Светлана Ледовская №2

​Генератор эмоций

​Генератор эмоций
Работа №23

Глава 1-я. Эмма

Эмма зашла в лабораторию. Двигаясь по коридору, она рассматривала таблички на дверях: «Счастье», «Любовь», «Печаль», «Тоска», «Радость», «Веселье»…

В руке она крепко сжимала два билета. На большее количество у нее не хватило биткоинов[1]. И без того бледные губы побледнели еще сильнее от волнения. Ей было всего 26 лет. Завсегдатаями лаборатории были те, кто находился в категории «Кому за сорок». Хотя ей казалось, что тем, кому за сорок, лаборатория уже не сможет ничего дать или что-то изменить в их жизни.

Они приходили в лабораторию и покидали ее такими же, какими были и раньше, не открыв для себя никаких эмоций. Ее босс ходил в эту лабораторию каждый вечер, но при этом мог спокойно вышвырнуть на улицу забеременевшую сотрудницу или мать-одиночку, оставив ее без биткоинов и возможности выжить за пределами бизнес-сити.

Те, кто родились и выросли бродягами, с детства учились выживать в неблагополучном районе аутсайдеров, а бывшие офисные работники были обречены на гибель (как искренне полагали их вчерашние коллеги), потому как выросли в мире, в котором было всё необходимое для жизни и не были готовы лишиться всех офисных благ. У них не было денег как таковых, Духовник считал их источником зла. Вот уже не одно десятилетие сотрудникам начислялись биткоины, которых было мало и, в принципе, они были им не нужны, разве что на незаконные развлечения. Так как в офисе сотрудник мог и отдохнуть и поесть, для каждого сотрудника была оборудована специальная кровать. Температура матраса, подушек, одеяла автоматически поддерживалась на уровне 20 градусов по Цельсию, что способствовало глубокому и полезному сну. У них были все необходимые продукты, многие были синтезированными продуктами и содержали в себе повышенное число витаминов и полезных веществ. А эмоции, а значит и развлечения, старались сократить для сотрудников офиса, придерживаясь идей Духовника. Конечно, прогулки за территорию запрещались, и охранники старались следить за порядком, но многие сотрудники по-тихому нарушали это правило, как и многие другие правила.

Эмме следовало бы сосредоточиться на работе, но лаборатория манила ее. Ее прабабушка успела ей многое рассказать про то, как раньше жили люди. Как они встречались, какие эмоции испытывали, как могли веселиться до упаду или плакать от горя, словно разрываясь на части.

Большая удача, казалось Эмме, если молодые люди могли накопить на лабораторию эмоций необходимое количество биткоинов, испытать и узнать спектр чувств и научиться ими управлять. Но только не для всех это хорошо заканчивалось. Ее подруга Каролина сошла с ума. Уже после второго сеанса, она твердила как заведённая, что лабораторию надо уничтожить, а все эмоции выпустить из-под контроля.

Но как же тогда великая миссия? Достичь бессмертия человечества! Духовник ее страны акцентировал в своих речах, что сейчас они как никогда близки к этой цели. И лишь эмоции прошлого человечества мешали увидеть, что еще для этого надо сделать. Как только они коллективно наладят рецепт бессмертия – тогда, конечно, можно будет предаться эмоциям, если еще останется такое желание при обладании эмоций и неограниченных жизненных силах. А сейчас это лишь каприз богатых на досуге, как кино, в которое раньше ходили их прабабушки и прадедушки.

Эмма вдруг замерла перед дверью с табличкой «Сострадание». Слово показалось ей очень интересным, и она толкнула дверь, шагнув в манящую темноту.

Глава 2-я. S.O.S. и страдание

Дверь закрылась и тишина окутала Эмму. Вдруг откуда-то зазвучал спокойный и печальный голос.

- Пожалуйста, снимите вашу обувь, ничего не бойтесь, пройдите вперед и вы почувствуете, когда надо будет остановиться.

Эмма наощупь стянула одну из босоножек, и ее нога погрузилась во что-то приятное, чуть влажное, живое. Прабабушка Эммы когда-то описывала ей свои ощущения прогулок по утренней траве, густой, напоенной росой, так красочно и ярко, что девушка не сомневалась в том, что здесь одно из немногих мест на Земле, где выращивают траву и поспешила освободить вторую ногу и ступить на то, что когда-то было по всей Земле. В бизнес-сити не бывает зелени, в огромном комплексе офисов своя экосистема, в которой циркулирует насыщенный кислород для того, чтобы все сотрудники работали как можно эффективнее.

Вдруг ее правая нога на что-то наступила, мягкое и теплое. Эмма отпрянула. Луч прожектора осветил ее путь. На траве лежало хрупкое тельце птицы. О птицах она тоже знала от своей прабабушки. Когда-то они свободно летали по всему миру, но почти все птицы вымерли из-за серии катастроф, случившихся на Земле, задолго до рождения Эммы.

Птица оказалась живой, но раненой. Ее глаза были такими живыми и выразительными, почти человеческими, и смотрели прямо в глаза Эммы.

Девушка наклонилась, легонько погладила птицу по крылу.

Вдруг глаза птицы заволокла пелена, и маленькое тельце перестало вздыматься.

- Нет! Нет!

Эмма в отчаянии приложила палец к тому месту, где, наверно, еще несколько секунд назад билось сердце и, боясь хрупкости птицы, начала ей легонько нажимать на грудь, пытаясь заставить сердце биться.

Эмма зажмурилась: «Всё напрасно, и сюда я пришла, наверное, тоже зря. Правильно говорил Духовник, что от эмоций все беды и войны, которые были до наших дней».

И в этот момент она почувствовала шевеление. Она открыла глаза, не веря самой себе, увидела, как взор птицы снова стал осознанным, и как она пыталась пошевелить лапкой, словно в знак благодарности.

Эмма почувствовала, как будто с ней произошло чудо, она, сама, своими руками помогла живому существу! Это чувство было для нее абсолютно новым, ведь в офисе они никогда не видели результатов своих трудов. И общение между сотрудниками было строго запрещено.

Все тот же голос вдруг снова ожил, словно из неоткуда:

- Сострадание – это то, что заложено в нас с момента зарождения человечества, оно делает нас нужными и добрыми. Человек, лишенный сострадания и обладающий силой – может стать машиной смерти. Как когда-то Гитлер и ему подобные вожди. Сострадание – это также и понимание, что тебе тоже помогут в трудную минуту. Если бы человек был бессмертен, то сострадание обесценилось бы.

Эмма напряглась, неужели эта лаборатория не контролируется Духовником? За такие речи любого бы выгнали за пределы бизнес-сити.

Последние слова, которые она услышала, были такими:

- Помни об этом! Ты не одна! Ты не о…

Очнулась Эмма уже в ярко освещенной приемной лаборатории, ей на лицо падали волосы, словно она только что проснулась в своей постели. Окинув себя взглядом, она увидела, что пальцы ее правой руки сжаты в кулак. Разжав руку, она увидела в ней оставшийся один билет.

Глава 3-я. Проект Бессмертия

Эмма посмотрела на худенькую девушку на ресепшн в лаборатории. Та ей улыбнулась, и, казалось, не подозревала о том, что творится с Эммой. Девушка сначала хотела расспросить ее, но подумала, что возможно ей всё почудилось, слишком она в последнее время сильно уставала на работе.

Часы пробили 12 часов дня, отведенные ей пару часов на отдых истекли, ей было пора возвращаться в офис.

Эмме предстояло пройти 15 минут до бизнес-сити, из них 10 минут она подвергала себя опасности, пересекая район аутсайдеров, диких людей, которые не смогли найти себя в новом веке. Некоторые сотрудники, которые нарушали негласный кодекс молчания на работе, поговаривали, что эти варвары не только грабят и убивают, но даже не гнушаются каннибализмом, так как у них нет никаких средств и сырья для выживания. Они отвергли новую эру, которую открыл для всех Духовник. Он же в свою очередь остался милостив к ним, не учинил кровавой распри над изменниками, а всего лишь изолировал их от тех, кто готов к новым переменам и совершенствованию.

Эмма вся вспотела пока дошла до своего бизнес-сити, русые кудри повисли, словно после дождя и, казалось, потемнели, уж очень она боялась встретиться с кем-нибудь из варваров, но, к ее счастью, ей никто не встретился, только выжженная земля и тяжелый воздух были ее спутниками.

Войдя по пропуску в бизнес-сити, она с облегчением втянула в легкие свежий воздух, который, казалось, был полон жизни и бодрости. И тут же закашлялась, как голодный, который слишком поспешно заглотил большой кусок хлеба.

Навстречу ей шли коллеги, которых сложно было назвать коллегами в полном смысле этого слова, они не здоровались, не пили вместе чай, не обсуждали новости и перспективы. А ее единственная подруга Каролина, с которой они, тщательно шифруясь, немного общались, сошла с ума, и ее судьба Эмме отныне неизвестна. Девушка шла по коридору, всматриваясь в лица коллег, и в голове у нее звучала фраза: «Ты не одна! Ты не одна!»

Эмма тряхнула головой, как бы прогоняя наваждение, и, приложив палец к дисплею, вошла в свой кабинет.

Войдя внутрь, она надела медицинский халат и маску. На столе стоял микроскоп, в нем находился экземпляр с клетками из бластоцист[2].

В начале своих исследований ее мама работала над регенерацией поврежденных тканей, изучая эти клетки. Клетки, выделенные из бластоцисты, можно размножить и подсадить в поврежденную ткань или даже вырастить из них запасные органы. И лишь с приходом Духовника, эта наука стала одной из самых передовых. Духовник говорил, что Бог указал, наконец, им путь к бессмертию по своему образу и подобию.

Известно, что стволовые клетки из бластоцист содержат генетический материал пациента. Значит, хорошие люди достойны продления своих дней, в то время как великие должны вести народ сквозь века, совершенствуясь и перерождаясь.

К этому проекту у Эммы не было доступа, она только совершенствовала дело своей матери. Вдруг к горлу подступил комок. «Если еще при жизни была возможность помочь ее бабушке, то почему же ее не отнесли к «хорошим» людям? Для кого она трудится в этом офисе?» Ни об одном случае помощи «хорошим» людям она не слышала ни от родных, ни от других сотрудников, только со слов руководства компании.

И помогут ли ей самой, когда придет её время на получение помощи?

Глава 4-я. Истоки

Что нужно для появления культовой личности? Стечение обстоятельств? Небывалая сила убеждения? Нужная идея? Мировой кризис? Скорее всего - все вместе.

Многие факты можно легко отрицать за отсутствием доказательств. Кому придет в голову считать стихийное бедствие неслучайным капризом природы? Цунами там, где они ожидаемые? Засуха в южных странах? Небывалые холода в Сибири? Это очень логичное и беспощадное оружие. Люди убивают руками самой природы, научившись владеть ее ударами с каждым новым десятилетием, более точно и изощренно.

Экономика рухнула, сосредоточение сил менялось до тех пор, пока не стало ясно, что прежние державы потеряли свои преимущества.

Если б в этой неразберихи страдали бы только политики, но, увы, применения исподтишка почти всех видов климатического оружия стирало с лица земли целые города, нарушало экологию и убивало тысячами простых и ни в чем не повинных людей.

Новые города, новые потребности, почти полное истощение имеющихся ресурсов.

Новые разработки по извлечению энергии из черных дыр, неумелое управление последствиями таких экспериментов.

И в этот момент, когда люди в панике искали спасения в религии, в любых ее течениях, появился Духовник. Он говорил так верно, так убедительно, вдохновенно и о том, что обнадеживало людей. Что всё, что случилось в последние десятилетия, которые он назвал «великой зачисткой», было необходимым шагом, чтобы остались лучшие из лучших. Чтобы эти лучшие задумались, как органично и более полно жить на Земле. Как воссоздавать избранных, которые бы впредь не допускали ни войн, ни откатов в развитии, а наоборот, тянули вперед науку. В первую очередь после всех случившихся потрясений необходимо дать каждому способному и желающему работать человеку возможность идти дальше, вносить свой вклад в общее дело как можно дольше. Необходимо создать банк органов, который поможет избежать процесса раннего старения, усилит способности и знания каждого нового поколения, которое будет жить отныне не сто лет, а двести или даже триста лет без болезней и немощности.

Позже Духовник упомянул, что он не оставит тех, кто поверил в него, что Бог и наука помогут ему и его соратникам жить и благоденствовать на этой Земле, являясь на нее вновь и вновь.

С тех пор прошло сто лет. Духовник был по-прежнему со своим народом, построив бизнес-сити и обещая всем бессмертие.

Глава 5-я. Мифы прошлого

Первый орган, который заменил себе Камбулл, была печень, которая грозилась отказать в любой момент, операция осложнялась общей обстановкой, ведь полным ходом шла война под названием «Освобожденный Восток». Эта война была одной из тех войн, прошедших чередой за передел мира после глобальных катаклизмов. Уже никто не соблюдал никаких конвенций или договоренностей. В ход шло всё, вплоть до химического оружия. Негласная договоренность была только в отношении ядерного оружия, никто из предводителей не решался на столь радикальный способ уничтожения человечества.

Камбулл с детства читал больше своих сверстников. Он вырос в бедной семье, книги воровал, но не для продажи, а для себя, чем вызывал гнев и непонимание со стороны своих братьев, мечтавших только о том, как добыть кусок хлеба и одновременно сказочно разбогатеть.

Ему с детства говорили, что он гениален для своих лет, и хотя это лишь стереотип, но у него была и отметка гениальности – в черных смольных волосах с детства росла белоснежная прядка волос. Глаза у него были не по годам цепкие, жесткие и, в сочетании с длинным и утонченным носом, делали его похожим на ворона, готового в любой момент кинуться на собеседника.

Он выбрал для себя несколько основных религий, взяв из каждой только то, что посчитал верным и логичным. На втором месте после духовных книг у него была медицина: генетика, клонирование, регенерация.

Будучи самоучкой, он смог устроиться в подпольную лабораторию. Сначала младшим сотрудником, потом помощником профессора и, наконец, сплотив вокруг себя нескольких своих товарищей по цеху, взял управление лаборатории под свой контроль. Те, кто покинул лабораторию, поговаривали, что профессор неспроста внезапно скончался, и что роль Камбулла не последняя в этом темном деле.

В нем сочеталось несочетаемое – поиски собственных философичных, религиозных откровений и наука в самом ее передовом значении. И еще жестокость, которая оправдывала любые средства.

Первые опыты по регенерации органов он ставил на животных. Когда началась война и появилось много возможностей ставить опыты на пропавших без вести людях, новоявленный ученый, немало к тому же изучивший нацистское лженаследие, наблюдал за мутацией человеческих органов, вживленных в тела обезьян и наоборот.

Кроме того, Камбулл наблюдал за возможностями самой природы, которая располагает прекрасными примерами естественной регенерации. Взять, к примеру, ящерицу. Чтобы выжить, она отбрасывает хвост, который через время снова отрастет.

У большинства видов губок из небольшого фрагмента тела может регенерировать целый организм. И не просто регенерировать, ее можно почти что уничтожить, разделить на клетки. Но при помещении клеток вместе, они начнут «узнавать» друг друга, воссоединятся и через некоторое время образуют новую целую губку, сходную по свойствам и структуре с первоисточником.

Ставя подобные опыты, Камбулла окончательно для себя уверился, что природа, наделив животных такими дарами, однажды откроет свои секреты и избранным людям, к каким он себя, конечно же, причислял.

Глава 6-я. Утраченная безмятежность

Целую неделю Эмма уговаривала себя, что в лаборатории нет никакой необходимости.

Каждый вечер она ложилась спать, и ей снились сны, один страннее другого. Ей снилась птичка из лаборатории, которая, вдруг ожив, защебетала на человеческом языке: «Ты не одна! Ты не одна!». То снилось, что она работала в офисе, и ей вдруг стало тяжело дышать, она выбежала в коридор и, пытаясь закричать, попросить о помощи. Коллеги, словно не замечая ее, равнодушно проходили мимо, словно им не было никакого дела до того, что с ней творится.

Однажды ей приснилась огромная ящерица, с торсом Духовника и огромным, вновь отрастающим хвостом. Духовник полз, почему-то только на передних лапах, улыбался и меж его зубов проскальзывал раздвоенный змеиный язык.

После очередной мучительной ночи, Эмма всё-таки решила пойти во второй раз в лабораторию, чтобы понять, что же на самом деле ее так беспокоило с тех пор, как она впервые посетила лабораторию.

Тот же коридор и те же надписи на дверях. Слегка задумавшись, она прошла мимо двери, в которую уже заходила ранее и остановилась у двери с надписью «Абсолютная любовь». Эмма испытала некое чувство тоски, ведь она никогда не любила так, как иногда описывали ее бабушка и прабабушка.

Открыв дверь, девушка ожидала увидеть что угодно, но увидела лишь пустой кабинет, кресло и обруч для головы, с идущими от него проводками.

Эмма решила, что необходимо сесть в кресло и закрепить обруч на голову. Как только она это сделала, свет потух, и прямо перед глазами возникла яркая картина из ее далекого детства, которую она не могла помнить так ясно, ведь ей в то время было всего три года.

Ее бабушка, все еще моложавая женщина, выдувала колечки мыльных пузырей, и так заразительно смеялась, тянула к ней руки, пытаясь потрепать по щеке. Ее глаза лучились счастьем, абсолютной любовью, которая ничего не просит в ответ.

Она тянула бабушку за руку, пытаясь догнать пузырь, а бабушка улыбалась и гладила ее по голове.

Обруч распался на две части и картинка исчезла.

Эмма осталась сидеть в кресле, чувствуя давнее прикосновение рук бабушки к ее волосам и текущие по лицу слезы.

В этот момент открылась дверь. Эмма от неожиданности вскочила. Пытаясь обойти кресло, она зацепилась ногой за его ножку, и чуть было не упала. Но ее крепко схватили за плечи…

Эмма подняла глаза и увидела молодого человека, который, видимо, для солидности отпустил усы и бородку.

Вернув Эмму в вертикальное положение, он сказал:

- Я – Ричард, и это моя лаборатория. Наблюдал за вами еще с прошлого раза. Зачем вам понадобилось пробуждение эмоций?

Глава 7-я. Ричард

Эмма никак не ожидала кого-то здесь увидеть и уж тем более не ожидала вопроса. И поэтому, она ответила первое, что пришло на ум и звучало вполне логично:

- Просто любопытно стало! Мне подружка рассказывала как-то, вот я и решила, наконец, сама посмотреть что же это за лаборатория такая.

- Каролина не лучший пример, чтобы разбудить чьё-либо любопытство.

Эмма чуть не задохнулась, не ожидая от странного собеседника такой осведомленности. Сколько же на самом деле знает о ней и других посетителях этот самый Ричард? И зачем он начал этот разговор? Потом ей вдруг вспомнились сомнения, в день ее первого посещения лаборатории, о том, что такая лаборатория не могла бы и дня проработать, ведь она противоречила позиции Духовника и его наставлениям отказаться от эмоций и сосредоточиться на эволюции.

Пока Эмма думала, что же ей сказать в ответ, Ричард внимательно изучал ее. Он знал, что он снова не ошибся в своем выборе. Ему было уже сорок лет, и это притом, что выглядел он от силы на 30 лет. Но пора было действовать быстро и решительно. Конечно, можно годами собирать союзников и сторонников, но сегодня время играло против него. Камбулл, нынче известный всем, как Духовник, становился все менее уязвимым. И если его проект закончится полным успехом, то сколько бы союзников не набрал Ричард, будет уже слишком поздно.

Эмма теребила кончики своих волос, хмурила лоб, ей совсем не нравилось происходящее. Словно она играла черными фигурами в шахматах. Этот Ричард знал изначально о ней больше, чем она о нем и вел себя, мягко говоря, странно. Наконец, она сказала:

- Я помню рассказы своих родных, мне захотелось самой узнать разные аспекты чувств. Если эта лаборатория существует, значит, кто-то должен в нее приходить.

- Верно, - Ричард погладил себя по подбородку и на вид мягкой бороде, - но ведь ты не такая, тебе не нужно просто узнать. Тебе интересно не только узнать, но и понять. У тебя есть вопросы, которые некому задать, да и опасно их задавать коллегам. Интуитивно ты пришла сюда, и сейчас думаешь о том, как такая лаборатория скрылась от глаз Духовника и его приверженцев.

Эмма напряглась, он словно читал ее мысли.

- Раз вы сами так предположили, то я могу рассчитывать на правдивый ответ?

- Ответы всегда есть, но насколько вы готовы их принять?

- В первый мой приход сюда мне кто-то невидимый озвучил фразу «Ты не одна!». Если я не одна, то были, как я понимаю, и до меня люди, сумевшие принять ответы. Так как же такая лаборатория существует?

- У каждого свои слабости. Например, у Духовника.

- И какие же у него могут быть слабости? Если он первый отказался от эмоций, а ведь именно они делают человека уязвимым.

- Его слабость – это я.

Эмма вопросительно посмотрела на Ричарда, абсолютно не понимая, шутит ли тот и что он хотел этим сказать.

- Я уже предвижу ваш вопрос, но поверьте, всё гораздо проще, чем кажется. Эта лаборатория, как и я, существуем лишь потому, что он не может применить ко мне силу. Как, наверное, и раньше, в истории, даже самые жестокие правители, были всё же милостивы к своим детям.

- Детям???

- Да. Я его сын.

Глава 8-я. Прогулка в ад

Пока Эмма пыталась уловить, о чем говорит Ричард, он окончательно спутал ее мысли неожиданным предложением:

- Что если нам прогуляться? Я знаю, что у вас еще есть свободное время в запасе.

Эмма, устав удивляться его осведомленности, просто кивнула головой.

Они вышли из лаборатории и отправились за ограждение, пересекая опасный район. Неожиданно Ричард схватил Эмму за руку и повернул на 90 градусов, углубляясь в район варваров.

- Стойте, вы - сумасшедший! Отпустите меня!!! Хотите умереть - умирайте, но один, зачем вам нужна еще и моя смерть?!

Ричард продолжал тянуть ее за собой молча, словно не слышал ее. Крики Эммы все же не остались не услышанными. В разбитых окнах, за углами обветшалых домов, стали появляться тени. Эмму начало трясти от ужаса так, что даже застучали зубы, в голове пронеслись все чудовищные истории о варварах, которыми коллеги пугали друг друга.

Эмма больше не пыталась заговорить с Ричардом, а шла молча, словно покорившись судьбе. Тени стали выходить из-за углов, некоторые были с оружием и, узнав одного из нежданных гостей, поднимали руку вверх и приветствовали Ричарда. Он кивал им в ответ. Эмма не понимала, почему еще на них не накинулись и не убили. Вдруг она поймала себя на мысли, что воздух стал свежее, что в некоторых окнах она видит растения и пущенные лианы по стенам зданий. Здесь воздух был почти таким же, как в бизнес-сити.

Люди, а точнее варвары в понимании Эммы, плохо одетые и, словно давно не мывшиеся, стали их окружать. Эмма успела заметить, что у многих были хорошо развиты мускулы и очень грубая на вид кожа. Варвары выглядели очень сильными и мужественными, по сравнению с ее коллегами, которые почти никогда не покидали искусственную экосистему.

Ричард направился в одно из зданий, похожее на огромный ангар, крыша и стены которого местами прохудились, но их, как могли, залатали заплатками.

Он отпустил, наконец, Эмму и мягко произнес:

- Пойдем, ты должна это увидеть!

Эмме на самом деле уже и самой было интересно и любопытно и ее не пришлось повторно уговаривать войти внутрь вслед за Ричардом.

В ангаре было множество отсеков, аквариумов, террариумов и клеток. В них щебетали, ухали, издавали писки и звуки сотни, тысячи животных и птиц.

Эмма невольно крутила головой то вправо, то влево, то снова вправо, широко распахнув свои зелено-голубые глаза, в первый раз увидев, такой богатый животный мир.

Ричард вывел ее из транса, заставив вслушиваться в свои слова:

- Я называю это место «Нео Ковчег»! Как когда-то Ной забрал всех животных и спас наш мир, так и эти люди, не имея никаких лабораторных инструментов, условий, по крупице спасают и увеличивают нашу изначально разнообразную планету! Ты чувствуешь, какой здесь воздух? Какие условия стараются сделать эти люди? Даже для своих детей они так не стараются! Кто-то когда-то занимался строительством, кто-то от дедушки или бабушки сохранил знания о физике, биологии, химии. Стараниями этих людей сооружено не одно самодельное устройство по очистке нашего воздуха, а также приборы для инкубации и увлажнения. Этот мир может быть отстроен заново!

Эмма внимательно слушала, но у нее был вопрос, который она хотела задать Ричарду:

- Ричард, так кто же ты?

- Я же уже сказал, что я сын Духовника.

- Но если это правда, то почему тогда ты здесь сейчас? Со мною, со всеми этими людьми в этом так называемом Ковчеге?

- Потому что я знаю и вижу больше, чем то, что Духовник, хотел мне показать.

- Почему ты зовешь его Духовник, если он твой отец?

- Потому что он убил мою мать…

Эмма растерялась:

- Но как же это…, ох, мне очень жаль, Ричард…

- Я узнал это, когда мне было двадцать лет. До этого Духовник воспитывал меня один, посвящал во все свои проекты, делился знаниями. Может, даже любил… Наверное, по-своему… Однажды я нарушил его указание и пошел бродить по району варваров, в поисках приключений, наслушавшись разных историй от коллег Духовника. Меня поймали и привели, как потом я узнал, к их старейшинам. У одного из них когда-то была дочь, ее звали Эллин. И он во мне узнал ее черты, решив, что я ее сын, так как был очень похож на нее. И тот, кто оказался ее отцом, заплакал, когда узнал, что я никогда не видел Эллин и до настоящего времени даже не знал о ее существовании. Это могло означать только то, что после моего рождения ее убили. В тот вечер я попытался убить Духовника. Я прошел в его комнату, держа руку с ножницами за спиной, кипя от гнева. Но когда я увидел его, мирно спящего в постели, то невольно вспомнил свое детство и его отношение ко мне… И я не смог… я, как трус, просто ушел из дома. Навсегда.

Ричард перевел дух и продолжил:

- Духовник загипнотизировал не одно поколение. Я хочу, чтобы эта пелена спала. Люди, которые осели за стеклянными дверьми офиса, думают лишь о том, как выжить самим, как увековечить похитителя их разума, Духовника. Они забыли, какой была когда-то природа, мир вокруг нас, да и они сами! Эти люди думают, что чем больше они работают, тем больше у них шансов стать первыми бессмертными! Да ни один из вас не знает глобальной картины того, над чем вы все работаете!!! Ты когда-нибудь заходила в лабораторию №0?

- Нет, у меня нет доступа! Есть только у Духовника и двух профессоров, которые собирают у нас все данные о проделанной работе.

- Значит, ты должна придумать, как нам с тобой туда попасть! Я догадываюсь, что мы там можем найти или увидеть... Но всё же, это надо сделать и увидеть своими глазами!

Глава 9-я. Маска Духовника

Камбулл продолжал развивать лабораторию со своими главными помощниками. После серии опытов, которые, наконец, стали успешно завершаться, он рискнул пересадить себе печень наиболее здоворого солдата. Его собственная печень уже не справлялась в условиях ухудшения воздуха, воды и пищи. Операция прошла успешно, и что самое главное, вовремя.

После всех катаклизмов, случившихся на Земле за последние десятилетия, по вине влиятельной верхушки стран мира, сбылись-таки снова слова пророчества:
«В шестисотый год жизни Ноевой… разверзлись все источники великой бездны… и лился на Землю дождь сорок дней и сорок ночей… На пятнадцать локтей поднялась вода, и покрылись горы. И лишилась жизни всякая плоть: и домашний скот, и дикие звери, и птицы… Все…, и даже гады, ползающие по земле…"»

Когда-то лед покрывал около 10 процентов поверхности Земли. Его объем, по приблизительным подсчетам, составлял около 9 миллионов кубических километров.

Климатическая война подстегнула тенденции таяния льдов, которые перевернули карту мира, Меньше всего пострадали территориально лишь Африка и Австралия, от остальных материков же остались немногочисленные изолированные друг от друга островки.

Камбулла в тот момент по воли случая оказался на одном из самых густонаселенных островов после потопа. Его лаборатория сильно пострадала, вокруг люди сходили с ума, повсюду твердили о конце света, процветало мародерство и насилие. Царил хаос. Народ нуждался в сильнейшем лидере, которого когда-либо знала Земля. В сильном, смелом и образованном, способным повернуть к себе умы. Подарить цель и идею, за которым можно идти.

Большая часть выживших и сохранивших разум людей выбрали Камбулла, который в то время нарек себя Духовником новой эры. Были и те, кто ополчился против неизвестного лидера, с туманным прошлым. Духовник счел разумным в такой критической ситуации не разжигать гражданские войны, а изолировать этих людей и дать им жить так, как они могут. При этом Духовник был уверен, что они постепенно самоуничтожатся или примкнуть к его новой цивилизации развитых людей, занятых в науке.

В последние годы никто не видел Духовника вживую, только на экранах бизнес-сити. Кто-то говорил, что ему 100 лет, кто-то утверждал, что уже за 100, а кое-кто даже поговаривал, что ему давно все 130 лет. Наиболее преданные ему люди, волновались, что будет, если проект Бессмертие не успеет завершиться, и Духовник их покинет. Многие не представляли дальнейшей жизни без него, без лидера.

В свои «преклонные года», Духовник выглядел намного моложе, лет на 60-70. Многие его органы могли регенерироваться теперь самостоятельно, другие же, по прошествии пяти-десяти лет, заменялись на органы здоровых людей, которых наемники Духовника иногда с большим трудом захватывали за пределами бизнес-сити.

И все же, после 60 лет он стал задумываться, что если он не успеет завершить свой проект? Ему нужно было подстраховаться, и для этого ему нужны были наследники.

По его приказу из района варваров ему доставили молодую, здоровую и крепкую на вид девушку.

Девушку звали Эллин, и она стала жить у Духовника. Ее охраняли два его приближенных человека, и днем, и ночью, во время всего периода беременности, так как Эллин оказалась очень строптивой и не желала подчиняться своей судьбе. Вплоть до самых родов она пыталась сбежать, и по возможности причинить вред себе и будущему ребенку. Но все было напрасно…

Как только на свет появился сын, Ричард, Эллин была убита, а ее органы отправили в лабораторию, как нелишний материал для дальнейших работ.

Уничтожив также и охранников Эллин, Духовник полагал, что Ричард никогда не узнает о судьбе своей матери, но по мере взросления Ричарда, в нем всё больше проявлялся непокорный, бунтарский характер матери.

Все надежды Духовника рухнули, когда однажды Ричард покинул бизнес-сити в поисках своего пути.

Конечно, Камбулла знал о том, что его сын готовил лабораторию, противоречащую его принципам, но он не мог решить эту проблему по неведомым ему ранее моральным причинам. Поэтому Духовник закрыл глаза на дела Ричарда за своей спиной, позволив ему жить так, как он того хочет.

Оставалась хрупкая надежда на завершение проекта «Бессмертие», потому что других наследников у него уже не будет.

Глава 10-я. Что скрывает номер ноль

Эмма еле успела вернуться вовремя в офис. Ей бросилась в глаза всеобщая взбудораженность, даже нарушая правила, некоторые сотрудники перекидывались шепотом парой фраз и многозначительно кивали. Эмму подстегнуло любопытство и, завернув в конференц-зал, она увидела одного из сотрудников, который при редких встречах в коридоре с Эммой лишь слегка кивал ей в знак приветствия и молча проходил мимо.

На бейджике было указано его имя – Роберт.

- Роберт, добрый день! Можно у вас спросить, у нас сегодня какой-то особенный день?

- Еще бы не особенный! Этот день развеял все слухи, распространяемые недоброжелателями! Мы сами его видели! Жив и здоров, правда, его на коляске провезли по главному коридору, но он всех нас приветствовал и желал дальнейших успехов!

- Да кто же это был?

- Как кто? Конечно же, Духовник. Думаю, он хочет посмотреть на результаты работ и вдобавок развеять все слухи относительно состояния своего здоровья.

- Как жаль, что я пропустила такое событие!

- Может, еще увидишь, когда он будет выходить. Он сейчас с профессорами в лаборатории №0.

- Ясно, а вы случайно никогда не были в этой лаборатории?

- Нет, не был, а откуда у вас вдруг такой интерес к ней?

- Да я просто так спросила, из простого человеческого любопытства!

- Ох, уж эти обычные человеческие проявления… Мы здесь таким великим делом занимаемся, пора бы оставить все эти ваши замашки.

Эмма улыбнулась и постаралась непринуждённо произнести:

- Да, я уже на пути к этому!

Сильно рискуя, Эмма спустилась на минус десятый этаж, потом по лестнице спустилась еще на один пролет вниз, дверь на этаж была открыта, видимо, посетители лаборатории не думали, что кому-то придет идея их «навестить».

Эмма прошла в коридор и осмотрелась. Он был утыкан датчиками движения, но так как Духовник был внутри, то датчики были отключены. Осторожно она прошла вглубь коридора. Справа была дверь с кодом. Она прошла вперед и, встав за угол, стала ждать.

Наконец дверь открылась, один из профессоров вышел и придержал дверь, а второй профессор в это время выкатывал щуплого старичка на коляске. Пока они наклонились к Духовнику, чтобы наладить колесо коляски, Эмма проскользнула за закрывающуюся дверь. На столе, в центре плохо освещенного и холодного помещения, находилось что-то, похожее на гроб со стеклянной крышкой. Подойдя ближе, Эмма, трясясь от холода, боясь и одновременно желая узнать, что же там было внутри.

Внутри гроба, под стеклом, голым и молодым, спал… Духовник.

Глава 11-я. Ящик Пандоры

Глядя на безмятежно спящего двойника Духовника, у Эммы навернулись слезы на глаза.

Сколько лет труда положено ее мамой, ею самой в этом офисе, в опытах, вся ее жизнь посвящена, как она думала, людям и лекарству от смерти. А оказывается, что усилия сотни людей были брошены лишь на одну цель – реализацию незаконного первого клона человека. Если Духовник передаст этому клону и свои амбиции, и свои умозаключения, сколько еще поколений, как она, будут умирать и рождаться во имя «светлой» миссии? Кто они для Духовника? Никто – инструменты, руки, для создания его Бессмертия. Не будет бессмертия ни для ее мамы, ни для Ричарда, ни для людей, которые пытаются сохранить разнообразие жизни на этом оторванном от целого мира островке, с плохой экологией и загрязненным воздухом. И вместо сплачивания и выживания, Духовник обманул их в трудный момент, сделав своими рабами.

Эмма очнулась от раздумий и, достав телефон, набрала Ричарду. Сбивчиво рассказала, что с ней произошло и что она не может теперь выбраться наружу. На последнем слове телефон разрядился и погас. Она осталась одна в этой лаборатории тщеславия. Эмма не надеялась выбраться, но была счастлива, что Ричард теперь всё знает и всё это безумие с затуманиванием разума и чувств людей скоро закончится.

Было очень тихо, часы у Эммы погасли вместе с экраном телефона, и она могла только гадать, сколько прошло времени.

Когда дверь стала открываться, то девушка даже не удивилась, решив для себя, либо она сходит с ума, либо сейчас ее схватят с поличным.

В дверь вошел один из профессоров, но Эмма успела спрятаться. И вдруг где-то позади профессора раздался голос Ричарда:

- Эмма!? Ты где!? Не бойся, выходи, я пришел за тобой!

Эмма осторожно выглянула из-под стола, на котором стоял стеклянный ящик с замороженным клоном. Ричард, держа в руке пистолет, вышел вперед, чтобы девушка, увидев его, не боялась полностью выйти из укрытия. Эмма с облегчением вздохнула. И вдруг Эмма увидела, что Ричард начал оседать, выронив из рук оружие. Пожилой профессор не упустил благоприятного для себя момента, когда Ричард расслабился, схватил лежавший в доступности медицинский прибор и ударил, точно зная, куда целиться.

Эмма закричала, не веря, что сильный и крепкий Ричард смог так быстро сдаться. И в этот момент раздался выстрел и профессор, всё еще улыбаясь и радуясь своей легкой победе, рухнул рядом с Ричардом.

В дверном проеме стоял человек, в котором Эмма узнала одного из своих коллег, видимо, он так же, как когда-то и она сама, познакомился с Ричардом в лаборатории эмоций и примкнул к бунтарям. В руке он держал пистолет, все еще направленный на профессора, готовый вновь выстрелить, если понадобится.

Девушка подбежала к Ричарду, он уже не дышал и лежал с широко открытыми глазами, словно пытаясь навсегда запомнить этот мир.

Эмма почему-то не могла плакать, ее била дрожь, слезы как будто застряли и душили ее только изнутри.

Она провела ладонью по лицу Ричарда, чтобы навсегда дать покой его глазам.

С коллегой, который спас ее от профессора, они вышли и поднялись по лестнице на главный этаж, потому что лифт перестал работать. Наверху творилось что-то невообразимое, коллеги словно поделились на два лагеря, молодые ребята, которые, видимо, бывали в лаборатории и были знакомы с Ричардом, ожесточенно бились с приверженцами Духовника. Кое-где она видела и варваров, которых по всей вероятности, привел с собой Ричард, чтобы начать бунт.

Эмме казалось, что начался конец света.

Эпилог

Оставшиеся вживых сотрудники и приверженцы Духовника были пленены восставшими. Им попытались открыть мир, в котором Духовник являлся воплощением зла, показали Нео ковчег и главный итог проекта Бессмертия – клон Духовника. Многие из пленных перешли на сторону нового мира. Для них и для всех желающих Эмма открыла двери лаборатории эмоций, как это сделал бы и сам Ричард, чтобы каждый мог вспомнить, что значит быть человеком. Какие чувства может испытывать человек к миру, людям, животным и самому себе.

Духовнику доложили о бунте, когда он готовился ко сну у себя дома, он умер, так и не встав с постели, сердце перестало ему подчиняться от мысли о том, что все усилия о своем продолжении в этом мире - рухнули. О том, кто устроил бунт, он так и не узнал, хотя, наверно, интуитивно догадался.

Когда восставшие, поборов охрану, ворвались в комнату к Духовнику, он уже десять минут как покинул мир живых, избежав народной расправы, ровно, как и вечной жизни. Группа восставших увидела лишь старого, больного и немощного старика в своей постели, нашедшего вечный покой.

Клон Духовника было решено уничтожить, как попытку Духовника сравняться с Богом-создателем и в знак ухода старого сознания и людских бед.

Новые знания о регенерации, клетках и науке в целом, которые были получены в лабораториях, все это было брошено на скорейшее восстановление разнообразия жизни, начатое в Нео ковчеге.

Эмма старалась жить по-новому, в мире, где дышится пока тяжело, но делается всё, что бы восставить природу и человеческий дух. Она часто вспоминала Ричарда, как он с любовью смотрел на питомцев Нео ковчега, как тепло пожимал руки бывшим варварам и как прямо и открыто смотрел ей в глаза. Ей было стыдно признаться даже самой себе, что Ричард всколыхнул в ней не только желание увидеть мир таким, каким он был раньше и обрести все чуждые прежде эмоции, но и самую главную эмоцию – любовь. Ей казалось, что она приблизилась к тому, чтобы полюбить Ричарда и ей было очень тоскливо, что судьба забрала у них шанс узнать друг друга лучше.

Новой власти пока не было, люди отдыхали от прежней. Но приход нового человека к власти – лишь вопрос времени. Вопрос только в том, что новый человек принесет с собой миру и людям.

Вдохновившие меня композиции:

Aloe Blacc – Ticking Bomb (Человек ноября)

Паганини. Скрипач дьявола – Io Ti Penso Amore

Apocalyptica – Nothing Else Matters (Metallica Cover)

Clint Mansell & Kronos Quartet - Requiem for a Dream O.S.T. и Наргиз – Hello



[1] Биткоин - (от англ. bit — бит и coin — монета) —виртуальная валюта.

[2] Бластоци́ста — ранняя стадия развития зародыша млекопитающих (в том числе человека).

-2
02:25
2010
18:10
Нет стройного повествования, ошибки, плохая вычитка, непродуманность мира… Чтение хорошей фантастики, практика и учебные пособия помогут всего этого избежать.
LV
03:52
Увязла в четвертом абзаце. Бросила читать.
02:00
Наш ум — генератор зла! А заодно и хаоса:)
12:08
Поток сознания. Обрабатывается чтением классической фантастической литературы. Гаррисон, Хайлайнен, Азимов, Шекли, Стругацкие. Блин, да хотя бы Лукьяненко перечесть надо, прежде чем самому браться за перо.
22:06
«Счастье», «Любовь», «Печаль», «Тоска», «Радость», «Веселье", «Ужас», «Отвратительно», «медленно схожу с ума от прочитанного», «все…
А вы действительно верите в то, что самоучка может устроится в сверхсекретную лабораторию?
Гость
16:32
«10 минут она подвергала себя опасности, пересекая район аутсайдеров», но при этом «изолировал их от тех, кто готов к новым переменам и совершенствованию». Автор вообще представляет себе, что такое хорошая, годная изоляция?
01:20
+2
Итак, на нашем столе блюдо, изготовленное любителем подростковых антиутопий вроде «бегущий в лабиринте», «голодных игр», «дивергента» и прочих тому подобных вещей. Как всегда обо всем по порядку. И оно мне даже понравилось. Если бы не скатилось в глупые сюжетные ошибки к концу, было бы даже хорошо.

1. Герои
Главная героиня — наивная, простая девушка. Мне нравится то, что у нее есть предыстория, мне нравится то, что у нее есть эмоции, но мне совершенно не нравится, что у нее опять нет никакой, даже элементарной внешности и даже элементарных мыслей. Герой не думает вообще. Только чувствует. Туда же и все остальные герои. Никакого описания внешности ни у кого. Седой старик на коляске — о описание. Молодой человек с усами и бородой — не описание. Этого мало и это не запоминаешь и не представляешь никак. А главное — это ужасающе шаблонно. Так же мотивация их страдает. Опять у нас герои подгоняются под события, которые автор хочет чтобы произошли, а не создают эти события сами.

2. Идея и сюжет
Антиутопия антиутопии рознь. И да, написание антиутопии невозможно без знания социологии и политологии. Здесь же автор знает только биологию. В остальном же тема безэмоционального общества заезжена и фильмами, и книгами. А уж тема девочки-избранной и того паче. Сюжет хорош только тем, что хорошо сбалансирован — и завязка, и кульминация, и развязка есть, все на местах. И даже есть хорошая такая ветка предыстории, идущая параллельно основной и рассказывающая о том, как люди дошли до жизни такой. Это очень хорошо, очень замечательный ход. Кульминация есть, но не дотянули. Трагичную смерть Ричарда не раскрыли — он просто умер от удара тупым предметом по голове? Глупая смерть, совсем не героическая. К тому же ситуация вызывает смех. Вбегает ученый, в него стреляет Ричард, Ричарда убивает ударом другой ученый, бегущий следом, а ученого пристлеливает бунтовщик. Бредово, однако. В остальном кульминации ровно столько, сколько надо. Далее дыры. Дыр просто тьма тьмущая. Почему они отключили сканеры движения? Зачем ей было проникать туда вообще? Почему она так быстро поверила Ричарду? Как это они не заметили, как она проскользнула в дверь? Прям видно в некоторым местах, как автор комкал повествование, опуская детали — лишь бы закончить. Не буду перечислять все дыры, уж больно их много.

3. Язык
Очень простой. Это на самом деле его единственный плюс, ибо легко читается благодаря этому. Автор даже не пытался делать каких-то оригинальных построений предложения. Ни единого средства выразительности речи замечено мною не было. Все донельзя просто. Хорошо для уровня «Рун любви» и прочих романтичных серий, которые так любят читать «интиликтуальные тевушки с глубоким внутряннем миром». Если издание в таковых сериях вас устраивает — пишите дальше, не стесняйтесь, вас там примут. Но если хотите подняться выше — откройте гугл, наберите в нем «средства выразительности речи» и учитесь пользоваться. И да, вот чем порадовали — биологию вы все же знаете. Интересно так видеть в женском таком произведении статью по биологии. Продолжайте в том же духе, много читайте, интересуйтесь всяким разным и вставляйте по делу. Повышайте эрудицию читателя :3

Итог: сегодня у меня в общем-то день неплохих работ. Понравилось. Главное — целостно, чего очень не хватает многим работам. Пусть попкорново, пусть зайдет дай бог подросткам, но все же очень неплохо. Особенно для начала. Хотя видно, что автор пишет давненько. Подтягивайтесь. Ждем от вас новых свершений :3
23:53
-6
Господи, СараСардис, ну зачем такие длинные и скучные комментарии писать? Вряд ли кто-либо будет следовать твоим советам, так как ты не авторитет никому! Каждый будет пробовать и стараться по своему по мере своих сил.
02:32
+3
Дело не в авторитете, дело в отклике. Рассказ нашел читателя, автор получил обратную связь. И не просто в духе пресловутого «зашло/не зашло», а развернуто, обстоятельно и добросовестно. Автор соглашаться не обязан. Но выслушать мнение, думаю, будет полезно.
Оспаде, вы таки автор сего произведения? Если да, то и не слушайте (но в этом случае будет обидно, что Сара зря потратила время, которое могла отдать другому участнику). А многие тут в очереди стоят, чтобы вот такой развёрнутый комментарий от неё получить. Не судите всех по себе))
21:03
ну надо же номинацию распилить
Гость
22:23
Огромнейшее спасибо за такой вдумчивый и дельный комментарий, без обид, а так чтобы и правда было над чем работать и идти дальше! Еще раз выражаю благодарность, всё сохранила — чтобы перечитать и проработать в данном произведении и на будущее!
22:25
Не за что, только тсссс :) Обращайтесь.
Империум