54 по шкале магометра

Ошибки богов цивилизации

Автор:
Олег Фрайтак
Ошибки богов цивилизации
Работа №284
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен

***

«Свет. Тонкая полоска расширяется, слышится приглушенный звук спуска давления криокапсулы, створки раскрываются до конца. Небо. Оно заметно изменилось с прошлых времен: было иссиня - голубым, чистым, а сейчас серое, наполненное клубами болотного цвета испарений, будто смертельно больное. Только вышедший из стазиса мозг все еще не воспринимает реальность, упорно собирая осколки прошлого, а тело уже почувствовало опасность. Инстинкты дали о себе знать, рука нервно вскинулась и очертила защитный купол, не пропускающий ничего извне. Энергия мало-мальски начала восстанавливаться, а тут такое сложное умение. Надолго его не хватит. От сильного напряжения тело испытывает нестерпимую боль».

- У него судороги, в атмосфере нет кислорода…
- Да он же задохнется, наденьте на него маску…
- Что он делает? Они не могут пройти, хорошо…
- Тащите его в челнок!
«Неразборчивые голоса. Вместе с дыханием восстанавливаются слух и зрение. Вспышка. Купол высвободил энергию, чувствую, несколько враждебных особей погибли. Но почему тех, кто меня освободил, тело не восприняло за агрессоров? Кто же я?»
«Обстановка сменилась, я нахожусь в замкнутом пространстве, и явно не на земле…»
- Состояние нестабильно, нужно срочное обследование…
- А мы можем лететь быстрее?
- А можно на него посмотреть?
- Судя по внешности, он не принадлежит к известным нам расам.
- Это Бог!
- Значит, мы нашли Бога.

***

- Что из себя представляет это ископаемое? – спросил капитан корабля у доктора наук.
- Это представитель древней расы, которая является нашими богами, - ответила доктор наук.
- Богами? – удивился капитан.
Представитель древней расы резко вскочил с койки и издал звук, напоминающий одновременно шипение и рокот. На его голове веером раскрылись хитиновые пластины, делая инопланетянина, ростом не меньше двух метров, еще выше. Его огромный рост вместе с ослепительным оскалом из множества, будто специально заточенных клыков, вселяли неимоверный ужас и побуждали к подчинению. Юная доктор наук, минуту назад с интересом изучавшая древнего гуманоида, резко упала на колени, слезы брызнули из ее глаз, ей не хватало воздуха, она всей сущностью осознавала свое ничтожество перед божеством. Стоящая за ее спиной гибкая рыжая тень метнулась к неистово шипящему гуманоиду, но, словно ударившись о невидимую стену, остановилась и в ответ начала также шипеть на него, пытаясь запугать. В этом секундном хаосе спокойным остался лишь человек, стоящий ровно посередине медблока и смотрящий точно в глаза инопланетянина.
«На ихтианку устрашение подействовало, мое лицо будет является ей в кошмарах, харрига попыталась меня убить, за такое поведение нужно будет содрать с нее шкуру, хотя нет, для начала удалить шерсть с ее кожи, пусть мерзнет. А вот человек даже не сдвинулся с места, смотрит мне в глаза, и в его глазах я не вижу страха, а только… смех?»
Среднего телосложения, с зализанными назад темно – рыжими волосами и трехдневной щетиной, темноглазый капитан достал из-за пазухи бластер, и ярко – красные сгустки плазмы рассеялись в желтовато – прозрачном переливающемся поле, наподобие того, что было поставлено гуманоидом во время его спасения.
- Капитан! Нет! Вы же убьете его! – вопила все еще стоящая на коленях ихтианка.
- Бей этого урода! – прошипела харрига.
- Девочки, успокойтесь, пули… ничего не сделали, - с оттенком разочарования ответил человек.
- Меня окружают примитивные расы, - вдруг ответил гуманоид, спрятав свои клыки. Хитиновые пластины с зазубринами по бокам спокойно уложились вдоль и по сторонам продолговатого черепа. Два небольших отверстия на плоском лице, служащие явно органом обоняния, равномерно расширялись и сужались. Инопланетянин устремил все свои четыре глаза с желтой радужкой и черным зрачком на эту «разношерстную» компанию.
- Ихтиане все так же слабы, харриги все так же агрессивны, только человек меня впечатлил, - продолжил гуманоид.
- Я польщен, - ответил человек, - Тилара, хватит стоять на коленях, выровняй уровень влажности, а то ты слегка порозовела от страха. Кара, спрячь коготки, видимо, в древности этот индивидуум не знал, что такое хорошие манеры. Ну а ты, - капитан взглянул на гуманоида, - как мне к тебе обращаться?
- Зови меня господин, - на полном серьезе ответил гуманоид, - ибо я, готтинец, дарую тебе эту честь.
- Ну а если я не согласен?
- Тогда ты понесешь смерть за неподчинение, и твоя ручная харрига не спасет тебя, - презрительно указал пальцем готтинец на Кару.
Кара недоумевала, затем ярость вскипела в ней, но человек остановил её не то чтобы движением руки, только взглядом.
- Галактический кодекс гласит, что те, кого капитан принял на службу на своем корабле, подчиняются ему, и он является для всех ГОСПОДИНОМ. Мы подобрали тебя в нашей галактике, на тебя эти правила тоже распространяются. Я довольно снисходителен, можешь звать меня капитан, не более того.
- Леон Раум, хватит паясничать, - со смешком толкнула в бок капитана Кара.
- Ладно, называй меня просто Леон. Но как зовут тебя, готтинец?
- Меня… я… я не помню своего имени, - растерялся готтинец, - видимо, стазис не только повлиял на мои способности, но и дал эффект легкой амнезии…
- Мы можем наречь тебя новым именем, пока память не вернется к тебе, - очнулась Тилара. По причине командования кораблем человека, будет уместна человеческая мифология. Твои умения, которые мы увидели, способны защитить и излучают яркое желтое свечение. Соотнеся все факты, твое новое имя – Аполлон, - размеренным тоном произнесла Тилара, глядя в прозрачный планшет.
- Почему ты называешь его в честь бога Солнца? - спросил капитан.
- Потому что я и есть Бог для всех вас! – воскликнул Аполлон.
- Эй, капитан, что у вас там за бардак в медблоке? - прозвучал голос из динамика.
- Поставь корабль на автопилот и спускайся, сам все увидишь.
- Так точно.
- И не забудь позвать этого старого зануду, а то опять будет ворчать, что пропустил все самое интересное, - промурчала Кара.
В медблок зашли двое представителей разных рас: первый был невысокого роста, его колени сгибались назад, тонкие руки были покрыты темно - серыми перьями, в некоторых местах с белыми линиями. Вместо кистей у него были три тонких пальца, оканчавшиеся когтями, которые их обладателю приходилось часто стричь, чтобы удобнее было управлять кораблем. Его голова тоже была покрыта перьями, причем на задней части они были белыми, более длинными и торчащими. Глаза блестели маленькими черными угольками, а вместо носа и рта был плоский, черный клюв. Второй был довольно крупным, широким в плечах, выше человеческого роста. Кожа его была чешуйчатой, песчаного цвета, на конечностях было по три пальца, а приплюснутая вытянутая голова с круглыми небольшими глазами, как и все тело, была усеяна множеством маленьких черных шипов. Сзади его тело оканчивалось хвостом длиной в два метра.
- Фейгель, Рич, знакомьтесь, это… а где он? – вопросительным взглядом окинул медблок капитан.
- Агррррххх… - воскликнул Рич, - кто наступил мне на хвост? Это опять ты, пернатая башка?
- Да не я это, это… он! – ужаснулся Фейгель.
Позади Рича стоял полупрозрачный силуэт. Когда все обернулись, силуэт проявился, и перед членами экипажа стоял высокого роста гуманоид, сине – дымчатая кожа которого могла сливаться с окружающей средой. Четыре пальца сжимали бластер, из которого в него стреляли, направленный на Леона Раума. Все протекало настолько быстро, что от пары молниеносных выстрелов капитана ничего не защищало, и даже столь быстрая Кара не могла предотвратить неизбежного. Гуманоид почти спустил курок, однако, что – то его остановило. Что – то нежное, прохладное, засасывающее весь пылкий гнев в себя, успокаивающе, растекалось по всему телу. Рука роняет бластер, но вместе с ним падает нежно – голубого цвета тело, постепенно окрашиваясь в чуть розоватый оттенок. Гуманоид успел лишь схватить руку доктора Тилары, между пальцев которой были перепонки, другой рукой он взял ее за голову, на которой вместо волос было несколько тонких шупальцевидных отростков, и посмотрел ей в глаза: большие, бездонные, словно звездное скопление, очерченное голубым кольцом, внутри которого светилась яркая голубая звезда.
- Она сейчас сгорит, уберите ее! – крикнул капитан.
Кара выпустила когти и метнулась к горлу готтинца, Рич замахнулся своим хвостом, на конце которого была костяная дубина с шипами, Фейгель хотел лишь вытащить Тилару из рук неопознанного монстра. Но в одну секунду все они были расбросаны по медблоку. Аполлон поставил защитный купол, никто не проникнет, но никто и не спасет умирающую ихтианку. Тилара тянулась за флаконом с прозрачной жидкостью, Аполлон уже открывал его и выливал вязкое содержимое в жабры ихтианки. Кожа начала обретать светло - голубой оттенок, иссушающий гнев Аполлона в теле Тилары рассеивался.
- Вы до сих пор зависимы от воды, - с оттенком печали сказал Аполлон.
- А почему вы, наши боги, не смогли излечить нас от этого? – почти прошептала Тилара.
- Мы могли подчинить себе все и вся, но не эволюцию.
- Что это за уродец? Кого вы сюда приволокли? Мои старые кости решили размять? – проворчал Рич.
- Сколько тебе лет, лизардонин? – спросил Аполлон.
- 763, я многого повидал, но вот таких, как ты, в первый раз. Тебя что, в очередной лаборатории вырастили?
- Вы стали жить намного дольше, - проигнорировав вопрос Рича, ответил Аполлон. - Вы еще умеете летать, винданцы? – обратился он к Фейгелю.
- Мы летаем только на кораблях, в космосе, - вздохнул Фейгель, - Дни, когда мы правили небом, далеко позади.
«Дни, когда мы правили галактикой, далеко позади».


*** 


- Ты думаешь, меня могут сдержать эти стены и дверь? – надменно спросил Аполлон.
- Конечно же, нет! - усмехнулся Леон, - ты же у нас Бог, и щелчком пальца можешь уничтожить Вселенную!
- Сарказм не уместен, человек.
- Неуместным было твое поведение на моем корабле! Ты попытался убить меня и чуть не убил члена моего экипажа!
- Я предупреждал тебя, человек, либо подчинение, либо смерть.
- Мне проще выкинуть тебя в открытый космос.
- Зачем же вы тогда меня нашли?
На лице Леона Раума одновременно выразились беспокойство, страх, отчаяние. Это продолжалось лишь секунду. Капитан отошел от стекла медблока, где сидел готтинец. Вскрыть замок для готтинца не было проблемой, на крайний случай он мог просто разбить стекло. Но если эти люди спасли его, то он обязан им жизнью, он в их руках, он - раб?
Дверь внезапно открылась. Вопреки всем ожиданиям в проходе появилась Тилара. Перед глазами Аполлона внезапно нарисовалась картина: «Бластер в руке, взгляд человека, не боится смерти, холодное прикосновение, падающая ихтианка, она впитала в себя весь гнев, она умирает».
- Не подходи ко мне, я опасен для тебя, - огрызнулся Аполлон.
- Ты занимаешь мой кабинет, так что уйти должен ты, а не я.
«В ее голосе нет угрозы, нет страха, гордости, даже упрека»
- Я готов открыть тебе то, зачем ты пришла.
- Правда? – радостно удивилась Тилара, - но у меня нет на это времени, мне еще нужно восстановиться после произошедшего.
Тилара подошла медленным шагом к двери, борясь с любопытством. Дверь открылась, но перед лицом опять возникло желтое свечение.
- Ты никуда не уйдешь, пока я не узнаю, что ты со мной сделала в тот момент.
Тилара села на соседнюю койку. Готтинца и ихтианку разделял всего лишь метр. Аполлон лег и, закинув руки за голову, молча смотрел в потолок.
- У нашей расы очень чувствительная кожа из – за обилия воды в организме, - начала Тилара, - Если у людей организм состоит на 65% из воды, то наш организм на все 90%...
- Поэтому, если не поддерживать определенный уровень влажности, вода начнет испаряться, кожа розоветь, и, в конце концов, ихтианин просто высохнет. Ты вот лучше скажи, как ты заставила меня опустить бластер и лишила меня желания убить капитана?
- Мы научились использовать наш недостаток как преимущество. Во время прикосновения нервные окончания двух особей могут сливаться, отчего ихтианин на некоторое время может «подчинить» себе любую особь. Вопрос лишь в сопротивляемости особи.
- Почему же вы до сих пор не правите галактикой?
- Для этого найдутся более достойные расы, нашей же нужно просто создавать технологии для выживания, а не заниматься политикой, - Тилара прокрутила браслет у себя на запястье, за её спиной раздался тихий звук впрыскивающей жидкости.
- Влагорегуляция, - ответила на вопросительный взгляд Аполлона Тилара. - Мы используем специальные костюмы, по стенкам которых протекает вода. Сзади расположено несколько ячеек с водой…
- Мы придумали эту технологию, - прервал Тилару Аполлон, - которая, как я вижу, успешно работает на протяжении 30 000 лет.
- А что вы сделали для других рас?
- Если у тебя есть аудиодневник, самое время его достать…
Запись из аудиодневника

«Мы не знали, по чьей воле мы созданы, мы не знали, как мы были созданы, но мы знаем одно – зачем».
Готтинцы появились сразу такими, каким я предстаю перед вами. Мы не эволюционировали из простейших, мы созданы неизвестными силами. Но вместе с нами зарождалась жизнь, и во многом мы ей способствовали. Наш родной мир был богат всем: водой, растительностью, песчаными участками и даже ледяными островками. Но мы скоро поняли, что наш мир не бесконечен: существовали границы, за которыми голубое небо соприкасалось с белоснежной облачной поверхностью, и протяженность этих границ была бесконечна. Когда готтинцы начали размножаться, ограничение мира сказывалось как материально, так и подсознательно. Многие боялись, что когда заполнится весь мир, им не хватит места на их земле и их возьмет в свои объятия бесконечность. «А что, если отдать бесконечности кого – то другого, а не меня или моего новорожденного ребенка?». «Что будет, если вогнать свои когти вон тому готтинцу в грудь, которому уже 1000 лет, который видел своими глазами начало мира, который уже построил себе дом и обзавелся семьей?». «Теперь я буду открывать новое, я проживу дольше него, и увижу будущее. Но жизнь покидает меня, кто – то вогнал когти в меня, наверное, такой же мечтатель». И так наш народ начал истреблять себя сам, борясь за каждый клочок земли, ведь мир не бесконечен, а бесконечность уже близко.
Неизвестные силы не стали ждать, пока в мире останется только один готтинец, или пара особей противоположного пола, которые, размножаясь, повторят все снова. И тогда они обрушили всю свою мощь на наш мир огромным камнем, с ярко-желтыми светящимися вкраплениями, с неба, который опустил наш мир с небес на… землю.
Те, кто находился в эпицентре падения камня, погибли сразу, а те, кто были на окраинах ещё нашего маленького мира, впитали в себя энергию камня и обрели не только удивительные способности, но самое главное – разум.
Готтинцам пришло озарение, что, несмотря на изначально высокую развитость, они были примитивны. Когда светящаяся пыль осела, готтинцы не поверили своим глазам: их маленький мир умер, отдав свое пространство энергии камня, и зародился новый, гораздо больший, бесконечный мир.
Готтинцы построили храм вокруг священного камня, дарующего энергию, и дальше начали застраивать всю выжженную землю огромными постройками, в которых проживали тысячи особей. Теперь готтинцы могли двигать предметы силой мысли, создавать из энергии сферы, а некоторые даже могли парить над землей. Как ни удивительно, они направили свои способности не на уничтожение друг друга, а на создание новой цивилизации.
Но скоро мы поняли, что не одни в нашем новом мире. Водоемы населяли странные существа голубого цвета, с конечностями, на каждой из которых было по большому плавнику, а их голова оканчивалась щупальцами. Мы назвали их ихтиане, потому что они издавали звук «ихти…ихти».
Над бескрайними лесами летали существа, облаченные в перья, которые были особенно длинными и широкими на руках, что и позволяло им летать. Они вили на деревьях из маленьких веточек коконы, вид деревьев от них становился еще завораживающей. Из их клювов очень часто вырывался низкий звук «винд…винд», и мы назвали их винданцы.
В местах, где не было ничего, кроме огромных песчаных дюн, жизнь тоже была. Жившие там существа представляли из себя чешуйчатых с плоскими мордами, длинными хвостами, передвигающихся на четырех конечностях. Некоторые из них были маленькими и юркими, гладкокожими, видимо, недавно родились, а некоторые, покрытые множеством костяных шипов, были по колени готтинцу. Эти существа издавали звук, отдаленно напоминающей «лизард… лизард», и мы назвали из лизардоне.
У подножий высоких снежных гор, где все пространство состояло только изо льда и снега, несмотря на нестерпимые холода, обитали четвероногие, покрытые густой белой шерстью. Их лапы оканчивались острыми когтями, а изо рта торчали острые клыки. Эти особи были устойчивыми к холоду, издавали глухое рычание, и их «харр… харр» дало нам повод назвать их харриги.
Среди готтинцев нашлись те, кто захотел более подробно изучить все эти примитивные виды, нашлись и те, кто захотел их уничтожить. Назревала еще одна война. Поэтому мы начали строить ковчеги, двигатели которых поднимали их в небо благодаря энергии камня. Мы забирали ихтиан, винданцев, лизардон и харриг из их ареалов обитания и помещали их во множество блоков, в которых создавали привычные для них условия.
Но на этом сюрпризы для нас не закончились. Скоро выяснилось, что за небом открылась черная вечность – космос. Мы поняли, что наша планета, которая казалась нам бесконечной на земле, оказалась крохотной в космосе. Мы предположили, что могут существовать такие же планеты, как и наша. К нашему счастью, в нашей системе оказались такие планеты.
Расселенные виды стали эволюционировать на своих планетах. Благо на их планетах, ставших им родными, была примитивная жизнь, которая послужила для каждого вида пищей. Скоро они уже выглядели как вполне как разумные расы: ихтиане сбросили свои плавники, их шупальца превратились в отростки, примерно до плеч. Винданцы буквально выпрямились, обретя прямохождение, прямохождение, но продолжали летать ничуть не хуже, чем раньше. Лизардоне так и не перестали есть мух, хотя стали прямоходящими и довольно «рукастыми», что ни дай лизардонину в руки, что – нибудь, да смастерит. А когда харриги стали на две лапы, многие готтинцы просто теряли голову от изумления, настолько красивы и грациозны были движения пушистых особей женского пола.
Беда не заставила себя долго ждать. Некоторые готтинцы пытались поголовно истребить оставшиеся на нашей планете примитивные виды, доказывая свое величие, тем самым обеспечив себе продовольственный запас на тысячелетия (как ни странно, щупальца ихтианина, филе винданца и печень лизардонина оказались вкусными, а мех харриг был просто красив). Мы назвали их отступниками, ведь они отступились от замысла создателей и использовали свои новые силы во вред. Отступники создали оружие, стреляющее концентрированной энергией камня, и именно они подвели все запасы энергии практически к нулю.
В ответ мы, вторая часть, назвавшая себя богами, создали собственную расу. Размер особей варьировался от пояса готтинца до высоты с полтора готтинца. Выращенная раса обладала разумом, который был подчинен только нам, богам. Они были особями, покрытые хитином, с огромными жвалами. Вместо рук у них были зазубренные клешни, а у некоторых по шесть ног. Также мы оснастили их крыльями, отличным зрением и обонянием. Они не были для нас чем – то большим, они были лишь оружие. Мы назвали их опустошители.
Как и предполагалось, выращенная раса повиновалась и уничтожала отступников, даже оружие их не спасало. Когда последний отступник пал, миссия, заложенная в их разум, была выполнена. Мы не осмелились уничтожить наше оружие, они ведь были живыми. Но наше оружие решило уничтожить нас. Срочно нужно было искать способ их уничтожения. Нам удалось вывести формулу вещества, способного поражать все их клетки. Мы сделали множество боеголовок и системы автономного запуска, а также создали тысячи криокапсул, чтобы исправить нашу ошибку и погрузится в сон до того момента, когда другие расы достигнут пика эволюции и разбудят своих спящих богов. 

*** 

- Это конечно было очень познавательно, но я не услышал ничего про людей, - раздался голос Леона через динамик, - мы могли бы уже давно прилететь на станцию «Капкан» и поиграть в покер.
- Да брось, - ответил Фейгель, - мне интересно было послушать, как мы летали, «вили на деревьях из маленьких веточек коконы, от которых деревья становились еще завораживающей».
- Лети на станцию «Капкан», - повторил Леон.
- Так точно, капитан. - Когда мы случайно обнаружили планету людей, - Аполлон смотрел в глаза все еще сидящей Тилары, - они были грубее сложены, чем ваш капитан, ходили в шкурах, с дубинами, копьями, охотились на диких животных, хоронились в пещерах. Люди эволюционировали сами, и наша помощь была им не нужна. Когда наш корабль улетал, один из двигателей был перегружен и выделил сгусток энергии, дерево под ним загорелось. Когда люди прибежали, они испугались огня, но они увидели, что его боялись и хищники, подстерегающие людей в высокой траве. Тогда люди начали использовать огонь в быту, учиться самим его добывать. И так мы ненароком вершили эволюцию еще одной расы.
- Здесь не лучшее место для таких разговоров, - встала с койки Тилара и жестом поманила Аполлона за собой.
Когда за Аполлоном и Тиларой захлопнулась дверь медблока, перед ними растянулся не очень широкий, но длинный коридор. В конце коридора обнаружилась дверь, за которой расположилась большая комната с несколькими диванами, направленными в сторону больших иллюминаторов, благодаря которым открывался вид на звезды.
- Для чего я вам понадобился, - Аполлон присел на диван, и тут же резко вскочил, - Агрх, шерсть!
- Это любимое место Кары, - усмехнулась Тилара.
- И вашего капитана, - Аполлон провел рукой по кожаному покрытию дивана, будто считывал информацию прикосновением.
- Они…
- Я еще успею высказать свое мнение по этому поводу, - перебил Тилару Аполлон, - а сейчас меня интересует вот что: зачем вам понадобилась помощь готтинцев, и где все остальные, почему забрали только меня?
- Ты оказался единственным выжившим, - Тилара снова посмотрела в глаза Аполлону.
- Не может быть, - испуганно посмотрел на Тилару Аполлон, - что, что с ними произошло?
- Пожалуй, я начну издалека, - Тилара пригласила Аполлона на диван и села рядом с ним. – Две недели назад в нашей системе резко понизилось количество пиратов и контрабандистов, их корабли начали бесследно пропадать, ведь они пролетали по неисследованным маршрутам. Командованием Союза Рас Галактики было принято решение послать несколько беспилотных кораблей по тем же маршрутам и, как предполагалось, они тоже исчезли.
- Судя по эмблеме в виде фиолетовой спирали с желтым кругом внутри и белыми буквами СРГ на вашем корабле, вы тоже принадлежите союзу? – спросил Аполлон.
- Эм… да, да, - замялась Тилара, - позже в нашем пространстве начали появляться неопознанные объекты, которых не видели даже самые мощные радары. Вскоре эти, как выяснилось, корабли стали высаживаться на планеты, из них выползали твари, похожие на описанных тобой, которых вы собственноручно вырастили. Они уничтожают все на своем пути. СРГ поручил мне найти информацию о них, но ничего такого найти не удалось. На родной планете ихтиан я наткнулась на древние наскальные рисунки, где были изображены мы, еще плавающие в воде, и вы, готтинцы, стоящие над нами. Найдя древние тексты и расшифровав их, я обнаружила координаты вашей планеты, и мы отправились туда. Но в вашем родном мире нас ждали полчища этих тварей, которые раскрывали криокапсулы одну за другой, доставали оттуда готтинцев и разрывали их на части. Нам удалось прорваться к одной и спасти тебя.
- Мы же активировали боеголовки, я слышал взрывы, они должны быть уничтоженны, - с отчаянием промолвил Аполлон, - а чтобы создать убивающее их вещество, потребуются года. Я ничем не смогу вам помочь, но я буду сражаться с вами, пока не погибнет последний опустошитель, созданный руками моих собратьев, или пока я не издам последний вздох, - Аполлон смотрел на звезды.
- Капитан, мы уже на подлете к станции, - проговорил через динамик Фейгель.


***

Станция «Капкан» оправдывала свое название. Она представляла из себя широкое кольцо, в котором располагались жилые районы, а в центре находился невысокий цилиндр, VIP - зона, вдоль которого диаметрально протягивался канал, связывающий VIP- зону с остальной станцией. В жилых районах обитали бедняки и разыскиваемые преступники, а VIP– зона была открыта для высокопоставленных чиновников, работорговцев и контрабандистов.
- Внимание, пассажиры! Просьба освободить корабль от своего присутствия и отправится веселиться! – прозвучал из динамика радостный голос Фейгеля.
Все члены экипажа вышли и направились ко входу в VIP– зоны. Там их ждала охрана, два огромных лизардонина в черной тяжелой броне с белым логотипом в виде станции «Капкан» и со скорострельными бластерами наперевес.
- Наш частый гость, Леон Раум, добро пожаловать, - из – за плеч лизардон вышел харриг светло – серого окраса, облаченный в черный халат с таким же логотипом, как и у охраны, – вижу, сегодня вы все в сборе.
- Как же мне приятно вновь оказаться в вашем чудесном месте, мистер Харк, - слюбезничал Леон Раум, - надеюсь, моя сегодняшняя игра будет удачной? – Леон протянул руку Харку, который при рукопожатии незаметно забрал кредиты из рукава Раума.
- Всенепременно, всенепременно, - радостно задыхаясь, отвечал Харк, - а это, простите, что за индивидуум с вами? – Харк указал когтистым пальцем на Аполлона.
- Всего лишь представитель расы древних гуманоидов, благодаря которым процветает ваш бизнес, мистер Харк, и, собственно, появилось все то, чем мы живем сейчас.
- А я знал, что у вас все хорошо с юмором, капитан Раум, все мы хотим завести себе прислугу или домашнего питомца, и неважно, из какого края галактики, главное, по какой цене.
Аполлон готов был разорвать Харка на части, и тех двух огромных лизардон, и Леона Раума заодно, но опять почувствовал прохладное прикосновение Тилары и успокоился. Он намеренно отстал от остальных, незаметно подкрался к спине Харка и прошептал:
- В мое время вы были нашими рабами, исполняли все наши желания, мы даже ноги вытирали об вашу шерсть, а ваши женщины ублажали нас.
Мистер Харк обернулся, на мгновение увидел страшную гримасу Аполлона, а потом лишь тень, моментально растворившуюся в пространстве.
- Надо меньше употреблять «шерстистой пряности», - сказал себе Харк.
Было видно, что в клубе станции «Капкан» члены экипажа были завсегдатаи. Леон Раум сел за покерный стол. Из дальнего угла были слышны недовольные возгласы, кто – то уже проигрался. Кара отправилась на танцпол, где с ней никто не мог сравнится, ее гибкие движения были настолько изящны, что вводили в транс, а обтягивающий костюм из черной кожи на рыжем меху выглядел вызывающе и смотрелся гармонично с ее черными до плеч волосами и черными губками. Рич отправился к барной стойке, где намеревался перепить на спор двух уже «готовеньких» людей. Фейгель, как ни странно, решил опробовать свои вокальные способности и отправился в караоке, но его быстро оттуда выпроводили, и он как всегда пошел травить байки о своих полетах первым попавшимся слушателям. Тилара ушла в темный угол за свободный столик и занялась какой – то работой, проводя пальцами по прозрачному планшету.
Один Аполлон не мог найти себе места в столь шумном и непонятном для него месте. Ему не хотелось отвлекать своих спасителей от их дел, поэтому он воспользовался мимикрией, и слился с полутемным пространством, наблюдая за каждым.
Аполлон бесшумно подошел к покерному столу и оказался за спиной Леона Раума. Вокруг него сидели еще три человека в фиолетовых мундирах с желтым окаймлением, на которых белым было написано: «СРГ».
- Играет со своими дружками, - подумал Аполлон, - тогда зачем наживаться на своих сослуживцах в азартной игре?»
- Господа! – воскликнул Раум, - благодарю вас за игру и попрошу назвать номер дока, где находится мой честно выигранный корабль.
- Посмотри под стол, - шепнул Леону Аполлон.
На лицах, сидящих за столом, играла довольная улыбка, а их руки под столом держали бластеры, направленные точно на Леона Раума.
Ни одна мышца на лице Леона не дрогнула, только капелька пота предательски скатилась к подбородку.
- Наш фрегат, теперь уже твой, стоит прямо перед входом в клуб, - сказал один из обладателей фиолетовых мундиров, - но нам не на чем будет добираться на нашу станцию, так что я предлагаю отправиться вместе с нами.
Вдруг голова говорящего резко повернулась в сторону и хрустнула, покерный стол перевернулся, разметав все фишки и пластины кредитов. Двое фиолетовых мундиров, лежащих на полу, бились в агонии, невидимая сила держала их за глотки.
Как ни странно, окружение никак не отреагировало на произошедшее.
- Среди вас есть предатели? – спросил Аполлон.
- Тут уж скорее я предатель, - отдышавшись, ответил Леон.
- Так откуда же у тебя такой большой корабль и за кого ты себя выдаешь?
- Я его выиграл в покер у адмирала СРГ, - усмехнулся Раум, - а я и моя команда – последняя надежда галактики и твои спасители, - ткнул он пальцем в грудь Аполлона.
Аполлон хотел что – то возразить, но вдруг внутри него что – то шевельнулось, что – то древнее, злопамятное, отдающее оттенком страха и отчаяния, пробуждающее ярость. Аполлон понимал, что это было, его потянуло к выходу из клуба, он больше не скрывался, и все посетители клуба побежали за ним, сами не понимая, зачем.
Аполлон увидел корабль, подлетающий к станции, который напоминал выпуклую в обе стороны линзу, покрытый какими – то бурыми наростами, и спереди двигалось что - то, напоминающее челюсти.
- Что, что это, оно летит сюда? – гудела толпа.
- Это корабль нашего цикла, - изумился Аполлон, - но принадлежит он… опустошителям!?
Когда корабль оказался прямо над головами посетителей, все увидели, что он был размером со станцию «Капкан».
- Убегайте, улетайте отсюда, иначе погибните! – кричал Аполлон.
Из корабля ярко – желтыми сгустками обрушились потоки плазмы, и защитное поле, окружающее станцию, вмиг рассеялось. Вслед за выстрелами на станцию посыпались капсулы, из которых вылезали неведомые твари, покрытые хитином, с огромными зазубренными клешнями и шестью ногами – опустошители.
Люди в панике толпились в доках VIP - зоны и пытались как можно скорее добраться до своих кораблей. Ни у кого не было желания противостоять неизвестному врагу, каждый думал только о себе и пытался спастись.
Потолок клуба насквозь пробила капсула, из которой вылез двухметровый опустошитель. Два лизардонина – охранника, стоявшие у входа, палили из бластеров по опустошителя, но пули отскакивали от него. Аполлон заключил опустошителя в энергетический купол, и на некоторое время обездвижил его.
- Это ненадолго, выводите всех отсюда, - приказал Аполлон.
Фейгель побежал к кораблю, Кара и Тилара выводили людей из клуба, Леон с бластером наготове стоял вместе с охранниками за спиной Аполлона.
- А где Рич, - крикнул Леон, но его никто не услышал из – за криков толпы.
- Я здесь, - выглянул из – за барной стойки опьяневший Рич, - я их перепил, вон сколько кредитов заработал.
Внезапно энергетический купол разрушился, обессилевший Аполлон упал на колени. Опустошитель кинулся на Аполлона, но Леон резко отбросил его и сам отпрыгнул в сторону, злобная тварь ударилась о стену.
- Спина слабое место, стреляйте в спину! – кричал Аполлон.
Охранники и Леон начали стрелять по приказу Аполлона. Опустошитель застрекотал от боли, плазменные заряды прожигали поверхность сложенных полупрозрачных крыльев. Но вместо того, чтобы упасть, опустошитель из последних сил кинулся на одного из охранников, без усилий разорвав его пополам вместе с его броней, и насадил на клешню другого.
- Чтобы какая – то муха посмела убить моих сородичей, - заорал Рич, схватил барную стойку и кинул ее в опустошителя, отчего та раскрошилась, а тварь упала, не подавая признаков жизни.
- Есть еще порох в пороховницах, - ударил себя в грудь Рич.
- Так держать, старик, - усмехнулся Леон.
Вдруг прилетели еще три капсулы, из них вылезли еще трое точно таких же опустошителя. Аполлон и Леон кинулись к выходу, а Рич замахнулся хвостом и раскрошил череп одной твари костяной дубиной.
- Рич, пошли! – крикнул Леон.
- Оставьте меня здесь, хоть достойно помру, - пыхтел Рич, размахивая хвостом и нанося сокрушительные удары опустошителям, - Кара меня все равно недолюбливала.
- Он сказал свое слово, капитан, - Аполлон взял за плечо Леона, - нужно идти.
- Мы еще отомстим за тебя! – орал Леон, закрывая за собой шлюз корабля.
Но опустошителей стало еще больше. Рич в последний раз посмотрел на своего капитана, и клешня опустошителя отсекла его голову.


***

- Ты чертов эгоист! – в слезах сказала Кара, - ладно о себе не думаешь, тебе же «нечего терять», ты у нас «герой галактики», - передразнивала Кара Леона, - а почему тогда «герой галактики» допустил гибель инженера корабля, послушав мнение такого же эгоиста, как и ты, только доисторического. А обо мне ты не подумал? – вконец разрыдалась Кара
- Ты бы рыдала над моим хладным трупом и была бы рабыней готтинца, как это было тысячелетия назад, - Леон обнял Кару, - он вытирал бы об тебя ноги, а ты бы за это ублажала его каждую ночь.
- Мне легче задушить вас обоих, и объявить себя мисс Вселенной, - улыбнулась Кара, вытирая слезы.
- В таком случае, мне еще рано умирать, - улыбнулся в ответ Леон и оглянулся на звезды в большом иллюминаторе, сидя вместе с Карой на их любимом месте.

- Тебе действительно была дорога жизнь этого старого лизардонина? - спросил у Тилары Аполлон, облокотившись о стену и скрестив руки на груди в ее каюте.
- Мне дорога жизнь каждого из живущих, - всхлипнула Тилара, розовея, - тем более что нас всех может не стать уже очень скоро.
- Не будь такой сентиментальной, - улыбнулся Аполлон. На недоумевающий взгляд Тилары он ответил, - пришлось воспользоваться источниками информации, чтобы иметь хоть какое – то представление о вашем цикле, в том числе и в лексическом плане.
- Рич был мудрее и человечнее, чем капитан, Кара, Фейгель, - Тилара сделала короткую паузу, - и даже чем ты!
- Ты забыла, что разговариваешь с божеством? – сердито спросил Аполлон, - ты забыла, что только благодаря нам ты такая, какая есть, а не барахтаешься в воде и не служишь ужином для гурманов?
- Благодаря народу готтинцев, а не только тебе, - фыркнула Тилара.
- Тебя обидело очевидное, потому что ты держишь обиду в себе, на Леона, на Кару, на Фейгеля, потому что ты не из той среды, что они, но именно они затянули тебя к себе. Ты здесь не по своей воле, и это знают как они, так и ты сама.
- А ты специально допустил смерть Рича, чтобы продемонстрировать свое превосходство, но даже по своим меркам ты не идеален, потому что проявляешь привязанность ко мне и не противишься моему контролю над тобой, - Тилара стояла в полуметре от Аполлона и протягивала к нему свою руку.
Аполлон окинул Тилару взглядом и быстро вышел из ее каюты. Немного подумав, он поднялся к кабине пилота.
- У вас есть свободные каюты? – спросил Аполлон Фейгеля.
- Конечно, - ответил Фейгель, - думаю, ты не захочешь обосноваться в бывшей каюте Рича, а вариант рядом с каютой Тилары устроит?
- Гм, да.
- Ну, вот и отлично, можешь чувствовать себя там… эм… как дома.
- Мог и без твоего разрешения обойтись, - уходя, буркнул себе под нос Аполлон.
- Я все слышал!
Аполлон чувствовал себя измотанным. Усевшись в кресло, он погружался в сон, и вдруг понял, что если опустошители прилетели на корабле готтинцев, то они обязательно вернутся на планету.
- Капитан, есть предположения по поводу опустошителей, нужно срочное собрание, - сказал Аполлон по внутренней связи.
- Прошу всех ко мне, - ответил Леон.

Аполлон взволнованно посмотрел на окружающих
- Чтобы уничтожить опустошителей, нам нужно лететь на мою родную планету. У нас есть ее координаты?
- Координаты имеются, - ответила Тилара.
- Если их корабль размером с целую станцию, мы не сможем пролететь незамеченным, - сказал Фейгель.
- На этом корабле нет иллюминаторов, только тепловые сенсоры, которые расположены по бокам корабля, - ответил Аполлон.
- Рич бы что – нибудь придумал, - заметила Тилара, посмотрев на Аполлона.
- Значит, нам нужно подлететь снизу, - начал Леон Раум, - тогда мы останемся незамеченными и залпом из всех орудий уничтожим корабль опустошителей, а затем приземлимся на планету готтинцев.
- Нужно отправляться прямо сейчас, - настоял Аполлон.
- Хорошо, летим прямо сейчас, - устало ответил Леон, - Фейгель, сколько времени займет путь?
- 1 час, - ответил Фейгель.
- Сейчас всем спать, - зевнул капитан и пошел в свою каюту.

Аполлон не мог уснуть, да и не чувствовал он себя уставшим. Мысли роились в его голове, он внезапно вспомнил последний разговор с Тиларой, ему стало стыдно, и он решил пойти к ней.
- Тилара, - окликнул ее Аполлон.
- Ты что – то хотел, - донесся голос Тилары из душевой.
- А… как ты без костюма? – Аполлон посмотрел на скинутый на пол костюм Тилары.
- Долгое ношение костюма вредно, да и к тому же утомляет, иногда нужно оказаться в естественной нам среде.
Из динамика в каюте раздалось ласковое мурчание.
- Капитан, - раздался голос Фейгеля.
- Милый, ты куда, - промурчала Кара из динамика.
- Капитан!
- Чертовая внутренняя связь! – рыкнул Леон, - ты не мог раньше предупредить!?
- Была дана команда спать…
- Ты вроде кораблем управляешь?
- Так точно!
- Ну и что же ты скажешь по этому поводу? – Тилара вышла из душевой, в облегающем черно – белом платье с широким декольте, вся ее светло – голубая кожа блестела.
- Скажу только, что межвидовые отношения не продуктивны, - чуть замялся Аполлон.
- Наши ученые разработали специальный гель, сохраняющий всю влажность в нашем организме, - прокомментировала изумленный взгляд Аполлона Тилара.
Аполлон протянул свою руку к Тиларе, но та положила ему на ладонь флакон.
- Сначала покрой этим свои руки.
Аполлон растер на ладонях несколько капель прозрачной вязкой жидкости, взял ее прохладные руки в свои разгоряченные ладони, нежность заполонила всю его сущность.
- Может, никакой я и не бог? – думал себе Аполлон, глядя в бездонные глаза Тилары, - может, это она моя богиня, повелевающая мной, а я всего лишь ее преданный слуга?

***

- Внимание экипажу корабля, до цели осталось 20 минут, просьба покинуть свои места и приготовиться к героической гибели, - голос Фейгеля разнесся по всем каютам.
- Твое имя будет первым на мемориальной доске, а может, и единственным, - съехидничал Леон, - все остальные, спускайтесь в трюм.
В трюме были разбросаны инструменты, открыты ящики, царил бардак.
- Вот же наглая рептилия, - шикнула Кара, пробираясь через ящики со всяким хламом, - специально не убрался, знал, что больше не доведется.
Леон, Тилара и Аполлон устремили недобрые взгляды на нее.
- Что? – подняла бровь Кара, - мне его будет не хватать, но убраться кому – то же надо.
- Вот и уберешься, когда вернемся, - улыбнулся Леон. - Так, что мы имеем из арсенала, - продолжил он, - тяжелый бронированный скафандр, легкий скафандр женской модели, два скорострельных бластера, одну импульсную винтовку с оптикой, и все?
- А еще вот эту громадину, - Кара открыла металлический шкафчик Рича, в котором лежал внушительного размера ручной работы пулемет, с гранатометом под стволом.
Еще в шкафу лежал небольшой контейнер, на котором была записка «для Тилары».
Тилара открыла контейнер и достала оттуда подобие экзоскелета с бронепластинами, защищенным резервуаром для воды сзади, от которого были проведены трубки к прозрачному шлему.
- Спасибо тебе, старик, - сказал Леон звездам в маленьком иллюминаторе.
Тем временем Аполлон открыл дно своей криокапсулы, из которой достал переливающиеся золотистые доспехи, копье с раздвоенным наконечником и несколько шариков с бурлящей желтой жидкостью внутри.
- Капитан, входим в гиперпространство через три, два, один… - сказал через динамик Фейгель.

Корабль совершил гиперсветовой прыжок и вышел на орбиту планеты готтинцев.
- Пока чисто, может, опустошители решили повеселиться в клубе? – усмехнулся Фейгель.
- Не отвлекайся, - сказал Леон, - лети на малой тяге, чтобы не перегревать двигатели.
Леон сел на место штурмана корабля возле приборов. Аполлон стоял за спинами Фейгеля и Леона, Тилара и Кара молча стояли позади них.
Внезапно перед самым носом корабля очутился корабль опустошителей.
- Совершаю маневр уклонения! – крикнул Фейгель
- Снижаю мощность двигателей, вывожу щиты на полную мощность - ответил Леон.
Снаряды опустошителей врезались в щиты корабля и растворились в них. Корабль Леона Раума находился над кораблем опустошителей и у самого его края.
- Сейчас берите резко вниз и под дно корабля, - скомандовал Аполлон.
Фейгель сделал резкий маневр вниз, Леон нацелил орудия на корабль и в ход пошли залпы из трех крупнокалиберных орудий и были выпущены двенадцать тепловых торпед. Корабль опустошителей разорвало на части.
- Из тебя вышел бы отличный штурман, капитан.
- Только с таким хорошим пилотом, как ты, Фейгель.


***

Корабль Леона Раума вошел в атмосферу планеты готтинцев. Пейзажи планеты были настолько разнообразны, что каждый член экипажа обратил внимание на тот, который был близок их родному миру. Капитану же вся планета казалась Землей, только раза в два больше.
- Нужно лететь к нашему храму, - проинформировал Аполлон.
На подлете к храму из него вылезли сотни опустошителей.
- О боги, - ужаснулась Тилара.
- Мы можем дать по ним залп? – спросил Леон.
- Боюсь, что нет, - ответил Фейгель, - орудия не повернуться под нужным углом, а тепловые торпеды полетят в разные стороны.
- Придется прорываться самим, - вздохнул Леон.
Все, кроме Фейгеля, спустились в трюм. Аполлон облачился в свои доспехи, в которых была предусмотрена система замкнутого дыхания, Леон и Кара в скафандры, а Тилара натянула на свой костюм экзоскелет и настроила уровень влажности.
- Ваши пули их не возьмут, - сказал Аполлон и сжал у себя в руке шарик, из которого вышла энергия, играющая в его руке, и он направил эту энергию в оружие команды.
Опустошители у храма неожиданно выстроились рядами, и как только команда Леона Раума вышла из корабля, опустошители ринулись к ним. Леон первым открыл огонь, стреляя из подствольника шариками Аполлона, которые, разбившись, создали маленькие черные дыры, засасывающие опустошителей в себя, а потом резко захлопывающиеся и разрывающие опустошителей на куски. Команда вела непрерывный огонь, но и опустошители в долгу не остались, так что Аполлону всякий раз приходилось создавать защитный купол, пока команда перезарядится.
Когда войско опустошителей начало редеть, они рассыпались в разные стороны и направились к кораблю Леона, а из храма готтинцев вышел трехметровый опустошитель. Команда побежала к нему.
- Капитан, они лезут в корабль! – кричал в рацию Фейгель. - Я их стряхну!
- Стой, не улетай!
Фейгель на несколько метров оторвался от земли, несколько опустошителей залезли в двигатели корабля и произошел мощный взрыв, корабль разорвало на две части, от сильной ударной волны смахнуло даже огромного опустошителя.
- Это конец! – выдохнул Леон.
- Еще нет! - крикнул Аполлон, - обходите его сзади, шея – слабое место.
Кара резко запрыгнула на спину и начала дробить шею опустошителя из двух бластеров, но затворы предательски щелкнули. В этот момент Аполлон кинул Каре свое копье, и она насквозь пронзила опустошителя, отчего тот повалился. Кара не успела отскочить, и ее придавила туша опустошителя.
- Кара! Нет! – кинулся к ней Леон.
Она была еще жива.
- Холодно, согрей меня, - в слезах шептала Кара, - Фейгель был прав, героическая гибель.
- Сделай же что – нибудь! – Леон тряс за плечи Аполлона.
- Здесь я бессилен, - грустно ответил Аполлон.
- Все… будет… хорошо, - сглатывала Кара и прижала руку Леона к своему лицу. Я люблю тебя, Леон Раум, и я буду ждать тебя на небесах.
Леон поцеловал Кару и, не смотря на всю свою стойкость, разрыдался. Но вдруг он почувствовал нечто прохладное и нежное, пробирающееся в его мозг. В его глазах резко помутнело, складывалось такое ощущение, будто кто – то крадет его мысли.
Аполлон поднял Леона с колен, закрывая собой погибшую Кару.
- Эта тварь умерла? – Леон оглянулся на тушу опустошителя.
- Да
- Так чего мы ждем, нужно идти в храм.
Аполлон посмотрел на Тилару, но та лишь пожала плечами.
Храм готтинцев больше был похож на улей, в ячейках которого было множество опустошителей. А в центре храма парила женщина, внешностью очень похожая на Аполлона.
- Аполлон, мальчик мой! – голос женщины прокатился эхом по храму.
- Императрица! – Аполлон упал на колени. – Аполлон – мое настоящее имя?
- Да, можешь встать с колен.
- А она даже очень ничего, - улыбнулся Леон.
Императрица готтинцев подняла руки вверх, и тут же из ячеек начали выползать опустошители.
- Так эта она все делает? – удивился Леон.
- Это все я, жалкое создание, я Богиня! – рассмеялась императрица. – Аполлон, присоединяйся ко мне, и вместе мы заново возведем величие готтинцев. Мы будем править миром!
- Аполлон, не делай этого, прошу, - Тилара взяла за руку Аполлона, и посмотрела ему в глаза.
- Я должен… идти, а вы скорее уходите отсюда.
Тилара и Леон застыли в недоумении.
- Уходите, жалкие смертные! – громыхал голос Аполлона, - я дарую вам свободу.
Аполлон воспарил к императрице и почувствовал неимоверную силу и власть. Теперь он мог управлять опустошителями. Императрица прижала к себе Аполлона и их губы слились в поцелуе.
- Императрица, ты собрала здесь всех наш подданных?
- Да, мой император.
Аполлон достал из – за пазухи бластер и выстрелил в священный камень, стоящий посередине храма, когда – то вершивший судьбу готтинцев, и всего мира в целом.

Багровое зарево заставило обернуться Леона и Тилару. От храма готтинцев ничего не осталось, лишь пепел.


***

- Я был уверен в нем, правда, - Леон смотрел на Тилару, - ты так красива, почему я раньше этого не замечал?
- Потому что ты был занят спасением галактики, - улыбнулась Тилара.
Вдали показался белый корабль с фиолетовыми и желтыми полосами, на котором черными буквами было написано СРГ. Корабль приземлился, из него вышел винданец в фиолетовом скафандре с желтыми полосами.
- Леон Раум, - обратился винданец, - мы должны арестовать вас за убийство трех наших адмиралов. Но, учитывая ваши заслуги перед цивилизацией, вашу доблесть и решительность, мы приглашаем вас вступить в наши ряды.
- Да, пора покинуть эту вымершую землю, - Леон окинул взглядом пепелище, - А в вашем корабле будет каюта для меня и моей… напарницы?
- Разумеется.
- Я согласен.

0
18:14
680
18:19
Так. Здесь про древних гуманоидов. Написано слабо. После пятого абзаца я понял, что продираться дальше сквозь речевые обороты не стоит, а то придется заполонить перлами весь выделенный для этой цели раздел. Кому нравится — читайте.
05:00 (отредактировано)
+1
Это что-то между не вошедшего в «Mass effect»квеста и посещением Московского зоопарка под чем-то изменяющим сознание)) Персов вначале как в «Войне и мире», и все такие… особенные.Честно, к финалу только начал кое-как в них ориентироваться.
«Spice must flow!»
17:15 (отредактировано)
Тиара у Кары украла кораллы, а Кара у Тиары украла кларнет.
В общем, не знаю, что сказать. Действительно, приходится продираться через очень сложные речевые обороты и где-то к середине я застряла :)
З.Ы. Бога нашли… эх… с жвалами и глазами четырьмя. Жаль. А можно ж было ж как завернуть! Прям… фантазия бы летела. Но не тут.

— Мы же активировали боеголовки, я слышал взрывы, они должны быть уничтоженны, — с отчаянием промолвил Аполлон, — а чтобы создать убивающее их вещество, потребуются года. Я ничем не смогу вам помочь, но я буду сражаться с вами, пока не погибнет последний опустошитель, созданный руками моих собратьев, или пока я не издам последний вздох, — Аполлон смотрел на звезды.

По-моему этот рассказ — вторая серия фильма Прометей, 2012 года. Там тоже нашли одного Создателя (бога). Вся их планета была сожрана чужими, которых они сами и придумали. А ещё их по разным планетам раскидало, этих чужих, в итоге.
20:08 (отредактировано)
Отличная задумка, про сверхдревнюю цивилизацию, которую некоторые молодые расы считают богами-создателями.
Это шикарные замес для чего-то эпичного. Но увы, эпик задушили шаблоны.

Что понравилось:
1. Пролог рассказа шикарен. Фраза «Значит, мы нашли Бога.» — пробирает до мурашек.
2. Эпичность. Чувствуется, что намечалась эпичная сага про древнюю цивилизацию.
3. Название. Оно привлекает внимание, а зто главное.

Что не понравилось:
1. Затянутость. Это очень длинная сага, которую мне было не очень интересно читать. Набираясь опыта, рекомендую не замахиваться на большие объемы. Можно потратить много времени и сил на провальную работу.
2. Излишняя крутость Аполлона. Первый называет себя богом, прародителем, однако, что по факту он может? Пару фокусов с телекинезом? Ну то есть он даже зло победил не своими силами, а выстрелом из бластера. Как итог он больше говорит о своей крутости и ходит с важным видом, чем делает что-то в самом деле впечатляющее.
3. Излишняя крутость Леона. Псевдобог Аполлон чуть ли не с момента пробуждения готов признаться в любви Леону. И все-то его бояться, а человек такой дерзкий, один смотрит без страха. А почему Леон такой дерзкий и не боится бога? Ну ладно, для него это просто представитель древней расы, но чего он его не боится то? Ответ такой — просто потому что Леон крутой. Никого не боится и ни перед кем не склонит головы.
4. Поспешность. Возможно всему виной ограничение в объеме, но все события очень поспешны. За какой период времени героям удалось спасти мир? по ощущением за 2-3 дня. И расстояния, которые преодолевают герои, как-то смехотворны малы. Час полета и вот они уже на планете самой древней цивилизации.
5. Секс. Не вижу никакой необходимости в сексе Аполлона и Тилары. Это очень выбивающая сцена, для которой я не увидел обоснований.
6. Развязка.
" — Императрица, ты собрала здесь всех наш подданных?"
Ну тогда я взрываю. То есть ВСЕХ опустошителей, которые угрожали вселенной можно собрать в одном храме? Пусть даже очень большой храм, но это очень уменьшает масштаб бедствия. И конечно же взрыв, который уничтожил весь храм, всех опустошителей, абсолютно не затронул Леона и Тилару, которые направились к выходу за минуту до детонации.
7. Концовка:
«мы должны арестовать вас за убийство трех наших адмиралов. Но, учитывая ваши заслуги перед цивилизацией, вашу доблесть и решительность, мы приглашаем вас вступить в наши ряды.»
Вот так просто их нашли на вроде как секретной планете Древней цивилизации. И на их поимку отправили одного винданца. Если даже в корабле их была сотня, то почему на арест вышел только один?
А вообще откуда они узнали про заслуги, доблесть и решительность? Подвиг, который он совершил произошел вот только что. Кто успел сообщить?

Итог. Рассказ неплох, если рассматривать его как первые шаги на писательском пути. Видно неопытность в построении сюжета, некоторых действиях, желании показать излишнюю крутость персонажа. Однако все это приходит с опытом. Пишите дальше, читайте больше и сможете много добиться.

Дежурное предупреждение, что не претендую на истину и могу быть не прав.
Загрузка...
54 по шкале магометра