Ольга Силаева №1

Скорлупа ненависти

Автор:
Леонид Добкач
Скорлупа ненависти
Работа №275
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен

Сначала никто не понимал, откуда доносится рокочущий гул. Проверять вызвался сержант Гетрап. Звук шёл из запертой каморки в глубине базы, и пока нашли ключ, пока открыли, головы от непрерывного рёва раскалывались уже у всех. Гетрап оглядел комнатку, отметив древний чёрно-белый экран-полусферу и магнитофонный проигрыватель, навроде того, что слушала его бабушка задолго до призыва в армию.

Разобравшись с раритетным аппаратом, сержант, наконец, вырубил динамик. Народ вздохнул с облегчением. У двери возник Зафрец — лучший друг Гетрапа, на год его младше, а потому ещё только мечтающий о лычках сержанта. Он выглядел озадаченным, но дисциплинированность не позволяла ему закидать вопросами старшего по званию товарища. Задал только один, как всегда, в допустимой Уставом форме:

— Сержант Гетрап, разреши обратиться! — Гетрап отвёл взгляд от экрана и кивком велел продолжать. — Такой сигнал включали нам на уроках истории. Он означает прибытие звездолёта, я прав?

— Всё верно, рядовой Зафрец. Я сейчас просматриваю запись. В пустыне Терли, неподалёку от нашей базы, рухнул неопознанный объект. Форма незнакомая, нам о таких не рассказывали.

— Если это катлянцы, они могли и поменять форму звездолётов за столько веков.

Зафрец замолк и вместе с Гетрапом воззрился на подёргивающееся мелкой рябью изображение вытянутого корабля, больше смахивающего на ракету, чем на сдвоенный круг, как у катлянцев. Ракета промчалась мимо обзорных камер станции наблюдения за небом и воткнулась в песок на добрую треть. У самой поверхности остался торчать слишком узкий для известных разумных существ люк. Гетрап повернул тумблер, и глазам бойцов предстал тот же звездолёт, но с другой точки обзора. Тут почему-то вместо одного выхода виднелись два. Быть может, недостающий на левой стороне находился ближе к носу, но так или иначе, сомневаться не приходилось:

— Это не катлянцы! — воскликнул поражённый Зафрец.

— Похоже на то, рядовой, — кивнул Гетрап, судорожно переключая с одного вида на другой. — Катлянцы ни за что на свете не откажутся от симметричного дублирования.

Сказав это, сержант замер. Зафрец тоже застыл как изваяние. С минуту оба молчали, не в силах озвучить потрясшую их мысль. Ведь если это не мерзкие пауки из ближайшей звёздной системы, то кто?..

Гетрап сглотнул неприятный ком и хрипло пробормотал:

— Я должен немедленно сообщить генералу о возможном явлении богов. Рядовой Зафрец, возвращайся в расположение части и ожидай указаний от меня или офицеров.

Сержант поспешил прочь от затихшей комнаты. Сослуживцы бросали на него удивлённые взгляды, кто-то возмущался, когда Гетрап случайно задевал его, и всем одинаково хотелось узнать, что же такое солдат узрел.

Несмотря на то, что их база не считалась главной, последние несколько месяцев генерал Катрс, главнокомандующий армии, квартировался здесь. А всё из-за пустыни Терли, по которой проходила граница с недружелюбным соседним государством. Падение звездолёта могло буквально взорвать шаткое перемирие с ним, но, вроде, упал он как раз на этой стороне.

Генерал Катрс всегда выслушивал обращения низших бойцов, кем бы они ни были: хоть солдатами, хоть сержантами, хоть лейтенантами. Не нужно было идти на поклон к десяткам промежуточных офицеров, чтобы добиться аудиенции главнокомандующего. Только время зря терять, а на войне — уж точно не до этого!

Запыхавшийся сержант нашёл Катрса не совсем там, где ожидал. Сейчас генерал вместе с ближайшими подчинёнными рассматривал карту пустыни. Гетрапа заметил один из офицеров, капитан Стрдап, ветеран боевых действий, лишившийся глаза в бою за северные приграничные земли.

— Уважаемые офицеры, прошу извинить за появление не по вызову, дело требует неотложного внимания самого главнокомандующего, — скороговоркой выпалил Гетрап и, поймав глоток воздуха, обратился напрямую к Катрсу: — Генерал!

— Слушаю вас, сержант, — уверенным басом отозвался главнокомандующий.

— Только что получили сигнал из нашего сектора пустыни!..

— Южные мардаки перешли в наступление? — перебил капитан Стрдап, но тут же извинился, поймав неодобрительный взгляд командира.

— Никак нет. Это сигнал небесной тревоги, генерал!

— Ч-что? — сказать, что генерал обомлел — ничего не сказать. Вся его уверенность испарилась за мгновение. Впрочем, надо отдать ему должное — уже в следующий миг он вновь источал спокойную силу.

— Сигнал передала станция наблюдения за небом, она там уже много столетий, про неё вспоминают раз в поколение, — уточнил Гетрап, про себя извиняясь перед офицерами, ведь подобную фразу, несмотря на её справедливость, они могли расценить как личное оскорбление. — Ракетообразный звездолёт упал совсем недавно, я сразу побежал к вам, как только разобрался, что увидел.

— Ракетообразный, говоришь? — Катрс потёр рукой нижнюю челюсть. — Вряд ли катлянцы, если только они не придумали новую форму. Время-то не стоит на месте.

— Звездолёт не имеет характерной черты катлянских технологий, он не имеет дублирующей симметрии.

— С этого и надо было начинать, сержант! Если это не катлянцы, это может быть кто угодно.

— Генерал Катрс, есть ещё одна известная нам раса, которой могут быть присущи несимметричные звездолёты, — заметил Стрдап.

— Их никто не видел уже сотни тысяч лет, капитан Стрдап, — Катрс возразил и тут же осёкся. — Хотя ничто не мешает им вернуться, проверить нас.

— Легенда гласит, что боги спустились к нам с небес на крытой лодке с невидимого для наших предков звездолёта, — ветеран припомнил уроки истории. — Точно сказать не могу, но, похоже, это единственное описание их транспорта, дошедшее до наших дней.

— Крытая лодка — она же напоминает как раз ракету, верно, капитан? — Катрс и сам знал ответ, конечно, но подчинённым всегда приятно, когда начальство интересуется их мнением.

— Вы безусловно правы, генерал.

— Не сочтите меня экспертом в области чужеземных звездолётов, — неуверенно начал Гетрап, — но не похож был тот объект на малый челнок. Если это и боги, то они упали на Арзар всем экипажем.

— Что ж, выбора нет. Придётся снаряжать туда отряд и выкуривать пришельцев, кем бы они ни были. Сержант… Гетрап, назначаетесь командиром группы захвата, готовьтесь немедленно.

— Слушаюсь, генерал Катрс!

* * *

Раскалённая радиоактивная пустыня безмолвствовала, хотя район считался той ещё «горячей точкой». Звездолёт крепко засел в песке, добавляя в общий унылый вид немного разнообразия. Кто бы внутри ни находился, наружу они не рвались.

И правильно делали.

Теплолёты вынырнули из-за горизонта, словно рассвирепевшие нетопыри. Они навернули пару кругов и умчались обратно за кромку дюн. Неожиданно ещё одно летучее крылатое чудо техники возникло возле космического гостя. Если за ними наблюдали пришельцы, они могли заметить иную форму крыльев и более тёмную расцветку этого «нетопыря». Он тоже не стал задерживаться возле места кораблекрушения и отправился восвояси, на север.

Минуты не прошло, как воздух позади темноватого теплолёта резко задрожал, а в следующий миг «нетопырь» превратился в ярко-оранжевый шар — южные мардаки постарались. Обломки разлетелись по пустыне, и хорошо, что это был всего лишь беспилотник. Но сообщение дошло до тех, кто им управлял, и вскоре взамен павшей машины вылетели сразу три.

Лазерные лучи и сгустки плазмы превратили небо над пустыней Терли в кромешный ад, и чудо, что ни один снаряд не попал в звездолёт. Как будто противники старались не попасть в него. Ещё один теплолёт разлетелся на мелкие кусочки, но и враги несли потери. У них, правда, было огневое преимущество на земле, но половину бронетранспортёров северяне вывели из строя в первые же минуты боя.

Южане спешно перегруппировались, скрывшись за махиной звездолёта. Всё равно он настолько объёмный, что не воспользоваться им как укрытием — преступление! Тут-то и настиг первый заряд плазмы обшивку корабля. Сверкнула вспышка, и… ничего. Ни следа повреждений!

Враги не заметили осечку северян и тоже ударили в край корабля, за которым как раз завис один из оставшихся теплолётов. Плазма разбрызгалась об корпус, а тому по-прежнему хоть бы что. Перекрёстный огонь разгорелся с новой силой. Теплолёты то отстреливались друг по другу, то прятались за кораблём. Так бы они долго играли в кошки-мышки, как вдруг удар нанёс сам звездолёт. Видать, не совсем впустую уходили удары в корпус.

Электромагнитный импульс волной пронёсся по туземной технике, выжигая «мозги» транспортёров и оставляя солдат с носом. Теплолётам досталось слабее. Не потому, что висели в воздухе, а лишь благодаря тепловым потокам, на которых держались и против которых ЭМИ был бессилен.

Уцелевшие теплолёты, неспособные стрелять или хотя бы корректировать курс, улетели зигзагами куда-то в своё расположение. Космический корабль остался в грозной тишине хранить чужеземные секреты.

* * *

Вид обломков злополучного беспилотника застыл на голографической полусфере. Генерал Катрс готов был рвать и метать, но всё же сдержал гнев. Южные соседи вконец обнаглели! Уже лезут на чужую признанную территорию. И ведь без толку. Зато сколько техники потеряли.

Краем глаза генерал заметил мнущегося в дверях сержанта Гетрапа.

— В чём дело, сержант? Да ты подходи, — боец послушно приблизился.

— Докладываю: я набрал двадцать солдат для захвата.

— Надеюсь, этого хватит. Взгляни сюда. Что ты видишь?

Катрс включил повтор последних минут боя. На мгновение чёрный корпус звездолёта подёрнулся жёлтой дымкой, а уже в следующий миг по сражающимся пронеслась невидимая волна электромагнитного импульса.

— Чужаки нанесли удар?

— Пока это единственный факт их агрессии.

— Прошу прощения, генерал, но… агрессии ли?

Катрс насмешливо щёлкнул челюстями.

— При других обстоятельствах я бы счёл твои слова дерзостью, сержант, но сейчас ты, возможно, прав. Однако чем бы их удар ни был вызван, он показывает, что пришельцы опасны. Поэтому на миссии глядите во все стороны. Враг кругом.

* * *

Теплолёт поднялся над склонами гор, внутри которых скрывалась военная база, и устремился к пустыне Терли. Отряду повезло: крылатая машина оседлала попутный тепловой поток и сейчас просто накапливала от него энергию. Везение долго не продлилось, ближе к границе течение переменилось, и пилоту пришлось изрядно потрудиться, чтобы аккуратно посадить «нетопыря» у берега песчаного моря.

Буквально в километре от солдат лежали те самые обломки беспилотника, что Катрс показывал Гетрапу. Ещё дальше все барханы были изрезаны, словно когтями, лазерными лучами. Тут и там расплескались стеклянные лужи от попаданий плазмы. Сержант подозвал остальных и обрисовал ситуацию:

— Совсем недавно здесь произошло столкновение с южными мардаками. Схватка закончилась волной ЭМИ, произведённой чужаками. Я знаю, вы все осторожны, но тут от вас требуется тройное внимание. Идём ромбом, проверяем каждую дюну. Если видите движение, стреляйте и укрывайтесь. Вперёд!

Прежде чем отряд выдвинулся, Гетрап запустил парочку мелких дронов, которые выискивали в основной части спектра любые аномалии и выводили информацию на мини-экран перед глазами сержанта. Не дожидаясь, пока шустрые летуны вернутся к хозяину, солдаты ступили во владения песка.

Напряжение росло, от тишины в эфире в головах бойцов звенело, а тревожных сообщений от дронов не поступало. Несколько раз то один боец, то другой дёргался, когда теплолёт подскакивал на восходящих потоках раскалённого воздуха. Через десять минут Зафрец, которого Гетрап прихватил с собой, плюнул и предложил вышестоящему другу чуть расслабиться.

— Отряд, вольно! — прикрикнул Гетрап и добавил: — Но осторожность не помешает.

Словно подслушав переговоры солдат, дроны вернулись к командиру. Увы, ни с чем. Соседи убрались зализывать раны, а пришельцы и вовсе, похоже, не пытались выбраться наружу. Перемёрли они там, что ли?

С каждым шагом космический корабль будто рос в размерах. Идущий справа от друга Зафрец подметил:

— Точно тебе говорю, эта хреновина раз в пятнадцать больше самого большого из наших теплолётов.

— Ты лучше подумай, сколько жаждущих нашей крови чужаков скрывается в его нутре, — буркнул Гетрап, хотя про себя сомневался, что пришельцам вообще есть какое-либо дело до их крови. Зафрец был гораздо более убеждённым ксенофобом, так что он воинственно отозвался:

— Надеюсь, что если они не сдохли от падения, ублюдков добьём мы!

— А если это и впрямь боги, как предполагает генерал? — повернув на секунду голову в сторону друга, парировал сержант.

— Да мне плевать! Они тоже ублюдки. Все, кто с других звёзд, только и думают, как бы нас изничтожить, ты вспомни катлянцев!

— Насколько я помню историю, мы развязали бой, стоило им высыпать наружу из своего звездолёта.

— Эти отвратительные пауки пытались нас обманом убедить, что они нам не враги. Тогдашнее руководство правильно сделало, что дало им отпор! — фанатично воскликнул Зафрец. Гетрап мысленно вздохнул. Порой ему казалось, что он единственный на всей планете, кто не считает нужным испытывать враждебность по отношению к другим расам. Узнай об этом кто-либо, даже рассудительный и прямолинейный Катрс, ему крышка, поэтому сержант лишь изредка высказывал сомнения в разговорах с сослуживцами.

— Тебя совершенно не удивляет, что после той краткой стычки, в которой погибло сто семьдесят восемь наших и всего тридцать четыре катлянца, те улетели и больше ни разу не вернулись за последние несколько сотен лет?

— Испугались нашей военной мощи! — убеждённо выпалил друг.

— Превосходящая нас в технологиях раса испугалась кучки злобных аборигенов, то есть нас, и даже не попыталась отомстить за павших? — продолжал гнуть свою линию Гетрап, прекрасно осознавая, что ступает на зыбкую почву. И речь совершенно не о песке, что струился вокруг их ног, хотя пустыня таила в себе немало опасностей.

— Это лишь доказывает, что они слабаки и трусы. Если мы однажды выйдем в космос, чужаки уяснят, чего стоит наша армия!

Спорить они могли ещё долго, благо рядовой Зафрец не задумывался никогда, что Гетрап имеет отличные от него взгляды на мир, а то бы конец их дружбе настал быстрее, чем сержант успел бы сказать «дурень».

Отряд миновал больше трети пустыни и остановился возле люка, торчащего прямо над кромкой песка. Дверной проём казался слишком узким для комплекции бойцов, а в остальном ничего необычного собой не представлял. Ну инопланетный он, и что? Трое солдат попытались открыть проход, но не тут-то было. Судно не желало впускать местных. Один из солдат прицелился в заслонку из лучемёта, но Гетрап резко опустил рукой его ствол.

— Что я говорил про ЭМИ? — прошипел он. — Хотите оружие своё как дубины использовать?!

— Никак нет! — подчинённые замотали головами.

— Рядовой Зафрец, ты же спец по замкам? — командир повернулся к другу.

— Да, сержант! Разрешишь исследовать люк на предмет взлома?

— Именно это я и собирался тебе приказать. Выполняй.

Зафрец хрустнул плечевыми суставами и подошёл вплотную к корпусу корабля. Он несколько минут осматривал переборку, в нескольких местах обстучал стенки, после чего деловитым тоном сообщил:

— Тут причудливые замки, но, думаю, справлюсь. Надо лишь поддеть здесь и здесь, — он показал на стыки двери с остальной поверхностью, — и потянуть в сторону. В какую — пока, если честно, не понял, но, думаю, когда начну, будет видно.

На пару с ещё одним рядовым Зафрец одолел заслон и обнажил проход. Взглядам солдат открылось тесное помещение. «Шлюзовая», — Гетрап вспомнил термин. Такие есть и на высотных теплолётах — тех, что выходят в верхние слои атмосферы. И, конечно же, в противоположной стене виднелась ещё одна дверь, размером точно как внешняя. С ней Зафрец справился в одиночку, она открывалась намного проще.

Наконец-то они проникли внутрь! Коридор действительно оказался чересчур узок и несколько высоковат для них, но в целом, если не растопыривать ноги и держать руки по швам, пройти кое-как можно.

— Хрен отстреляешься, — посетовал Зафрец. Что ж, если сбудутся его опасения, они все покойники, вынужден был признать командир.

— Не похоже это на паучьи посудины, — сказал кто-то из сзади идущих. Ему вторили согласные голоса. Это правда, катлянцам, как и им самим, нужен простор, а тут даже толком не развернёшься.

Коридор тянулся через полкорабля, и всю дорогу лучемёт больно впивался Гетрапу в бок. Но, как командир и как солдат, он не показывал боли, шёл первым, каждое мгновение ожидая нападения из-за угла. Угла он дождался раньше. Проём неожиданно раздался в обе стороны. Тут-то сержант озадачился: звездолёт воткнулся в землю почти под прямым углом, а шли они не по стенке, а по полу корабля. Искусственная гравитация? Похоже на то. И раз она до сих пор действует, какие-то системы корабля точно ещё работают.

Благодаря иному вектору гравитации на борту солдаты не свалились в левое ответвление, по факту тянувшееся вниз, к зарытому в песок носу, а без проблем свернули туда, где могли скрываться пилоты и вообще экипаж. Однако далеко бойцам пройти не удалось — коридор перегораживала очередная переборка.

* * *

Несмотря на размеры звездолёта, кораблём управляло всего десять существ. Люди в основном, конечно. Во время падения все они, даже Шары-механики из энергетического отсека, собрались в кают-компании рядом с носом судна. У них было совсем мало времени, чтобы подготовиться к удару, зато потом потянулись тревожные часы ожидания.

Во время перестрелки за бортом путешественники чувствовали тряску от попаданий, но после автоматической активации сброса лишней энергии всё стихло, и вновь пришлось ждать у моря погоды. Благо заняться нашлось чем.

Капитан звездолёта «Чёрная звезда» Андрей Смирнов распорядился установить точный состав атмосферы и вообще разобраться в обстановке на планете, а сам занялся проверкой систем. Хоть аварию они на пару со своей девушкой, лучшим пилотом Солнечного содружества Сашей Касовой, подстроили сами, кораблю жёсткая посадка могла сильно не понравиться.

Планета Арзар, на которую они «приземлились», — худшее место, куда звёздный странник захотел бы отправиться. Даже чересчур теплолюбивый предпочёл бы отыскать планетку с более приятным климатом, чем здесь. Грумбридж 34 — это два красных карлика, что уже ничего хорошего не предвещало. А место назначения «Чёрной звезды» так даже и в зону обитаемости (по меркам землян, конечно) едва попадало. Арзар отдалённо мог бы напоминать Венеру, только без столь ужасного парникового эффекта и дурацкой длины суток в сравнении с продолжительностью года. Радиоактивный пустынный мир состоял в основном из песка и камня. Атмосфера — преимущественно из азота и оксидов углерода. Без скафандра не погуляешь. Вода имелась, но лишь под толщей земли, как и подавляющая часть биосферы.

Как ни удивительно, но даже в этом неблагоприятном закутке Галактики смогла зародиться разумная жизнь. Местные жители, называвшие себя мардаками, ещё не успели выйти за пределы родной планеты, зато прекрасно знали о других расах. Перед полётом сюда Андрея и Соррена, насекомоподобного гуманоида-переводчика, новые друзья из системы Росса 248 тщательно проинструктировали насчёт здешних аборигенов. Нельзя показать слабину перед этими воинственными безумцами, говорили их друзья. Костей не соберёте!

Кости Андрею и остальным, у кого они вообще имелись, ещё пригодятся, здраво рассудил капитан, а потому решил действовать не в лоб, а более осторожно. Скоро станет ясно, чего стоили его заморочки. Несколько минут назад туземцы вскрыли входной шлюз (как удачно он не скрылся в толще песка, правда?) и теперь продвигались, судя по камерам, в их сторону. Переборка их ещё немного задержит, а пока…

— Надеть шлемы! — отдал приказ Смирнов и первым его выполнил. Стоит арзарцам открыть проход, и в кают-компанию ворвётся губительная для большинства из присутствующих атмосфера. «Эх, если… пардон, когда всё пройдёт гладко, придётся такую генеральную уборку здесь устраивать, что просто жесть», — мысленно посетовал Андрей, то и дело поглядывая на ближайший экран.

Один из аборигенов, облачённый в нечто вроде брони, махнул конечностью другому, одетому почему-то более легко, и тот послушно принялся ковыряться в замке. Толком разглядеть, что он там делал, Андрей не мог, камера туда не добивала, но через пару минут раздалось шипение стравливаемого воздуха, и дверь подалась в сторону.

Капитан «Чёрной звезды» застыл. Не от страха, просто не хотел излишне разозлить и без того нервных туземцев. Хотя до чего отвратительно они выглядят! Жуткая пародия на гигантских пауков, только с вытянутыми мордами. Лучше всех снаряжённый мардак поводил по сторонам прямоугольником, который отдалённо смахивал на винтовку, и приблизился к Соррену. Тот сидел неподвижно и не стал делать глупости, когда его рассматривали чуть ли не вплотную, когда ему в лицо светили из подствольного фонаря и даже когда тыкали стволом в грудь.

Встроенный лингвоконвертер, куда записали неполную матрицу основного языка арзарцев, шепнул на ухо Андрею слова командира отряда, брошенного по их души:

— …Живы. Это не треклятые пауки, но похожи на легендарных богов, — немного коряво прозвучал перевод, но и на том спасибо. Андрей бы не обрадовался, если б не смог узнать, как решают их судьбы.

— Сержант, давай убьём их! — обратился к командиру тот самый взломщик, целясь в бортового инженера. Означенный сержант, если верить званию, озвученному лингвоконвертером, ответил не сразу, видимо, связывался с вышестоящим руководством. Что они там говорили, Смирнов, а точнее, лингвоконвертер, разобрать не смог, зато, наконец, раздался ответ:

— Генерал приказал доставить их живыми.

Мардаки, словно муравьи на сласти, набросились на людей и Соррена, не заметив разве что неотличимых от валунов Шаров. Вытянутые морды паукообразных аборигенов оказались рядом с обзорным щитком капитана. Два фасеточных глаза смотрели внутрь шлема и, как надеялся Андрей, видели его отвращение. Наручники — или их аналог — глухо защёлкнулись на запястьях, арахниды проверили кандалы на прочность и повели человека наружу. Он шёл без сопротивления, поскольку всё шло по плану.

* * *

Теплолёт подхватил попутный ветер, и хотя нёс он поначалу в сторону от базы, пилот курс менять не стал. Гетрап распорядился не спешить. Уж больно хотелось расспросить чужаков об их намерениях. Непросто, наверное, придётся. Однако иначе вытаскивать из них правду придётся самому генералу, и он явно будет недоволен, что подчинённые коготь о коготь не ударили.

Пленников разместили в заднем отделении, которое использовалось то как трюм, то как дополнительная воздушная казарма, то как подушка безопасности. Гуманоиды вели себя мирно, сержант даже сказал бы, вяло. Командир решил дать им немного времени прийти в себя, а пока разглядел их получше.

Гетрап, как, впрочем, и все мардаки, имел весьма смутное представление о том, как выглядят боги из древней легенды. Сохранившиеся описания сравнивали их головы с головами неведомых зверей, коими прожаренная биосфера Арзара похвастать отнюдь не могла. Разве что упоминалось, будто у всех у них головы были разные, но сколь близко утверждение к правде, сержант не ручался.

Зато по конституции пленники точно смахивали на богов! Такие же худосочные двуногие, шкура да кости. Спрятались в своих космических нарядах, понимаешь ли… На броню, к слову, не похожи, скорее, на огнеупорные скафандры. Такие возле действующих вулканов обычно надевают.

Через прозрачную поверхность шлемов Гетрап мог хорошенько рассмотреть чужаков. Морды их казались приплюснутыми, глаза — мелкими и подслеповатыми. Шкура у них была в основном светлая, только у одного как будто хитином покрыта. Уж больно этот здоровяк отличается от остальных. Сержант задумался: «Или это действительно боги с разными головами, или они из разных рас». Мысленные упражнения результата не дали, зато один из пленников зашевелился.

Гетрап неспешно, походкой заправского командира, приблизился к существу. Он не знал, с чего начать. Боги как-то знали их язык и так, если верить преданиям, а с катлянцами разговор получился короткий и в основном на языке оружия. Поэтому сержант ничего лучше не придумал, как медленно произнести:

— Ты понимаешь меня?

Секундная задержка показалась мардаку вечностью.

— Да, понимаю, — раздался ответ. Только солдатская выучка не позволила Гетрапу вздрогнуть от неожиданности. Чужак понял его! Аки бог! — По услышанным на судне фразам мой лингвоконвертер составил частичную матрицу вашего языка.

— Принято, — Гетрап успокоился и, как всегда, продолжил сухо: — Кто вы?

— Меня зовут Андрей Смирнов, — Гетрапу понадобилось несколько мгновений, чтобы понять, что «Андрей Смирнов» — это не бессмысленный набор звуков, а такое же имя, как Гетрап или Зафрец. — Можете называть меня Андрей. Я капитан судна «Чёрная звезда», флагмана содружества Солнца, — ещё одно непонятное слово, «Солнце», могло обозначать родную планету или звезду пришельца. — Экипаж представить?

— Что вас привело на нашу планету? — Гетрап проигнорировал вопрос и тут же об этом пожалел.

— Не понял вас. Так мне представлять экипаж или нет? — синтезированный голос прекрасно передал возмущение.

— Пока не требую. Повторяю свой вопрос: почему вы объявились на Арзаре, этой планете?

— Вот теперь понял тебя! Арзар нам был не нужен, мы летели мимо, но стал сбоить привод, мы потеряли управление, а гравитация притянула звездолёт к поверхности. В итоге едва не разбились, переборки заклинило. Ещё бы немного, и у нас бы закончился кислород.

Гетрап хотел было спросить, зачем чужакам кислород, но придержал жвала. Катрс бы сразу понял, что чужаки не дышат азотно-углеродной смесью. Если сержант и дальше будет так тупить, повышение ему не грозит! Лучше про привод расспросить.

— Ты понимаешь физику простейших частиц? — начал Андрей.

— Я думаю, мне хватит знаний, чтобы разобраться, — Гетрап честно соврал, и что-то ему подсказывало, что капитан «Чёрной звезды» это понял. Не успел тот продолжить объяснение, как в импровизированную тюрьму зашёл Зафрец, держа лучемёт наизготовку.

— Может быть, этот чужак знает этот раздел физики лучше? — шлем Андрея слегка дёрнулся в сторону вошедшего.

— Ты кого чужаком назвал, урод двуногий? — тут же вскинулся Зафрец. Сержант мгновенно подскочил к другу и ударил снизу по стволу лучемёта. Предназначавшийся пришельцу заряд ударил в потолок. Покрытие с хорошим показателем преломления благополучно поглотило выпущенный луч, не причинив никому вреда.

— Отставить, рядовой! — рявкнул Гетрап. — А вы, Андрей, потрудитесь объяснить, почему вы назвали моего соплеменника чужаком, хотя единственные чужаки здесь — вы и ваши прихвостни!

— Твою мать, твой боец чуть меня не прожарил! Нельзя быть… Вы тут какие-то до фига нервные! — разразился гневной тирадой пришелец. — Я всего-то имел в виду, что этот рядовой, который не ты, не назвавший своё имя командир, может знать тему лучше.

— Надо говорить «другой», а не «чужак», — назидательно заявил Гетрап. — А ко мне можешь обращаться…

— Ты что, назовёшь этому уроду своё имя? — прошипел всё ещё взвинченный Зафрец. — Гад меня чужаком назвал, а ты ему так просто это спустишь?! Убей их, на хрен нам лазутчики на базе!

— Успокойся, рядовой, это ошибка встроенного в его наряд переводчика. Просто слово «чужак» в его словаре уже было, а «другой» только появилось. И убивать их нельзя, или ты вздумал нарушить приказ главнокомандующего?

— Никак нет! — гаркнул Зафрец и на всякий случай ретировался, пока друг не счёл его поведение изменой Родине.

Андрей Смирнов начал было объяснять принцип действия «Чёрной звезды», но оба быстро поняли, что его слова выше понимания простого сержанта. Гетрап щёлкнул с досады жвалами и прервал капитана:

— Ладно! Достаточно. Главное, я понял, что ваше судно летит не через обычный космос. Зато я решительно не понимаю, если вы летели не в пространство Зара, то как вы оказались в его пределах?

— Я же говорил уже, что привод забарахлил, мы и выпали в обычное пространство-время…

— И так удачно оказались возле Зара и нашей планеты!

— Грави…

— Довольно уже юлить, капитан Андрей! — у сержанта кончилось терпение, а пока не сели, надо прояснить ещё один животрепещущий вопрос. — Признайтесь, вы знаете про катлянцев?

Шлем Андрея на миг дёрнулся, как от удара, и этого движения хватило Гетрапу, чтобы понять, что пришелец им нагло врал всё это время. Быть может, прав Зафрец, и следовало их прикончить сразу, не связываясь даже с генералом Катрсом?

Неизвестно, чем бы закончились размышления сержанта, но небольшая встряска возвестила о посадке. Они прибыли на базу!

* * *

Посадочную площадку окружили вооружённые лучемётами солдаты. Они целились в приземлившийся теплолёт и готовы были расстрелять всех, кто выйдет, по мановению руки генерала Катрса. Тот стоял позади первых трёх рядов, рядом замерли верные телохранители, готовые до последнего вздоха беречь главнокомандующего.

Первым сошёл командир отряда, сержант Гетрап. Бойцы напряглись, но Катрс так и не отдал жестокий приказ. Ему искренне хотелось взглянуть на возможных богов, которых подобрали юные мардаки в пустыне. Достаточно развитые, чужаки могли угрожать Арзару смертью, но удастся ли им противостоять? Нет, одолеть их! И как поступить, если звёздные странники окажутся марионетками катлянцев или, тем паче, ещё одной самоуверенной расой, сунувшейся не на свою территорию?

Пока генерал копался в собственных мыслях, Гетрап прорвался сквозь вооружённое оцепление и вытянулся по струнке. Звонким от напряжения голоса он принялся за доклад:

— Генерал Катрс, мы схватили семерых пришельцев на упавшем звездолёте и доставили сюда по вашему приказанию! Их капитан, называющий себя… Андрей Смирнов, утверждал, будто они сбились с курса, и гравитация притянула их на планету, но, судя по всему, им известна раса наших ближайших врагов, катлянцев, поэтому рекомендую их устранить до возможного прибытия флота вторжения! — без запинки отчеканил сержант.

— Ваша рекомендация принята к сведению, сержант, однако нам не следует устранять пришельцев до установления истины в полном объёме. Вывести их с теплолёта!

Подчинённые Гетрапа один за другим вытолкали наружу скованных кандалами пленников. Капитана пинал Зафрец, который даже не скрывал презрения к чужаку. Вопреки ожиданиям, пленники не казались уязвленными, молча сносили тычки в спину и плечи, хотя через стёкла можно было разглядеть, как они кривятся. Мардаки, впрочем, не особо разбирались в человеческих эмоциях, а тем более насекомоподобных гуманоидов, а потому не замечали ничего.

Генерал подошёл ближе к чужакам. Какой-то ретивый юноша воскликнул: «Осторожнее, генерал! Они могут быть опасны!», но Катрс отмахнулся, мол, он вам не трус, чтобы бояться закованных в кандалы двуногих заморышей на прицеле нескольких десятков стволов. Главнокомандующий медленно обошёл неровный строй узников, внимательно вглядываясь в их лица, после чего, наконец, изрёк:

— Определённо они не боги. Легенда описывает их совсем иначе. У этих лица, конечно, причудливы, особенно у того долговязого монстра, — он кивнул на Соррена, — но на этом сходство и кончается.

— Простите за наглость, генерал, — осторожно вмешался Гетрап, — вы не учитываете эволюционные изменения, что могли приключиться с богами за минувшие сотни тысяч лет?

— Прощаю, — насмешливо отозвался генерал. — Эволюция вряд ли смогла бы столь сильно изменить их, а предание гласит, что они живут чуть ли не вечно. Даже сегодня они могут быть живы и выглядеть, как рассказывается в легенде.

— Генерал, вы отдаёте приказ пустить в расход ублюдков? — едва оставаясь в рамках местного устава, подал голос Зафрец. Он по-прежнему держал Смирнова на мушке.

— Что? Нет, зачем? Мы ещё не всё из них выудили. Ваше рвение похвально, рядовой, но проводите пленников в отдельное помещение и организуйте привычную для них атмосферу, пусть снимут шлемы. Я желаю беседовать с ними лицом к лицу.

Зафрец скрежетнул жвалами, но проглотил, как ему показалось, несправедливость. Слово вышестоящего воина — закон. Раз генерал не требует прикончить мерзавцев сразу, так тому и быть. Зафрец подождёт. Генерал заметил его чаяния и непременно разрешит воплотить их в жизнь, как только уроды станут бесполезны!

* * *

— Сержант Гетрап, я знаю ваше отношение к нашей великой легенде, — мягко начал Катрс, стоя возле одного из наблюдательных экранов. — Вы часто спорите с приятелями, как следует относиться к чужакам.

— Простите, генерал, что… — забормотал сержант, опустив морду в пол.

— Отставить мямлить, боец! — рявкнул генерал, но тут же вернулся к прежнему тону: — Я не обвиняю тебя. Наша цивилизация насчитывает около семисот пятидесяти тысяч лет, и две трети всего времени мы жили в постоянном напряжении от того, что к нам явятся с небес захватчики или, что ничуть не лучше, вернутся боги и покарают нас за то, что мы их ослушались. Ты согласен со мной? Отвечать можешь не по уставу, здесь все свои, — мысленно добавил: «Только ты да я».

— Я считаю, что мы сделали на сегодняшний день всё, что было в наших силах. Но, возможно, нам следовало стараться лучше и не пытаться защититься от вторжений, а, быть может, организовать их самим. Почему мы оставляем космос на откуп всяким паукам и неказистым двуногим, в то время как мы должны изнывать от жары и бессилия на одной-единственной планете?

— Только боги рассудят, верной ли дороги придерживаемся мы. Но здесь и сейчас наш народ на всех парах выкатился на распутье. Мы уже поняли, что к нам попали отнюдь не боги, но враги ли они нам в действительности, как считает твой друг, я не уверен. От южных мардаков за одни только эти сутки нам досталось больше неприятностей, чем от упавшего звездолёта.

— Как ни крути, они всё-таки могут быть шпионами.

— Именно поэтому я согласился на твоё предложение доставить пленников на эту запасную базу.

— Вы будете допрашивать чужаков лично?

— Стоит переброситься с ними парой слов, да. Готовь дыхательные аппараты и позови Зафреца. Вместе наведаемся к пришельцам.

— Есть, генерал!

* * *

Два арахнида с мордами, обёрнутыми в подобие аквалангов, зашли внутрь комнаты, где Андрей Смирнов сотоварищи наконец-то могли отдышаться без громоздких шлемов. Скафандры снимать не стали, мало ли что мардакам в головы взбредёт. Лингвоконвертер, опять же, крепился к внутренней стороне «воротника», без него даже Соррен не поймёт аборигенов.

Из мини-динамика раздался синтезированный в тон главному арзарцу голос:

— Вот вы какие, пришельцы! — слово «пришельцы» нейронная сеть озвучила с акцентом на звуке «п». Словно плевок в душу. — Можете обращаться ко мне «генерал Катрс». Вы живы лишь благодаря моей воле. Некоторые мои подчинённые, — вытянутая морда Катрса повернулась вбок, к одному из соплеменников поменьше размером. Андрей узнал в нём того бешеного пса, что готов был продырявить им головы. Да и сейчас, небось, жаждет. Лингвоконвертер тем временем продолжал: — …отдам приказ. Итак, капитан Андрей, если не ошибаюсь?

— В нашем содружестве принято обращение по званию и фамилии, но да, это я, — слегка позанудствовал Андрей, прекрасно осознавая, что его слова в очередной раз могут воспринять в штыки.

— Как мы поняли, вы имели контакт с нашими непримиримыми врагами, катлянцами. Подтверждаете это?

— Нет, — покачал головой Андрей. Соррен покосился на капитана, но промолчал.

— Вы лжёте. Мой верный подчинённый заметил, как вы встрепенулись при их упоминании.

— Позвольте уточнить, — Смирнов сделал небольшой шаг вперёд. Нервный рядовой тут же вскинул лучемёт, но его непосредственный командир поднял конечность в предупредительном жесте, и тот угомонился. — Катлянцев именуете врагами только вы, ни они, ни мы таковыми не считаем вас. Именно поэтому я возразил вам.

— Играете со словами, прикрываясь вашим чудо-переводчиком? — Катрс щёлкнул жвалами — Андрей понадеялся, что насмешливо. — Ладно-ладно. История учит нас, что катлянцы вторглись на нашу землю, и мы вынуждены были ответить.

— Как это было? — неожиданно подала голос Саша Касова. Мардаки переглянулись. Генерал вздохнул, но всё же ответил:

— Насколько я знаю, их корабль сел возле одной из наших баз, — и отряд пауков отправился искать разумных существ. И нашёл нас. Наши доблестные предки, памятуя о наказе богов, сомкнули ряды и дали отпор захватчикам. Пара-тройка катлянцев трусливо бежала с поля брани на свой звездолёт, а вскоре прибыли новые, с крепкой бронёй, обвешанные оружием по оба борта. Два из них мы сбили сразу, один пытался выйти с нами на связь, но мы не стали вести переговоры с теми, кто вторгся однажды на нашу планету.

— То есть вы истребили чужаков только за то, что они явились со звёзд? — схватилась за голову Саша.

— Многих ваших они убили? — Соррен задал более понятный расе воинов вопрос.

— Сами — ни одного из нас! — с гордостью ответствовал генерал. — Лишь один небольшой батальон сгорел при взрыве первой из сбитых посудин. Наша военная мощь уже тогда была на высоте, и пауки не смогли одолеть нас.

— Они и не пытались, тараканья твоя башка! — разозлился насекомоподобный чужак. Генерал смерил здоровяка взглядом и опять насмешливо клацнул жвалами.

— Думаешь, это оскорбление для меня? Ты и сам напоминаешь этих юрких существ.

— Вы же называете катлянцев мерзкими пауками, хотя сами мало от них отличаетесь, — проворчал Соррен.

— Потому что их одновременное сходство и отличие от нас вызывает редкостное отторжение, — назидательно объяснил генерал очевидную для него истину.

— По-моему, он подвергает сомнению решение наших предков, — заметил рядовой мардак. Катрс наклонил голову — раздумывал над ответом.

— А ведь Зафрец прав. Похоже, что вы решили осмеять наших давно ушедших воинов и очернить их память. Я ошибался, решив, что вы не такие, ведь, как ни крути, на Арзар вас занесло почти случайно, — Катрс повернулся к названному рядовому, но Андрей спешно остановил его:

— Подождите, товарищ генерал! Мы не смеёмся над действиями ваших предков, но и верными их не считаем. Возможно, мы не до конца разобрались. Вы упоминали неких богов и что они как-то связаны с вашей линией поведения. Что вы имеете в виду?

— Тебе забыли рассказать! — крикнул Зафрец — будто плюнул. И едва не выпустил лазерный луч, но отхватил по голове от рядом стоящего командира.

— Приказа не было, рядовой! — отрезал тот. — Они вправе знать, почему мы так себя ведём с чужаками.

— Что ж, Гетрап, не вижу препятствий, — пожал сочленениями генерал. — Сотни тысяч лет назад нас посетила древняя раса долгожителей. Они ушли в развитии далеко вперёд нас и, скорее всего, всех известных нам разумных созданий. Предки подивились их невероятной мощи, особенно когда те смогли прервать одну из кровопролитных битв в кратчайшее мгновение. Свидетели того чуда вняли гостям со звёзд, которые велели нам, мардакам, обратить взоры в небо, поскольку однажды оттуда прибудут иные чужаки, и к этой встрече мы должны быть готовы. Иначе нас, предупредили они, постигнет кара. Они улетели, и больше их никто не видел.

Воцарилась тишина, прерываемая лишь тяжёлым сопением дыхательных аппаратов арзарцев. Неожиданно капитан хмыкнул — звук показался оглушительным. Зафрец тут же вновь схватился за лучемёт, крича:

— Вы что, не видите, что этот негодяй потешается над нами?! Генерал, разрешите мне его убить!

— Отставить, рядовой! — вместо главнокомандующего рявкнул Гетрап.

— Я уже подумываю отдать приказ, — покачал головой Катрс, но тут же добавил, заметив, как воинственно подобрался рядовой: — Пока такого приказа я не отдал!

Зафрец понурился, а капитан Смирнов заговорил:

— Боюсь, вы неправильно поняли тех богов. Они советовали не отгородиться от врагов с небес, а развиться до уровня инопланетян и однажды заключить с ними дружбу. Однако вы оказались слишком воинственными, чтобы дойти самим до этой мысли.

— Как смеешь ты!.. — опять начал было Зафрец, но генерал остановил его. Рядовому это, видать, не понравилось, взгляд его, бегло брошенный на главнокомандующего, горел ненавистью, и уже не только к чужакам. Но железная дисциплина, в атмосфере которой выросли все мардаки, ещё сдерживала его порыв убить всех — и врагов, и предателей. Да, предателей! Иначе Катрса и Гетрапа, которого Зафрец считал за друга, не назвать.

— Вы спутали нас с богами, что-то говорили про причудливые головы, — будто не заметив выпада мардака, продолжал Андрей. — Возможно, наши предки тоже встречались с ними. Действительно считали их богами. Им поклонялись в жаркой стране тысячи лет назад.

— Мои соплеменники тоже им поклонялись, — неожиданно присовокупил Соррен. Катрс удивлённо перевёл взгляд с бледношкурого гуманоида на прямоходящего таракана. — Возводили в их честь пирамиды, обращённые основанием к небу, и ждали их прихода.

— Ждали, но не готовились? — зачарованно уточнил Гетрап. Смирнов видел, как на арзарца, с малых лет воспитываемого воином, нисходит осознание, что за пределами их раскалённого мира находится нечто знакомое им, но с чем местные жители обошлись по-другому. Не скорчились в скорлупе своей ненависти, а потянулись к знаниям, сокрытым вокруг.

— Мы готовились, но иначе, — коротко ответил капитан. О том, что египетские боги, которых он упомянул, давно стали всего лишь занимательным мифом, без всяких наказов и воззваний, говорить он не стал. В конце концов, сходство гробниц фараонов с перевёрнутыми пирамидами древнего города Никор на Обетоване, где жили раллы, откуда происходил Соррен, годы назад удивило его и весь первый экипаж «Чёрной звезды» не меньше, чем их собственный рассказ — мардаков.

— Рядовой Зафрец, вы лучше всех нас блюдёте наши устои, — генерал выглядел растерянным, насколько вообще гигантский арахнид может выглядеть таковым. Рядовой же на время сменил гнев на милость и весь подобрался. — Вы слышали, что сказали нам чужаки. Есть ли в их рассуждениях хоть какая-то ошибка или даже ложь?

— Они пришельцы, генерал! Они безусловно лживы и ошибаются!

— Рядовой, я задал другой вопрос и не слышу ответа, — в спокойных словах Катрса слышалась угроза.

На сей раз Зафрец помедлил. Казалось, в голове его медленно завертелись давно не смазываемые шестерёнки, ясная мысль не спеша ползла в сознание молодого мардака. Наконец он разочарованно покачал головой. Генерал с тихим свистом выдохнул, намекая, что молчание его не устроит.

— Я не…

Скорлупа ненависти треснула. Зафрец выронил внезапно потяжелевший лучемёт. Оружие звякнуло об пол и осталось лежать, будто ненужная безделушка.

— Товарищ генерал! — Андрей Смирнов выступил вперёд. — Предлагаю заключить мир между нашими расами и вместе вершить прогресс в рамках Солнечного содружества! Ваша планета богата радиоактивными элементами. Вы можете обратить их как в оружие, так и себе на пользу. Если надо будет, мы поможем в меру наших собственных сил.

Генерал Катрс, ещё недавно и думать не смевший о мире с чужаками, теперь смотрел на вещи по-новому. Однако совсем отказываться от военной стези он не считал возможным.

— Моя армия готова объединиться с вами, а вот других придётся огнём и плазмой убеждать избрать вашу сторону. И что-то мне подсказывает, сторонников будет немного, ведь мы привыкли считать вас, пришельцев, врагами всех мардаков.

— Не стоит отказываться насовсем от вашего образа жизни, — успокоила генерала Саша Касова.

— Помимо нас и катлянцев, есть и другие расы, которые действительно жестоки, — сообщил Соррен. Будь у Катрса брови, он бы обязательно взметнул их вверх.

— Космос слишком велик и разнообразен, чтобы в нём не нашлось места всем, — ещё на шаг ближе к генералу подошёл Андрей. — Несколько лет назад мы столкнулись с теми, кому не хватило собственной планеты, и они жаждут занять все другие.

— Хоть вы и переубедили меня насчёт нашей легенды, быть может, мы тоже были в чём-то правы, — задумчиво изрёк генерал Катрс, про себя же подумал: «Доверие им ещё надо заслужить, а нам хватит сидеть на обочине жизни!». — Решено! Мы будем вашими друзьями и бок о бок отстоим наши миры!

Соглашение капитан флагмана Солнечного содружества и главнокомандующий одной из самых сильных армий Арзара скрепили пожатием руки и когтистой лапы.

+2
18:05
336
10:37
Приверженца теории палеоконтакта можно узнать по почерку.Ксенозоология? Ку!
Три круга закольцованных диалогов в одной локации, это чтоб читатель глубже проникся темой «арахнид лайвс меттерс»? И «Анна Чапмэн» «не отстрелялась», а ведь, именно женщина вносит крутой поворот в сюжет.Не в этот раз, видимо.
23:13
С грустью наблюдал, как его по неизвестным мне причинам многие как будто обходят стороной,
Ув. автор, я могу дать вам совет — вычитывайте тексты, особенно ограниченные объемом. Не жалейте их. Режьте. От этого вы только выиграете. Взять, к примеру, первый абзац. Он не задает обстановку. Он не описывает героев. Зато — создает путаницу. И это уже в самом начале.
Многие начписы страдают излишней детализацией. Советую избавляться от нее. Тогда вас будут читать с интересом, а не только из-под палки.
Кст, очень советую вам читкануть пару рассказов Шекли или Рассела. Не просто прочитать, а проанализировать.
И — удачи вам). У вас все получится.
Империум

Достойные внимания