Анна Неделина №2

Посмотри на звезды

Посмотри на звезды
Работа №282

Представитель банка был очень улыбчив, и предельно вежлив. Всем своим видом он показывал свое дружеское расположение и поддержку. Сочувственно кивал Марчину головой, соглашаясь с каждым словом, и выражая понимание. И, тем не менее, в конце беседы он настоятельно попросил внести требуемую сумму. Иначе, предупредил клерк, могут последовать большие неприятности.

Выйдя из банка, Марчин сел в машину, и, склонив голову на руль, закусил губу. Он был в полной растерянности. Где взять деньги?! Дела на работе шли все хуже и хуже. Продажи почти остановились. Средств для погашения кредита становилось все меньше.

Дом. Вот все, что у него осталось. Его родной дом, в котором он родился и вырос. В котором родились и выросли его родители, и который они оставили ему в наследство. Дом был очень старый, в два этажа, с большим подвалом, где хранилось множество старых вещей. Лестницы от старости скрипели и мало-помалу, начали рассыпаться. Именно поэтому Марчин взял в банке кредит и сделал хороший ремонт. Они с Евой мечтали завести кучу детишек. Им была уже даже готова отличная просторная комната с окнами на юг. И что теперь?..

Заводя мотор, Марчин предвидел сложный разговор с женой. И сложное решение, которое необходимо было принять…

Конечно же, Ева сразу все почувствовала. Не надо было уметь читать мысли, чтобы понять настроение Марчина. На его лице было все написано — тревога, озабоченность и грусть.

Марчин тяжело вздыхал, но долго не начинал разговор. А Ева терпеливо ждала. Наконец, за ужином, он произнес:

— Милая, меньше всего мне хотелось бы тебя огорчать, но...

— У нас неприятности?

— Я был в банке, они больше не могут ждать. Сумма уже очень большая.

— Это значит, нам придется отказаться от новой посудомоечной машины?- наивно спросила жена.

Марчин горько усмехнулся.

— Дорогая, мы не только не можем сейчас купить машину, но и … даже если бы мы продали все, что есть в доме, нам не выплатить по кредиту!

— Это значит... это значит...

— Это значит, что нам придется продать этот дом. Расплатиться с кредитом, и попробовать купить что-то поскромнее. Или к нам через месяц-другой придет судебный исполнитель, и мы останемся просто на улице…

Ева побледнела. Марчин, заметил это, и крепко взял жену за руку. На глаза его навернулись слезы.

— Прости, любимая. Мне так жаль!!

— Неужели ничего нельзя сделать?- Ева в отчаянии сжала кулачки.

— Поверь мне, если бы я мог что-то сделать — я бы обязательно это сделал!

Ночь была длинная. Марчин не спал. Он курил и глядел через окно на чистое звездное небо. Словно оно могло дать ему какую-то надежду. Было мучительно больно принимать решение. Он прикидывал и так и эдак. Пытался найти другие варианты. Но пришел рассвет, а Марчин оставался все там же, где и был.

Марчин уснул на рассвете, и поспал всего пару часов. Тем не менее, когда он проснулся, голова была ясная. И решение было принято. Другого выхода просто не было!

Стиснув от отчаяния зубы и полный решимости, Марчин быстро оделся и проскользнул в холл, стараясь не разбудить жену. И в тот момент, когда он уже взялся за ручку, раздался звонок в дверь.

Марчин вздрогнул от неожиданности, и одернул руку. Следующие несколько секунд он стоял в полном замешательстве, прислушаясь к тому, что происходит за дверью.

Звонок повторился. Он был был тихий, но настойчивый. И Марчин все же открыл дверь, недоумевая, кто это мог прийти в такой ранний час.

На пороге стоял хорошо одетый молодой человек. На лацкане его пиджака красовался значок с красивым цветным логотипом хорошо известной адвокатской фирмы.

— Пан Марчин Кожец?

— Да, слушаю вас. Что вам угодно?

— Простите, что побеспокоил вас в этот ранний час. Я должен передать вам лично в руки письмо. Вот оно.

И молодой человек протянул Марчину письмо.

— Если вы насчет кредита...

— Пожалуйста, прочтите письмо. Это займет у вас всего несколько минут.

Марчин вскрыл письмо, и начал читать. И по мере того, как он читал его, его лицо все больше выражало недоумение.

— Вы это... серьезно?- произнес Марчин, отрываясь от письма.

Молодой человек улыбнулся:

— Репутация нашей фирмы, за чуть больше ста лет ее существования, еще ни разу не была поставлена под сомнение!

— Да-да, конечно, - быстро согласился Марчин.- Но, что я должен делать? Тут говорится о какой-то встрече?

— Именно. Вас уже ждет директор нашей фирмы. Если вы не против, я могу отвезти вас.

И молодой человек указал рукой на припаркованный рядом автомобиль. Все еще ничего не понимая, Марчин пошел вслед за представителем адвокатского бюро, и сел в его автомобиль.

В течении всей поездки Марчин не проронил ни слова, он еще несколько раз перечитал письмо, но смысл его все также оставался довольно туманным.

В офисе их встретил сам директор — грузный пожилой мужчина в дорогом английском костюме-тройке и роскошными седыми усами. Он провел их мимо старинной резной мебели — кресел, столов, шкафов, прямиком в свой кабинет.

— Присаживайтесь, пожалуйста! - проинес он. И тоже разместился в кресле напротив. - Итак, мы получили послание от вашего... хм... дальнего родственника.

— Совершенно верно. Адам Кожец — это мой прадедушка. Но я не могу понять, каким образом, оно попало к вам. Как вообще оно могло сохраниться сколько лет?! Ведь ему... ему должно быть лет сто пятьдесят, не меньше!

— Дело в том, что... мы получили его только сегодня утром.

Марчин остолбенело уставился на адвоката.

— Вы шутите?

— Вовсе нет. Видите ли, в нашей фирме есть специальный отдел, который занимается подобного рода вопросами. Он называется… Впрочем, это не важно. Так вот, не далее, как сегодня утром ваш прадедушка передал нам следующее сообщение. Сейчас я зачитаю его вам.

Он откашлялся в усы, и начал читать:

— «Дорогой мой мальчик! Мы с твоей прабабушкой Фаустиной, моей женой, уже давно видим, как трудно тебе справиться с финансовыми проблемами. Понимаем, какой груз ответственности свалился на твои плечи. Но ты должен выдержать это непростое испытание. Как это делал я, как это делал твой дед и твой отец. Мы все волнуемся за тебя. Переживаем. Но мы по-прежнему рядом с тобой. В твоем доме. В нашем доме. Я прошу тебя не продавать этот дом. Ведь этот дом - это все мы! И это наше последнее пристанище...»

В жутком волнении Марчин вскочил с кресла и начал ходить из угла в угол.

— Послушайте, но ведь это какой-то бред! Мой прадедушка Адам жил еще в позапрошлом веке! А вы мне сейчас говорите, что...

— Да, именно. Я говорю вам именно то, что просит вам передать ваш близкий родственник. И что вас удивляет? Вы не первый и не последний, кому адресуют подобного рода сообщения.

— То есть, как?!.. Значит, и другие.. то есть, и другим тоже?

— Конечно. У нас налажен постоянный канал коммуникации с… гм, как бы это правильно сказать… Словом, все люди, когда либо жившие ранее, живут и сейчас. Никто не исчезает бесследно. Просто люди переходят в другую форму жизни… Надеюсь, вы меня понимаете?

— Да-да, конечно,- пробормотал Марчин.

— Неужели вы не замечали, что вы каждый день общаетесь с покойниками?

Марчин онемел. А седой адвокат довольно усмехнулся.

— Ну-ну, чего вы так испугались? Ничего страшного тут нет. Обычное дело! Просто вы уже не замечаете этого. Или, вернее сказать – привыкли! Вы ежедневно видите их портреты на улицах, с которых ОНИ улыбаются вам. Вы читаете их книги — а ведь это ИХ мысли. Вы включаете телевизор, и видите там актеров, которых уже давно нет в живых. Но ведь они продолжают жить для вас, раз вы воспринимаете их, как живых людей! А радио? Вы включаете радио, и слышите их голоса. Вы наслаждаетесь их песнями! По сути – мы с вами живем среди покойников!

Адвокат откинулся в кресле, вполне удовлетворенный своей речью.

— Значит... значит,- Марчин никак не мог собраться с мыслями,- они, то есть, мои дедушки и бабушки... в общем, они все… они все со мной?.. Они живут в моем доме?..

— Именно. Это дом ваших предков. И они просят вас. Настоятельно вас просят, сохранить этот дом. Ибо жить они могут только там.

Марчину внезапно представилась картина: в доме заняты все стулья, кресла, все диваны — и на каждом его тети, дяди, дедушки, прадедушки и пра-прадедушки и пра-прабабушки. Кто-то играет в карты, кто-то вместе с ним смотрит телевизор, кто-то из бабушек вяжет теплые носки, а кто-то на кухне шепчет на ухо Еве налучший рецепт приготовления кролика в винном соусе! И он вздрогнул.

— Ну что же, наша миссия выполнена! Хочу пожелать вам всего наилучшего! - седой адвокат пожал Марчину на прощанье руку. А его помощник проводил Марчина до дверей.

— Вас подвезти?- предложил молодой человек.

— Большое спасибо, не надо! Лучше я пройдусь пешком, мне надо подумать!- Марчин пожал ему руку, и пошел по улице обратно, к дому.

В это мартовское утро стояла превосходная погода. Теплая, солнечная, она радовала и глаз и душу. И было даже грех не прогуляться таким утром, и не насладиться дарами природы.

Марчин шел, обуреваемый разными мыслями. Он все еще не понимал, как выйти из ситуации. Как погасить злосчастный кредит, чтобы банк не пустил с молотка его дом. Да-да, все верно!Он уже решил - дом продавать он не будет! Марчин сохранит его, и в нем память о своих близких. Он постарается сделать все, чтобы дом остался в его семье. Сохранит его, и передаст в надежные руки своего старшего сына!

Да, именно, у него будет сын. И не один! И он научит его всему, что знает сам, он покажет ему фото своих дедушек и бабушек, прадедушек и прабабушек, расскажет о них все, что знает сам! Кстати, а ведь где-то было и фото его прадеда Адама! Да, оно было среди альбомов, в старом дубовом сундуке, хранящем некоторые вещи его предков, такие как курительная трубка из вишневого дерева и резная табакерка, старинные серебрянные часы-брегет без крышечки, неработающая музыкальная шкатулка и много разного другого.

Дверь Марчину открыла Ева. Она была бледна, взволнована. Без лишних слов она кинулась на шею Марчину.

— Любимая! Я не знаю, как я буду выкручиваться из этой ситуации, но я решил не продавать дом! Будь, что будет. Постараюсь сделать все, что в моих силах! Я люблю наш дом, нашу семью, и всех тех, кто сохранил нам его!

— Слава Богу! - выдохнула Ева.- Я так надеялась, что ты решишь именно так!

— Я хочу показать тебе одну вещь. Одно фото. Постой, я сейчас!

Марчин схватил фонарь и кинулся в подвал. Чтобы найти сундук, надо было убрать велосипед, гору старых одеял, отодвинуть старое пианино, снять с сундука старый карниз, и передвигуть в сторону лестницу…

И вот, наконец, Марчин добрался до сундука и до старого фотоальбома. Он нашел и вытащил из него фото прадедушки Адама. Удивительно, но оно идеально сохранилось!

Марчин закрыл сундук, и поставил фото на его крышке. Да, это несомненно был он - прадедушка Адам! В свое время он был очень видным мужчиной. С фото на Марчина смотрел веселый, молодой, крепкий, короткостриженный мужчина в расцвете сил.

— Марчин! Ты тут?- раздался сверху голос Евы.

Марчин обернулся. И в этот момент откуда-то подул ветер, и фото мгновенно слетело с крышки сундука и скрылось в расщелине, между сундуком и кирпичной стеной.

— Сейчас иду! - крикнул Марчин. И попытался посветить в щель, чтобы разглядеть куда упало фото.

В кромешной темноте увидеть что-либо было невозможно, и Марчин решил немного отодвинуть сундук, чтобы достать фото. Он налег на него, но лишь едва сдвинул с места массивный кованный сундук, тяжеленный, как сто морских якорей!

Кряхтя, Марчин навалился на сундук уже всем телом, и наконец, он поддался. Еще немного, и вот уже показался край фотографии, и... что-то еще, завернутое в холщовую ткань.

Марчин, уже мокрый от натуги, поднажал еще немного, и смог достать не только фото, но и то, на чем оно лежало – пакет!

Положив фото на крышку сундука, Марчин стал разворачивать холщовый пакет, и ему в руки выпали свернутый холст, письмо и фотография двух мужчин, один из которых - в красивой военной форме, без всякого сомнения, был его прадедушка Адам. Бравый офицер Французского Иностранного легиона.

Письмо было следующего содержания:

«Дорогой мой друг, Адам!

Дарю тебе эту картину в знак нашей дружбы и признательности за твою помощь и поддержку в трудные минуты начала моей новой жизни в Париже. Признаюсь тебе, не знаю почему, но глядя на звезды, мне всегда хочется мечтать. Когда меня не станет – я обязательно полечу к ним! Крепко обнимаю. Жму твою руку.

Твой друг, Винсент.

Ван Гог...»

+1
18:12
297
Комментарий удален
05:30
Мило.По экспозиции ожидался детектив со смертоубийством, а тут всё по Зеланду случилось)
«Трудные минуты начала моей новой жизни в Париже» Ван Гога, проявлялись в феерических кутежах с Полем Гогеном«до зелёных фей».Это были типичные маргиналы, так, что, история вполне, правдоподобна.Хотя могли быть и «Подсолнухи» (шутка).
20:30 (отредактировано)
-1
Хорошо написанный рассказ с фантдопом, прибитым к сюжету железнодорожными костылями. Можно было обойтись и без этой грубой шпалоукладки работы.
В самый тревожный момент могло прийти письмо, затерявшееся на почте. А еще лучше — ГГ споткнулся бы о старый сундук, разбил нос и нашел бы картину Ван Гога. Вот и все. Но тогда такой рассказ пришлось бы послать на другой конкурс. «Юбилейный».
Короче — я даже ошибки не искал. Глаз ни за что не цеплялся. Кроме:
«Дом был очень старый, в два этажа, с большим подвалом, где хранилось множество старых вещей. Лестницы от старости скрипели и мало-помалу, начали рассыпаться»

Написано действительно хорошо.
Автору успехов в антуражном деле и юбилейном литературном творчестве!
Загрузка...
Юлия Владимировна