Маргарита Чижова

Любовь против Войны

Любовь против Войны
Работа №412

Девочка

В Дальнострании уже второй год бушевала гражданская война. Бомбёжки и обстрелы стали обыденным делом для жителей Верхнеграда.

Пасмурным сентябрьским днём 1996 года по одной из полуразрушенных улиц города шла девочка. На вид ей можно было дать лет четырнадцать, не больше, хотя кто знает, как быстро взрослеют дети в условиях войны. Раньше девочка играла в классики с подружками, прыгая в своём дворе по расчерченному на квадраты асфальту. Сейчас дворов почти не осталось, школа была закрыта, подружки исчезли кто куда, а родители были заняты весь день на предприятиях, поддерживающих жизнь мегаполиса. Да и скудный продовольственный рацион не позволил бы девочке тратить силы на излишние прыжки и беготню. Поэтому одной из немногих игр, оставшихся ей в сером мире изувеченного города, было угадывание по карте района квадратов улиц, которые будут разрушены при очередной бомбёжке или обстреле. Каждый день девочка выходила на прогулку, чтобы посмотреть насколько она оказалась права в своих предположениях и заодно подышать свежим воздухом, которого, в отличие от еды, в городе было с избытком.

Проходя мимо очередного дома, пострадавшего при утренней бомбёжке, девочка заметила людей, пытавшихся освободить полупридавленного бетонной плитой подростка. Больше всех суетилась женщина средних лет, в которой девочка узнала мать одной из одноклассниц. Та то пыталась помочь убрать груз, то держала руку дочери, разговаривая с ней. Девочка уже неоднократно видела такие ситуации и знала, что спасателям вряд ли удастся без специального оборудования разобрать завал до следующей бомбардировки, и что, скорее всего, у неё скоро станет ещё на одну одноклассницу меньше.

Когда-то давным-давно, всего лишь какой-то год назад, девочка ударилась бы в истерику и рыдала бы целый день. Но теперь ей было всё равно и она просто пошла дальше. Она вообще больше ничего не чувствовала и сомневалась, что ещё сможет когда-нибудь надеяться, верить и любить. А ведь раньше девочка была такой романтичной особой! Она даже писала роман о прекрасной темноволосой девушке, живущей в чудесном замке в окружении ручных волков, драконов и единорогов и ждущей своего волшебного принца.

Но всё это было в прошлом. Сейчас же девочка могла лишь обозревать развалины, ища в них причудливое сходство со сказочными замками и гротами из её несбывшегося волшебного мира, и порою невольно восхищаться извращённой креативностью войны.

Единственной отрадой девочки был бело-рыжий кот с длинным пушистым хвостом. Кот был очень привязан к девочке и всегда сопровождал её, когда она выходила из дома. Своим тонким слухом животное улавливало звук подлетающих бомбардировщиков до того, как это мог сделать человек. А сирена оповещения гражданской обороны срабатывала далеко не всегда. Своевременно предупреждая хозяйку об опасности, кот неоднократно спасал ей жизнь.

Так было и на этот раз. Внезапно кот громко и настойчиво замяукал, начав нервно вертеться вокруг ног девочки. Подхватив его на руки, она бросилась к открытому входу в ближайший подвал, до которого было всего лишь каких-то три десятка метров. Путь им преграждала небольшая горка щебня и кирпича. На ней девочка подскользнулась и упала, нечаянно придавив собой питомца, чьё тельце смягчило её падение. Мгновенно приподнявшись, она потянулась за котом, передние лапки которого застряли между обломками. Девочка начала разгребать осколки кирпичей, чтобы освободить зверька. Гул самолётов был уже явственно слышим человеческим ухом.

Девочке пришлось сделать выбор. Оставив укоризненно смотрящего и жалобно мяукающего кота, она из последних сил бросилась в полуоткрытую дверь подвала. Когда девочка, сбежав по лестнице, была уже почти в безопасности, снаружи раздались разрывы бомб.

Вернувшись сразу же после окончания бомбёжки туда, где она оставила животное, полуоглушённая девочка обнаружила вместо своего любимца лишь бело-рыжие окровавленные ошмётки, разбросанные вокруг ударной волной. Застывшим взглядом оцепеневшая девочка смотрела на оживающую после бомбёжки улицу.

Заколдованное королевство

В далёкой-далёкой стране существовала девушка. Звали её Верендриной.
Её волосы были длинные-предлинные, густые и тёмные, мягкие как пух и воздушные как поцелуй; они скользили вниз, огибая её плечи, как необузданные морские волны огибают скалистые преграды на своём пути, и если бы солнце уронило на них свой ласковый взгляд, то там бы зажглось немало жемчужных звёзд. На прекрасном лице Верендрины всегда горел бледный румянец. Наверное, это были искры безумного пожара, когда-то бушевавшего в её теперь безнадёжно одиноком сердце. Что касается темных глаз девушки, то они были такими же печальными и одинокими, как и её сердце. Они носили в себе грусть, копившуюся годами, и слёзы давно перестали утолять их жажду.

День в этой стране напоминал ночь, а ночь день. Часов не было, а были только восходы и закаты солнца. Всё вокруг было тёмно-серым и одиноким и время тянулось, как вязкая пастила.

Жила Верендрина в замке. Замок был мрачным и очень несуразным. Он состоял из частей различных зданий, беспорядочно нагромождённых или притуленных друг к другу, как будто архитектор спланировал его спросоня или просто обладал нелепой фантазией, слепив строение из каких-то развалин. За замком располагался лес, а между замком и лесом – луга и заброшенный парк.

Каждый день к Верендрине приходила няня. Она была всегда одета в белое и очень приветлива. Женщина часто пыталась заговорить с Верендриной, но поскольку она девушку не интересовала, то та ей никогда не отвечала. Няня готовила для девушки еду, а также следила за чистотой в замке, а больше от неё ничего и не требовалась. Ещё иногда в гости к Верендрине захаживали какие-то странные люди, тоже в белом. Как и няня, они всячески пытались разговорить девушку, но она полностью игнорировала и их, так что люди исчезали туда же, откуда и появлялись.

Верендрину вообще мало что интересовало. За пределы замка и прилегающего парка она почти не выходила. Девушка даже не знала, кто населяет её королевство и из чего состоят её владения. Верендрине было лишь известно, что где-то на границе её территорий располагаются замки соседей – Наполеонов. Но кто такие Наполеоны Верендрина не помнила и поэтому общаться с ними не желала.

А ещё девушке было известно, что за замками Наполеонов, далеко за пределами её королевства, живёт Она. Кем была Она девушка тоже не помнила и вспоминать не хотела. Но где-то в глубине души Верендрина знала, что когда-то она уже сталкивалась с Ней лицом к лицу и что Она очень-очень плохая, жестокая и циничная. В принципе, Она не особо мешала жить девушке. Разве что иногда земля начинала сотрясаться толчками, сквозь мрачное небо проступал далёкий огненный столб, а издалека доносились угрожающие раскаты извергающегося вулкана. А может, это был просто грозовой гром. Но это ничего не меняло – на замок Верендрины сыпались камни и ей приходилось искать убежище в подвалах здания. После таких извержений девушку посещали беспокойные сны, каждый раз оставляя бездонную печаль в её душе и делая её жизнь ещё грустнее, чем обычно. Но поскольку тревожные сновидения быстро забывались, а камни таинственным образом испарялись, то Верендрина смирилась с незримым присутствием Ее.

***

Однажды у Верендрины появился друг. Подойдя к воротам замка, она увидела, как из леса выходит незнакомец. Заметив девушку, он сразу же направился к ней. Несмотря на его свирепый вид, Верендрина не испугалась и не убежала, а наоборот, ласково ему улыбнулась. Что было на неё совсем непохоже. Девушке показалось, что незнакомец был голоден, и она принесла ему поесть. Поблагодарив, он ушёл, но вернулся на следующий день. С тех пор он стал приходить каждый день на это же место, где его уже поджидала Верендрина. Кстати, он был волком. Большим и серым, и совершенно нестрашным.

В один из дней волк повёл Верендрину в лес, в который она до этого никогда не заходила. В этом старом лесу девушке открылся совершенно невероятный и необъятный мир, о котором она не подозревала раньше. Там она нашла обрыв, который очень полюбила и у которого стала проводить много времени. Верендрина сидела, свесив ноги и всматриваясь в неизведанную даль, скрытую серебристым туманом, в то время, как её новый знакомый дремал, положив свою тяжелую морду на колени девушки.

Путешествуя по лесу, Верендрина пела волку песни собственного сочинения, удивляясь такому непонятно откуда взявшемуся у неё дару. А волк собирал ей цветы, из которых получались красивые венки и которыми девушка с удовольствием украшала свои темные волосы. На обратном пути путешественники делали привал у обрыва и с большим аппетитом поедали разнообразные вкусняшки, которыми няня снаряжала Верендрину так, словно та отправлялась в настоящий поход.

***

Как-то раз волк спросил Верендрину, где её родители. Тяжело вздохнув, девушка рассказала, что их разлучили, когда она была еще маленькой. Её родители – король и королева – живут теперь в другой стране, отделенной от владений Верендрины жутким проклятьем, которое наложила сама Она. Когда же заклятье наконец падёт, Верендрина воссоединится с ними в Белом Замке. Потом они поедут в путешествие и возьмут с собой и волка, и кого только девушка пожелает. Темный и грустный мир вновь наполнится светом и радостью, а сердце счастьем, и Она больше никогда не будет беспокоить Верендрину. Ну а пока же девушке не остаётся ничего другого, как общаться с королевой-мамой при помощи волшебного карманного зеркальца, в то время, как папа-король странствует по свету в поисках доброго волшебника, чтобы снять проклятье.

Ещё Верендрина поведала волку свои тайны. Для начала она отвела своего серого приятеля в Грот, где занималась очень странным делом – там она ремонтировала котов! На вполне резонный вопрос волка «Зачем?», Верендрина с достоинством ответила, что следует совету мамы. Во время одной беседы та сказала девушке, что чем больше котов Верендрина починит, тем быстрее они встретятся вновь. И каждый раз, когда девушка переступала порог грота, она находила на стене очередной бумажный рисунок кота. Коты были очень милыми, несмотря на несовершенство техники изображения, только вот немного недоделанными. То им не хватало лапки, то хвоста, то уха. И почему-то все коты были непременно белыми с рыжими пятнами.

По словам мамы, Верендрина должна была их дорисовывать, чтобы они вновь стали сами собой. Правда, у неё это не всегда получалось и коты частенько выходили то со слишком длинными хвостами, то с чрезмерно загнутыми усами, то с неестественно большими ушами.

После окончания работы Верендрина клала рисунок на камень, стоящий у противоположной стены пещеры и ждала, когда кот оживет. Кот плавно вставал из рисунка, отряхивался, облизывал вновь приобретенные части тела (если, конечно, мог), благодарно тёрся о длинную юбку девушки и куда-то убегал. Верендрина же брала чистый лист бумаги и вешала его на старое место. В следующий раз там появлялся уже новый кот.

В этот раз Верендрина предложила волку попробовать дорисовать кота и тот охотно согласился ей помочь в столь важном деле. Но поскольку рисовать, держа кисть в пасти, ему было совсем неудобно, то первый его опыт оказался не совсем удачным. Кот получился сзади упитанным, как поросёнок, а его хвост был длинным, как у лемура. Но тем ни менее он всё равно понравился волку, который не знал, как на самом деле должны выглядеть коты и с радостью облизнул свое творение еще до того, как оно успело выпустить когти, оказавшиеся длиной и формой похожими на клыки саблезубого тигра.

После Грота Верендрина показала волку Дворец Желаний. Снаружи, правда, это был вовсе не дворец, а полуразвалившаяся лачуга на краю оврага в парке, куда никто никогда не ходил и о которой, естественно, никто ничего не знал. Да и сама Верендрина узнала об этом месте лишь совсем недавно во время одного из своих разговоров с мамой, когда королева решила сделать дочери подарок, чтобы та не скучала.

Как только Верендрина заходила в лачугу, она могла стать кем только пожелает. И мир вокруг неё превращался во что-то необыкновенное, как будто она переносилась в совершенно другое место, где жила совершенно иной жизнью. Она уже побывала принцессой, воином и русалкой. За её благосклонность бились на рыцарских турнирах и она даже приручила дракона.

С волком посещать Дворец стало намного интереснее. То он превращался в верного оруженосца, не уступающего по красоте и статности рыцарям с портретов в замке, пусть и с серым мохнатым хвостом. То она садилась на волка, и они скакали по небосводу, на котором светило не одно, а целых три солнца! То они взмывали в ночную высь и купались в нежном свете луны, в то время как им улыбались звёзды. Но каждые двенадцать часов во Дворце раздавался пушечный рокот надвигающейся грозы и тогда Верендрина вместе со своим другом во всё прыть бежала прятаться в подвалах замка, покидая мирок, в котором им было так хорошо.

С того времени, как в жизни Верендрины появился волк и они начали вместе открывать лес, её жизнь начала наполняться самыми невероятными событиями. Например, каждый месяц они стали отмечать Праздник Любви.

На самом деле, праздник существовал и раньше, только вот до сих пор его никто не отмечал, потому что все вокруг было таким беспросветно грустным и унылым. Да и отмечать этот праздник было просто не с кем. А теперь Верендрина кружила с волком по лесу среди улыбающихся деревьев и распускающихся цветов. Вокруг коты радовались им, очаровательно мурлыкая и разгуливая с гордо поднятыми хвостами. Они приносили Верендрине свежесобранные диковинные ягоды, о которых она никогда не слышала. Но при этом коты странным образом не давали себя погладить, словно неизвестно почему немного дуясь на девушку.

И Верендрине казалось, что с ласковыми лучами солнца до неё дотрагивается мама, а где-то вдалеке за деревьями её отец ведёт ей в подарок белоснежнего единорога, только для того, чтобы улыбка осветила её лицо. Только вот девушка знала, что её мама-королева сейчас находится в Белом Замке, а папа-король всё ещё странствует в поисках доброго колдуна, и они никак, ну просто никак, не могут быть сейчас здесь.

А ещё с некоторых пор, как только Верендрине становилось особенно грустно или же её мучил какой-нибудь недуг, на землю начинал проливаться дождь. Но это был необычный дождь: он был солёным и теплым, и необъяснимо родным. Но самое удивительное было то, что после него у девушки всё сразу же проходило! Особенно он помогал разгонять грусть после снов, следовавшими за извержениями Её. Когда Верендрина спросила маму, что это за дождь, то королева поведала ей, что посылает дочери свои целительные слёзы, чтобы облегчить печаль девушки.

По вечерам Верендрина и волк сидели бок о бок на Молчаливом Утесе над её любимым обрывом, возвышающимся высоко над Волшебным Лесом, и внимали беззвучной музыке далёких звёзд, спадающей на Землю тончайшим бархатом холодного света. За ними на безопасном расстоянии друг от друга сидели коты, в тишине наслаждаясь молчаливой симфонией ночи. Иногда волк, правда, начинал тихонько подвывать, и коты вторили ему мелодичным мурлыканьем, но это Верендрине совсем не мешало. Ей никогда ещё не было так хорошо и спокойно; девушке казалось, что эта ночь, волк, коты, звёзды, весь белый свет хотят сделать ее самым счастливым человеком на свете.

Верендрина всё больше и больше чувствовала, что мир состоит не только из уныния и однообразия, но также из радости, дружбы и красок, и что их на самом деле гораздо больше, чем серости, тоски и печали. Девушке всё больше и больше начинал нравиться этот мир, который до сих пор наводил на неё лишь скуку и грусть. С каждым днём ей хотелось всё дальше и дальше уходить в Солнечную Долину и Загадочный Лес и больше никогда не возвращаться в тёмный и мрачный замок...

***

Одним вечером светящаяся от счастья Верендрина после очередного разговора с королевой неожиданно объявила волку:

– Мама сказала, что пришло время встретиться. Тысячный кот отремонтирован. Наша миссия выполнена. Ты познакомишься с моими родителями и мы все будем вместе, чтобы никогда больше не расставаться.

Волк то ли от неожиданности, то ли от радости, присел и бодро завилял хвостом. Он не понял, какое отношение именно тысячный кот имеет к встрече девушки с её родителями, но задавать лишних вопросов не стал.

– Но для этого завтра мы отправимся к Вратам. И должны быть там не позже следующего захода солнца. Иначе Врата закроются. Возможно, навсегда. И мы больше никогда не увидим моих родителей, – продолжила Верендрина

Что это за Врата, как туда идти и почему они должны закрыться, волку тоже было невдомёк, но он и тут поверил своей подруге на слово.

На следующее утро девушка и волк, вдоволь запасясь няниным провиантом, отправились в поход. Вместо проводника к Вратам их вёл солоноватый дождь – тот самый, который королева-мама посылала, чтобы лечить печаль Верендрины. Путники шли за ним через леса и луга, по холмам и долинам. Перед тонким пунктиром дождя расступалась даже самая непроходимая чаща, а болота пересыхали. Когда припасы закончилась и путешественникам захотелось поесть, пчёлы приносили им нектар, а шмели чистую ручевую воду в кувшинках. Деревья наигрывали нежную и задумчивую мелодию – может, чтобы путешественникам не было скучно, а может, прощаясь.

Вот так и шли Верендрина и волк целый день, пока дождь не вывел их на берег широкой реки. Что-то подсказывало девушке, что именно за этой рекой, прямо на другом берегу находятся Врата. Оглянувшись, Верендрина не увидела ни лодки, ни моста, чтобы переправиться через поток. Надежда вовремя достичь Врат уменьшалась так же быстро, как и диск заходящего солнца. На глаза девушки навернулись слёзы. Она начинала понимать, что они не успеют вовремя. В отчаянии Верендрина обратилась к королеве с мольбой о помощи, но карманное зеркальце ответило молчанием. Где-то вдалеке за спиной Верендрины послышался рокот грома, как будто бы Она ликовала из-за поражения девушки.

В этот самый миг из леса послышался мягкий топот тысяч маленьких лапок и на берег высыпала масса котов. Наверное, это были все коты, которых нарисовали Верендрина и волк. Не произнеся ни звука, коты прижимались и вставали друг на друга, образовывая фигуру, похожую на самолёт с крыльями, фюзеляжем и ложбинкой для пилотов. Удивившись необычайной липучести котов, девушка и её серый попутчик забрались на пилотские места и котолёт стартовал. Сотни упругих лапок оттолкнулись от песчаного берега, сотни пропеллеров из кошачьих хвостов закрутили воздух и летательный аппарат благополучно перенёс путешественников на другой берег. Ощутив теплоту кошачьих телец, Верендрина почувствовала, что в глубине её души просыпается и неудержимой лавиной стремится заполнить её сознание нечто очень важное. Что-то, что она когда-то давно так тщательно забыла и так упорно отказывалась вспоминать.

После высадки пассажиров коты поменяли формацию и превратились из котолёта опять в множество отдельных особей, полукругом и в несколько рядов столпившихся вокруг Верендрины и волка.

Девушка приготовилась уйти в туман, за которым были Врата. Не услышав за спиной ни шороха, она обернулась. Коты и волк неподвижно стояли, глядя на Верендрину.

– Вы не идёте со мной? – спросила девушка. – Солнце сейчас зайдёт.
– Иди! – промяукали в ответ коты, не двигаясь с места.

– Иди! – прорычал волк, не шелохнувшись.

– Но я не могу вас бросить ещё раз. Я никуда не пойду, – ответила Верендрина. Тогда из толпы пушистиков вышел самый большой и красивый бело-рыжий кот, когда-либо дорисованный девушкой и волком. Он впервые за всё время потёрся о ноги девушки и промурлыкал:

– Ты прощена. Это с самого начала была не твоя вина. Виновата только Она.

Верендрина застыла в сомнениях.

– Если ты не пойдёшь, то Она победит, – почувствовав сомнения девушки, добавил кот.

Верендрина приняла решение.

– Прощайте, – сказала Верендрина.

– До скорой встречи, – промяукали коты.

– До свидания, – провыл волк.

Верендрина в последний раз взглянула на своё королевство и шагнула в клубы белого тумана, за которыми, как путеводная звезда, алело уже почти зашедшее солнце.

***

В психиатрической больнице номер три города Торска, прозванной в народе за её экстравагантную архитектуру Белый Замок, проснулась из многолетнего оцепенения девушка. С её руки спрыгнул на пол бело-рыжий кот, испугав огромного серого пса. На лицо девушки падали осенним дождиком слёзы склонившейся над ней ещё не старой, но много повидавшей женщины. Календарь в палате пациентки показывал 15 октября 1999 года и за окном уже почти наступили сумерки.

Хроники Белого Замка

Из докладной записки начальника четвёртого отделения психиатрической больницы номер три И. Г. Делева от 30.08.1999 года на имя главного врача В. Р. Захарова.

"... Пациентка Вера Сергеевна Тумасова 1983 года рождения была три года назад эвакуирована из Верхнеграда и определена на лечение в нашу больницу с диагнозом диссоциативный ступор. Психическое расстройство, приведшее к полному обездвижению девушки и сужению её сознания, возникло на фоне пережитых ужасов гражданской войны. Триггером являлась гибель её любимого кота и сопутствующее непреодолимое чувство вины. Назначенное медикаментозное и психотерапевтическое лечение к ощутимым результатам не привело. Пациентка, как и прежде, на контакт с окружающим миром не идёт.

Недовольный результатами отец девушки, профессор Сергей Петрович Тумасов, воспользовавшись своими связами в министерстве здравоохранения, с санкции зам. главврача больницы Зубова в обход вас регулярно приглашает для консультации как отечественных, так и зарубежных специалистов, в том числе имеющих ненаучную репутацию. Жена профессора Любовь Васильевна Тумасова, в свою очередь, искренне убеждена в том, что её дочь создала в своей голове альтернативную реальность на основе сюжета книги, которую пациентка писала ещё до травмы, и скрывается там от окружающего мира, в котором жестоко разочаровалась. И что, если женщина окружит Веру безусловной материнской любовью и та поймёт, что в реальном мире всё же больше света, чем тьмы, а добро преобладает над злом, то душевные раны, нанесённые войной, хоть немного затянутся и её дочь захочет вернуться обратно.

Для этого Любовь Тумасова настояла на праве посещать Веру три раза в неделю вместо одного, причём иногда вместе со своим мужем. Она считает, что совместными посещениями устраивает своей девочке праздник и даёт ей возможность лучше почувствовать родительскую любовь. Однако хочу указать на то, что это противоречит режиму работы отделения, предусматривающему только одиночные посещения. Кроме того, в нашем отделении также в обход вас была на шесть месяцев внедрена экспериментальная терапия Аркадия Сколова, пока неподтверждённая научно. Она заключается в том, что животные – кот и пёс – большую часть дня находятся в палате девушки, чтобы дарить ей своё тепло и привязанность.

На данный момент экспериментальная терапия ни к каким результатам не привела. Считаю нецелесообразным продлевать её после 15 октября 1999 года, если до тех пор не наступит какое-либо улучшение. Также прошу вас воспрепятствовать вмешательству профессора Тумасова и его жены в работу моего отделения в будущем.“

Из ответа главного врача психиатрической больницы номер три В. Р. Захарова от 06.09.1999 года на докладную записку начальника четвёртого отделения И. Г. Делева от 30.08.1999 года:

"... Разрешаю 15 октября 1999 года завершить курс терапии по методу А. Сколова и вернуться к обычному режиму лечения. Вопрос с министерством я улажу."

Из докладной записки начальника четвёртого отделения психиатрической больницы номер три И. Г. Делева от 03.10.1999 года на имя главного врача В. Р. Захарова.

„… Узнав о скором окончании курса эксперементальной терапии и возвращению к более редкому режиму посещений, мать пациентки Любовь Тумасова показывает во время своих визитов аномальное поведение. Ссылаясь на легендуо Садаки Сасако, японской девочке, пострадавшей от радиацонного облучения при атомной бомбардировке Хиросимы и верящей в излечение, если она успеет сложить тысячу бумажных журавлей, госпожа Тумасова одержима навязчивой идеей, что её дочь обязательно очнётся, если женщина нарисует тысячу котов и таким образом искупит вину Веры за гибель её питомца. Рисуя по несколько десятков животных в день, Любовь Васильевна доводит себя до нервного истощения. При этом отчаявшаяся мать проливает потоки слёз у постели дочери, видимо опасаясь всё-таки не успеть завершить свою миссию до 15 октября. Так же, как в своё время не успела Садаки.

Помимо этого, она умоляет лечащего врача продлить курс эксперементальной терапии, пытаясь убедить его в том, что общается с дочерью посредством карманного зеркальца и слышит у себя в голове её голос. И что осталось совсем чуть-чуть и её девочка вернётся домой, в нашу реальность. Как человек и отец я хотел бы верить в то, что любовь – это лучшее лекарство и что исцелив с её помощью Веру мы одержим пусть маленькую, пусть запоздалую, но всё равно победу над той войной. Но как врач я вынужден настаивать на возвращении к традиционным методам лечения.

Кроме того, я настоятельно прошу вас на основании выжеуказанной симптоматики назначить психиатрическое освидетельствование самой Любови Васильевны с возможным последующим лечением, т. к. от добровольного обследования она упорно отказывается, ссылаясь на связи мужа.“

Из ответа главного врача психиатрической больницы номер три В. Р. Захарова от 18.10.1999 года на докладную записку начальника четвёртого отделения И. Г. Делева от 03.10.1999 года:

„…В связи с неожиданным исцелением Веры Тумасовой в последний день экспериментальной терапии, прошу вас совместно с Медицинским Университетом Торска проверить эффективность данной терапии, а также более частых посещений родственников для лечения подобных больных. При этом необходимо в особенности выяснить роль воздействия положительных чувств, как любовь и привязанность, на процесс выздоровления пациентов.

Решение о психиатрическом обследовании Любови Васильевны Тумасовой оставляю на ваше усмотрение. Быть может, она была во всём права и это именно любовь излечила девушку, оказавшись сильнее войны в их поединке...

P.S. И ещё: Иван Геннадьевич, устройте у себя в отделении внеочередной День Победы!“

+4
22:22
208
23:01 (отредактировано)
Трогательная история. Сопливая, конечно, но трогательная. Метафора сказочного мира, выстроенного из элементов реальности, магия воображения и приятные описания — рассказ стоит того, чтобы потратить на него время. Пояснительная часть тоже прописана хорошо — пояснены все элементы, которые, казалось, «висели» в сказочном мире.
Единственное, что мне не понравилось, — это название. Впихивать идею в название считаю за моветон. Можно было использовать для него какой-нибудь элемент сказочной истории, тогда бы оно стало более интригующим.
Отдельный респект инстинкту самосохранения главной героини: если бы она осталась спасать кота, мне было бы тяжело читать дальше.
19:31
Идея понятна. Что же здесь непонятного? Это не хорошо и не плохо, но просто, как дважды два. Язык отличный, всё грамотно, встречаются образные красивые описания. Сюжет? Ну, какой же это сюжет. Человек в шоке после войны, случилось психическое расстройство, вот она и погрузилась в мир своих фантазий. Сказочная часть очень фантазийная, где-то детская. Не удерживает интерес, нет желания читать. Не захватывает сказка с замком и волком, потому мало кто осилил. Итог — девушке обязательно помогут. К этому рассказу не хочется вернуться. Не цепляет
01:46
Не знаю, фантастика ли это? Видения психически нестабильного человека. Очень яркие видения, похожие на детскую сказку. И котиков столько, что хватит всем.
Война. Это тяжело. Всегда тяжело. И это так правдиво, что при выкаешь к гибели людей, а вот смерть кота выбивает из жизни…
Написано хорошо, читать было интересно
Илона Левина

Достойные внимания