Нидейла Нэльте

День падения воздушных шаров

Автор:
Елисавета Челышева и Роман Солдин
День падения воздушных шаров
Работа №249
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен

Утро началось обыкновенно. Проспал. Кофемашина выдавала ошибку. Не самый лучший день. Собрать все визуализаторы в кейс. Найти чистый костюм. Спешка. Лихорадочные сборы. Бегло бросаю взгляд на часы: 8:37. Опаздываю.

В переходном шлюзе привычно активирую ВИН — «внешний интегрированный носитель». Хлопок сжатого воздуха. Мембранные фильтры силового поля активированы. Я парю в воздухе.

Привычный маршрут уже вшит в навигатор ВИНа. Пока сфера силового поля со мной внутри набирает скорость, можно глянуть новости. Очередная локальная война где-то южнее. Смена политического курса никому не нужной и неизвестной страны. Смерть поп-дивы. Все это: от легализации наркотиков до новейшего аутоиммунного заболевания — просто фоновый шум, лишенный всякого смысла. Абсолютно все.

Стадные чувства ведут нас всех привычным путем. Инерция мышления затмевает многие факты, заставляет игнорировать все, что не вписывается в привычную картину мира. Как пошло. И как скучно. Минутка философских размышлений, пока летишь внутри изолированной сферы силового поля в толпе таких же загнанных зайцев, как и ты, где каждый отделен от каждого.

Личное пространство и личные границы нерушимы. Мой дом — моя крепость. И теперь эта крепость стала переносной. Я в социуме и я вне его. Индивидуализм технически развитого общества. Абсолют личного комфорта и максимум достижений в сфере безопасности.

Больше никаких вызовов, никаких опасностей — ничего, что помешало бы тебе дожить до тихой и спокойной старости. Приборы внутри регистрируют состояние твоего организма. Снимают все основные параметры, сверяя их с установленной нормой. Малейшее отклонение — и автопилот доставит тебя до ближайшего пункта оказания первой помощи. Забота о человеке — в высшей степени приоритетная задача.

Только о человеке ли? Или же просто о налогоплательщике, рабочей единице, части механизма, от которой невозможно избавиться и с которой приходится мириться? Все это звучит в высшей степени неэтично, потому маскируется под гнилые гуманистические идеи. Нежизнеспособные, но столь притягательные.

С каждым прожитым днем зыбкость мироустройства проглядывает тут и там, реальность беспощадно врывается в иллюзию, надвинутую на глаза, чтобы скрыть правду. Биометрические системы контроля. Удобство. Универсальность и простота. Или очередное идеальное оправдание для тотальной слежки?

Воздушный пункт контроля. Сегодня нужно оплатить недельное пользование общегородской скоростной магистралью, по которой передвигаются все ВИНы. Отправляю подтверждения запроса на оплату. А если не оплатить? Упаду ли я тут же с высоты сотен метров, раскрывшись алым цветком на черном полимерном покрытии? Я стараюсь не думать об этом.

ВИН ускоряется. Это заметно лишь по мельканию видов снаружи. Компенсаторы нагрузок работают идеально.Быстрый разгон и долгих восемнадцать минут полета. К девяти уже не успею. Эти минуты опять вычтут у меня из виртуальных выплат. Неудачный день. Кажется, как и весь этот месяц. Кофемашину явно придется менять. ВИН требует техобслуживания: что-то там у него барахлит в настройках беспроводного получения энергии от внешних сетей магистрали. Или немного подождать? Тот браслетик с прошивкой, в котором содержатся хитрые механизмы, управляющие всем, от моего внешнего изолирующего силового поля до виртуальных кошельков, морально устаревает с каждым днем. Да и сами внешние поддерживающие системы обещают скоро перевести на новый стандарт «3.9».

Только вот накопить на покупку чего-то из нового поколения универсальных интерфейсов вряд ли выйдет. Транскредит? Кабала на пятнадцать лет. А за эти же пятнадцать лет купленный интерфейс устареет трижды, как минимум. Правда, говорят, уже можно приобрести саморазвивающийся и программно-эволюционирующий биоинтерфейс… Но вот на него я даже с кредитом не наскребу.

Невеселые бытовые рассуждения прерывает резкое торможение. Если бы было во что врезаться, я бы обязательно врезался. Но я сам по себе — абсолютный центр внешней оболочки. Что случилось?! Я же и так опаздываю. Почему экстренная остановка? Аварий тут быть не может — любую неисправность в ВИНе заметит автоматический пункт контроля, установленный перед съездом на скоростную магистраль. Перебои с сетью? Тоже не должно быть — у нее тройной уровень безопасности и мгновенное переключение на резервные каналы энергии в случае аварий.

Эх, придется опять лезть в новостные сети. Ну, что там? Почему никаких предупреждений?! Долбанные СМИ! Как мусолить какие-то там войны или звезд — так они первые. А как аварийная ситуация – молчат. И как понять, что происходит? Вокруг так же застыли ряды ВИНов с пассажирами.

Хм, а куда это уставился этот парень передо мной? Что это — он увеличивает картинки с внешних обзорных устройств? Зачем, интересно? Гляну-ка тоже, все равно делать нечего. Так, большая пробка, кажется, скопилась. С этого ракурса ничего интересного, тут тоже… Так, а это еще что?!

Впереди, там, где магистраль спускается к самой земле, где кончается вереница застывших ВИНов, или, скорее, как раз там, где она начинается, на некотором расстоянии виднеется странная фигура. Что же в ней кажется мне странным? Не может быть! Силуэт касается ногами земли! Это человек без ВИНа? Серьезно? Он просто идет по улице так же, как я по своей квартире. Это… жутко. Снаружи ведь полно микробов, вирусов. Это внутри зданий весь воздух фильтруется. И… ходить самому? Посреди скоростной магистрали, где нет жилых домов, только транспортная инфраструктура? Псих какой-то. Странно, что его не остановили нигде ранее.

Вот странный человек покинул зону обзора. Только я хотел переключиться на следующее следящее устройство, как перед глазами загорелось предупреждение о возобновлении движения. О, ну хоть тут предупредили! Еще бы объяснили, что за чушь тут происходит!

Вновь ускорение. Настроение только хуже. Что в этот дурацкий день случится еще?! Уж не апокалипсис ли?!

***

Рутинный день. К счастью, на работе уже знали насчет аварии на трассе, поэтому мне удалось списать свое опоздание именно на нее. Теперь есть шанс не остаться без надбавки. Воздушный конвейер работал без перебоев. Ну, хоть тут порядок. Удивительно.

Обед. Опять блинчики с вишней подгоревшие. Не могут нормальное что-то приготовить. Вот суп с синтетическими морепродуктами был неплох. Сидя за столами, все листают внутреннюю сеть и обсуждают на рабочем форуме странное утреннее происшествие. И человека, загадочное появление которого, вероятно, вызвало задержку движения ВИНов.

Было высказано множество разных предположений, начиная с того, что это тестирование какой-то новой технологии, прототипа, который не сработал должным образом, заканчивая полубредовой мыслью о том, что этот человек пришел извне. Богата человеческая фантазия. Это, конечно же, невозможно, так как абсолютно каждый, кто попадает в город, автоматически становится на учет и получает ВИН с уникальным серийным номером. Базовая модель, не способная ни на что, кроме выполнения простейших функций. И даром такого не нужно. Ее стоимость, несомненно, вычтут у тебя из будущих выплат. Ходят слухи, что из-за различных войн в последнее время наш город подобным образом пополнился немалым количеством эмигрантов.

Во всей сегодняшней истории с человеком без ВИНа странным было так же и то, что неизвестным не занялись тут же органы порядка. По крайней мере, никаких официальных заявлений. Да и неофициальных слухов тоже. Люди перекидывали по сети записи, как человек перемещается по городу. Кажется, он добрался даже до офисных помещений неподалеку. Соседний район от нашего места работы. Я даже запомнил его лицо, зафиксированное крупным планом. Странный, пугающий взгляд темных глаз, необычная одежда. Слишком много вопросов. Кто он? Актер? Фрик? Псих? Это какой-то загадочный флешмоб? Идиотский протест? Тем не менее за нарушение порядка движения его должны были привлечь к ответственности. А он продолжает вытворять свои дикости.

Перерыв закончился, и все начали делать вид, что ничего, кроме работы, их не волнует, тактика вполне оправданная, так безопаснее. Те, кто задает слишком много вопросов, стремительно сокращают собственную жизнь — эта непреложная истина давно укоренилась в сознании каждого законопослушного гражданина. Позже все, несомненно, продолжат мусолить эту тему в личных сетевых комнатах, а пока стоит соблюдать приличия. Не лично же общаться. Прощай, право на анонимность, неприкосновенность личных интересов и прочее. Работа, просто работа. То, что мы какое-то время вынуждены находиться в одном помещении, принимая пищу, разделенные лишь невидимыми защитными полями — это лишь дань старым традициям. Абсурдная и ненужная, но все еще существующая на некоторых предприятиях.

Я выкинул лишние мысли из головы, занявшись чисто механической работой. Так было проще. И вот все текущие дела были улажены. Я еще раз открыл папку с документами и перепроверил, все ли на месте. Вроде, ничего не забыл, но чувство тревоги не отпускало. Обычно я испытывал удовлетворение от объема выполненной работы, но не сегодня. Мне никогда не нравилось то, чем я занимался, но положительный результат сглаживал это ощущение, да и платили обычно неплохо. Но, несмотря на это, я вдруг ощутил жуткий дискомфорт, причину которого не мог объяснить себе самому.

Наконец, унылый рабочий день подошел к концу. Я уже собрался уходить, когда мистер Эрик — мой начальник — попросил срочно проверить электронные ведомости за сегодня. Этого еще не хватало! Пять минут моего драгоценного времени, которое я мог бы с пользой потратить на участие в иллюзионе.

Пять минут. Проверить электронные подписи, запустить автоматическую верификацию. Вроде, все верно. Завершил сеанс, отключил аппаратуру и направился к выходу. То, что я увидел, выйдя из конторы, мгновенно стерло мое недовольство без следа. Ему на смену пришли ужас и непонимание.

Люди не летели. Они падали с небес на землю и разбивались насмерть! Пожалуй, я не видел ничего более жуткого в своей жизни. Ни в одном кошмаре я не смог бы вообразить нечто подобное. Боже, если ты есть, то как же я благодарен тебе за то, что задержался и не успел взлететь на ВИНе.

Где-то вдалеке послышался грохот, похожий на раскаты грома, которые я когда-то слышал на записи. Край неба окрасился цветами адского пламени. Поблизости слышался звон стекла и отвратительный хруст костей. От ужаса я не мог шевельнуться. Мысли в голове сменяли одна другую как на конвейере.Что делать? Вокруг такой хаос. Никакая автоматика не работает. Вызвать электронные службы спасения невозможно. Катастрофа. Почему? Что произошло? Как могло одновременно выйти из строя столько приборов?!

За моей спиной раздался хлопок. Слишком громкий для идеальной звукоизоляции нашего здания. Что это может быть? Обернувшись, я увидел, как из вентиляционного отверстия валит угрожающего вида черный дым. Кажется, это накрылись баки охлаждения. Стоит держаться отсюда подальше.

Бездна! Не могу активировать ВИН. Нет никакой связи, электронный браслет не работает вообще. На улицах зловещая тишина прерывается периодически внезапным грохотом. Медленно и неотвратимо едкий дым расползается кругом, затрудняя видимость и дыхание. Мне срочно нужен фильтр! А лучше в больницу. Неужели мне придется идти?

Ужасно. Но в здании точно не укрыться. Шаг. Я впервые иду по улице без защитной оболочки силового поля. Чувствую себя обнаженным. Уязвимым. Но сейчас мне приходится выбирать меньшее из зол.Ноги плохо слушаются: то ли от страха, то ли с непривычки. Еще несколько шагов, пытаюсь двигаться быстрее. От едкого дыма слезятся глаза и першит в горле. Мне нужно идти. Быстрее!

Внезапно меня охватывают странные противоречивые чувства. Стыд за то, что я остался жив, и страх, что во всем этом обвинят меня как выжившего. Я не виноват! Я ни в чем не виноват! Слова бьются в моей голове так, будто ими можно что-то исправить, словно они – мое самое надежное алиби.

Пытаюсь отмахнуться от ненужных мыслей. Сейчас ни работа, ни развлекательные сети не должны меня отвлекать. Потому что нужно сосредоточиться на движении. Более осмысленно. Куда я иду? В безопасное место. Где оно может быть? Самый простой ответ — дома. Но неверный. Без ВИНа домой я не доберусь. Значит, что-то поближе.

Офисы. Там меньше промышленной техники, следовательно, ниже шансы на катастрофу при выходе из строя всех систем. Рассуждая таким образом, я незаметно дошел до конца улицы.

Здесь несколько человек до сих пор стоят с открытыми ртами. Стараюсь лишний раз не смотреть по сторонам. Улицы завалены окровавленными останками тех неудачников, которым не повезло оказаться в воздухе в момент этого необъяснимого отказа электроники.

Не все из упавших мертвы. Тем, кто упал с небольшой высоты или приземлился на крыши зданий, повезло меньше. Их крики и стоны периодически терзают мой слух. Неосознанно ускоряю шаг. Что, если бы и я оказался на их месте? Или сейчас, при агонии механизированных систем, меня накроет очередным взрывом? Хорошо, если сумеют опознать то, что от меня останется. Пришлют извещение дальним родственникам. А если нет? Хотя какая разница?

Зона производственных предприятий заканчивается. Я смотрю на приземистые здания офисов выстроившихся внизу. Резкий перепад высоты создает разделительный барьер между зонами. Об этом я не подумал. С транспортной магистрали этот скачок ландшафта почти незаметен. Но теперь, глядя прямо на него, я понимаю, что мне никак не спуститься по отвесной гладкой стене высотой в несколько этажей.

Смогу ли я найти обходной путь? И имеет ли смысл вообще спускаться? Словно помогая мне принять верное решение, сзади слышится очередной взрыв. Выбора нет. Я что-то видел о спусках по привязанным веревкам или тросам на шоу в сети или иллюзионе. Но у меня нет под рукой ничего подобного.

Иду вперед, устало цепляясь руками за перила, ограждающие спуск к офисам. Сейчас даже их сомнительная чистота меня уже не так смущает. Сесть бы и отдохнуть. Мне нужна передышка. Если спущусь, то просто сяду и не сделаю больше ни шагу. Ищу какой-нибудь проход вниз или, на худой конец, место, где высота стены будет ниже.

Внезапно мои глаза зацепились за одинокую фигуру внизу. Темные волосы, очень странная одежда, легкость в движениях. Тот самый! Человек, вызвавший остановку скоростной магистрали! Он, казалось, совершенно не устал. У меня перехватило дыхание. Слишком странно. Но мне было невероятно любопытно наблюдать за ним. Он двигался абсолютно спокойно куда-то правее меня, но к границе, в сторону зоны предприятий.

Я пристально наблюдал за ним. Вот он скрылся из поля моего зрения, и я, сделав некоторое усилие над собой, пошел по направлению к тому месту, в котором он должен был натолкнуться на барьер. Странный вид. Какие-то не то кабели, не то трубы непонятного назначения. С невероятным изяществом человек взбирался по ним наверх. Уверен, что для меня подобное было бы невозможно. Я видел такое лишь в иллюзионе, но не в реальности.

Вот загадочный незнакомец закончил подъем. Теперь он был на уровне производственной зоны. Совсем рядом со мной. На миг я забыл о внешних обстоятельствах, о том, что искал. Я должен понять, что все это значит!

— Кто ты, бездна тебя поглоти, такой?! — подчиняясь импульсу закричал я. — Как ты здесь оказался, почему у тебя нет ВИНа, почему тебя не арестовали и наконец…
— Не слишком вежливо с твоей стороны, — оборвали меня на середине фразы. Жесткий голос этого человека смущал меня, царапал что-то в уголке сознания. Человек повернулся ко мне и теперь цепко осматривал, недружелюбно, оценивающе. — Обычно люди здороваются при встрече. Представляются. А ты посылаешь меня в бездну и задаешь тонны вопросов.
— Я и спросил, кто ты.
— Можешь звать меня «Пешеход».

Я понял, что меня смущает в его речи. Он немного странно произносит звуки и строит предложения. А еще его лексика. Стоит уточнить:
— «Пешеход»? Что за странное слово?
— Символическое прозвище. Позывной. Но я привык. Оно значит «движущийся к цели своими ногами, передвигающийся с помощью ходьбы».
— А я… — начал я представляться в ответ.
— Ты — Дэйв Менсен, сотрудник предприятия «Коуэл Сит». Я уже не думал, что встречу тебя в окружающем хаосе, — резко перебивает меня собеседник.

Откуда он знает мое имя? Это настораживает и даже пугает.
— Я никогда не видел тебя.
— Я тебя тоже. Вживую, по крайней мере.
— Значит, не вживую — видел?
— Догадливый.

Все это время Пешеход сокращал расстояние между нами. Но заметил я это только сейчас. Внезапно я испугался. Я так и не понял, кто этот человек, откуда он меня знает, что ему нужно. И сейчас он стоит так близко ко мне. Он ловок, а я не знаю чего ожидать.

— Ты, кажется, еще способен мыслить и рассуждать. Неплохо. Хочешь выжить? — он протянул мне руку.
Я удивленно смотрел на его ладонь.
— Понятно, — усмехнулся Пешеход. — Все время забываю, что у вас так не принято. Так что, хочешь жить?
Разве я мог ответить «нет»?

Мы долго шли по улицам. Странно, зачем они вообще здесь? Ведь это не жилая зона. Я догадался о назначении этих путей, только заметив наземного пожарного дроида, валявшегося у стены.

Мы миновали еще несколько зданий. Пешеход завел меня в какую-то каморку. Ходить на такие расстояния просто невероятно тяжело. И как ему так легко это удается? Я выдохся. Даже в тренажерном зале так не напрягался. Хотя, будем честны, я был там пару раз и то много лет назад. Лишняя трата денег.

Я устало присел на какую-то скамью. Захотелось даже лечь на нее. Плевать на грязь и микробы. Я слишком устал.
— Даже не знал, что тут есть такие места. А ты хорошо ориентируешься в городе. Ты назвал имя, но так и не сказал, кто ты такой, — решил я первым нарушить молчание.
— Диверсант.

Это слово вызывало у меня стойкие ассоциации с чем-то иллюзорным, забытым, задвинутым на самый край сознания. Новости. Которые всегда звучали на фоне. Они говорили о войне. О специально обученных солдатах. Их называли этим словом. Меня вновь прошиб страх. Пешеход пристально взглянул на меня и продолжил без каких-либо вопросов.

— Мы ошиблись с высадкой. Привлекли кучу внимания. Хотя, даже если бы все удалось… сейчас я понимаю, сколь идиотским был наш план. Неверно рассчитанное время, точка выброса, ресурсы. Мне относительно повезло: несмотря на явный провал скрытности миссии, до меня уже никому не было дела. Ваша верхушка спешно паковала вещички, готовила бункеры.
— Ты… Ты знал, что это случится? Эта катастрофа. Ты… Вы ее организовали? – едва выдавил я из себя вопрос.

Он посмотрел на меня долгим, тяжелым взглядом.
— Нет. Это был атомный взрыв. И этот ракетный удар нанесла не моя страна. По крайней мере, я так думаю. Точно теперь ничего не скажу, моя аппаратура тоже накрылась. До этого места, к счастью или несчастью, дошел только электромагнитный импульс, сносящий всю сложную техническую начинку у приборов. По сути это продлило агонию. Все устройства снаружи накрылись медным тазом. Моя же задача была связана с тем местом, где ты работал. Но теперь уже поздно. Так что не важно. Как забавно, однако, иногда распоряжается судьба.

Он замолчал, думая о чем-то, а потом продолжил:
— Кажется, судьба действительно свела нас не случайно. Я не отличаюсь излишним человеколюбием, но поверь мне: скоро в этом городе начнется еще больший ад, чем сейчас. Так что, не хочешь ли пойти со мной? За пределы города. Как можно дальше от этого хаоса. И, разумеется, радиоактивного облака, которое может добраться и сюда.

Я молчал. Мой город. Моя страна. Люди. Их розовые воздушные замки, мечты, надежды — все рассыпалось в прах. Мои надежды и мечты уже были разбиты. Давно. Я ничего не потерял в этой катастрофе. Только приобрел. Незнакомца и шанс изменить свою жизнь. Я трезво оценивал риски. Не факт, что этому человеку стоит верить. Но мог ли я не попробовать?

— Ты готов дальше идти? Идти сам?– переспросил Пешеход.
Я решительно поднялся на ноги и кивнул. 

0
12:24
288
18:03
Множество авторов обращается к стандартным сюжетам антиутопий. Это несколько обесценивает их труды, несмотря на вроде бы актуальные темы, которые они в них поднимают.
Мне не успел понравится персонаж, чтобы начать сочувствовать ему, болеть за него. Развитие сюжета очень простое и абсолютно неинтересное.
Текст хорошо читается: нет кривых фраз и очевидных ошибок. Но как-то малова-то конкретики и деталей в описаниях. Из всех образов только кровавые цветы на асфальте. Из запахов — гарь от вышедшей из строя системы охлаждения. Остальное — пустота.
Загрузка...
Светлана Ледовская №2