Эрато Нуар

Говорящая с Вулканом

Автор:
Павел Матросов
Говорящая с Вулканом
Работа №276
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен

- Это ж надо было в такую глушь забраться! Да сюда, небось, и самые отчаянные из охотников не забредают! – думала Эсори, упрямо пробираясь сквозь густые заросли. – Быть может, Камуро этот и впрямь безумен? Ну, конечно, он уже давным-давно рассудка лишился! Какие тут могут быть сомнения? Разве станет нормальный человек из родного селения уходить да в такой непролазной чащобе жить? А я-то, дурная голова, надеялась, что он мне помочь сумеет. Хорошо ещё, если он от такой жизни вконец не одичал да шерстью не покрылся! Вот приду к нему, а он мне и слова человеческого сказать не сможет, рычать будет по-звериному! А впрочем, назад поворачивать всё равно уже поздно. Если тётушка Хэбиси ничего не напутала, когда дорогу объясняла, идти мне осталось недолго.

О загадочном Камуро, которого девушка собиралась навестить, ей было известно совсем немного. Говорят, в дни своей молодости он был одним из сильнейших шаманов племени, и в своих странствиях по потустороннему миру отправлялся туда, где не решался показываться никто другой. Да только тот, кто общается с духами, никогда не должен забывать об осторожности – это Эсори по себе знала. Безрассудство и самонадеянность до добра не доводят, и Камуро за них поплатился сполна. Пропал он однажды куда-то, целую неделю нигде отыскать не могли. А когда вернулся, его поначалу и вовсе не узнали. Вся одежда изорвана, а волосы с бородой так отросли, будто не семь дней прошло, а целый год. Правого глаза шаман лишился, левый же изменил цвет и вместо чёрного сделался огненно-жёлтым. До пугающего странно выглядели эти перемены, но ещё более жутким было то, как Камуро вести себя начал. В ответ на все расспросы он нёс какой-то бессвязный бред, и безумным казался пламенный взор его единственного глаза. Пару дней спустя шаману, как всем показалось, стало немного лучше. Вот только о том, где пропадал, он так никому ничего и не поведал. И прежде немногословный, Камуро с каждым днём становился всё более замкнутым и отчуждённым. А по ночам из хижины его раздавались порой крики, столь жуткие, что казалось, будто с него живьём снимают кожу. И вот, спустя примерно полгода после таинственного происшествия, шаман покинул родное селение и обосновался где-то в лесных дебрях.

Представляя свою встречу с таинственным отшельником, Эсори не могла не вспомнить услышанную ещё в детстве древнюю легенду. История эта гласила, будто в незапамятные времена, когда едва успели появиться предки предков нынешних людей, в небесах ещё не было солнца, и во всём мире царили холод и мгла. Островки жизни существовали лишь вблизи вулканов, и именно рядом с этими огненными исполинами и жили первые племена. Но не этим кланам, редким и малочисленным, принадлежала тогда земля. На ней царил род великанов, чья густая шерсть не боялась лютых морозов, и чьи глаза могли видеть сквозь мрак. Гигантам этим, в большинстве своём, не было никакого дела до копошащейся у их стоп мелюзги, к которой они, несомненно, относили и странных двуногих букашек. Но жил среди них один, превосходивший всех прочих и ростом, и суровостью нрава. Звали его То-Хону, что на языке великанов означало «Сотрясающий Твердь». Говорят, будто и впрямь от тяжкой поступи То-Хону дрожала земля, и даже сородичи предпочитали убраться подальше с его пути. Чело великана украшал единственный глаз, пылавший ярким огнём. Долгие годы скитался То-Хону по ледяным пустошам, пока, наконец, не решил обосноваться близ огромного вулкана. Неподалеку от того вулкана жило человеческое племя, чьё селение великан тотчас же разорил, словно муравейник, чтобы не досаждали ему в новом доме всяческие мелкие паразиты. Лишь немногим людям удалось тогда уцелеть. В их числе был сын вождя по имени Итура, который поклялся отомстить губителю своего рода. Но даже самые мудрые из выживших соплеменников не могли дать ему совета, как сразиться с великаном. В отчаянии воззвал Итура к духам, жившим в жерле вулкана, моля о помощи. И те ответили ему. Следуя их совету, Итура сумел заманить гиганта на лёд, что, словно панцирь, сковывал морские воды. Под тяжестью То-Хону вековые льды треснули, и тот провалился по самую шею. Выбраться на берег великан так и не сумел. Шерсть его промокла и он, замёрзнув, испустил дух. Лишь чудовищный глаз оставался открытым и по-прежнему пылал, словно пламя, лишь слегка потускнев. Из глаза этого милостивые Подземные Боги и сотворили дневное светило, чтобы озаряло оно весь мир. Оттого и поныне зовут люди солнце Оком То-Хону. Вот только жестокость великана даёт о себе знать и после смерти: Око его, хоть и светит ярко, да тепла даёт мало. И без жара, что из глубин исходит, пришлось бы людям совсем тяжко. Итура же стал новым вождём своего племени, а заодно и первым из Говорящих с Вулканом, к числу которых принадлежала ныне Эсори. Ну а прочие великаны со временем сгинули, лишь огромные кости их попадаются ещё иногда в земле.

Говорили, что Камуро высок ростом. И единственный глаз его – цвета жаркого пламени. Совсем как свирепый То-Хону из ветхого предания. Будь у Эсори выбор, едва ли она обратилась бы к нему за помощью.

Лес вокруг, тем временем, становился всё более редким, и вскоре девушка вышла к берегу небольшого озера. На другом берегу, у пригорка, виднелось пристанище одинокого шамана – небольшая землянка. Вернее, то, что от неё осталось: ветхие стены сгнили, и крыша провалилась внутрь. Эсори тяжело вздохнула. Неужели дальний путь был проделан напрасно, а Камуро уже и в живых нет?

- Не меня ли ищешь, о Говорящая с Вулканом? – раздался у неё за спиной низкий голос.

Вздрогнув, Эсори обернулась и увидела рослого косматого мужчину с повязкой на месте правого глаза. Разумеется, тот сразу понял, кто она такая, едва увидев вышитые на её одежде особые символы.

- Старая землянка, как видишь, совсем в негодность пришла. Я новую соорудил неподалёку, – продолжил шаман, подходя ближе. – Так что же тебя привело сюда?

На первый взгляд вроде бы не безумец. Да и глаз единственный, хоть и смотрится непривычно, зловещим вовсе не выглядит.

- Почтенный Камуро, моё имя Эсори, и я пришла молить тебя о помощи! – обратилась к отшельнику девушка. – Все знаки говорят о том, что скоро случится великое извержение. Нашему племени грозит гибель. Но духи вулкана молчат, не отвечая на мой зов. Такого не случалось прежде. Мне нужно связаться с ними во что бы то ни стало!

- Вот как, – хрипло усмехнулся Камуро, поглаживая свою чёрную, с проседью, бороду. – Странные времена настали, коли Говорящая пришла к шаману за помощью. Твои предшественники испокон веков твердили, что лучше вас с обитателями глубинного пламени никто общаться не может. Духи, мол, сами выбирают, с кем говорить будут, и не дело остальным нос свой совать, куда не просят. Так что же, раз напевы ваши не работают, решила попробовать до духов при помощи бубна шаманского достучаться?

- Мне нужно попасть в мир духов, – сделав вид, что не заметила колкостей в свой адрес, сказала Эсори. – Я знаю, тебе уже доводилось там бывать. Раз жители пламени не желают являться ко мне, я сама наведаю их.

- Мир духов, говоришь? – протянул шаман, – Ты думаешь, что готова к такому странствию? Любой ценой? Я вот свою уже заплатил, и она гораздо выше, чем ты полагаешь. Да и к чему мне помогать племени, которому наплевать на моё существование? Ступай-ка, девочка, обратно. Даже если и правда грядёт извержение, люди могут покинуть остров и переселиться на новое место.

- Некуда нам переселяться! – с болью в голосе воскликнула девушка. – Все окрестные острова заняты другими племенами. Никто из них не потеснится по доброй воле, а в войне мы обречены на поражение – слишком бойцов мало. Остаётся лишь Студёный Берег, откуда давным-давно ушёл глубинный жар, и где нас ждёт медленная гибель от голода и холода.

- Предки наши выживали и в более суровых условиях, - отрезал Камуро. – Человек ко всему приспособиться может.

После чего задумался и неожиданно сменил тон:

- Впрочем…пожалуй, я всё же помогу тебе. Мы отправимся с тобой вместе. На той стороне тебе тоже нужно будет мне помочь. Одному мне ни за что не справиться, а вот вдвоём может и получиться.

- О чём ты? – настороженно спросила Эсори.

- В прошлый раз я кое-что оставил в том мире. Помимо глаза, разумеется, – ухмыльнулся шаман. – Я был бы не прочь вернуть это себе. Не тревожься! Это едва ли более опасно, чем то, ради чего ты затеяла своё путешествие. Ну что, Эсори, ты согласна?

- Согласна, – не раздумывая, ответила девушка.

- Хорошо, – сказал Камуро. – Следуй за мной, Говорящая с Вулканом. Нам предстоит охота.

- Охота? – изумилась Эсори. – Прости, Камуро, но боюсь, что в этом деле из меня помощник неважный. Из лука я стреляю плохо, а копьё и вовсе в руках не держала ни разу!

Шаман рассмеялся.

- Не нужно будет тебе ни стрелять из лука, ни копьём орудовать. Того зверя, который нам нужен, железо не берёт вовсе. Мы на духов охотиться будем. Ты же знаешь, что и вы, Говорящие, и мы, шаманы, обычно лишь по окраинам мира потустороннего бродим. Внутрь нам путь заказан. Потому единственный способ туда попасть – найти проводника. Но по доброй воле ни один дух нас к себе домой не пустит. Цель охоты – поймать духа и сковать его заклятьем, чтобы он нас не только на ту сторону отправил, но и обратно вернуться помог. Иначе мы можем в другие тела вселиться, а то и вовсе бесплотными останемся навек. Так что готовься, Эсори. Это опасный обряд, но другого пути у нас нет.

***

Дым ритуального костра, разведённого посреди лесной поляны, вздымался к темнеющему небу, на котором уже начали загораться огоньки звёзд. Последние лучи солнца озаряли чёрную громаду вулкана, что высился на горизонте, уходя своей вершиной к облакам. Глядя на него, Эсори думала о той удивительной связи, что соединяла всё живое в этом мире с глубинным огнём. Без вулканов и горячих источников повсюду царила бы вечная зима, ведь жара одного лишь Ока То-Хону было бы недостаточно, чтобы согреть землю и её обитателей. В то же время, могучие извержения грозили уничтожить всё вокруг в своей неистовой ярости. Вот почему Говорящие с Вулканом – те, кто способен утихомирить беспокойных духов пламени – ценились и уважались в каждом племени. И именно поэтому Эсори не имела права на ошибку.

Всё было готово к началу обряда. Вот только вместо трепета и воодушевления девушка чувствовала, как в душе её, словно дикие пчёлы, роятся сомнения. Когда она попросила Камуро объяснить ей суть грядущего действа и её роль, тот лишь пробурчал в ответ:

- Этому нельзя научить. Нельзя объяснить словами. Ты сама почувствуешь и всё поймёшь.

Эсори, разумеется, предпочла бы обойтись без недосказанности, но больше ни слова ей из шамана вытянуть не удалось. Не обращая внимания на расспросы, он вытащил из своей поясной сумки оберег из кости, изображавший диковинное существо – получеловека-полуптицу, и надел себе на шею. Точной такой же амулет, только сделанный из дерева, он отдал девушке.

Вскоре тишину сгущающихся сумерек пронзил гулкий бой шаманского бубна, которому вторило пение на каком-то неведомом наречии. От этих звуков, а также от горьковато-сладкого запаха брошенных в костёр пучков сушёных трав, у Говорящей с Вулканом начала кружиться голова. Нечто похожее она чувствовала во время собственных ритуалов, хотя ей для связи с духами было достаточно одних лишь напевов. Очертания окружающего мира подёрнулись рябью, словно от брошенного в воду камня, и начали меняться. Появились краски, звуки и запахи, которые были немыслимы в повседневной жизни, и для описания которых не было слов ни в одном человеческом языке. Наконец, дух её оставил тело, готовый к странствию.

Посмотрев на свои руки, Эсори с изумлением увидела вместо них пару сияющих серебристым огнём крыльев. С трудом оторвав от них взор и взглянув вперёд, она увидела, что точно такие же крылья появились и у Камуро. Теперь и девушка, и шаман выглядели точь-в-точь как те фигурки-обереги.

Издав орлиный клёкот, Камуро взмахнул крыльями и взмыл в вышину. Эсори же на мгновение замешкалась.

- Так вот что он имел в виду, – подумала она. – И правда, можно ли объяснить, как пользоваться крыльями тому, кто никогда не летал? Но ведь и птицам этого никто не объясняет, когда те учатся покорять небеса. Значит, нужно лишь почувствовать…

Сконцентрировавшись, девушка смогла очистить своё сознание от привычного потока мыслей. И вот, крылья уже перестали казаться ей чем-то чуждым и неестественным, словно она была рождена с ними. Ещё мгновение – и, оторвавшись от земли, Эсори устремилась вслед за шаманом.

Могучие крылья несли девушку над поросшими лесом склонами холмов, прочь от поляны, где осталось лежать её недвижное тело, ожидая возвращения странницы-души. Сбросив груз плоти, она чувствовала беспредельную свободу, переполнявшую всю её сущность ликованием. Однако нельзя было всецело предаваться эйфории и утрачивать бдительность. Хотя Эсори не видела Камуро, она понимала, что тот где-то рядом, и спешила по его незримому следу. А ещё Говорящая с Вулканом ощущала присутствие духа, который явился на зов шаманского бубна из-за грани мира.

- Он уже совсем рядом, – неожиданно прозвучал в сознании девушки голос Камуро. – Как только дух почует наше приближение – тотчас же в бегство обратится. У нас будет совсем мало времени, пока он не накопит силы, чтобы обратно в мир свой вернуться. Если это случится – весь обряд наш напрасным окажется! Нужно попытаться загнать его в Долгий Лог, где на камнях особые знаки начертаны – там он в ловушке окажется. Но помни: едва дух поймёт, что пойман, он придёт в ярость и может напасть! Поэтому в Логе держись от него подальше, пока я заклятие творить буду!

Разумеется, Эсори ни малейшего представления не имела о том, что это за Долгий Лог и где он находится. Задать вопрос она не успела – снова зазвучал голос шамана:

- Охота началась! Готовься, Говорящая, дух уже несётся прямо к тебе! Лети ему навстречу и понемногу смещайся вправо и вверх! Только поднимайся не слишком сильно, чтобы он не смог поднырнуть под тебя! Если всё пойдёт, как я задумал, то он помчится в обход – в том направлении, которое нам нужно! Будь готова к тому, что он может резко взмыть в вышину или, наоборот, камнем рухнуть вниз! Тебе нужно любой ценой преградить ему путь и заставить двигаться налево от тебя – прямо к Долгому Логу!

Мгновение спустя девушка увидела впереди крохотную сияющую точку. Она стремительно приближалась, и вскоре взгляду Эсори предстал диковинный шар из лилового пламени. Следуя приказу Камуро, Говорящая начала менять направление полёта. Шар же мчался прямо на неё, точь-в-точь повторяя все изменения курса.

- Он и не думает обходить меня! – мысленно закричала Эсори, обращаясь к шаману. – Ведёт себя так, будто это он охотник, а я – добыча! Что мне делать?

- Не сбавляй скорости и гляди в оба! – прозвучал в сознании ответ. – Он пытается напугать тебя, хотя сам напуган!

И Эсори продолжала свой полёт. До столкновения с шаром оставались считанные мгновения. Девушке хотелось хотя бы отвести взор от приближающейся смерти, но Камуро сказал, что делать так ни в коем случае нельзя. И она упрямо продолжала смотреть на духа.

В последний момент лиловый шар, не сбавляя скорости, вдруг начал падать вниз – то, о чём предупреждал шаман!

- Ледяная Бездна! – выругалась Эсори, стремительно пикируя следом за беглецом. Она неслась с головокружительной скоростью, но окаянный дух был ещё быстрее. Неужели он сумеет уйти, и все усилия пойдут прахом?

И вот, когда пламенный шар уже почти достиг полога леса, навстречу ему, подобно серебряной стреле, стремительно вылетела сияющая фигура. На этот раз дух слегка замешкался, после чего полетел, наконец, в нужную охотникам сторону.

- Отлично, Эсори! – в голосе шамана чувствовались азарт и упоение погоней. – Теперь держись слева от него и продолжай преследование! Ещё немного, и мы загоним его в Долгий Лог. Знаки на камнях будут притягивать его к себе, и тогда дух окажется в нашей власти! Но помни, о чём я предупреждал тебя!

Казалось, что охота продолжается уже целую вечность. Эсори чувствовала себя ловчим соколом, для которого на свете не существует больше ничего, кроме норовящей ускользнуть добычи. Она всё летела и летела вперёд, не жалея диковинных крыльев.

Наконец, казавшееся безбрежным лесное море закончилось, а впереди показалась продолговатая впадина, оставленная руслом давно исчезнувшей реки. Похоже, это и был тот самый Долгий Лог, о котором говорил Камуро. Лиловый шар и в самом деле мчался прямо туда, словно неведомая сила влекла его.

Достигнув впадины, дух начал замедляться, пока не застыл в воздухе над кругом из замшелых камней, на которых ярким огнём пылали загадочные узоры. Цвет шара, тем временем, начал меняться, вместо лилового становясь багровым.

- Эсори, назад!!! – подобно грому пророкотал голос шамана. В это же мгновение из шара вырвался поток кроваво-красного пламени. Девушка слишком поздно осознала, что в пылу преследования забыла об осторожности и оказалась в опасной близости от пленённого духа. Из последних сил Говорящая с Вулканом попыталась увернуться. Это удалось ей лишь отчасти, и нацеленный в её грудь поток ударил вместо этого по одному из серебристых крыльев.

Жуткая, нестерпимая боль пронзила сознание Эсори. Она была совершенно не похожа на ту боль, к которой привыкло тело, и оттого казалась ещё более жестокой. Девушка не помнила ни стремительного падения, ни удара о землю. Её разум наполнил, наконец, спасительный мрак, даруя избавление от страданий.

- Эсори! – словно издалека донёсся до Говорящей голос Камуро. – Эсори, всё кончено! Дух подчинился мне, и мы готовы к переходу в иной мир.

Тяжело вздохнув, он заговорил вновь:

- Я ведь говорил тебе! Велел быть осторожнее! Что ж, считай, что свою первую жертву ты уже принесла!

Придя в себя, девушка увидела склонившегося над ней шамана. От его фигуры по-прежнему исходило серебристое сияние, но крылья уже исчезли. Вместе с ясностью сознания вернулась и боль, хоть уже и не такая острая, как прежде. Взглянув на свою правую руку, Эсори оцепенела: та выглядела тусклой и безжизненной. Попробовала пошевелить пальцами – тщетно.

- Боюсь, мне нечем тебя утешить, – мрачно промолвил Камуро. – Когда ты вернешься в своё тело, эта рука уже никогда больше не будет служить тебе.

Зловещая новость поразила несчастную в самое сердце. Быть до конца дней земных калекой – вот на что обрекла она себя своей глупостью и неосмотрительностью! А ведь когда-то, услышав рассказ о шамане, она упрекала его в том же самом! И думала, что никогда не совершит подобных ошибок! Впрочем, Эсори с радостью лишилась бы и второй руки, только бы это помогло спасти племя! Поэтому, собравшись с духом, она сказала:

- Что ж, значит, так тому и быть! Кроме себя мне винить некого. Надеюсь, эта жертва не окажется напрасной! А нам уже пора отправляться в путь, ведь время не ждёт!

- Достойные слова! – похвалил её шаман. – Поднимайся и подходи к камням!

Украшенные пылающими узорами валуны вблизи выглядели гораздо более внушительно, чем с высоты птичьего полёта. Пламенный шар недвижно висел над центром круга, а цвет его вновь сделался лиловым. Однако Эсори по-прежнему глядела на него с опаской.

- Не бойся, теперь он уже не причинит тебе вреда! – сказал девушке шаман. – Когда мы с тобой войдём в круг, дух перенесёт нас в свой мир.

Всего несколько шагов – и вожделенная цель будет, наконец, достигнута. А что же потом? Отправляясь на поиски шамана-отшельника, Эсори полагала, что её особая связь с духами вулкана поможет ей отыскать в потустороннем мире верный путь. Не слишком ли самонадеянно было верить в это? Возможно. Но отступить и сдаться? Никогда! И девушка решительно вошла в круг. Камуро последовал за ней.

Пламенный шар над их головами вдруг ослепительно вспыхнул. Всё вокруг словно перевернулось вверх тормашками и бешено закружилось. В сознании Эсори разом зазвучал целый хор нечеловеческих голосов. Они шептали, кричали и пели на неведомых языках, грозя в одночасье свести с ума. Говорящая с Вулканом со стоном рухнула на колени.

И вдруг все жуткие голоса разом замолкли, и воцарилась тишина. Эсори поднялась на ноги и огляделась.

- Мы…точно перенеслись в обитель духов? – спросила она. – Слишком уж на наш мир похоже.

И в самом деле, вокруг был почти такой же лес, как и тот, где они начали свой обряд. Потустороннее царство явно представлялось девушке иначе.

- То, что ты видишь – всего лишь одна из граней нашего мира, – раздался вдруг незнакомый высокий голос. – И тебе повезло, смертная, что она сейчас отчасти похожа на твой дом. Всё же, на твоём месте, я не спешил бы с выводами!

Эсори обернулась и увидела мальчика-подростка в накидке из серого меха, с огненно-рыжими волосами. Глаза же его были лиловыми, совсем как…

- Да, это меня вы преследовали, словно бешеные псы! – сказал паренёк. – Лишь немного времени мне не хватило, чтобы уйти от вас! Что же тебе так понадобилось здесь, глупая девчонка, что тебе и самой себя не жалко?

- Мне нужно встретиться с духами глубинного пламени, – ответила девушка.

- С духами глубинного пламени? – переспросил мальчик. – Насколько мне известно, они всегда охотно общаются со смертными и в вашем мире. Зачем ради этого в такое опасное странствие пускаться?

- Так в том и дело, что не отвечают они на мой зов! – воскликнула Эсори. – А от того, смогу я с ними связаться или нет, зависит судьба моего племени!

- А, может, ты просто недостаточно хорошо пыталась? Не думала об этом? – ехидно усмехнулся дух. – Впрочем, дело твоё. А вот зачем сюда явился твой спутник, я вижу и чувствую сразу! Он ведь не рассказывал тебе, что именно он здесь ищет, не так ли?

Эсори перевела взгляд на Камуро. Тот смотрел на неё своим единственным глазом и молчал.

- Видишь ли, любой из вас, кто попадает сюда, нарушает тем самым наши законы, – сказал дух. – А за всякое нарушение полагается платить. Твой приятель-шаман наверняка думал, что легко отделался, когда отдал Владыкам этого мира всего-навсего свой глаз. Вот только вместе с глазом он оставил здесь ещё кое-что. Частицу самого себя, собственной души.

- Это действительно так? – спросила Эсори, повернувшись к шаману.

- Да, это так, – ответил Камуро. – И именно поэтому пришлось мне покинуть селение. От того, что душа моя меж двух миров разделена, мне временами видения являются из обители духов. И отнюдь не всегда подобны они тому, что мы сейчас вокруг наблюдаем. Порой они настолько чужды для человеческого разума, что рождают леденящий, невообразимый ужас. Уйдя в добровольное изгнание, я научился отчасти справляться с этими жуткими ощущениями. И, всё равно, жизнь моя подобна затянувшейся пытке. Вот почему я решил последовать за тобой – чтобы вновь сделать свою душу целой!

- Но, когда мы отправимся обратно, разве не придётся тебе снова отдать то, что вернул? – спросила девушка, и тотчас же невольно содрогнулась. Значит, и ей придётся такую же жертву принести? По сравнению с подобной участью потеря руки казалась сущим пустяком.

- Сдаётся мне, я нашёл способ, как избежать этого, – задумчиво протянул шаман.

- Думаете, вам удастся законы нашего мира обойти? – рассмеялся мальчик-дух. – Удачи вам, смертные! Готов поспорить, это будет так забавно!

- В таком случае, Камуро, мы сначала твоим делом займёмся, – сказала Эсори. – А потом тотчас же отправимся искать духов глубинного пламени. Только бы не было слишком поздно!

***

Время в этом загадочном краю будто бы не ведало никаких законов и правил. Эсори даже не могла понять, сколько его утекло с тех пор, как они здесь оказались: то ли мгновение, то ли целый век. Сбитую с толку девушку не покидало чувство тревоги.

Шаман и Говорящая с Вулканом следовали за духом-проводником. У него, скованного заклятием, не оставалось иного выбора, кроме как отвести пленивших его смертных туда, где был сокрыт осколок души Камуро.

Наконец, путники вышли из-под сени леса на открытое пространство. Взорам их открылась широкая водная гладь. Правда, так её можно было назвать лишь с натяжкой. Вещество, из которого она состояла, хоть и напоминало по цвету обычную воду, казалось более вязким и тягучим.

- Вот мы и прибыли! – сказал рыжеволосый проводник. – В этом озере, шаман, ты можешь попытаться найти то, чего лишился. Да только в погоне за малым ты и твоя спутница рискуете потерять многое! Не передумали?

- Нет! – в один голос ответили Эсори и Камуро.

- Что ж, воля ваша! – сказал дух. – Тогда спускайтесь к берегу. Там вы найдёте лодку. А я здесь останусь, мне запрещено к озеру приближаться. Хорошей рыбалки!

У самой кромки озера и впрямь обнаружилась старая лодка. На дне её лежала пара вёсел и сеть, которая действительно напоминала рыболовную, но при этом казалась и более прочной, и более лёгкой.

- Я возьмусь за вёсла, – сказал Камуро. – А ты, Эсори, вооружишься сетью.

- И как же я, по-твоему, с ней управлюсь, с одной-то рукой? – возмущенно спросила Эсори. – А осколок души твоей мы и вовсе, похоже, до скончания веков искать будем!

- Придётся тебе как-то изловчиться! – жёстко ответил шаман. – Что же до осколка, то за него можешь не переживать. Ведь он – часть меня, и я уже чувствую его. Использую кое-что из своих знаний, чтобы притянуть его поближе. Тебе останется всего лишь метко бросить сеть!

- Да, «всего лишь»! Сущая безделица! – возмущённо фыркнула девушка. Но другого выхода не было, и она это прекрасно понимала.

Вскоре лодка отчалила от берега. Камуро изо всех сил налегал на вёсла, которые так и норовили увязнуть в этой удивительной воде мира духов. Эсори сидела на носу и, будто зачарованная, не могла оторвать взгляда от глубины. Там, внизу, словно звёзды в ночном небе, горели бесчисленные огоньки всех мыслимых и немыслимых цветов и оттенков. Ничего более красивого ей прежде видеть не доводилось.

Тут до слуха Эсори донеслась тихая песнь. Сначала ей показалось, что звук исходит прямо из воды. И лишь мгновение спустя девушка осознала, что поющий голос принадлежит шаману. Вторя мотиву песни, огоньки внизу пришли в движение и закружились в неспешном танце. Вскоре один из них, излучавший изумрудное сияние, отделился от прочих и медленно поплыл к поверхности.

Говорящая с Вулканом поняла, что пришёл её черёд действовать. Осторожно спустившись с носа лодки, она подняла сеть и приготовилась к броску. К краям сети была привязана длинная верёвка, при помощи которой она могла затем вытащить свой улов. Эсори снова и снова проклинала собственную глупость, лишившую её правой руки, ведь та сейчас была бы очень кстати!

Огонёк, тем временем, вынырнул из воды и, подплыв чуть ближе к лодке, замер.

- Ну же, подплыви ещё хоть чуточку ближе! Ну, пожалуйста! – мысленно обращалась к огоньку Эсори. – Иначе мне никак тебя не достать! Ты же ведь хочешь снова стать единым целым, разве нет?

Наконец, то ли повинуясь песне шамана, то ли впрямь услышав мольбы девушки, огонёк подобрался ещё немного ближе. И ещё.

- Пора! – подумала Эсори и с силой метнула вперёд сеть. К её немалому удивлению, та обернулась вокруг изумрудного огонька, лишая его возможности побега. Здоровой рукой Говорящая схватилась за верёвку и принялась тянуть её на себя. Пойманный огонёк изо всех сил сопротивлялся, угрожая сбросить её в воду. Но тут за верёвку ухватилась ещё одна рука, а следом за ней и другая. Камуро, убрав вёсла, пришёл ей на помощь. Вместе им удалось, наконец, затащить свою добычу в лодку.

Шаман протянул к огоньку свою ладонь, и тот начал медленно перетекать в неё прямо сквозь сеть, пока не исчез без следа.

- Хвала Подземным Богам! Нам это удалось! – радостно воскликнула Эсори. Но ликование длилось недолго. Краем глаза она заметила, как что-то приближается к лодке со стороны правого борта. Обернувшись, она увидела странных существ, напоминавших полурыб-полузмей. Они не столько плыли, сколько изящно скользили по водной глади прямо к пришельцам из мира смертных.

- Прости, Эсори! Надеюсь, потом ты всё поймёшь! – неожиданно раздался голос Камуро. Резкий толчок в спину, и девушка с криком полетела за борт.

Вязкая вода мира духов затягивала её, словно зыбучие пески. Тщетно взывала она к шаману, не в силах поверить в его внезапное вероломство, но тот лишь взялся за вёсла и уверенно направил лодку прямо к берегу.

Меж тем загадочные создания настигли Эсори и принялись скользить вокруг неё. Вскоре Говорящая почувствовала, что перестала погружаться вглубь. Мгновение спустя одно из существ подхватило её и понесло прочь. Остальные последовали за ними.

***

И снова время то бешено неслось вперёд, то медленно ползло, подобно улитке. Вокруг не было ничего, кроме этой странной, неземной воды, и стаи диковинных созданий, уносивших Эсори в неизвестность. Говорящая с Вулканом пыталась осмыслить произошедшее. Ей казалось, что теперь почти всё встало на свои места. Камуро ведь говорил, что нашёл способ, как избежать нового разделения своей души. Оказывается, для этого всего лишь надо принести другую жертву. И жертвой этой стала она, Эсори. Теперь Камуро при помощи пленённого духа вернётся обратно. Он даже успеет покинуть обречённый остров. Любое племя примет его с распростёртыми объятьями, ведь хорошие и опытные шаманы лишними не бывают. А вот его соплеменники погибнут, погребённые под пеплом вулкана. И Эсори не сумеет помочь своим родичам, ибо она навсегда останется здесь, в мире духов!

Жгучая ненависть боролась в душе девушки с жалостью и состраданием. Да, шаман предал её. Но кто мог с уверенностью сказать, что другой на его месте поступил бы иначе? Жизнь Камуро была исполнена невообразимой боли, ради избавления от которой он был готов на всё. К тому же, он явно не хотел убивать Эсори, словно чувствовал, что приближавшиеся существа помогут ей. И даже попросил у неё прощения. «Надеюсь, потом ты всё поймёшь!» - такими были его последние слова. Она всё понимала уже сейчас, но никак не могла этого принять.

Тем временем вдали показался скалистый остров, и змееподобные создания направились прямо к нему. Доставив девушку на берег, они бесшумно заскользили прочь.

Говорящая с Вулканом огляделась. Место, где она оказалась, выглядело совершенно безжизненным. Однако на прибрежном песке были начертаны символы, от которых душа девушки затрепетала. Это были знаки духов вулкана – точно такие же, какие были вышиты на её одежде!

Навстречу девушке из-за скалы вышла объятая пламенем фигура, подобная тем, что она прежде наблюдала во время своих обрядов. Девушка тотчас же бросилась к ней, но та жестом велела ей остановиться.

- О, дух глубинного огня! Моё имя Эсори, и я… – начала было Говорящая, но закончить фразу ей не позволили.

- Здравствуй, Эсори! – прозвучал спокойный, мягкий голос. – Я знаю, кто ты, и зачем пришла сюда. Мне велели побеседовать с тобой, ведь я тоже был когда-то человеком и, как и ты, общался с духами пламени. В мире смертных меня звали Итура.

- Тот самый, легендарный Итура? – изумилась девушка. – Тот, кого именуют Погибелью То-Хону?.

- Да, так обо мне говорят ваши предания, – сказал Итура. – Хотя они, как водится, правдивы примерно наполовину. Я был простым охотником, а вовсе не сыном вождя. Да и великан был не совсем таким, каким его описывают. Ну и солнце, разумеется, уже давным-давно сияло в небесах, а горящий глаз гиганта – не более чем красивый образ. Но то, что моему племени грозила гибель – чистая правда. Как и то, что за помощью я обратился к духам вулкана. Тогда мне ещё неведомо было, что, окончив свой земной путь, я и сам стану одним из них – такой крепкой оказалась наша связь! И вот теперь ты, как и я когда-то, пришла к духам с просьбой. Вот только просьбу эту мы, к сожалению, выполнить не в силах!

- Не в силах? Но почему? – борясь с отчаянием, спросила Эсори.

- Думаю, тебе едва ли прежде доводилось слышать, что когда-то подобные тебе люди звались не Говорящими с Вулканом, а Внемлющими Вулкану, – ответил дух. – Потому что прежде, чем говорить, нужно научиться слушать. Именно в этом и заключалось ремесло Внемлющих – слышать и понимать. А, в случае неминуемой опасности – вовремя предупреждать сородичей! Испытывая к смертным сострадание, духи вулкана могут отсрочить извержение, но не могут отменить его вовсе. Ибо такова природа вулканов. Люди же возгордились и возомнили, будто вправе повелевать духам, а те якобы способны предотвращать извержения, следуя человеческой воле. Так наивно и так глупо!

- Но неужели нельзя отсрочить извержение ещё раз? – не унималась девушка. – И почему вы не могли всё это объяснить, когда я взывала к вам, а вы молчали?

- Нельзя, - молвил Итура. – Мы и без того не единожды шли навстречу твоим предшественникам. Теперь же это попросту невозможно. И это не мы молчали, Эсори. Это ты не слышала нас. Увы, одна из особенностей людского рода состоит в том, что вы зачастую слышите лишь то, что сами хотите услышать.

- Значит, всё было напрасно? – опустив взор, спросила Эсори. – Остаётся лишь отступить и сдаться?

- Отступить и сдаться – не всегда одно и то же! – сказал дух. – И если что-то в тебе изменилось – значит, путь был проделан не зря! Ты ещё можешь спасти своё племя, увести его с острова! Да, мне ведомы твои опасения по поводу того места, которое вы называете Студёным Берегом. Но я уверяю тебя, что твои усилия и преданность своему роду не останутся без награды!

- Вся беда в том, что я уже не смогу вернуться обратно! – с болью в голосе сказала девушка. – Мой спутник покинул меня, а вместе с ним ушёл и дух, который привёл нас в этот мир и должен был отвести назад. Похоже, я обречена остаться здесь навек!

Неожиданно рядом с Итурой, словно ниоткуда, возник ещё один дух пламени и обратился к нему:

- Брат! Я пришёл сказать, что тот смертный, который явился сюда вместе с этой девушкой, заключил сделку с Владыками. Сейчас он явится сюда, и договор будет исполнен.

- Значит, сделка… – подумала Эсори. – Очень даже выгодная, судя по всему!

Вскоре из-за той же самой скалы, откуда пришёл Итура, показались двое. Одноглазый шаман и рыжеволосый мальчик с лиловыми глазами.

- Скажи, Камуро, счастлив ты теперь? – обратилась к шаману девушка. – Душа твоя вновь цела, и скоро ты окажешься дома. Никаких больше жутких видений из потустороннего мира. Конец страданиям и боли. Ты ведь с самого начала всё знал, правда? Что из нас двоих вернётся только один?

- Да, Эсори, в этом ты права, – сказал шаман. – Лишь один из нас отправится восвояси, второй же останется здесь навсегда. Такова суть заключённой мной сделки. А неправа ты вот в чём: это ты возвращаешься, а я остаюсь!

На мгновение Эсори лишилась дара речи.

- Как? Но почему же… – пробормотала она. – Почему тогда ты сразу не сказал мне об этом и не взял меня с собой? Зачем тебе было избавляться от меня?

- Путь к Владыкам мира духов непрост и опасен, – ответил Камуро. – Даже с нашим проводником мне стоило немалого труда добраться до них. Прости, Эсори, но боюсь, что ты была бы для меня лишь обузой в этом странствии. Увидев духов воды, я понял, что с ними ты будешь в безопасности, и что они направят тебя туда, куда следует. К тому же, скажи честно: если бы я открылся тебе, разве не стала бы ты меня отговаривать? Не твердила бы о том, что надо попробовать другой путь найти? Но такого пути не существует. Пытаясь его отыскать, мы лишь потеряли бы драгоценное время!

- Тогда скажи, почему ты решился на это? – спросила Эсори. – Ты ведь сам говорил, что тебе нет никакого дела до нашего племени и его судьбы!

- Глядя на тебя, я кое-что понял, – сказал шаман. – Это племя достойно того, чтобы выжить, раз во имя его спасения готовы жертвовать собой такие, как ты – чистые душой и помыслами, не ведающие страха! А я уже и так прожил немало лет и успел повидать столько, что иным и не снилось. Нашему миру уже нечем меня удивить. То ли дело – мир духов!

Эсори хотелось сказать Камуро очень и очень многое, но слова не могли выразить и малой доли её чувств. Поэтому она смогла промолвить лишь:

- Спасибо тебе, Камуро! Я не забуду тебя!

- Ступай, Эсори! – улыбнувшись, сказал шаман. – Племя ждёт!

***

Поёживаясь от холодного ветра, Эсори с тоской смотрела на морские волны. Где-то там, вдали, остался родной остров – некогда зелёный и цветущий, а ныне покрытый пеплом вулкана. Теперь новым домом её народа стал Студёный Берег – место угрюмое и негостеприимное, где каждый день приходится вести борьбу за выживание. Говорят, будто прежде, в стародавние времена, это был благодатный край. В тайге было полно дичи, грибов и ягод, а рыба в море едва ли не сама в сети прыгала. Но потух здешний вулкан, ушло глубинное тепло, а следом за ним начала уходить и жизнь. Поселившееся на Берегу племя с трудом могло себя прокормить, и мысли о грядущей зиме наполняли сердца тревогой. Многим ли суждено дотянуть до весны?

Старый вождь, к которому обратилась Эсори, вернувшись из мира духов, не сомневался ни в ней, ни в её словах. Скрепя сердце, он велел сородичам покинуть остров, понимая, что иного выбора у них нет. Вот только большинство соплеменников этого понимания не разделяли. И теперь они глядели на Говорящую с Вулканом с немым укором, давая ей понять, что она не справилась со своей задачей. Эсори могла бы поведать им о своём путешествии по иному миру, о встрече с Итурой и о том, что он рассказал ей. Но едва ли хоть кто-то стал бы её слушать. Многие и вовсе предпочитали обходить её стороной, видя те отметины, которыми наградило её странствие – огненно-жёлтые глаза и безжизненно болтающуюся правую руку. Одна лишь тётушка Хэбиси, некогда заменившая ещё совсем маленькой в ту пору девочке погибшую мать, по-прежнему заботилась о ней и дарила свою любовь.

- Да, Камуро…а ты неплохо устроился там, в мире духов! – подумала Эсори. – Ни холода, ни голода, ни осуждающих взглядов от сородичей!

Неожиданно до слуха девушки донёсся низкий гул. Он приближался к ней, становясь всё громче. Эсори обернулась, и её изумлённому взору предстал старый знакомый. Это был тот самый дух, ставший для них с Камуро проводником в потустороннем мире. Он снова принял облик парящего шара из лилового пламени.

- Коснись меня! – раздался в сознании Говорящей всё тот же высокий юный голос. Она протянула к нему здоровую руку, и шар тотчас же ярко вспыхнул.

Очнувшись, Эсори обнаружила, что находится у подножия мёртвого вулкана. Дух исчез, и вокруг безраздельно властвовала тишина. Но в этой тиши девушке вдруг почудились тихие голоса, идущие прямо из глубин земли.

- Прежде, чем говорить, нужно научиться слушать! – вспомнила она слова мудрого Итуры. Встав на колени, девушка коснулась земли левой рукой и очистила сознание от потока мыслей. Голоса зазвучали громче. Да, это были они, духи глубинного пламени! Эсори обратилась к ним, моля пробудиться от векового сна.

И духи услышали её.

Земля содрогнулась, и ослабевшее тело тут же упало ничком. Сознание Эсори, напротив, оставалось предельно ясным. Она чувствовала, как оживает древний вулкан, и глубинное тепло вновь наполняет недра. А где-то вдали, на морском дне, из глубокой расщелины вырвался поток жара, который вскоре породит новое тёплое течение. Оно достигнет вод близ Студёного Берега, и те снова наполнятся рыбой и морским зверем. Пройдёт всего несколько лет, и суровый край окончательно преобразится. И, быть может, получит новое имя – Берег Возрождения.

Придя в себя, Эсори с удивлением и радостью ощутила, что вновь чувствует свою правую руку. Ещё больше она поразилась, когда поняла, что сжимает что-то в кулаке. Раскрыв ладонь, девушка увидела на ней маленькую костяную фигурку – человека с птичьими крыльями. Весточка из мира духов от того, с кем она, быть может, ещё однажды увидится, когда закончится её земной путь. 

+2
18:06
290
08:36
+7
Оценки читательской аудитории клуба “Пощады не будет”

Трэш – 0
Угар – 2
Юмор – 0
Внезапные повороты – 1
Ересь – 0
Тлен – 2
Безысходность – 0
Розовые сопли – 4
Информативность – 0
Фантастичность – 0
Кот – 0 шт
Одноглазые шаманы – 1 шт
Однорукие бандитки — 1 шт
Соотношение потенциальных/реализованных оргий – 2/0
Метод общения с подземными духами – инфразвуковой шёпот.

Авторша, ты не поверишь, но у нас в литературном клубе есть свой медиум, японец Камуро. Вот это совпадение, да? Правда глаз у него два, но он такой же социофоб, как в твоём рассказе. Обычно на встречах клуба он жжёт различные травы, а потом падает лицом вниз и разговаривает с духами тротуарной плитки. Мы его так и называем – Литосферный Шаман. Так вот, по мнению нашего эксперта твой кусок текста — шляпа. Хоть сюжет драйвовый, у него есть два огромных недостатка: героине всё достаётся легко и ты сама же нарушаешь установленные правила мира. А теперь подробности.

Если тётушка Хэбиси ничего не напутала, когда дорогу объясняла, идти мне осталось недолго.

Хорошо, бы если бы тётушка послала Эсори не через заросли безо всяких ориентиров, а вверх по ручью до озера, то бедняжка лезет прямиком, так и ноги поломать недолго. И откуда тётя так хорошо знает дорогу к избушке Шамана? Сдаётся мне что она захаживала к отшельнику на оргии, вот этот момент стоило бы описать во всех красках.

Ну а прочие великаны со временем сгинули, лишь огромные кости их попадаются ещё иногда в земле.

С чего бы им куда-то пропадать, если у них всё хорошо было, и шерсть выдерживала морозы, и видели они хорошо. Живи себе и радуйся.

— Почтенный Камуро, моё имя Эсори, и я пришла молить тебя о помощи! – обратилась к отшельнику девушка. – Все знаки говорят о том, что скоро случится великое извержение. Нашему племени грозит гибель. Но духи вулкана молчат, не отвечая на мой зов. Такого не случалось прежде. Мне нужно связаться с ними во что бы то ни стало!

В реальности, после того, как Эсори всё-таки связалась с духами, состоялся бы вот такой диалог
— Духи, скоро случится великое извержение. Нашему племени грозит гибель!
— Мы в курсе
— Почему же вы тогда не отвечаете на мой зов?
— А смысл, вы же всё равно все умрёте.

— Мир духов, говоришь? – протянул шаман, – Ты думаешь, что готова к такому странствию? Любой ценой? Я вот свою уже заплатил, и она гораздо выше, чем ты полагаешь. Да и к чему мне помогать племени, которому наплевать на моё существование?

Брехня. Шаман нагнетает, на него никому не плевать, он уединился по доброй воле.

Не обращая внимания на расспросы, он вытащил из своей поясной сумки оберег из кости, изображавший диковинное существо – получеловека-полуптицу, и надел себе на шею. Точной такой же амулет, только сделанный из дерева, он отдал девушке.

Какое сказочное совпадение, что у шамана вдруг оказалось как раз два амулета. Зачем?

— Боюсь, мне нечем тебя утешить, – мрачно промолвил Камуро. – Когда ты вернешься в своё тело, эта рука уже никогда больше не будет служить тебе.

— Видишь ли, любой из вас, кто попадает сюда, нарушает тем самым наши законы, – сказал дух. – А за всякое нарушение полагается платить.

Опять брехня, каким-то чудом рука вдруг исцелилась в самом конце, хотя никаких причин лечить девушку нахаляву у духов нет.

— То, что ты видишь – всего лишь одна из граней нашего мира, – раздался вдруг незнакомый высокий голос. – И тебе повезло, смертная, что она сейчас отчасти похожа на твой дом. Всё же, на твоём месте, я не спешил бы с выводами!

И нет никаких причин духу что-то объяснять Эсори, да ещё в таких подробностях. По тексту получается, что у духов с людьми нет никаких взаимовыгодных отношений. Это наоборот люди постоянно от них что-то требуют, не давая взамен ничего вообще. Вот если бы Эсори спасла лилового пацана от смерти, то был бы повод помогать.

Наконец, путники вышли из-под сени леса на открытое пространство. Взорам их открылась широкая водная гладь. Правда, так её можно было назвать лишь с натяжкой. Вещество, из которого она состояла, хоть и напоминало по цвету обычную воду, казалось более вязким и тягучим.

Наш японец Камуро оторвал голову от гранитного поребрика и подсказывает, что это вещество называется эктоплазма.

— Вот мы и прибыли! – сказал рыжеволосый проводник. – В этом озере, шаман, ты можешь попытаться найти то, чего лишился. Да только в погоне за малым ты и твоя спутница рискуете потерять многое! Не передумали?

Ещё одна брехня, дабы накалить обстановку. Из текста отлично видно, какие всё в загробном мире няшки.

У самой кромки озера и впрямь обнаружилась старая лодка. На дне её лежала пара вёсел и сеть, которая действительно напоминала рыболовную, но при этом казалась и более прочной, и более лёгкой.

Никаких объяснений, нахрена лодка духам, которые умеют летать или передвигаться по водной глади. Надо было лодку с мотором скреативить, чего стесняться-то.

— Прости, Эсори! Надеюсь, потом ты всё поймёшь! – неожиданно раздался голос Камуро. Резкий толчок в спину, и девушка с криком полетела за борт.

И тут косяк. Никаких причин у шамана так интриговать девушку. Сказал бы сразу, мол, надоело мне мучиться на земле, заключил договор с духами, что останусь у них, заодно тебя к ним свожу. А ты мне поможешь частичку души в озере поймать. К чему нужен был весь этот цирк?

— Думаю, тебе едва ли прежде доводилось слышать, что когда-то подобные тебе люди звались не Говорящими с Вулканом, а Внемлющими Вулкану, – ответил дух. – Потому что прежде, чем говорить, нужно научиться слушать. Именно в этом и заключалось ремесло Внемлющих – слышать и понимать. А, в случае неминуемой опасности – вовремя предупреждать сородичей! Испытывая к смертным сострадание, духи вулкана могут отсрочить извержение, но не могут отменить его вовсе. Ибо такова природа вулканов.

Как так получилось, что в финале Эсори попросила духов мёртвого вулкана очнуться и они это сделали вопреки своей природе? Какая у них мотивация слушать смертную и делать какие-то сложные энергозатратные вещи? Причина – сострадание тут не канает. Получается, что подземных терпил люди используют по полной программе забесплатно. Это само плохое в рассказе. Эсори всё даётся без труда, она даже не делала мучительный моральный выбор. Например, остаться в мире духов и дать племени погибнуть или умереть самой, но через самопожертвование зажечь пламя потухшего вулкана и спасти сородичей. Надо было хотя бы руку не исцелять.

А я уже и так прожил немало лет и успел повидать столько, что иным и не снилось. Нашему миру уже нечем меня удивить. То ли дело – мир духов!

Вот единственная правда от Шамана. Он настоящий главный герой истории. Камуро давно уже задумал переехать в мир духов на ПМЖ. Да любому россиянину предложи туда переселиться, он бы сразу амулет нацепил не раздумывая. Чё тут делать? Терпеть поборы властей и в маске ходить до смерти? Только непонятны мотивы Владык заключать такую сделку и кого-то вообще оставлять у себя. Какая им будет это этого польза?

И это я ещё молчу про ванильный стиль повествования — слишком много у тебя диковинных, изумлённых, мыслимых и немыслимых прилагательных, от которых у нормальных людей потом принтеры ломаются печатать такие липкие рассказы.

В итоге имеем слащавую бессмысленную сказку без интриг, юмора и интересного сюжета. После того, как со свистом вылетишь из группы, напиши мне в личку, я дам тебе телефон нашего Шамана, проконсультирует и где собирать нужные травы, и как правильно слушать духов. Без их помощи хорошего рассказа не напишется.

Критика)
09:59
+1
О, милый, исландско-японский, мультивселенский загоризонтальный эскапизм.Если использовать нейро-сетевые протезики, об этом можно генерить вечно.Даже, когда, авторка уйдёт в мир духов предков, прога будет всё генерить и генерить, бездонный ручей зелёного молока young adult.
Кстати, проблема пробелофилии (или, даже, пробеломании) мной решена! Слушаю тексты посредством голосового помощника (имярек) и дискомфорта(а тем более желче-слюнного выделения) относительно пробелов не испытываю.Удивительно, что иных не хватает падучая при чтении с экрана.А не с глиняного таблоида (это как снимать п.рно на «храмовый целлулоид). Алиса, назовём её так, девушка умная, нейро-образованная: и пробелы озвучит и акценты проставит и глаз шаманический побережёт.
Хороший текст.Можно на ночь деткам ставить вместо всяких жутких Толкиенов, Джонов, Роналдов, Роуэлов и далее по жуткому списку.
Плюсик, лайк, класс, зачёт.
Империум

Достойные внимания