Валентина Савенко

​Тонкости героизма

​Тонкости героизма
Работа №21

-1-

- И все равно черные маги – герои!

Три девичьих голоса слились для Рема в один неприятный гогот. Красавицы, похожие на наряженных в яркие платья гусынь, хохотали от души, запрокинув покоящиеся на длинных шеях головы. Гелла, Гретта и Григория – Рем запомнил эти имена только потому, что все они начинались на одну и ту же букву, а вот соотнести имя с девушкой никак не мог – выловили его на пороге захудалой таверны. Они, напудрив свои длинные носы, шли на какую-то гулянку, которую гордо именовали званным ужином. Улицу заливал малиновый свет предзакатного солнца, и Рем все порывался проводить девушек до места проведения «званного ужина», но они лишь смелись над ним и расспрашивали о причине его попойки. А пил Рем в гордом одиночестве, однако на то имелась очень и очень веская причина.

- Ты так говоришь, Ремчик, потому что ты сам недоделанный черный маг, - сказала звонко та, что была самой умной на вид.

- Это так глупо, - все еще посмеиваясь, сказала вторая, кокетливо заправив за торчащее ушко прядь каштановых волос. – Черный маг не может быть героем. Он же черный маг!

- Они не приняли тебя, Рем, - сказала третья – миловидная, но злая девушка с редкими мелкими зубами. – Смирись, не быть тебе черным магом!

- Ну хватит, Гелла, - давясь от смеха, сказала первая. – Давайте дадим ему шанс! Ремчик, почему ты думаешь, что они герои?

- Да сами посудите, - Рен развел руками, чуть пошатнувшись. – Ну, вот белые, например. Все считают их героями из-за того, что они могут лечить и защищать, но они дерут и за первое, и за второе в три шкуры. И все остальные всякие там маги: красные, синие, да хоть серо-буро-малиновые в крапинку - делают то же самое. А черные маги берутся за самую опасную работу и не берут за нее ни копейки.

- Ой, да ладна, - зло махнула ручкой Гелла. – Что за работа такая? Монстров убивать? И где эти монстры? Ни одного, ни разу в жизни не видела!

- Зато я видел! – запротестовал Рем. – Меня в детстве один чуть не убил. Если бы не черный маг – я был бы уже мертв. Мои родители пытались как-то отблагодарить его за мое спасение, а он ни копейки с них не взял!

- Да он за сердце этого монстра получил в десять раз больше, чем дали бы твои родители, - фыркнула самая умная. – Из них же зелья варят, дурень. Он просто не стал размениваться по мелочам. А ты, наивный Ремчик, возомнил его героем. Или ты хочешь сказать, что Деокрис Кайморальд тоже герой? По слухам он сжег деревню вместе со всеми ее жителями только за то, что его ночевать не пустили. Хорош герой!

- Враки все это, - уверенно махнул рукой Рем. – Мало ли, что там в этой деревне случилось! Может, ну не знаю, там все в деревне были монстры. И люди, и собаки, и коровы, и куры. И вообще, я считаю, что Деокрис – самый что ни на есть герой! Он ведь с пятнадцати лет весь континент от монстров охраняет. Все думали что сдохнет, не выдержит, не справиться. А он взял и не сдох! Всем на зло! Он ведь мой ровесник, ему всего двадцать…

Дверь трактира, у которого они разговаривали, со скрипом открылась и на порог заведения вывалилась компания неприятного вида амбалов. Рем даже сквозь алкогольный туман понял, что с ними лучше не связываться. Он не знал лично этих парней, но прекрасно понимал – эти подвыпившие бандиты могут выкинуть все что угодно.

- Красавицы, может, отойдем? – брякнул не подумав Рем. – А то мы встали у самого входа, честным гражданам выйти из приличного заведения мешаем.

К сожалению, Гелла Гретта и Григория, явно не заметившие преступного вида громил, приняли слова своего знакомого не как позыв к действию, а как удачную шутку. На их громкий, грянувший словно гром среди ясного неба гогот бандиты обернулись. Глаза их главаря – крупного, плотного, с густыми барашками волос на голове и, судя по выражению лица, тупого как пробка – загорелись недобрым огоньком. Махнув своим чуть покачивающимся товарищам, главарь направился в сторону Рема. Тот, отступив на шаг назад, понял, что придется драться.

«Ну и дурак же ты, - поругал себя Рем. – Ну ничео... Настоящий герой никогда не спасует перед такими тупыми баранами, как эти. Их всего-то пятеро».

- Ну, чего уставился, щенок? – зло спросил главарь. – Повтори, что ты сказал, вместе поржем!

Девушки, тут же растерявшие остатки своей веселости, сгрудились за спиной Рема. Тот же начал молча, угрожающе засучивать рукава. Он понимал – выпитый алкоголь не даст ему нормально сражаться, однако в рукаве у него был припасен один козырь. Одна маленькая сила от его способностей к черной магии, которую он мог использовать не смотря ни на что. Сила, которую он с трепетом взращивал в себе с того самого момента, как окончательно решил стать черным магом. Стойка.

Глаза на загорелом лице засветились белым светом, зрачок утонул в сиянии радужки. Все мышцы в теле наполнила зверина, гибкая, неукротимая сила. Мир для Рема будто бы стал ярче, страх отступил, сменившись одним желанием – защитить. Защитить себя, девушек и свое право считаться хотя и не таким уж и значительным, но все же героем. Бандиты обступили его полукругом. Их главарь размял кулаки и ринулся в бой.

Все кончилось довольно быстро. Под визг трех испуганных девушек, Рем по очереди, без особой жестокости, заставил бандитов поцеловаться с землей. Поняв, что Рем, не смотря на всю свою худощавую угловатость, им не по зубам, бандиты убрались восвояси, оставляя за собой шлейф из утихающих ругательств. Закончив, Рем вышел из стойки. Глаза его перестали светиться и он задним числом ощутил, как болят сбитые костяшки пальцев.

- А знаешь, Рем, - сказала, чуть придя в себя, самая умная из трех. – К черту этот званный ужин. У меня дома не души, зато есть три бутылки лучшего в городе ликера, которые ты, пожалуй, заслужил…

-2-

Время близилось к полуночи. Трактирщик – круглый, словно пивной бочонок – с усталым вздохом облокотился на прилавок. Ночные гуляки давно разошлись, и в зале не осталось никого, кроме скромно сидящего на маленькой табуретке здоровяка-вышибалы.

- Шел бы ты домой, - сказал ему трактирщик. – Жена заждалась поди. Закроемся сегодня пораньше…

Договорить он не успел, так как входная дверь заскрипела и медленно отворилась. Сердце у трактирщика сжалось от ужаса при виде позднего посетителя. Из ночного, туманного сумрака в теплое, пропитанное пивным духом чрево трактира, вошел сам Деокрис Кайморальд, двадцать пятый самый черный маг континента. Снежная паутинка его волос обрамляла узкое лицо, старомодный черный камзол мешком висел на изящном теле. Он выглядел словно искусно сделанная, нечеловечески идеальная фарфоровая кукла, в которую кто-то по ошибке вдохнул жизнь. В аквамариновых глазах гостя, обрамленных белоснежными ресницами, мелькнула нерешительность. Он замешкался у порога, опустил взгляд, а потом сделал пару неуверенных шагов к стойке.

- Чего желаете? – испуганно, на высокой ноте, спросил трактирщик.

- Суп, - сказал маг, растягивая тонким пальцем воротник так, будто тот душил его. – Черный хлеб. Чашку чая. Если вас не затруднит…

- Присядьте, - засуетился трактирщик. – Сейчас все будет!

Нежданный гость кивнул и расположился за самым дальним столом. Он прислонился спиной к стене и сложил руки на груди, будто пытаясь спрятаться от напряженных взглядов трактирщика и вышибалы. Было видно, что он ощущает себя не в своей тарелке.

Тем временем трактирщик сам – его единственная работница ушла уже полчаса назад – поставил перед магом еду и отпустил амбала, шепнув ему на ухо.

- Ничего со мной не случится. Ты иди. Я-то старый, а у тебя жена и дети…

Услышав, видимо, эти слова, маг хмуро уткнулся в свою тарелку и медленно принялся за еду. Трактирщик сел на табуретку за прилавком так, чтобы его не было видно, и, сложив руки, от души помолился спящему творцу, прося о том, чтобы нежданный гость побыстрее наелся и ушел восвояси. От молитвы его отвлек оглушительный удар двери об стену. Трактирщик похолодел от ужаса и встал, ожидая увидеть недовольного мага, но, к его облегчению, в дверях стояло пятеро кем-то избитых бандитов. Их главарь – крупный, плотный, с густыми барашками волос на голове и подбитым глазом – достал нож и сунул его острие под нос трактирщику.

- Давай сюда деньги, жирдяй! – сказал он. – Иначе глотку перережем и сами заберем. Да поторопись, мы сегодня злые, как монстры.

- Да-да, - пугливо кинув взгляд в сторону мага, залебезил трактирщик. – Конечно-конечно. Все отдам. Только уходите поскорее…

Краем глаза трактирщик видел, как Деокрис Кайморальд поднялся со своего места, осторожно положив ложку на стол. Мужчина схватился за сердце. Бандиты, услышав в зале какую-то возню, обернулись в сторону мага и замерли с открытыми ртами. Видимо, такого поворота событий они не ожидали.

- Прочь, - сказал маг глухо.

Разбойников как ветром сдуло. Извиняясь, заикаясь и чуть ли не стелясь по стеночке, они скрылись за дверью. Самый черный маг с отвращением посмотрел на остатки супа и остывший чай, вышел из-за стола и сделал неуверенный шаг в сторону трясущегося от страха трактирщика. Тот подумал, что маг решил свести с ним счеты за испорченную трапезу, и залебезил:

- Господин, все что угодно, чтобы загладить вину…

- Комнату мне выделите на одну ночь, - попроси Деокрис, с каким-то отвращением в голосе, а потом тихо, неуверенно добавил. – И, если есть, дайте какой-нибудь десерт…

-3-

Вернулся домой, в родную деревню, Рем посреди ночи, ближе к утру. Стоило ему ступить на родное крыльцо, как дверь распахнулась, чуть не сшибив его с ног. Из дома на парня пахнуло легкими запахами ромашкового отвара, которым его мать обычно успокаивала нервы. В дверном проеме показался настоящий гигант – косая сажень в плечах, кулачищи как молот кузнеца, а на красном бородатом лице выражение, не предвещающее ничего хорошего.

- Ремулус! – взревел он. – Где тебя носило! Мать всю ночь прорыдала, тебя дожидаясь!

- Я… - промямлил Рем, попятившись от гиганта. – Я… ходил сдавать экзамен на принятие в дом черных магов…

- Экзамен?! – взревел здоровяк. – Ладно бы только лентяем был, а ты еще и врун! Хороший же у черных магов экзамен! Что, брали тех, кто больше выпьет и девку быстрее ублажит!? Или тех, кто больше носов разобьет!? Коль бы так, ты давно бы уже в черных магах ходил, дармаед!

- Отец, я не вру, - начал оправдываться Рем, ретируясь. – Просто так получилось…

От громогласных криков гиганта проснулась, кажется, добрая половина деревни. В окнах зажигались огни, отовсюду выглядывали заинтересованные лица. Отец сделал шаг вперед, надвигаясь на сына, тот сделал шаг назад и, не нащупав пяткой ступеньку, кубарем скатился на пыльную дорогу. Вдруг великан подвинулся, и сбоку от него протиснулась маленькая, хрупкая женщина в белой сорочке. Если бы не лицо, на котором уже наметились морщинки, она бы сошла за девчонку. Плача навзрыд, она скатилась по ступенькам и бросилась к сыну на шею.

- Ремочка, Рем, ну за что же ты так с матерью, - обнимая его, мать зарылась лицом в грязные, жесткие, соломенные волосы сына. – За что же ты так со мной! В соседней деревне люди от монстра умирают, а ты, кровиночка моя, себя не бережешь… экзамен… экзамен сдать пытаешься, семеро богов… лучше бы ты кузнецом хотел стать…

- Да не проходил он никакой экзамен! – пробасил отец. – Не верь этому дармоеду! Ты глянь на его красные похмельные глазки, на шею, на руки…

- Рученьки поранил, сыночек, - беря узловатую ладонь сына в свои тоненькие пальчики, сказала мать. – Пойдем домой, я целебных трав приложу.

- Нет! – взревел великан. - Ноги его больше в этом доме не будет! Все, хватит! Двадцать лет кормили, поили, любили, уважали. Хватит! Только и делаешь, что занимаешься какой-то ерундой! Вот ведь втемяшилось в голову стать черным магом! Права мать! Настоящий мужик должен молотом махать, а не грезить об убийстве чудовищ! Шел бы лучше деньги зарабатывать, помогал бы семье!

- Но отец, я же работаю! – ввернулся стыдливо сын. – Но мне этого мало… Я хочу черным магом быть! Я бы тогда столько денег…

- Молчать! – оборвал его мужик. – Чтобы я больше этих бредней про черную магию не слышал! Пошел вон! Пока ты мне не покажешь стертые от работы руки, даже на порог не пущу!

- Нет, не выгоняй сыночка, кровиночку, - запричитала, захлебываясь слезами, женщина. – Он ведь пропадет. А вдруг разбойники! А вдруг монстр!

Отец покачал головой, спустился к своей жене и оторвал ее – не без усилия – от сына. Она все захлебывалась слезами, а он лишь нежно, как больного ребенка, прижимал ее к себе за плечи. Рем встал. С вызовом посмотрел на отца.

- А я все равно стану черным магом, - заявил он. – Вот увидите, я своего добьюсь! И тогда ты, отец, скажешь мне, что был не прав! Можешь и дальше прозябать в этой деревне, махать своим молотом, делая подковы и подсвечники, а я пойду и буду заниматься по-настоящему важным делом!

- Как ты с отцом разговариваешь! – взвизгнула особо любопытная, вышедшая на крыльцо соседка. – Черные маги нам не нужны! Проваливай, глупый мальчишка!

Последние слова подхватила вся деревня, и Рем, скрежеща зубами, словно побитая собака, побрел прочь. Он миновал последний дом, углубился в леса, но крики людей все еще стояли у него в ушах.

Подстегиваемый злобой на самого себя, отца и деревенских жителей, сующих нос не в свое дело, парень прошел бог весть сколько времени. Рассвело, и Рем, валившийся с ног от усталости, присел на плоский камень у небольшого, ужасно заиленного озерца. Голова у него трещала от похмелья, очень хотелось пить, и на воду он смотрел со смесью желания и отвращения. Что теперь делать, куда идти, он не знал. Пошлепав себя по щекам и сжав пальцами виски, он заставил свою голову работать более или менее связно.

«Мать что-то там говорила про соседнюю деревню и монстра, - вспомнил он. – Там, вроде, живет одна девчонка-сирота, вспомнить бы имя. Как же мы с ней познакомились? А! Она же меня вроде после неудачной драки перебинтовывала. Нет, та была полненькая. Да и бездна с ним, вспомню по ходу дела. Надо проведать ее. Страшно, наверное, одинокой девушке, когда какое-то чудище бродит по округе».

Перебравшись с камня к озерцу, он глянул на почти черную поверхность. Конечно, на зеркало водичка не тянула, но и в ней он увидел свое опухшее с похмелья лицо.

«Герои не пьют такую дрянь, - подумалось ему. – Хотя… героев и из дома не выгоняют. Может, если убью то чудовище, то меня возьмут в черные маги, и отец сможет мной гордиться. Да, пожалуй, так и сделаю».

И с такими мыслями он жадно припал губами к мутной воде.

-4-

В дверь постучали. Лысый, покрытый пигментными пятнами старик, похожий на ссохшуюся ветку, с хрустом костей поднялся из нелепого, но мягкого цветастого кресла. Открыв дверь, он обнаружил на пороге того, кого ждал еще вчера – самого черного мага. Парень – на взгляд старика еще совсем мальчишка – стоял, переминаясь с ноги на ногу, опустив глаза. Старик учтиво склонил голову в знак приветствия, маг повторил жест.

- Я ждал вас, мастер маг, - проскрипел старик голосом, похожим на шелест сухой листвы. – Проходите.

Деокрис Кайморальд, поморщившись от царящего в доме запаха чеснока, прошел вслед за деревенским старостой в небольшую залу. Увидев соседствующие с грубыми лавками цветастые кресла, он удивленно распахнул глаза, но спрашивать ничего не стал. Старик хмыкнул. Его удивила та нерешительность, с которой маг застыл у самого входа в комнату.

- Нравится? – спросил старик с улыбкой, кивнув на кресла. – Внучка – городской белый маг, в больнице работает. Порадовала на старости лет. Себе в гостиную новые купила, а мне старые отдала. В креслице-то все удобнее, чем на лавке или на табурете. Да вы садитесь. Вы ведь, наверное, устали с дороги.

- Да, - кивнул гость. – Благодарю.

Опустившись в кресло, маг буквально потонул в мягкой обивке. Старик тоже сел и постарался вежливо улыбнуться. Маг нерешительно растянул губы в ответ, а потом, будто собравшись, спросил:

- Вы отправляли письмо самому белому магу?

- Да, мы, - сказал старик, внимательно наблюдая за магом. – Убийства у нас тут случились. Когда писали, было пять мертвецов, вчера шестого нашли.

- Почему грешите на монстра? – спросил Деокрис.

- Да кто ж это еще кроме монстра-то? – спросил рассудительно дед. – Нет у нас тут убийц всяких поганых. Края у нас тихие. Деревушка – маленькая, город рядом – маленький, сами мы – тоже маленькие люди, на земле работаем.

- Ладно, хорошо, - согласился маг. – Кого убили?

- Ну, первый-то был Степан, наш деревенский охотник, - припомнил старик. – Такой хороший мужик был, шкуры у него все городские магазины за бешеные деньги покупали. Недавно кабана поймал такого, что…

- Хорошо, а кто еще? – очень осторожно перебил маг.

- А, еще-то? Кира. Но от смерти того только вся деревня вздохнула. Редкостный бандит и пьяница…

- Еще? – снова тихо перебил маг.

- Джима, пастушка. Мальчишка совсем еще был. Только-только усы…

- Простите, не могли бы вы… только имя и род деятельности, - попросил осторожно маг. – Мне не важны подробности. Пока что…

- Хорошо, хорошо, - пошел на попятную старик, испугавшись, что рассердил мага. – Спящий творец с вами, кратко так кратко. Нитка, местный красавец, Василе. Но последний – свинья, а не человек. Пьяница в общем. Ну и последний – Игорь, сын нашего мастера-плотника.

- Шестеро мужчин, - пробормотал тихо маг, а потом спросил. – Тело последнее посмотреть можно? Вы его не сжигали еще?

- Нет, мальчишка религиозный был, его отец сжигать не дал, - дед, кряхтя, поднялся со своего места. – Пойдемте, мил человек. Плотник мой сосед, так что далеко идти не придется. Там у них, правда, настоящий свинарник дома, да вы не обессудьте. Все же дом плотника.

Поднявшись со своего места, старик вывел гостя на улицу. Они взобрались на крыльцо соседнего дома, окна которого украшали резные наличники. Старик постучался, и дверь открылась практически сразу. На пороге появился седеющий мужчина, пропитанный запахом древесной смолы. Грубые руки его тряслись, лицо распухло от алкоголя и слез. Увидев самого черного мага, он сначала подался назад, а потом в глазах его блеснул какой-то злой, ненормальный восторг.

- Доброго дня вам, мастер маг, - приговаривал мужик, потирая руки. – Уж вы-то эту тварь точно убьете. Отомстите за сынишку от меня, мастер маг. Чтоб ей пусто было. Такой парень был хороший…

- Тело осмотреть можно? – спросил маг, чуть нахмурившись.

- Да-да, проходите, - мужчина охотно подвинулся, пропуская гостей в дом.

В центре самой большой комнаты, на двух грубых табуретках, лежал гроб. Крышка его, украшенная знаком спящего творца – божества, которому поклонялись на континенте – стояла у стены, изукрашенная резьбой. Вокруг царила грязь, паутина, пахло алкоголем и лаком. Всю мебель из комнаты хозяин убрал, лишь два скатанных спальника лежали в углу. Увидев гроб, Деокрис скривился, будто ему неприятно было смотреть на него.

- Глупости все это, - покачал головой маг. – Когда спящий творец проснется он не станет никого воскрешать. Если он вообще когда-нибудь проснется…

От такого богохульства мужик прикусил губу, но промолчал. Видимо, он думал иначе. Маг прекрасно его понимал. Он сам когда-то верил в легенду о том, что все, кто похоронены в гробах, проснуться вместе со спящим творцом и вернуться к жизни, чтобы возродить рухнувший мир. Но те времена давно прошли. Слишком много разложившихся трупов он видел, чтобы верить в старую религиозную сказку. Деокрис обошел гроб и откинул простыню. Под ней оказался парень, может, чуть постарше его самого. Отец засуетился, расстегивая сыну рубашку, и пред магом предстали круглые, красные дыры в грудной клетке.

- Пока нашли его, кровь уже вся вытекла, - сказал мужик. – И там заноз была тьма тьмущая. Будто в него деревянный кол втыкали раз за разом

- Девушек монстр убивал? – спросил Деокрис, хмурясь.

- Нет, только мужчин, - прошелестел дедулька. – Хотя вот Нитка был все равно что баба. Манерный такой, противный. Че в нем только девки находили…

- Старики, дети? – уточнил маг.

- Нет, - сплюнул на пол мужик. – Только парни да мужчины.

- Монстра кто-нибудь видел? – спросил маг.

- Близко - нет, но слышали, как кто-то по деревне ходит ночью, - сказал мужик. – И темный человеческий силуэт вроде как видели, да то мог быть и кто-то из местных.

- Девушки до того, как это началось, не пропадали? – спросил Деокрис.

- Девушки? – удивился старик. – Нет, не пропадали. Хотя… постойте, была все же одна...

-5-

Отоспавшись в сухой траве под каким-то деревом, Рем вернулся в город. Зашел в бакалейную лавку, где периодически подрабатывал. Забрав все заработанные за неполные полмесяца деньги, он купил красивое пирожное для девушки, бутылку недорогого вина и самый дешевый охотничий нож, какой только смог найти. У него, правда, имелся скованный отцом добротный кинжал, но он остался дома, куда Рем не вернулся бы теперь не за какие коврижки. Конечно, с выветриванием алкоголя из крови, решимости убивать монстра у парня заметно поубавилось. Он вовсе не передумал, но уже начинал сомневаться в своих силах.

Подходя к деревне, в которой жила знакомая сирота, он все дальше и дальше углублялся в размышления о монстрах. Рем, как не старался, не мог вспомнить, как выглядел тот монстр, что напал на него в детстве. В памяти осталось только черное, расплывчатое, не имеющее формы пятно, заслонившее ему свет.

«Не трусь, - уговаривал он сам себя. – Если ты не справишься с ним, то постараешься спасти от него людей и дождаться какого-нибудь другого черного мага. Может, увидев, что ты старался, он возьмет тебя в ученики. А если нет – можно было бы попробовать пойти в город побольше и поискать учителя там».

Первый деревенский дом он миновал уже в сумерках. На улице стояла гробовая тишина, да еще и луна скрылась за неприветливыми тучами, грозящими вот-вот разразиться ливнем. Нашел нужный дом Рем не сразу – все же давно не бывал в этих местах. Однако в окнах свет не горел, и как бы он не стучался, никто не открывал. Начинал накрапывать дождь, и парень, не зная, куда ему податься, остался на крыльце явно пустого дома.

Стемнело окончательно, дождь усилился. Рем замерз, и уже поднялся, чтобы постучаться в соседний дом и попроситься на ночлег, как заметил дальше по дороге какое-то движение. Нечто белое, светящееся, пересекло улицу и скрылось за забором.

«Не трусь, не трусь, Рем, ты ведь мужик, ты герой, - подбодрил он себя, доставая охотничий нож и выставляя его перед собой. – Давай. Прикончишь эту тварь, и тебя возьмут в черные маги как ты всегда мечтал. Убивают же их как-то, значит, они не бессмертные. Со стойкой и этим ножом у тебя все получится. Только не струсь, только не упусти шанс».

Чувствуя, что его потряхивает от страха, Рем под проливным дождем ступил в темноту, оставив на пороге размокшую коробку с пирожным и бутылку с вином. Решительным шагом он направился в ту сторону, куда двинулось белесое пятно, осторожно заглянул за угол, но ничего так не увидел. Рем замер, прислушиваясь, но лишь дождь шуршал в темноте. Что-то за его спиной хрустнуло, и он обернулся.

Посреди дороги стоял темный человеческий силуэт, смотрящий куда-то в сторону от парня. Рем прищурил глаза, пытаясь рассмотреть незнакомца, но не смог. Фигура была невысокого роста и в руках у нее парень приметил какой-то вытянутый предмет. Нож не нож, кинжал не кинжал, но определенно оружие, которое фигура держала наизготовку.

- Ты кто? - спросил он негромко, опуская нож. – Ты бы шел отсюда, я видел рядом монстра…

Фигура повернула голову и двинулась в сторону Рема. Парень удивленно замер, не понимая, что происходит. И тут, совершенно неожиданно, что-то сбило вояку с ног. Рем, не растерявшись, вошел в стойку, и они забарахтались в липкой, глиняной грязи. Противник, глаза которого светились таким же белым огнем, как и у него, оказался сильнее и проворнее. Он быстро выбил из рук Рема нож и прижал парня спиной к земле. Одна рука незнакомца властно зажала ему рот. Белые волосы человека тепло светились в темноте, освещая лицо. Рем замер, как громом пораженный, увидев, кто его держит.

Деокрис Кайморальд, самый черный маг континента, приложил палец к губам, призывая молчать. Рем ошарашено кивнул.

- Не ты ли мой возлюбленный? - раздался тихий голос из-за спины самого черного мага.

Маг неуверенно улыбнулся. Рем замотал головой, призывая парня бежать, но было поздно. Белая рука в грязных земляных потеках легла на плече черного мага, и лицо твари появилось в круге, освещенном белоснежными волосами. Маг, совершенно не напуганный, сидел тихо и неподвижно, совершенно не собираясь предпринимать никаких действий по спасению собственной жизни. Напуганный до чертиков Рем же не верил своим глазам. Он узнал лицо монстра. Пусть грязная, пусть осунувшаяся, но перед ним стояла его знакомая девушка. Та самая сирота, к которой он, собственно, и шел. Только потерявшая все человеческое, с выколотыми глазами и горящим на лбу белым символом – буква Б в круге.

Страшная девушка, будучи слепой, принялась шарить по голове Деокриса. Она запустила пальцы в длинные волосы мага, прошлась по ним, огладила. Тот послушно подставил голову под ее ладонь.

- Прости, девочка, - сказала она. – Я не хотела тебя напугать.

И с этими словами, убрав руку с головы мага, она удалилась восвояси, так ничего и не сделав.

-6-

После того, как страшная мертвая девушка растворилась в ночи, Рем впал в некоторое подобие испуганного ступора. Слишком много на него навалилось. Оглушенный, он какое-то время не реагировал на попытки Деокриса его растормошить. Более или менее вывела его из забытья пощечина, переросшая в слабую, истеричную попытку подраться. Потом были какие-то вежливые расшаркивания, обработка синяков, стирка промокшей и вываленной в грязи одежды и ночевка в доме деревенского старосты. Рем даже не помнил, как добрался до кровати и вместо сна провалился в нечто наподобие обморока.

Осознание случившегося пришло уже позже, когда, проснувшись в чудом доме, он увидел Деокриса. Воспоминания о прошлой ночи хлынули в его голову, переполнили ее. Поняв, что сам он не сможет осмыслить всего случившегося, он пошел единственным доступным ему путем – решил расспросить своего спасителя.

- Да как вообще такое может быть? – с опаской поглядывая на мага, спросил он. – Как девушка могла стать монстром? Как? Почему?

- Потому что кто-то превратил ее в чудовище, - спокойно ответил маг.

- Как ты можешь так спокойно об этом говорить? – зарычал на него Рем. – Для тебя что, нормально, что кто-то сделал девушку монстром? Надо найти и убить этого мерзавца. Отомстить…

- Об этом можешь не волноваться, он умер первым, - сказал Деокрис. – Наш мир не так уж и глупо устроен. Наш мир всегда наказывает тех паразитов, которые считают, что могут делать со слабыми что захотят. Поверь мне, первым, кого она убила, был тот, кто ее создал.

- Но зачем? Какому скоту это было надо?

- Ты видел символ у нее на лбу? – спросил маг.

- Да видел я этот безднов символ! – взбесился Рем. – И что с того?

- Так вот, он действительно безднов, - пожал плечами маг. – Это символ поклонников бездны. Они считают, что монстры – дети бездны. Они свято верят, что создав монстра и умерев от его рук, они попадут к своей богине.

- Спящий творец, это же просто ужасно! – схватился за голову Ремулус. – Но я все равно не понимаю, каким образом они довели ее до этого! Что нужно было сделать с человеком, чтобы он стал безумным монстром, убивающим всех направо и налево?!

- А я тебе расскажу, - сказал Деокрис. – Жил когда-то давным-давно человек, который любил убивать. Он приходил в деревню, заводил знакомство с какой-нибудь девушкой, увлекал ее, но просил держать все в секрете. Деревенские девчонки спят и видят, как бы сбежать с богатым приезжим в большой город. Вот таких он и завлекал. Вешал им лапшу на уши. Дарил им обручальное колечко. А потом он говорил – милая, у меня для тебя сюрприз, но я должен завязать тебе глаза. Они шли в лес. Далеко-далеко, подальше от городов и деревень. А там он набрасывался на девушку, выкалывал ей глаза, связывал, сбрасывал в заранее выкопанную могилу и живьем закапывал. Ненависть и страх тех девушек копились, складывались и превратились, в конце концов, в проклятье. И последняя девушка, умерев, воскресла как монстр. Выбралась из могилы, взяла ту палку, которой он выколол ей глаза, и убила его. Но она не была уверена, что убила именно того, ведь была слепа. Потому ходила она вокруг, и каждого встречного спрашивала – не ты ли мой возлюбленный? И если слышала мужской голос – убивала. Потому-то я вчера и зажал тебе рот. Потому-то она вчера и ушла – решила, что раз у меня длинные волосы, значит я девушка. Если бы ты вчера не начал так рьяно отбиваться, то все уже было бы кончено.

- Да я же… я же думал… - замялся Ремулус. – Хотел… черным магом стать. Думал… убью монстра… кто же знал…

С этими словами Рем обессилено опустился в кресло и схватился руками за голову. Маг явно хотел что-то сказать, даже открыл рот, но так и не решился. Вместо этого он отвел взгляд и притих, думая о чем-то своем.

- Неужели никак не расколдовать? – с надеждой, глухо спросил Рем.

- Нечего расколдовывать, она уже мертва, - покачал головой Деокрис. – Она уже ничего не помнит, ничего не чувствует. Можно только добить ее. Не дать ей сотворить еще большее зло.

Повисла тишина. Рем думал о своем, Деокрис, явно, о своем. В конце концов тишину нарушил маг:

- Ты бы… шел на самом деле домой. Шел бы, забыл все. Занялся бы каким-нибудь менее опасным делом. Это только со стороны кажется, что черные маги такие вот богатые и непобедимые. Нет. Все не так. Мы убиваем людей. Бывших, но людей. Забираем их сердца, чтобы из этих сердец алхимики делали лечебные зелья. Потому что так надо. Потому что больше ничего сделать нельзя. Так что если хотел быть черным магом только из-за денег и власти – лучше открой трактир.

- А ты? Почему ты это делаешь?

Деокрис на это ничего не ответил, лишь покачал головой и уставился на свои колени. Рем вздохнул. Не так он себе представлял ту работу, о которой всю жизнь грезил. Одна часть его шептала – сбеги. Натрешь себе мозоли, махая молотом в кузнице, или пойдешь в охотники, заведешь семью, детей, забудешь весь этот бред о черных магах, выкинешь из головы. А другая говорила кардинально противоположное – она ведь мучается, ты должен ей помочь. Переступишь через это, и тебя возьмут в черные маги, как ты и мечтал. Пусть все не так, как ты думал, но это не должно сломить тебя.

«Настоящие герои не пасуют перед трудностями, - подумалось ему. – Надо остановить монстра, пока он еще кого-нибудь не убил. Даже если этот монстр некогда был живым человеком».

- Ты как знаешь, Деокрис, а я не отступлюсь, - сказал Рем, решительно вставая. – Разреши мне… разреши мне сделать это самому. Я действительно хочу стать черным магом. Не из-за денег, а чтобы людей спасать.

Деокрис смерил парня оценивающим взглядом. Рем постарался придать себе как можно более решительный вид, но получилось у него не слишком хорошо. В конце концов Деокрис тяжело вздохнул и, сняв с пояса один из трех своих кинжалов, протянул его парню.

- На, - сказал он. – Это обсидиановый клинок. Раны от любого другого клинка этого монстра не убьют. Если ты будешь молчать, то она даже сопротивляться не станет. Убьешь – найду тебе учителя. Струсишь – и тебя даже на порог дома черных магов не пустят.

Принимая из рук мага нож, Рем сглотнул, понимая, что за свои слова придется отвечать. Маг же нерешительно, будто разучился это делать, одобрительно ему улыбнулся.

-7-

С наступлением сумерек они разместились на окраине деревни и уселись прямо посреди дороги, поджидая монстра. Рем нервно, из горла, прихлебывал купленное для девушки вино, маг молча смотрел в сгущающуюся темноту леса. Когда совсем стемнело, волосы мага снова засветились, и Рем невольно заинтересовался.

- Слушай, а что у тебя с волосами? – спросил он. – Ты седой? И почему они светятся?

- А, это? – хмыкнул Деокрис, потеребив белоснежную прядь. – Белая защитная магия. Самый белый маг наложил. А белые они у меня с рождения.

Вздохнув, Рем глянул на полупустую бутылку, а потом протянул ее Деокрису. Тот посмотрел на парня удивленно. Он осторожно принял ее и, глотнув, тут же поморщился.

- Ну прости, - рассмеялся Рем. - Изысканных вин в нашей глубинке не купишь.

- Пойдет, - сказал маг тихо.

Они еще по два раза по очереди приложились к бутылке, и вино кончилось.

- Слушай, - решился задать мучивший его вопрос Рем. – А ты… ты как с этим живешь?

- С чем живу?– рассеянно спросил Деокрис, которому, явно, не много надо было, чтобы опьянеть. - С волосами светящимися?

- Да нет, - отмахнулся Рем. – С тем, что людей приходится убивать.

- А, да… никак, - сказал маг. – Честно сказать, это жизнью-то не назовешь.

- Это почему? – удивился Рем. – Я думал, тебе твоя работа нравится. Ты вон как вчера соловьем разливался про то, откуда монстры берутся, куда деваются.

- Да понимаешь, - Деокрис подергал воротник, будто тот душил его. – Я же ведь всю жизнь этим занимаюсь. Я первый раз монстра убил в двенадцать лет. Сам, без посторонней помощи. Всегда думал, что делаю благое дело, спасаю людей, очищаю мир от скверны. Я же ведь еще и алхимик. Думал, что изобретая зелья, я спасаю жизни. А потом, понимаешь, на моих глазах в монстра превратилась одна знакомая. Не то чтобы я так уж ее любил… да и я ведь знал, откуда берутся монстры… но на собственной шкуре прочувствовал только тогда. И тот факт, что я всю жизнь убивал чьих-то матерей, сыновей и жен, да еще и варил из их сердец зелья, меня… просто…

Маг замолчал, запустив пальцы в волосы. Ремулус похлопал его по плечу и отвернулся, не смея что-то еще сказать. Он не ждал продолжения истории, но Деокрис вдруг продолжил. Будто он из последних сил сдерживал свои чувства, но алкоголь заставил их выплеснуться наружу.

- Ну, я вернулся домой, - сказал маг, опустив лицо. – Вернулся, подумал. Взял стул, привязал к люстре веревку, залез в петлю, затянул ее на шее. Но… я ведь не герой. Я трус. Я в этой жизни не боюсь только одного – монстров. Потому что о них я знаю все от и до. А про смерть, про людей… про это я ничего не знаю. Так что как влез в петлю, так и вылез. Но чувство такое, будто веревка до сих пор на моей шее.

- Это хорошо, что не повесился, - сказал Рем. – Герои не вешаются. А ты, Деокри, герой. Я всегда так думал, а теперь точно уверен.

- Да какой я, в бездну, герой, - огрызнулся Деокрис. – Что героического-то во мне? Меня ведь все ненавидят. Думают, что я ту деревню сжег, хотя когда она загорелась, там уже никого живого не осталось. И я даже сказать ничего не могу. Потому что мне никто не поверит. Гораздо же удобнее считать меня монстром…

Деокрис тяжело вздохнул и уставился в сторону леса, положив подбородок на колени. Вдалеке, на фоне леса, показалась черная фигура. Рем решительно поднялся и, вытащив из ножен черный, обсидиановый кинжал, двинулся вперед. К его удивлению Деокрис даже со своего места не поднялся, лишь посмотрел с интересом.

- И что, ты даже спину мне не прикроешь? – спросил осторожно Рем.

Деокрис на эти слова неуверенно улыбнулся.

- Просто подумал, что ты хочешь сделать это сам, - сказал он неуверенно.

- Если ты не будешь смотреть, я не смогу это сделать, - сказал Рем, входя в стойку. – Так что пожалуйста, посмотри. Идет?

Маг удивленно кивнул. Рем достал черный нож и занес его над головой. Ощущая, как яростно колотится сердце, парень двинулся навстречу черной фигуре. Дальнейшее крепко въелось в его память. Вот он идет все быстрее и быстрее, монстр все ближе и ближе. Вот они уже лицом к лицу.

- Не ты ли… - начал монстр, видимо услышав шаги, но закончить не успел.

-8-

- А знаешь, я ведь так и не вспомнил ее имени, - сказал Рем, чувствуя, как от выпитого кружится голова.

Парни сидели в таверне на окраине города. Тело девушки они, как и положено, сожгли, промучившись довольно долго с отсыревшими ветками. После этого парни отмылись, залечили синяки, оттерли оружие и распрощались с деревенским старостой. Стоило им добраться до города, Рем тут же затащил Деокриса в трактир и они напились. Парню слишком хотелось хоть на пару минут вышвырнуть из головы мысли о мертвой девушке, но, к его глубочайшему сожалению, с этим не помог даже алкоголь.

С их приходом все более или менее трезвые посетители свернулись и ушли. Пьяные же как гудели, так и продолжали гудеть, а после того, как маг поставил им по кружке за свой счет, перестали обращать на них внимание. Только хмурый вышибала и испуганный трактирщик буравили приятелей взглядом.

- Это ж вроде девушка твоя была, нет? – спросил, пытаясь сфокусироваться, Деокрис.

- Не, я только один раз с ней, вроде, спал, - почесал в затылке Рем. – Хоть убей не помню, что же тогда случилось, как я с ней познакомился. Я знаешь… все время пытался вспомнить. Думал, что если назову ее по имени и напомню, кто я такой, то, может, она очнется. Скажет, мол, какая я дура, нельзя было так делать. И все.

Они помолчали. Нарушил тишину Деокрис:

- Так ты как, передумал быть черным магом?

- Нет, не передумал, – с сожалением покачал головой Рем. – После такого я уже все, конченный человек. А чего, ты передумал меня брать в ученики?

- Спящий творец, да какой из меня учитель, - вздохнул Декорис. – Мы ведь с тобой ровесники. Я найду тебе кого-нибудь постарше и поопытнее.

- Кстати, - Рем снял с пояса обсидиановый кинжал, который так и носил с момента убийства. – Держи. Твое же…

- Оставь себе, - покачал головой Деокрис, отпив еще противного кислого вина. – Я из него уже вырос, а тебе он в самый раз. Только дай клятву, что никогда его на живого человека не направишь. Только на монстра. Идет?

- Клянусь, - убрав нож обратно на пояс, сказал Рем, ощущая перед магом огромную благодарность. – А ты ж теперь куда? Что делать будешь?

- Я-то? – удивился Деокрис. – Как что… пойду дальше монстров убивать. Варить зелья. Чем еще черный маг, собственно, может заниматься?

+2
02:20
1290
13:18
+2
А вот, кстати, неплохой рассказ. Случайно ткнула и осталась довольна
20:13
Августа 😍
02:04
+1
Всегда Черные Властелины привлекают подростков… тем, что их характер так похож на них самих. Черные маги — почти то же самое.
20:13
Так и не поняла, что этот комментарий значил? О_О
Гость
19:21
Ангелом света со сверхспособностями в разы лучше быть, чем магом).
02:24
+1
Не то чтобы в восторге, но прочитал от начала и до конца.
20:13
Монк, ты меня удивил, честно! Прости меня (сам знаешь за что)
22:10
-2
уууууууууууууффффф…
неужели!
Сказать по чести, прочитал рассказ давно. Но вот отзыв все не было времени написать.
Ну что вам сказать. на твердую единицу. Это если честно. Столько мусора и расплывчатых описаний, что иногда я представлял себя кем угодно, только не читателем нормального рассказа.
22:11
-1
— Слушай, а что у тебя с волосами? – спросил он
видите какую-нибудь раздражающую аномалию? нет? а она есть!
После значка "?" нормальные люди — то бишь ТРУДОЛЮБИВЫЕ ПИСАТЕЛИ — не пишут слово СПРОСИЛ!
12:18
+5
То есть, если вместо «спросил» написать «сказал», то ваша оценка рассказа тут же взлетит до небес?:) — спросил я. Именно спросил, а не просто нейтрально сказал. Вот прям подался вперёд с крайне заинтересованным выражением и даже смотрю более пристально, чем обычно.
09:37
+2
Это он по-гречески. Древние греки писали: «Спросил» до значка, а не после. По его версии надо так:
он: а что, — спросил, — у тебя с волосами, слушай?
Вот так, примерно. Он же Аристотель 😂
10:00
Оу, спасибо. Сам бы не дотумкал. Аристотель, к слову, был самым образованным человеком своего времени, единственным, кто осилил всё написанное до его жизнедеятельности и во время неё. Попробуй мы сейчас повторить подобный фокус и голова лопнет, как перезрелый виноград зажатый между пальцами.
10:14
Просто все дело в том, что для него это был образ жизни. А для нас — именно что фокус.
10:32
Письменных и устных источников знаний было куда как меньше. Тогда ещё не развилось книгопечатание, да и наука была под гнётом религии. Для нас теперь прочесть Иллиаду или Одиссею в некотором роде достижение, так как есть вещи и попроще для усвоения. А какой у Аристотеля был выбор? Даже будь он просто любознательным юным эллином?
10:42
Наука под гнетом религии? Во времена Аристотеля? Это вы о чем?
10:54
Даже учёным нужно было поклоняться богам, признавать гениев, например. Если это не гнёт религии, а их осознанный выбор, то вопросов не имею. Сократа из-за отрицания старых богов, введение новых и развращение (умов) молодёжи приговорили к смерти.
Сократа подвергли казни в 399 году до н.э., Аристотель родился в 384 году до н.э., то есть такие суровые порядки были и при его жизни. Хотя не инквизиция, конечно. Согласен.
Возможно, преувеличиваю, считая гнётом любое посягательство и ограничение свободы выбора. Возможно, угнетение науки и угнетение учёных, как личностей, также не тождественно.
11:39
Ой нет. Сократа не потому отравили. В Апологии все достаточно ясно. Что Анит, Мелет и Ко… в общем, не буду спойлерить. Почитайте )))
11:48
Знаю, что заговор, но официальное обвинение в суде были таким. Значит, повторить фокус при необходимости проблемы бы не составило.
12:22
Но это не значит, что религия ущемляла чью-то свободу. Это значит, что определенная группа лиц использовала религию, чтобы ущемить свободу. А это в принципе разные вещи.
17:24
В общем значении инквизиция — это аппарат, включающий группу лиц, ущемляющих свободу.:) Ладно.
Если без шуток, то вы правы. Религия, может, и мешала в некотором роде, но систематических гонений на философов и учёных в Древней Греции не было. Не будешь спорить с существование богов и гениев — дела будут ок. Иначе пришлось бы утверждать, что и закон угнетает науку. Ограничение и угнетение — не одно и то же.
11:35
+1
В целом впечатление очень среднее. Минусить рассказ вроде бы не за что, аццко плюсовать тоже. Теперь объясню почему.

Плюсы:
— из явных плюсов сюжет рассказа, который на поверку является заготовкой сюжета для романа. Сам же рассказ предисловием. Идея с людьми, обращающимися в монстров, интересна и неплохо подана. С другой стороны, что-то подобное я уже видел и не раз. Интересен данный конкретный монстр.
— имя главного чёрного мага континента — Деокрис Кайморальд. Прям ах! Уверен. Дамы падают в обморок от одного имени. Если им ещё и покажут портрет с ореолом белоснежных светящихся волос...
— общий уровень владения языком довольно высок, если учитывать количество явных и не явных ошибок. То есть сделать фэйспалм не хочется. Дочитать текст вполне реально, несмотря на минусы. Даже более, чем уверен, что большинство его прочтёт вполне спокойно.

Однако, есть минусы, которые процесс чтения всё же затрудняют:
— отсутствие аутентичности: кроме вышеупомянутого Деокриса Кайморальда и худо-бедно реализованной идеи с людьми, обращающимися в монстров, чего-то своего практически нет. Количество общих мест зашкаливает. Например, «угощу лучшим ликёром в городе»,«приложу целебные травы», таверна, которая вроде как была одним и тем же местом, но я не смог понять это то же место или уже другое, потому что ни название, ни трактирщик с вышибалой ничем не выделяются. Добавить к этому ещё катастрофический недостаток имён второстепенных персонажей, которые, на поверку не являются второстепенными, потому что тех же отца и мать Ремулус будет вспоминать постоянно на протяжении всего последующего произведения. На счёт трех девиц на «Г» того же сказать никак нельзя, но имена у них есть.
— Ремулус. Допустим, он даже пьяный НИКОГДА не заговаривается, не заикается, не растягивает слова и не тараторит так, что слова сливаются в одно большое слово. Чёрт с ним. Сын кузнеца может и не такое. Он мечтает стать чёрным магом, он знает одну стойку и т.д. Обычный парень в роли обычного героя. Имя Ремулуса не звучит, как песня, девушки над ним насмехаются и даже отец им недоволен. Очень типичная картина для подобных произведений. Как если бы Наруто запихнули в фэнтези и он мечтал стать не хокаге, а чёрным магом.

— в целом, картина с монстрами и охотниками смахивает на «Ведьмака». Только здесь монстры были людьми. В «Ведьмаке» далеко не всегда. Даже Деокрис Кайморальд со своей пафосной внешностью и званием, но простой мужицкой душой, очень смахивает на Геральта.
— язык изложения также страдает обилием общих мест. Соседство вполне современных выражений в духе «лапшу на уши вешать» с «экзамен сдать пытаешься, семеро богов» рождает нехилый такой диссонанс. Это отражает общую неестественность речи персонажей. Того же Рема носит от «Так что пожалуйста, посмотри. Идет?» до «Не, я только один раз с ней, вроде, спал,». Лучше бы гг так девушек уговаривал, как с Деокрисом беседует перед убийством монстра. Вряд ли я бы стал подбирать выражения, если через пару минут решится буду жить или нет. В целом, не мог отделаться от ощущения, что персонажи только изображают персонажей. Поверить в них до конца не вышло.
— обсидиановый кинжал, как я понял, обрывает связь между душой и проклятым телом, в котором душа заключена. Однако ж, ни демонстрации возможностей в виде боя с монстром, ни лекции от Деокриса. Фактически самое интересное просто пропущено и кульминацией выступает сцена, где Део почему-то решил не убивать монстра, но притвориться девочкой. Зачем? Чтобы спасти Рема? Если бы чёрный маг всея континента убил монстра, то тоже бы его спас. It's magic.
— место для расистских шуточек про самых белых и самых чёрных магов, а также самых красных, жёлтых, коричневых...

Итог: рассказ про «Тонкости героизма» выполнен недостаточно тонко. Кульминация пропущена. Дуализм между убийством чудовищ и освобождением бессмертной души так и вовсе проигнорирован, так что чёрный маг смотрится извергом, который убивает людей(пусть и бывших). Хоть ты этих монстров не убивай, чесслово. Особого упоминания заслуживают слова Деокриса Кайморальда, простого мужика с эпичным именем: «Честно сказать, это жизнью-то не назовешь.» Но он всё же продолжает убивать и не очень-то мучается. Видимо, нести смерть — это весело, так как эмоциональный фон персонажа во время «страданий» даже не колыхнулся в отрицательную сторону. Разве что на словах. Не верю!

Общая оценка: 5 из 10. Весомые плюсы оказались облеплены мелкими минусами, которые, как натуральные злыдни, без щётки и смётки, взяли числом.
20:11
Огромное спасибо :3 почерпнула очень много полезного для себя :3 Приятно иметь такой развернутый отзыв от ВАС. Не все, конечно, учту, но кое-чем (например названиями) я уже занялась :3
Удачи вам :3
Гость
17:11
Повеяло и Громыко, и упомянутым выше Сапковским. Автор, я вас прошу, работайте над собой. Над языком, над верибельностью деталей, над соседствующими в одной строчке повторениями слов. И все будет хорошо, потенциал точно имеется. Неплохо.
03:32
+1
Ну что ж, почитала я. Длинно, автор, длинно и не по делу. Но обо всем по порядку.

1 Герои
Нашла я двух герое. Имена — язык сломаешь, но красиво. И вот разрывают меня сомнения, чего же им, собственно, не хватает. Вроде и мысли в их головах водятся, и история у них есть, и внешность описана (хотя вот с Ремом ее почти нет), а что-то все равно в них не так. То ли шаблонный такой у вас этот Рем, то ли слишком гипертрофированный Деокрис… няпонятно в общем.

2. Идея и сюжет
Идея хорошо. В общем-то тема с монстрами, превращающимися в людей мне зашла. Но сюжет дырявый. Завязка есть, развитие есть… кульминации нет. Развязка сразу. Поленились? Была бы битва, было бы гораздо более завершено. И опять же куча вопросов. Почему его все знают в лицо? Почему Деокрис прыгнул на Рема а не на чудовище? Почему он даже если и прыгнул не отправился за чудовищем вдогонку? Вроде и объяснено у вас все это, но как-то не веришь этим объяснениям. А самое смешное — вроде и ничего не выкинешь, а такое ощущение, что части лишние. Что связаны они притяжением за уши. И так дыряво, так дыряво, что даже и не придумаю, как заткнуть. И да, было это уже у Сапковского, почитайте что ли, если еще не читали.

3. Язык
И вот опять автор старался. Вроде и всякие средства выразительности есть, но теряются они в куче косяков и описок. Вычитывать. Страшно и много раз вычитывать нещадно. И да, коль уж дышите средневековьем, то удалите все неуместное. В остальном построение текста порадовало. Особенно то. как в начале автор сводит двух героев. Деталей опять-таки интересных много. Те же светящиеся волосы (хотя и неуместные), выглядят колоритно и красиво. И обсидиановый нож тоже нестандартный (заменили серебро небось?). А в остальном как-то серенько и натянуто.

Ну вот как-то так. Двоякое у меня впечатление. Вроде и прочитала, вроде и даже не заскучала, а чего-то не хватает отчаянно. Удачи вам, автор, творческих успехов.
10:24
Это «Если бы ты вчера не начал так рьяно отбиваться, то все уже было бы кончено.» не объяснение. Рема вполне можно было использовать, как приманку. Ход с героическим спасением сугубо ради демонстрации особенностей героев и монстров растягивает повествование, смещая акценты. Ну вот сместился акцент на Ремулуса и у него появилась прекрасная возможность прикончить бестию. Ок. Где это показано? Причём гг для убийства вполне хватило обсидианового кинжала и одной стойки. Арсенал Деокриса куда как шире. Этого было вполне достаточно, чтобы заткнуть деревенщину и разобраться с происходящим самому.
Светящиеся волосы — это хорошо и смотрится красиво.
Серебро, строго говоря, подходит только для истребления оборотней и бактерий. Какими-то иными свойствами, в том числе способностью отделять душу от проклятого тела не обладает. Так что выбор обсидиана вполне логичен. В разного рода фэнтези-сеттингах он нередко используется для изготовления вполне себе обычного оружия. Только мало кто учитывает, что обсидиан — это вулканическое стекло, а стекло штука хрупкая, хоть и смотрится красиво. В первом же бою большую его часть придётся оставить в ране противника, так как он, цитирую вики: «хрупкий, обладает малой износостойкостью на истирание». Так что упоминание о том, что обсидиан зачарованный или закалённый магией, или из Мордора(шутка) уж точно лишним не будет. В противном случае, обсидиан этот должен отсекать душу от тела или как-то иначе разить на расстоянии ибо оружие из него, прямо скажем, не очень.
13:44
И вот разрывают меня сомнения, чего же им, собственно, не хватает. Вроде и мысли в их головах водятся, и история у них есть, и внешность описана (хотя вот с Ремом ее почти нет), а что-то все равно в них не так.

Им не хватает продолжения 🙂
Те же светящиеся волосы (хотя и неуместные), выглядят колоритно и красиво.

А мне они показались очень даже уместными) Как в аниме таких сильных, зловещих, интересных магов описывают с белыми волосами, длинными, это как-то атмосферно!)
1. Очень много пафоса. Все эти стенания героев о том, что вся их жизнь г***о, сами они трусы, рассуждения о том, «кто я: тварь дрожащая или право имею». Потом опять: кто, если не мы. У меня от пафоса уши в трубочку скрутились.
2. А посыл рассказа так и остался неясен. Чего хотели этим всем сказать? Мол, для того, чтобы жили многие, нужно убить одного невинного монстра? Так это старо, как мир. Других посылов не увидела.
3. В сюжете не хватило кульминации. Но про это тут уже порядком написано.
4. Повествование весьма однобокое. Очень много используется таких слов, как «презрение», «сморщился», «нахмурился» и т.п. Особенно резануло «отвращение», используется там, где оно вообще не нужно:
«черный маг с отвращением посмотрел на остатки супа»
«попроси Деокрис, с каким-то отвращением в голосе»
«и на воду он смотрел со смесью желания и отвращения»

Достаточно было употребить его лишь в последнем случае, в остальных оно просто не в тему и вызывает недоумение.
Кроме того, текст пестрит штампами:
«грянувший словно гром среди ясного неба гогот»
«тупого как пробка»
«заставил бандитов поцеловаться с землей»
«он удивленно распахнул глаза»
и много-много других.
Штампы в своём произведении вылавливать труднее всего, просите знакомых помогать.
5. А вот идея мне понравилась. Напомнило Гоголя чем-то.
Всех благ.
20:12
Спасибо, подруга: Р
Не бейте меня сильно, я больше так не буду!😶Точнее, буду писать не только о том, что не понравилось, но и о том, что понравилось. (Но это трудно, я себе жизнь решила упростить, а зря.)
Пиши продолжение, герой и в самом деле няшка!
13:47
1. Очень много пафоса. Все эти стенания героев о том, что вся их жизнь г***о, сами они трусы, рассуждения о том, «кто я: тварь дрожащая или право имею». Потом опять: кто, если не мы. У меня от пафоса уши в трубочку скрутились.

Выше писала, что напомнили они мне Винчестеров из «Сверхъестественного») У тех постоянно заходили подобные темы о жизни. Мне показалось это очень тематически)
Тут, конечно, вопросы вкуса решают. Всё очень субъективно.
15:10
Согласна)
22:43
+2
бог ты ж мой, какая жи это прелесть! *__* вот прямо от самого начала до самого конца! В некоторых рассказах хороши идеи, концовки, или там образы какие-то, а тут хорошо просто ВСЁ. В. С. ЙО.

Итак…
Сюжет. Во-первых, он увлекательный. Тут каждая сцена проработана очень прикольно, и она какая-то такая нешаблонная, небанальная и мило-душевная. Разговор с тремя девушками о героизме тёмных магов (уже такой милый перевёртыш: герой — тёмный маг, а светлый маг — распиаренный чувак, который гребёт неимоверно бабла). Перевёртыш этот дальше сохранится, и вот эта фишка «хороший парень — это чувак, которого все считают плохим» сохранится. Она очень приятная, эта фишка, сразу, автоматом работает на сопереживание.
Потом разговор с родителями. Он немного банальный, но при этом он оооочень узнаваемый. И вот эти мелочи типа: «Как ты с этим живёшь? — Со светящимися волосами?»
В сюжете очень много вещей, которые заставляют улыбнуться. И это поднимает настроение

Герои. Герои — лапочки. Обадва. И Деокрис, и Рем.
Автор, вы очень клёво описываете внутреннее состояние героев через внешние проявления. Например, сцена, когда Деокриса показывают глазами трактирщика. Нам не говорят, что именно Деокрис чувствует и думает, но мы прекрасно это понимаем через мимику и жесты.

Идея. Вот я даже не могу какую-то отдельную идею выделить, потому что тут куча мелких идей, которые проскальзывают в диалогах, в отдельных сценах, в каких-то моментах. Например, тот же разговор про распиаренных белых магов. Или момент, когда Рем думает о том, что он не так представлял себе работу, но «я же об этом мечтал».

Мир. Очень прикольно описан монстрик, он нешаблонный и небанальный.
Вообще, в мире с его перевёртышами есть что-то Пратчеттовское.
Единственное, что меня смутило — имена. Нитка, Игорь, Степан, а рядом — Деокрис и Рем. Как-то немного в голове всё путается. Остальное — норм.

Язык. Косяков каких-то особых я не заметила. Местами немного перебор с канцеляризмами, но это глобальная проблема многих.
хохотали от души, запрокинув покоящиеся на длинных шеях головы
покоящиеся на длинных шеях головы звучат жутковато
Гелла, Гретта и Григория – Рем запомнил эти имена только потому, что все они начинались на одну и ту же букву, а вот соотнести имя с девушкой никак не мог – выловили его на пороге захудалой таверны
сложное предложение, к концу забываешь начало, лучше бы упростить
громкий, грянувший словно гром
громкий-гром звучит как тавтология
Он понимал – выпитый алкоголь не даст ему нормально сражаться, однако в рукаве у него был припасен один козырь. Одна маленькая сила от его способностей к черной магии, которую он мог использовать не смотря ни на что.
тяжеловесно. Не знаю даже навскидку, как это перефразировать. Может, как-то так: трудно сражаться, когда ты опьянел (или: подвыпившему человеку трудно сражаться), но у Рема был козырь в рукаве: заклятье чёрной магии (тёмное заклятие), которое он мог использовать несмотря ни на что.
Сила, которую он с трепетом взращивал в себе с того самого момента, как окончательно решил стать черным магом. Стойка.
из-за построения предложений кажется, что Сила — это стойка.
Глаза на загорелом лице засветились белым светом, зрачок утонул в сиянии радужки. Все мышцы в теле наполнила зверина, гибкая, неукротимая сила. Мир для Рема будто бы стал ярче, страх отступил, сменившись одним желанием – защитить. Защитить себя, девушек и свое право считаться хотя и не таким уж и значительным, но все же героем.
Вот честно, мне этот пассаж показался немного излишним (там ещё предыдущий абзац про то же). Битва же ж. Можно метаться, но поскорее )
Закончив, Рем вышел из стойки
ыыы?
Парни сидели в таверне на окраине города
меня немного напрягает, что их называют парнями. потому что слово такое современное, а там не совсем современность

Но в целом — респект! Автор, я надеюсь, вы будете в финале :3
21:02
+1
Согласна целиком и полностью! 👍
20:12
Люблю-люблю :3 спасибо за отзывы, девчата :3
20:17
Мур! :3 а я ж не знала, когда писала
01:57
-1
не выдержала и прочитала прям сейчас. и с удовольствием. Критик из меня чрезвычайно плохой, еще хуже, чем писатель. Вцелом я согласна с отзывом Алекса Шторма. То, что рассказ интересен, с потенциалом, с интересным миром, захватывающим и ведущим за собой — совершенно бесспорно и даже не обсуждается. А если кто будет возражать — обсидиантовый кинжал ему сами знаете куда. Я бы сказала, что дьябло, зараза, прячется в деталях. А здесь он, бедный, голый и босый, как в чистом поле. Побольше бы таких проникновенных мелочишек, тонкостей, позволяющих заглянуть за шиворот герою и увидеть его шею, мытую не на это декольте. В-общем, побольше и подольше, наверное, работать и над героями и над образами и над языком. Композиция практически совершенная, идея — очень и очень интересная, пусть и не супер-оригинальная и новая, но безусловно манящая. Спасибо!!! послевкусие хорошее, как после ирландского виски. я виски не люблю, но вот как бочоночек дубовый на языке отзывается — весьма и весьма :))))) я не к тому, что целиком бочоночек вкусить, конечно.
02:02
спасибо :3
13:35
Это было, по-настоящему, завлекательно!) Мне понравились естественные диалоги, уникальные повороты. Описание героев просто пленило! Я представляла себя сразу там, в этом необычном мире! Читается удивительно легко и интересно!)
На моменте, когда Рем пошел убивать первого монстра, почему-то вспомнились братья Винчестеры из «Сверхъестественного»))) Не объяснить, приятная ассоциация)
Еще одна ассоциация, точнее мелькнувшая догадка) Когда Рем сказал, что не может вспомнить имя бывшей, мне показалось, сейчас выяснится, что это он ее монстром сделал)))
Очень понравился рассказ! И вот знаете, эти два героя идеально сформированные, индивидуальные. Одного рассказа для них мало. ;-)
14:56
+2
На проработку Рему ушло, может, часа 2-3. Деокриса я прорабатывала с месяц (хотя в общей сложности герой был придуман год назад и постоянно обрастал деталями), у меня примерно 4 его биографии XD ну люблю я этого парня не могу прям! И да, это первая глава книги. Подтяну вот технику письма, чуть подтяну свой болтающийся косяк, чуть подучусь писать экшн и буду пытаться переписать эту книженцию, дотянуть до пристойного уровня и издаться.

Спасибо за теплые слова :3 Мне очень важна ваша поддержка. Если книга уже сейчас находит благодарного читателя — значит все у меня получится :3
15:08
Знаете, может быть Рем придуман быстро, но мне понравилось, как он дополняет Деокриса) И да, конечно, Диокрис ощущается главным героем, хотя ему уделяется меньше внимания в рассказе. Мне очень понравился этот герой, и то, как он раскрывается рядом с Ремом)
И да, это первая глава книги.

Правда?))) Я рада, что это будет книга!) Потому что очень захотелось их продолжения) У Вас описывается новая версия мужской дружбы, Вы не повторяетесь, и это очень важно) Если Вы видите смысл доработать Рема, автору видней, главное оставьте их вместе)))) Очень за это болею))) Из них получилась бы отличная команда))) И сюжет показался мне интересным, завлекательным) Когда я читала моменты, то видела их наяву, и мне понравилось побывать в этом интересном мире)
15:27
+1
все будет, только позже :3 когда напечатаюсь (а я буду стараться изо всех сил!) я вам скажу XD
15:32
Буду очень ждать!) У меня такая же мечта, поэтому надеюсь, наши мечты сбудутся!)
Мясной цех

Достойные внимания