Ольга Силаева №1

​Когда домысел через борт льет

​Когда домысел через борт льет
Работа №19

I

Крохотные капельки дождя, будто войско лилипутов, отчаянно штурмовали окно с дикой скоростью и дьявольской силой. Начался ливень. Еще перед ливнем на улице столпилось много людей из-за того, что какой-то мальчишка пробил стекло случайного стоящего автомобиля из пневматической винтовки своего отца.

Люди побежали, но не потому, что мальчишка начал в них целиться, нет. Люди прятались от ливня, постепенно переходящего в град. Суета наполняла улицу. Кто-то укрылся под карнизами домов, кафе. А кто-то просто бежал, бежал без оглядки.

Небо давно затянуло темными тучами, которые, поглощая себе подобных, становились одним целым.

Простите, конечно, но то, что происходило на улице, меня забавляло. Вы скажете: поставь себя на их место, дура, почувствуй, как им неприятно, но мне просто нравится на это смотреть.

Я сидела по правую сторону от “случайного автомобиля” в небольшом кафе и просто смотрела. По сравнению с улицей, кафе было божьим местом. “Кафе у Джонни” – так называлось это место. Я здесь часто бываю, не потому, что люблю смотреть на пробегающих мимо людей, а потому, что здесь особая, так сказать, “атмосфера”.

Кафе было стилизовано под восьмидесятые годы прошлого века, хотя, в дальнем углу висела фотография Эйнштейна с его вытянутым языком. Все помещение было освещено тремя люстрами, которые излучали нежно амарантовый цвет.

Источником всей этой “атмосферы” был громоздкий музыкальный автомат, который принимал заказы посетителей. Хочешь, чтобы он сыграл? Тогда накорми его монетой в 10 рублей. Я всегда заказываю только одну песню, хоть и не понимаю ни слова. Это может показаться смешным, но мне просто нравилась музыка. “I don’t wont to save the world” – так она называется. В общем, вся атмосфера в этом кофе была построена на музыкальной коробке шестидесятого года. И я не имела ничего против.

Неожиданно меня ослепила ярка вспышка света справа от меня.

- Ну вот, наконец-то у тебя будет нормальная фотка, - сказал Харви.

Харви – мой хороший друг, я с ним знакома лишь 3 месяца, но уже много о нем знаю. Могу сказать вам, что он мне нравится. У него большие карие глаза, которые мне так сильно нравились, что я в шутку ему говорила: “Когда-нибудь, я украду их у тебя”. Волосы были угольного цвета. Он часто делал мне комплименты и это ему хорошо удавалось. Однажды, на осеннем балу, он пригласил меня на танец. Танцевать я не любила, но выхода не было. И, боже, как от него вкусно пахло.

-Ты серьезно? - ответила я с улыбкой, которой, как он говорил, позавидовали бы самые известные телеведущие.

-Серьезней некуда, Элина.

-Ты же знаешь, что я давно хочу сделать классную фотку где-нибудь в заброшенном здании. - ответила я

-Тогда я предлагаю завтра же побродить по окраине города, там много таких мест.

Я одобрительно кивнула и поняла, что музыкальная коробка перестала играть.

Тяжело вздохнув, посмотрела на капельки дождя, которые так отчаянно пытались пробраться в кафе.

Улица пустовала. Завтра день обещал быть не менее интересным. Разбилось второе стекло машины.

II

17 октября 2016 года. Я проснулась от громкого удара в окно.

“Чертов мальчишка с винтовкой переключился со стекол на людей!” -подумала я.

В комнату пробивался большой луч света, который освещал ручку двери, будто указывая мне путь. Чувствовался легкий прохладный ветерок у моих ног.

- Эй, ну где ты там? Хватит спать! - услышала я голос под окном и узнала в нем Харви.

И тут я вспомнила вчерашний договор в кафе. С большим усилием встала с кровати, завернулась в одеяло и быстрым шагом подошла к окну. Действительно, там стоял Харви и улыбался, закрыв от солнца один глаз. В руках у него был профессиональный фотоаппарат, который, вероятнее всего, он одолжил у своего друга. Если быть честной, я бы хотела, чтобы место камеры, у него был букет цветов. Спустя 10 минут я почувствовала запах петрикора и, немного прищурившись от яркого света, вышла на улицу.

Он встретил меня объятиями, и мы направились в сторону окраины.

Дошли минут за тридцать, плюс- минус, и остановились у большого кирпичного двухэтажного дома.

Выглядел, признаюсь, он ужасно, но в этом и была некая красота, эстетика. Знаете, порой и в жизни случается так, что находим в ужасе красоту.

Черепица была кирпично-красного цвета, а окна прямоугольной формы с черными подоконниками. Стекла в окнах, кстати, были наполовину выбиты, по-моему, мальчишка и до сюда добрался.

Дом был повернут к нам дверью, которая была почти выбита, и держалась на одной петельке. Мы осторожно вошли.

В голову ударил запах гнили. При входе, нас встретил коридор от начала до конца этого дома. По бокам, справа и слева, располагались комнаты. Все они, были грязные, везде разбросан мусор.

Пробивающийся через шторы луч показывал нам, как много было пыли в воздухе. Множество пылинок, будто по закону Броуна, хаотично летало в дневном свете. В гостиной стоял небольшой разбитый телевизор, (если можно его так назвать) который был «козлом отпущения» на многих вечеринках, проходивших тут у подростков. На полу были заметны липкие пятна, которые, вероятно, остались после разлитой колы.

Дальше располагалась спальня, в которой даже не было кровати, но судя по количеству брошенных тут «предохранителей», подросткам это не мешало.

Пройдя дальше, мы были страшно удивлены, увидев чистую комнату. Будто отрывок из прошлого, когда этот дом еще был “живой”. Это была кухня. Мы осторожно вошли. В лучах света отражался блеск кухонной плиты и паркета.

Стол, стулья- все блестело. Теперь, мне кажется, лучи являлись некими индикаторами чистоты, так как в кухне не было ни пылинки. На подоконнике я увидела небольшой любительский радиоприемник, который, судя по всему, не работал.

-Что здесь происходит? - спросил Харви, вглядываясь в приемник.

Я промолчала и направилась к подоконнику, взяла в руки приёмник и повернула кольцо смен радиоволн. Кто-то постучал в дверь.

III

Вздох. Он еще стучится. Кто он? Он или оно – неизвестность или некая неизведанность. Не открывая глаз, я почувствовала, что больше не пахнет гнилью. Воздух был настолько чист и свеж, что даже дышать было стыдно.

Открыла глаза. В углу мирно посапывал Харви. Передо мной была та же кухня, но теперь приемник в моих руках напевал мою любимую песню. Знаете, именно сейчас у меня возникло некое ощущение в животе, нет, не бабочек, а червяков.

Ощущение не страха, а мистики, той самой неизвестности или неизведанности. Он все еще стучится. Я обернулась, чтобы пойти открыть дверь, но передо мной престало поистине ужасное зрелище, если можно это так назвать.

Все комнаты, все до единой, блестели, словно их драили без устали, как палубу на корабле капитана Барбосы. Большой червяк в моем животе дал о себе знать.

Приёмник улетел из моих рук навстречу чистому паркету. Я со всех сил побежала к двери. Оказавшись около нее, спросила:

- Кто там? Что тебе, черт возьми, надо? - в ответ я услышала лишь ту самую мелодию из приемника. Да, кстати, та дверь тоже была новая, будто ее заменили. Я уже собиралась выломать эту дверь к чертям, но вдруг почему-то успокоилась, открыла, и увидела саму себя.

Да, саму себя, которая открывает эту дверь в конце коридора! Большой червь поедал меня изнутри. Я побежала вперед и, пробегая тот же самый коридор раз за разом, иногда посматривала на спящего Харви.

Мы в ловушке! В ловушке, как в какой-то сказке или, как в нашем случае, – в ужастике!

От моего крика проснулся Харви.

- Элина! Что произошло? Комнаты… – спросил он

- Дом… Он стал другим, будто он был такой раньше, в прошлом. Я пыталась выйти из него, но это бесполезно. За дверью кто-то был, он просто постучался. Даже ничего не сказал. Харви, мне так страшно…

- Мне не лучше, успокойся.

В кухне стоял небольшой прозрачный столик, которого до этого безумия не было. Мы сели за него. Следующие пять минут мы просто смотрели друг на друга и не понимали, что делать дальше.

- Может это просто сон? Знаешь, как в кино или книгах…

- Если это сон, то, когда мы проснемся, когда, Харви?!

- Скоро, успокойся, все будет хорошо. – сказал он и, не сводя с меня глаз, крепко взял меня за руку, я же, сжала ее сильнее. Снова молчание. С начала появления в этом аду прошло примерно 30 минут.

- Может осмотрим весь дом? Ты помнишь, когда мы в него заходили, лестницы на 2 этаж не было.

- Да, помню. Пошли. – сказала я и ущипнула себя за предплечье, вдруг проснусь.

Проходя мимо комнат меня снова взяло в дрожь. Поднимаясь по скрипучим ступенькам, на мгновение, я почуяла запах той самой гнили. У верхушки лестницы нас встретила дверь, на подобие той, которая была у входа в этот ад. Мы остановились, переглянулись и резко открыли дверь, ожидая увидеть Люцифера или еще кого похуже. Перед нами предстала большая комната, которая не соответствовала размеру дома. Пол был весь из гнилых досок, а потолок представлял собой тонны обвисшей паутины. Комнату наполнял тускло-синий цвет, излучаемый от небольших окошек, находившихся по правую сторону от нас. Она была примерно десять метров в длину. Десять метров пустоты.

Молчание. Тишина. От нее я стала вся дрожать, меня обхватил мертвый холод. Теплая рука Харви коснулась моей. Раздался стук в дверь, но мы не двинулись с места. Неожиданно, у меня перед глазами появился большой паук, спускающийся на своей паутине. За ним начали опускаться другие, ему подобные. Харви еще сильней сжал мою дрожащею руку. Мы обернулись и, как супергерои, быстро выбежали из этой комнаты. Спускаясь с лестницы, я спотыкнулась об ногу Харви, и мы с грохотом упали на пол. Тишина.

- а-а-а, моя рука, твою мать! – Прокричал Харви.

У него, по-моему, был вывих. Я быстро встала, от чего у меня закружилась голова, и помогла ему подняться.

- Тебе нужно полежать, пошли в спальню, осторожно.

Он лег. В доме наверняка нет льда, а уж тем более компрессора. Я обвязала руку тряпкой, чтобы зафиксировать ее в одном положении. Харви постанывал.

- Тише, тише. Ты сможешь вытерпеть… Я что-нибудь придумаю, обещаю

В ответ я услышала лишь легкий стон.

- Пойду поищу обезболивающие, пожалуйста, не двигайся.

Я пошла в кухню, в надежде найти их там. В настенном гарнитуре лежала небольшая коробка с лекарствами, осторожно ее взяв, я принялась искать. Три не громких стука в дверь.

- Да что тебе нужно, черт возьми? – прокричала я и подошла к двери.

Смысла открывать дверь не было. Сами знаете почему. Не хочу признавать это безумие.

Стук прекратился. Настала гробовая тишина. Я слышала, как быстро бьется мое сердце и переливается кровь в голове.

- Кто ты такой? – по слогам ели-ели проговорила я.

- Никто, тебе все это кажется. Все это – выдумки, не больше и не меньше. – сказал грубым мужским голосом человек из-за двери. Хотя, может и не человек вовсе, с чего мне взять…

- Зачем ты стучался?

- Поговорить хотел. Точнее, просто поболтать. – он сказал уже нежно женственным голосом.

- О чем? – сказала я опускаясь по стене спиной к полу, и услышала, как он делает то же самое.

- Что с твоим другом?

- Мы упали с лестницы, и он вывихнул руку.

Из спальни все сильнее стал слышен стон Харви. На минуту мы умолкли. Я слышала неправильное дыхание за дверью.

- Ты же поболтать хотел, да? – спросила я.

- Что ты о себе расскажешь? Откуда ты? – спросила девушка.

- Ну, в общем, я приезжая. Приехала в Лондон два года назад из небольшой деревушки неподалеку отсюда, студентка. Не особо то люблю учиться и рассказывать о себе. – ответила я

- Ну понятно.

Молчание.

- Ты его любишь? – наконец спросил он.

- Да.

- Ну так скажи ему.

- Я не уверена, что сейчас подходящий момент. – ответила я

- Давай, потом будет поздно. Побеждает в жизни тот, кто победил самого себя. Мы не должны терять время.

Будущие пять минут, или может еще больше, я тупо разглядывала стенку напротив меня и глубоко тонула в своих раздумьях. Внезапно, опомнившись, вспомнила о Харви и обезболивающим. Быстро залетела в кухню, схватила пачку нужных таблеток и, не сбавляя темп, направилась в спальню. Пробегая мимо зала, я поймала последние лучи заходящего солнца. Темнело. Забежав в спальню, спокойно подошла к постели. Харви спал. “Видимо, у него не было никакого вывиха” с облегчением подумала я. Меня начал затягивать сон. Последний, яркий луч света пробивался через жалюзи, и падал на глаза Харви. Я осторожно, чтобы не разбудить, легла рядом с ним. Приобняла. В комнате было настолько тихо, что слышалось наше сердцебиение. Я с ним, здесь и сейчас. Пускай мы находимся в каком-то аду, но мы. Мы рядом. Начался сильный ливень.

IV

Я снова смотрела на хаотично, подобно молекулам, пробегающих мимо людей, на разбитое стекло автомобиля. Крохотные капельки все так же отчаянно пытались пробиться ко мне. Какая-то молодая пара стояла за руки под карнизом стоящего на против нас дома, и улыбалась, радуясь дождю. Внезапно, я почувствовала нежное прикосновение руки, повернулась. Это был Харви и снова его улыбка.

- Ну так что на счет фотосессии? – спросил он с улыбкой, разглядывая мои глаза и легонько проводя своим большим пальцем по моей кисти.

- Давай. Только не будем бродить по окраине, найдем другое место. Хорошо?

Он кивнул. Вновь заиграла моя любимая мелодия. Следующий день обещает быть запоминающимся…

-2
02:20
596
18:34
Зачем, почему, ради чего?
02:07
Смысл приходит с прожитыми годами…
Повторы, корявые предложения, язык школьного изложения. Отсутствие смысла.
Гость
18:42
Я не смогь дочитать. Кто дочитал, расскажите, что там?
22:17
процитирую автора, дабы было ясно, чем руководствовалась девушка…
ы скажете: поставь себя на их место, дура, почувствуй, как им неприятно, но мне просто нравится на это смотреть…
Поставь себя на наше место, автор, как противно нам на это смотреть…
Гость
17:45
В мистику вы не смогли, а жаль. Язык — полировать, мотивацию героев — учиться допиливать. И да, петрикор — это уже запах мокрой земли после дождя. Запах петрикора — это масло масляное. Удачи!
16:32
Ох, ну что я могу сказать… было бы хорошо, но автор несколько поленился. На самом деле текст-то ничего так. Алисовато. Но обо всем по порядку.

1. Герои
Глупо, но начну с имен. Никогда не используйте для главных героев имена уже известных персонажей. И для второстепенных старайтесь тоже. Харви в понимании многих — маньяк педофил из «Милых костей». Придирка? Ладно. Герои не описаны толком. Ну ладно главгероиня — от первого лица можно и опустить. Но Харви не описан совсем. Опять же — герои только делают что-то и что-то чувствуют, и это ничем не подкреплено — они просто делают и чувствуют. В этом главная проблема — не герои ведут сюжет, а персонажей пытаются подстроить под те действия, которые так хочет описать автор.

2. Идея и сюжет
Идея проклятого дома настолько замусолена и заезженна (причем в большей степени киноделами), что обыграть ее как-то по новому сложно донельзя. Хотя вот, например, из последних игрушка под названием P.T. нашла, чем удивить. Хорошо. Если идею нельзя оригинально обыграть, то напишите кононично со свежими идеями. У некоторых срабатывает эффект узнавания. Это вы, собственно, и сделали. Некоторые образы у вас живенькие, например очень прониклась «открыла, и увидела саму себя. Да, саму себя, которая открывает эту дверь в конце коридора!», тем, что там все стирильно и нестареющей классикой пауков. Однако… однако неадекватная реакция героев все это перечеркнула. Нет постепенности. Они сразу, не понятно с чего, начинают бояться. Опять берем те же фильмы ужасов. Паранормальное явление. Постепенно. Все страшнее с каждым моментом. Синистер — так же. Астрал — так же. У вас же они просто резко и сразу начали бояться. Не побегали даже по дому, не поняли еще, что выбраться нельзя, они просто решили испугаться. Заранее. Хотя страшного-то ничего и нет. ЧуднО, что саму себя видишь, чуднО что чисто, но не страшно ни капли. А вот за построение я вас хвалю. Завязка, кульминация, развязка, все на своих местах и в хорошей, дельной, рабочей пропорции. И за то, что смысл у вас есть, посыл (не тяни кота за хвост, признайся ему уже) вам жирный плюс. Было бы побольше логики, связности и мотивированности героев — был бы замечательный такой… ну не хорор, но алисоватый сюр.
Далее — много смысловых ляпов (не дырок, а ляпов именно). Телевизор бы утащили (там дофига цветмета), при вывихе рука чуть-чуть болит, а носится с ней героиня как с переломом, и стонет он как при переломе. Знаю, ибо сама вечно вывихивала себе все что только можно, от пальца до ноги.

3. Язык
Какие вы хорошие приемы используете — засмотришься. Но к концу обленились и перестали. Хотя не виню. Так делают все и всегда, даже дедушка Кинг этим грешит, что уж там про начинающих авторов говорить. Далее по мелочи. Знаете как говорят «длинная нитка — ленивая швея». Так вот «цифры в тексте — ленивый писатель». Далее потерялись во времени. Знакомы три месяца, приглашал на осенний бал видимо недавно, ибо все еще осень. Много повторений. Много слова «было», которое свойственно опять же новичкам, которых еще за это не поругали. И последняя придирка. Червячки в животе, это, пардон, глисты. Вот саранча в животе вместо бабочек, пожирающая изнутри… но это так, как вариант. Но не червячки, умаляю, это смешно даже.

В целом мне понравился данный рассказ. Не смотря на отсутствие логики и глупые ляпы автор старался, у него есть хорошие идеи. не поленитесь, поработайте над рассказом, и если переработаете его — я бы хотела это почитать. Честно.
Гость
00:15
Так многообещающа и хороша была первая половина. Прекрасные характеристики, описания, и вдруг… «Проходя мимо комнат меня снова взяло в дрожь» С этого предложения начался кавардак. Как будто дальше рассказ дописывал наспех кто-то другой, не заботясь о замысле, смысле, тем более о языке. В результате — ничего не получилось, никакой фантазии.
Анастасия Шадрина

Достойные внимания