Илона Левина

Звёзды - горячие игрушки

Звёзды - горячие игрушки
Работа №237

«Рассказ полностью написан слепым десятипальцевым методом за четыре с половиной года.

Сам автор так и не видел текст, и не знает, о чём он»

Цицерон

За три часа до текущего времени.

Межгалактический контрабандист Эдвард Тич, раскрыв рот, смотрел на тело даранки, раскинувшее конечности по керамической плите портала, будто пытаясь обнять всю вселенную. Промеж её ног опасно вздыбился обагрённый кровью вагинальный гарпун.

- Так и знал! Патрик, я так и знал, что синежопой нельзя доверять! – Эдвард повернулся к приятелю, сидевшему рядом в неудобной позе.

Патрик молча смотрел куда-то вдаль задумчивыми глазами, но было очевидно - он полностью согласен. Эдвард продолжил.

- Я тебе ещё до Кассиопеи говорил, она нас просто использует. Да это даже не даранка, биоробот. Слишком умная оказалась.

Патрик снова промолчал. А что тут скажешь, когда тебя проткнула насквозь, разворотив пол лица и превратив мозг в кровавый йогурт та, которой доверился, раскрыл свои чувства.

Контрабандист присел на корточки рядом с остывающим напарником, оценить повреждения. При этом засаленная сиреневая борода безвольно колыхнулась локонами. Она тоже устала от всего этого дерьма.

Пробитая голова Святого Патрика напоминала большой клубничный пончик, в дыру которого можно было разглядеть панорамное окно, а за ним - приближающийся к платформе боевой фрегат класса «Нематода».

Рана Святого была, конечно же, не смертельна, но даже в идеальных условиях череп заживает месяцами, а у них есть максимум три часа до того, как боевые тараканоиды возьмут платформу на абордаж. Инсектоиды сперва пустят их по кругу, а потом отправят в Закрытый Сектор кормить личинок.

Группового изнасилования Эдвард Тич не боялся - этим астрономическим летом он прошёл курсы личностного роста и был морально и физически подготовлен к такому повороту судьбы. Ему просто было обидно, что от пыток мучиться будет он один, в то время как напарник даже ничего не почувствует, находясь в регенеративной коме.

Эдди достал из клапана стекло-металлическую колбу с надписью ионным маркером на языке насекомых «Жансапай тазалауга арналган!» (Хранение и распространение карается выстрелом пульсотрона в темя – здесь и далее прим. переводчика). Мази оставалось на четвертинку. Белая опалесцирующая масса медленно ползала туда-сюда, ища выход. Хватит ли её на Патрика, контрабандист не знал. Но надеялся.

Время стремительно убегало. Эдвард уверенным движением сорвал крышечку с колбы.

За два месяца до текущего времени.

“Пшш… пшш, мы уже близко… биологическая активность в десяти метрах” – луч фотонного прожектора рассек пыльный воздух в направлении коридора, заваленного обрубками тел.

Клешни, лапы, фасетки, гермошлемы с обломанными усиками-антеннами хаотично летали от стены к стене – кто-то порубил целую роту инсектоидов в окрошку на подступах к верхней палубе.

Святой Патрик покрепче сжал рукоять сигма-дробовика, натруженным взглядом бывшего космодесантника обшаривая пространство разрушенного судна. Палец слега подрагивал на спусковом крючке, готовый нашпиговать монстра квантовой картечью.

Эдвард, раздвигая руками куски тел словно пловец, подошёл к выдавленному шлюзу, заглянул внутрь и остолбенел.

“Пшшш… боже только не это! Патрик, доставай ядерные гранаты!”

“Кто там, один из мутантов-берсерков?”

Эдвард затряс головой, выставляя на огнемёте режим максимального испепеления.

“Хуже. Это женщина!”

“Не смотри на неё! Не смотри!” – Патрик пробирался сквозь мясной водоворот, вытаскивая гранату из подсумка, но было поздно. Эдварда уже зацепило. Он полез на капитанский мостик, приговаривая в шлемофон.

“Да я только потрогать…”

Женщины… Межзвёздные перелёты занимали иногда десятки недель, без твёрдой почвы, без натурального воздуха, без красивых женщин – удел всех звёздных моряков глубокого плавания.

Эдвард с Патриком несколько лет назад скинулись финансами, выкупили у Федерации старый геронтовоз, подшаманили и открыли частную фирму по доставке галактических пенсионеров на Землю для добровольной кремации.

В глубоком космосе продолжительность жизни людей увеличилась до восьмисот лет. К этому времени большинство уставало от жизни и вставало в очередь на муниципальные геронтовозы, которые не справлялись с перенаселением колоний. Очереди на кремацию растягивались на несколько десятилетий, и друзья заняли нишу в ритуальном бизнесе, позволяя старикам умереть вне очереди, немного доплатив сверх прайса. Постоянно в пути, недели дрейфа, суточные гравитационные манёвры и месяцы без женской ласки. Без настоящего мягкого горячего живого тела под рукой.

Раньше на борту имелся штатный секс-робот, весь в заплатках и засосах на нежной эко-коже. Но полгода назад у него слетела прошивка – секс-робот схватил трофейный мачете Патрика и стал бегать за друзьями, требуя какую-то шубу. Пришлось аннигилировать его ударом сковородки в головной модуль. Конечно, можно было бы закадрить для секса какую-нибудь старуху из клиенток, но это было всё равно не то.

Чтобы не летать обратно порожняком им частенько доводилось промышлять контрабандой. В этот раз, после выгрузки пенсионеров, они направлялись на Кассиопею с грузом каштанового мёда, когда получили сигнал бедствия. Сенсор обнаружил живой организм на разрушенном корабле, и благородные пираты сами нашли себе проблем. Ведь, как говорили предтечи: «баба на борту сулит несчастье». Cудя по поведению Эдварда, от длительного сухостоя он полностью потерял самообладание.

Счёт шёл на секунды. Патрик схватил болтающуюся в воздухе тараканью лапу и, зацепив скафандр Эдварда за пояс, потянул к себе. Но силы были неравны. Озабоченный контрабандист рывком втащился на мостик вместе с напарником.

Патрик не успел зажмуриться, и увидел Это.

В центре командной рубки среди ошмётков панцирей вращалось по часовой стрелке тело, облачённое в лёгкий скафандр, покрытый застывшей гемолимфой инсектоидов. Лобовое стекло шлема лопнуло с боку, но было понятно, что внутри девушка. Очень красивая, с выразительными бровями и большими фиолетовыми губами, на которых застыло выражение боли. Малиновые локоны сексуально обрамляли голову завитушками. Обе руки незнакомки сжимали кварковые резаки неизвестной модели.

Эдвард взглянул на биосенсор.

“Пшш… тёплая, видимо, потеряла сознание…”

Патрик перебил его.

“Я знаю, что ты задумал. Ты помнишь, что случилось в прошлый раз? Стерва-биосимбиот с четырьмя сиськами женила тебя на себе, а после отсудила виллу на Ганимеде. Лучше нам вызвать бригаду скорой помощи и убраться подальше. Тем более, что это даранка, им нельзя доверять”

В этот момент чувственный рот девушки раскрылся словно бутон розы, приглашающий пчёл на опыление, и друзья хором закричали

“Берём! Пшшш… Пшшш…”

Распаковав потерпевшую в медотсеке, парни переложили её на кушетку. Оказалось, что из одежды на ней был только скафандр и полупрозрачные графеновые стринги, подчёркивающие плоский живот и осиную талию, над которой нависали упругие полушария третьего размера. Странно, что грудей было всего две, но ещё страннее, что у девушки был пупок. Даранские генные скульпторы обычно убирали пупок как рудимент, или вживляли вместо него третий инфракрасный глаз, либо ядовитое жало.

Синее тело казалось новым и свежим, словно с конвейера, а вот голова с правой стороны была разбита, голубая кровь сочилась и не думала останавливаться. Патрик обеззаразил рану перекисью гелия и наложил заплатку из эко-кожи.

- Странно, - пробормотал он, раздвигая волосы на голове девушки, - на затылке отсутствует обязательный штрихкод и серийный номер. Ни одного вшитого чипа. Мне это совсем не нравится.

Да и сама девушка была слишком ладно скроена даже для расы, опередившей всех в генной инженерии на столетия. Обычно, при выращивании, скульпторы вводили в тела небольшие погрешности, чтобы внешне походить на древних предков Землян – некая дань традиции. Иметь на теле родинки, бородавки, глаза разных размеров, геморрой или лёгкий сколиоз считалось престижным. Но тело, лежащее перед ними, казалось абсолютно идеальным, особенно груди.

Эдвард положил на них ладони, чтобы сравнить объём эмпирически, но тут синий ангел открыл глаза и внимательно на него посмотрел.

Эдди спрятал руки под бороду:

- Кхм, приветствую вас на борту геронтовоза «Отчаянный», мадам! Я капитан Эдвард Тич, а это – он кивнул на напарника, - мой старший помощник и лучший друг Святой Патрик, космодесантник, бывший священник и просто надёжный товарищ. Расскажите, прошу, кто вы и что стряслось с вашим судном?

Девушка села не кушетке, схватилась за раненую голову и эротично сморщила носик.

- Кажется, меня зовут Ада… На корабль напали насекомые, они загнали меня в ловушку, потом взорвался генератор гравитационного поля. А дальше - туман.

- Где остальные члены команды? Мы не нашли останков человеческих тел.

Ада покачала головой.

Патрик добавил.

- Куда вы вообще направлялись?

Девушка смотрела на него большими зелёными глазами, губы дрожали.

- Я не помню…

Вдруг её зрачки закатились, лицо посинело ещё сильней, и она безвольно рухнула на кушетку.

- Ада, где ваша личная аптечка, приём!

Эдвард потряс её за плечи, но в ответ колыхнулись лишь груди.

- У неё сотрясение мозга, лучше лишний раз не дёргать, - задумчиво сказал Патрик, останавливая ладонями этот колебательный контур.

Искусственная раса Дары стремительно развивалась, превращаясь в сверхлюдей, которые могли выживать месяцами, питаясь светом звёзд или ускорять реакцию при вооружённых конфликтах, тусить в ночных клубах Сириуса неделями без сна, быстро отращивать оторванные ноги. Они могли делать многое, но только с помощью фармакологии. Каждый даранец сидел на гормональных препаратах с самого инкубатора и всё время носил в личной аптечке набор капсул на все случаи жизни. Без очередной инъекции их тела быстро старели и разрушались.

- На даранском корабле не было ни одной аптечки, - сказал Эдвард, - я всё обшарил. Ты понимаешь, что это значит?

Патрик не понял, но всё равно кивнул. Эдди продолжил.

- Синие научили свои тела самостоятельно вырабатывать нужные вещества. Посмотри, эта явно экспериментальной модификации, без меток. Ходят слухи, что пробную партию запустили в открытый космос. Это настоящие боевые машины.

- Да ты гонишь.

Контрабандист показал на стринги.

- У них вместо матки блок мышц, которые выстреливают ядовитым гарпуном, как скорпиоиды с Пандоры. Ты был прав, зря мы её на борт взяли. Давай, может это, того её?

Эдвард сделал неопределённый жест в сторону висящей на стене сковородки-аннигилятора.

Патрик покачал головой, вспоминая изумрудные глаза девушки.

- Это лишь слухи, вдруг у неё там наоборот, всё по ГОСТу. Тогда без своей аптечки она не протянет и двух недель, а у нас из лекарств только бинт и перекись гелия. Хотя… стимулятор должен её взбодрить на какое-то время. У тебя же остался кокаинум со дня рождения?

За месяц до текущего времени.

- Вот засранка, уничтожила все мои запасы стимулятора. Три кило сожрала и что в итоге: «Большое спасибо, а есть ещё»?

Эдвард в сердцах, отпустил штурвал. Геронтовоз мотнуло в сторону, и он чуть не зацепил границу гиперпространственного тоннеля.

За месяц полёта память к Аде так и не вернулась. Она нюхала кокаинум, веселилась и флиртовала с обоими мужчинами, но до соития не доходило. Девушка ссылалась то на головную боль, то на критические дни. То её пугала сиреневая борода Эдварда. Сбривать бороду ради какой-то дамы Эдди наотрез отказался. Симбиотические боевые нейронити “Горгона”, вживлённые в лицо за бешеные бабки, не раз спасали ему жизнь в кровавых разборках, то превращаясь в острые иглы, то сплетаясь вокруг головы в защитный шлем.

Контрабандист уже не раз брал в руки сковородку, но его останавливало то, что Ада готовила фантастически вкусные овощные рагу из синтетических баклажанов, прям как его тёща из маленькой колонии био-симбиотов на окраине созвездия Ориона. Баклажаны были его единственной слабостью.

- Прекрати, долетим до Кассиопеи – сдадим Аду в даранское посольство, может нам даже премию какую дадут за спасение, - отозвался Патрик.

- Привет, мальчики!

В рубку вошла Ада. Синие щёки светились кокаиновым румянцем, длинные голубые ноги выглядывали из-под белой мужской сорочки Патрика. Она выглядела почти живой, только вот повязка вокруг головы намокла от крови. Рана никак не хотела затягиваться самостоятельно.

- Привет, - махнул рукой Патрик. - Через двадцать минут войдём в систему Кассиопеи, уверен, там мы найдём средство подлечить тебя и восстановить память.

Девушка подошла к нему и чмокнула в щёку. Уши парня мгновенно покраснели, а в животе затрепетали бабочки недотраха.

Внезапно корабль заколбасило в водовороте переходных измерений. Патрик ухватил девушку двумя руками за попу, чтобы та не упала, и кивнул в сторону главного иллюминатора.

- Ада, разреши представить тебе самую красивую звёздную систему в Галактике!

Одновременно с яркой вспышкой завыла сирена.

- Атака фотонной торпедой! Ложись! – Эдвард резко потянул штурвал на себя и ногами вдавил обе педали форсажа.

Контрабандист обладал отменной реакцией. Метал корпуса застонал от чудовищного напряжения, но геронтовоз успел завалиться вверх. Фотонная торпеда, разбрызгивая гамма-частицы, пронеслась в считанных метрах от днища, погнув пару коротковолновых антенн.

Вторая торпеда летела на перерез «Отчаянному». Всё, что смог сделать Тич, это направить космолёт по касательной, и перевести всю энергию обоих реакторов в генератор защитного поля.

- Карамба!

Страшный удар выбил кресло у него из-под тела. Защитные мешки безопасности не сработали – вместо них давно стояли фирменные заглушки, освящённые самим космическим Папой – подарок от Патрика на день рождения. Эдвард перекатился на пол, где самортизировал о панель управления. От разрушения мозга спасла наноборода, создавшая вокруг головы упругий шерстяной кокон.

Когда в глазах перестали плясать разноцветные круги, Эдвард приподнялся на локтях. Основное освещение вырубило. Командная панель мигала гирляндами аварийных огней, отражая вспышки взрывов – снаружи корабля кипел жестокий бой. Две из трёх экзопланет системы Кассиопеи превратились в космический мусор, разлетавшийся по округе гигантскими болидами, а около последней и самой красивой, под названием Гея, висел харвестер инсектоидов “Небесная Аскарида”. Планетарный потрошитель размером со средний спутник принимал в себя вереницу ботов, гружёных пленными людьми. Вокруг него кружил рой мухоидов, отбивающий атаку повстанцев.

Насекомые всегда нападали вероломно, захватывая в плен экипажи кораблей и даже целых колоний, и уходили в Закрытый Сектор не оставляя следов. И вот пришёл черёд кассиопейского архипелага. Гады удачно подгадали - месяц назад армия суперзвездолётов Федерации ушла отсюда к туманности Медузы подавлять восстание крабоидов.

Вокруг геронтовоза замелькали крылатые тени, под тяжестью сотен когтистых лап заскрипел корпус.

- Мухоиды уже здесь! – крикнул Патрик. Он оклемался от удара и помогал подняться девушке, которая держалась за голову и скулила точно также, как стонала раздираемая инсектоидами обшивка.

Мухоиды, способные перемещаться в космосе на электромагнитных крыльях, обычно нападали на мелкие корабли толпой, растворяя кислотой верхние чешуйки мозаичного базальта и отгибая металл слой за слоем, пока не добирались до людей. Но целый рой запросто мог растащить на куски и грузовой корабль.

- С такими повреждениями нам их не сбросить. Похоже, пришло время для последнего боя, - Эдвард ударом кулака по панели разблокировал оружейную.

Святой Патрик кивнул, но тут его лицо прояснилось, разгладились морщины и расширились глаза.

- Мёд! Эдвард, у нас же полный трюм каштанового мёда, сбрасывай его!

- Все триста тысяч тонн?!

- Да, иначе эти навозники доберутся до нас через пару минут, а так мы отвлечём их и выиграем время.

Грузовой портал «Отчаянного» распахнулся на всю длину трюма, отстреливая цистерны янтарного деликатеса. Ещё через минуту ёмкости поджарил лазерный пучок главного калибра. Атомы мёда полетели во все стороны на сотни километров.

Рой мухоидов заволновался, ведь нарушение приказа королевы-матки атаковать людей каралось отрыванием лапок, но против генетики не попрёшь. Чёрное облако насекомых ринулось на халявные сладости. Лязг металла и топот мохнатых лап по обшивке тоже затих.

- Боже, их квадриллионы, - содрогаясь, произнесла Ада, глядя на огромную чёрную тучу сладкоежек.

- Валим! – отдал сам себе приказ капитан Эдвард.

- Погоди… - Патрик сделал тактическое радио погромче.

Сквозь визгливые крики на тараканьем раздался человеческий голос:

“База – Мирославу! Кто-нибудь! Необходимо подкрепление! Прикройте меня… куда прёшь, говно, получи гранату в яйцеклад! Приём, база… пшш…”

Патрик схватил тангенту.

- Мир, это Патрик. Святой. Ты где старина?

“Здорова, братиш, я внутри Аскариды, заложил взрывчатку, но мне не выбраться, их слишком много… вот тебе, гнида, хлебни напалма! Они теснят меня в разделочную зону, срочно подгоните пару истребителей поддержки!”

- Никого не осталось, мы на подбитом грузовике под осадой мухоидов, вооружение минимальное.

“Херня, прорвёмся… вкуси картечи, нелюдь! Я узнал координаты Закрытого Сектора, это решит исход войны, если они не захватят меня в плен. Подлетайте к харвестеру, я дам знак, куда конкретно причалить, сколько у тебя бойцов?”

- Двое, включая меня.

- Трое, - Ада уже напяливала скафандр, её ноздри побелели от свежей порции кокаинума, зелёные глаза светились двумя крупными изумрудами, - хочу отомстить за амнезию. Где мои резаки?

За чуть меньше месяца до текущего времени.

До «Аскариды» оставалось пол километра, когда голосом Мирослава ожила рация.

“Подаю знак!”

Планетарный потрошитель сотрясся от взрыва, от посадочной палубы отвалился гигантский кусок конструкций и поплыл вдаль в сопровождении обгоревших тел, заправщиков и спасательных шлюпок. На обрыве перекрытий стоял и махал клешнёй штурмовой механоид класса “Вулкан”. Позади него раздались взрывы, и Мир скрылся в дыму.

Выпрыгнув из шлюза, троица сходу приземлилась в самую гущу боя. Эдвард бежал впереди, поливая жукоидов ливнем плазмы из подвесного ракетного двигателя. Патрик точными выстрелами кумулятивного дезинтегратора крошил черепа зазевавшихся скорпиоидов, а Ада прикрывала сверху, прыгая по переборкам и превращая летающих дронов в груды бесполезного хлама.

Через две минуты они нагнали Мирослава в зале прилёта-вылета. Вокруг горами лежали обгорелые останки тел вперемешку с ошмётками брони. У дальней стены судорожно перебирал ножками боевой жук-рогач, его обломанные рога торчали из брюха причудливой экибаной. Ада ударом резака отправила насекомое в царство тьмы.

“Вот мы и встретились, гнида!”

В тумане испарённого металла в центре комнаты схлестнулись в смертельном танце механоид и гигантский таракан в экзоскелете, вооружённый ударным молотом. Из коридора к ним текло полчище клопоидов с турбобластерами наперевес.

Эдвард стоял с фланга и плавил орду тугой раскалённой струёй. Мимо него, бешено крутясь, пролетали лапы, хвосты, усики и порванные крылья. Это накокаиненная Ада перешла все границы жестокости.

Рухнул оплавленный коридор, предоставив бойцам минутную передышку. Туман медленно рассеивался, открывая чудесный вид: боевой робот навис над поверженным инсектоидом, приставив ствол пульсотрона к его левой мандибуле.

Мех открыл забрало шлема и титановым сапогом надавил до хруста на панцирь насекомого.

- Ну что, Кутак, скажи последнее слово перед смертью.

- Кутак! – шепнул Патрик Аде, - это же тот самый генерал инсектоидов и правая верхняя рука королевы-матки!

Таракан заюлил, выпустив из вувузелы порцию феромонов страха. Но смирился. Дрожащей лапой он вытащил из бокового клапана прозрачную колбу с белой субстанцией.

- Каншик арам каткыр арам кат (жизнь в обмен на Мазь), - прохрипел он.

Мир подхватил колбу механической рукой и пнул Кутака под дых. Отлетев к стене, инсектоид перевернулся на брюхо и, скуля, протиснулся под вентиляционную решётку.

- Ха-ха, у меня всё равно патроны закончились, - Мирослав ловко подбросил колбу в руке, - вот это удача! А теперь давайте убираться отсюда.

Но в их планы вкрался тактический просчёт. Сытые и распираемые энергией мухоиды чертили небо яркими кометами так, что их свет затмевал даже Кассиопею. Насекомые метались между обломками планет по ломаной траектории. Некоторые взрывались, когда сдуру врезались друг в друга.

- Момент упущен, теперь нам точно не уйти, - Патрик в сердцах передёрнул ствол дезинтегратора.

- Отставить панику, братиш! Или ты забыл, как выбирались из мясорубки при Альфе Волопаса?

- Нужно, чтобы кто-то пожертвовал жизнью, отвлекая насекомых на себя, пока остальные не уйдут в гиперпрыжок.

- Хватит и половины человека.

Космодесантник вылез из нутра меха и потряс колбой.

- Знаете, зачем инсектоидам такой большой космический корабль? Ведь его обслуживание и перемещение обходится фантастически дорого. Это не просто потрошитель – это фабрика по производству Мази, вещества, синтезируемого из стволовых клеток человека. Мощный регенератор позволит этим чудовищам жить не старея и залечивать любые раны в считанные минуты. Микрограмм Мази равен тысячам загубленных душ, поэтому они осмелились нападать на крупные колонии – им нужно сырьё.

- Больные ублюдки, - прошептала Ада, - и ведь не поделятся ни с кем.

Мирослав открутил крышечку с колбы. Мазь, почуяв свободу, потянула ложноножки к горловине.

- Патрик, разруби меня в районе пупка, а вы, синяя леди, сразу замажьте раны Мазью. Давайте резче, у нас всего пять минут до взрыва.

У Патрика давно уже чесались руки опробовать свой новый керамический мачете с лазерной заточкой, поэтому он не медлил ни секунды. Мирослав едва успел войти в транс, чтобы не сойти с ума от болевого шока.

Резкий взмах - и вот уже Ада, подавив рвотный рефлекс, щедро наносила белую субстанцию на разрубленные половины. Это было не сложно - мазь словно сама притягивалась к ранам, закупоривала крупные артерии, покрывала тонкой плёнкой и подтягивала выпадающую требуху. На глазах изумлённых бойцов нижняя половина перестала дёргаться, из тазовых костей стал вылезать позвоночник с маленькими ключичками и крошечным черепом на верхушке.

- Регенерация началась. Тащите ноги вон в тот клипер, прикрепите нейрошунт и зафиксируйте, чтобы не сползли, - прошипел сквозь зубы Мир, - ну всё ребятки, давайте, свидимся! Космобратство!

- Космобратство! – Патрик пожал руку верхней половине Мирослава и тот быстро пополз к припаркованному на куче обгорелых техников десантному боту.

Все трое кораблей стартанули с «Аскариды» как раз в тот момент, когда в глубине машинной палубы взрыв пластида запустил цепную реакцию разрушения тахионового генератора. Вперёд вырвался клипер. Управляемый ногами Мирослава, половиной его спинного мозга, чисто на отработанных годами рефлексах, он закрутился спиралью, легко уходя из-под траекторий полёта мухоидов, словно насмехаясь над ними. Спалив лазерами дюжину тел клипер повернул налево, увлекая за собой разозлённых противников. Космодесантник оставался воином до последнего кусочка.

Верхняя же половина Мирослава, поморгав на прощание габаритными прожекторами, разгоняла бот по направлению к Сириусу, текущей столице человечества, а геронтовоз медленно развернулся на единственном рабочем двигателе в открытый космос.

Патрик колдовал над Адой. Свежая повязка, которую он наложил перед боем, пропиталась кровью – за месяц полёта голова даже не думала заживать. Действие кокаинума прошло, уступив место тандему слабости и головной боли.

Задумчивый взгляд парня упал на колбу с остатками Мази, которую подарил им на прощание Мирослав. А что, если попробовать?

- Адочка, закрой глаза, сейчас немного пощиплет.

Он зачерпнул пальцем живую эмульсию и провёл по ране.

Синее лицо девушки стало пунцовым, она до крови закусила губы, видно, щипнуло гипоталамус. Но произошло чудо. Края раны вдруг стянулись, потом исчез рубец, а после полоска кожи стала зарастать молодыми волосками.

Даранка открыла глаза, и Святой отшатнулся, словно ему в сердце вонзили ледяную сосулю из мёртвой туманности Бетельгейзе. На него смотрело чужое безжалостное существо. Это длилось всего мгновение. Девушка моргнула и вновь стала сама собой. Она вскочила с кресла.

- Я всё вспомнила! Вспомнила куда летела и зачем! Летим туда!

Эдвард покачал головой.

- У нас энергии на один прыжок, больше старое корыто не выдержит.

- Я должна передать важную информацию как можно скорее. Меня ждут. Там целая ремонтная база. Большой сад с гидропоникой, свежие баклажаны, теннисный корт. Моя раса вас примет как родных!

- Баклажаны - это другой разговор, - облизнулся старый гурман, - давай координаты.

«Отчаянный» нырнул в пятое измерение за секунду до того, как вакуум разрушенных планет заполнил чудовищный взрыв «Аскариды», поджарив яркой вспышкой всё живое на десятки миллионов парсеков.

А ещё через полчаса в стерильной пустоте появился длинный веретенообразный космолёт. На мостике рослый инсектоид-капитан тремя глазами изучал разрушенный мир, а остальными пятью глядел в гравитационный сканер. Он встрепенулся – засёк цель.

- Котакбас танысайык сигилшы (Мы слегка опоздали) – просипел он, и добавил.

- Амшелек котэ жалбыраган яппашамайт! (Кутак успел сообщить, что мясные полуфабрикаты выкрали Мазь, но я вижу остаточный след гиперпрыжка, вперёд, за ними!)

За пять часов до текущего времени.

«Отчаянный» вывалился из подпространства, дымя правым квантовым движком. Генератор поля Дирака сломался во время переключения на третью космическую и геронтовоз еле прополз по червоточине на аккумуляторах.

Патрику сперва показалось, что они вообще выпали из Вселенной – перед иллюминаторами не было ни единой звезды, лишь абсолютная чернота вокруг. Но потом, глянув в боковые окна, он всё понял. Корабль летел рядом со сверхмассивной чёрной дырой Гулливер Ц, и лишь далеко на горизонте событий вращались в бешеном темпе тонущие в небытие галактики.

Вдруг впереди блеснула белая точка. Прямо по курсу в пустоте дрейфовала платформа, накрытая прозрачным куполом.

- Нам туда, - сказала Ада.

Эдвард оторвался от сканеров.

- Я что-то недопонял, а где ваши корабли поддержки? Где база даранцев? Где баклажаны? Тут вообще никого нет.

Девушка просто пожала плечами. Патрик повернулся к ней.

- Ты что, нас обманула? Эдвард, разворачивай судно, мы летим в порт приписки!

- Стойте, - Ада задумалась, словно принимая решение, и добавила, -

- Мне пришлось врать вам, потому что моя миссия слишком секретна. Никто из посторонних не должен был ничего узнать, но отчаянные времена требуют отчаянных мер. Вы же знаете про теорию виртуальности?

- Конечно, есть гипотеза, что наш мир – это программная симуляция, работающая по определённым физическим законам, но она так и не была доказана, ни единого сбоя или нарушения законов мироздания за две тысячи лет наблюдений, - вставил Эдвард.

- Всё верно, потому что и ваши, и наши учёные пытались ответить не на тот вопрос: не как работает эта симуляция, а для чего она создана? После двухсот лет поисков мы обнаружили точку входа из внешнего мира, единственную в нашей Вселенной. Кем бы ни были её создатели, они искусно замаскировали точку, разместив у чёрной дыры, которая своими помехами забивает сенсоры. Но полгода назад из этого места пришёл слабый сигнал о нетипичных колебаниях бозонов. Это значило, что в нашу Вселенную, замкнутую систему, добавилась энергия извне.

- И вы полетели на разведку?

- Только я. Любое крупное вмешательство могло спровоцировать создателей закрыть наш мир навсегда. Я направилась к Гулливеру, чтобы исследовать точку, когда мою шхуну перехватила банда космических разбойников. Остальное вы знаете.

Патрик покачал головой.

- Зайка, я же всё-таки тебе не чужой человек, могла бы сразу рассказать.

- Я не была уверена в существовании точки входа. Это была лишь теория. Но точка, она всё- таки есть. Целая платформа. И мы должны на неё попасть. Я отдала все лучшие годы этому делу… - Девушка смотрела на парней умоляющими глазами бездомного андромедского щенка.

- У нас нет другого выхода, кроме как приземлиться на эту базу, - пробормотал Эдвард, - поле чёрной дыры слишком сильное, на разбитых двигателях мы просто не выйдем из её гравитационной ловушки. К сожалению, мы медленно падаем в дыру.

Подруливая чадящим движком, они прицепились к левитирующей платформе. Та вблизи оказалась намного больше, чем виделось из-за искажений пространства, вызванных аномалией Гулливера. Толстый круг из тёмно-серого материала диаметром в двести метров был накрыт прозрачным раздвижным куполом с торчащим соском входного шлюза. От него шла плоскость, разделяющая сферу на две части, облицованная прозрачной же керамикой. Датчики корабля показали наличие пригодного для дыхания воздуха и вполне земное давление.

Ада подошла к промежуточному шлюзу как была - в подранном скафандре без шлема - и уверенным движением прикоснулась к пластине сканера. Двери с еле слышным скрипом разъехались в стороны, и девушка спокойно шагнула внутрь. Мужчины, переглянувшись и пожав плечами, последовали за ней.

- Ты так смело обращаешься с чуждыми технологиями, как будто не в первый раз, - заметил, прищурившись, Эдвард Тич.

Девушка словно не слышала. Пока выравнивалось давление воздуха, она молча скинула скафандр, стянула трусы и прижала ладонь ко внутренней двери.

Внутри купола было тихо и прохладно. Обнажённая красотка перешагнула порог и быстрым шагом направилась к тёмной плоскости, грациозно виляя бёдрами и остальными частями тела. Эдвард с Патриком кинулись за ней.

- Ада, стой, это может быть опасно! – крикнул Святой.

Синяя малышка уже подошла к матово-графитовой поверхности, когда мужчина догнал её, схватил за руку и развернул к себе.

- Ты что творишь?

- Отпусти меня, - от ледяного тона по загривку Святого побежали мурашки. Аду словно подменили, взгляд стал тяжёлым и едким, как вода из системы охлаждения ядерного реактора.

В голове Патрика молнией сверкнула догадка, настольно яркая, что от осознания её выступили слёзы.

- Ты не Ада, ты пришелица из другого мира! Ты снова обманула нас!

- Отпусти.

Ада расставила ноги на ширину плеч и немного наклонилась, но бывший космодесантник не заметил угрозы. Он обхватил её плечи руками и закричал.

- Мы с тобой целовались! Я дошёл до второй базы! Я думал, у нас любовь, а ведь мы даже ни разу не трахкммггггмм… хгррр.

Между ног девушки выскочил острый костяной гарпун и, вильнув снизу вверх, проделал в черепе Патрика гигантскую дыру. Покалеченный ветеран десятка космических войн осел на пол, а плутовка подошла вплотную к плоскости и стала с хлюпаньем погружаться в портал.

- Ах ты мерзавка!

Эдвард схватил девушку за талию, рванул на себя и бросил на пол. К сожалению, голова успела всосаться в плоскость. Тело забилось в конвульсиях, заметался в поисках очередной жертвы окровавленный гарпун, но быстро затих.

Ошарашенный контрабандист, тяжело дыша, метался взглядом между телом друга и безголовым, но не менее сексуальным трупом его убийцы.

За одну секунду до текущего времени.

Мимические мышцы Патрика ещё только покрылись паутиной капилляров, а он уже пришёл в сознание.

Бывалый космический пират скривился от боли, но потом увидел безголовое тело Ады и глухо зарычал.

- Тварь всё-таки кинула нас!

- Так точно, сэр, но это не самое страшное, взгляни на гостей.

Эдвард протёр глазные яблоки Патрика влажной салфеткой, чтобы не пересыхали, пока нарастают веки, и развернул друга лицом к прозрачной сфере. Корабль инсектоидов был совсем близко. «Нематода» выкинула в стороны гравитационные якоря-щупальца. В головной части корпуса раскрылись створки посадочного шлюза. Еще каких-то полчаса, и десантный бот карателей присосётся к платформе портала. А дальше плен как минимум на пятьсот лет, пока тела людей одряхлеют настолько, что перестанут регенерировать. Пятьсот лет ада наяву. Самый страшный кошмар для тех, кто не способен умереть самостоятельно.

Покоряя ближний космос древние люди быстро обнаружили исключительную живучесть за пределами земной орбиты: заживали самые тяжёлые раны, срастались половинки разрубленных тел. Отогревались даже промороженные насквозь, заваленные в астероидных шахтах горняки. Квази-бессмертие подстегнуло экспансию человечества в глубокий космос, но усатые враги обернули достоинство себе на пользу, используя тела похищенных как кормовую базу с низкими финансовыми затратами.

- Мы в жопе, - подытожил контрабандист их ближайшие планы на будущее.

Он вытащил нанорасчёску и принялся разравнивать волокна бороды, готовясь к последней схватке. Геронтовоз разбит, патроны закончились ещё на «Аскариде». Киберборода и боевой мачете Патрика – этого оружия хватит всего на пару минут жестокой схватки против вооружённых до клыков головогрызов.

Святой подошёл к порталу и переводил взгляд то на графитовую плоскость, то на шею лже-даранки. Срез был ровным и чистым, как ствол доисторической земной берёзы. Успела ли Ада вернуться в свой мир? Скорее всего да, ведь головной мозг полностью вошёл в декодер. А что если…

Пират перевернул тело обманщицы на живот.

- Жопа! Эдди, ты гений!

- Спасибо, я знаю, ты постоянно мне это говоришь.

- Мазь ещё осталась?

- На донышке. Ты что придумал?

Патрик улыбнулся и вытащил из поясного холдера мачете. Его мозг, восстановленный чудесным регенератором, работал с удвоенной скоростью.

Свободной рукой он мял тёмно-синие полупопия трупа, выбирая какое помягче.

- Ада просочилась сквозь портал, потому что декодер принял её супер-ДНКа. Если мы срастим её плоть с моей головой, пока она не обросла кожей, я смогу пройди на ту сторону и попробовать уговорить создателей нашего мира спасти нас.

Борода Тича стала заплетаться в боевые косички. Он задумчиво крутил расческу в руках.

- Это безумие.

- Знаю, шансы малы, но не равны нулю. Стоит попробовать!

Работа закипела. Пришлось использовать кожу обоих ягодиц девушки, чтобы полностью покрыть всю голову, но зато не надо было тратить время, прорезая дыры под нос и рот. Благодаря средству инсектоидов кожа прихватилась мгновенно, будто намазанная суперклеем.

Патрик помотал головой и выдохнул воздух, громко шлёпнув губами.

- Брр-р-р, кто-то в соседней галактике жарит селёдку, или мне так кажется. Вкус изменился.

- Это ненадолго, - Эвард смотрел на друга с каким-то совсем не дружеским интересом. Ведь гуманоидной самки у него не было уже два световых года.

«И очень жаль…» Тихо добавил он про себя, а вслух сказал:

- Погнали!

Святой Патрик подошёл к порталу и прижался новым лицом к шершавой поверхности. Пару секунд ничего не происходило, и вдруг голова пирата стала тонуть в графитовой плоскости. Патрик успел на прощание показать средний палец дружбы до того, как его безголовое тело шлёпнулось на пол.

Сзади раздался дикий скрежет, от которого борода Эдварда ощетинилась острыми иглами смерти. Через отогнутый турбоядерными домкратами шлюзовой люк в помещение вползло пять крупных тараканоидов и один средний паукоид, в семи лапах которого хищно светились импульсные шокеры, а восьмая лапа сжимала бидон нитровазелинума.

- Кол жетпейтин жерлерге арналган, кэлтэк? (Где Мазь, ты, куча вонючей требухи?)

Взвизгнул самый крупный инсектоид в офицерском хитине.

Контрабандист рассмеялся, швырнул пустую колбу в морду командира и нарочито спокойно ответил.

- Закончилась. Чего так мало сделали?

- Тек тагайындалуы бойынша! Колдану керек! (Мы собирали эту мазь по капле восемьдесят лет, там лечебная доза микрограммы! Никакого вазелинума, только хардкор! Ребята, вали его!)

Цефейской пантерой Эдвард отпрыгнул в сторону, уходя от града шоковых импульсов. Подлетел к крайнему инсектоиду. Сиреневые локоны бороды ухватились за мандибулы таракана, разорвав череп на пять неравных частей. Удар мачете снизу вверх – и брюшной панцирь лопнул, орошая пол струями гемолимфы. По убитому застучал град плазмы. Инсектоиды своих не жалели, лишь бы схватить врага. Контрабандист отступал в угол сферы, прикрываясь поверженным головорезом, понимая, что оказался в ловушке.

В его сторону уже летела шок-сеть, когда выстрелы пульсотронов резко прекратились.

Мёртвое тело инсектоида словно потеряло в весе, и вдруг стало рассыпаться песком сквозь пальцы. Затих и визг командира. В гробовой тишине помещения было слышно, как по полу шуршат песчинки. За окном навигационные огни «Нематоды» ярко моргнули и погасли.

Эдвард огляделся по сторонам. В мгновение ока что-то превратило банду профессионалов в кучки праха вместе с оружием. Похоже, битва окончилась на разогреве. Свободной рукой контрабандист выжал пропитанную потом бороду. Вытер мачете о штанину. В этот момент раздался всплеск со стороны портала.

Из матовой поверхности синтезировалось свежее тело Ады, но уже с двумя головами. Вторую, голову Патрика, девушка бросила на пол со словами:

- Пора с вашим миром кончать, совсем берега попутали.

Затем схватила свой труп за руки и втащила в портал.

Когда в поверхности растворились адовы ступни, сгустилась настоящая космическая тишина.

Через месяц после текущего времени.

Эдвард зафиксировал педаль газа куском шлюза и попытался откинуться в капитанском ложементе. Рассчитанный под рослых тараканоидов, он был узким и глубоким, да ещё в поясницу упирался патрубок тактического яйцеприёмника. Чтобы облегчить страдания, контрабандист отхлебнул горячего турбомельдония из большой голографической кружки, на которой жужелица в откровенных позах предлагала себя для спаривания. У инсектоидов были свои извращённые вкусы.

После инцидента возле чёрной дыры Эдвард Тич первым делом обследовал «Нематоду». Каюты оказались полны песка – как он и предполагал, нечто уничтожило всех врагов. Трюмы же были забиты оружием и предметами антиквариата из разграбленных миров.

Затем он перевёз туловище Патрика на космолёт и прилепил к нему голову нанопластырем для ускорения регенерации. А после, с геронтовозом на буксире, нырнул в подпространство, взяв курс на Тау Кита, где планировал сбыть «Нематоду» расе полуразумных огурцов и на вырученные деньги подлатать «Отчаянного».

Засвистела пневматика шлюза и на мостик, опираясь по стеночке, вошёл Патрик.

- Привет, братиш, куда летим?

Эдвард подскочил к другу и обнял его руками и бородой.

- Кореш! Быстро ты восстановился, как голова?

Святой отодрал лоскут пластыря от шеи.

- Сидит как родная! Так что, какие планы?

- Едем маять бабки и апгрейдиться! – Эдвард уже замешивал порцию быстрорастворимого мельдония для друга, - да это всё мелочи, расскажи лучше, ты действительно проник во внешний мир?

- Ага.

- А в Аду проник?

Патрик отхлебнул кипятка и загадочно улыбнулся.

- Даже высокоразвитые самки любят настойчивых. На самом деле у этих существ нет определённого фиксированного пола, даже такого понятия нет. Там всё другое. Они называют это слиянием. Но у Ады через неделю будет аналог нашей земной свадьбы, так что было слияние или нет, сказать не могу, я же джентльмен. Кстати, наша вселенная - подарок ей от будущего как бы мужа на как бы помолвку.

Эдвард хмыкнул.

- Значит, даранские учёные оказались правы. Мы – всего лишь игрушки в руках высшей цивилизации. На прощание Ада сказала, что собирается кончать с нами…

- Это она сгоряча. Я многого не смог постичь, пока был за гранью, успел только с ней повидаться и, кхм… по-мужски попросить уничтожить инсектоидов. Но я понял главное: они полностью управляют своим миром, разгадали все его тайны, получили абсолютное бессмертие. Всё что у них осталось – лишь скука. Поэтому они создают новые примитивные миры и спускаются в них, чтобы вновь чувствовать себя живыми, как триллионы лет назад. А наша Вселенная - последней модели, дорогущая, так что ничего она не уничтожит. Тем более скоро крупное обновление должно выйти, там каких-то рептилоидов разморозят.

- Класс! – контрабандист потёр руки и добавил, - а мне всё равно, что я искусственный. Главное, что мои чувства настоящие. Кстати о чувствах, пока рылся в трюме, нашёл криокапсулы с яйцами жужелиц. Можем инкубировать их и пригласить в сауну. Ты как?

- Я в деле, брат, разморозь мне двух близняшек!

+10
12:12
1283
15:29
+5
«При этом засаленная сиреневая борода безвольно колыхнулась локонами. Она тоже устала от всего этого дерьма». Кто устал, борода? Впечатляет. А что дальше? А дальше много всего разного. Например: ядерные гранаты, обыденность групповых изнасилований, протыкание детородным органом насквозь и даже яйца жужелиц, которых после инкубационного периода можно пригласить в сауну для сексуальных развлечений. Угарный трэш под видом космического боевика.
Я и угорел. Почти сразу. Читать полностью не стал. Боюсь за свою психику. Не знаю, как отнесется судьба к этому рассказу, но знаю по опыту, что Великий Начальник Жюри повернется к нему задней нижней частью туловища. Если рассказ, конечно, прорвется через промежуточников, где большинство составляют любители фей и драконов. Успеха автору не желаю, поскольку сам в него не верю.
17:28
+5
roflВ каждом конкурсе находится такая работа, на которую наткнешься, и день твой заигрет новыми красками.

Уморительно.
Немного шовинистично, но кому какое дело.

Долой унылые слезодавилки!
Даешь трэш и угар, тащщемта!
В космических масштабах.

Спасибо за поднятое настроение!
И удачи на этом тернистом пути из сентиментальных препятствий!
19:00
+8
Блевательно.
Комментарий удален
12:05
Спасибо за ёмкий, но правдивый отзыв)
19:42
+5
Я поржал)
23:23
+5
Отличная работа! Огромный респектище автору! Напоминает серию Чижовского «Инженер с земли». Написано динамично, сочно, просто супер.
09:46 (отредактировано)
+3
Рассказ сделал мой день. Юмор в моем мужланском стиле ) Смеялся от души.

В рассказе есть сюжет, главные герои, и даже инопланетный язык автор попытался изобрести. За все это безусловный плюс.

За юмор плюс другой. Само действие напомнило гремучую смесь сериала «Лекс» и Лукьяненовского «Генома», а название и вовсе говорит о как минимум уважении автора к маститому писателю.
За ошибки и ляпы писать не буду, их много, но данный шедевр явно не про грамотность.

Но полгода назад у него слетела прошивка – секс-робот схватил трофейный мачете Патрика и стал бегать за друзьями, требуя какую-то шубу.


laughпрямо как моя жена…

Стерва-биосимбиот с четырьмя сиськами женила тебя на себе, а после отсудила виллу на Ганимеде.


Жесть, как моя бывшая жена…

Итог: отличный космический стеб с качественным юмором ниже плинтуса.

Добавил в избранное. Автору респект!
12:06
+1
Здравствуйте, вы совершенно правы. Название — это знак уважения к одному из моих любимых писателей.
22:43
+4
Это, конечно же, стёб, но очень качественный, яркий, нагроможденный насыщенный. Чувствуется рука мастера. Видимо автору надоело писать, как положено, и он оторвался на все сто. Кутить, так кутить! Идея, хоть и не нова, но хороша. Юмор своеобразный, но тоже хорош. Я бы 10 поставила.
23:03
+2
Я тоже. Сдаётся мне, я догадываюсь кто автор. Тут есть, на мой взгляд, два варианта. Впрочем, могу и ошибаться...)
23:09
+3
Автора не угадаю, но работа крепкая!
23:13 (отредактировано)
+5
Гонево, конечно, лихое, но на один раз и художественной ценности не представляет. Опять же, большинство шуток про «этих баб» и что у них между ногами: фу. Всё-таки пройдусь по личности автора: то, что у кого-то сиреневая борода колышется локонами, ещё не делает подростковый юмор взрослым.
00:56 (отредактировано)
+1
Дай, думаю, что-нибудь перед сном почитаю…
Расхотелось спать. :)
Смешно. Местами ржал. :))
Нормальная, крепкая фантастика. Все шаблоны используются умышленно. А дружба показана настоящая. Респект.
02:29
+3
Это конечно стёб. При чём такой на грани. Но, ять, почему они до сих пор юзают сковородки?! rofl
04:26 (отредактировано)
+2
Это мужская проза.
С элементами, не без этого.
А сковородка и Святой Патрик и Эдди… и ещё там… я так полагаю, неспроста.:))
Я даже кое-кого узнал. :)
Но всё достаточно интеллигентно, на мой взгляд.
Да и обоснование там в конце — вселенная и персы придуманы, как компьютерная игра.
Ну, зачётно. :)
07:57 (отредактировано)
+4
Если я буду судить эту группу, боюсь, дам рассказу десятку.
Похоже, что это то самое разаносированное нечто, но непохоже, потому что много тупых ошибок. Если только специально.
Кстати, поржал, что тараканы шпарят на каком-то казахском. Не поленился проверить. Поржал ещё больше.
Автор учил тараканий по упаковке от туалетного утёнка?
Одиннадцать!
Катястрофа
14:50
+2
На киргизском, я бы поставила на зубную пасту!
12:08
+3
Вы проиграли. Инопланетная казахская речь списана с освежителя воздуха «Водопад».
12:10
+1
bravoБраво! Еще один плюс за оригинальность!
Od
12:14
+1
С освежителя списана?
Все лучшее в мире написано в туалете (Од)
12:21
+1
Спасибо)
Жаль, никто не обратил внимания на пасхалку, связанную с казахским языком.

Имя одного из инсектоидов Кутак, что на языке любителей кумыса означает мужской детородный орган. И когда космодесантник Мирослав пинает Кутака — это отсылка к известному выражению по аналогии «страдать фигнёй».
12:40
Комментарий удален
14:00
+2
Прочёл. Видимо кто то, когда-то снимет по этому рассказу фильм. И назовёт его «КОСМИЧЕСКИЕ ШЛЮХИ 2 » О художественной ценности рассказа уже написали до меня (((.
20:29
+4
Здравствуйте снова. Нашел в себе силы дочитать. Психика уцелела. Я доволен.
Автор — талантливый человек. Этот рассказ — саркастическая пародия на всю боевую космическую фантастику. Автор взахлеб стебётся над любителями космических боевиков. Причем делает это классно. И молодец! Нужно периодически встряхивать любое болото. Рассказ хороший. Но по поводу его перспектив — мое мнение прежнее: через жюри не пройдет. Успеха автору! И вообще: юмор — сила!
Комментарий удален
19:32
+2
Конечно, это хорошая работа. Но не следует забывать, что, в первую очередь, это стеб, а потом уж все остальное. Здесь куча смысловых отсылок. Классный рассказ. Я б его определил в категорию юмористической фантастики. Но, к сожалению, жюри сказочников и фарисеев не способно это оценить. А если способно? Ну, тогда можно ожидать лучшего от будущего.
Комментарий удален
20:06 (отредактировано)
+2
О нет. Промежуточное жюри состоит из троек (ничего не напоминает?) Может, в этом году будет по-другому, но я сильно сомневаюсь. А вы видели состав промежуточного жюри? Там сплошная магия! Ну, на две трети. Вот вам и ответ. Хотя — мало ли какая тройка соберется под группу, в которую попадет этот рассказ.
Из прошлого опыта могу сказать следующее: до промежуточного жюри нужно еще суметь добраться. И ключ в этом — коллективный интеллект оценивающей группы.
Если у человека нет чувства юмора — влияет ли это на интеллект? И второй вопрос: а каково чувство юмора, если оно есть? Каков в нем процент ханжества? Вот и весь Вася-кот.
20:13
+2
Если вы так уж любите юмор, советую вам два рассказа: «Этот безумный тонкий мир» 33-я группа и «Марс наш» 32-я. Возможно, будет, с чем сравнить. А еще — «Синдром Достоевского». Не помню, в какой группе, но от 20-й до 26-й. Ищите сами, если хотите посмеяться.
19:27
+3
Автор – гений!
Давно не встречал такого годного юмора в фантастическом рассказе.
08:40
+3
Этот рассказ — один из победителей НФ21, уж смиритесь с фактом!

Хотел бы сказать, что это мой рассказ, но не скажу, ибо я честен с аудиторией.

Это рассказ моего хорошего друга, почти родственника, собрата по духу.

(Я многое знаю, но вам не скажу laugh)

А пока соблюдена интрига — исчезаю )
Катястрофа
15:43
+3
Грамматика, орфография и пунктуация. Много лишних запятых («Эдвард в сердцах, отпустил штурвал»), много и недостающих. Есть и другие ошибки («на перерез» надо писать слитно), но в целом более-менее. Но из-за общей пристойной грамотности редкие «экибаны» убивают наповал (примечательно, что конкретно эта ошибка не была бы ужасна, если ваш родной язык — японский). Короче, нужен корректор.

Впечатление двоякое. Рассказ — угар и стёб, но при этом сам юмор не менее туалетный, чем приснопамятный утёнок — первоисточник языка инсектоидов. Это шутки уровня «Звёздная муть» (Star Wreck). Унизительны они не только для создателей стереотипных, корявых, убогих фантастических миров, но и вообще для всех: и для женщин, и для видящих их исключительно объектом для совокупления мужчин, и для киргизских тараканов, и для читателя, которому и смешно, и стыдно, и противно. Да, в фантастических сагах пластиковые куклы вместо женщин — частое явление. Но здесь эта позиция представлена настолько бравурно, что я искренне сомневаюсь, что автор с ней не согласен.

Автор обладает талантом комика, способен создать яркие образы, блистает начитанностью и насмотренностью и издевается над трешовыми космическими фантдопами как может. Язык его и сюжет остры, как вагинальный гарпун. Но что скрывается за жестоким стёбом и бесконечной пародией? По сути, ничего. И если треша на поржать для многих достаточно, мне за всей этой неистовой свистопляской не хватило дополнительного уровня смысла и подтекста. Вы, наверное, не читали Сервантеса? Подумайте, почему «Дон Кихот» был так популярен и у простых горожан, и у интеллектуалов, но остаётся прекрасным и сегодня? Потому что там есть ништяки для всех. Даже на уровне юмора это видно: одни шутки простые и ниже пояса, в других есть более тонкая, хотя и жестокая ирония, третьи — с грустным интеллектуальным флёром. Есть и умный подтекст. Всем сестрам по серьгам. Если вам это удастся, тексты сильно выиграют от этого.
18:05
+3
почему «Дон Кихот» был так популярен и у простых горожан, и у интеллектуалов, но остаётся прекрасным и сегодня?

Три моих захода на «Дон Кихота» оказались провальными. Не дочитал. И я не знаю тех, кому он нравится.
Комментарий удален
Катястрофа
18:16
+3
Если с вашей точки зрения главная (а то и единственная) цель литературного произведения — быть прикольным, то мне остаётся только поздравить: этот рассказ написан специально под ваш запрос.
18:55
+4
На счет единственной цели слишком надменно сказано. А так — да. Рассказ попал мне под настроение. Надоело слишком серьезное и скучное.
18:01
+4
Это самое прикольное, что я читал на конкурсе)))))))
18:14 (отредактировано)
+2
Так. Скажу за мужиков…
Длительное пребывание в космосе без женщин действительно может и должно привести двух нормальных мужиков примерно в такое умонастроение.
Кому-то может стать обидно до негодования, но тут уж так вот… получилось. А друзья наши — не гомики. И это похвально.
ИМХО.
Прошу учесть и тот момент, что, не смотря на критическое состояние обоих космонавтов, дальше мыслей дело не пошло. Они смогли удерживать себя в течении месяца и не тронули (не подвергли насилию) спасённую ими Аду.

А против ориентации рассказа минусит некий luka. Что бы это значило?
Катястрофа
18:26
+1
А что мешает женщинам работать в космосе? Топор выхватят или плакать начнут за штурвалом из-за внезапных перепадов настроения? Мир изменился после комиксов пятидесятых. И в этом моменте то ли автор смеётся над распространённым косяком коллег (как и над другими косяками убогих и корявых фантастических миров, хорошо обыгранных здесь), то ли сам его допускает — лично мне не очевидно.
18:47 (отредактировано)
+4
Гонять транспорт с контрабандным мёдом туда-сюда, барыжить порошками и мазями?
Да пожалуйста, миледи… сколько угодно. Никто ж не запрещает.
:))
Я просто думал, что девочки такой фигнёй не занимаются обычно.
10:56
+2
Автору удачи на конкурсе!
13:54
+2
Не буду повторять за предыдущими читателями, называя ошибки орфографические и семантические. Дочитывала по необходимости. Некоторые части произведения, так сказать«сочные», по секрету говорят читателям, что автор захотел дешевой славы.
15:13
+1
Не знаю, что и сказать… Трудноваримо)))
Загрузка...
54 по шкале магометра