Вадим Буйнов №3

Призрачная надежда

Призрачная надежда
Работа №324

25.12.2095

15:20 UTC−6

Международный астрофизический институт

Мехико, Мексика

В актовом зале тревожно перешёптывалась, ожидая выступления. Журналисты, учёные, общественники, бизнесмены и официальные государственные лица, приглашённые на событие, уставились на пустующую трибуну. Туда же глядели безмолвные мониторы для онлайн трансляции. За трибуной на огромном экране крутилась эмблема Министерства космической обороны в виде земного шара, опоясанного защитной сеткой и взмывающих в пространство космоса трёх золотых ракет.

Наконец, в сопровождении группы военных, одетых в парадную иссиня-чёрную цвета ночного неба форму, взволнованной походкой вышел на сцену пожилой седоволосый мужчина с кожаной папкой подмышкой. Дрожащими руками разложил на трибуне документы. Эмблема на экране сменилась объёмным изображением Солнечной системы в ускоренном режиме воспроизведения.

– Уважаемые дамы и господа! – собравшись с мыслями, начал он возбуждённо. – Сегодня, двадцать пятого декабря две тысячи девяносто пятого года от Рождества Христова, произошло наиважнейшее событие в истории человечества! – он нервно откашлялся в кулак.

– Извините. Вы знаете, три года назад мы запустили телескоп нового поколения с Международной марсианской космической станции «Марс лайв», открывший нам совершенно немыслимые доселе возможности в поиске экзопланет земного типа. Да, до этого мы постоянно обнаруживали сотни, тысячи небесных тел в разной степени удалённости, форм, видов, составов… но! Ещё никогда прежде не находили мы настолько полного совпадения!

Зал, набитый под завязку, замер.

– Уважаемые дамы и господа! Мы нашли её! Разрешите представить вам суперземлю – экзопланету земного типа с индексом подобия Земле в одну единицу!

За спиной выступающего изображение Солнечной системы сжалось в крохотную точку, а обзор камеры явил созвездие Центавра. Мгновенно приблизившись к знаменитой тройной системе, изображение замерло напротив чужого Солнца – альфы Центавра В. Серо-голубая планета величаво вращалась вокруг него, а совершенно белые, почти земные облака плыли на фоне голубых морей, словно лебеди в небесах. Зал ахнул, раздались продолжительные громовые овации.

– Спасибо… Спасибо, вам всем! Мы дали ей имя «Земля 2.0», – голос наполняли нотки любви и гордости. – Вы знаете, как долго и скрупулёзно мы изучали именно эту тройную систему в созвездии Центавра, сколько потрачено сил, средств и времени. И нам воздалось! Живая, готовая к заселению суперземля в зоне обитаемости! Четыре земные массы! – он закатил глаза, вскинув руки. Зал восторженно гудел, как рой потревоженных гигантских пчёл.

– Благодаря самоотверженному труду многих людей по всему миру, и, конечно, роботов, у нас появилась надежда! Чистосердечно заявляю, что с сегодняшнего дня проблема вымирания человечества решена! У нас есть новый дом и его хватит на всех!

Зал взорвался аплодисментами и воплями восторга. Журналисты повскакивали со своих мест, устремившись к краю сцены. Их микрофоны жадно нацелились на выступающего:

– Доктор Хайдель, что с радиацией?

– У планеты есть радиационные пояса, и плотная атмосфера хорошо защищает её подобно нашей…

– Как быстро мы сможем добраться? Что с жидкой водой?

– С новыми ионными двигателями, гравитационными манёврами и уникальной системой гиперпрыжка сможем добраться довольно быстро, не более десяти лет в одну сторону.

– Нужно ли проводить терраформирование?!

– Из основных биомаркеров в атмосфере мы уже обнаружили и кислород, и высокий процент метана, и с большой долей вероятности там уже есть своя фло…

– Кто займётся строительством корабля, на чьи средства он будет построен?

– Мы дума…

– Там живёт иная цивилизация? Каков у неё уровень развития?!

– Я не…

– Доктор Хайдель, когда будет объявлен отбор кандидатов? Вы летите со своей семьёй?! Министерство космической обороны спонсирует проект?

Вопросы сыпались градом. Винсент Хайдель – доктор физико-математических наук Международного астрофизического института, астрофизик, биолог – словно вышел на тропу войны с дикими вопросами. Воинственно смахивая пот со лба, он пытался объять необъятное, но времени на обдумывание ответов ему попросту не давали.

– Когда начнётся строительство корабля для экспедиции?

– Фактически оно уже начато. Как вы знаете, на орбите строился межпланетный корабль для терраформирования Марса, увы, этот проект был не так давно свёрнут. Но мы взяли этот корабль за основу, и он будет переделан под дальние межзвёздные перелёты, достроен жилой модуль для переселенцев.

– Вы уже отправили роботов-разведчиков?

– Запуск будет осуществлён на днях, но…Время! Мы не можем его терять впустую. Сколько мы ещё протянем никто не знает…

– Кто на себя возьмёт ответственность, если переселенцы погибнут в космосе?!

– Извините, – он почувствовал, что всё. – На остальные вопросы я готов отвечать в онлайн режиме, находясь на рабочем месте. Вся информация по химическому составу планеты, имеющаяся на данный момент, доступна на сайте нашего института. Конференция окончена, спасибо! С Рождеством вас всех, с наступающим Новым Годом – и да будет он величайшим в истории!

Снова раздались благодарные овации. Выйдя за кулисы, он шумно выдохнул и опустошил залпом целую бутылку дорогущей воды. Солнце проявляло в последнее время яростную активность, жара донимала невыносимо.

Он вышел на душную улицу, прищурился.

– Неплохо ты от них отбивался, док, – приятная миловидная женщина протянула ему крохотное мороженое.

– Хорошо, что мы успели заморозить эмбрионы белых медведей. Видел с утра на фото гигантскую полярную шапку на Земле 2.0. Представь только, Гретта – огромные девственные снежные пространства, хрустящий чистый белый снег под пушистыми лапами, обживай – не хочу!

– Тебе романы писать бы!

– Ни одного белого медведя не осталось, всё, finita la commedia! – он удручённо лизнул мороженое, и тут же одним куском его прикончил.

– Винс, так мы пообедаем вместе? Ты не забыл, случайно, что у тебя есть жена, дети? – улыбнулась она, взяв мужа за щёки и растянув его губы в подобие улыбки. – Ты обещал.

– Я что-то устал, перенервничал. Не знаю, смогу ли, правда, съесть что-нибудь.

Они уселись в миниатюрный электромобиль.

– Пункт назначения? – раздался приятный женский голос.

– Домой, – приказала Гретта.

– Маршрут построен, счастливой поездки.

Машина выехала со стоянки, встроившись аккуратно в поток других авто.

– Если ты будешь думать обо всех проблемах мира сразу, то тебя ни на что толком не хватит. Не распыляйся. Займись чем-то одним. Оставь медведей зелёным. Пусть они занимаются спасением животных. А ты занимайся спасением людей.

– Легко говорить, я давно в деле, и финансово в том числе. И я люблю белых медведей. Но они исчезли. Вместе с полярными шапками. Однажды одна медведица проплыла более шестисот километров по морю Бофорта, всё из-за тающих ледников. Мы дали им исчезнуть.

Машина подъехала к многоэтажному дому, у которого – в отличие от многих других рядом – имелась такая роскошь, как крохотный газон для отдыха с настоящей зелёной травой, на данный момент бережно и заботливо подстригаемой суровым небритым консьержем.

– По новостям только про вас и говорят! Весь дом гудит! – крикнул он, то ли раздражённо, то ли радостно – не понять. – Да, подачу воды опять урезали, теперь два часа утром и два вечером!

– Скоро вообще без воды останемся, – буркнул Винсент, входя в холл здания, – и придётся переезжать в палатку на обочине! А то пока с двадцатого этажа добежишь с ведром к водовозке, уже и очередь твоя пройдёт.

Они поднялись в душном лифте на двадцатый. В большой просторной квартире было жарко, несмотря на работающий климат-контроль. Коты лежали неподвижно кверху лапами, остужая свои мохнатые животы, а в детской близнецы-двойняшки сооружали из подручных материалов космическую базу под неусыпным надзором робота-няни.

– Спагетти с заменителем мясного соуса, витаминизированные. М-м-м… звучит неплохо! – Гретта перебирала разноцветные пищевые коробки. – Ещё бы черри… у нас есть черри?

– Заменитель томата точно есть.

Не успел Винсент толком расслабиться, как поступил входящий звонок.

– Дом, громкая связь!

– Доктор Винсент Хайдель? – чужой мужской голос.

– Да, это я.

– Вы нужны в офисе, немедленно.

– Кто? Зачем?

– Министерство космической обороны.

– Я…

Раздались гудки. Гретта театрально закатила глаза.

– Странно… Прости, дорогая. Наверно стоит сгонять. Скоро буду.

В офисе было как в духовом шкафу. Четверо по форме сидели за столом, утирая потные лбы мокрыми насквозь платками. Ричард напряжённо ходил взад-вперёд, косясь на военных

– Доброго дня, господа, – запыхавшись, пробубнил Винсент. Пот градом тёк с висков, подмышками красовались два больших мокрых пятна. – Что-то случилось?

Один из сидящих молча вывел ноутбук из режима ожидания, повернув его монитором к Винсенту.

– Это что? Спектрограмма? С нашей новой девочки?

– Именно. Это данные с военного нано-спутника, запущенного Китаем два года назад. Мы уловили радиосигналы в атмосфере планеты.

– И? Я из-за этого сюда летел сломя голову? Все планеты дают радиосигналы, магнитные поля, вибрации коры, ядро, в конце концов! Причин много!

– И эти сигналы могут быть искусственными.

– Ну, в принципе, конечно, могут.

Наступила неловкая тишина. Ричард от напряжения грыз ногти.

– Что вы хотите сказать? – недоумевал Винсент.

– Представьте, что там окажется разумная жизнь. И наши новые инопланетные друзья могут оказаться не рады жилому модулю с двадцатью тысячами голодных переселенцев на борту и горой строительного мусора размером с город. Я уже не говорю про вооружение.

– Да, понимаю…, – вдруг испугался он не на шутку. – Вы же не собираетесь из-за этого тормозить проект?

– Нет-нет. На кону выживаемость человечества, никаких приостановок уже быть не может. Мы лишь ставим Вас в известность. Вы подпишете обязательство о неразглашении. Информация о вероятной обитаемости засекречена, Министерство будет разбираться с этим вопросом самостоятельно по мере поступающей информации, без участия вашей гражданской миссии.

– Как разбираться? Каким образом?

– Более того, – продолжал военный, игнорируя вопросы, – вся поступающая информация будет фильтроваться, вы не будете получать никаких сведений об обитаемости. И я настоятельно рекомендую не запрашивать их с Вашей стороны. Мы поняли друг друга, доктор?

– Это всё очень странно и подозрительно!

– Подписывая, обратите внимание на пункт «ответственность».

Винсент угрюмо уселся читать. Пункт «ответственность», само собой, предполагал смертную казнь. Ну, это в порядке вещей, в наше-то время, когда население Земли перевалило за двадцать миллиардов и человеческая жизнь ценится не дороже пыли на ботинке.

Получив подписи и изъяв часть информации из цифрового хранилища данных отдела, военные убыли на вертолёте, растворившись в оранжевом мареве.

– И что думаешь, Ричи?

– Не доверяю я этим оборонщикам.

– Надеюсь, они не запихают под жилой модуль пару бомб или ещё какое оружие массового поражения, – задумчиво протянул Винсент. – Эх, запросить бы больше сведений с телескопов, но, я так понимаю, мы уже никакой информации объективной не получим. Надеюсь, что всё же это помехи магнитного поля, и наша крошка девственна и чиста как слеза ребёнка.

– На кону большие деньги, а не только: «выживаемость человечества», – передразнил он военного.

– Ну да. Переселенцами захотят стать все… спасти себя и свои семьи, и не за большие деньги, а за громадные.

***

20.05.2107

19:15 UTC−6

Квартира доктора В. Хайделя

Мехико, Мексика

«Наша жизнь идёт ко дну! Апокалипсис сегодня!»

«Еды нет!», «Не заходить – стреляю на поражение!».

Ежедневные голодные митинги в мегаполисах разгоняются с применением боевого оружия. Водоёмы с ценной питьевой водой контролируют мафиозные структуры. Температура воды Мирового океана стабильно повышается из года в год, патогенные бактерии и микроорганизмы образуют многочисленные колонии, убивая океанскую фауну. Массовые переселения людей привели к миграционному катаклизму.

«Мы не расправились вовремя с мусором. Теперь мусор расправится с нами», – заявил президент Японии на пресс-конференции в Токио.

«Бог бросил эту грешную умирающую Землю! Бог – на Новой Земле!»

«Представители религиозного культа «Кулак правды» совершили массовое самосожжение в Соборе парижской богоматери во Франции, здание сгорело повторно. До этого оно горело восемьдесят восемь лет назад».

«Стройка века! Космический корабль «Спасение». Работа для всех и каждого! Заработай на билет в будущее!».

« – Генерал Моргенс, на какой стадии находится строительство, именуемое в Сети «стройкой века»?

– «Спасение» готово на девяносто девять процентов. Жилой модуль проходит последние испытания на сопротивление космической радиации и иным видам космического излучения. Новые ионные двигатели успешно тестируются на нашей базе инженерами из России и США.

– В двух словах, опишите текущий процесс работы на орбите?

– Мы опережаем график строительства благодаря центру управления роботами и системе дистанционного инженерного управления. Людям больше не нужно выходить в открытый космос для ремонтных работ. Постоянный штат роботов-строителей на орбите позволяет строить двадцать четыре часа в сутки.

– Когда начнётся отбор кандидатов на переселение?

– Уже этой осенью.

– Звучит здорово! Сколько людей сможет улететь в первую в истории человечества межзвёздную экспедицию?

– Мы рассчитываем на пятьсот тысяч человек в первой миссии. В дальнейшем, возможно, мы сможем перевозить по два или три жилых модуля за один перелёт. Как только «Спасение» отправится в путь, мы сразу же начнём вторую очередь строительства дополнительных жилых модулей.

– Вы уверены в успешном исходе миссии?

– Абсолютно, иначе мы бы не брались за это.

– Есть множество слухов, особенно тиражируемых религиозными организациями, об обитаемости Земли 2.0. Что Вы можете сказать об этом?

– Таких сведений на сегодняшний день нет.

– А Вы сами и Ваша семья значитесь в списке первых переселенцев?

– Я не готов ответить на этот вопрос».

Винсент, лёжа на диване, с остервенением переключал каналы цифрового вещания, одновременно читая электронную прессу и слушая любительские интервью и разоблачения в Сети. Солнце зашло за горизонт, Гретта сразу же открыла окна на проветривание. Горячий ветер с привкусом пыли закрутил занавески и раздул их парусами.

– Мне не нравится, сколько обмана вокруг отбора, – возмущался Винсент. – Послушай этого Моргенса. Врёт как дышит! Люди думают, что выкладываясь по полной, они получат шанс улететь, попасть в первую партию счастливчиков. На этом обмане всё и держится… но это же полная ложь!

– Если сказать правду, что жилой модуль рассчитан лишь на двадцать тысяч мест, а не на пятьсот, как он сказал, начнётся анархия и стройка вообще не закончится никогда, – парировала она.

– Двадцать тысяч из двадцати миллиардов. Как бы я ни старался, даже если «Спасение» будет летать туда-сюда сто лет подряд и перевозить по пять жилых блоков за раз, даже с миллионом людей на борту, мы не никогда не вывезем всех, они всё равно здесь умрут!

Он замолчал, тяжело дыша. Гретта погладила его по голове. Она уже привыкла к таким вспышкам внезапной бессильной ярости.

– Вывезешь сколько сможешь, и эмбрионы белых медведей.

– Как только они поймут, что не улетят – здесь начнётся апокалипсис. И виновником буду я, ведь я дал людям надежду!

– Дорогой, апокалипсис уже начался, и без твоего вмешательства.

***

01.11.2108

04:30 UTC+5:00

Великая пустыня, Казахстан

Временный военный лагерь Атбасар.

– Вертушка! – дежурный включил сигнальный маяк, площадку залило мерцающим красным светом. Вертолёт легко приземлился, взметнув столбы жёлтого едкого песка. Как только лопасти перестали нагнетать удушающую пыль, показалась голова доктора Хайделя. Его красные глаза, обрамлённые тёмно-синими кругами длительного недосыпа, устало осматривали окрестности.

– Доктор Винсент Хайдель! Добро пожаловать в Атбасар, – военный офицер подбежал к вертолёту и помог Винсенту выбраться, затем его жене и близняшкам, последними вынесли двух котов в переносках, и три чемодана вещей. – Это большая честь для нас! Прошу в машину, мы доставим вас за полчаса.

Светало быстро. Многокилометровый военный полевой лагерь раскинулся от горизонта до горизонта. К северу Винсент видел горы строительных материалов, техники, переносных лабораторных комплексов, и ещё бог знает чего, к западу виднелись био-комплексы для скота и блоки экосистем для диких животных. В отдельных выделенных санитарных зонах имелись пункты питания, которые были заполнены очередями. Плотными рядами стояли батареи из биотуалетов.

Машина заехала на небольшой пригорок, Винсент попросил бинокль. Вылез из люка, посмотрел, ахнул. Сам лагерь оказался огороженным высоченной сеткой забора, за коей толпилось несчётное количество людей и громоздились тысячи гражданских разномастных палаток. Несмотря на раннее утро, люди митинговали, выкрикивали какие-то лозунги, потрясали плакатами и щитами.

– Это что они там делают? Это кто?

– В основном рабочие и их семьи, но и просто приезжают, с фальшивыми пропусками, – ответил офицер.

Винсент сглотнул. Чувство вины обострилось вмиг, не первый год денно и нощно терзающее его изнутри маленьким грызущим червячком.

– Сколько их там?

– Примерно полмиллиона, и каждый день всё прибывают.

Покрывшись холодным потом, Винсент сел обратно в машину.

– А где стартовая площадка?

– Там, за дальними барханами. Отсюда не видно. Палатки на безопасном расстоянии, не волнуйтесь.

Добравшись до места, он был уже изрядно расстроен.

– У меня какое-то свербящее чувство, – вечером сказал он, лёжа на надувном матрасе, – я всё время чувствую себя виновным в том, что ещё не произошло. Как это в психологии называется?

– Тебе просто не надо было смотреть в бинокль, дорогой, вот и всё. На, выпей молочка с мёдом.

– Ты имеешь в виду заменитель молока с заменителем мёда?

– Не вредничай.

Он выпил, поморщился. Ну и гадость!

Винсент не спал всю ночь: жарко, душно, стреляют, а червячок совести всё грызёт и грызёт.

…Один раз, кажется, он даже слышал звук разорвавшейся гранаты.

Стреляют из-за него? Из-за призрачной надежды, которую он так опрометчиво дал людям всего мира?

***

05.11.2108

09:30 UTC+5:00

Временный военный лагерь Атбасар

Великая пустыня, Казахстан

Узри, человек, творение рук своих.

Тень от громадного, воющего как миллион голодных волков объекта размером с современный мегаполис, накрыла утреннее небо, отрезав палаточный лагерь от солнечного света целиком и полностью.

Выбрасывая отработанный ионизированный газ из остывающих двигателей, идущий на посадку космический корабль создавал мощные вибрации вокруг себя. Палатки тряслись, как фанерные домики в десятибалльный шторм. Жар от корабля мгновенно поднял окружающую температуру ещё градусов на десять к уже имеющимся тридцати. Кто-то в палатках перепугу кричал, но слышно не было ничего: все звуки мира, кажется, поглотил корабль – как будто древний монстр вдруг шагнул с неба на Землю. Вой остывающей после прохождения атмосферы обшивки, гул работающих охладителей, основных и вспомогательных двигателей, скрежет открывающихся отсеков для выброса опорных ног, задействованная навигационная техника, роботы-наводчики… Всё это производило чудовищный шум, от которого никуда было не спрятаться.

Тяжеловесно маневрируя, регулируя своё положение множеством второстепенных двигателей, корабль «Спасение», наконец, выровнялся по курсу, выбросил в воздухе гигантские опорные ноги, и пошёл на посадку, вызвав вдобавок микро-землетрясение по периметру. Роботы-наводчики носились вокруг машины как стая перепуганных птиц. Жёлтый едкий песок и горячий воздух, нагнетаемые двигателями, переросли в песчаный буран, а тот – в пять крупных пылевых смерчей, сметающих на своём пути всё, что находилось возле стартовой площадки.

После приземления, буря не утихала ещё с час.

Винсент никак не мог пропустить такое зрелище. Заранее выбравшись из палатки ещё по темноте, лежал он весь в песке с головы до ног на ближайшем пригорке, изображая ветошь, накрывшись брезентом цвета хаки. Ну не мог он пропустить маневрирование корабля, несмотря на запрет покидать палатку во время посадки.

– Вот это красавец! – кричал он во всё горло, словно пытаясь докричаться до «Спасения». Пыль летела ему в рот, налипала на видео-очки. – Учишься приземляться с орбиты? Ай, какой молодец! Неуклюженький ты мой! Но в космосе-то ты себя проявишь, сам Бог позавидует! Ха-ха! Да!

Винсент продолжал выкрикивать комплименты, слёзы восторга текли по щекам. Потом понял, что из-за бури уже ничего не может разглядеть, скатился змейкой и, согнувшись в три погибели, побежал к палаткам.

– Ты должна это увидеть! – с разбегу он плюхнулся на надувной матрас, песок сыпался с него ручьями.

– Заснял посадку?!

Он выхватил из кармана видео-очки и торжественно нахлобучил их Гретте на нос.

Она жадно просмотрела запись и пришла в неописуемый восторг. Винсент стащил её с матраса, поднял на руки и закрутил по палатке.

– Э-э-эй, Винс, ты с ума сошёл! Надорвёшься! – хохотала Гретта.

– Боже, это просто невероятное чудо! Это фантастика! Он приземлился! Мы летим на новую Землю!

***

12.11.2108

12:20 UTC+5:00

Временный военный лагерь Атбасар

Великая пустыня, Казахстан

Корабль загружали неделю. Всё это время Винсент торчал в передвижной мини-лаборатории, пребывая в состоянии затяжной депрессии. Виной этому служили постоянные боевые действия за границей лагеря.

После приземления «Спасения» люди, надутые растиражированными пустыми обещаниями, будто утроили натиск в попытке пробиться к кораблю. Очарованные его надёжностью, прочностью и такой мощью, они чувствовали себя брошенными и обманутыми, и это всё переросло в ненависть. Винсент знал, включи он сейчас сетевые новости, услышит своё имя не один раз, и, возможно, они уже стали догадываться, что к чему, и поливают его помоями. А может даже предлагают его судить, а то и вовсе казнить без суда и следствия.

Суперземля со стабильной обитаемой температурой от минус пятьдесят до плюс пятьдесят, кислород в свободной форме, жидкая вода, объёмные полярные шапки, полные девственно чистого снега… Сказка! Он никак не мог насмотреться на фотографии, пусть и далёкие, пусть и размытые, но всё же. У оборонщиков уже наверняка есть съёмочный материал с куда более близкого расстояния.

– Какая ты красотка, а!

В дверь лаборатории постучали.

– Доктор Винсент, пора.

Он выключил аппаратуру, закрыл дверь на ключ и побрёл к своей палатке. Гретта уже собрала вещи, детей и котов.

– Мне кажется, я раздвоился. Я делаю великое светлое дело и одновременно творю великое зло. Как так может быть, дорогая?

Через шесть часов они стояли в очереди на отлёт: начало очереди поглощали курсирующие туда-сюда автобусы, а конец беспорядочно хаотично вился между палатками. Для Винсента это оказалось самым тяжёлым испытанием за последнее время, ведь каждый стремился похлопать его дружески по плечу и поблагодарить за надежду, за «Спасение», сделать пару совместных фотографий, обменяться мыслями и новостями.

Когда же они добрались до шлюза и ступили в чрево «Спасения», Винсент был уже неживой. Гретта наоборот, крутила головой, охая и ахая на каждом шагу, принимая поздравления, а близняшки носились и вопили от радости как умалишённые. Лишь коты насупились в перевозках. Может, они одни что-то подозревали.

Одновременно усилились и военные действия. Где-то, похоже, прорвали оцепление, слышался грохот пулемётов, вопли и вой сирен.

Поглощённый самобичеванием, он даже не заметил, как добрался до своего жилого отсека, на десять следующих лет который станет ему домом (а может тюрьмой); дополз до кровати и отключился.

***

05.01.2110

16:25 по бортовому времени

Корабль межзвёздных перелётов «Спасение»

Солнечная система, орбита Сатурна

– Капитан, можно? – Винсент, немного повеселевший от поглощаемых антидепрессантов, вызвал через переговорное устройство капитанский мостик.

– Разумеется, док!

Дверь открылась, он оказался внутри большого помещения, нашпигованного от пола до потолка радарами, навигационными комплексами и картплоттерами, пультами дистанционного управления, датчиками, мониторами, системами слежения, компьютерами и ещё бог знает чем. Внутри постоянно находился офицерский лётный состав из пяти человек, плюс капитан, плюс система управления кораблём, называемая «Арго» (с улучшенным искусственным интеллектом последнего поколения). Арго, в основном, регулировал работу тысяч роботов и роботизированных отсеков, просчитывал траектории движения корабля. Но мог говорить и на отвлечённые темы.

Винсент уставился в монитор, рисующий крохотную точечку корабля в пространстве космоса в реальном времени.

Капитана «Спасения» звали Роджер Мейси (за глаза – Весёлый Роджер), ибо он являлся весьма позитивным человеком, рот у которого никогда не закрывался. Говорят, он даже во сне разговаривал.

– Винс, слушай, мы доразгонимся по орбите Сатурна, а потом ещё один сверхскоростной орбитальный манёвр на Нептуне, доберём скорости до гиперпрыжка, и хоба! – он хлопнул кулаком по ладони, загоготав. – Как тебе план?

Роджер так позитивно обыгрывал прописные истины, что Винсент даже заслушался. Хотя последнее время он уже не верил, что выдержит десять лет полёта. Червячок совести точил его душу и разум без перерывов и выходных.

– Да, проблема в разгоне и торможении… на них уходят драгоценные годы нашей жизни. Потом лет пять ещё будем тормозить и выстраивать траектории для лучшей посадки. Может в будущем изобретут гиперпрыжки без сильного искривления пространства, чтобы из любой точки можно было выстрелить.

Винсент дёрнулся:

– Арго, ты ещё ловишь радиосигналы с Земли?

– КОНЕЧНО, ДОКТОР ХАЙДЕЛЬ.

– Что было после отлёта в Казахстане, есть сведения?

– ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ. ПОГИБШИХ: 2390 ВОЕННЫХ, 25569 ГРАЖДАНСКИХ, ЗАДЕЙСТВОВАНО 210 БОЕВЫХ РОБОТОВ. ПО ПОСЛЕДНИМ ДАННЫМ ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ ВЕДУТСЯ ПОЧТИ ПО ВСЕМ КРУПНЫМ МЕГАПОЛИСАМ ПЛАНЕТЫ.

Винсент резко подорвался, но Роджер силой усадил обратно в кресло:

– Ты ничего не можешь изменить! Не мучай же ты себя!

Винсент снова упрямо встал и молча вышел.

Дойдя до жилого модуля чуть ли не в бешенстве, он, правда, остановился, подумал и спустился на элеваторе вниз, в грузовой отсек. Закрывшись в кабине одного из погрузчиков, включил точку глобальной системы связи.

– Арго, ты слышишь меня? – шепнул он в переговорное устройство.

– ДА, ДОКТОР ХАЙДЕЛЬ.

– Уже строят дополнительные жилые модули на Земле?

Молчание Арго испугало: сердце ёкнуло и упало куда-то в пятки.

– Арго?

– ДАННАЯ ИНФОРМАЦИЯ УСУГУБИТ ВАШУ БОЛЕЗНЬ И ПРИВЕДЁТ К НАРУШЕНИЮ ВАШЕЙ ПСИХИЧЕСКОЙ СТАБИЛЬНОСТИ.

– Это кого-то волнует?

Молчание.

– Арго, мне нужно знать.

Снова молчание.

– Пожалуйста…

– МИССИЯ «СПАСЕНИЯ» ОДНОПОЛЁТНАЯ. ВОЗВРАЩЕНИЕ КОРАБЛЯ НЕ ПЛАНИРУЕТСЯ.

– Да, почему, Господи?! – закричал он.

– НАСЕЛЕНИЕ ЗЕМЛИ СОКРАТИТСЯ ДО ИСТОРИЧЕСКОГО МИНИМУМА БЛИЖАЙШИЕ 10 ЛЕТ. ПОВТОРНЫЙ ПЕРЕЛЁТ НЕ ЦЕЛЕСООБРАЗЕН. ДИРЕКТИВА МИНИСТЕРСТВА КОМИЧЕСКОЙ ОБОРОНЫ НОМЕР 3.

Винсента затрясло.

– И когда это стало известно?!

– ПОСЛЕ ВВОДА МЕНЯ В ЭКСПЛУАТАЦИЮ НА ОРБИТЕ ЗЕМЛИ.

– Это ты оборонщикам всё просчитал ещё тогда? Ну надо же… Сколько обмана, лжи!… Моргенс, ах ты мразь!... Вы все… все мрази, обманщики… лжецы! Боже, О, Господи…

– ВАМ НЕОБХОДИМО ПРОЙТИ В МЕДИЦИНСКИЙ ОТСЕК, ДОКТОР ХАЙДЕЛЬ.

Первый раз в жизни доктор Винсент Хайдель упал в обморок.

***


08.02.2112

05:19 по бортовому времени

Орбита Нептуна.

Корабль межзвёздных перелётов «Спасение», капитанский мостик

– Объявляю получасовую готовность к гиперпрыжку.

– Есть, капитан.

– Отлично. Машина? Что у вас, дайте отчёт.

– Машинное отделение – все системы в норме, внештатных ситуаций не обнаружено, гипердвигатели разогнаны до девяноста восьми процентов.

– Грузы?

– Грузовой отсек – всё в норме. Оборудование закреплено. Проверка закончена три часа назад, высылаю отчёт.

– Ещё раз проверьте! Если найду хоть один незакрученный болт… вверну в одно место!

– Есть, проверить ещё раз!

– Оборонщики, что у вас?

– Отсек обороны и вооружения – в норме. Защитные панели закреплены. Все системы работают в штатном режиме.

– Арго, докладывай просчёт точки выхода.

– ЗОНА ВЫХОДА ИЗ ГИПЕРПРЫЖКА СВОБОДНА, РАДИАЦИОННЫХ ПОМЕХ НЕТ. КОСМИЧЕСКИЙ МУСОР НЕ ОБНАРУЖЕН. АЛЬФА ЦЕНТАВРА В СТАБИЛЬНО, ВСПЫШЕК НЕ ПРОГНОЗИРУЕТСЯ.

– Хорошо. Очень хорошо. Один ты меня радуешь, дружище!

– Жилой модуль, отчёт готов?

– Так точно, капитан, отсылаю.

– Джонс, компилируй их.

– Есть, капитан.

– Роджер, это Винсент. Можно на мостик?

– С котами? Конечно! – хохотнул он, набирая код на панели.

– Без, – буркнул Винс.

Винсент уселся на запасное кресло, пристегнулся ремнями безопасности и стал наблюдать. За последние месяцы он превратился в тень, ходил по модулям в компании своих котов, которых носил на себе – одного в нагрудном кармане, другого в большом капюшоне. Людей избегал и сторонился.

– Ох, сейчас как рванём пространство и время! Держись, Вселенная!

– Капитан, однозначно Вам надо стать поэтом на новой Земле.

– Спасибо, Джонс! Я подумаю над этим, лет через пять, когда будем наматывать круги над нашей девочкой. Двадцатиминутная готовность!

Воодушевление, давно покинувшее Винсента, вдруг вернулось. А может это позитивная аура капитана окутала его, и он нахватался космических лучей добра?

– Десяти ми…

– КАПИТАН, КОД ДЕСЯТЬ.

– Что?

– КОД ДЕСЯТЬ.

– Как? – его глаза превратились в два блюдца. – Ты уверен?

– ТАК ТОЧНО.

Роджер задействовал громкую связь, врубилась сирена общей тревоги.

– Внимание, код десять! Смена курса! Код десять! Смена курса!

– НЕОПОЗНАННЫЙ МАССИВНЫЙ ОБЪЕКТ ВЫХОДИТ ИЗ ГИПЕРПРЫЖКА НА ПЕРЕСЕЧЕНИИ КУРСА.

– Какой объект? Дьявол! Ты не перегрелся, Арго?! Что за ерунда! Откуда?!

– СОБИРАЮ ДАННЫЕ.

Винсент неожиданно выдал:

– Шанс столкнуться в бесконечно пустом космосе с разумным объектом, который выбрал именно твою единственную траекторию движения – да это просто анекдот какой-то! – и вдруг как расхохотался, аж слёзы брызнули. Хохотал и не мог остановиться.

– Арго, докладывай, чёрт бы вас всех побрал!

– ДО ВЫХОДА ОБЪЕКТА ПРИБЛИЗИТЕЛЬНО ПЯТЬ МИНУТ.

– Кажись, сейчас рванёт…

– Данные телеметрии снаружи и схему локации, быстро мне сюда, всё на основной монитор. Оборона на связи?

– Так точно, капитан.

– Полная боевая готовность, выводите роботов на турели, поднять военный корпус.

– Есть!

Винсент всё хохотал. То плакал, то хохотал. Вся его жизнь рассыпалась в прах за какие-то жалкие минуты. Он понял. Никто не спасётся с тонущего в безбрежном космосе голубого шарика. Никто.

– ДВЕ МИНУТЫ.

Пространство завибрировало, глухой толчок, будто кто-то огромный выдохнул: «у-у-у-х!». Винсент подпрыгнул в кресле, щёлкнув зубами. Электроаппаратура заморгала, закоротила, посыпались ошибки данных и сигналы о неисправности. Включилась аварийная сирена.

– Арго?

– КОРПУС НЕ ПРОБИТ. УТЕЧЕК КИСЛОРОДА НЕТ.

– Что на радарах Джонс?

– Всё плохо капитан, тут что-то появилось огромное, и оно движется. Запрашиваю радиолокационные данные с наружных вышек. Дайте пару минут!

– Уходим, ионные двигатели на полную!

– КАПИТАН, ДАЮ ИЗОБРАЖЕНИЕ И ТЕЛЕМЕТРИЮ.

На экране монитора появился вращающийся вокруг своей оси объект размером чуть ли не с Плутон, но гладкий, явно рукотворный, выполненный из некоего сплава.

– Что… это… за… безумие какое-то?! – заревел он как медведь, грохнув кулаками по пульту управления. – Что происходит? Мы даже не вышли за пределы Солнечной системы! Откуда оно тут взялось?!

– Мы сближаемся, капитан!

– Я дал приказ уходить с курса!

– МЫ ЗАХВАЧЕНЫ ОРБИТАЛЬНЫМ ПРИТЯЖЕНИЕМ ОБЪЕКТА. НАША СКОРОСТЬ ГАСИТСЯ НЕИЗВЕСТНОЙ МНЕ ТЕХНОЛОГИЕЙ.

– Есть радиолокационные снимки, капитан, – крикнул Джонс, – это космический корабль, материал обшивки: сплавы титана, и ещё неопределяемые элементы; у него сильное искусственное гравитационное поле. Внутрь сигнал не пробивает, не могу просканировать. Прямо целая искусственная планета!

– Мы, что ли, в плен попали?! Это что, космические пираты? – капитан весь взмок. Он ходил взад-вперёд перед пультом управления и не мог сообразить, какую давать команду, вокруг всё пищало и мигало, требовало починки и внимания.

– Капитан, мы продолжаем сближаться. Мы встряли.

***

09.02.2112

23:20 по бортовому времени

Корабль межзвёздных перелётов «Спасение»

Капитанский мостик

Аудиозапись в бортовой журнал: «Неизвестный искусственный объект заблокировал «Спасение» на своей орбите. Любые попытки сойти с неё пока не увенчались успехом. Скорости выравниваются, двигатели пришлось глушить, дабы избежать аварийной ситуации, идёт сближение… Конец связи».

Капитанский мостик полнился людьми. Генералы и министры из Министерства космической обороны, бывшие президенты бывших стран, военные, учёные – все пытались найти решение, бросая косые взгляды на экран, где медленно и пугающе вращалось вокруг своей оси нечто.

Объект выглядел чересчур совершенным технически, дабы по нему можно было наугад открывать огонь, как предполагала одна часть присутствующих, другая часть настаивала бить всем, что есть в наличии, и прямо сейчас, пока не поздно.

– КАПИТАН. ОБЪЕКТ УШЁЛ В ГИПЕРПРЫЖОК ИЗ СИСТЕМЫ АЛЬФА ЦЕНТРАВРА.

– То есть… их точка входа, это наша точка выхода?

– ТАК ТОЧНО.

– Ерунда какая-то! – закричал генерал Моргенс. Не может такого быть!

– Может, может! – орал в ответ Винсент. – Это кара за вашу гнусную ложь! – его полубезумные глаза так и искрили злорадством. – Вы знали, вы скрывали! Мерзавцы!

– Капитан, у нас входящий! – крикнул Джонс, стараясь перекричать орущих.

Наступила внезапная тишина.

– От… них? А?

– Очевидно. Что прикажете делать?

– Открывай! Расшифровать!… Арго?

– АНАЛИЗИРУЮ.

Винсент вышел из помещения вдохнуть свежего воздуха, всунул наушник в ухо.

– Гретта?

– Винс? Что там у вас? Тут все с ума сходят! Никакой информации нет! Винс? Тут везде военные с оружием!

– Гретта, я тебя люблю. И детей. И котов.

И отключил связь. А наушник выронил на пол и молча смотрел на него как на нечто чужеродное. Потом наступил.

– ПЕРВЫЙ ФАЙЛ – ВИДЕОЗАПИСЬ. ВТОРОЙ – НАБОР КЛЮЧЕЙ ДЛЯ ДЕШИФРОВКИ ФАЙЛОВ И ЯЗЫКА. ВЫДАЮ ИЗОБРАЖЕНИЕ.

Винсент вернулся, уже зная, что увидит.

Экран показывал капитанский мостик вражеского корабля. В центре большого просторного зала находилось существо, метра два с половиной – три ростом, смутно и отдалённо имеющее отношение к гоминидам. Более отстранённо если судить, то оно, скорее, напоминало огромного волка на двух ногах. Форма абсолютно чёрного цвета сливалась с его тёмной, как космос кожей, богатый шлем, инкрустированный металлом, похожим на золото, покрывал только верхнюю часть большой страшной головы. Тяжёлый хищный немигающий взгляд чёрных глаз вызвал ужас у присутствующих; кто-то выскочил из помещения, не выдержав увиденного.

– Господи, это же Анубис… как из древнеегипетских мифов! – шепнул Джонс: у него буквально отвисла челюсть.

Существо величественно село в капитанское кресло, набрало у себя на приборной панели длинными черными пальцами некую команду. На экране перед глазами зрителей возникла виновница торжества – серо-голубая Земля 2.0. Не отдалённые фотографии с нано-зондов, а полноценное качественное видео высочайшего разрешения. Камера обзора вдруг снизилась, ушла в плотную атмосферу – сверху белой, а дальше – жёлтой, потом серой, и в конце – грязно-бурой. Вынырнула из мутных облаков, открыв вид… умершего, истощённого мира, покрытого пеплом. Палки, вместо деревьев, рассыпались в труху. Зловонный ветер крутил огромными смерчами горы мусора и рваные куски грунта. А камера летела дальше. Туча разразилась пенящимся ядовитым дождём, прожигающим мёртвую землю дымящимися реками. Голубой океан, на фоне которого когда-то летели белёсые лебеди-облака, оказался слоем некоего полужидкого металлопластика голубого цвета. Планета умерла и давно. От некоего катаклизма. Отвратительное здоровенное булькающее озеро из серы и мусора, словно блевотина умирающего динозавра, вызвало тошноту у большинства на мостике, включая Винсента. Он отвернулся, подавляя рвотный позыв.

Видеозапись прервалась, на экране снова появился «Анубис». Но уже не один. Вокруг его кресла стояло около пяти похожих существ, все в защитных костюмах, шлемах. Они, кажется с интересом, оценивающе рассматривали людей на мостике, вглядываясь в лица, как бы исследуя, с кем имеют дело, и как им такая новость? Люди же покрывались мурашками, ёрзали, пытались спрятаться друг за друга, испытывая смятение и страх.

До Роджера не сразу дошло, что это уже не запись, а двусторонняя онлайн-конференция, причём не санкционированная с его стороны.

Осознание масштабов разворачивающейся трагедии начало проникать в лучшие и светлейшие умы человечества. Глаза расширялись, наполняясь запоздалым пониманием, они удивлённо переглядывались, ища поддержки и сочувствия.

– Представляю, как вы, сказочные господа, удивились! – Винсент внезапно расхохотался, разорвав затянувшуюся тишину. – Хотели нашу Землю получить? А? А вот вам! А-ха-ха! – он принялся скакать и крутить фиги существам на экране. – Plaudite, cives, plaudite, amici, finita est comoedia! Рукоплещите, граждане, друзья, комедия окончена! Всё! Adiós! Auf Wiedersehen! Goodbye! Счастливо оставаться!

Сидящий в кресле «Анубис» раскрыл пасть и сказал четыре слова, оскалился. Его зубы тоже оказались тёмными. А чёрные стеклянные глаза остались холодными, как глубокий космос. И опасными.

– Арго? – прошептал Роджер, пребывающий в замешательстве от безумной тирады доктора, – что он сказал?

– ПЕРЕВОЖУ… «ГЛУПЫЕ ПРИМАТЫ, ПРОГЛОТИВШИЕ НАЖИВКУ».

***

12.02.2112

00:00

Корабль межзвёздных перелётов «Спасение»

Местонахождение – неизвестно

Последняя аудиозапись в бортовом журнале: «Мы совершали одну ошибку за другой, не зная как поступать в таких ситуациях, оказавшись полностью беззащитными перед более развитой цивилизацией. При открытии входящих файлов, сами запустили в нашу систему вирус, перехвативший управление. Весь командный состав, находившийся на мостике в момент онлайн-контакта, показал врагу страх, панику и неуверенность в своих силах, что оказалось фатально.

Нас взяли на абордаж. Арго предположил, что существа живут внутри искусственной планеты, перемещаясь гиперпрыжками в пространстве космоса.

В общем, мы нарвались на космических пиратов, беспечно купившись на их псевдо-планету – приманку. Всё это время они были там, использовали тактику выжидания, пока мы сами не сконцентрируем своё мировое богатство в одной точке. И затем, просто приняли нас, готовеньких, в космосе.

Всё произошло в считанные часы. Арго отключили первым дистанционно. Военные оборонительные системы корабля отключились одновременно с Арго.

Капитан до последнего пытался договориться с «Анубисами» – угрожал, просил, блефовал, затем в обратном порядке – но было слишком поздно. Они не шли на контакт, не разговаривали, не издавали ни звука. Отключили основное освещение, оставив резервное на десять процентов. Они видят в темноте, мы – нет. Наше электрическое, лазерное оружие, тепловизоры – ничего не работало, вся электроника глушилась на расстоянии их электромагнитными пушками. Попытка отстреляться ручным огнестрелом в полутьме была ещё более бессмысленной. Их костюмы отражали пули под разными углами, и мы чуть не поубивали сами себя.

Так мы сдали им шлюз.

После, в полутьме, они зашли большими организованными группами и начали нас грабить.

Вытащили через абордажный шлюз технику, стройматериалы, роботов, эко-блоки, лаборатории, био-комплексы с животными, слили всю жидкую воду и даже хладагенты из крио-камер. Всё наше новейшее вооружение вместе с ядерными боеголовками ушло на вражеский корабль. Забрали всех людей, хватали их живыми, делили между собой.

Судьба капитана мне не известна – он покинул мостик и руководил обороной шлюза, как только его начали сдавать. Я до последнего пытался перегрузить систему, чтобы реанимировать Арго. Но не смог. Видел в камере слежения доктора Хайделя. К сожалению, он сошёл с ума. Закрылся в крио-лаборатории, кричал, пытался съесть какие-то эмбрионы. Существа вышибли дверь и уволокли и его.

Люди метались по кораблю в панике, но никуда с него нельзя было деться. Это приводило к ещё большему страху, бессистемности и несогласованности действий.

На данный момент захват корабля осуществлён на семьдесят процентов. Мы строили его более десяти лет, а они разобрали его за считанные часы!

Я забаррикадировался на левой сигнальной вышке: здесь есть атомный аналоговый передатчик, не подключенный к общей сети корабля.

Аудиофайл бортового журнала высылаю на Землю. Если там кто-то ещё остался – спасайте себя.

Последний день существования корабля «Спасение» – 12.02.2112 года по земному исчислению.

Первый помощник капитана – Джонс Тиерра. Конец связи».

0
17:09
286
Максим
11:13
Первый рассказ на конкурсе который я дочитал. Не говорю, что другие плохие, но этот прямо хорошо лег.
Не буду тут упарываться разбором и фактологией с логикой, чисто эмоциональное послевкусие осталось весьма приятным. Мне понравилась подача и общие смыслы. Имею привычку брызгать ядом, но тут желания нет) поэтому — моё поздравление вам)
15:18
Спасибо :)
13:30
+1
Доброго дня) что ж, я был уверен, что вы пройдёте в финал, и у вас почти получилось! Ваш рассказ был весьма хорош, удачи вам в следующий раз!
15:19 (отредактировано)
Да, я тоже надеялась, но сыграл единичный балл от человека, который ничего не понял, потому что прочитал по диагонали.
Вкусовщина — дело такое)
Спасибо за поддержку :)
Илона Левина

Достойные внимания