Юлия Владимировна

Эксперимент

Эксперимент
Работа №337

За столом одной из лабораторий научно-исследовательского центра Плутона «Клото - 13» сидели двое мужчин. Один - молодой парень двадцати одного года, служащий охранной системы Марк. Второй – руководитель проекта, точный возраст которого никто не знал, Мальцев Константин Сергеевич. Оба держали в руках кружки и вели непринужденную беседу.

- Получается вы заказываете чай с Земли? – с недоумением в голосе спросил Марк.

- Да, - ответил Мальцев, поднося кружку с ароматным напитком к губам и делая глоток. – Более того, я заказываю чай в определенном месте, у определенного человека и трачу на его приготовление много времени.

- Зачем? – спросил юноша.

Он явно не понимал, почему профессор во времена вкусовых разнообразий предпочитает именно этот чай. Марк не находил ни одного приемлемого объяснения. Сложность доставки, долгий процесс приготовления, про вкус юноша даже не хотел вспоминать. Ему однажды «повезло» вкусить этот напиток, большей гадости за всю свою, пусть и недолгую, жизнь он не пробовал.

- Видите ли, мой друг, примерно в вашем возрасте меня пригласили в исследовательскую группу, в Японии. Я был молод и амбициозен, такими же были и мои коллеги, а заодно и близкие товарищи. Огромная волна азарта захлестнула нас. В наших разработках мы не жалели сил, бросаясь на амбразуру исследований и экспериментов. Для того чтобы повысить работоспособность, мы начали принимать препараты.

Мальцев резко прервался, увидев на молодом лице собеседника непривычную настороженность.

- Профессор, - спокойно, но одновременно с этим боязливо начал Марк. – Вы должны понимать, что датчик, расположенный на моей шее, записывает любой разговор в радиусе пяти метров и обрабатывает их согласно протоколу безопасности. Если в вашей истории есть хоть что-то, что может вызвать немедленное задержание, прошу не продолжать.

Мальцев видел Марка таким напряженным лишь пару раз, когда того требовала ситуация куда серьезнее, чем разговор двух работников. Его одновременно и умиляло, и настораживало то, как этот молодой парень пытался предостеречь от совершения опрометчивого поступка, который может повлечь за собой отстранение профессора от работы. Однако, Константин Сергеевич прекрасно знал все протоколы станции и понимал, что его совесть чиста. На мгновение в груди Мальцева появилось теплое чувство. Он вспомнил как что-то похожее испытывал много лет назад к своему единственному сыну Кацу. Они были очень похожи, оба высокие, красивые, смелые парни, готовые протянуть руку помощи. Старое сердце Мальцева сжалось и защемило, разливая тоску по телу. Профессор посмотрел в кружку, на поверхности по окружности плавало несколько чаинок, он сделал глубокий вдох и поднял взгляд на собеседника.

- Марк, сынок, - эту вольность Константин Сергеевич позволил себе ненамеренно, такое обращение вырвалось из его рта само собой, однако, не акцентируя на этом внимание, он продолжил. – Я работаю здесь не первый год. Если бы я хоть раз делал что-то противозаконное, меня бы тут не было. Я точно так же, как и ты, обладаю датчиком, только мой скорее работает для моего же блага, проверка организма, ввод нужных витаминов или стабилизация эмоционального состояния, все-таки я уже совсем не молод. Мы потребляли энергетики, какие-то покупали в магазинах, какие-то делали сами, используя подручные средства.

Марк смотрел на профессора, ожидая дальнейшего рассказа. На секунду Мальцеву показалось, что тот даже начал немного ерзать на стуле как мальчишка. Усмехнувшись про себя, ученый продолжил.

- Мы пили их литрами, не задумываясь о последствиях. Таким образом примерно через полтора года я оказался в больнице, мои органы потихоньку начали отказывать. Врачи не прогнозировали ничего хорошего, и единственный выход, который они видели – это ложиться на операционный стол.

- И что вы сделали? - нетерпеливо перебил Марк.

- Отказался. - спокойно ответил Мальцев. – Я был слишком молод, чтобы задумываться о своем здоровье. К тому же, согласие на это означало полный отказ от научной деятельности, на что бы я точно не пошел. Это сейчас, я понимаю, что, отойдя тогда в сторону, можно было бы увидеть всю бесполезность происходящего. В тот день на выходе из больницы меня за локоть схватила молодая медсестра. Она всем своим видом показывала, что не собирается просто так отпускать, да и я уже не смог бы никуда уйти. Эту медсестру звали Йоко, что означало ребенок океана, ей подходило это имя. Особенно подходило оно ее глазам, глубокого темно-синего цвета. Подождав окончания смены, мы направились к ее дому, который так же был и старинным чайным магазинчиком. Ее отец, бывший врач, решивший уйти от современной медицины, увидев мои анализы, покачал головой и сказал на японском «Глупые иностранцы, уничтожают свой организм своими же руками. Надеюсь ты, дочь, никогда не свяжешь свою жизнь с такими безалаберными существами», после чего ушел и принес коробку с чаем. Протянув ее мне, он на ломаном межпланетном сказал: «Это чай, который выводит токсины из организма, пей его и возможно через какое-то время ты сможешь привести себя в относительный порядок». Через два года состояние моего организма пришло в относительную норму, и я сразу же сделал Йоко предложение. Как же негодовал ее отец, когда она согласилась, и как был удивлён, когда узнал, что я с первого дня нашего знакомства знал японский. Сказав это, он замолчал на мгновение.

- Зачем? Такой был твой вопрос? – спросил Мальцев и, увидев одобрительный кивок собеседника, продолжил. – На это есть две причины. Первая – поддержка организма в здоровом состоянии. Вторая – это память, я пью его в память о нашей с Йоко первой встрече.

Несколько минут они оба молчали. Каждый думал о рассказанной истории, один придавался хрупким воспоминаниям, другой задавался вопросами «Над чем работал профессор, что так посадил организм? Почему не мог оставить работу? И что стало с Йоко?».

Из собственных мыслей их вывели оповещения, поступившие в мозг. Сообщения говорили об окончании смены. Марку пора было возвращаться к себе в небольшую капсулу, Мальцеву в комфортную комнату.

- Продолжим завтра? – спросил профессор, заметив в глазах парня вопросы.

- Да. – четко и с улыбкой ответил тот.

На этом молодой парень встал и, попрощавшись с Мальцевым, вышел из лаборатории. Идя по коридорам станции, он думал над рассказом профессора. Его капсула находилась на самом нижнем этаже, рядом с пунктом управления безопасности. Там же были все капсулы охранников.

- Порядковый номер 5-27, работу выполнил, запрашиваю капсулу жизнеобеспечения.

Два коротких пикающих звука, система проверяла данные. Следом прозвучал холодный, неэмоциональный голос машины.

- Проверка завершена, подтверждаю выполнение задания. Капсула для объекта 5-27 будет предоставлена.

Конвейер с эллипсообразными ячейками высотой чуть больше двух метров начал свое движение. Первая, вторая, третья, Марк смотрел на движущиеся капсулы.

- Вот все, чего заслуживает бывший наемный солдат последнего поколения, - простейшая капсула жизнеобеспечения, – Марк тяжело вздохнул, прокручивая в своей голове события прошедших лет.

«Клото - 13» считался лучшем производителем генно-модифицированных наемных солдат, от которых требовалось беспрекословное выполнение приказов. «Холодная планета, ее холодные дети» так часто говорили про «рождённых» тут, так же в свое время говорили и про Марка. Чуть меньше двадцати двух лет назад его новорожденное тельце вытащили из инкубатора, под номером 5-27 он начал свое существование. Он был лучшим в своем пятом поколении. К пяти годам он уже крепко держал в руках всевозможное оружие, а также владел разными техниками боя. В десять его официально приняли в ряды наемных солдат, после успешного отражения удара захватчиков, прибывших из системы Trappist-1. В своей группе он был самым молодым новобранцем и подавал большие надежды. В шестнадцать лет его назначили командиром отряда быстрого реагирования, где он заслужил репутацию грамотного тактика. Ему пророчили великое будущее.

Из горла Марка вырвался легкий смешок.

- Великое будущее? Да какое будущее могло быть у бойца, у которого с самого рождения был встроен датчик, считывающий все показатели, способный при любом отклонении впрыснуть в его организм сильнодействующий токсин и за секунду убить.

От раздумий Марка отвлек холодный голос компьютера, сообщающий о прибытии капсулы. Забравшись внутрь, он запустил проверку данных за прошедший день и отправку результатов в командный пункт. После чего он привычным набором клавиш включил диагностику организма. Все показатели как обычно были в норме. Послышался металлический голос компьютера.

- Объект 5-27, прошу подтвердить ввод препарата.

- Подтверждаю.

Шею Марка проколола микроскопическая игла, через которую началась подача необходимых витаминов с небольшой дозой снотворного.

На панели управления капсулой бежала строка, оповещающая о скором погружении тела в спящий режим. Эту строку Марк видел каждый день после того, как не подчинился. Закрыв глаза, он начал покадрово воспроизводить события того дня.

Примерно два года назад поступил приказ главнокомандующего космического флота. Как обычно обсуждение плана действий с подчиненными Марк проводил уже на борту космолета. После высадки на планету их группа должна была найти центр управления антиправительственной организации и произвести полную зачистку врага. Всех, кто вставал на их пути, необходимо было уничтожить. Через час их корабль приземлился на планете Марс. Гулкая тишина поглощала планету, казалось, будто на ней не было ни души, лишь портативные радары сообщали о наличии движения примерно в километре от места высадки. Включив режим маскировки, отряд двинулся в направлении сигнала.

В прошлом на Марсе случился взрыв научной лаборатории, повлекший за собой смерть всего населения, а так же полное уничтожение флоры и фауны, которые так долго человечество пыталось подстроить под себя. Теперь четвертая планета от солнца вернулась к изначальному виду, скрывая в своих руинах преступные группировки. Полуразрушенные здания говорили о событиях минувших дней. В одном из таких зданий и находилась база врага. Зачистка произошла по уже отработанной схеме, ни шага влево, ни шага вправо, быстро и без потерь. После этого Марк отдал приказ о проверке близлежащих зданий. Сам юноша остался в штабе врага. Что-то смущало его… Почему повстанцы не дали должный отпор? Он решил еще раз обследовать территорию.

После получаса скитаний по этажам и попыток найти хоть что-то, что могло дать ответ, Марк обнаружил вход в подвальное помещение, умело замаскированное голограммой. Взяв оружие на изготовку, солдат открыл дверь. Темное подвальное помещение, в котором пахло гнилью и затхлостью, было полностью наполнено человекоподобными созданиями. В них Марк узнал уже знакомый образ пришельцев, с которыми сражался десять лет назад.

- Медленно нажми кнопку полного отключения оружия и положи его на землю, – к голове Марка был приставлен ствол бластера. Низкий мужской голос продолжил. – Я не хочу убивать тебя, выслушай, что я скажу.

Мысленно боец выругался, это было впервые, чтобы его так легко смогли взять на прицел. Положив бластер на пол и почувствовав, что оппонент уменьшил бдительность, Марк резко развернулся в его сторону и нанес короткий удар кулаком в область колена. Потеряв равновесие, противник упал, выронив оружие из рук. После недолгой схватки Марку удалось обездвижить напавшего. Тяжело дыша, мужчина начал говорить.

- Я прошу тебя остановиться и выслушать меня. Я знаю, что вам был отдан приказ об уничтожении антиправительственной организации, но мы таковой не являемся!

Марк напрягся, человек не врал, он был уверен в этом на все сто процентов.

- Как тебя зовут? Кто ты такой? И что здесь происходит? – спросил военный, не ослабляя захвата.

Усталая улыбка появилась на лице мужчины. Он продолжил говорить.

- Меня зовут Джек, Джек Тейлор, главный инженер научно-исследовательского центра по связи с межсистемными цивилизациями. А происходит здесь следующее: живые существа, стоящие за твоей спиной, это обманутые нашим правительством пришельцы, которым предложили мирную жизнь на одной из планет в обмен на их научные разработки. Однако, десять лет назад, после того как мы получили нужные материалы, поступил приказ об уничтожении кораблей, вошедших на территорию нашей системы, и уничтожении находящихся в них существ. Я и все те, кто умер сегодня от бластеров твоих бойцов, хотели спасти уцелевших и отправить их обратно на родину. Последние несколько лет мы скрывали их на Марсе, планете, временно непригодной для жизни человека, но возможной к существованию траппистокийцев. Но похоже нашим планам не суждено сбыться.

Минуту Марк стоял, молча переваривая сказанное Джеком.

- С чего ты решил, что я поверю тебе?

- Ну, тебе же показалось странным отсутствие должного оружия и подготовки у нас? – Джек посмотрел в глаза Марка и, дождавшись одобрительного кивка, продолжил. – Мы не вояки, большая часть, это обычные ученые, которые отказались действовать по приказу. Поэтому и оружие нам не требовалось, оно было скорее для подстраховки. Мы прибывали сюда раз в несколько месяцев, доставляли необходимые ресурсы: еда, вода, лекарства для пострадавших.

- По прошедшему поединку и не скажешь, что ты не связан с военной деятельностью.

- Ну, в свое время я активно занимался единоборствами, мне просто повезло, что ты не заметил меня раньше.

Уверенность Марка в собственной решимости выполнить приказ главнокомандующего дала небольшую трещину.

- Как вы могли прилетать на планету и не быть замеченными нашими радарами?

- Антирадарное поле, - инженер понял, что вояке надо объяснить. – Мы запустили в атмосферу Марса сотни микророботов, которые образовали поле, заглушающее любые изменения обстановки на поверхности. Все делалось в спешке, поэтому были некоторые упущения…

- А что насчет корабля? Почему радары не засекали его до того, как он входил в атмосферу?

- Потому что наш корабль обладает режимом «invisible», таким же, как у того, что высадил вас.

Марк был удивлен.

- Этот режим есть только на кораблях, произведенных для плутонских наемников, и то не на всех. Как такой корабль оказался у вас?

- У нас не было такого, - спокойно ответил Джек. – Мы просто изменили свой корабль, вписав в программу нужный код и присоединив датчики.

Нервный смех вырвался из легких Марка.

- Как такое может быть? Эти программы и механизм подключения невероятно сложны, я уже не говорю про их стоимость.

Не без тени гордости, инженер ответил.

- Это несложно для того, кто являлся разработчиком этой системы.

Марк смотрел на противника и не мог поверить в происходящее. Все, сказанное Джеком, было похоже на правду. Об этом же свидетельствовало и полное смирение пришельцев. Он чувствовал, как они дрожали и прижимались друг к другу, обхватывая своих собратьев длинными руками. Слышал, как всхлипывали маленькие, похожих на детей, инопланетные существа, а их более старшие соплеменники успокаивали их. Марк не знал их языка, но понимал, что это были именно слова успокоения.

Из раздумий бойца вырвал сигнал передатчика, с ним пытался связаться один из бойцов.

- 5-27 на связи, - сказал Марк, не расслабляя ни единого мускула.

- Капитан, на связи 2-75, вся близлежащая территория проверена, в пятистах метрах от нас, был обнаружен космолёт врага. 1-2 и 4-91 произвели проверку…

- Было обнаружено что-то необычное?

Тишина.

- 2-75! Я жду вашего ответа!

- Да капитан, летательный аппарат врага оборудован такой же системой, как и наш.

Молчание. Марк переваривал все сказанное. Переключив связь в режим ожидания ответа, он обратился к Джеку.

- Вы утверждаете, что не являетесь антиправительственной группировкой, и все чего хотите, это отправить пришельцев обратно домой.

- Еще чистого неба над головой и мира во всем мире, - шутя, ответил инженер, но поняв всю неуместность происходящего, ответил серьезно. – Да, все так как ты сказал, и ничего большего.

Наемник вышел из режима ожидания.

- 2-75, слушай внимательно, собирай всех и спускайтесь в подвал. Вход в него находится у северной стены за голограммой. Все бластеры привести в нерабочий режим. Это приказ.

Отключившись, Марк наконец-то расслабил тело.

- Ты нам поможешь? - спросил Джек.

- Не знаю, все это очень странно и непонятно, я был в той битве, и точно помню боевые корабли. Однако, я вижу и слышу сейчас тебя, и этих траппистокийцев, и вы не представляете угрозы. Поэтому я подожду свою группу, и мы устроим мозговой штурм.

- Ты же плутонский наемник, разве помощь нам не означает нарушение приказа?

- Я прибыл сюда, чтобы уничтожить антиправительственную группировку, а вижу обычного ученого и их, - он показал рукой на пришельцев, - загнанных в угол и трясущихся от страха существ. Это не нарушение приказа.

Через несколько минут в подвале появились восемь человек отряда быстрого реагирования.

Объяснение не заняло много времени, Марк изложил все сухо, четко, по делу. Все происходящее далее было, как страшный сон. Бойцы привели орудия в режим уничтожения и направили на посторонних в подвале. Попытка капитана остановить происходящее закончилась ударом в затылок. Последнее, что помнил Марк, руки маленького инопланетного существа, тянущиеся к взрослому, голову которого размозжил бластер солдата 2-75. Когда он очнулся, трупы траппистокийцев устилали весь пол. Его руки были крепко зафиксированы наручниками.

- Командир первого отряда быстрого реагирования с порядковым номером 5-27, сообщаю о вашем задержании в связи с нарушением первого пункта межпланетного устава наемников, а именно отказ в исполнении приказа и препятствие его реализации.

- 2-75! – крик Марка разнесся по опустевшему пространству. – Что за чушь ты несешь? Они не были преступниками. А значит приказа по их уничтожению не было.

- Это не так, командир, - спокойно ответил боец. – Мы должны были уничтожить врага, расположившего свою базу на Марсе.

- Они не были врагами!

- Они угрожали спокойствию и равновесию нашего мира! Мы, наемные солдаты государства, должны были уничтожить угрозу! – переведя дыхание 2-75 продолжил. – Вы будете доставлены на Плутон как предатель и подвергнетесь суду, который решит ваше дальнейшую судьбу.

После этих слов Марк ничего не говорил, вплоть до самого суда, на котором ему давали шанс на исправление, с небольшим понижением в должности в рядах наемников.

Марк решил отказаться. После всего случившегося в нем что-то сломалось. Он уже по-другому смотрел на прошлые задания. Именно тогда Марк впервые задумался о том, кто он на самом деле. Все то, что вбивали в его голову на протяжении восемнадцати лет, стало совершенно бесполезным. Он впервые понял, что убивает не мерзких преступников, решивших уничтожить весь строй, а обычных людей, которые отказались жить по правилам режима и решили изменить окружающую действительность.

Марка списали в утиль, поставив клеймо неисправного. С того дня он стал охранником на «Клото-13». Все те, кто называл его товарищем по оружию, отворачивались от него, когда видели в коридорах станции, а те, кто его обучал, плевались ядовитыми усмешками.

Однако кое-что он приобрел. Профессор был первым, кто смотрел на него не как на машину для выполнения приказов, а как на равного себе человека.

- Вы же не какие-то машины, чтобы давать вам порядковые номера! – говорил профессор, пролистывая бумаги. – Мне неудобно так, поэтому сам дам тебе имя. Как тебе - Марк? Насколько я знаю, тебя произвели на свет в марте месяце по земному времени, так что это имя тебе в самый раз.

С этими воспоминаниями Марк погрузился в сон.

***

День на «Клото-13» выдался нервным, с самого утра вся лаборатория была на ушах. Сегодня был день ежемесячного отчета о проведенной работе. И именно в этот день экспериментальные модули пять и шесть подверглись сбоям. Программа, отвечающая за жизнеобеспечение, перестала подавать все нужные питательные вещества, что привело к смерти объектов наблюдения.

По этой причине с самого утра Мальцев был на ногах. Сначала он отчитывал подчинённых, которые халатно отнеслись к проверке всех показателей. После отчитывали уже его за то, что он допустил малоквалифицированных специалистов к такому глобальному проекту. Дальше он отправлял запрос в межпланетную тюрьму Юпитера с просьбой предоставить нужные материалы для исследований, а потом собирал все нужные документы.

В конце дня профессор из последних сил заканчивал работу с документами, увеличившуюся раза в два, как вдруг раздался стук в дверь.

На пороге стоял Марк. Мальцев с удивлением обнаружил, что вместо привычной формы охранника на парне были темные джинсы и белая футболка.

- Добрый вечер, Константин Сергеевич! Смотрю, сегодня у вас был достаточно загруженный день?

- Добрый, - ответил ученый. – Что произошло с твоей формой, почему ты сегодня в гражданском? И почему сегодня тебя не было видно весь день?

Марк удивлённо посмотрел на Мальцева.

- Так ведь сегодня же ежемесячный патруль планеты. В этот раз была моя очередь, а так как это занимает весь день, вечер патрульным делают свободным, - юноша сделал паузу. – Свободным настолько, насколько это возможно конечно же, учитывая условия полной изоляции.

Профессор выругался про себя, он совершенно забыл об этом, хотя парень не раз рассказывал о таких вылазках.

- И куда ты решил пойти развеяться? На верхних уровнях есть неплохой ресторан и кинотеатр.

- Для меня это слишком дорого профессор, - неловкая улыбка появилась на лице Марка. – Я простой охранник, а во времена службы я не особо экономил, поэтому не располагаю какими-то большими сбережениями. К тому же мы с вами не закончили вчерашний разговор, и я подумал, что было бы неплохо его завершить. Хотя, судя по Вашему усталому виду, Вам сейчас совершенно не до меня.

- Что ты такое говоришь, мой друг, - Мальцев замотал головой. – Признаться честно я весьма польщен твоим желанием моего общества в собственный выходной. Мне осталось немного, если ты согласен подождать, то предлагаю заказать еду прямо в лабораторию и продолжить наш диалог.

- Да, без проблем.

- Отлично, тогда закажи на свой вкус, я плачу в этот раз.

Марк не стал возражать, он прекрасно понимал, что спорить с профессором бесполезная трата времени. Поэтому просто открыв нужный онлайн портал, сделал мысленный заказ. Для Константина Сергеевича - итальянскую пасту каннеллони с соусом болоньезе, для себя - тайский суп том ям.

Через час в лабораторию доставили заказ, к этому времени Мальцев закончил работу и заваривал свой чай. Когда они оба уселись за стол, ученый задал вопрос.

- Что ж, на чем мы вчера закончили?

- Вы рассказали, как познакомились с Йоко и про вашу чайную традицию.

- Отлично, я так понимаю у тебя есть вопросы, что я разрабатывал на Земле, что было дальше, и что произошло с Йокой?

Марк кивнул головой.

- Тогда слушай, - Мальцев отпил немного чая и глубоко вздохнул. – На земле, еще до знакомства с моей женой, я занимался тем, что пытался перевести живой организм в киберпространство. Нашей целью было создать не просто искусственный интеллект, изучение которого на тот момент шло с невероятной скоростью. Нет, мы хотели добиться так называемого цифрового бессмертия, и у нас это почти получилось.

- Но почему вы сказали, что, отойдя в сторону, Вы бы смогли рассмотреть бесполезность происходящего?

- Потому что, мой друг, почти получилось, это ровным счетом ничего не означает. Наши первые попытки действительно давали результаты, но опыты эти были на круглых червях, в которых было всего триста два нейрона, поэтому сделать его «connectome» не составило никакого труда. Также не было проблемы воспроизвести эти связи в цифровом виде и загрузить в робота. Десятки экспериментов дали нам полную уверенность, что поведение робота было идентичным поведению червя. После этого мы переходили на более крупных существ, были удачные проекты, были и провальные. Тогда я и встретил Йоко, которая в последствии стала моей женой. Она всегда поддерживала меня во всем, через два года после нашей свадьбы, на свет появился мой сын, - Мальцев сделал глубокий вдох и продолжил. – Моя любимая жена настаивала на имени Кацу, что означало победа. Йоко верила в то, что имя, которое ты даешь ребенку, может предопределить всю его судьбу. Я ее виденья не разделял, но перечить не стал, Кацу так Кацу. Йоко ушла с работы и взяла все хозяйство на себя, дав мне возможность заниматься научной работой. Благо зарплата ученого позволяла мне содержать семью в маломальской стабильности. Однако на наличии свободного времени это совершенно не сказалось. Я мог неделями пропадать на работе, а приходя домой, падать в кровать и отсыпаться. Так я пропустил первые шаги сына, его первое слово, первые учебные занятия, первые победы, я даже не заметил момент, когда мой сын перестал пытаться привлечь мое внимание. Потом мне это вернулось бумерангом, но об этом я расскажу чуть позже.

Профессор оправил в рот еще немного пасты, запил чаем, немного перевел дух и посмотрел на Марка, а потом резко продолжил.

- Когда Йоко было сорок пять, у нее диагностировали лейкоз. Болезнь развивалась стремительно, и то, что спасало в других случаях, было совершенно бесполезным в ее. Тогда я впервые задумался о том, как мало уделил ей время, меня одолевало чувство безысходности, я хотел вернуть Йоко в здоровое состояние, но это было невозможно, она медленно умирала. Через год после обнаружения заболевания, она уже лежала в больнице с многочисленными трубками, опутывавшими все тело. Я не знал, как быть, что делать. Все, что у меня получалось, это работать, а по ночам сидеть возле ее кровати. Однажды я подумал о совершенно безрассудном решении - а что, если оцифровать мозг Йоко. Это была безумная идея, ведь только шестьдесят процентов из проведенных нами опытов давали положительный результат, к тому же ни один из опытов не проводился на человеческом мозге. Но меня уже было не остановить, я как поезд несся на всей скорости к пункту назначения. Следующие полгода я и пара моих друзей, которые согласились помочь, безвылазно провели в лаборатории, проводя подсчеты и проектируя подходящий сосуд для цифровой Йоко. Пару раз ко мне приходил сын, прося быть с матерью, но я ему отвечал, что как только все будет готово, мама снова будет с нами, здорова и невредима. Когда все было готово, я пришел в больницу и, рассказав свою задумку жене, попросил ее подписать документы об отказе лечения.

- Что она вам сказала на это? – напряженно спросил парень.

- Ничего, - ответил Мальцев с совершенно пустым взглядом. – Она не смогла ничего ответить, была слишком слаба. Лишь глаза полные слез просили меня остановиться.

- Вы не остановились?

- Нет. Я подделал ее подписи, а после вывез в лабораторию.

В кабинете повисла тишина. Первым ее нарушил профессор.

- Я понимаю Марк, в это сложно поверить, но тогда мне казалось, что это было единственное верное решение.

- Что было дальше?

- Дальше я отключил свою умирающую жену от аппарата жизнеобеспечения и провел операцию. Мы разрезали ее мозг на тончайшие слои и отсканировали каждый, а после сделали его «connectome». Дальше оставалось дело за малым - поместить цифровую модель в уже заранее подготовленный сосуд, с этим мы справились быстрее всего, - профессор перевел дыхание и продолжил. – После того как мы все закончили, нам оставалось только ждать, когда Йоко проснется.

Опять пауза, и гнетущая тишина, нависающая над ними. Марк видел, как было тяжело профессору, он понимал, что произошедшее не могло не повлиять на него. Но он не мог ничего поделать с той злобой, которая прожигала его изнутри. Пересилив себя, юноша прервал молчание.

- Йоко проснулась? Эксперимент стоил того?

На старом морщинистом лице Мальцева появилась грустная улыбка.

- Да, Йоко проснулась, но эксперимент не был удачным. Воспоминания, повадки, мышление, все это походило на мою жену, единственное отличие — это отсутствие эмпатии. Перенесённая Йоко не могла чувствовать и сопереживать, точнее, она могла воспроизвести что-то похожее, но это скорее было анализом ее прошлой жизни. Моя жена была копией, электронной подделкой, не способной к развитию. – опередив вопрос Марка, пожилой ученый продолжил. – Я утилизировал ее, отключил питание и стер с носителя. Мои друзья долгое время обвиняли меня, они считали, что все можно было исправить, но проблема заключалась в том, что ничего нельзя было исправить. Все наши предыдущие достижения были перечеркнуты одним экспериментом, который рушил всю нашу теорию о переносе сознании, - очередной глоток чая. – Меня уволили через неделю, еще через неделю я видел сына живым в последний раз. Попрощались мы с ним не очень тепло, он пару раз ударил мне по лицу кулаком и сказал, что ненавидит меня. Как сейчас помню, в тот день шел дождь, а я лежал на проезжей части с разбитым лицом и искалеченной жизнью. После всего случившегося я ушёл в себя с головой. Закрывшись в своей квартире, я каждый день пересчитывал свой неудачный эксперимент, придумывал все новые и новые теории, которые могли бы привести к положительному результату. Несколько лет я провел как затворник, десятки теорий и расчетов были расклеены по всей моей квартире. Раз в полгода я отправлял их в исследовательские группы, но там, как только узнавали мое полное имя и место прежней работы, присылали немедленный отказ. Совершенное мной преступление должно было полностью закрыть дорогу в науку до конца моих дней. Однажды ко мне пришел старый знакомый, и сказал, что его клиенту требуется человек пытающийся разобраться в переносе сознания. Для меня это был как глоток свежего воздуха, я, не раздумывая, согласился на его предложение. Так я оказался здесь.

Старый ученый закончил свой рассказ и ждал вопросов от собеседника. Марк задумчиво смотрел в пол, он не знал стоило ли ему что-то говорить. Однако, вопрос слетел с его губ.

- Что стало с Кацу? Вы обмолвились, что видели его в последний раз живым в день вашей ссоры. К тому же одно из требований нахождения тут, это отсутствие каких-либо родственников.

Марк поднял глаза на профессора. В его глазах читалась усталость и печаль.

- Кацу погиб во время взрыва инженерного корпуса на планете Марс. Я узнал об этом только после того, как прибыл на Плутон. Мне показали его сразу же, точнее то, что от него осталось. Ту ночь я провел, беспрерывно проклиная самого себя в совершенных ошибках.

Профессор закончил свой рассказ, ему явно больше нечего было сказать. Все его тело поникло, он сидел за столом, прикрыв одной рукой лицо. Марк не мог ничего сказать, у него не было не единого слова в поддержку или в упрек. Они просидели в тишине еще около часа. Юноша молча встал со стула и направился к выходу. Обернувшись напоследок, он увидел, что Мальцев все так же неподвижно сидит на стуле и из-под ладони, закрывающей лицо, текут слезы.

Резко развернувшись, Марк направился в свой отсек. Заснуть в ту ночь у него не получилось даже со снотворным.

***

Через двадцать минут после всеобщего подъема охранного персонала молодой человек стоял напротив сидевшего за столом профессора. Мужчина был явно чем-то разочарован, он пролистывал данные за прошедшие сутки.

- С добрым утром, Константин Сергеевич, -четко оттарабанил парень.

- С добрым, - послышался сухой ответ.

- Я могу чем-то помочь?

- Да, в три часа, на нашу станцию прибудет тюремный космолет Юпитера. На нем будут новые объекты исследования. Ты должен будешь сопроводить меня до корабля, а потом до лаборатории, где все будет подключено, - не отрываясь от приходивших отчетов, он задал вопрос. – Все понятно?

- Да, - последовал четкий ответ Марка.

- Отлично, до того момента делай что хочешь.

Мальцев кивнул головой в сторону двери. Юноша не стал задавать лишних вопросов. По нервному состоянию профессора было ясно, что дела в экспериментальных модулях стали хуже, чем вчера. В лабораторию просочился молодой ученый, презрительно посмотрев на Марка, он прошел мимо в кабинет профессора. Там на протяжении пары часов Мальцев выяснял причину совершения ошибок, повлекших за собой выведение двух объектов из строя. Примерно еще через час подчиненный выполз из кабинета начальника с видом выжатого лимона. Еще где-то два часа Мальцев разгребал важные дела, успевшие набежать за время утреннего переполоха. Из своего кабинета он вышел за пятнадцать минут до того, как тюремное судно должно было совершить посадку.

- Пойдем, - сказал профессор, спешно проходя мимо Марка. – Ты ведь впервые будешь наблюдать подключение, так что придется вникать в суть по ходу дела.

Они шли по коридорам центра, не произнося ни слова. На посадочной площадке их уже ожидали два высоких мужчины, а рядом с ними на гравиплатформах находились криокапсулы.

- Вы опять опаздываете, господин Мальцев, - сказал один из них.

- Не ворчи Зубр. Все документы на месте? – получив положительный кивок, ученый повторно просмотрел всю документацию. – Анализы, согласие начальника тюрьмы, ближайших родственников и, самое главное, согласие объекта. Все на месте. Где расписаться?

Второй мужчина протянул экран с договором, и профессор размашистым подчерком оставил на электронном документе свою подпись.

- Дальше все как обычно, оплату переведут на счет тюрьмы в течении нескольких часов, - сказав это, Мальцев направился к входу в соседнюю лабораторию.

По пути юноша спросил у профессора, почему он назвал одного из работников Зубром.

- Потому что он напоминает мне это животное, – последовал спокойный ответ. – Мы с ним знакомы уже несколько лет и сколько его помню, он всегда казался мне упрямым и диким, прямо как Зубр.

На лице парня промелькнула улыбка. Дойдя до лифта, они втолкнули капсулы внутрь и зашли следом. Здесь, пока было время, Марк мог спокойно рассмотреть их содержимое. В них находились люди: довольно симпатичная молодая девушка и мужчина со шрамом через все лицо.

- Кто эти люди профессор?

- Это пожизненно осужденные преступники. Девушку зовут Лолли Давву, а мужчину Стив Логан. Они оба были в террористической группировки под названием «Нет советам». Кстати говоря, взрыв на Марсе их рук дело, - плечо пожилого ученого немного дернулось. – Когда их поймали, они даже не пытались отрицать совершенные преступления, а четко и ясно признались в них.

- И зачем они вам?

- Для замены непригодных объектов, - спокойно ответил Мальцев и, увидев вопрос в глазах, продолжил. – Ты же в курсе, чем мы тут занимаемся.

- Да, изучаете процесс переноса сознания человека в цифровое пространство.

- Правильно, - отвечал профессор, выходя из открывающихся дверцей лифта. – Для того, чтобы изучать что-то, нужно помимо теоретических знаний еще и практические. Поэтому мы и ведем сотрудничество с тюрьмами. Любой заключенный с пожизненным сроком или, того хуже, приговоренный к смертной казни имеет право еще при жизни согласиться на участие в экспериментах.

- Проще говоря, они ваши подопытные кролики.

- Не совсем, - спокойно продолжал Мальцев. – У кроликов обычно не спрашивают, хотят они подвергнуться каким-то изменениям во благо науки. Мы же даем человеку обдумать решение, а иногда и принимаем его условия. Например, Лолли Давву согласилась при условии полного обеспечения достойной жизни ее больной матери и маленького сына.

- А Стив Логан?

- А Стив Логан сам вызвался, - пожал плечами ученый. – Он достаточно странный субъект.

Марк и Константин Сергеевич дошли до лаборатории экспериментальных модулей пять и шесть. На встречу им вышли два ученых, они были в защитных костюмах. Мальцев толкнул в их сторону капсулы, а сам направился к небольшой двери, юноша последовал за ним. За дверью была узкая лестница, которая вела на другой этаж, там под защитным куполом происходило то, о чем Марк имел смутное представление. Две огромные машины были соединены между собой и подключены к большому компьютеру с множеством экранов, на которых то и дело появлялась какая-то информация. Стив уже был внутри, Лолли подключали прямо на глазах у парня. Сотни тончайших иголок проходили в кожные покровы по всему телу и соединялись с машиной, большой сгусток таких иголок находился у головы подопытных.

- Это датчики, - опередил профессор. – Те, что расположены на теле, считывают информацию о физическом состоянии пациента и в случае отклонения от нормы посылают сигнал компьютеру, тот устраняет проблему. Остальные, что идут от головы, переносят сознание внутрь компьютера. Из-за того, что все происходит в онлайн режиме, можно утверждать, что переносится не копия, а настоящая личность человека.

Мальцев посмотрел на молодого человека и, увидев в глазах старое любопытство, продолжал.

- Однако, есть ряд проблем, с которыми нам пришлось столкнуться. Первая, мы не можем поместить сознание человека в компьютер и оставить все имеющиеся воспоминания об этом. Точнее можем, но это приводит к помешательству и постепенному самоуничтожению. Поэтому было решено написать алгоритм, который бы моделировал реальный мир и создавал условия к развитию. Проще говоря, мы брали уже сформированное сознание и, видоизменяя окружающую действительность, манипулировали памятью этого сознания. – профессор вздохнул, пристально посмотрел на показатели одного из экранов и продолжил. – Вторая проблема появилась через какое-то время. Покруженный в компьютер человек умирал, точнее ему казалось, что он умирал. На самом же деле мы просто перезагружали его и начинали все заново, надеясь, что рано или поздно сознание придет к тому, что, если умрет тело, оно сможет остаться в живых.

- Но, если использовать один и тот же предмет раз за разом, рано или поздно он начнет барахлить, - Марк смотрел на молодую девушку, лежавшую на столе с кучей датчиков по всему телу. – Что происходит, когда такое случается?

- В нашем физическом мире ничего, - Мальцев внимательно рассматривал молодого человека. – В мире сознания происходит его разрушение. То есть, сознание человека в какой-то момент начинает истончаться, это приводит к образованию дыр…

- Через которые просачивается информация уже прошлых жизней. – закончил фразу молодой человек.

- Да, верно…

***

Дорога до их лаборатории прошла в полной тишине. Страшное понимание чего-то необъяснимого сковывало их. Лишь зайдя в знакомый кабинет, парень смог выдавить из себя вопрос, мучавший его все это время.

- Профессор, - молодой человек сглотнул слюну, будто смазывая шестеренки старого механизма для его лучшей работы, и продолжил. – Что, если мы такой же подопытный материал? Что если мы раз за разом проживаем эту жизнь пытаясь найти решение жизни внутри компьютера без физического тела?

На морщинистом лице профессора Мальцева, которое прежде было невозмутимым, появилась легкая улыбка. Марку показалось, что в этой улыбке было что-то не так, как будто именно эти вопросы и хотел услышать от него все это время пожилой мужчина. Так смотрели на маленьких детей их родители, когда те раз за разом пытались открыть дверь пихая ее вперед, вместо того чтобы потянуть на себя.

– Тогда, мой друг, эксперимент продолжается.

+1
22:37
268
16:50
Началось всё с чая, который якобы отвратительного вкуса, а закончилось всё миссией главного героя на Марс и всеобщей большой компьютерной игры, в которой главные герои являются персонажами. В целом задумка неплохая для рассказа, но есть над чем поработать. Структура более и менее присутствует, а над смыслом ещё работать и работать. Баллы — 4
Комментарий удален
Мясной цех