Шелест

Шелест
Работа №332

Темно. Холодно. Кажется, мокро.

Я вдыхаю полной грудью душистый, но колючий морозный воздух. Всего пятое октября, а в воздухе уже ни единого намёка на тепло. Середина осени в этом году значительно холоднее обычного.

Поправляю шарф на шее, дышу на замёрзшие руки. Больно шевелить пальцами. Морщусь и в который раз жалею, что забыла дома перчатки. Утром всегда холодно.

Нехотя открываю глаза. Похоже, я простояла на автобусной остановке почти минуту, пытаясь собраться с мыслями. Вздыхаю и бросаю взгляд на некогда белые, а теперь серые, покрытые неприятными тёмными подтёками двери. Кажется, их открыли.

Автоматически поднимаюсь по лестнице, держась руками за перила. Скользко.

Прочищаю горло и перебираю в голове приветствия и варианты поддержания диалогов с одногруппниками. Снова морщусь. Не люблю я общество, да и людей в целом. Слишком уж они… шумные.

Тянусь к ледяной ручке двери.

***

В квадратном помещении с по-больничному ярким освещением людей оказалось на удивление немного. Несколько девчонок младше меня года на три и ни одного человека из моей группы. В кабинеты ещё не пускали, так что я села на пуф возле белоснежного стола с журналами и огляделась.

В глаза бросилось тёмное пятно в углу, прямо под потолком. По стене от этого пятна прямо на идеально чистый пол медленно стекала плотная тёмная жидкость, похожая на машинное масло. По коже пробежал странный холодок. Никто не убирал странную жидкость, равно как никто из посетителей и не обращал на неё внимания.

«Этого не должно здесь быть.»

От неприятных мыслей меня отрывает вмешательство из вне: кто-то осторожно касается моего плеча и тихо зовёт по имени.

Оборачиваюсь.

Взгляд мигом приковывают необыкновенно красивые, сверкающие зеленоватые глаза девочки. Она с улыбкой открывает рот и из него вырывается оглушающий крик, почти визг:

- А ГДЕ ТВОИ ГЛАЗА?

Я моргнула. На меня смотрят угольно-чёрные, абсолютно пустые глаза. Из них текут вязкие тёмные слёзы, мокрые дорожки тянутся через красивое лицо, но девочку это, кажется, не волнует.

«Действительно, где они?»

Изображение тускнеет. Тянусь руками к глазам и чувствую что-то неприятно влажное на пальцах. Скользкое и вязкое. А в горле сжимается отвратительный колючий ком.

Весь мир вокруг скрылся за вуалью тьмы, потерял краски и растворился. Паника сжала сердце рукой столь же ледяной, как и мои собственные.

Щёлк.

Светло. Ярко. Хорошо.

***

Открываю глаза и тут же щурюсь от яркого света.

«Ну, глаза на месте, уже хорошо.»

Люди исчезли. Я сидела одна в пустом помещении, пропали журналы со столика, испарилось странное пятно. Дверь на улицу была распахнута настежь, через неё светило тёплое, ласковое солнце. Хотелось улыбаться. Однако, стоило вновь оглядеться, как я осознала, что здесь были люди. Много людей.

Я вскочила и вылетела на улицу,моё сердце забилось, как маленькая испуганная птичка. Я в панике огляделась.

Пусто. Тихо. Спокойно.

Одиноко.

Чувствую, что я одна. Совсем одна. А кругом – тишина. Ни ветра, ни птиц, ничего. Так выглядит покой?

Или смерть?

Но смерть – это вечный покой. Так?

Я вихрем пронеслась по сухой дороге, на ходу сбрасывая с себя шарф и куртку. Зачем они мне в самый разгар лета? Крутанулась на месте, судорожно выискивая глазами хоть малейшие признаки жизни.

- Где… где все?

Я помотала головой и побежала дальше. Так быстро, как только могла. Рано или поздно кого-нибудь обязательно встречу. Обязательно.

***

Город пуст. Выглядело так, будто бы всё живое секунду назад испарилось по щелчку коварного злодея. Остались яркие вывески, чистые улицы, сверкающие витрины магазинов, даже трейлер с мороженным. Он будто ждал, пока стайка весёлых детей налетит и примется наперебой что-то выкрикивать.

Вот только детей не было. Равно как и продавца. Да и людей в целом.

Воздуха не хватало. Я остановилась и упёрлась руками в стену, пытаясь отдышаться, но становилось только хуже. Ужасная, непреодолимая сила давила мне на грудь, а имя ей – паника.

Ноги задрожали и предательски подогнулись. Я упала, но ничего не почувствовала.

«Этого я хочу?»

Простая, короткая мысль появилась сама собой. Не этого ли я желала? Тишины. Отсутствия людей.

Спокойствия.

Так вот же оно, кушайте, не обляпайтесь. Тихо, спокойно, ни людей, ни зверей.

- Нет… не хочу… я не хочу этого! Я не хочу быть одна!

Ничего не изменилось. На улице по-прежнему стояла гробовая тишина. Она, казалось, была осязаемой. Я силилась услышать хоть малейший шорох помимо собственного сбитого дыхания, но заполучила лишь тупую боль в ушах, которая от давления тишины становилась всё сильнее.

Нет же, кажется, что-то всё-таки не так. Но что именно?

Длинная прядь волос перед моими глазами чуть шевельнулась сама по себе.

«Ветер? Ветер!»

Никогда я так не радовалась ветру, да вот только и в этот раз не стоило.

***

Мир содрогнулся подо мной. Земля задрожала, здания в моих глазах раздвоились. Я застонала и схватилась руками за голову, пытаясь понять, вижу я это наяву или же со мной играет моё собственное воображение.

Оглушающий треск подобно душераздирающему крику разорвал тишину. Где-то словно обрушилось огромное мировое древо.

Задираю голову к небу. Там, в вышине, лазурное небо расчертили, разорвали чёрные трещины в то самое абстрактное Ничто. Дальше, за ними – лишь пустота. Они поглощали всё, даже сам свет, и казалось, что и взгляд, подобно материальному объекту, проваливается туда.

Я заворожённо смотрела, как ужасающий раскол всё расширяется, пожирая небо. Паутина мелких трещинок с шуршанием вонзилась в фундамент здания, подле которого я сидела, но я этого не заметила, продолжая наблюдать за распахнувшей над моей головой свой всепоглощающий зев Бездной. Мне казалось, что она зовёт меня. А ведь там наверняка холодно. Я не хочу туда, в Пустоту, в Ничто.

«Так ведь?»

На руку упала ледяная капля. Я вскрикнула и быстро вытерлась об штаны, размазав по ним чёрное. Вновь подняв голову вверх, я увидела, как по краям великого раскола отвратительная слизь собирается в тяжёлые капли и падает вниз, с неприятным шлепком разбиваясь о землю.

Словно Ничто… проголодалось.

Периферийное зрение засекло какое-то шевеление. Трещины изворотливыми угловатыми червями ползли к моим ногам. Я почувствовала исходящий от них холод, поспешно отползла в сторону и поднялась на ноги.

Бежать было некуда. Со всех сторон ко мне медленно, с неторопливостью хищника, который знал, что деваться жертве некуда, приближалась чёрная паутина. Совсем скоро я топталась на крошечном островке целостности и с ужасом наблюдала за тем, как одна из трещин рывком рассекла его надвое.

Я сглотнула и закрыла глаза.

Щёлк.

Темно. Тихо. Холодно.

***

По коже пробежала волна мурашек, и в этот момент кто-то задел меня плечом. Я открываю глаза и изумлённо выдыхаю.

Казалось, я попала в старое кино: всё кругом словно бы выцвело, лишилось живых, сочных красок, после чего Творец, оставшийся недовольным полученным, окунул всё в чернила, покрыл неравномерным слоем пепла и присыпал лёгким снегом.

Вокруг меня люди. Много тусклых людей, они медленно бродят по улицам, не глядя переходят пустые дороги, бездумно вертят головой по сторонам и непредсказуемо меняют траекторию своего движения. Снедаемая неприятным предчувствием, я хватаю одного из прохожих за рукав и разворачиваю к себе лицом, желая поймать его взгляд.

А взгляда нет.

Есть глаза, которые начали безвольно блуждать по моему лицу, вот только когда они остановились на моих собственных, я поняла, что нет в них чего-то, что делало человека человеком. Осмысленности.

Немолодой мужчина смотрел сквозь меня, видя что-то своё, или же, быть может, не видя вовсе ничего. Передо мной стоял не человек, а всего лишь пустая оболочка. От неё веяло холодом, словно она несла в себе вместо человеческой души частицу Пустоты. А может, это она пожрала его душу, заменила её собой?

Руки задрожали, ткань выскользнула из пальцев, и человек, пошатнувшись, побрёл дальше. Сырость, потусторонний холод и простой страх заставили меня укутаться в шарф, который вновь обвивал мою шею, и застегнуть куртку, как если бы так я оказалась под большей защитой.

Внезапно чёрно-белый мир осветила яркая вспышка. Развернувшись, я увидела, как землю вдалеке пронзил толстый столб пульсирующей белоснежной энергии. Впрочем, она могла быть и другого цвета, но этого я не видела. Сейчас в моём распоряжении были лишь белый, чёрный и всевозможные оттенки серого.

Тёмные человеческие силуэты, словно подчиняясь воле невидимого кукловода, все, как один, медленно, но целенаправленно зашагали к эпицентру аномалии и неминуемо начали исчезать в кипящем столбе.

Невольно поддавшись желанию следовать за толпой, я прошла десяток шагов за людьми, но затем свернула и села на светло-серую скамью в незнакомом мне парке.

- Я сплю? Мне ведь это снится, да? – прошептала я себе под нос.

- А как бы тебе хотелось?

Я подскочила на скамье и обернулась. Первым, что я увидела, оказались невероятно пышные волосы. Они были тёмными, точный цвет назвать было невозможно. Все мы здесь растеряли свои краски. Её некрупная фигура была прикрыта изящным длинным плащом, но вот что действительно приковало к себе мой взгляд, так это её лицо. Она смотрела прямо на меня, а не насквозь. Это подняло в моей голове волну недюжинного счастья, и я открыла было рот, но она приложила палец к губам и кивнула в сторону бушующей энергии. Я посмотрела туда, но ничего нового не увидела.

- Тебе бы хотелось, чтобы так было взаправду?

Девушка села рядом со мной и приветливо улыбнулась, ожидая моего ответа. Я же несколько растерялась, не понимая, что она имеет в виду и удивляясь её спокойствию.

- Ты… живая? – я смотрела в её осознанные глаза и всё равно не могла поверить.

- Живее всех живых. Смотри, - она сняла с руки светлую перчатку и положила ладонь мне на щеку.

Тёплая.

- Но почему… как? Все остальные…

- Ты живая. Или ты считаешь себя единственной и неповторимой, особенной?

- Я… не знаю.

Она мне не нравится. Первое впечатление от встречи с живым созданием прошло и теперь я с подозрением разглядывала гостью.

- Гостья здесь ты, - всё та же ласковая улыбка и добрые глаза, но вот это мне точно непонравилось.

Она натянула перчатку обратно на руку, но прямо перед тем, как бледная кожа исчезла под тканью, мой взгляд зацепился за чёрные разводы на нежном запястье. Это выбилось из образа элегантной девушки. Я встала со скамьи, отошла и подрагивающим голосом спросила:

- Кто ты? Где мы?

Несколько секунд она просто смотрела на меня, продолжая неподвижно сидеть, её улыбка не дрогнула, глаза не изменили своего выражения.

Как вдруг тонкая шея с хрустом сломилась под прямым углом, заставив меня вскрикнуть и отскочить ещё дальше, и тут же вернулась на место, словно это было глюком, ошибкой неизвестного мне кода. Зрачки расцвели вороными розами в глазах создания, превратив их в два чёрных как базальт шара.

Оно встало и летящей походкой приблизилось ко мне, остановившись в считанных сантиметрах. Не могла я ни убежать, ни даже немного отодвинуться от него: всё тело будто парализовала неизвестная мне сила, и лишь голова осталась мне подвластной.

- А есть ли у тебя глаза? – спросило оно с той же улыбкой в голосе, будто ничего не произошло.

Я набрала полную грудь воздуха и проанализировала ситуацию, всерьёз задумавшись над вопросом. Я вижу. Следовательно…

- Есть, - наконец, выдохнула я.

- А ТЫ УВЕРЕНА?

Голос превратился в странную, изломанную пародию на человеческий, он скрипел, шипел и рычал одновременно. Он был очень тихим, но казалось, что это крик.

Я не могла отойти. Не могла убежать. Могла лишь молча смотреть на то, как Оно подходит ко мне и вновь кладёт ладонь на щёку, ласково гладит.

Всё такая же тёплая.

- Уверена ли ты, что это всё, - она обвела другой рукой мир вокруг, продолжая гладить меня, - не является плодом твоей больной фантазии? Воображение подало идею, мозг одобрил, глаза подхватили, и все остальные органы чувств услужливо подыграли.

Оно приподняло рукой моё лицо за подбородок, посмотрело в глаза ещё несколько секунд, отпустило и сложило руки на груди. Из чёрных глаз потекли уже знакомые мне вязкие слёзы.

- Иди. Иди и смотри на то, что сама создала.

Всё на миг почернело, будто кто-то на небесах щёлкнул выключателем, но в ту же секунду спохватился и вернул всё как было. Этого больше не было, оно исчезло, растворилось во тьме, частью которой и являлось.

- Смотреть на то, что сама создала?

Я задрожала всем телом и обрадовалась тому, что могу это сделать.

Медленно разворачиваюсь, смотрю на серые потоки людей, медленно вливающиеся в энергетический столб вдали. Тот безжалостно пожирал их всех одного за другим, и все они покорно исчезали. Их больше просто не было, я чувствовала это.

- Смотреть на то, что сама создала.

Потёрла руками лицо, огляделась и вновь зацепилась взглядом за сверкающий столб. Что же, если куда и идти, то туда.

И я пошла. Стала одной из обречённых, влилась в пугающий поток безжизненных скорлупок, которых ни капельки не заботило то, что будет дальше. Пробиваться через поток холодных тел было тяжело на каком-то другом, не физическом уровне. Осознание того, что я сейчас буквально расталкиваю ходячие трупы, которые не задумываясь шагают навстречу неизвестности, заставляло внутренне содрогаться. И ладно они, у них, очевидно, мыслей не водится в пустой голове, но я, прекрасно понимая, что иду в пасть аномалии, следую за ними.

Впрочем, понимая ли?

Столб энергии уже совсем близко, я слышу, как потрескивают электрические разряды. Крошечная искра вылетела из него и ужалило кожу на лбу, и от этого ощущения внезапно нахлынула паника. Что, если я действительно, по-настоящему умру, как только коснусь столба?

Пытаюсь шагнуть назад, но не тут-то было. Холодные тела упорно двигались вперёд, толкая меня прямо в центр нашего пугающего беззвучного хоровода.

Из-под ноги выскальзывает камешек, я спотыкаюсь и лечу прямо в слепящий свет.

Щёлк.

Темно. Холодно. Легко.

***

Открываю глаза.

Надо мной в бесконечной тьме сверкают тысячи огней. Огромных и ничтожно мелких, слепяще-ярких и тусклых, едва различимых, все они мерцают, будто перешёптываются.

Звёзды.

Подо мной скрипят сухие доски, и кажется, будто поле зрения немного пошатывается, как если бы я находилась на чём-то движущемся.

Рывком поднимаюсь и сажусь. Корабль.

Я сижу на палубе крохотного судна. По обе стороны от меня сами по себе плавно шелестят вёсла, они верно несут корабль сквозь пространство и время. Паруса спущены, в них нет нужды: ветров здесь не бывает.

Самое впечатляющее было впереди. Развернувшись, я потеряла дар речи. Гигантская слепяще-яркая пылающая сфера парила в невесомости, тонкие язычки пламени вытягивались тут и там, подобно хвостам таинственных созданий, скрывавшихся в глубинах светила. Заботливая мать всей нашей планетной системы – Солнце. Величественный газовый шар казался столь безжалостно горячим, но сейчас он был не теплее горящего камина.

- А это тебе нравится?

Рядом со мной воздух начинает сгущаться, перестаёт быть прозрачным, обращается в тёмный туман и наконец формирует нечто, похожее на человека. На девушку, ту самую.

- Нравится? – повторяет она.

- Почему я здесь? – в горле пересохло, и голос вышел хриплым. – Кто ты?

- Сколько вопросов, - девушка усмехнулась, обошла меня и положила руки мне на плечи, начала неторопливо поглаживать. Её руки такие тёплые.

- Или ты сама не знаешь?

Вопрос растворился в тишине. Тишина здесь не была неприятной или пугающей, она, наоборот, расслабляла. Мягкая, ласковая, она окутывала, подобно тёплому пледу. Я могла бы бесконечно сидеть и смотреть на самый гигантский костёр в моей жизни – Солнце, но поступать так не собиралась, и девушка, похоже, это почувствовала.

- Я знаю. И ты знаешь. Но какое это имеет значение? – она села напротив меня и с сожалением посмотрела своими чёрными глазами. – Ты здесь. И я здесь. У тебя так мало времени, ещё немного – и ты исчезнешь. А потом всё забудешь. Так почему бы нам не провести это время с пользой?

Сейчас она звучала, как человек, и, если бы не противоестественные глаза, она была бы даже дружелюбной.

- Что значит исчезну?

Сочувственный вздох. Девушка провела рукой по доскам, поднесла пальцы к моему лицу и развела их в стороны, показывая, как между ними растягиваются чёрные липкие нити.

Я опустила голову вниз, вскрикнула и вскочила. Из всех щелей между досками палубы просачивалась отвратительная жидкость, уже изрядно запятнавшая мою одежду. Выглядело так, будто недостаточно прочный корабль плыл не в пустоте, а по масляному морю и близился к тому, чтобы пойти на дно. Но кругом по-прежнему были лишь звёзды.

Я подняла взгляд на грустную девушку.

- Кто ты? Хоть это скажи…

- Ты ведь знаешь, - она подошла ближе и улыбнулась. – Я – это ты.

Одной рукой она потянула себя за длинные каштановые пряди, второй так же потянула мои столь похожие на её волосы. Вокруг девушки, стоило мне моргнуть, из ниоткуда возникли несколько тонких досок, изображение между ними начало искажаться и плавиться, превращаясь в точную копию того, что было у меня за спиной. Рамки. Отражение.

Зеркало.

Я смотрела в зеркало и видела себя с чёрными как смоль глазами и наблюдала, как из них медленно сочится вороная жидкость, такая же, как и та, что неспешно затапливала корабль.

Губы моей копии из зеркала зашевелились сами по себе:

- Открой же свои глаза.

- Я не понимаю. Вот же мои глаза, они открыты, я смотрю на тебя!

- Просто открой глаза, ты всё поймёшь.

Издаю громкий стон недоумения, сильно жмурюсь и резко, словно пытаясь застать саму себя врасплох, открываю глаза. Ничего не изменилось.

- Дура, - небрежно выплёвывает отражение и её лицо искривляется в неприятной улыбке. – Открой свои глаза. ОЧНИСЬ.

Щёлк.

Темно. Тепло. Громко.

***

Кричу, распахиваю глаза и подпрыгиваю на кровати. Чёртов будильник противно трещал, и я с силой ударила по нему, заставив замолкнуть. Всё моё тело было напряжено до предела, как если бы я была в смертельной опасности. Меня так напугал будильник?

Пришлось приложить некоторое усилие, чтобы расслабиться. Просидев в темноте несколько минут, борясь с желанием лечь обратно и пытаясь понять причину дикой усталости, которая ныла в каждой мышце, несмотря на то, что я достаточно спала, я потянулась, щёлкнула выключателем лампы на прикроватной тумбочке и скатилась с кровати.

За окном царил густой сумрак, однако на самом горизонте начинало расплываться серое пятно восхода. Я зевнула и не глядя взяла со стола наполненную до краёв кружку с водой, пролив немного на стол.

Первый же глоток показался мне горьковатым, но я не придала этому значения. Я закашлялась, поставила кружку назад и покачала головой. Выдернув из зарядки телефон, я проверила время. Семь утра, пятое октября. Пора собираться.

Я выключила свет и вышла из спальни, плотно закрыв за собой дверь. Стоило поторопиться.

***

Темно.

На полу под столом собралась тёмная лужица пролитой из чашки жидкости. Она колыхалась сама по себе, как живая. Секунда – и вот она исчезла в трещинах в полу.

Сегодняшний день будет долгим.

+3
22:32
274
21:50 (отредактировано)
М-м-м, многоуровневый сон, аеее danceПрям все-все знакомое, и черная жижа, и Клиника, и серые люди. И у меня такой был текст, правда, там все еще жестче, каждый раз в чужом теле ))
Что ж, образы есть, эмоции тоже. Вот только этого не достаточно для рассказа, не хватает самого сюжета, да и внятно очерченной героини. Да-да, просто перечисление локаций — не сюжет, потому что нет конфликта. Да и фантастику тут даже в виде мистики не подтянуть… Сон — не фантастика, это реальное явление, каким бы абсурдным он не был.
16:43
+1
На первый взгляд Героиня мизантроп, как она сама признаётся. Она попадает в мир без людей – в пустой город. Вроде бы можно обрадоваться, потому что подобный тип личности человека не стремится к людям. Однако она не хочет быть одна. Значит, ей не присущ данный тип личности. Причина неприязни к людям кроется в другом. Затем мир стал пропадать на её глазах, но потом снова вернулся в новых красках. Героиня встретилась с необычным живым существом. Существо сказала ей, что она сама всё создала. Всё подводится к тому, что всё нереально, её выдуманный созданный героиней мир. Оказывается, что это существо — она сама. В итоге оказывается, чтоб это был сон о том, где бы она хотела быть больше всего на свете, а не в реальном мире, который она не любила. Само собой гипотеза оправдалась, и рассказ о мечте мизантропа, где нет никого, кроме неё самой. Баллы — 10
Комментарий удален
21:46
+1
Вот это торкнуло человека!

Достойные внимания