Вадим Буйнов №3

Перезагрузка

Перезагрузка
Работа №378

Из темноты пришла первая волна, за ней последовали остальные, с абсолютно одинаковым звуком и ровно каждые 10 секунд они бились об камни и скатывали мелкую гальку в океан, в рамках новой проекции будильника на потолке комнаты номер 242, третьего этажа экогорода «Сиб-2410».

Ян Колокольников, главный специалист по расселению и личный консультант восьмидесяти семи достойнейших членов общества. Ян помогал молодым людям переселяться в новые номера, которые освобождались от предыдущих владельцев по совершенно разным причинам: кого-то переселяли, кто-то умирал, кто-то объединялся в семьи и претендовал на номера класса «Семья Плюс». Переселять людей в условия хуже, чем они жили, Ян не любил, а по удачному стечению обстоятельств ему и не приходилось. Конечно, не всем в отделе расселений так везло, сказывались хорошие отношения Яна с начальством и умение отсутствовать в офисе в момент распределения «проблемных ситуаций».

После всех утренних процедур, Ян отправился мимо прогулочной террасы третьего этажа прямиком в медицинский отсек к своему лечащему врачу Герхарду Остермайеру, переведенному в экогород «Сиб-2410» из немецкого экогорода «Соненфганг». Добился этого сам Ян, завалив десятками писем департаменты здравоохранения обоих городов. Остермайер согласился на переезд с условием, что ему предоставят лабораторию не хуже той, которую он имел в «Соненфганг».

После утренней диагностики и очередного укола в шею, Ян направился в офис Департамента благоустройства экогорода. Как и все городские институты Департамент находился на верхних этажах экогорода, под самым куполом. Стекло купола обладало голубоватым оттенком, искажало свет, и в административных помещениях всегда казалось, что за пределами экогорода можно разглядеть морскую гладь. Но на деле за стеклом можно было увидеть только привычную для местных выжженную сквозь озоновые дыры степь и скалистые горы.

Навстречу Яну вышел Станислав Шпаликов, занимающийся в Департаменте проверкой обоснованности совершенных переездов. Главный надзиратель Департамента, как говорили у него за спиной.

– Приветствую, – протянул руку Шпаликов и улыбнулся, осмотрев Яна.

– День добрый! – Ян знал, что с Главным надзирателем стоит вести себя сдержано, обходительно и уважительно, как сказано в памятке всех специалистов Департамента.

– Сорвался переезд администрации, слышали?

– Нет. Мы должны были переезжать?

– Да, а этот сектор отдать Департаменту здравоохранения. В их секторе произошел небольшой пожар.

– Значит, это только на время?

– Уже нет, сектор здравоохранения привели в порядок за ночь. Да и некуда Вам было переезжать, для этого надо было бы освобождать склад на третьем этаже. Ну а кто будет воспринимать серьёзно Департамент благоустройства, который просиживает на складе? – и довольный своей шуткой Шпаликов посмеялся, но оборвал смех, как будто что-то вспомнил и ушел.

Ближе к обеду, на почту пришло уведомление о возможном переезде гражданина 4242.53. До одобрения и перевода дела лично в руки специалиста по расселению Ян не мог узнать имя гражданина, только номер в реестре проживающих в «Сиб-2410», но он знал, что цифра четыре в личном номере говорила, что гражданин проживает на четвертом этаже экогорода. Всего в экогороде было десять этажей, пять наземных, под куполом, и пять из них были под землёй. Подземные этажи в нумерации перед собой имели знак минус, каждый этаж закольцован и в диаметре не превышает шести километров. И чем выше этаж, тем привилегированнее общество. Расслоение общества на этажи было одной из основных проблем оставшегося социального неравенства. Начиналось всё исключительно из-за психологических факторов: преимущественно подземная жизнь развивала в людях озлобленность и необоснованную агрессию. Администрация экогорода предпринимала различные шаги по улучшению климата и атмосферы на нижних этажах: расширяла прогулочные зоны, добавляла помещения досуга и развлечений, дала большие возможности для развития торговли и рабочих пространств. В итоге всё только усугубило ситуацию, под землей начали развиваться хаотичные торговые точки, неконтролируемые администрацией города, и как следствие появились черный рынок, контрабанда и криминал. Чтобы как-то противодействовать преступности были введены контрольно-пропускные системы между этажами подземными и наземными, что стало отправной точкой неприятия гражданами нижних этажей граждан верхних и наоборот. У людей, обладающих финансовой возможностью на нижних этажах, всегда находилась и возможность удачного переселения на верхние этажи. Департамент по благоустройству категорически отрицал случаи переселения какого-либо гражданина экогорода при доплате, а не по нужде и при необходимых жизненных обстоятельствах. Но Ян знал, что при необходимости всегда можно найти важные жизненные обстоятельства.

Случаи переселения из номеров четвертого и пятого этажей крайне редки, и даже если не получится на подобных случаях заработать, то обзавестись хорошим знакомством уже служило стимулом, чтобы взяться за дело. Ян открыл письмо, ознакомился с делом гражданина и настроился на работу. Время обработки документов и перевода дела к специалисту составляло от трех до восьми часов, так что сегодня можно было и не браться за подготовку всех материалов и вариантов переезда, а назначить личную встречу на завтра.

Остальной день прошёл ровно по плану Яна, на завтра была назначена встреча с гражданином номера 4242.53. Имя его ещё в деле не высветилось, было известно только, что человек одинок, проживает в номере стандарт, четвертый этаж, финансовое состояние удовлетворительное, переезд требуется в кротчайшие сроки, по семейным обстоятельствам, в Департаменте правопорядка упоминаний нет.

***

Встреча была назначена в номере гражданина 4242.53, которую, как уже знал Ян из полного дела, звали Лидия Романова. Она специализировалась на поддержке информационного центра эгогорода. В «Сиб-2410» высоко ценили техинженеров, программистов и всех, кто имел доступ к компьютерам экогорода. Но их моментально проклинали и ненавидели, если где-то происходили сбои. Если бы администрация решила провести соцопрос «Что вы больше всего не любите в своем городе?» - на первом месте оказался бы вариант «сбои в компьютере», и тут все жители и верхних и нижних этажей сошлись бы в едином чувстве ненависти. Экогорода абсолютно автономны и самодостаточны, заверяли власти, когда происходило глобальное переселение людей из обычных городов, не прошедших проверку временем и природой. «Все экогорода будут связаны информационными центрами, и связь будет поддерживаться двадцать четыре часа, в любой день, круглый год. Сообщение между городами будет осуществляться гибридными беспилотниками, оснащенными двигателями нового поколения, которые не повредят восстанавливающийся биосфере» – заверяли все рекламные лозунги, пропагандирующее переселение.

– Вот мои владения, – встретила Романова Яна – располагайтесь. Простите, здесь не очень убрано, я уже немного забила на уборку и отключила бота уборщика, жутко шумит во время процесса, обращали внимание?

– Бот? – спросил Ян.

– Ну да, жужжит так, пока ездит по комнатам, невозможно сосредоточиться, только и смотришь на него, как загипнотизированный.

– Мой бот бесшумен. И убирает, когда меня нет дома. – Ян присел на диван.

– А я последнее время круглыми сутками дома, вообще не вылезаю из номера, наверное, уже дней десять.

– А как же работа? – Ян решил, что, возможно, дело и не выгорит.

– Я не хожу на работу, – Романова присела в кресло напротив, - Меня пока не уволили, но, думаю, в ближайшие дни это всплывет.

- Кто же тогда на Вашем месте?

- Да кто-нибудь, может Миша, может Саша, не знаю. Нас в отделе перебор. Пять человек в серверной сидят и делают работу, которую может выполнить один человек, как я. Ну или двое, как Миша. – Лидия взяла со стола между диваном и креслом яблоко.

- По поводу Вашего запроса. Я, как главный специалист по расселению граждан в Департаменте благоустройства нашего города, буду консультировать и вести ваше дело. Мы получили запрос на переселение.

- Верно, да. Сейчас ещё придет Кот, он с нами.

- Простите. Какой Кот? – Яну все меньше нравилась эта история, надо было закругляться, Романова не вызывала никакого доверия.

- Простите, да, я раньше никак не могла сказать. В общем, наверное, так не делают, я знаю, но мы с Котом меняемся номерами. Я отдаю ему свой номер, он отдаёт свой, за небольшую доплату. Не знаю, как его по-настоящему зовут. Кот – так все и называют. Он вроде как специализируется на таких операциях. Нужно по документам всё провести в вашем Департаменте. Я нашла Вас.

- Так, я этим не занимаюсь, Вы что-то перепутали. – Ян только начал вставать, как Романова его опередила и открыла проекцию рабочего стола Яна посреди комнаты.

- Я знаю. Вы занимаетесь кое-чем поинтереснее, - она начала поочередно открывать папки со стола Яна в которых находились дела по совершенным переселениям. – Вы помогали разным людям, даже не зная, чем они занимаются, а там есть очень разные люди.

- И что дальше? Откуда это у Вас? - Ян начал горячиться. - А знаете, неважно. За всё это меня даже не уволят, никакой реакции не последует.

Он соврал. Он прекрасно понимал, что за всю внеплановую работу в Департаменте его отправят в тюремную камеру на ближайшие лет пять, как минимум. И подобный разговор ему очень не нравился, но Романова оставалась спокойной.

- Да я знаю, знаю. – Она почти прыгала на месте. – Дослушайте! Я обещаю, вы хорошо на этом заработаете, честно. Дело простое, элементарное. Нужно просто оформить эту перемену мест и всё.

- Я сейчас ухожу, и мы не вернемся к этой теме, - Ян начал собираться и уже направился к выходу.

- Я тоже умираю.

Ян остановился. Романова открыла две проекции в комнате, одна с мужским силуэтом и красным пятном в области головы, вторая с женским силуэтом и такой же отметкой. Это он и она, понял Ян. На проекции датированной двумя днями ранее и с электронной подписью Остермайера, справа, где написан диагноз было написано то же, что и у Яна, даже перечитывать не надо было, он знал его наизусть. Когда он первый раз получил снимок своей головы, тот провисел у него посреди комнаты, вот как сейчас, целый день, и он молча смотрел на него всё это время. Изображение сохранилась у него в памяти, и не требовалось никакой проекции, чтобы вспомнить любую деталь на нём.

- Забавно, да – почти шёпотом произнесла Романова, - у нас такие технологии под рукой, но мы так и не смогли спасти землю от экологической катастрофы и не можем спасти тело человека от такой вот старейшей болезни в мире.

- Это не болезнь, скорее проклятье. – Ян подошел к её проекции и провёл пальцем по воздуху, где светилась голова Романовой. – Опухоль больше, чем у меня.

- Да, я ещё хотела сказать спасибо, что настояли на том, чтобы доктор Остермайер приехал к нам, так бы я должна была уже отойти в мир иной пару недель назад.

- Не за что. – Отчеканил Ян.

- Слушайте, такое дело, Кот уже скоро придёт. Я вот к чему. Я продаю свой номер, он покупатель. Он отдаёт взамен этой квартиры, какую-то пристройку на минус пятом этаже. Эти апартаменты мне точно не понадобятся. Всё уже решено. Просто оформите переселение, запишите этот номер на Кота и всё. Я специально направила письмо вам, через информационный центр. Я знаю, Вы точно мне поможете.

- Вам нужны деньги? Вы же знаете, что нет никаких лекарств? Всё, что можно было в данной ситуации предпринять, уже сделал доктор Остермайер. Я знаю, я искал.

- Не совсем. Кое о чём Вы не знаете.

- И о чём же?

- Я даже не знаю, как сказать. Пока даже не понятно, что получится. На самом деле это просто теория.

- Чуть конкретнее, пожалуйста. Я не понимаю.

- Я про оцифровку. Оцифровка сознания, слышали?

- Нет. - Ян кажется на секунду воодушевился, глубоко вздохнул и вернулся обратно к своим мыслям. Всё пустое - крутилось у него в голове.

Романова начала рассказывать про цифровое сознание, возможность подключения к единому информационному центру и жизни вне физического тела. Она рассказывала всё с таким энтузиазмом, что Ян хотел её остановить, почему-то обнять, сказать, что так не бывает. Всё пустое. Она продолжала, Ян уже не слушал, он просто наблюдал за её движениями, жестами. Он осмотрел её комнату, какие-то фотографии в цифровых рамках, расставленные по комнате, на одной она с двумя парнями позирует на фоне огромного блока питания, в информационном центре, видимо это Миша и Саша, коллеги с работы. Там, на кухне, цифровые портреты двух взрослых людей с маленькой девочкой между ними – родители, решил Ян. Они, должно быть, гордятся дочкой. Работа в сфере информационных технологий это сложнейший труд. В углу комнаты есть пара разобранных информационных блоков. Видимо, её хобби, как всех компьютерщиков, разбирать и собирать всё, что попадает под руку. Удивительно, что холодильник не разобрала. С кухни идёт аромат жаренной картошки. Встроенного на кухне бота диетолога-консультанта, скорее всего отключила, также поступил и Ян, невозможно слушать ежедневные полезные советы на собственной кухне и постоянные просьбы сократить количество потребляемого жира, сахара, углеводов, крахмала, соли – всего, что так любил Ян. Лидия продолжала свой монолог и рассказывала о квантовых технологиях, способных подарить человечеству бессмертие, если не тела, то сознания. Раздался звонок.

- О! Это тот самый Кот. - Романова направилась в сторону двери.

- Лидия. – остановил её Ян, – Я Вас понял, я помогу Вам.

- Но вот Кот. Сейчас он всё объяснит, я-то в квартирном вопросе не очень разбираюсь.

- Не надо, я пойду. Я знаю, как решаются все эти вопросы, я подготовлю документы. Всё, что от вас потребуется, это подписать пару документов, всё вышлю Вам на электронную почту, даже приходить в Департамент не надо будет. До свидания, Лидия.

Ян пожал руку Романовой и направился к выходу, за дверью стоял Кот. Они пересеклись взглядом, не сказали ни слова и разошлись. Через метров тридцать Ян посмотрел на закрытую дверь Лидии и решил направиться в офис сейчас же, он вышлет все документы, как и сказал, а затем отпросится с работы, по причине плохого самочувствия. Последнее время голова болела всё чаще.

***

Электричка прибыла на вокзал с небольшим опозданием. Пассажиры направились к турникетам, молодой парень лет 27 в потрепанных кедах, темных джинсах и толстовке поправил очки и достал из рюкзака социальную карточку. Дождался, когда все пройдут, чтобы не идти с толпой, и вышел с вокзала в одиночестве. В автобусе, сидя в самом конце и изредка поглядывая на остальных пассажиров, пролистал новостную ленту и написал друзьям, что в ближайшие две недели будет в городе, и было бы здорово встретиться. Пятиэтажное здание, которое власти города обещали снести в ближайшие два года, стояло в самом центре спального района, и на четвертом этаже он разглядел силуэт мамы на кухне. Он позвонил ей буквально за день и сказал, что приедет. Она ждала.

- Ну, расскажи – сказала, улыбаясь мама, когда он доел бульон и приступил к макаронам с домашними котлетами. - Как работа-то?

- Меня там перекинули на такой проект. Будем делать наконец что-то стоящее. Это масштабный проект. Мы с Швейцарией сотрудничаем, Китаем и Японией, все работают над одним проектом. Ну в смысле у каждого своя разработка, но мы постоянно делимся наблюдениями, заметками, соображениями. В итоге всё надо будет объединить, тогда всё точно получится.

- Так и что именно вы делаете? – уже настойчивее спросила мама, сохраняя улыбку на лице.

- Мы будем сканировать и картировать мозг человека, вот. Создаём такую систему, в которую можно будет перенести человеческое сознание.

- Ничего не понимаю. Зачем нам что-то переносить?

- Ну вот мы же все стареем, умираем. А сознание может думать, размышлять, общаться – жить. Наша система будет моделировать необходимые для этого процессы, и загруженное в него сознание человека сможет реагировать на все внешние обстоятельства, как если бы оно было в живом теле. Тело наше умрёт, а жизнь продолжится. Но пока всё это планы.

- Тут от одной жизни успеваешь устать до смерти, а ты вечно хочешь жить.

- Ну мам.

По квартире раздался звонок. Поправив очки, юноша встал со стула, махнул маме, чтобы она оставалась на месте, подошёл к двери и приоткрыл её. В проёме стояли люди в строгих костюмах. Один из них привлекал внимание своим ярким зелёным галстуком, который явно не подходил к костюму, второй, с покрасневшей небритой шеей, откашлялся и протянул конверт на котором был размещён логотип Научно-исследовательского института, спонсировавшего все разработки последних лет, о которых можно было слышать по телевизору.

- Просим прощения, что отвлекаем Вас в первый же день отпуска, - начал человек с конвертом, - но через два дня состоится внеплановое заседание по проекту «Зеркало», и приглашаются все задействованные в работе специалисты. Нам нужно, чтобы Вы расписались здесь и вот здесь, что Вы получили приглашение и обязуетесь прийти к назначенному времени. Ещё раз простите за беспокойство. До свидания.

Дверь захлопнулась беззвучно, и только через пару секунд раздался хлопок, который разбудил Яна, заснувшего в собственной капсуле на работе. Хлопок, а точнее похлопывание по стул-капсуле повторилось, и стало понятно, что это стучат снаружи. Ян открыл дверцу, над ним стоял Логинов со своей неестественно широкой улыбкой, по мнению всех коллег в Департаменте.

- Привет! – начал Логинов. – Тебя утром не было, не знаю правильно ли поступаю, но тебя искал наш Главный надзиратель.

- Шпаликов?

- Да, обещал ещё вернуться. Вид у него был суровый. Я думал, он к тебе пойдет домой.

- Меня не было утром дома, может и заходил.

- А где же ты пропадаешь? Ты уже как неделю на работе не появлялся.

- Болел.

Ян действительно не важно себя чувствовал всю неделю. И последнее дело он провернул очень грязно, как сам считал, и первые дни появляться на работе не собирался, нужно было обдумать свои следующие шаги. Прошедшей ночью он отключился в баре на втором этаже и надеялся, что это так на него подействовали три стакана разбавленной водки с соком, а не его оплошность человеческой природы, крепко застрявшая в голове. Ещё не отпускали мысли о Лидии Романовой. После подписания всех документов она не выходила на связь, про Кота он так больше и не слышал. Стоит ли её искать? Найти гражданина в экогороде не так уж и сложно, особенно имея доступ к административным ресурсам, хотя дело усложнялось из-за того, что она обещала переехать на минус пятый этаж, туда даже службы правопорядка не всегда стремятся спускаться, сплошные лабиринты из самостоятельно построенных гражданами сооружений, неконтролируемые никем коридоры и повышенный уровень криминала на квадратный метр, согласно новостным сводкам телеканала «Сиб-ТВ».

Логинов рассказал про очередную вечеринку и сообщил Яну, что тот просто обязан прийти, так как умудрился не явиться на предыдущую, и попробовать новые молочные коктейли, которые синтезирует его бот-бармен из нового обновления домашней системы «МайндХоум Делюкс». Ян прикинул в голове, что новое обновление линейки «Делюкс» стоит примерно три заработные платы сотрудника Департамента и хотел уже посоветовать ему угостить этими коктейлями начальство. Они оба прекрасно знали, откуда могут взяться такие деньги у штатного сотрудника Департамента и догадывались, что уже давно являются конкурентами в области оказания дополнительных услуг по предоставлению жилья гражданам экогорода. Но выпад в сторону Логинова пришлось придержать, на пороге офиса появился Шпаликов с двумя работниками службы охраны экогорода. Шпаликов заметил Яна, кажется попытался улыбнуться, но передумал, указал охранникам направление и замер. Ян в этой попытке на улыбку понял, что Шпаликов узнал достаточно, чтобы упечь его в камеру.

Служба охраны должна была спокойно пройти сквозь ряды капсул, взять Яна под руки, предъявить обвинения, провести через толпу глазеющих сотрудников Департамента, резко вылезших с рабочих мест, где-то среди них Логинов бы отвёл взгляд и смотрел либо в пол, либо на свою капсулу, а Шпаликов дождавшись виновника всего мероприятия может даже сказал бы пару слов, а скорее просто осмотрел с головы до ног и направился записывать в своё дело задержание подозреваемого в мошенничестве и злоупотреблении служебном положении сотрудника Департамента благоустройства экогорода «Сиб-2410». Но всё сложилось несколько иначе.

Ян решил, что не помешало бы удалить буквально пару папок с особо спорными моментами, и можно будет рассчитывать на меньший срок, с учетом его положительной репутации и вклада в благоустройство всего экогорода. Он погрузился в капсулу и к своему удивлению увидел, как на рабочем столе в красной рамке висело уведомление о критической ошибке и перезагрузке всей системы Департамента. Ниже всплыло окно о том, что сотруднику К. необходимо следовать к выходу номер два, ниже стояла электронная подпись администратора Л. Никакого администратора Л. и любого другого администратора Ян не вспомнил, вылез из капсулы и понял, что выход номер два находится в 10 метрах от основного выхода, и как-то незаметно пройти к нему, минуя охрану и Шпаликова, не удастся. В это же мгновение сработала пожарная сигнализация, рабочие капсулы были отключены, и под порошковым испарением, которое служило заменой старым антипожарным пульверизаторам с водой, все сотрудники Департамента направились к выходу. Воспользовавшись суматохой, Ян последовал ко второй двери, не подсвеченной аварийным освещением. Пришлось сделать небольшой крюк, обогнуть все капсулы и не отходить от основной толпы. Ян был готов поклясться, что мимо него прошёл один из охранников, но с абсолютно стеклянным взглядом и даже не повернул головы в его сторону.

У двери Ян откашлялся, провёл рукой по аварийному сенсору и проследовал в коридор. Если он правильно помнит, подумал Ян, коридор этот должен вести в основной административный сектор. Что делать дальше было не очень ясно. Возвращаться домой рискованно, там его также могли уже ждать. Сейчас каждый шаг напоминал старую игру «Сапёр», где за каждой клеткой, а в данном случае дверью, ожидала бомба в виде охранника. Ян сделал лишь два шага, как все мониторы в коридоре прибавили в яркости, и на каждом экране засветилась стрелка на выход. Оставалось следовать им. Почти у самого выхода Ян услышал, как за ним закрывается дверь и с противоположной стороны к нему идет Шпаликов.

- Не глупите, - холодно сказал Шпаликов, - ни разу ещё побеги в экогороде не случались. Вы в консервной банке.

- Я только попробую. – ответил Ян.

- Вы никогда мне не нравились, если честно. – выпалил Шпаликов.

- Вы мне тоже. – ответил Ян и в этот же момент получил разряд электричества в плечо, выпущенный Шпаликовым из электропистолета.

Плечо, казалось обожгло, рука онемела за секунды. Ян выбежал за стеклянную дверь из коридора, она автоматически захлопнулась, и на мониторах стрелки сменились знаком «прохода нет», затем свет в коридоре погас. Шпаликов остался в запертом помещении. Не помогло ни аварийное открытие, ни выстрелы по двери, ни несколько прямых ударов кулаком. Ян не досмотрел последние попытки Шпаликова выйти из коридора. Он сжал плечо здоровой рукой и направился к выходу в основной коридор экогорода. Последний шанс для него скрыться от всех – это спуститься на нижний этаж. Неизвестно, сколько он там протянет, Ян осознавал, что избалован преимуществами и возможностями верхних этажей, его новый и чистый костюм не даст вписаться в общество даже на минус третьем этаже. Но другого выхода он пока и не видел, надежда оставалась только на то, что дальнейшие подсказки не кончатся, и тот, кто ему сейчас помогает, поможет и дальше. Преодолев больше половины дистанции до лифта между этажами, Ян увидел на всех мониторах изображение леса с тропинкой, на которой стояла девушка, чье лицо было невозможно разглядеть, но Ян был уверен, что это была Лидия. Прогулочная терраса – понял подсказку Ян и направился к дорожке, ведущей туда. Уже на входе в природную зону экогорода он видел, как из лифта вышла группа вооруженных людей и направилась в административный сектор. Никогда Ян не видел солдат экогорода при полной боевой экипировке. В голове не укладывалось, что всё это могло случиться из-за него.

«Мы рады приветствовать Вас в природной зоне нашего экогорода» – сообщали динамики из пола при входе на прогулочную террасу. «Убедительная просьба с вниманием отнестись к созданным условиям по сохранению экосистемы и соблюдать ряд правил, с которыми Вы можете ознакомится на информационных стендах, встроенных в прогулочный маршрут. Чтобы вызвать информационный стенд необходимо нажать на любой участок желтой линии, которую Вы можете видеть от себя по правую сторону» - продолжали сообщать из динамиков. «Если Вашей жизни угрожает опасность, и в данный момент Вы ищете возможность найти необходимый маршрут, который обеспечит Вашу безопасность, просьба также незамедлительно нажать на любой участок жёлтой линии справа от себя» - сообщили по динамикам, и не принять это на свой счёт Ян не мог. Он неспеша прошёл немного вглубь и подождал, пока вокруг не останется прохожих, которые, кажется, даже не заметили никаких изменений в сообщении системы, а Ян был уверен, что ни о каком безопасном маршруте раньше в природной зоне не сообщалось. После того, как он наступил на жёлтую линию, перед ним выскочила не привычная проекция информационного стенда с правилами и советами, а полноценная карта этажа, проложившая маршрут от точки, где сейчас находился Ян до точки запасного лифта в глубине природной зоны. Надо было пройти дальше, сойти с прогулочной террасы, направиться к пункту охраны, на котором, к небольшому удивлению Яна, никого не было и обойти помещение, служившее холодильником для запасных семян из природной зоны, за ним стояла скорее труба, а не лифт, подумал Ян и зашёл внутрь.

Как и следовало ожидать, ничего нажимать не надо было, лифт сам пришёл в движение и спустился до минус шестого этажа. Да, Ян ещё раз перепроверил схему экогорода на экране внутри лифта и не мог поверить, что всё это время существовал ещё один этаж, о котором нигде, никто и никогда не упоминал. Хотя он слышал истории о нулевом этаже, который якобы существовал между первым и минус первым этажом. Согласно легенде там находился морг, где проводились эксперименты на умерших. На деле же всё это были городские сказки, чтобы дети далеко не уходили, а все тела утилизировались на первом этаже в секторе кремации. Но вот минус шестой этаж сейчас оказался перед Яном за открытыми дверьми лифта, и как к этому относиться, он не знал. Коридоры всего этажа были покрыты проводами и трубами и заполнялись звуками различных амплитуд и частот. Голова тяжелела с каждым шагом, через двадцать минут бесцельного шатания по пустым коридорам подкатило чувство тошноты. Рука, по которой пришёлся электрический удар, не двигалась от самого плеча, просто свисала и казалась весила на несколько килограммов больше, чем положено весить руке.

- Где я? – Ян начал разговаривать сам с собой, коридоры всё ещё были пустыми и тянулись, разветвляясь, переходили один в другой.

- Надо вернуться. – почти крикнул Ян, но понял, что не слышит самого себя. – Так, а что дальше?

В глубине коридора была вспышка, Ян уверен, что была. Он видел её. Видел Лидию, она шла к нему навстречу, но коридор оказался пустым. Он рассчитывал на ещё одну вспышку, она должна где-то сверкнуть, и это будет сигналом, знаком, куда надо идти дальше. В ушах щёлкало, становилось сложнее дышать, и усиливалась боль в голове. Ян успел только развернуться, как начал терять сознание. Первый раз придя в себя он обнаружил, что стоит на четвереньках.Сплюнул кровью. Пол под руками дышал, он был готов поклясться, пол то поднимался, то опускался, делая это неравномерно, от центра к стенкам и обратно. Прошло несколько секунд, как он понял, что кровь идёт и из носа, и из ушей, тело его окончательно потеряло любую опору и он снова потерял сознание. Ян лежал в трёх метрах от двери, на которой висел зелёный экран, и двумя строчками мерцала надпись – «ОСТОРОЖНО! ИЗЛУЧЕНИЕ!».

***

Ян открыл один глаз, развернулся на бок и свалился с кровати на пол. Он отвратительно себя чувствовал, голова, казалось, могла взорваться в любой момент, а рука всё ещё принадлежала кому-то другому, но точно не ему. Его грубо подняли с пола и положили обратно на кровать. Сделали это два человека, которых он раньше не встречал, но затем над ним склонился человек, которого он видел, но пока не мог вспомнить где. Тот посмотрел на него, улыбнулся и ушёл.

Ян собрался с мыслями, поднялся с кровати и огляделся. Светлое помещение напоминало кабинет доктора Остермайера, но без мебели и медицинских устройств, стоящих друг к другу впритык. Комната была пустая. Ян только понял, что на нём чужая одежда, мешковатые штаны без ремня и старая растянутая майка. Обуви нет ни на нём, ни под кроватью, часы пропали. Дверь не захлопнулась, а осталась открытой, за ней было видно очередной коридор, уходящий в неизвестном направлении. Ян не хотел снова повторить свои хождения по тоннелям, но оставаться в комнате не нашёл причины и отправился на выход. За порогом комнаты, к счастью, оказался не очередной коридор, а огромное помещение, заставленное телекоммуникационными стойками, поставленными ровными рядами, отчего и создавался эффект длинного пространства. Тысячи вентиляторов, охлаждающих компьютерные блоки, создавали звуковой фон, отчего невозможно было сосредоточиться и сориентироваться. Ян прошёл несколько метров в одном направлении, почувствовал недомогание и остановился у одной стойки. Положил на неё руку, как та завибрировала. В этот же момент он слышал шёпот голосов, они донеслись из параллельного ряда. Ян обошёл стойку, но увидел лишь такой же ряд из стоек. Шёпот где-то появлялся, где-то исчезал, прислушиваясь, его всегда можно было где-то слышать, но кто говорил и что говорил оставалось неясным. Яну быстро надоела эта игра, и он вспомнил про выход. Если идти в одном направлении можно упереться в стенку, а затем идти вдоль стены, и выход найдется – заключил Ян. Но план не осуществился, к Яну подошёл человек, который ему улыбнулся в той комнате после пробуждения. Теперь Ян вспомнил, где уже его видел – сразу как вышел из номера Лидии. Это был Кот.

- Вспомнили? – понял Кот.

- Да. – ответил Ян. – Виделись.

- Не получилось тогда поговорить. Вы тогда так быстро ушли. – Продолжил Кот.

- Спешил.

- Теперь некуда спешить, правда? – с улыбкой спросил Кот.

- Что произошло? – решил спросить Ян. Он почему-то решил, что у Кота будут ответы на все вопросы по последним событиям.

- Честно, и не знаю. – Кот говорил и не смотрел на Яна, а поглаживал компьютерные блоки.

- И где я? – Не унимался Ян.

- В серверной. Информационный центр нашего города. И долго тут оставаться я бы не советовал. Особенно в Вашем положении.

- В моём положении? – спросил Ян.

- Вы получили такую дозу излучения, что удивительно, что вы ещё ходите. Голова не болит?

- Ужасно болит. – Ян уставился на Кота и ждал продолжения разговора, но Кот развернулся и начал уходить. – А дальше что?

- Идите за мной. Я сделаю Вам одно предложение.

Ян последовал за Котом. Оба не издали ни слова. Ян не знал, что говорить, а Кот, кажется, и не хотел разговаривать. Они дошли до двери той комнаты, из которой вышел Ян. Кот закрыл её и пошёл вдоль стены направо. Они дошли до такой же двери, а за ней оказался небольшая комната с такими же компьютерами, что и лежали в стойках, но объедененными большими зелёными проводами. Собственно, вся комната утопала в этих проводах, и люди в комнате ходили по ним, уже и не замечая. Людей было не так много, два человека сидели за компьютерами у одной стены и ещё двое возились с этими самыми проводами под потолком, забравшись на стол. Кот остановился в центре комнаты и показал на помещение за стеклом у той стены, где не было ни людей, ни компьютеров.

- Эта наша операционная. – сказал Кот. – резать мы Вас не будем. Тело поднимем на этаж кремации и спокойно там утилизуем.

- Что значит операционная? – Ян смог выдавить из себя только этот вопрос.

- Это мы её так называем. – ответил Кот. – Вообще это кабинет перезагрузки. Перезагрузки Вашего сознания в информационное пространство, непосредственно на сервера нашего экогорода. Та база, через которую мы шли, отвечает непосредственно за содержание моих клиентов, а не за поддержку города.

- Не совсем понимаю. Это то, что вы сделали с Лидией?

- Да, операция не из дешёвых, она заплатила своей квартирой. Спасибо Вам.

- Вы её убили! – вырвалось у Яна.

- Убивала её опухоль в голове, как и вас, кстати. – спокойно ответил Кот. – собственно, Вы сами можете поговорить с Лидией.

- Она здесь? – Ян оглядел помещение, надеясь найти Лидию.

- Марк! – Обратился Кот к одному из парней за компьютером. – Дай связь с нашей прекрасной особой. Пусть поговорят.

Ян хотел подойти к Марку, но Кот остановил его и показал на центр комнаты, за проводами на полу можно было разглядеть шайбу для проекции. Марк сказал, что открывает порт и, чтобы не нагружать связь, попросил долго не болтать, а затем поднял большой палец, сообщая, что связь есть. Посреди комнаты появилась проекция Лидии.

- Здравствуй. – Сказала Лидия.

- Это вы? Ты? – Ян подошёл поближе.

- В прямом эфире. – сказала Лидия улыбнувшись. – Жива, цела.

- Где ты сейчас?

- Как, наверное, и сказал Кот, прямо в компьютере. Тело сожгли, да и не жалко.

- Это ты помогала мне добраться сюда?

- Я пыталась, да. Но это оказалось сложнее, я пока не совсем освоилась. Прости, я не хотела завести тебя к ядру города. Это было опасно и неразумно с моей стороны.

- Спасибо тебе. Я бы мог угодить за решётку.

- Но теперь ты в бегах. Прости Кота, но у тебя действительно сейчас немного вариантов.

- Кстати. – вклинился Кот. – Про варианты.

- Ты ещё ему не сказал? – спросила Лидия у Кота.

- Не было времени. – ответил Кот – Но вот сейчас самое время. Правда?

- Про что вы? – слушал всё Ян.

- Ты можешь согласиться на оцифровку. – сказала Лидия. – Переместить своё сознание в информационный центр нашего города.

- И как? Как это работает – спросил Ян.

- Это я объясню позже. – Ответил Кот.

- Я понимаю, что это звучит безумно. – сказала Лидия. – Но это твой шанс на жизнь. Прямо сейчас я параллельно просматриваю записи Остермайера, болезнь прогрессирует, а в связи с последними событиями всё ещё ухудшилось. Последняя информация, которая поступила с твоего браслета, говорит о критических изменениях в головном мозге, Ян.

Как давно его никто не называл по имени, подумал Ян.

- Сейчас перед тобой стоит возможность оказаться в новом мире, в лучшем мире. – Лидия продолжила. – Мире без боли. Здесь нет места слабостям тела. Здесь все равны, нет места преступлениям, несправедливости, лжи, злости, зависти. Это пространство неограниченной и свободной информации. И ты не будешь тут одинок. Ты, я, мы все, кто уже вступил в этот мир являются чем-то большим, чем просто человек. Мы все объединяемся и, продолжая взаимодействовать с внешним миром, расширяемся, развиваемся, эволюционируем. У нас столько возможностей, перед нами открыт весь мир, мы не ограничены одним городом. Я одновременно нахожусь здесь с тобой и в местах, в которых ты никогда не был, которые не сможешь увидеть в своём теле. Ян, послушай меня, поверь мне. Я предлагаю тебе целый мир. Новый мир. Просто согласись.

Лидия исчезла. Марк вернулся к компьютеру, закрыл окно с подключением и вернулся к программе, в которой сидел изначально. Кот обошёл Яна и оказался перед его лицом.

- Мы всё сделаем. – Сказал Кот. – Вы ничего не почувствуете.

- Я не знаю. – сказал Ян. – Я не уверен, что всё это правда. Я слышал есть боты, которые могут копировать поведение и ответы любого человека. Загружают всю информацию и могут предстать умершим.

- Ну. – Вздохнул Кот. – такие боты правда есть. Но это был не он. И если честно у меня достаточно дел, чтобы не тратить время сейчас на вас. Вы можете идти.

- Но я просто хотел спросить. – Начал Ян.

- Нечего спрашивать. – Прервал Кот. – Всё уже объяснили.

- Но откуда у Вас эти технологии? – всё-таки настоял Ян.

- Они тут были всегда. Я просто использую инструкцию и продолжаю работать, как работали и мои предшественники.

- Она сказала, что она там не одна, да.

- Конечно не одна, программа «Зеркало» работает уже не одно десятилетие. По этой программе лучших представителей человечества отправили в цифру. Остались те, кто остались. Мы тут работаем, чтобы обеспечить работу информационных центров. Понимаете?

- То есть все экогорода это просто прикрытие? Всё ради этого? – Ян показал на операционную.

- Конечно! – резко ответил Кот, затем задумался и продолжил спокойно со своей улыбкой. – Информационные центры были созданы для того, чтобы спасти человечество от неминуемой гибели. Но времени оказалось чуть меньше, чем планировалось. Гибель шла быстрее, чем смогли создать полную автономную сеть. Поэтому вокруг каждого центра вырос экогород. Со своим обслуживающим персоналом. Жители каждого экогорода работают для того, чтобы все информационные центры продолжали функционировать.

- Значит ли это, что всех жителей этого города оцифровывают?

- Конечно, нет. Я же говорю – переносят только лучших представителей. Всё же зачем создавать хаос в машине? Как сказала Лидия, они создают там нечто большее, чем просто человек. Скорее это что-то вроде коллективного разума. Там нужны лучшие. И таких как вы, как Лидия, как я даже, да, можно оцифровать за плату. Этим я и занимаюсь. Я уже скопил себе на оцифровку. Ребята вот копят. Марку, например, ещё года три копить надо. А у вас нет столько времени. Но я знаю, вы немного откладывали, мне Лидия сказала. И у Вас неплохая квартира. Мы можем договориться.

- Но люди…

- Хватит о людях, о себе подумайте. Люди не знают о такой возможности, и я считаю это гуманнее, чем ставить их в известность о том, что с ними никогда не произойдет. Давайте к делу. Вы согласны?

- Я не знаю. Мне надо подумать.

Ян развернулся к выходу, но в это же мгновенье упал от сильной головной боли и не мог подняться. Его вырвало прямо на зелёные провода. Кот помог ему встать, они посмотрели друг на друга, как в прошлый раз у Лидии, и Ян слегка кивнул. Кот отвёл в операционную. Марк помог подключить всю аппаратуру к сети, пока Кот стоял над Яном и приводил его в чувство.

- Только вы должны быть в сознании и живы. – Сказал Кот. – Иначе ничего не получится, уж простите.

- Я не лучший представитель. – Медленно проговорил Ян, стараясь концентрироваться на Коте. – Ещё мою опухоль перенесете в сеть.

- Этого не случится. – Ответил Кот. – А насчёт наших дел. Поставьте Вашу подпись здесь.

Кот подсунул электронный документ, где Ян провёл пальцем для снятия отпечатка. Имея такой документ, понимал Ян, Кот может располагать всем имуществом, которое принадлежало ему, но уже было настолько всё равно, что он готов был расписаться на сотне таких документов, хоть для всего города. Уже не жалко.

- У меня ещё один вопрос. – сказал Ян. – Можно?

- Всё готово. – подошёл Марк. – можем начинать.

- Секунду. – остановил Кот. – Что за вопрос?

- Почему Кот? – спросил Ян.

- Шутка отца. – ответил Кот. – Я родился с кошачьими усами, генетическое отклонение. Усы я сбрил, а имя осталось. Всего хорошего.

Кот похлопал по больному плечу Яна, и вместе с Марком они ушли из комнаты. Ян смотрел в потолок на искусственный свет и представлял морскую проекцию своего будильника «Б-25». Затем комнату заполнил настолько яркий свет, что пришлось зажмуриться и думать о чём угодно, лишь бы не чувствовать боль в голове.

Кот оставил ребят в комнате и попросил разобраться с телом. Сам он направился к лифту через ряды телекоммуникационных стоек, захватил с собой электронную подпись Яна и отправил сообщение Логинову о готовящейся сделке. Кот прошёл административный сектор, зашёл в коридор ведущий в Департамент благоустройства экогорода и застыл перед мониторами. На всех мониторах, всех этажей, всех экогородов на граждан смотрел Ян Колокольников.

- Уважаемые жители экогорода <…>! У меня есть для вас новости.

Конец информационной проекции номер 7545.

+2
21:33
139
22:48
Хороший рассказ, написанный приятным языком. Вот только две основные идеи друг другу противоречат: спасение человечества через оцифровку и через замкнутые экогорода. В первом случае ставка на собрание лучших умов и их работа в вечности без преград, но в рассказе по сути это консервация, в которую может попасть кто угодно, были бы финансы. С экогородами ещё сложнее — за их стенами экологическая катастрофа, но они прекрасно функционируют в достаточно больших масштабах. Следовательно, люди изобрели мощный источник энергии без отходов (здравствуй, термояд) и разработали систему сельского хозяйства, дающую с пятачка земли кучу продукции без истощения собственно почвы. Но при такой утопической ситуации — нафига консервация в цифре? Даёшь новую колонизацию планеты, с такими инструментами и горы свернуть можно!
Но это если задумываться над идеями, а так читается легко. Только эпизод из прошлого выкинуть, ломает ритм и логику повествования.
Удачи на конкурсе.
16:44
В начале рассказа — сплошная бюрократия, потом — сериал «Чёрное зеркало»)
Анастасия Шадрина

Достойные внимания