Эрато Нуар

Пока не погаснут небеса

Пока не погаснут небеса
Работа №427

1

- Твоя взяла, я сломлена. Ты доволен? Ощутил уже вкус победы?

Капли дождя, вперемешку со снегом, подхваченные обезумевшим ветром, царапали лицо. А могло ли быть иначе? Я рассмеялась. Вот он, момент истины. Тот, кого я ненавидела всей душою и проклинала, сейчас у меня за спиной. Явился лицезреть воочию финал трагедии длиною в столь короткую жизнь. Я столько раз представляла себе нашу встречу: как пущу в ход кулаки и «крепкие» эпитеты, выскажу в лицо всё то, что думаю, что наболело за все эти годы… И вот, казалось бы, но внутри пустота и безразличие.

- Позволь мне всё исправить. Дай мне шанс, прошу тебя.

Внизу, поток реки, протащил ветвистую корягу и с треском разломил о бетонную опору моста, на котором мы стояли. Нога зависла над пропастью, дыхание сбилось и слёзы против воли хлынули из глаз. Что-то внутри цеплялось из последних сил за эту опостылевшую жизнь. Я почувствовала, как человек стоявший за спиной, протянул мне руку. Боль стала невыносимой; сжав кулаки я что было силы закричала и мгновенно ослабев, рухнула в объятия.

- Ненавижу тебя. – прошептала я еле слышно и кажется на мгновение просто отключилась.

Темнота… Я больше не чувствовала этого ужасного холода; стих ветер. Ни единого звука вокруг. Словно мир растворился в небытие. Я не смела открыть глаза, боясь вновь остаться с собой наедине.

- За что ты так со мной? Что я тебе сделала?

Молчание.

- Ответь мне. Прошу тебя. Разве ты не видишь, что я на грани, что я так больше не могу?

Человек, в чьих объятиях я находилась, какое-то время собирался с мыслями, после сделал тяжкий вздох и произнёс:
- Выслушай меня и ты сама всё поймёшь… В тот день, мне исполнилось восемнадцать лет.

2

Бесконечные цифры, бегущие по экрану, графики, символы и уравнения… Вся информация о предстоящем полёте была перед глазами. А ведь буквально позавчера, я ничего не смыслил ни в математике, ни в химии, ни в анатомии. Прошить мозг необходимой информацией – это так удобно. Никаких школ, институтов, академий… Укол в шею, пара часов в аппарате похожем на обычный томограф, и ты специалист в отдельно взятой области.

Дверь распахнулась и в кабинет вошёл Примус, наш штатный специалист по кадрам. Я посмотрел на часы. Всё в точности по графику. Система, как отлаженный механизм, никогда не даёт сбоев. Он поднял руку в знак приветствия и улыбнулся, обнажив свои белоснежные зубы.

- Ребята только-что прибыли. Спустишься?

В холле стояло семь человек – шесть новоиспечённых курсантов и их куратор. Последний передал Примусу папку с документами, отдал честь и удалился.

3

- Зачем им куратор?

Не то чтобы мне это действительно было интересно… Не стоял даже вопрос верить или не верить в слова этого человека. Я просто хотела, чтобы он продолжал говорить. Больше вопросов – больше ответов. Его голос успокаивал, а тело дарило тепло и защиту. Пока существует этот хрупкий мир – я бегу от себя самой. А там, пусть он хоть трижды окажется невменяемым психопатом. Терять мне уже нечего.

- Система лишь наполняет человека знаниями, а сам человек не теряет своей сущности. У него есть мысли, желания, потребности. Нельзя управлять им как марионеткой, несмотря на то, что такие технологии существуют. Это противоречит нормам и принципам общества. Вместе с тем, на каждую особь системой делаются определённые затраты ресурсов.

Мой «мучитель» на какое-то мгновение замолчал, наверное, подбирая слова или просто решая, что мне рассказывать стоит, а что нет. У меня же начало нарастать чувство тревоги. Прошу тебя, говори любой бред, что придёт тебе в голову, я приму всё, только не молчи. Не оставляй меня с моими мыслями наедине.

- Всё начинается в момент планирования ребёнка. Будущие родители приходят в центр семьи, где персонал помогает им, подобно конструктору, собрать идеальную модель нового члена общества. Цвет глаз, цвет волос, рост, телосложение, всё вплоть до тембора голоса.

- Разве такое возможно?

- Да. С момента расшифровки генома человека. Отбирают генетический материал матери и отца, вносят необходимые изменения, по собранной ранее модели и отправляют на инкубацию.

Это не могло не зацепить меня.

- Женщины не рожают сами? Почему им запретили?

- Никто ничего не запрещал. Они сами к этому пришли. Изначально это выглядело как забава. Ну кто не мечтает об идеальном ребёнке? А здесь такие возможности открываются; да и отпала необходимость ходить девять месяцев с огромным животом, постоянной тошнотой, терпеть всевозможные неудобства и в завершении испытывать адскую боль при родах. После, когда ко всему прочему научились решать проблемы с наследственными заболеваниями и генетическими мутациями, естественным путём рожать стали единицы, самые отчаянные. Разумеется, никто не будет содержать родильные дома ради парочки ненормальных одиночек. Так оно и кануло в лету как пережиток прошлого. Это было настолько давно, что сейчас информацию можно найти разве что в архивах…

Я не нашла, что на это ответить, а мой собеседник, сделав паузу в ожидании вопросов, вернулся к тому, о чём говорил изначально.

- С момента оплодотворения, данные о ребёнке вносятся в систему, которая в дальнейшем отслеживает его жизнь. Свобода свободой, её никто не отнимает, но она ограничена лишь личным пространством и недолжна затрагивать другие особи. За этим тщательно следят. Школы и институты исчезли за ненадобностью, появились центры воспитания. Программа которых день за днём вкладывается в головы детей для взращивания идеальных членов общества. По достижению особями восемнадцати лет, система анализирует их данные, что собирались с момента вноса в базу и распределяет по подготовительным центрам. Помнишь, я тебе говорил о ресурсах, которые выделяются на каждого человека? Так вот они не должны пропасть даром и на два десятка лет особь попадает в распоряжение системы. Говоря проще и понятнее, она работает по распределению. А так как всегда найдутся недовольные и несогласные, во время распределения за группами закрепляются кураторы. Их задача передать подготовленных подростков в места назначения; в случае необходимости сглаживая конфликтные ситуации. Такое редкость, но всё же бывает.

4

Группа курсантов состояла из трёх парней и трёх девушек, поделённых на пары расово. Моей задачей было ознакомить их со всей информацией, касающейся новой экспедиции. Каждая программа полёта разрабатывалась с чистого листа и была уникальной, что делало невозможным прошивку информации напрямую в мозг.

Я представился и пригласил ребят пройти в свой кабинет. Примус поднялся туда вместе с нами. К слову, он был не только моим коллегой по работе, но и, пожалуй, единственным настоящим другом, которому я мог доверять. Нас обоих отдали в один и тот-же центр воспитания и сколько себя осознанно помню, мы всегда были вместе. Это невероятно, но даже пройдя распределение, оба попали на службу в космическое агентство пусть и на разные должности.

- … если вкратце обрисовать предстоящую миссию. Всю детальную документацию я передам вам утром на носителях. А пока можете заселяться и осваиваться здесь.

До предстоящего полёта оставался месяц, который курсанты проведут в стенах космического агентства изучая разработанную для них программу.

5

- Эта система, о которой ты говоришь, что это?

Мир, о котором мне рассказывал этот человек… Невольно меня затянул его рассказ. Даже те крупицы информации, которые стали мне известны, рисовали в воображении чужую, неизведанную вселенную.

- На самом деле это сложно объяснить человеку, который никогда не сталкивался с подобными технологиями. Систему можно попробовать сравнить разве что с искусственным интеллектом. Только её невозможно отключить, невозможно взломать. Она – идеальное творение человеческих рук. Вся информация мира заключена в ней и постоянно впитывается новая. Система устроена так, что знает наверняка, что хорошо, что плохо, а что допустимо в рамках необходимого. Вся власть нашего мира отдана ей.

Я легонько пожала плечами, и мой собеседник продолжил свой рассказ.

6

Рабочий день был окончен, и я собирался домой, в свою скромную, однокомнатную квартиру, выделенную системой. В дальнейшем, когда я обзаведусь семьёй и появятся дети, апартаменты мне заменят на более просторные. А пока… Проигнорировав лифт, я отсчитывал широченные ступеньки. Всё спроектировано так, чтобы максимально обезопасить человека.

В холле, в углу, расположившись с ногами на мягком диване, сидела одна из курсанток и что-то рисовала на листе бумаги. Я хотел пройти мимо, не обращая на неё внимания, но не смог. Любопытство взяло верх, и я подошёл к ней.

- Эва если не ошибаюсь?

Девушка подняла на меня глаза, кивнула и улыбнулась.

- Почему ты одна? Где все?

- Адуи спать лёг, остальные – без понятия. Они в другом блоке поселились.

Я сел рядом и заглянул к ней через руку.

- Ого. Впечатляет. Это кто? Или что?

С листа бумаги на меня смотрело нечто огненно-рыжее, с чёрными кончиками, на четырёх коротких палках. Эва пожала плечами.

- Я и сама не знаю. Просто сидело в голове, вот и нарисовала. Вам правда нравится?

Я взял лист в руки, чтобы разглядеть рисунок получше. И всё же это что-то живое. Я отчётливо различал глаза, нос и уши, пусть и не похожие на человеческие.

- Слушай, да у тебя талант. Почему тебя отправили сюда?

- Возможно потому, что искусство теперь не так востребовано, как раньше?

Доля правды была в этих словах. Все песенки спеты, все сказки рассказаны… У людей больше нет на это времени.

- Можно мне его взять?

Эва не возражала. Попрощавшись мы разошлись в разные стороны. Я отправился домой, а она к себе в корпус.

7

- На рисунке была лиса? Я права?

- Тогда я этого не знал.

Я почувствовала, как участилось его дыхание, а сердце ускорило темп. Что-то связывало моего собеседника и эту девушку, иначе откуда взяться волнению?

- Ты был влюблён в эту Эву?

Ответа не последовало.

- Прости…

- Что заставило тебя прийти сюда умирать?

Я не ожидала этого вопроса и растерялась. Так вот сразу, без предисловий, в лоб.

- Ты и сам ведь знаешь? Зачем лишний раз терзаешь меня?

И снова в ответ тишина. Обида подступила комом к горлу. Чёрт с тобой. Если я сейчас не выговорюсь, я точно расплачусь и доведу начатое до конца.

- Я устала бороться. Вся моя жизнь, это сплошная, беспросветная череда неудач... Как бы тебе объяснить… Знаешь, есть такие люди, которым не везёт вот абсолютно во всём, чтобы они не делали. Вообще. Вот я одна из таких.

Он поднял руку и коснулся ладонью моей головы. Так заботливые родители утешают своих детей.

- Всё нормально. - взять себя в руки мне стоило больших усилий. - Понимаю, это сложно представить, но так оно и есть. Беру, например, лампочку, начинаю вкручивать в патрон и обязательно, либо лампочка лопнет, либо застрянет криво вкрутившись, а то и вовсе, током ударит. Иду в магазин за продуктами, меня обязательно обсчитают, даже если это грёбанный автоматический терминал, всучат бракованный товар, а охранник на выходе обязательно обыщет. Покупаю кроссовки, рвутся и расклеиваются уже через неделю и совершенно неважно, куплю я дорогие, или дешёвые. Компьютер зависнет на самом важном моменте, машина сломается именно там, где нет никого поблизости, дождь начинается тогда, когда я собираюсь отдохнуть на природе... Случайся такие невезения куда реже, или разнообразия ради, иногда посещала удача, наверное, всё было бы иначе. Но когда изо дня в день жизнь травит тебя таким вот образом, рано или поздно доходишь до точки. Ломаешься. Начинаешь ненавидеть всё вокруг, задавая себе один и тот-же вопрос, неужели я такое говно, раз бог ненавидит меня? За что мне это всё?

Я расплакалась, не в силах больше сдерживать слёзы. Тот, чьи объятия защищали меня от непогоды, не проронил ни слова. Не знаю сколько времени прошло прежде чем я успокоилась и только тогда он продолжил свой рассказ дальше.

8

Я коснулся двери ладонью и она, мигнув зелёным светом бесшумно отъехала в сторону. Квартира встретила меня привычной пустотой. Всего-то и есть, что кровать, стол, да пара парящих на сверхпроводниках стульев. Впрочем, стульями их можно было назвать с большой натяжкой. Прямоугольный предмет в мягкой оболочке, формой чем-то напоминающий пуфик.

Не включая освещения, я на ощупь прошёл в комнату и обессиливши завалился на кровать. Голова была забита не тем, чем стоило бы; все мысли были о Эве, а время до старта космического корабля неумолимо бежало вперёд. Надо поспрашивать завтра коллег, как они боролись в первые дни службы с нервным напряжением.

Так прошло около часа. Я пытался мысленно выстраивать графики и функции, но все они извиваясь превращались в её улыбку. Проклятие... Коснувшись ладонью стены, я вызвал меню и вращательным движением пальцев настроил цветовую гамму освещения, а затем движением вверх – его яркость. Сев на кровати, я достал из кармана аккуратно сложенный рисунок. Сердце как обезумевшее сорвалось в тахикардию. Этого мне только не хватало…

9

- Меня ждёт очередная слезливая история о неразделённой любви?

Я не пыталась скрыть своего разочарования. Это мне нужна помощь и поддержка, а ты вываливаешь на меня свои проблемы. И моментально я пожалела о своих словах. Рука моего собеседника, что до того нежно скользила по моим волосам, застыла на месте. Хрупкий мир, что укрывал меня от невзгод, дал трещину.

- Прости, я не хотела.

Вопреки моим ожиданиям, он не оттолкнул меня, не отстранился.

10

После бессонной ночи ужасно резало глаза, а голову словно ватой набили. Мне стоило больших усилий сосредоточится и довести теоретическую часть до конца. Коллеги искоса поглядывали на меня и перешёптывались, один лишь заглянувший к нам на пару минут Примус оставил моё состояние без внимания.

Курсанты поднялись со своих мест и направились к выходу, по графику у них были занятия на подготовительных тренажёрах. Разумеется, информация по устройству космического корабля, управлению им, настройка, обслуживание и установка технического оборудования, карта космического пространства – всё это было вшито в мозг точно также, как и я получил все свои знания. Тренажёры эмулировали ту часть миссии, которая была разработана непосредственно под этот полёт.

Последней к выходу шла Эва. Я перехватил её у двери.

- Буду ждать тебя в холле после занятий.

Она молча кивнула и вышла, оставив меня в помещении одного. Что-же, мне тоже нужно было возвращаться в свой кабинет, чтобы в тысячный раз пересмотреть и перепроверить собственные расчёты. Малейшая ошибка недопустима. На кону жизни людей.

Рабочий день тянулся будто резиновый. И правда, когда чего-то очень ждёшь, время падает замертво и ни в какую не желает двигаться вперёд. Я гипнотизировал взглядом часы, но стрелки никак не хотели повиноваться. От технического материала, что я перепроверял, вскипал мозг и сигнал о завершении смены едва не пустил меня на радостях в пляс.

Эва уже была в холле, когда я спустился. Как и вчера она сидела на диване с ногами и что-то рисовала на бумаге.

- Не хочешь пройтись? – спросил я и протянул ей руку.

Небо заволокло тучами, превратив и без того каменный город в бесцветный и мёртвый. Редкие люди будто тени проносились мимо; с бесцветными лицами, не выражающими эмоций. В тот момент я подумал о том, что мы оставляем после себя такими целые миры.

Мы шли медленным шагом, плечом к плечу, не глядя друг на друга.

- Ты правда хочешь лететь?

Вопрос прозвучал странно, тем более, что после распределения выбора никто не оставляет. Отказаться от него нельзя. Прошить мозг знаниями можно всего лишь единожды и в дальнейшем уже не перепрофилироваться.

- Честно говоря я и сама не знаю. – равнодушно ответила Эва. – Мне никогда не нравился этот мир. Он скучный и безжизненный. Я в нём задыхаюсь.

В чём-то я её понимал.

- Ты что-то рисовала в холле, когда я подошёл. Не покажешь?

Она протянула мне лист. В этот раз он был практически полностью заполнен оттенками зелёного цвета. Тоненькие полоски, с наклоном в разные стороны, покрывали его нижнюю часть, а вверх из этого ковра тянулись исполинские трубки, на верхушке которых красовались тысячи маленьких зелёных огоньков.

- И много у тебя таких рисунков?

- Пойдём.

Эва взяла меня за руку и ступила на тротуарную плитку у самого края дороги. Спустя пару мгновений возле нас остановилась обтекаемая капсула и распахнула дверь. Мы сели в салон, который состоял буквально из двух расположенных друг напротив друга сидений, моя спутница назвала адрес и капсула-селер умчала нас в пункт назначения.

11

- В твоём мире нет растений, нет животных… Чем же вы дышите, вы чем-то питаетесь?

Мои вопросы по всей видимости стали утомлять, но бороться с врождённым женским любопытством было мне не по силам.

- Мир мой находится в той же вселенной, что и твой. Всё живое вокруг нас состоит из химических элементов, а элементы всюду одинаковы, лишь формы принимают разные. Как углерод, с которым ты наверняка знакома. Перестрой кристаллическую решётку и получишь из грифеля алмаз. Перестрой ещё раз и получишь графен. Всё тоже самое и с мясом, и с фруктами, и овощами. Всё это просто набор химических элементов принявших определённую форму. Человек в моём мире изучен досконально, до последнего атома и системой давно разработан идеальный органический коктейль, который содержит в себе всё необходимое по возрастным группам. Питание выдаётся бесплатно в разработанных для этого центрах на неделю. Оно не прокисает, не пропадает и не требует никакой обработки. С тем, чем мы дышим, всё намного сложнее. Во многих точках планеты есть установки для химического анализа воздуха. В случае заметных отклонений они подают сигнал в космическое агентство и там уже свои технологии по восстановлению баланса. Я уже говорил, человек, который ни с чем подобным никогда не сталкивался, всё равно ничего не поймёт. Лишь напрасно потеряем время и сильнее тебя запутаю.

12

За стеклом пролетали однотипные строения и встречные капсулы-селеры. Унификация. Равенство. Будь ты крупным начальником, будь ты хоть дворником: стандартная квартира, стандартное питание, стандартное средство передвижения, стандартные двадцать лет службы системе… Как один похожие друг на друга дни в ожидании увольнения.

Около часа мы скользили по бесконечным лабиринтам города, пока селер не оповестил нас о прибытии к месту назначения. Мы поднялись на лифте типовой многоэтажки и вошли в квартиру. То, что я увидел внутри, поразило до глубины души. Я словно шагнул в другой мир. Голубое небо вместо потолка с плывущими по нему белыми облаками, зелёная трава под ногами, вместо пола. На стенах росли исполинские деревья и текли реки. Всё вокруг буквально пестрело яркими красками. Среди рисунков я узнал и рыжее создание, притаившееся под одним из пышных кустов, и рассмотрел десятки новых, забавных существ. Чувство чего-то родного, некогда знакомого, захлестнуло меня. Я опустился на пол. Эва села также, напротив. Мы сидели, держась за руки и молчали. Слова были излишни; каждый понимал, что мир внутри нас уже никогда не станет прежним. Время таяло и в душе росло отчаяние.

Две недели пролетели как один день. Утром я спешил на работу, где в конце смены меня неизменно ждала Эва, а ночью не мог сомкнуть глаз. Это сводило с ума. До старта полёта оставалось меньше двух недель.

- Что с тобой? Последнее время ты сам не свой. Весь осунулся, круги под глазами…

Примус сидел у меня в кабинете.

- Я могу тебе доверять?

- Кому если не мне? – рассмеялся он, но перехватив мой взгляд моментально стал серьёзен. – Понятно. Здесь не место для серьёзного разговора, заходи ко мне после работы. Я помогу, если смогу. Ты меня знаешь.

13

- Неужели полёт может стать серьёзной проблемой в отношениях? У нас девушки парней из армии ждут, что в этом такого?

- Этот экипаж имел билет в один конец.

Я почувствовала, как земля уходит из-под ног, словно всё то, что мне рассказывают, происходит со мной. Будто я и есть та самая Эва. Все мои прежние волнения и переживания на этом фоне разом померкли.

- Но почему?

Негодование было настолько сильно, что я освободилась из объятий и отвернулась. Он не стал меня удерживать. Ветер и вправду стих, прекратился снег с дождём. На горизонте небо начинало понемногу светлеть, но даже с рассветом шансы встретить здесь человека ничтожно малы. На зиму в посёлке оставалась всего пара человек преклонного возраста из числа тех, кто здесь и родился, здесь же всю жизнь и прожил. Я поёжилась. Холод моментально пробрался под куртку.

- Такова программа полёта. Космическое агентство исследует открытый космос в поисках протопланетных облаков. Это основа жизни на нашей планете. Когда такое облако найдено, начинается разработка программы, которая включает в себя две миссии. Первый экипаж несёт на космической станции оборудование для искусственного запуска формирования планет. Здесь всё зависит от того, что человечеству необходимо в обозримом будущем. Вода? Значит будет сформирован космический объект, несущий на себе запасы воды. Топливо для транспорта и обогрева жилых массивов? Сформируют объект с морями из метана.

-Серьёзно? Оборудование для создания планет? Бог мой, по-моему, это выходит даже за грани фантастики.

Я рассмеялась. В такое было невозможно поверить. Бред. Наверное, я сошла с ума на нервной почве, а всё вокруг лишь мои галлюцинации.

- Не относись к науке с таким пренебрежением. Всего лишь тысяча лет прошла с момента изобретения огнестрельного оружия, до ядерного, способного сравнять с землёй целые континенты в считанные минуты. И лишь пятьдесят лет с момента изобретения интернета. Когда-то космические полёты, беспроводная связь и смартфоны были за гранью понимания человека. Сейчас мы воспринимаем это как что-то само собою разумеющееся. А теперь представь сотни тысяч лет технической революции... Такими ли невероятными теперь кажутся технологии, о которых я говорю.

Я промолчала, вспомнив о том, как пятьсот лет назад сожгли на костре Джордано Бруно, а мой собеседник, выждав паузу продолжил рассказ.

- Всё это требует колоссального количества точных расчётов на протяжении не одного десятка лет. Ещё больше времени требуется на преодоление космических расстояний. Даже с нашими технологиями на это уходят столетия. Столетия длится формирование новой солнечной системы из облака. К моменту завершения формирования на место должен прибыть второй экипаж. В его задачи входит установка оборудования иного типа для передачи ресурсов между планетами. Такое подобие телепорта. Установка раскладывает вещество на элементарные частицы и переносит их по искривлённому пространству времени в точку назначения. Тем же способом с нашей планеты утилизируют отходы. Как только ресурсы объектов будут исчерпаны, о них забудут и займутся разработкой новых протопланетных облаков.

- А что станет с членами экипажей? Почему их нельзя вернуть обратно при помощи этих установок?

- Это запрещено системой. Нет никакой гарантии, что не возникнет ошибка при передаче данных. Чем такое может обернуться предугадать невозможно. С момента расшифровки генома человека, люди получили контроль над старением; научились запускать бесконечную регенерацию любых клеток организма. В нашем мире человеку отводят ровно столетие, а члены экипажа, ввиду дальности полёта, получают времени больше. От двухсот, до пятисот лет. По истечению срока человек просто выключается как обесточенный телевизор.

14

Дверь мигнула красным светом и издала короткий звуковой сигнал, оповестив хозяина квартиры о прибывших гостях. Примус появился на пороге.

-О… Кажется я начинаю понимать всю суть проблемы.

Эва и я расположились на кровати, а мой приятель легонько пнув парящий в воздухе стул, чтобы тот переместился к нам поближе, устроился на нём напротив, поджав под себя ногу. Как и моя, его квартира была однокомнатной и практически пустой.

Примус смотрел на меня в ожидании речей. Лицо каменное, а в глазах всё равно плясали озорные огоньки.

- Я не буду ничего объяснять, ты и сам всё прекрасно понял… Что мне теперь делать? Я не могу её потерять.

Он почесал затылок, на минуту задумался и наконец губы его расползлись в довольной улыбке.

- Есть у меня одна идея. Значит слушайте оба сюда…

15

- Эта Эва, какая она? Я хочу узнать о ней больше.

Позади меня послышалось чирканье зажигалки.

- Для меня она была само совершенство. И нет, не во внешности всё заключалось, в том проблем как раз-таки нет, каждая родившаяся девочка прекраснее прежней. Эва просто была не похожей на других своею душой. Мне сложнее это объяснить, чем состав и процесс производства бумаги в моём мире. Да и стоит ли пытаться? За одну лишь её улыбку я готов был даром отдать дьяволу душу.

16

Наступил день полёта. Ровно в полночь станция должна была стартовать с площадки космического агентства. Счёт пошёл на часы. Я вошёл в здание и напрямую отправился в свой кабинет. По экрану забегали цифры, уравнения, графики. Я пытался сосредоточиться на разработанной программе. Руки дрожали, а спина противно намокла от пота. Это был животный страх несмотря на то, что я понятия не имел о том, какое наказание меня ждёт, если поймают.

На пороге появился Примус. Он старался держаться непринуждённо, улыбаясь своей фирменной улыбкой, но бледное лицо выдавало волнение.

- Держи, - в руке был носитель по размеру сопоставимый с флэшкой. – Здесь вся информация по прошлым миссиям.

Примус как специалист по кадрам, имел свободный доступ в архив и достать нужные мне файлы оставаясь незамеченным, для него вполне себе по силам. Теперь дело было за мной. Дождавшись окончания собрания, я, как и условились ранее, спустился в холл. Эва ждала меня около входа.

Космическое агентство занимало довольно большую территорию и состояло из нескольких десятков корпусов, за которыми находилась стартовая площадка. Нас интересовал корпус «PSR B1620». Там установлено оборудование для передачи ресурсов между планетами.

Разумеется, никто бы нас не подпустил к настроечному модулю, на это не стоило рассчитывать. Благо ответственных за его бесперебойную работу было всего трое и сменяли они друг друга посменно. На дежурстве всегда оставался один.

Эва подошла ко входу, а я встал чуть в стороне; как член экипажа она имела доступ в это помещение. Дверь мигнула зелёным светом и поднялась. Минута потянулась за минутой бесконечной чередой изводя меня всё больше и больше. От волнения на глазах выступили слёзы, а к горлу подкатил ком. Кажется, прошла целая вечность, прежде чем Эва вновь появилась на улице и махнула мне рукой. Я оглядываясь вошёл за ней в корпус.

Дежурный лежал на полу лицом вниз раскинув руки. Транквилизатор из личной аптечки члена экипажа моментально его вырубил без лишнего шума и пыли. Я перешагнул тело, подошёл к настроечному модулю и вставил носитель в разъём.

17

- Всё вышло так просто?

- Если бы. Когда Эва вынимала транквилизатор из аптечки, в комнату вошёл Адуи и застал её врасплох. В дальнейшем он сдал нас куратору, а тот в свою очередь поднял тревогу.

Забавно. Два разных таких мира, а сущность человека всё одна. Я достала из кармана монетку, покрутила в руке и щелчком пальцев отправила в реку.

18

- Тебе страшно?

Эва обняла меня со спины и отрицательно покачала головой. Лампочки на модуле загорались одна за другой, данные бесконечным потоком проносились на экране. Впереди нас ждал новый мир. Просматривая сведения о созданных в космическом пространстве объектах, я обратил внимание на один, так не похожий на все увиденные мною ранее. Он был из числа разработанных первыми экспедициями и использовался в качестве перевалочного пункта. На нём уже присутствовала атмосфера близкая по составу к той, что имелась на родной планете, вода в жидком состоянии и твёрдые участки суши. Туда мы и решили бежать. Пока экипаж проверял станцию, я внёс изменения в программу и в настоящий момент модуль перенаправлял органические соединения, что требовались нам для питания, не сюда, а на тот самый объект, выбранный в качестве нового дома.

В помещение вбежал перепуганный Примус. Не говоря ни слова, он схватил кусок профиля и с размаху всадил в блок управления дверью, висевший под потолком.

- Что случилось?

Всё было настолько неожиданно, что я не успел перепугаться. Зато Примус стоял белее белого. Его потрясывало.

- Всем всё известно... Я не знаю где вы промахнулись, но скоро сюда сбежится всё агентство. Куратор уже сообщил о случившемся системе.

Я бросил взгляд на табло выкачки ресурсов. Девяносто девять и девять десятых процента. Нужна ещё пара минут…

- Примус, ты понимаешь, что тебя поймают здесь с нами? Не нужно было этого делать!

На лице выступили капельки пота. Я не думал, что всё получится именно так. Из ступора меня вывел сигнал настроечного модуля. Перенос ресурсов выполнен. Я извлёк носитель и раздавил ногой. О нас не должно остаться никакой информации. Меньше всего мне хочется жить в страхе и ожидании незваных гостей, отправленных системой. Эва дала мне второй носитель. На нём была записана программа переноса наших тел.

Послышались удары кулаком в дверь.

- Примус, Бога, Эва, что вы творите? Вы соображаете?

Примус вырвал у меня из рук носитель и толкнул в сторону металлической камеры.

- Поздно что-либо менять. И вы и я знали на что шли, когда всё это затевали.

- Я не оставлю его здесь. – едва слышно произнесла Эва. Её глаза умоляли меня что-нибудь сделать, найти выход из этой ситуации.

Примус вставил носитель в модуль и запустил программу. В дверь снова послышались удары.

- Бога открывай! Не глупи.

- Программа написана на два человека. Как бы я не хотел, с вами мне не по пути. Если вы сейчас не исчезнете, нас задержат всех и тогда всё что мы сделали было напрасно.

Я колебался. За дверью рос шум, стягивался народ.

- Ломайте дверь!

- Со мной всё будет в порядке, уходите, прошу вас!

- Спасибо тебе за всё Примус.

Мы все обнялись. Эва не выдержала и расплакалась. Я схватил её за руку и затащил в камеру переноса. Примус шутливо отдал честь и запустил программу на выполнение. Последнее, что я услышал, это скрежет рвущегося метала двери, а потом меня разорвало на частицы.

19

- Новый мир был таким, каким его рисовала в своём воображении Эва. Это был мой ей подарок. Я оживил рисунки с помощью органических соединений, понимая, что мир где нас двое и больше нет ничего, очень быстро доведёт до отчаяния. Поначалу всё было словно в эдемском райском саду. Мы познали столько любви, сколько не дано ни одному человеку на этой земле. Нам не был знаком ни голод, ни страх. Не было тоски по родному дому, а вскоре родились дети… Тогда нам казалось, что счастье будет вечным…

Голос Бога дрогнул, и он замолчал. Переживать всё по новой даже в собственных мыслях ему до сих пор было непросто. Я услышала уже знакомое чирканье зажигалки.

- Время шло и Эва изменилась. Она постарела. С тех пор в её глазах навсегда поселилось отчаяние, а в моих невысыхающие слёзы. Эдемский рад обернулся для нас адом. Мои творения, что я оживил по рисункам возлюбленной, превратились в монстров и стали пожирать друг друга заживо, а органические соединения, которые служили нам пищей, мутировали и породили куда более опасные виды существ, что и по сей день убивают миллионы людей ежегодно. Эвы не стало, а я продолжаю жить…Хочешь знать почему я до сих пор не сделал то, что собиралась здесь сделать ты?

Бога не ждал что я отвечу, он просто продолжил говорить.

- Я обещал ей любить, пока не погаснут небеса… Это прозвучит глупо и возможно по-детски наивно, но: бог которого ты так ненавидишь и винишь в своих неудачах, такой же обычный человек, как и ты. Я потерял близкого друга, потерял любимую девушку, я создал для себя ад собственными руками… Если мне под силу нести эту ношу и находить в себе силы продолжать просыпаться день за днём, ты тем более сможешь выстоять. Скоро рассвет и первый луч солнца развеет все тревоги. Жизнь у тебя одна, и она обязательно наладится. Бог обещает тебе…

Я знала, его уже нет за моей спиной, но всё ещё продолжала стоять не оглядываясь. На горизонте загорелась яркая полоска и уже через минуту в этом мире наступил новый день. И боже, мне снова хочется жить…

+1
21:07
426
15:06
Мне понравилось, спасибо!
21:46 (отредактировано)
К сожалению, не могу сказать, что сюжет увлекателен. Любовь я почему-то не прочувствовала. Плюс — с интересом и легко читается, автор явно прочел не один том научной фантастики. Но, к огромному сожалению, многие идеи у вас чужие! Здесь девушка — единственная, кто сохранила свою душу в мире будущего, и она хорошо рисует. Искусство стало никому не нужно почему-то. Это такой фантастический штамп: в культовом романе Брэдбери та же ситуация с искусством, с книгами, и там юная девушка — единственная, кто еще читает книги, сохранив свою душу. Идея с распределением и закачиванием информации в мозг, причем это можно сделать только раз в жизни, тоже совсем не новая. Все то же самое в одном из романов, кажется, Азимова. Там еще о тех людях, которые не вписываются в систему — их изолируют. Побольше, побольше своего!

Научными фактами оперируете хорошо. Что пишете в рассказе про графит, который, меняя кристаллическую структуру, станет алмазом, радует в плане эрудиции.
16:58
Мне сюжет показался интересным. Но повод спрыгнуть с моста – неубедительным ))
Мясной цех

Достойные внимания