Светлана Ледовская №2

Новая надежда

Новая надежда
Работа №433

Первое, что ощутил Курст, после того как разлепил глаза, была дикая головная боль. Ему казалось, что пока он был в отключке, в голове поселилась куча червяков, которые увидев свет решили спрятаться поглубже в мозги и теперь каждую секунду вгрызались в плоть, вызывая мучительную боль.

Но, конечно, все было не так. Не было здесь никаких червяков, да и прочего насекомого дерьма тоже. Все это осталось на давно покинутой ими планете.

Курст вновь закрыл глаза и попытался мысленно отвлечься, чтобы хоть как-то облегчить боль. Он попытался вспомнить каково это было жить вне хабов и не проверять каждый раз уровень кислорода перед прогулкой. Он видел зелёные леса, с огромными деревьями, стремящимися высоко вверх и чуть ли не упирающиеся макушками в совершенно чистое синие небо. Он помнил какова на ощупь листва и как красиво капли росы скатывались по ней, стремясь одарить влагой землю, питающую корни растений.

Хотя он и был ребёнком, но отлично помнил ощущение, когда воздух наполняет твои легкие и кровь, обогащённая кислородом, устремляется по всему организму, даря ощущение лёгкости и сил.

Он попытался вдохнуть, как тогда, в детстве, но вместо того, чтобы принять новую дозу кислорода, легкие резко сократились, заставив его согнуться в приступе кашля.

Это был плохой знак. Курст вновь открыл глаза и попытался протереть от грязи и пыли, закреплённый на руке монитор контроля. Бесполезно. Экран был разбит. Видимо при падении он приложился им об одно из перекрытий, которые пролетал.

- Проклятие, - попытался выругаться он, но из груди вырвался лишь хрип и Курст вновь закашлялся.

Ему не хватало кислорода. Видимо система жизнеобеспечения тоже накрылась или вот-вот собиралась это сделать. Можно было бы попытаться дышать без шлема, но за час или два он мог отравить свой организм настолько, что смерть для него будет счастливым избавлением. Или можно было бы успокоиться, замедлить свой пульс и постараться вдыхать очень редко, максимально оттягивая тот момент, когда придётся идти на отчаянные меры.

- Группа Лима, группа Лима, этот Курст, позывной Ашби2, меня кто-нибудь слышит? Приём.

Тишина. Курст ударил перчаткой по шлему и повторил:

- Группа Лима, транспорт, это Курст, позывной Ашби2. Нужна помощь. Ответьте. Приём.

Вновь никакой реакции. Если рация вышла из строя, то у него действительно проблемы. Сердце начало стучать быстрее и очередной приступ кашля напомнил, что он не может позволить себе нервничать.

Курст вновь закрыл глаза и мысленно вернулся в тот миг, когда они покидали, уже превратившуюся в свалку и слабо пригодную для жизни, планету.

Ему, конечно, было грустно оставлять дом и друзей, но впереди ждало что-то новое, что-то невероятно впечатляющее. О чем так много говорили родители и что он сам себе представлял – целый новый мир, где он мог стать кем угодно, кем бы не захотел.

Именно так, по-крайней мере, говорили ему родители. И Курст верил им, отвечая, что хочет быть архитектором поселений и создавать новые хабы, где люди могли бы жить и чувствовать себя комфортно и безопасно. Чем вызывал умиленные улыбки родных, поглаживающих его по голове и приговаривающих, что все именно так и будет.

Жаль, что все оказалось иначе.

Пора было двигаться. Он попробовал подняться, но ноги не слушались. Курст начал напрягать мышцы сильнее, пытаясь заставить их передать усилие на экзоскелет, но все было тщетно. Курст опять занервничал и пульс, как послушный пёс вновь отреагировал ускорением и все это привело лишь к новому приступу кашля.

Ну что ж, одной дилеммой меньше. Курст сделал глубокий вдох и нащупав рукой рычаг аварийного сброса костюма резко дернул его на себя. Послышалось шипение, нехотя отключающихся трубок, а через пару мгновений он ощутил, что может наконец выбраться из своей консервной банки.

- Твою ж мать, - только и вырвалось у него, когда он оказался снаружи покорёженного и придавленного бетонной плитой костюма, и видя, как высоко он пролетел.

Прикинув, что назад он точно не сможет выбраться, Курст вернулся к костюму и осмотрел шлем. В том месте, где была антенна, сейчас располагалась глубокая, с ровными краями, вмятина.

«Связи не будет» - подвёл он итог и поднял винтовку, на которой тут же плавно зажегся фонарь, намекая на то, что дела у Курста все же не так уж и плохи. Он поводил им вокруг и луч послушно пробежался между узких стен, с частично наросшей на них пылью и белым налетом.

Похоже он оказался в каком-то коридоре. Но куда ему двигаться дальше, понятия не имел. Все это напоминало какое-то старое заброшенное поселение. Но даже, если в его базе данных карта и была, то теперь она ему недоступна. Он в скудной надежде, ещё раз попробовал оживить компьютер, но тaетно. Вдобавок ко всему он начал ощущать холод, плавно забирающийся под термокуртку. Но об этом можно было не слишком беспокоиться. От избытка углекислого газа он все равно сдохнет раньше, чем мороза. Но последнее явно не добавляло оптимизма.

- Ну отлично, - буркнул Курст себе под нос и ещё раз осмотрев оба проема уходящих в никуда, двинулся в тот, что показался ему менее мрачным.

Некоторое время он шел вперёд, стараясь не стучать зубами от все более пронизывающего холода, и прислушиваясь к шорохам. Возможно, остаться внутри костюма и ждать помощи было не такой уж плохой идеей. По крайней мере, комфортный микроклимат на какое-то время ему был обеспечен. Но, с другой стороны, вероятность, что остальная группа его обнаружит была равна приблизительно нулю. Протоколы боевых операций не подразумевали поиск пропавших. На него могли лишь случайно наткнуться. Но в свою удачу он не верил. Никогда.

С каждым шагом продвигаясь во тьму он все больше прислушивался. Его беспокоила не капающая где-то здесь вода, лишь подтверждающая догадки о человеческой природе этого места. И не залетающая с порывами ветра пыль, скребущая по все еще иногда встречающемуся металлу на обшивках дверей. И, даже, не возможное эхо шагов тяжёлых экзокостюмов его группы, хотя это и было бы совсем не плохо. Он вслушивался в темноту, ради одного единственного звука - негромкого полушипения, полуворчания, больше всего напоминающего шепот, по сравнению с которым все остальные его проблемы могли бы показаться полнейшей ерундой.

«Миссия зачистки. Делаем все по-быстрому. Как мы умеем!», - вспомнились ему слова Ори, его лейтенанта, - «половина разделяется по двое, ставит заряды и выходит. Оставшиеся доставляют груз на минус второй уровень».

«Ага. Отличный был план», - злобно думал Курст, - «если бы сработал, конечно. Только вот мне достался в напарники этот придурок – Фитц, который вечно несётся вперёд, как тупоголовый бот и шуму производит как колонна боевых марсоходов».

- Чтоб тебя шептуны загрызли, - вырвалось у него от злости, но он тут же опомнился и осмотрелся по сторонам. Никого. Даже поломанный костюм, оставшийся где-то вдалеке и освещавшийся небольшим лучом света, казался сейчас не более чем миражом.

Курст попытался согреть дыханием руки, но это помогло лишь на несколько мгновений.

«Надо было хотя бы перчатки оторвать от костюма» - запоздало подумал он, но ещё раз обернувшись, решил уже не возвращаться. Время уже давно обыгрывало его на несколько ходов, и он не собирался давать ему ещё большей форы.

Он прошёл ещё немного вперёд и внезапно остановился. Луч, до этого скользивший по стене словно бы провалился в яму и взгляд Курста успел выцепить в свете фонаря то, во что сначала не поверил – спину, покрытую костяными наростами.

«Этого ещё не хватало…» - успел подумать он и резко выключив фонарь прислонился спиной к стене, пытаясь успокоить дыхание, - «но он же не слышал никаких звуков! Ничего, что выдало бы приближение этой твари!». Курст начала перебирать в голове все последние секунды и вспоминать каждый звук, вновь и вновь анализируя его. Мог ли он что-то упустить?! Но нет. Ничего схожего с шёпотом не было. Или все-таки было?!

Курст с силой зажмурился и весь обратился в слух. Тишина. «Может все-таки показалось?!». Он вновь включил фонарь и резко нырнул за угол приготовившись к худшему. Но худшее уже давно случилось и без него.

У лестницы, в полусидячем положении, застыл чей-то труп. А то, что он принял за наросты было костями, торчащими сквозь какой-то древний костюм из мягкой ткани. «Должно быть он упал» - почему-то первым подумал Курст и посветил фонарём вверх. Луч побродил по перилам и упёрся в потолок. «Этажа три» - прикинул он и вновь вернулся к изучению своей находки. Хотя скорее его волновал костюм.

Он ощупал комбинезон, сорвал с останков шлем и осмотрел изнутри. Не считая нескольких дыр, костюм был вполне годный, а вот шлем оказался совсем древним. Ни навигационной карты, ни визора, ни рации. И кислород туда поступал по трубке, через небольшую очистительную коробочку, прикреплённую к поясу. Сейчас, конечно же, сломанную.

- Ну что ж. Хоть что-то..., - проговорил он себе под нос и стал стягивать комбинезон с того, что когда-то было человеком.

Все манипуляции заняли не более пары десятков минут. Вокруг по-прежнему было тихо и Курст решил идти сразу на верхний этаж. Ему нужно было как можно скорее добраться до своих. По его прикидкам, он пролетел шесть перекрытий и теперь планировал преодолеть их, если не так же быстро, то как минимум без лишних остановок.

- Дерьмо, - выругался он, заглянув в коридор этажа.

Здесь было также темно, как и внизу. И ничего не намекало на то, что кто-то здесь проходил. Он вновь попробовал каким-то шестым чувством понять в какую сторону ему двигаться. Но спустя несколько мгновений, так ничего и не решив, двинулся влево, просто потому что раньше выбрал противоположную сторону.

Несколько минут все было в порядке. Здесь было немного теплее и он даже слегка расслабился, но затем уловил где-то на границе слуха едва различимое:

- Шшш…пашлеп…сют

Рефлексы сработали быстрее сознания. Рука дернулась, выключая фонарь и Курст резко присел, прицелившись в ту сторону, откуда ему послышался звук.

Некоторое время он не шевелился и даже не дышал, продолжая вслушиваться, но ничего не происходило. «Было или показалось?» - сомнения только и ждали того момента, чтобы вновь наброситься на свою жертву. «Было или показалось?!». В тот момент Курст готов был поклясться, что слышал, а сейчас уже не был так уверен.

Он ещё немного посидел, но звук так и не повторился. Тогда он быстро включил фонарь и осмотревшись тут же выключил. Тишина. Но рядом он успел заметить зажатые упавшими балками и не закрывшиеся до конца двери в одно из помещений. Некоторое врем он колебался, но решил, что на всякий случай будет лучше переждать там, чем торчать в коридоре.

Медленно шаг за шагом он пробрался внутрь и притаился. И тут из-за спины вновь раздалось шипящее:

- Шшш…пашлеп…сют…

Курст подскочил на месте и развернувшись всадил очередь в то место, откуда ему послышалась угроза. И вновь замер, прислушиваясь. Через пару мгновений он разобрал, что шепот сменился на бульканье. Он подстрелил тварь.

Он выждал ещё немного, чтобы удостовериться, что рядом нет ещё одной. И только затем вновь включил свет.

Луч фонаря выхватил широкую кровавую полосу от двери, уходящую в глубь комнаты. Он медленно проследил за следом, который заканчивался темно-красным экзо-костюмом.

- Черт, - негромко выругался он.

И опасаясь того, что увидит, подошёл ближе.

- Заскин, - прочёл он белые буквы на шлеме и опустившись перед телом на колени произнес:

- Ты как здесь оказался?!

Сейчас утихло даже бульканье, которое видимо он издавал перед смертью. Костюм выдержал очередь, но прямо в центре груди зияла дыра, в которую можно было засунуть даже руку. Туда попало несколько пуль, видимо добивших парня. Но что могло проделать такое отверстие, он не представлял.

- Твою мать…, - вырвалось у него.

Костюм бы ему сейчас очень сгодился. Он уже и так порядком бродит без нормальной защиты, но одно дело обобрать уже истлевший труп и совсем другое забрать броню убитого товарища, с которым ты не раз нёс вахту и сражался вместе. Курст колебался.

- Твою ж мать..,, - вырвалось вновь. Он медленно дёрнул ручку аварийного сброса костюма. Трубки как и в прошлый раз зашипели и он плавно стянул шлем с мертвеца.

Тот был весь заплёван кровью и слюнями.

- Да чтоб тебя..., - вновь не удержался он.

Он огляделся и не найдя ничего подходящего протёр шлем изнутри рукой мертвеца, после чего поморщившись одел шлем на голову.

- Группа Лима, группа Лима, это Курст, нужна помощь.

Тишина. Он инстинктивно поднял глаза туда, где была полоска индикаторов и взглянул на небольшой зелёный огонёк с краю, говорящий о том, что он в сети.

- Транспорт, транспорт, позывной Ашби2, ответьте!

Никакой реакции. Вдобавок, размазанная кровавая каша, которую он старался не замечать, теперь явственно стояла перед его взором. Даже если он пытался закрывать глаза и думать о чем-то другом.

«Группа могла погибнуть, но вряд ли бы кто-то мог добраться до транспортников» - Курст недоумевал и машинально продолжал вызывать своих.

- Группа Лима, группа Лима, есть кто живой?

Он старался больше говорить, лишь бы не думать, что на его голове шлем, который только что заплевал труп, а неприятный запах, который стоял внутри, лишь усиливал желание вывернуть наружу свой утренний паёк.

- Транспорт, транспорт! Ответьте! Требуется эвакуация!

Бесполезно. Он сорвал с себя бесполезный кусок металла. И взглянул на безмятежно лежащего рядом Заскина.

«Можно ли было его ещё спасти?! Облегчил ли я его страдания или наоборот?!» - сейчас он отчетливо понял, что даже если бы он просто услышал знакомый голос – ему стало бы легче. Но вместо этого ему придётся опять идти в одиночку в темноту.

Воспоминания многолетней давности о прибытии на красную планету тут же набросились на него, словно бы только и ждали подходящего момента.

Он вспомнил улыбку родителей перед тем, как ложился в капсулу на челноке, который должен был доставить их в новый дом. Вновь ощутил страх перед неизвестными технологиями и боязнь, что больше не увидит родителей. Но бояться следовало другого.

Картинки сменяли друг друга. Вот он открывает глаза в полной темноте. Стучит по стеклу капсулы, но в ответ лишь тишина, а он вновь и вновь продолжает кричать, зовя родителей, экипаж, хоть кого-нибудь…

Тут же новая серия образов приходит на смену предыдущим. Он, исхудавший и измождённый, находит своих родителей. Их переломанные и обезображенные трупы, наполовину вывалившийся из своих коек-капсул мирно покоились под множеством таких же, чьи крепления не выдержали первого контакта с планетой. Слез не было. Отчаяние уже давно было за той границей, когда ты можешь о чём-то сожалеть. А находясь несколько дней среди трупов, привыкаешь к их соседству. К их виду и запаху.

Воспоминания рвались друг за другом. Но он не хотел их видеть, не хотел помнить. Курст затряс головой и замычал от злости, чтобы остановить их, прекратить этот поток ведений. Но картинки из прошлого, словно почувствовав слабину, бросались на него все озлобленнее.

- Нет, нет, нет…, - повторял он.

То, что он пережил тогда должно было остаться где-то там, глубоко в подсознании. То, что ему пришлось сделать для выживания должно было остаться в прошлом. «Это все Фитц! Сраный ублюдок! Это он виноват! И Заскин! Зачем он шипел как эти твари?! Зачем?!» - мысли лишь сильнее расшатывали и так не стабильное состояние. От того, он не сразу услышал отдаленный и ленивый голос из шлема:

- Кто вызывал?

А когда произнесённые извне слова постепенно обрели осознанность внутри разрывающего череп прошлого, Курст словно бы пробудился. Он схватил шлем и вновь натянув на голову затараторил:

- Группа Лима, группа Лима. вызывает Курст. Позывной ашби2. кто на связи?! Приём!

Молчание. Он уже вновь начал сомневаться, не показалось ли ему и хотел сорвать шлем, но тут вновь послышался голос:

- Это Ори.

- Лейтенант?! Где вы?! Где остальные?!

Опять длинное молчание.

- В командном центре. Минус второй уровень.

- Я иду к вам, - ответил Курст быстро и сбросив шлем, поднял свою винтовку.

- Я не один, я не один..., - повторял он шёпотом словно заговорённый, возвращаясь в коридор.

В этот раз он не боялся. Ужасы внутри головы пугали намного сильнее того, что могло выпрыгнуть из темноты. Он чувствовал, как все то, что он многие годы прятал глубоко в себе сейчас выбирается наружу и грозит поглотить его мысли, сознание и всю его реальность. Сердце стучало как бешенное. В этой давящей тишине оно словно барабан сходило с ума вместе со своим хозяином.

- Минус второй уровень, минус второй уровень…, - бормотал он, продвигаясь все дальше в лабиринтах бесконечных коридоров.

Ему казалось, что он уже много часов ходит по кругу. Но признаться, что заблудился или хуже того, повернуть назад было для него сейчас равносильно смерти.

- Командный центр! Минус второй уровень! Я должен найти его! – произносил он вслух, чтобы убедиться, что все это не иллюзия.

«Почему он не взял с собой шлем?! Зачем оставил его там?!» - вопрос возник сам собой лишь усиливая отчаяние. Ему нужно услышать человеческий голос. Прямо сейчас. Иначе он просто сойдёт с ума.

Луч фонаря в очередной раз скользнул по стене и зрение Курста успело выцепить долгожданную двойку с минусом, нарисованную на стене.

«Я почти на месте! Ещё немного!» - подбадривал он себя. Ему осталось найти командный центр и он спасён. Но время вновь начало вытягиваться в бесконечную струну, истончаясь и грозя разорвать в клочья ту робкую надежду, что только-только затеплилась где-то в темных закоулках мозга.

В какой-то момент ему даже показалось, что он услышал хлопок, означавший, что все, что произошло до того, ему лишь привиделось. Что он придумал это все, лишь бы оттянуть подальше момент того сумасшествия, через который он уже проходил, но внезапно послышавшийся вдалеке голос, вроде бы столь знакомый и в то же время совершенно чужой, вновь заставил поверить в то, что Заскин, Ори, да и вся его жизнь за последние двадцать лет не была выдумкой. Он бросился туда, откуда послышался выстрел. Значит он ещё не сорвался, значит он ещё в порядке.

Курст бежал вперёд, водя фонарём из стороны в сторону и перепрыгивая через все встречающиеся препятствия. Чем дольше он тут находился один, тем ближе подступало безумие. «Я хочу быть архитектором поселений» - звучал в его голове собственный детский голос, - «где люди могли бы чувствовать себя комфортно и безопасно...» и где-то из темноты звучал другой искаженный голос его отца - «Так и будет. Именно так все и произойдёт». Он попытался вспомнить лицо того, кто произнёс эту фразу, но вместо этого видел лишь застывшую в своём разложении маску, продолжающую открывать рот и произносить слова поддержки.

Внезапный яркий свет. Он слепил глаза, заставляя жмуриться. Вынуждал прикрывать их рукой. Курст хотел спрятаться, сбежать. Но вид белого прямоугольника словно приковывал к месту.

Сквозь слёзы он видел тени, которые с каждой секундой становились все больше, словно питались этим светом. Каждое мгновение отгрызая себе кусок и заполняя его непроглядной чернотой. Но почему-то не они пугали Курста. Тьма была его другом. Во тьме о его тайнах никто не знал. Даже он сам не видел того, что творил. А, если не видел и он, значит этого и не было.

Свет же был чём-то совершенно противоположным. Он вскрывал его секреты и показывал их другим. От него невозможно было спрятаться, он заполнял все пространство, все до чего он мог дотянуться и показывал Курсту всю его сущность. То, кем он стал, пытаясь выжить.

- Это не я! Это не я! – кричал он окровавленным ртом, боясь обернуться и признаться себе в том, что он сотворил, - я бы никогда не смог!

Но вместо упрёков, голоса твердили совсем иное:

- Что ты там бормочешь, рядовой?! Я не слышу! Подойди сюда и произнеси громче!

Несколько секунд Курст колебался, пытаясь осознать, где он и что происходит. Затем сознание, словно брошенный камень ворвалось в череп, успокаивая спутавшиеся воспоминания двадцатилетней давности с тем, что происходило вокруг.

- Лейтенант?! – произнёс он не уверенно.

- Ближе! – негромко донеслось из-за яркого пуска света, - подойди ближе!

Курст не уверенно двинулся вперёд. Тьма, только что окружавшая его со всех сторон, неспешно раздавалась, нехотя отпуская свою жертву. А пространство света, в которое он вступал, было для него чистилищем, сжигающим все то, что осталось позади.

Шаг за шагом он двигался вперёд, ощущая как с яркие волны стирают воспоминания и очищают совесть. Глаза слезились и болели, но он насильно удерживал из открытыми. Это было частью его наказания, частью прощения, которое он должен был заслужить.

С каждой секундой он чувствовал, как свет проникает сквозь комбинезон, кожу, кости и наконец мысли. Он улыбался. Ведь несмотря ни на что он смог выжить там.

- Рядовой! – тихо произнёс усталый голос.

Курст вдруг осознал, что так и стоит перед прожектором бьющим мощным пучком света в сторону коридора. И, наконец, сделал несколько шагов в сторону, чтобы разглядеть лейтенанта.

Он обвёл глазами многоуровневое пространство командного центра. Где на каждом уровне были установлены огромные столы-пульты, увешанные мониторами, сейчас грустно потухшими и голографические площадки, которые были когда-то передовой технологией, а нынче же лишь подчеркивали древность всего комплекса.

Должно быть когда-то это был масштабный проект. Возможно даже одна из первых баз людей на этой планете. Сейчас же повсюду валялся какой-то мусор, бочки с непонятным содержимым были расставлены вдоль частично разрушенных стен и вокруг всего этого витал дух совершеннейшего запустения. Словно это был не центр управления огромной базой, а какой-то заброшенный склад разоренного поселения.

- Рядовой…, – вновь услышал он шепот лейтенанта, с трудом разглядев того, спрятавшегося за одним из пультов, - сюда…

Курст медленно двинулся вперед и только сейчас заметил, что то, что он принял в полутьме за мусор, были трупы. Точнее, среди разного хлама на полу валялись тела.

Некоторые были такими же древними как все здесь. Их кости вылезали через местами истлевшую одежду и торчали наружу, словно ростки пробившихся растений. Другие же были моложе, если можно было бы так сказать. Старые скафандры, которыми сейчас пользовались разве что в совсем забытых уголках красной планеты. Ненадежные, внешний слой их легко рвался, и пользоваться ими вне хабов было крайне опасно. Но самым удивительным было то, что среди всей это старины он видел совершенно свежие трупы в необычных костюмах, сделанных из какого-то странного материала, напоминающую смесь ткани и стальных полос. Курст никогда раньше таких не видел. Он хотел опуститься и рассмотреть поближе, но до него вновь донесся шепот:

- Хватит там возиться, быстрее сюда!

Это было странно, но он послушался и поднявшись прокрался к лейтенанту, стараясь не наступать и не тревожить мертвых.

- Что это на тебе?! – первое, что произнес Ори, когда Курст подошел ближе.

- Это…это…, - он пытался найти подходящее слово, чтобы описать то, что на нем было одето, но ничего не приходило в голову и в итоге он произнес все как есть, - мой костюм вышел из строя.

Курст ожидал какой-то реакции на свои слова, но казалось, что лейтенанта уже совершенно не интересовал его ответ. Ори отвернулся и приподнявшись из-за своего укрытия, посмотрел в сторону коридора, словно ожидая чего-то с той стороны. Он тоже взглянул в том направлении, но ничего кроме пустоты, освещенной прожектором, не увидел.

- Оно где-то там, где-то там…, - негромко, словно самому себе повторял лейтенант.

А потом вновь внезапно развернувшись к рядовому, спросил:

- Ты его видел?!

Курст некоторое время размышлял над ответом, до конца не понимал, кого именно имеет ввиду лейтенант. Тот же, вновь не дождавшись ответа, уставился в освещенный проход.

- Я…видел…Заскина, - разделяя слова, произнес Курст и немного погодя, добавил, - он мертв.

Но лейтенанта это тоже словно бы не волновало. Он даже не обернулся. Лишь буркнул:

- Они все мертвы.

Курст не был до конца уверен, что расслышал верно и переспросил:

- Все?

Некоторое время тот не отвечал и рядовой направил на него фонарь винтовки, чтобы убедиться, что с ним все в порядке и в тот же момент лейтенант обернулся.

Если бы не вколоченная в подкорку выправка и то, что он стоял перед старшим офицером, Курст бы уже бежал без оглядки подальше от этой кровавой маски, что он только что увидел. Лицо лейтенанта словно бы рвали когтями. Эти свисающие полоски кожи, запекшаяся кровь и совершенно обезумевший взгляд. Ему самому было сейчас не сладко, но лейтенанту видимо было совсем хреново.

- Вас нужно срочно эвакуировать, - произнес он первое, что пришло в голову.

Но тот лишь рассмеялся.

- Все мертвы. Все. Остались только мы с тобой, рядовой. Мы, да еще Хаскер со своими изгоями, толпы шептунов и еще какое-то невообразимое дерьмо, со здоровенным шипом на хвосте, в придачу! - все это он произнес не спеша, словно озвучивал обеденное меню в базовом лагере.

- Хаскер? Изгои? Шептуны? – Курст повторял всю эту бессмыслицу вслух, будто пытаясь осознать происходящее.

Хаскер был его другом вот уже много лет. Еще с военного лагеря. И оба были отщепенцами в собственной среде, отчего быстро сдружились. Но при чем здесь он и эти сказки про изгоев? Да и в коридорах он не встретил ни одного шептуна. Он там вообще никого не встретил, кроме трупа в древнем балахоне и Заскина, у которого было здоровенная дыра в животе. Постепенно кусочки паззла начинали собираться в картину. Лейтенант упомянул какое-то дерьмо с шипом. Быть может это было оно?! Курст хотел переспросить, но вновь уперся в безмолвную спину Ори. Тот следил за входом, видимо ожидая кого-нибудь из тех, кого он перечислил.

- Я найду помощь…, - негромко произнес Курст, отступая назад. Сейчас он хотел сбежать отсюда также сильно, как некоторое время назад добраться сюда, - я поднимусь на поверхность и свяжусь с лагерем.

Лейтенант никак не отреагировал на его слова и Курст шаг за шагом отступал, обдумывая, как бы ему вновь спрятаться в поджидавшей за выходом тьме и вдруг услышал какой-то негромкий звук, что-то между скрежетанием и шипением. Странный, дерганный и при этом повторяющийся. Он тут же бросил взгляд на коридор, но звук доносился не оттуда, а откуда-то поблизости.

Курст вновь опустил взгляд на Ори. Того трясло. Поначалу он хотел броситься на помощь, но вновь представив его раскуроченное лицо, замер. Тот медленно поворачивался и с каждым мгновением до него доходило, что это смех лейтенанта.

- Все мертвы, они все мертвы, и ты уже мертв, даже если до конца это не понимаешь…нет никакого лагеря, нет колонны, здесь остались только мы. И мы выполним нашу миссию, хочешь ты того или нет.

Ори медленно протянул руку к большой стальной коробке, стоящей рядом.

«Детонатор!» - ошарашенно осознал Курст, - «этот безумец сейчас взорвет весь комплекс». Он медленно начал поднимать винтовку, целясь в улыбающуюся голову лейтенанта. Но тот лишь похлопал по коробке и вновь стал следить за коридором.

- Пока рано..., - негромко пробормотал он, - еще не время…

Курст решил, что пора продолжить свое отступление к выходу, но тут вдруг вновь послышал голос лейтенанта:

- Знаешь зачем нас послали сюда, рядовой? Знаешь, а?!

Курст покачал головой. А потом осознав, что тот не увидит, осторожно произнес:

- Нет.

Лейтенант вновь засмеялся так, что Курста передернуло.

- Секретики…, - проговорил он и словно бы собравшись с духом, добавил, - нужно было похоронить чьи-то грязные секретики…

- Какие секретики?! – их группу периодически отправляли на необычные задания, вроде уничтожить брошенное поселение, заминировать старые марсоходные треки, или что еще похуже. И он догадывался, что это не просто тренировочные высадки. От того Курст сейчас не очень не понимал, чем эта миссия отличается от других подобных ей.

- Секретики, которые уже были похоронены много лет назад. Но вот незадача, марсотрясение.

Это было совсем бредом.

- На марсе не бывает землетрясений, - спокойно произнес Курст, и только после этого понял свою ошибку. Спорить с потерявшим рассудок бессмысленно. А сейчас он уже не сомневался в психическом состоянии лейтенанта.

- Дааа, - протянул тот, - не бываееет. Они тоже так думали, что не бывает и были спокойны за свои секретики. Но вот оно случилось и следы их экспериментиков вылезли на поверхность красноватого песочка.

Курсту припомнилось, что когда марсоходы добрались до места высадки, то единственное, что они увидели, это торчащий осколок железобетона, смотрящий шпилем вверх и им пришлось расчищать площадку, чтобы войти внутрь. Но лейтенант продолжал:

- А ведь никто не хочет, чтобы его секретики сами по себе вылезали на поверхность, где на них может кто-то случайно наткнуться, правда?!

Но мысли рядового после этих слов метнулись к его собственным секретам, которые тоже когда-то остались погребены под, наполовину занесенным марсианской пылью, разбившимся шаттлом. И он очень надеялся, что они никогда не всплывут.

- Тем более такие секретики…, - голос лейтенанта вновь вернул его к реальности, - хочешь я с тобой ими поделюсь?

Сейчас Ори смотрел прямо в глаза Курста. Тот не заметил, когда лейтенант обернулся. Он уже давно не шептал. И хотя по-прежнему говорил негромко, но теперь он уже словно бы уже не боялся того, что может показаться из коридора.

Но это лицо. Курст видел в свете фонаря безумно-кровавую маску, открывающую и закрывающую рот. Он не понимал как с такими ранами можно выжить, а не то, что говорить. Должно быть он вколол в себя все, что было в аптечке. И видимо не только в его собственной.

- Ну что скажешь, рядовой? – вновь произнесла маска, - поделиться с тобой?!

Он не был уверен, что хотел знать чьи-то еще секреты. Тем более, что ему вполне хватало своих. Но начал медленно опускать голову, собираясь неуверенно кивнуть, как заметил внезапное движение в свете прожектора. Даже не движение, а словно бы мгновенное мерцание. Будто темнота решила внезапно отвоевать ее незаконно занятое пространство. Курст тут же бросил туда взгляд, взведя винтовку. Но там уже ничего не было.

Он был точно уверен, что там что-то двинулось. Но справа тут же защелкала винтовка Ори, оглушая все пространство шумом вылетающих пуль.

Курст пытался увидеть цель, чтобы поддержать огнем, но не понимал куда стрелять. Лейтенант же просто палил во все подряд, даже не пытаясь целиться и орал что-то невразумительное. Поэтому он счел за лучшее найти себе укрытие как можно дальше от этого безумца. В любом случае, через ту дверь, что он сюда попал было больше не выбраться, от того он выключил фонарь и отступая спиной, направился в противоположный темный угол.

«Тьма твой друг! Тьма твой друг!» - звучало в голове, но он продолжал следить за лейтенантом и остальным помещением, пытаясь осознать, что происходит. Но тот буквально разряжал обойму, словно бы рисовал вокруг себя круг недосягаемости, а не пытался попасть во что-то конкретное. Несколько пуль даже долетело до укрытия Курста и он решил пока не высовываться.

Расстрел помещения и крики продолжались еще некоторое время, а затем все внезапно стихло. Курст на всякий случай выждал еще несколько секунд, а затем высунувшись огляделся.

Изменений в окружающем пространстве было не слишком много. Дырки от пуль лишь дополнили странное побоище разных лет, что здесь было и до того. Но он не мог оторвать взгляд от того места, где еще недавно был лейтенант. Света было слишком мало, но он совершенно точно видел огромную, покрытую жесткой щетиной тушу, сейчас склонившуюся над чем-то и размахивающую длинным хвостом, увенчанным жалом.

Чертов пульт загораживал обзор, но сомневаться не приходилось. Рядом со стальной коробкой детонатора он разглядел, все еще подергивающиеся в конвульсиях, ноги лейтенанта.

Курст медленно поднял винтовку и прицелился. Он не знал, что это за тварь. Подобное он видел впервые. Но перед его взором возникло вспоротое тело Заскина. Если этот хвост был способен пробить нагрудник экзо-костюма, то с его тряпками рассчитывать на то, что он сможет одолеть это создание не приходилось. Его могла спасти только неожиданность, но ему почему-то совершенно не хотелось проверять, сможет ли он уложить это существо первой же очередью. Но был уверен, что вторую выпустить не успеет.

«В бездну» - проговорил он про себя. И убрав винтовку медленно двинулся дальше в темноту. Любой звук мог выдать его твари, от того он не спешил. Глаза уже давно привыкли к отсутствию света, и даже слабого и далекого источника хватало, чтобы разглядеть, что у него перед носом.

Шаг за шагом он продвигался вперед, осматривая стену, пока не обнаружил то, что искал - дверь. Курст подобрался ближе и ощупал панель. Если кодовый или сенсорный замок когда-то здесь и стоял, то сейчас, в отсутствии электричества, все было разблокировано. Достаточно было надавить на кнопку рядом с дверью и она распахнется. Он бросил взгляд туда, где тварь склонилась над свихнувшимся лейтенантом и замер.

Там, где еще недавно виднелся хребет чудища, сейчас была пустота. Он медленно поднял винтовку, приготовившись отстреливаться, но вокруг никого не было. По крайней мере его глаза не могли засечь никакое движение.

Слегка подрагивающей рукой он потянулся к кнопке двери. Курст не видел твари, но всем своим телом ощущал угрозу. Несколько секунд он выжидал, а затем резко ударив по кнопке впрыгнул в открывшееся пространство и тут же ударив обеими ногами по двери захлопнул ее. А через мгновение раздался мощный удар, от которого содрогнулась вся стена.

Он тут же включил фонарь и бросился к панели рядом с дверью. Где-то там должна была быть ручная блокировка. Еще один удар сотряс всю стену. Если эта тварь случайно попадет по кнопке – он труп.

Кнопка была совершенно такой же, как и с той стороны. Курст зажал винтовку между ног, чтобы освободить руки и стал осматривать ее со всех сторон. Внезапно палец наткнулся на небольшой рычажок снизу. Он попытался придвинуться ближе, чтобы прочесть надпись, но тут же раздался третий удар.

- Хрен с ним! – вырвалось у него, и он потянул рычажок в сторону. Кнопка открытия двери, до этого выпуклая тут же погрузилась внутрь. И даже если бы он хотел нажать на нее, у него бы просто не получилось на нее надавить. Он очень надеялся, что с той же стороны произошло тоже самое.

- Вот же тварь! – произнёс он вслух и прислонившись спиной к двери попытался понять, что только что произошло. Лейтенант знал явно намного больше, чем успел рассказать. И вряд ли эта тварь для него тоже была сюрпризом. И не была ли именно она тем секретином, о котором он все твердил? И что там с изгоями, о которых он упоминал?! И почему не отвечала колонна?!

«Дерьмо!» - выругался Курст про себя. Слишком много неизвестных. Хотя он сомневался, что хочет все это выяснять. Единственное, чего ему точно хотелось, так это выбраться отсюда. И как можно скорее.

Эта мысль заставила его отвлечься от внутреннего монолога и осознать, что он уже некоторое время разглядывает чёрное нечто, в которое упёрся луч фонаря винтовки.

Он поднял оружие и поводил вверх-вниз, пытаясь понять, что это. Но, кроме того, что больше всего эта конструкция напоминала огромную стальную колбу, стоящую на широкой подставке, прикрученной огромными болтами к полу. А снизу к ней были подключены какие-то провода и трубки.

Курст потратил ещё некоторое время на изучение агрегата, а затем решил поискать дополнительных подсказок и осмотрелся.

Если командный центр показался ему огромным, то это помещение было в разы больше. Фонарь даже не добивал до противоположной стены. И все оно было заставлено такими же «колбами».

«Быть может система водообеспечения» - пришла в голову догадка. И он, немного поразмыслив, остановился на ней, так как иных вариантов все равно не было. Да и кому теперь какое дело, что здесь когда-то было. База в любом случае мертва. А ему было пора уже уходить с этого кладбища.

Коридоры и коридорчики. Странные помещения и лестницы сменяли друг друга. Но ему даже не хотелось задумываться об их принадлежности. Он искал, что угодно, что могло напоминать выход отсюда. Но не указателей, ни намеков, хотя бы отдаленно напоминающих о его заветной цели, не попадалось.

Сейчас Курст уже спокойнее относился к той темноте, в которой оказался. Страх превратился в смирение, а затем пришло и принятие. Теперь он ощущал будто бы снова вернулся в прошлое. Когда единственным светом для него было слабое мерцание лампы аварийного передатчика. Без отдыха отправляющей сигналы бедствия в атмосферу чужой для него планеты. А единственной пищей… Нет! Он запретил себе об этом вспоминать.

Но то ощущение. Сначала острое, резкое. А затем нудное и привычное. И с каждым днем все более тягостное. До этого он никогда не задумывался, что голод может стать пыткой. Люди многое не замечают из того, что имеют в избытке. Даже сейчас он ощутил как его желудок заурчал, словно бы подслушал то, что творилось у него в голове.

«Вот еще не хватало! Еда уж точно было последним, что его сейчас должно было…» - попытался приструнить он сам себя, но вместо этого мысли оборвались сами собой от того, что он увидел – пару небольших створок - лифт. Безусловно он сейчас не работал и толку от него не было никакого. Но главным было другое. Шахта могла вести на верхние уровни. На поверхность.

Курст бросился к створкам и после недолгой борьбы раздвинул их достаточно, чтобы заглянуть внутрь. Это была удача. Шахта уходила вверх. Он протиснул винтовку и посветил себе фонарем. Так и есть. Темный вертикальный тоннель вел вверх на десяток, может полтора, метров.

Он сильнее надавил спиной на створки и заставил их полностью раскрыться. Нужно было чем-то зажать двери, чтобы они не закрылись, но единственное, что могло подойти на эту роль была его винтовка. Некоторое время он колебался, но выбор был невелик. Да и вряд ли она могла помочь ему там. Единственный раз, когда он ее использовал, была очередь в умирающего Заскина.

Но почему-то воспоминание о приятеле не вызвало у него никаких чувств. В том числе и элементарной жалости. Все произошедшее он воспринимал совершенно как обыденный ход вещей. Поэтому и сейчас он спокойно отсоединил фонарь от винтовки и удерживая его ртом, расположил оружие так, чтобы оно мешало дверям закрыться.

Он медленно разжал двери и убедившись, что они не двигаются, отошел на несколько шагов от лифта. Только сейчас он вдруг задумался о том, что если в прыжке не сумеет зацепиться за тонкий трос, натянутый по центру шахты и удерживающий кабину, то его полет будет довольно коротким, а смерть медленной и невероятно болезненной. И предательская мысль о том, чтобы поискать иные пути уже начала подтачивать уверенность в его действиях.

Курст медлил. Возможно желание сбежать отсюда действительно подталкивало его к неразумному поступку. И стоило бы еще раз все обдумать. Но…что-то на грани сознания заставило его повернуть голову влево и взглянуть в темноту коридора. Ничего. Свет, испускаемый его фонарем, попытался вырвать из темноты какую-то опасность, но лишь бесполезно пробежался по растрескавшимся стенам и провалился вглубь. Пусто.

Ничего, что могло бы стать угрозой для него. Но он чуял, что там что-то не так. Он вновь взглянул на открытую перед ним шахту лифта и отключив все мысли бросился вперед. Фонарь по-прежнему был зажат между зубами, чтобы освободить пространство для рук. Раз шаг. Два. Три. Прыжок. Мгновения полета и он ощутил как болтается в пространстве, а руки намертво вцепились в трос.

Несколько мгновений он дал себе отдохнуть. Но чувство опасности, которое он уловил перед прыжком не проходило. Как бы ему не хотелось остаться висеть и радоваться своей удаче и ловкости, но это был лишь первый шаг. Теперь нужно было делать остальные.

- Чтоб тебя! – выругался он в пустоту. И начал медленно подниматься вверх по тросу, подтягивая себя.

Каждый момент он ожидал снизу услышать удар, рев, звук когтей разрывающий металл, что угодно. Но ничего подобного так до него и не донеслось. Не спеша он поднялся по тросу до верхнего уровня и посветив себе фонарем, еще раз порадовался своей удаче.

О том, открыты ли верхние створки и если нет, и то, как он будет их открывать, Курст как-то не успел задуматься. От того сейчас особенно был рад, что они оказались открыты. Быть может он был не первым, кто попытался спастись через эту шахту. Но о судьбе своих предшественников ему думать не хотелось. Он раскачался на тросе и прыгнув еще раз вылетел на площадку верхнего яруса. Снизу, по-прежнему, все было тихо. Он выждал еще несколько мгновений и лишь затем поднялся.

Наконец-то не было никаких коридоров. Лишь огромное пустое пространство с массивными дверьми, перекрывающими половину противоположной стены.

«Это выход!» - твердил он себе, - «Это точно должно быть сраный выход! И никак иначе!». Курст не хотел даже допускать мысли он том, что за этими дверьми он не увидит уже давно привычную красноватую пыль, покрывающую всю поверхность этой планеты. И создающей ни с чем не сравнимый пейзаж бесконечной ржавой пустыни на многие тысячи километров вокруг.

Он почти бросился вперед, лишь в последний момент осознав, что на нем по-прежнему нет шлема. А костюм лишь жалкая пародия на защиту от агрессивной среды. В тщетной надежде он вновь поводил фонарем по стенам и чуть не заплакал от вида узких шкафчиков, робко теснившихся друг к другу. Некоторые были открыты. И из них, словно в нелепой попытке выбраться, в странных позах застыли древние костюмы выхода на поверхность.

Несколько мгновений и вот он уже проверяет и натягивает на себя первый из тех костюмов, чье состояние можно было считать удовлетворительным. Еще несколько минут и он уже стоит перед большой красной кнопкой рядом с массивной дверью. Удар и вновь томительное ожидание, и надежда, что техника сработает как надо, что она не может не сработать. А затем облегчение, когда откуда снизу слышится хруст приведенных в движение гидравликой механизмов, медленно разжимающих створки.

Курст сделал шаг наружу и солнечный свет ослепил его. Ему казалось, что вот-вот сейчас его подхватят под руки спасатели и как можно быстрее доставят в ближайший жилой хаб. Чтобы маленький мальчик смог забыть весь тот ужас, который с ним случился за то время, что он провел в одиночестве и темноте. Но секунды шли, а ничего не происходило.

С трудом разлепив глаза он посмотрел вниз. Там, парой-тройкой сотней метров ниже по склону виднелось несколько черных машин, чем-то напоминающих огромных земных жуков. Это была их колонна марсоходов. Сейчас ему казалось, что он провел внутри не более нескольких десятков минут, но шипастые колеса машин уже наполовину были занесены красной пылью.

Словно увидев старых друзей, он бросился вперед. Он выбрался. Он выжил. Опять. А все остальное не имело значения. И пусть кто-то другой прячет чужие «секретики». Он здесь закончил.

Добежав до первой машины, Курст открыл боковую дверь и забрался внутрь. Пора было валить отсюда куда подальше. Он перебрался к управлению марсоходом и удобно расположившись нажал несколько кнопок. Система тут же отреагировала, подсветив приборную панель неярким голубым сиянием.

Раньше ему не часто приходилось управлять транспортом, для этого в их отряде были специальные люди, группа поддержки или как их называли за глаза – «группа, если что-то пойдет не так». И сейчас ему совсем не хотелось задумываться куда они все запропастились, потому что сегодня у них все пошло не так.

Курст только собрался нажать на педаль газа как увидел человека в экзокостюме, в нескольких метрах впереди, который направляя винтовку точно ему в лицо постукивал по своему шлему пальцем.

Некоторое время Курст пытался сообразить, что он от него хочет, а затем смекнув щелкнул переключатель, включающий рацию в кабине.

- Как ты там выжил?! – донеслось тут же из динамиков.

- Хаскер?! - нелепо произнес Курст.

- А ты кого ожидал увидеть?! – весело прозвучало в ответ.

Наверное, он был рад, что кто-то выбрался помимо него, но в голове уже звучали слова лейтенанта про Хаскера и изгоев. И хотя лейтенант был слегка не в себе, но винтовка, по-прежнему нацеленная ему в лицо, не давала расслабиться и вызывала определенные подозрения насчет его друга.

- Так ты чего там застыл?! – произнес он аккуратно, - прыгай в другой и валим отсюда!

Некоторое время тот молчал, а затем не спеша произнес:

- Я не могу в другой…мне нужен именно этот.

Подозрения начали перерастать в настороженность.

- Да брось, какая разница?! – проговорил Курст, отчаянно вспоминая выдерживает ли стекло марсохода очередь из штурмовой винтовки.

- Вылезай и мы поговорим, - донеслось в ответ.

Уж чего он не собирался делать, так это выходить наружу. Он слишком через многое прошел, чтобы оказаться сейчас здесь и отступать совершенно не планировал.

- Неа, - произнес он, надеясь, что все-таки выдержит.

- Я не хочу, чтобы ты подорвал единственное доказательство того, что здесь творили.

- Творили? – удивленно переспросил он.

Хаскер опять ненадолго замолчал, а затем заговорил так, словно общался с дауном:

- Ты что так и не понял, что это старая генетическая лаборатория?! Ты не видел доказательств того, что здесь выращивали новый вид, приспособленный для жизни в здешних условиях?! Ты совсем слепой?!

Теперь, после услышанного, предназначение огромных стальных колб вызывало совсем иные ассоциации.

- Да мне плевать, я просто хочу отсюда убраться…, - произнес он.

- Извини, но ты выбрал для этого не тот марсоход.

Курст пробежал взглядом по панели, кабине и в итоге уперся в стальной ящик на соседнем с ним кресле. Точно такой же ему демонстрировал лейтенант, когда говорил о том, что они выполнят миссию.

Перспектива стать дезертиром и беглецом тут же сменилась возможностью оказаться героем. Единственным выжившим, выполнившим миссию. Хаскер же продолжал говорить:

- Ты понимаешь, что нас дурачили все это время?! Шептуны стремятся уничтожать наши поселения, убивают наших детей, мы должны бороться за выживание! Помнишь сколько раз мы это слышали?! Но почему-то никто не обмолвился, что они, заигравшись своими экспериментами, сами создали эту угрозу, с которой до сих пор не могут справиться! Ты это понимаешь?!

Курст смотрел на своего друга, а видел перед собой кровавую маску лейтенанта, хихикающего своим скрежещущим смехом и повторяющего одно и тоже – «Секретики…похоронить чьи-то грязные секретики…».

- Присоединяйся к изгоям! – вдруг донесся до него бесконечно продолжающийся монолог Хаскера, - мы выведем их на чистую воду! Они за все заплатят!

Но Курст никогда не стремился докопаться до правды. Он всю жизнь пытался скрывать свою собственную. Живя в постоянном страхе, если она вдруг вылезет где-то наружу. Ему долго везло, и сейчас, возможно, круг замкнулся.

Да, это были не его «секретики». Но это не имело никакого значения. Прошлое должно оставаться в прошлом. И плевать на то, сколько из-за этого погибнет людей. Каждый имеет право на ошибку.

Он уже нащупал панель детонатора и приложив к ней руку ждал, когда сенсор считает его отпечатки. И не так важно было, что при этом говорил Хаскер. Главное, что он ему не мешал.

- Ты меня слышишь?! – прозвучал из динамиков отчаянный голос его друга.

Но отвечать не понадобилось. Краем глаза он видел, как огромная пасть сомкнулась на экзокостюме его друга. Курст тут же нажал на газ и ощутил как все вокруг затрясло.

Курст изо всех сил пытался маневрировать, чтобы уйти из зоны поражения. Полностью отдавшись чутью, он резко дергал руль в стороны, лишь в последний момент объезжая образовывающиеся тут и там огромные ямы. Он уже приметил то место, до которого ему нужно было добраться. Каких-то полторы сотни метров, не более того. И тут его перед ним взметнулась пыль, а еще через мгновение он увидел, как песок, пробив лобовое стекло, заполняет собой все пространство.

И в этот момент ему стало очень жаль то, что он не успел выбратся. Жаль, что единственный друг за всю его жизнь был съеден какой-то тварью. Но больше всего ему было жаль, что он так и не сумел выбраться из проклятой темноты, даже сейчас поглощающей его. Но где-то глубоко в душе он испытывал облегчение, что его страх наконец-то исчез, пусть и вместе с его собственной жизнью.

+1
21:13
260
18:39 (отредактировано)
Автор, прошу, в следующий раз уделите больше внимания вычитке текста. ОЧЕНЬ много местоимений, часто по 3 и больше в одном предложении. Нередко предложения просто корявые, вроде:
 И тут его перед ним взметнулась пыль

Слишком много описаний, призванных нагнать жути, но, признаюсь, у меня они вызвали только отвращение.
Сама история показалась чересчур затянутой, притом, что ничего толком не объяснено. Сплошные намёки.
Извините, автор, но над текстом следует ещё поработать. А пока что мне не понравилось pardon
Михаил
22:41
Начну с хорошего. Рассказ понравился. Было интересно читать, было сопереживание к ГГ и сам он выглядел вполне живым. Теперь о минусах — все таки надо было бы почетче прописать концовочку — многое осталось мне непонятным. Точнее недопонятым. Я могу додумать, конечно, но больше ясности не помешает. В тексте есть шероховатости, неточности. Но в целом, твердая четверка!
19:32
Мда, автор, напустил ты тут шептунов
Илона Левина

Достойные внимания