Джонатана Мэя?

- Этого самовлюбленного болвана?

-Да этого мертвого самовлюбленного болвана?

- Этого…Что???? Он мертв? – Сутулый бармен осекся.

- Конечно, только экспертиза разберется, но быть живым без головы проблематично. И уже без сарказма Дик Рик добавил: мне нужны зацепки.

- Джонатан Мэй был здесь пару раз. Всегда сидел в дальнем углу. Он с кем-то встречался здесь. Но разглядеть с кем было невозможно. Мне кажется, он чего-то сильно опасался.

- С кем конкретно он встречался, Ганси?

- Ничем не могу помочь Дик. Попробуй узнать у Проныры, он знает все обо всех.

Услышав знакомое имя, Дик Рик не обрадовался. Сутулый Ганс не слишком сильно нравился Дик Рику, но Проныра не нравился вообще никому. Дик Рик был уверен, что Проныра не нравиться даже самому себе, настолько он был отталкивающим персонажем.

-Это прыщавое лицо мне не забыть никогда,- начал причитать Дик Рик.

- Вообще-то…

- Эта отталкивающая манера цедить слова, неразборчивая речь, - продолжал Дик Рик.

- Но постойте…

- И этот омерзительный запах, будто рыбой обмазали бегуна-марафонца, с которого сошло семь потов, - закончил свою тираду Дик Рик.

- Дик Рик вообще-то я здесь, - едва разборчиво процедил стоявший за спиной детектива субъект. Легко, догадаться, что это был Проныра. Этот малый обладал всеми качествами, которые упомянул Дик Рик.

-Проныра сколько лет сколько зим, - Дик Рик понимал, что никогда нельзя теряться, - Твои прыщи. Их стало заметно меньше.

- Спасибо, - сказал оценивший комплимент Проныра.

Дик Рик вкратце описал ситуацию с расследованием и передал слово Проныре. Невысокого роста, с отталкивающей внешностью этот тип мог многое рассказать о теневой жизни Бэй-Сити. Возможно за это его и не любили – кому может понравиться, что в его грязном белье кто-то копается. Но если человеку нужна была о ком-то информация. Он обращался к Проныре, заранее ненавидя его. Проныра иногда думал и угораздило же его стать экспертом, в той непочетной области, в которой в силу своих знаний эксперт был обречен на вечную неприязнь со стороны клиентов. Но таковы были правила игры в этом чертовом казино под названием жизнь. В целом Проныру все устраивало. Недавно ему даже удалось купить электроутятницу сынишке, правда по скидке.

- Джонатан Мэй чего-то опасался. Он даже стал менее самовлюбленным. С кем он общался я не знаю. Но не удивлюсь, что это был кто-то крутой. Вроде ребят из Банды Шестипалого. Или еще каких гастролеров.

- Как ты понял, что это был кто-то из ребят Шестипалого?

- Все говорило об этом. Иначе что такому человеку как Джонатан Мэй делать в таком месте как это. Не марочный же виски хлестать.

Дик Рик хотел было возмутиться, но вспомнив, что дело превыше всего не стал перебивать Проныру.

-Люди посвященные знают, что если тебе нужно встретиться с Шестипалым, то двигай в Бар Грязного Эдварда. Я до сих пор не понимаю, почему Грязный Эдвард не назвал свой бар полным названием. Бар Грязного Шестипалого Эдварда. Возможно, потому что это слишком длинно звучит.

Дик Рик не стал развивать эту тему, неопределенно махнув головой. Мозги начали работать. Джонатан Мэй чего-то опасался, поэтому хотел нанять кого-то из ребят Шестипалого Грязного Эдварда. Нужно выяснить, чего он боялся. В любом случае нужно навестить особняк Мэйев на Гронвер авеню. Сообщить им о смерти и пропаже головы Джонатана Мэя.

Поблагодарив Проныру и бросив ему пару кредитов, Дик Рик понял, что дело само себя расследовать не будет, поэтому, не хотя был вынужден покинуть бар и всю его веселую обстановку, чтобы двигаться дальше. Ищейка чувствовала, что вот-вот нащупает след. А когда Дик Рик нащупывал след, он его никогда не отпускал. Хотя формально и отпускал и не раз, но в данном случае у него был суперсерьезный настрой след нащупать и не отпустить. И точка.

Дик Рик подкатил к особняку Мэй. Мимо пронеслась пара аэрокэбов такси. Особняк громадиной выделялся на общем фоне. На фронтоне здания, построенном в нео-готическом, стиле выделялись скульптуры странных существ на постаментах, похожие на крылатых гарпий. Они выглядели словно демоны, сошедшие с полотнища безумного художника. Общая мрачность дома не располагала к оптимизму. Огромные железные ворота открылись после мгновенного сканирования Дик Рика.

- Миленькое местечко, - в слух произнес старый детектив, направляясь ко входу в особняк.

Дик Рик дважды позвонил в дверь, прежде чем она мягко открылась и его приветствовал робот-дворецкий.

После объяснения цели визита, детектива впустили внутрь. Изнутри особняк ослеплял белизной и светом. И стены, и потолок, и пол в холле были белоснежными. На встречу Дик Рику по леснице спустилась красивая изящно одетая девушка. На секунду сердце старого следователя даже вздрогнуло.

- Добрый вечер, вы наверное полицейский. Меня зовут Рэйчел Мэй. Я сестра Джонатана Мэя, - девушка произнесла это ровным почти будничным голосом, - мне сообщили, что произошло с моим братом. Это просто ужасно.

- Соболезную, юная леди. Но я здесь для того, чтобы продвинуться в расследовании.

- И далеко вы продвинулись, мистер эээ…?

- Меня зовут Дик Рик, детектив полицейского управления Бэй-Сити. Что касается расследования, то я установил. Что Джонатан Мэй опасался кого-то или чего-то неизвестного. Он искал защиты у парней Шестипалого Эдварда.

Дик Рик следил за юной леди, но она все сказанное восприняла без единой эмоции.

- Никогда не слышала о таком, - бесстрастно сказала Рэйчел Мэй.

- Хорошо. Расскажите мне о своей семье.

- Как это относиться к делу? – довольно резко среагировала Рейчел Мэй.

- Мне кажется смерть Джонатана как-то связана с семьей Мэй. – Дик Рик знал, куда метил.

- Ну хорошо. Будь по-вашему. Нашу семью не назовешь дружной. Джонатан руководил компанией отца. Отец хотел, чтобы все его дети принимали участие в руководстве. Он хотел сделать жизни всех людей лучше. Вечно работал над поиском новых технологий. Но Рупер постоянно витает в облаках, он художник. Ему компания не нужна. Лили с рождения нема. Оставались мы с Джонатаном, но постепенно вся власть оказалась в его руках. Наверное это и к лучшему.

- Вы хотите сказать, что никто из членов семьи не претендовал на место Джонатана?

- Абсолютно. Когда-то мне и хотелось быть наравне с братом, но потом я поняла, что с ролью руководителя лучше всех справляется именно он.

- Не очень то вы грустите по его кончине.

- Вы ничего не знаете о нашей семье. Ничего, чтобы говорить о подобных вещах. Если бы вы знали.. – окончание фразы повисло в воздухе.

- Как вы думаете, кому и зачем могла понадобиться голова вашего брата? – продолжал напирать старый детектив.

- Я не понимаю, о чем идет речь. Вы полицейский и ваша работа разобраться с этим. После этих слов, возмущенная Рэйчел Мэй оставила озадаченного Дик Рика одного.

Старый детектив переминался с ноги на ноги, ему не понравился ход беседы с Рэйчел Мэй. Но в доме были еще Мэи. По крайней мере, один очень даже любопытный. Художник. В памяти Дик Рика сразу всплыла история из прошлого. Как они допрашивали одного художника, с целью выяснить, зачем тот убил свою любовницу. А тот объяснял им, что это был художественный замысел, который они, дескать, простые смертные не в силах понять. Кстати этот замысел художника оценил суд, назначив ему пожизненный срок.

После небольших поисков и плутания по особняку Дик Рик набрел на комнату, которая с виду напоминала мастерскую. Постучав и зайдя внутрь, Дик Рик понял, что не ошибся. Все стены в помещении были увешаны различными картинами. У стен лежали обрезки холстов, остатки рам и прочие атрибуты художественного беспорядка. В воздухе стоял тяжелый запах масляных красок с примесью еще чего-то, возможно аромата железа. Оглядевшись, Дик Рик в углу заметил худую фигуру. Человек был неподвижен и не подавал признаков жизни.

- Полагаю вы, Рупер Мэй. Здравствуйте, меня зовут Дик Рик. Я полицейский.

Фигура не ответила, но показалось, что подала признаки жизни.

-Понимаю! Творцу не должны мешать, но позвольте вас отвлечь. Убийство вашего брата весьма уважительная причина.

При слове убийство, худую фигуру передернуло.

- Послушайте, а все Мэи такие недотроги?

Из угла, где находился художник, послышались всхлипы. Худой человек затрясся, уже не скрывая своих рыданий.

Дик Рик вплотную приблизился к созданию. И положив ему руку на плечо, мягким голосом произнес:

«Ну, ну сынок, я понимаю твою боль. Но мне нужна твоя помощь. Кто как ни ты лучше всех знал своего брата?».

Фигура расправилась и направила заплаканное лицо на Дик Рика. Осмотрев его пристальным взглядом, Руперт произнес ровным голосом: меня расстроила не смерть Джонатана, а то, что Лили нездоровиться. Она чудесный ребенок. Хотя иногда и отдает странные при…, - окончание фразы художник не договорил.

Пораженный Дик Рик не нашелся, что ответить. Однако, собравшись все же спросил:

«Так вы можете мне рассказать про своего брата?»

- Да конечно! Джонатан хотел, что бы все мыслили как он. Чтобы все смотрели на мир его глазами. Но это невозможно. Его видение лишь одно из. Множества. Детектив, представьте, что все бы в мире были бы детективами. Каково бы стало вам жить в таком мире?

- Не думаю, что я выдержал бы второго подобного мне человека.

- Ну вот, а Джонатан не видел в этом никакой проблемы.

Между тем Дик Рик осматривался вокруг, разглядывая картины. Они все были похожи стилистически. Словно изображали одну из сторон некоего пазла. И только на одной картине изображалось нечто отличное от всех остальных. На ней изображался особняк Мэйев. Но нарисован он был словно ребенком, картина больше походила на каракули.

- А почему эта картина, - спросил Дик Рик, указывая на изображение особняка, - отличается от других, словно она написана не вами?

- Так я её и не…, - расстроенный художник не скрывал своего негодования, - это всего лишь творческий поиск, вам не понять.

- Творческий поиск? – переспросил детектив.

- Если вы узнали все что хотели, то я бы хотел остаться один, - вывел Дика Рика из задумчивости голос Руперта.

Дик Рик понимая, что дальше спрашивать бесполезно, оставил художника в его одиночестве. Старый детектив все больше недоумевал от этой семьи. Его не покидало ощущение чрезвычайной странности всех Мэей. Он был уверен, что и Джонатан был таким же.

Детектив спустился в холл и уже собирался уходить, когда услышал, что с кухни доносится какая-то мелодия, которой кто-то подпевает. Детектив медленно, не издавая лишних звуков, что было непросто, учитывая общую грузность его тела, двинулся по направлению к источнику шума. В кухне, такой же белоснежной, как и холл, казалось никого нет, однако, присмотревшись, он увидел, что на диване сидела маленькая девочка лет пяти-семи. Дик Рик сначала даже не понял, как он мог не увидеть ее изначально, но тут же понял в чем была причина. Девочка была альбиноской – ее волосы были абсолютно белоснежны.

Самым странным было то, что девочка подпевала в такт мелодии, которая показалась Дик Рику заунывной:

- Джонатан, Джонатан был ты там или вот там, Милый, милый Джонатан возвращайся-ка ты к нам.

Дик Рик подумал было обратиться к девочке, но поняв бессмысленность данного начинания, просто стал наблюдать.

Девочка была словно в трансе или в каком-то похожем состоянии. И Дик Рик не способный ничем помочь, решил поскорее убраться восвояси. Особняк Мэйев стал внушать ему внутреннюю неприязнь. С людьми, находившимися внутри особняка, явно было что-то не так. Дик Рик понял, что ему нужно больше информации о Мэй Мэйе и Мэй Технолоджис. В прошлом этом компании явно должны быть какие-то подсказки.

Оценив имеющуюся информацию, которую удалось найти в сети, Дик Рик сложил в голове примерно такую историю. Основатель Мэй Технолоджис Мэй Мэй, выросший в бедной семье, видел проблему человечества, в том, люди живут обособленно, что каждый человек живет в собственном мире. Он хотел сделать так, чтобы разные люди могли видеть мир одинаково. Если бы разумы можно было бы объединить, то люди начали бы видеть мир не только своими глазами, но и проникли в мир другого. По мысли Мэй Мэя люди научились бы понимать друг друга, поскольку научились видеть вещи одинаково, а следовательно и говорить о них на одном языке. Мэй Мей был одержим идеей мировой семьи. Но на свою семью ему, очевидно, времени никогда не хватало. Человек, хотевший изменить мир, не заметил изменений в собственной семье. Маленький Джонатан, которого все считали эгоистичным на самом деле был добрым, просто не показывал этого. Остальные же отпрыски были один страннее другого. Мэй Мэй не мог бы учесть того, что объединение разумов таких разномыслящих людей неминуемо должна было привести не к пониманию, а к еще большим проблемам. Однако сведений о том, что семья Мэй располагала подобной технологией, Дик Рику найти не удалось.

Жилище детектива нельзя было назвать уютным. Даже сам Дик Рик признал бы это. Квартира располагалась в огромном многоэтажном муравейнике, наполненном шумом и руганью, которые никогда не смолкали. Пол её был завален бутылками, коробками из под еды, старыми фотографиями и другим хламом. Этот конгломерат бесполезных вещей тем не менее создавал своеобразный уют для Дик Рика. Ничего другого детективу было и не нужно. Вспоминая свою молодость, свои честолюбивые мечты стать лучшим из лучших, Дик Рик мог лишь посмеяться над собой молодым. И сказать что-то саркастически-ёрническое вроде: «Ну что удалось тебе раскрыть все преступления как ты того хотел? Или ты понял, что преступность всего лишь часть мира. Гидра – отруби одну голову как тут же на ее месте появиться новая голова, не отличимая от старой», на что молодой Дик Рик мог бы ответить: «Так зачем, старик, ты продолжаешь рубить головы?». И на этот вопрос Дик Рик знал ответ: потому что ничего другого он в своей жизни не умел. И старый детектив знал, что это правда, поэтому и смеялся над собой молодым, ведь мы - это то чем мы занимаемся, без громких слов.

Сейчас находясь в собственном доме Дик Рик был сосредоточен, он знал что только распутывание сложных дел придает его жизни хоть какой-то смысл.

Он сидел за рабочим столом, который он по такому случаю расчистил, как мог.

- Что мы имеем? – вслух начал Дик Рик.

- Джонатан Мэй мертв. Как он оказался в заштатной гостинице? И что произошло, кому это могло быть выгодно. Мотивы? Этого парня, кажется, никто не любил. Еще один вопрос - зачем была похищена его голова?

Сыщик в этот момент встал и стал расхаживать по комнате, один раз он едва не наступил на лежащую бутылку и едва не упал, но лишь чертыхнулся и продолжил развивать свои умозаключения.

- Мэй чего-то опасался, поэтому обратился Шестипалому. Семья Джонатана страннее не придумаешь, не удивительно, что руководить Мэй Технолоджис был поставлен именно Джонатан, а не кто-то из оставшейся троицы.

За окном было как всегда по вечерам шумно, но сосредоточенный Дик Рик ничего не слышал, кроме своих мыслей.

- Ознакомившись с историей компании, можно понять, что Бобровски индастриз была куплена ради какой-то технологии. Какой?

Дик Рик продолжил напряженно думать. У старого детектива не было никаких имплантов, улучшающих когнитивные способности, он всегда был представителем старой школы - крутого детектива, чьи представители использовали только данные от рождения дедуктивные способности.

Руководствуясь собственной памятью, Дик Рик начал восстанавливать события минувших дней. Сделка с «Бобровски индастриз» была довольно обсуждаемой. Незадолго до покупки «Бобровски индастриз» головной офис этой компании подвергся атаке неизвестных, было похищено большое количество файлов и документов, а расследовал то дело Григоровиус. Человек, которого старый детектив считал своим учителем. Когда Дик Рик был молодым и только поступил в полицейский участок Григоровиус уже тогда был его легендой. Григоровиус был не сдержан на язык и в ту пору Дик Рик, только и делал, что выслушивал от старого товарища тирады, смысл которых сводился к тому, что Дик Рику лучше забыть о расследовании сложных дел и лучше стать постовым регулировщиком. «Не уверен, что ты и с палкой регулировщика справишься, малыш», - добавлял обычно опытный Григоровиус. Не взирая на это, они под конец даже сдружились, насколько это вообще было возможно между такими разными людьми.

Запросив информацию о месте жительства Григоровиуса, Дик Рик был не слишком удивлен тем, что его старый наставник жил совсем не далеко от него буквально в паре кварталов. Практически в таком же доме, что и сам Дик Рик. Судьбы обоих детективов, как он теперь понимал были схожи. Поднимаясь на лифте, таком же как в его доме, Дик Рик только укреплялся в этих мыслях. Детектива встретил худой высокий сухонький старичок с длинной светлой бородой. Встретил он его так:

- Едрёна мать, Рик Дик, это ты? – тирада была обильно смочена слюной, вырвавшейся из беззубого рта Григоровиуса, но характерная экспрессия все еще осталась при нем.

- Ну вообще-то Дик Рик. Удивительно, что вы меня вообще узнали, учитель.

- Учитель! Да ты издеваешься! Посмотри на меня! Я рухлядь! Старый комод, который не выкинули на помойку, просто потому что некому!

Понимая, что старичка может унести незнамо куда, Дик Рик бросил приманку старой ищейке:

- Вы помните дело о похищении в офисе «Бобровски индастриз»?

Глаза Григоровиуса тут же загорелись огоньком интереса.

- Постой так ты по делу? А я думал, ты просто вспомнил старика и решил навестить!

Дик Рик хотел, что-то ответить, но Григороиус перебил его

- Бычье вымя, если бы ты пришел не по делу я бы тебя не пустил бы за порог! Проведать старика, хорошенькое дельце! Узнавать помер старик или нет?

- Григоровиус, ближе к делу, - вклинился Дик Рик.

- Я хорошо помню это дело, - начал Григоровиус, как будто не было предыдущего отступления от темы. Похищение было странным, потому что украли много чего, но ничего ценного. Это как украсть зимнюю изношенную резину!

- Вы были знакомы с Мэй Мэйем?

- Только шапочно. Но этого мне хватило. Показалось, что это человек слишком идеалистичный. Он словно жил в собственном мире. Он постоянно говорил о семье. Так и говорил. Семья! Мир одна большая семья!

- Так и говорил? Мир – семья.

- Примерно так и говорил!

- Удалось найти тогда преступников?

- Черта с два! По сути ничего ценного не украли, зацепок не было никаких. Мой мальчик, иногда поражение нужно признавать.

- Ну, возможно имелись хоть какие-то догадки?

- Ходил слушок о каких-то разработках Чарли Бобровски по объединению разумов разных людей в один, но это были лишь ничем не подтвержденные слухи!

Понимая, что Григоровиус сказал ему все что мог, Дик Рик стал прощаться со старым сыщиком.

- Уж не хочешь ли ты обнять старую гадюку? – спросил Григоровиус.

- Конечно нет, кому нужны эти телячьи нежности, - начал было Дик Рик, и в этот моменты был обнят крепкими цепкими руками учителя.

- Сынок, я рад, что ты не забыл меня! Рик Дик заходи почаще! – расчувствовавшийся старик разве что не облобызал «ученика».

Оставшаяся часть дня была бессобытийной. С утра Дик Рик был разбужен вызовом по видеофону. Детектив обрушил всю мощь своего нецензурного красноречия на свой девайс.

- Мистер Рик, я вообще-то все слышу, – ответил несколько смущенный Отто, портье-андроид отеля Магнолия.

- А жестянка, рад видеть тебя, - максимально вежливо попытался ответить Дик Рик, хотя весь его вид говорил об обратном.

- Мистер Рик, я по делу, камера на одном из пролетов лестницы между 2 и 3 этажом, зафиксировала неизвестного примерно в момент гибели мистера Джонатана. Я отсылаю вам видео, думаю оно вам пригодиться.

- Спасибо приятель, я всегда знал, что и среди андроидов попадаются нормальные люди, - при всей своей суровости Дик Рик иногда мог быть и справедливым.

Просмотрев присланное видео, Дик Рик узнал в неизвестном, толстяка Смити, одного из людей Шестипалого. Примечательно, что толстяк Смити был невероятно худым, но не желая вдаваться в причины подобной несуразности, Дик Рик быстро собрался готовый продвинуться в расследовании.

Проехав даунтаун, Дик Рик свернул в примыкавший к центру Бэй-Сити большой северный квартал называемый полицейскими между собой гнилым местечком. Называли его во многом так, потому что банды разной степени организованности пользовались тут той степенью свободы, при которой именно бандиты чувствовали себя здесь хозяевами, копы же здесь были на положении нежеланных гостей. Дик Рик тем не менее уверенно двигался по этому гнилому местечку, надеясь вскоре обнаружить свою цель.

Старый детектив практически сразу увидел Смити в толпе таких же как и он проходимцев. Они стояли рядом со зданием Первого национального банка Бэй-Сити и что-то сосредоточенно обсуждали. Заметив Дик Рика один из стоявших подал остальным сигнал и обсуждение, до того струившееся как горный бурлящий ручей превратилось в каплю в пустыне.

Обведя взглядом эту кучку как считал Дик Рик никчемных людишек, детектив все же решил не накалять обстановку:

- Смити, скоро ты станешь соответствовать своему прозвищу - такие бока отъел.

- Да я набрал в отпуске пару тройку килограмчиков, но я по прежнему худой, - взвизгнул человек, которого логичнее было бы назвать Тощим Смити.

Подельники Смити заржали над товарищем. Наверняка им не раз приходилось выслушивать стенания Смити по поводу несправедливости его прозвища.

- Смити, успокойся, давай отойдем в сторонку и кое-что обсудим, если конечно ты не хочешь чтоб тебя доставили в полицейское управление на транспорте, - примирительным голосом сказал Дик Рик.

- Легавый, я не буду с тобой ничего обсуждать.

- Даже то, почему ты находился в отеле Магнолия именно тогда, когда некоему Джонатану Мэю кто-то откручивал голову?

- Да! Я был в Магнолии! Но Мэй не удосужился открыть мне дверь в номер. Главное сам позвал и не открыл. Странный парень. Чуяло мое сердце, что лучше не связываться с этим сумасшедшим.

- Вы что-то обсуждали в баре «Грязного Эдварда»?

- Он говорил про то, что ему кажется, что за ним кто-то постоянно наблюдает. Я наблюдал за Мэйем достаточно долго, чтобы сказать, что за ним никто не следил.

- Видимо вы переоценили свой профессионализм, - решил поддеть Смити Дик Рик.

- Возможно конечно, что и так, но если бы вы увидели бы этого Джонатана Мэя, то скорее решили бы что парень просто помешанный. Его выпученные от страха глаза, я вряд ли смогу забыть. Он часто рукой касался лба, будто что-то давило его изнутри.

Дик Рик промолчал в ответ, в голове детектива постепенно стал вырисовываться возможный набросок произошедших событий приведших к гибели Джонатана Мэя. В несвойственной ему задумчивости детектив оставил Смити с его дружками, поспешно махнув рукой на прощание и пригрозив «в случае чего упечь толстяка в серьез и надолго».

Когда Дик Рик подходил к своему автомобилю, к нему на видеофон из полицейского отделения пришли результаты экспертизы патологоанатома. Причиной смерти Джонатана Мэя предположительно послужило кровоизлияние в мозг, однако, подтвердить на 100%, могло только наличие головы умершего.

Дик Рик сев, в автомобиль крепко задумался. В этот момент ему позвонили по видеофону, но момент появления знакомого лица на экране видеофона, оно тут же исчезло, а сигнал был потерян. Детектива испугала гримаса страха на лице Рэйчел Мэй.В это время за окном в Бэй-Сити творилась что-то несусветное. С залива принесло мощные порывы ветра, под которыми закачались даже башни небоскребов в даунтауне. Небеса Бэй-Сити заполонили серые неприглядные облака похожие на полчища уродливых огромных насекомых. Настоящий ливень обрушился на этот неприветливый и грубый город.

Дик Рик знал куда вели все ниточки. Все они указывали на одно место. Особняк Мэйев.Эту обитель сумасшествия. Вжимая педаль газа в пол, детектив втайне молил, что ему еще удастся хоть кого-то спасти.Через непроглядную толщу воды Дик Рик крутил руль из стороны в сторону, основываясь больше на инстинктах, чем на своем зрении. Старый детектив корил себя за свой долгий, непростительный в данной ситуации сон.

Особняк Мэйев, еще более отталкивающий, чем в первый раз под дождем выглядел инфернально. В воздухе стоял запах свежести со зловещими нотками человеческого безумия. Когда детектив обрекая, себя на повторное вымокание, несся по лужайке ко входной двери, небо невидимое под толщей воды надвое разрезало огромной молнией. Детективу даже показалось, что она ударила прямо в него, из-за чего он немного по-девичьи взвизгнул. Вставая с колен, старый детектив пригрозил небесам, но на всякий случай не стал выкрикивать никаких проклятий в своей обычной манере.

В особняке Мэйев творился жуткий раздрай и хаос, если бы Дик Рику сказали, что здесь пробежал табун диких кабанов, он бы не удивился. Разбитая посуда, липкий пол от пролитого сиропа, мебель перевернутая верх дном, сорванные со стен картины с поломанными рамками. В доме действительно было все вверх тормашками. Откуда-то с верхних этажей донесся истошный девичий крик. Дик Рик с несвойственной ему грацией помчался на верх, все выше подымаясь по направлению к крыше.

Распахнув дверь на крышу, Дик Рик чуть не остолбенел от открывшейся ему картины. Перед ним под проливным дождем стояла вся семейка Мэй.

Руперт стоял напротив Рэйчел и Лили, с пистолетом в руке. На молодого художника без боли нельзя было взглянуть. Он был весь выгнут словно под невидимым грузом. На его лице было отражено страдание.

Напротив брата стояла едва держась на ногах Рэйчел. На ее лице был кровоподтек по-видимому от сильного удара. Маленькая Лили, насквозь промокшая, держала в своих тоненьких ручках плюшевого мишку. У игрушки была оторвана лапка. Девочка дрожала от озноба и холода.

Дик Рик обвел всех Мэйев долгим пристальным взглядом. Кто-то из этой троицы был убийцей. Это было несомненным фактом.

Неожиданно Лили взвизгнула и прокричала детективу:

- Задержите Руперта, он сошел с ума.

Дик Рик выхватил плазменный пистолет и навел его на Руперта.

Художник на лице, которого читалось смертельное отчаяние взмолился:

- Не верьте не единому слову этого исчадия ада.

Что-то в словах Руперта смутило Дик Рика. В этот момент Рэйчел, видимо собрав все свои силы, двинулась по направлению к брату, на ее лице вырисовывалась отчетливая улыбка. В глазах блестело безумие. Ею словно кто-то управлял.

Мозг Дик Рика, словно живший своей жизнью, перешел в турбо режим и начал сопоставлять факты: Страх Джонатана Мэя, технология Чарли Бобровски, о которой грезил Мэй Мэй, «немота» Лили, внезапное безумие остальных Мэйев. Вариантов объясняющих происходящее было не так уж много.

Дик Рик, понимавший что в случае ошибочного решения он провалит все, а Рэйчел и Руперт поубивают друг друга направил плазмоган на цель.

- Я понимаю, что это по-дурацки звучит, но, Руперт, куда ты дел голову брата?

В этот момент Руперт отвлеченный вопросом Дик Рика, посмотрел на него. Рэйчел продолжала идти к брату с безумными глазами, явно намереваясь напасть на того. Лили держала на вытянутых руках мишку, это помогло Дик Рику. Заряд плазмы вылетел из плазмогана и в мгновение разнес в клочья свою цель.

Обессиленный Руперт упал на колени, выронив пистолет. Рейчел, остановившаяся буквально в метре от брата, недоуменно мотала из стороны в сторону головой, силясь понять, где она находится. Лили, ошарашенная тем, что стало с ее игрушкой не могла произнести ни слова. Хотела, но уже не могла. Она снова онемела.

Дик Рик уже не думал о том, что он промок до нитки, его не могла сейчас согреть даже мысль о виски или чем-то покрепче.

Обведя взглядом Мэйев, после чего посмотрев вверх на обезумевшие от слез дождя небеса, Дик Рик произнес:

- Мэй Мэй такого ли объединения своей семьи ты хотел?

Небеса ответили старому детективу лишь продолжившимся ливнем.

Позже были обнаружены последние дневниковые записи Джоната Мэя, проливающие свет на произошедшее. Незадолго до гибели Джонатан Мэй стал отчетливо чувствовать чье-то присутствие рядом. В дневнике так же следовало указание на участившиеся головные боли. В одном абзаце они даже сравнивались со вторжением. Данное слово было подчеркнуто. Джонатан Мэй даже будучи богатым человеком, не знал к кому обращаться в подобных ситуациях и не нашел ничего лучше чем обратиться к Грязному Эдварду чья визитка случайным образом оказалась у него. Он вышел на Тостяка Смити, который и должен был установить слежку за Джонатаном Мэйем. Отель Магнолия был выбран самим Смити для того, чтобы предоставить Мэю финальный отчет о результатах его слежки за предполагаемым лицом, которое преследовало Джонатана. Для чего нужна была такая конспирация Джонатан Мэй в своем дневнике не указал, возможно считая, что вся его техника прослушивается. К тому же надо было понимать в каком угнетенном состоянии он был, учитывая продолжающееся вторжение в его разум. Оканчивался дневник незаконченной фразой. Джонатан Мэй писал, что чувствует что его голова вот-вот лопнет.

Позже Дик Рик объяснил каким образом он догадался, что стояло за гибелью Джонатана Мэя, хотя сам детектив до конца не мог поверить в реальность произошедшего.

Мэй Мэй заинтересовался технологией Чарли Бобровски, которые могли объединять разумы своих носителей в один общий в ранней молодости. Но Чарли Бобровски не делал эту технологию достоянием общественности, хотя она имела название «маячки». Мэй Мэю не удалось украсть эти «маячки», поэтому пришлось купить всю компанию конкурента. Хотя Бобровски изначально видел в маячках много проблем. Мэй Мэй чипировал собственных детей, что само по себе было ужасным, но так и не решился нажать на кнопку объединения разумов собственных детей. Пульт был спрятан как казалось Мэю в надежном месте – в плюшевом мишке где-то в глубине заброшенного чердака в особняке Мэйев. Семья Мэй продолжала жить поодиночке. Видимо случайно найдя медведя, в котором был пульт включения. Маленькая Лили запустила маячки под своих началом. Она стала главной в семье и наконец смогла разговаривать. Ребенок стал проявлять свою темную сторону. Она стала подчинять членов своей семьи своей воле. Однако, Джонатан, ощущая ее присутствие, предпринял попытки защититься. Поэтому он и хотел получить защиту от Шестипалого, он ведь не знал, что его тревожность связана с его родственниками.

Атака Лили была такой мощной, что она убила Джонатана Мэя, его голова взорвалась словно упавший с высоты арбуз. Замел следы Руперт, при помощи оборудования Мэй Технолоджис. Главное нужно было скрыть чип с места гибели Джонатана. С этой задачей художник смог справиться.

Руперт, а так же Рэйчел были подчинены разуму Лили. Она получила возможность говорить, писать картины. Однако, Рэйчел и Руперту периодически удавалась выбраться из под контроля Лили. Но если бы Дик Рик не уничтожил пульт, семья Мэй вероятно состояла бы из одной полоумной Лили. Впрочем, Дик Рик считал Лили такой же жертвой, как и всех остальных Мэйев.

Когда все закончилось, смолкли серены, расследование было завершено, Рейчел Мэй остановила уходившего Дик Рика за руку и пристально посмотрев ему в глаза, поклонилась старому детективу, не произнеся при этом ни слова.

Несколько дней спустя, Дик Рик задумчиво брел по улице родного Бэй-Сити. Огни большого города слепили неоновой рекламой, мириады шумов наполняли пространство, прохожие двигались не замечая друг друга. Мысли одна чернее другой роились в голове детектива. Всегда по окончании расследования после катарсиса разрешенной загадки следовало опустошение. Проходящий мимо молодой человек в аляповатом плаще грязно выругался, чем вывел Дик Рика из задумчивости. По дороге пронеслась пара аэрокэбов. Дик Рик обвел взглядом город. Он был таким же как всегда шумным, разноголосым, блестящим неоном, наполненным ароматами тоски и одиночества. Но это был его город. И детектив понимал, что бы не произошло с ним, он останется слугой этого города и его жителей. Пускай всех воришек и убийц не переловишь. Но у Дик Рика было свое место в этом городе, свой смысл, свои радости и своя боль. Бэй-Сити был у него под кожей в крови, растекался по венам, капиллярам и артериям, заставляя его сердце биться сильнее. В этот момент Дик Рик, охваченный мимолетной гармонией, забыл о своем одиночестве и почему-то ненароком усмехнулся. Хотя объективных причин для этого было немного.

-1
12:10
234
13:24
-1
Неплохо, прочитал с интересом
14:38
Автор сделал попытку написать фантастический детектив. Сюжет очень напоминает американские детективные кинофильмы 70х-80х годов. Есть опечатки: (В)квартале, ошибки: «не пригодит(ь)ся» и др.
Загрузка...
Светлана Ледовская №2