Юлия Владимировна

РАМФОРИНХ

РАМФОРИНХ
Работа №438. Дисквалификация из-за отсутствия голосования

У Глеба с Дашкой появилась общая Тайна. Общие тайны у них бывали и раньше, но не такие. Не такие большие. Эта была просто огромная! А появилась она на основе наблюдений и рассуждений Глеба. Дашка всегда считала, что Глеб слишком умный и это мешает ему жить. А тут аналитический ум брата помог им проникнуть в святая святых, в тайны Вселенной.

А начиналось все так: Глеб любил смотреть в окно. Там действительно бывало много интересного. И не только сравнительно с заданием по русскому. Например, вороны при сильном ветре по очереди пытались усесться на шпиль башни дома напротив. Еще в этой башне была дыра, перед которой время от времени расхаживала ворона-часовой. Наверное, это был вОрон. Не тот другой, отдельный вид, а ворона-папа. И мальчик заинтересовался этой башней.

Еще Глеб любил путешествовать по чердакам. Там, за каждым пыльным перекрытием чудилась тайна. Особенно в старинных домах. В таких, по чердакам которых можно пройти несколько километров не спускаясь на землю и выйти уже в другом районе города. Старые кирпичные кладки хотелось простукивать: не зазвучит ли где глуше, не вывалится ли где в образовавшуюся дыру кувшин с золотыми монетами. С джинном, на худой конец.

После уроков, когда родителей не было дома, прихватив с собой фонарик, Глеб частенько направлялся на исследование неизведанных областей. Он путешествовал по чердакам. Иногда перебирался с чердака на чердак по крышам. И нашел несколько чердаков, где никто не бывал несколько лет. В них просто не было входа. Можно было попасть только через узкое слуховое окошко. Куда не всякий и ребенок влезет Не говоря о взрослых. Двери на такие чердаки, как правило, заколочены, а то и заложены кирпичом.

Однажды Глеб заблудился. Долго брел наугад пока не высунул голову в слуховое окно наугад, чтобы сориентироваться. И с некоторым изумлением

обнаружил, что находится через улицу от собственного дома. Сразу вспомнилась башня и сторожевая ворона. Глеб стал искать вход. Его не было. А мальчик надеялся из этой башни полюбоваться видом на город. Особенно - на Фонтанку. Однако, когда он внимательнейшим образом исследовал чердак, входа все равно не обнаружил. Не то, чтобы дверь была заложена кирпичом или забита досками, а просто – никаких следов. Как ни водил Глеб фонариком – везде одинаковая голая ободранная стена. Глеб знал, что и снизу никакого входа нет. Становилось интересно.

Глеб через слуховое окно вылез на крышу. Вечерело. Заходящее солнце делало грязные крыши домов сверкающими. Соседние дома заслоняли вид на Фонтанку. В окнах верхнего этажа дома напротив загорелся свет. Глеб поспешно юркнул за стояк дымовой трубы. Свет в окне означал пришедшую с работы маму. Глеб зашел на другую сторону крыши, где его не было видно из домашних окон, и стал разглядывать окна башни. Что-то в них было не так…

Глеб осторожно выглянул, посмотрел на свои окна, на соседские… И сразу

понял, что его насторожило: окна башни были чистые! Как и окна его квартиры. Он для сравнения посмотрел на окна же подседей-алкашей. Те были почти не прозрачные.

В башне окна чистые! Это при отсутствии входа! Впереди маячила реальная тайна. И Глеб помчался домой! Главная прелесть любой тайны – возможность поделиться.

А дома как раз должна была придти с занятий гимнастикой сестренка. Хоть и младшая, но хороший товарищ по приключениям.

Целый день втаскивали Глеб с сестренкой свой дельтаплан на крышу высотного дома. Напротив дома с башней. Потом еще день собирали его. Что не так просто было сделать .

Наконец наступил решающий вечер.

Город внизу мерцал огнями. Мелькнуло - зря боялся, что заметят. Лететь меньше минуты. Кому понадобится смотреть вверх в городе вечером!? От волнения пересохло во рту и все время хотелось пИсать. Глеб беспрерывно зевал. Момент полета прошел как бы в беспамятстве. Потом, вспоминая, парень мог выжать из памяти только накренившийся мерцающий ночной город.

Глеб спокойно и мягко встал на четвереньки на плоский приступочек башни. Привязался на всякий случай к громоотводу и отстегнул ремни. Спустился на балкончик перед окном. Балкончик был декоративный, стоять на нем можно было только плотно прижавшись к стене. Глеб заглянул. Внутри помещения было темно и ничего не видно. Чувствовалось, что никого нет. Глеб аккуратно отогнул гвоздики, вынул стекло форточки и открыл окно. Залез в комнату.

Он очутился в большом жилом помещении. Почти в зале. Все вещи были покрыты равномерным слоем пыли. Не очень толстым. Как будто здесь не вытирали месяц-другой. А может – год. В углу стоял большой цветной телевизор. Напротив него – громадный низкий диван. Глеба немного удивило, что диван был то ли мраморный, то ли гранитный. В общем – каменный. Причем, похоже, из цельного куска.

На стеллажах вдоль стен стояли книги. Много книг. Глеб повел фонариком. Интересный подбор. Надписи на стеллажах латинскими буквами, но понятно. Аэродинамика. Палеонтология. Зоология. На окнах были светонепроницаемые шторы. Глеб задернул их и включил верхний свет. Загорелась люстра – дракон на бреющем полете. Уселся на диван. Ручки у дивана были в виде крылатых драконов. На полу лежал ковер, тоже с изображением дракона.

Глеб устал. Перенервничал. Он привалился к спинке и сразу мягко куда-то провалился. В другое время и место, в другую жизнь.

Аааа…пчхи! Он проснулся, от того что чихнул. Или чихнул, отттого, что проснулся. Или вообще, чтобы чихнуть, пришлось проснуться… Мысль путалась среди сонных ощущений. Кто-то, совершенно незнакомый, по свойски забежал в левую ноздрю. Не имея места развернуться, забился, заметался… пробился таки через пелену сна и…и тут я чихнул. Интересно, кто это был? Хотел чего или случайно? В оконном стекле от него осталась дырочка. С монетку. Какие я знаю монетки? Рубль! Или динарий? Выглянул сквозь стекло: в грязной ряби Фонтанки кто-то неуклюже и неумело и бестолково плыл к берегу. Летать, что ли, не умеет, или просто очухаться не успел? Впрочем, так ему и надо! Что за манеры – в ноздрю!? Вот дед бы за такие штуки непременно поджарил бы на выдохе. А может, и съел бы…

Со стены крокодил Гена призывал соблюдать распорядок дня. Очень милое и симпатичное существо. Два дня назад это листок залетел сюда в виде бумажного голубя. Наверное, из верхнего этажа близлежащей школы. А не зря этот Гена так популярен! Благородная внешность! Похож на меня немного… Только без крыльев. Однако пора вставать. Уже темнеет. Прелесть всякого режима в отступлении от него… Нет! Вставать, вставать и еще раз вставать! Надо работать! Надо быть полезным. Роду! Или там виду…

Может, отряду? Ну, главное, чувствовать себя полезным. Сегодня – крылатура.

Тут Глеб почувствовал, что он, точнее тот, кем он себя временно почувствовал, протиснулся в окно и стремительно заскользил над ночным городом. Сделав крутой вираж он обогнул купол собора, тускло отражающий ночные огни, и завис над барельефом на фасаде дома. Барельеф изображал веселого крылатого дракона. Соседний барельеф изображал того же дракона, но мрачного, видимо от того, что его проткнул копьем заносчивого и глуповатого вида всадник. Гоша вынул из-под крыла блокнот и начал делать зарисовки.

Мальчик уже понял, что дракон, воспоминания которого он только что переживал, называл себя Гоша. Не просто «дракон», а «думающий дракон», услышал он голос внутри себя.

Между тем Гоша делал сразу несколько дел: висел неподвижно у барельефа, делал зарисовку и рассуждал вслух.

-Раз уж мои предки рамфоринхи не озаботились оставить после себя

элементов материальной культуры, надо хоть собрать то, что осталось после них в изображениях человеческих. Какое разнообразие форм! Да! Приходилось им несладко… Надо было приспосабливаться, выживать, мутировать…

Гоша вздохнул, покосился на соседний барельеф.

-Да еще эти драконоборцы! Какое вранье! Религиозный дурман! Опиум для народа! Какое там копье!? Да рамфоринха такого размера крылатой ракетой не проткнешь! Или это у них символика такая? Как у Шварца. Рамфоринх, в процессе мутаций утративший природную порядочность, убивается местным Ланцелотом. Казалось бы – чистый вымысел. А если проверить – всё правда. Причем описание скрупулезно точное. До болезненности верное и правдивое. Летающая тарелка ликвидирует зарвавшегося гиганта. При помощи характерных для этой цивилизации технических средств. Так, готово, поехали дальше.

Бесшумно и неторопливо, как крокодил над дном реки, скользил Гоша над крышами. Каждый глаз его наблюдал за домами на своей стороне улицы. Иногда он с мягким хлопком крыльев останавливался и, неподвижно вися в воздухе, уже двумя глазами разглядывал барельеф на стене. Гоша гордился своим умением летать на высоком профессиональном уровне.

-Свободно и бесшумно! Вот смысл и суть полета! На самолете они не летят, а едут. Полет не может быть стадным! Это единичный, сугубо индивидуальный способ самовыражения, а не только способ перемещения в пространстве, - так размышлял, скользя по воздуху между домов в поисках изображений своих предков, среднего размера разумный летающий рамфоринх современного типа.

Вот Гоша замер напротив лепного дракона вполовину натуральной величины. Потом перепорхнул на крышу дома напротив, начал делать зарисовки. Время от времени ящер подлетал поближе – уточнял детали.

Небо начинало светлеть. Гоша взлетел, набрал высоту и сделал круг над заливом. Нева втягивала в себя огоньки пароходов. Уже становились видны между огоньками смутные силуэты. Гоша опустился на воду рядом с буйками рыбацких сетей. Опустил голову на длинной шее в воду и слегка поужинал свежей рыбой. Он недавно вычитал, что именно из-за употребления в пищу сырой рыбы, японцы живут дольше всех и не болеют сердцем.

Сквозь круглые окна башни утреннее солнце нагревало пыльный воздух. Нагретый воздух, как и положено, поднимался вверх, захватывая пылинки, потом остывал в тени и мягко опускал пылинки вниз, на пол, на лежащего посреди большого ковра Гошу. Пыль покрывала ровным слоем все вокруг и только у гошиных ноздрей светлели две проплешины. С каждым вздохом там образовывались пыльные фонтанчики, закручивались, превращались в смерчики… и таяли вверху коричневыми облачками.

Вечером, когда Гоша просыпался и вставал, на ковре оставался отпечаток его тела. В пыли. Отпечаток этот точно совпадает с рисунком на ковре. У ковра особая история.

Делая зарядку, Гоша любит эту историю вспоминать и комментировать вслух. Он вещает бодрым, полным оптимизма голосом советского еще комментатора. Голосом, от которого обычному человеку хочется резвой физкультурной трусцой бежать выключать радио.

-Мы наблюдаем в легком слое специальной золотистой пыли, доставленной сюда с берегов далекой Хуанхэ, отпечаток классического довольно крупного и красивого рамфоринха. Этот отпечаток довольно точно повторяет рисунок на ковре семнадцатого венка. Ковер был подарен легендарным тибетским далай – ламой китайскому императору. Легенда, дошедшая до нас из глубины веков гласит: Три буддистких монаха, путешествуя, зашли с

благочестивыми целями в старый, полуразрушенный храм. На полу

храма они увидели спящего дракона. Монахи в ужасе пали ниц, а

когда осмелились поднять голову, дракона уже не было, но в пыли

остался его отпечаток. Монахи обвели отпечаток тушью и переслали

далай-ламе. По указаниям последнего и был выткан ковер с этим

рисунком.

Тут Гоша хихикнул и стал вспоминать вслух. Он хорошо владел искусством монолога, так как был одноголов от рождения, а не в результате битв и разборок, как большинство его родственников.

-А император повесил ковер на потолок у себя в комнате…ммм… для отдыха души. То есть он, гад, в этот потолок поплевывал. В мое, значит, изображение. Это было несколько обидно…Гоша задумался, представляя:

Большое открытое окно китайского дворца-пагоды. В него влетает Гоша и вцепляется в ковер на потолке, сливаясь с собственным изображением.

Входит император – яркий, важный…прямо из альбома китайских рисунков.

Укладывается на подушки под ковром, смотрит на ковер невидящим взглядом, думая о своем. Что-то вспоминает и действительно, сплевывает сквозь зубы.

Именно тут Гоша и пошевелил хвостом. Император закашливается.

-Воды! - Тотчас из-за занавески рука ставит на столик поднос с бокалом. На бокале – сцены с охотой на драконов. Драконов курочит богатырь, с лицом, похожим на императора. Рядом – кувшин. В виде отрубленной головы дракона. Грозный владыка отпивает и несколько успокаивается.

Чтобы получше разглядеть сцены на бокале Гоша чуть вытягивает голову. Император ловко скатывается с подушек и забивается под них, громко и нечленораздельно крича.

Гоша вернулся из воспоминаний и стал снова делать зарядку по инерции бормоча:

- Богатыри! Змееборцы! Победители драконов! Да в меня, за всю мою жизнь, никто даже камень не посмел бросить! А ведь если честно – не такой уж я и большой… Особенно по сравнению с дедом… Ладно! Зато у меня соотношение веса тела к мозгу самое лучшее. Лучше чем у людей. В теперешние времена это самое главное.

Гоша летел над пустынным ночным шоссе. Вот д ним казались новенькие «Жигули», явно ведомые неопытной или женской рукой. То есть автомобиль медленно ехал ровно посередине дороги, притормаживая на любую видимую или кажущуюся неровность. Пассажиры оживлено разговаривали.

Это было то, что Гоша искал. Обогнав их метров на сто он стал готовиться. Радостно ухмыляясь в предвкушении.

Из сумки, висящей на шее, Гоша достал метео зонд и стал надувать его гелием из особенной железы. Зонд был выкрашен в грязно-серый, защитный, цвет. Цвет ленинградского неба. По периметру шара была проведена светящейся краской широкая полоса.

Раньше Гоша надувал шары водородом, но однажды случился пожар и подгоревший дракон вписал себе в инструкцию по технике безопасности употребление исключительно инертных газов. Свои собственные инструкции Гоша выполнял безукоризненно.

Зонд был тщательно отбалансирован и имел нулевую летучесть. То есть - не рвался вверх и не падал.

Гоша немного полетал над шоссе и отпустил шар так, чтобы ветерок понес его недалеко от машины, приближение которой уже чувствовал дракон. Зонда в оте видно не было, только светящаяся полоса создавала впечатление, что по воздуху движется светящийся диск.

Увидев в небе Нечто, водитель резко затормозил. Так, что двигатель заглох. Сам он тоже застыл с открытым ртом.

-Смотрите! Смотрите! Они!

-Тарелки! Вот же они! - Он трясет подругу за плечо, как будто боится, что без этого она не увидит таинственное и чудесное явление. .

Пассажирка же смотрит на диск с испугом и благоговением. Мысленно она уже прикидывает, как будет рассказывать знакомым о личном знакомстве с инопланетянами.

Шар медленно относит ветром и он пропадает в утреней дымке залива.

Пассажиры еще долго не могут придти в себя. Уточняют и развивают увиденное.

А ты видел люк?! Вход то видел?!

-А ты поняла, что это они нас разглядывали!? Может, контакт хотели установить?

-Точно! Телепатический! Ты ничего такого не почувствовал? Я сразу почувствовала. Вроде как ревизор в спину смотрит, только сильнее.

-И машина сразу заглохла. Правильно говорили, что как НЛО, так все машины глохнут.

Очень довольный собой Гоша направился домой. Там, скользнув в окно башни, он стал делать зарядку перед сном, распевая песню собственного сочинения на известный мотив.

Все драконы любят чудеса

Строят чудеса

На ровном месте

НЛО пускают в небеса

Гуменоидов в леса

А кто твердит что на свете

Не бывает чудес

На озере Лохнессом

Его пусть Несси съест…

Прижимаясь к земле так, что на поворотах задевая верхушки деревьев,

Гоша мчался в командировку. Он летел над шоссе и брюхом ощущал как ласково приподнимает его поток теплого воздуха от раскалившегося за день асфальта. Габаритные огни встречных машин сливались в одну сплошную линию, как на фотографии ночного города. Огни попутных машин убегали назад огоньками трассирующих пуль.

Гоша спешил на Памир. Спешил по делу важному и неотложному. А на такой маленькой высоте он держался из соображений гуманности : года два назад, пролетая над Москвой, Гоша залюбовался видом столицы и на вылете из облака его разглядел таки пилот-инструктор учебного самолета. С тех пор (Гоша специально интересовался) пилот не может пройти мед. комиссию.

Чем ближе к асфальту, тем теплее. Зато каждая неровность отдается где то в желудке. Гоша часто проклинал дорожные службы и однажды не выдержал:

Завис над машиной с надписью «Служба ремонта дорог» … и сделал то, что давно хотелось, да не подворачивался лесок посимпатичней. Водитель включил стеклоочистители. Потом вылез и долго и изумленно смотрел в голубое небо…с которого вдруг обрушился такой ливень.

-Хорошо было Горынычу, - думал уставший Гоша, - два сменный пилота. Этак куда хошь можно долететь без остановок. Может, отрастить себе еще одну голову? Удобно… Хотя с другой стороны вроде коммуналки получается… Общий желудок, сан.узел тоже…

Гоша вздохнул, переложил чемодан в очередную лапу и наддал ходу.

Группу гоминоидоискателей - энтузиастов Гоша обнаружил невысоко, не долетая даже до альпийских лугов. Так сказать, в альпийский кустах. Место было выбрано самое гуменоидное. Принцип выбора был прост: Здесь так красиво, что снежному человеку наверняка понравится. К тому же люди, в этом деле знающие, утверждали, что объект манят наличествующие среди энтузиастов положительные эмоции.

Все участники экспедиции поголовно были босиком. Их истощенные голоданиями, закаленные сыроедением и окаменевшие в борьбе с неверием лица выражали непреклонную решимость. Если не подружиться со снежным человеком лично, то, по крайней мере установить с ним телепатическую связь. А заодно и с неопознанными летающими объектами.

Руководитель группы сидел в позе лотоса посреди самой большой палатки и ровным тихим голосом рассказывал свою оригинальную теорию происхождения снежного человека:

-Гоминоиды, как известно, развивались в процессе антропогенеза одновременно с дельфинами, признанными мастерами телепатии. А может, и телекинеза. Дельфины же получили свои феноменальные способности от жителей Атлантиды, последний космический кораблю которых, как известно, взорвался в прошлом веке над тунгусской тайгой… - члены экспедиции слушали вроде бы очень внимательно, но как-то мялись и жались. Дело было в том, что еще вчера договорились из палаток не выходить, а ждать телепатического призыва.

И вот теперь уже многих из них уже посетило Чувство: непреодолимое желание выйти из палатки. Наверняка навязанное гоменоидом с неизвестными пока науке целями. Что-то отпугивало пока гоменоида от прямых контактов. Скорее всего – присутствие какого-нибудь маловерящего скептика.

На рассвете они собирались приступить ко второй, самой важной, перспективной и опасной части эксперимента: наружу будут выставлены представительницы прекрасного пола, готовые на все ради науки.

Гоша раскрыл дипломат и осторожно развернул предмет тихой гордости, результат работы многих бессонных дней в башне на Фонтанке. Тщательно отделанный слепок огромной ноги, с шестью пальцами, тремя присосками и человеческим ухом посередине.

«Наследив» с помощью слепка вокруг палаток Гоша собрался было в обратный путь, но заинтересовался действиями группы альпинистов, Они что то обсуждали, склоняясь к земле и беспрестанно хихикая. Незаметный в сумерках Гоша завис сверху и полюбопытствовал. Альпинисты разглядывали слепок огромной ноги с шестью пальцами и двумя присосками. Молоденький парнишка, давясь от хохота, делал этим слепком следы в сторону палаток гоминоидоискателей.

- До уха они все же не додумались, - удовлетворенно подумал Гоша и отправился в обратный путь со спокойной душой. Он убедился, что снежный человек в этой местности не пропадет и будет существовать еще долго.

Однако не гоменоид, нет, не гоменоид был предметом пламенной любви Гошиного двухкамерного сердца. Крылатура, НЛО, помощь телепатам на дому, всё это были хоть и творческие, но будни. Его платоническая любовь, именины сердца, отдохновение от сует городской жизни и воспарение ввысь… была иностранка. Таинственная и загадочная. Мало кто еще в нашем мире был столь же таинственен, загадочен и… знаменит. Говоря по совести, Гоша не мог назвать ее незнакомкой. Хотя какая у драконов совесть! Он знал эту особу с рождения. Любил ее как дочь, как часть себя. Как Пигмалион – Галатею – вот удачное сравнение. Гоша восхищался ею и радовался её всемирной знаменитости, но сам всегда оставался в тени, тихо гордясь своей нечеловеческой скромностью.

Обгоняя мигрирующие птичьи стаи, Гоша летел на Юго-Запад. Под ним блистали краски осени. Издали ветерок доносил запахи дорогих горных отелей – Гоша летел в Швейцарию.

Он аккуратно и бесшумно приводнился в камышах. Распаковал багаж. Озеро Лох-Несс простиралось перед ним таинственно и гордо, очень похожее на свое изображение в рекламных журналах. Поплескавшись и почистившись после долгого перелета, Гоша сразу принялся за дело: достал из рюкзака большой пластиковый конус – сильно увеличенную копию гошиного хвоста. Наполнил его воздухом и водой, тщательно соблюдая собственную инструкцию. Конус поднялся в воде вертикально и стал похож на хвост огромного, плывущего под водой дракона. Справа и слева себе на грудь Гоша повесил фары от грузовика. Теперь, когда он плыл по поверхности и тащил за собой на веревке «хвост», с берега была видна голова и хвост огромного дракона, плывущего под водой.

Гоша сделал круг по озеру. Раздались крики, засверкали вспышки блицев. Когда послышался стрекот вертолета, Гоша нырнул … и вынырнул уже в камышах. Там он услышал странные, ритмично пыхтящие звуки. Протянув шею на звук, он увидел голову огромного дракона со светящимися глазами. Она увеличивалась на глазах. Гоша втянул свою голову обратно.

-Если это действительно Несси, - вдруг ни с того ни с сего подумалось

ему, - то неизвестно, чем она тут питается. Может, случайно забредшими драконами.

Однако тут же Гоша разглядел рядом со страшной головой человеческую фигурку, склонившуюся над насосом. И даже человека этого узнал Гоша. Это был хозяин отеля, на чердак которого пришлось Гоше забраться, спасаясь от снежного бурана. С Несси всё было в порядке. Она была в надежных руках.

Глеб проснулся на полу, на том самом ковре с драконом, который ему только что снился. Он приподнялся и с интересом стал рассматривать рисунок. И тут, совсем рядом, услышал робкое покашливание. Глеб поднял голову. Перед ним стоял дракон. Тот самый. С ковра. В натуре. В естественном и несомненно живом воплощении. Испугаться Глебу просто не пришло в голову. Мальчик нисколько не сомневался, что дракон сейчас заговорит. И тот заговорил.

-Что, у людей, я слышал, говорят, что незваный гость ЛУЧШЕ татарина. Или это поговорка после Ига неактуальна?

-Ээээ…Татарское Иго - это было давненько… Вы лично не участвовали?

Дракон гулко захохотал.

-Лестно, конечно. Лестно. Однако я здорово младше. А что, неужели настолько плохо выгляжу? – обеспокоился вдруг хозяин помещения.

Глеб растерялся. Он никогда не видел драконов и даже в самых фантастических снах не представлял себя делающим комплименты легендарному животному. Эээ… существу.

-Так… Значит все-таки животному. Ну хоть намордник не будешь на меня надевать?

Глеб совсем смутился. Хозяин башни еще и мысли читает. Дракон опять захохотал. Он был очень доволен. Первый раз человек его не боялся, а смущался. Да еще ребенок. Мысли которого читались легко, как погода на завтра. К тому же дракон соскучился по живому общению. Благодаря стоящему в углу телевизору у него возникло множество вопросов к представителю современного поколения. Дракон давно уже обдумывал вопрос наведения контакта. А тут вот он, контакт, сам к нему явился. И, похоже, тоже хочет информации и объяснений. И, главное, совершенно его не боится. Именно в этом всегда была главная трудность контакта.

-Ну ладно. Ты уже здесь. И я рад твоему неожиданному приходу. Давай знакомиться. Меня зовут… Ну, для тебя – Гоша. Ты ведь еще очень молодой человек. А я уже довольно не молодой дракон.

Тут Гоша хитрил. По драконовским меркам он был еще очень даже молод. Просто последнее время драконы не доживали даже до этих, по сути отроческих,лет. Экология там, катаклизмы всякие. Да и сдержанностью характера никогда не отличались Гошины предки.

- Пока ты спал, я как бы показал тебе свои основные увлечения. Ну, чтобы ты не подумал, что я в свободное время ем нежных человеческих младенцев. А чем ты занимаешься в этом северном городе?

И Глеб стал рассказывать. Про папу с мамой. Про сестру. Про школу. Все, такое неинтересное для него, вызывало живейший интерес у ящера. Глеб понял, что даже его абсолютно скучная жизнь для кого-то - экзотика.

Глеб сидел на диване, дракон валялся перед ним на ковре. Время шло незаметно. Всё было очень по дружески и Глеб решился.

-А можно мне познакомить с Вами мою младшую сестру?

Дракон хмыкнул

-Конечно! Конечно! И именно младшую. Стал бы ты знакомить меня со старшей сестрой! Все же люди ничуть не меняются со временем. И не только люди. У меня когда то тоже была младшая сестра…. Однако это уже совсем другая история. Тебя ждут родители. Не надо уже вылезать в окно. Просто сядь мне на спину. Я тебя подвезу немного.

Глебу было неловко садиться на такого важного и красивого дракона. Однако тот, взглядом не терпящим возражений, указал себе на спину.

-Интересно, как он пролезет в окошко, - успел подумать Глеб и тут

НАЧАЛОСЬ. Дракон вдруг стал полупрозрачным. Сквозь него начал просвечивать ковер. И через колено Глеба тоже. Всё вокруг заколыхалось и парень, вместе с драконом как бы втянулся в окошко.

-Вон оно что… - подумал Глеб. - Не так уж тут всё материально…

И очухался возле двери в свою квартиру. Из под него медленно исчезали клочки тумана вполне драконьего вида. И доносилось из воздуха:

-Жду с сестренкой. Завтра… В это же время…

Глеб тут же рассказал всё Дашке. Они дружили. Как-то так получилось с самого раннего детства. Отец их баловал и прощал очень многое… пока они были заодно. При малейшей же ссоре всё хорошее, что исходило от отца - мультики, подарки, мороженое, гуляние по лесу и паркам, поцелуи и щекотание бородой - всё вдруг куда то исчезало. Жизнь становилась скучна и пресна. Хоть «в угол на колени на горох» и не ставили и в еде не ограничивали. Так что дети очень быстро поняли выгоду взаимной любви. А куда было деваться?

Делили они только немногочисленные в их семье детские горести. А радостями – делились. Восставали как один (или одна) против совсем уж оборзевших родителей, требовавших ложиться спать вовремя или убирать за собой горшок. В общем, поддерживали друг друга во всех прогрессивных начинаниях.

Так что кому же еще было Глебу рассказывать про дракона!? Не говоря уж о приглашении. Ведь проницательный дракон пригласил именно сестренку.

Дашка долго думала, что Глеб ее разыгрывает. Ну по крайней мере просто фантазирует. Потому к назначенному сроку подошла с некоторым недоверием. Она ожидала всего что угодно. Появления глебских приятелей. Появления отца в драконьей шкуре – такие шутки были вполне в его стиле. Однако действительность превзошла все ожидания. В назначенный срок на темной и грязной лестнице, слегка переливаясь и искрясь, действительно лежал дракон. Голова и передние лапы животного помещались на площадке, а все остальное стекало вниз по ступенькам.

-Ну ни фига себе!!! – это все, что смог выдавить современный ребенок увидев дракона в своей парадной.

Дракон однако на это восклицание не обиделся, а пригласительно кивнул в сторону своей спины. Даше и Глебу даже не пришло в голову отказаться. Стараясь выглядеть предельно почтительными, они осторожно уселись у передних ног. Причем Даша села сначала «по дамски» - свесив ноги в одну сторону. Однако сразу передумала и села за Глебом, схватившись на всякий случай за его рубашку, как будто собиралась кататься на мотоцикле.

И опять замерцала и запереливалась действительность, исчезла грязная парадная… взметнулся вихрь… и она оказались в башне. То есть никакого полета или иного перемещения не наблюдалось.

-Ну, - проворчал дракон, уютно устраиваясь на ковре, - здесь и знакомиться будет удобнее. Меня, например, зовут Гоша.

Даша никак не отреагировала на приглашение знакомиться. Она потрясенно оглядывалась.

-Так это и есть та самая таинственная башня?

-Мадмуазе-ель… - таки меня зовут Гоша. А Вас?

Даша посмотрела на дракона туманно.

-Меня зовут Даша, - при этом девочка довольно правильно сделала книксен, увиденный в кино, - а Вы мне снитесь или кажетесь?

- Я понял. Это вопрос будущего. Принципиальный вопрос. Проснетесь ли Вы в теплой постели или очнетесь от грез в шумном классе во время урока. Это действительно важно. Так вот: Вы «очнетесь» перед дверью своей квартиры. И время пройдет именно столько, сколько сейчас кажется. То есть мы с вами, живем в реальном времени. Сейчас, во всяком случае. Ну надо же, книксен. Это просто восхитительно!

Дракон хорошо говорил по-русски. Или - по-человечески? Четко так всё выговаривал. И даже артикуляция у него соответствовала звуку. Как в хороших советских мультиках, а не в дешевых компьютерных японских. Только все время красиво и неестественно переливался.

-Интересно, как дракон может переливаться естественно? – подумала Даша несколько приходя в себя и на всякий случай еще раз делая понравившийся книксен.

-Дракон не менее естественное явление, чем человек. А скорее – более. Мы гораздо дольше вас существуем. Только, в отличии от людей, не подминаем мир под себя, изменяя его. Мы меняемся сами, подстраиваясь под мир. Когда то мы были огромными. Во всяком случае, некоторые из нас. Это оказалось … неправильным. И мы помельчали. А вот люди не могут помельчать. Или даже медленнее размножаться. И перенаселяют собой всю планету. Правда они научились несколько компенсировать это войнами… но ведь какой ужасный способ. Столько …эээ…всего… пропадает!

Заметив, что Даша побледнела, дракон вдруг захохотал.

-А чем по вашему питаются драконы в больших городах? Да рыбой, конечно. А вовсе не маленькими девочками и их героическими братьями.

А сказал он так потому, что Глеб приглядывался к диковинного вида оружию, висевшему на стенах.

-Да не, - засмеялся Глеб, - Я понимаю, что Вы шутите. Да и Дашка не больно то испугалась. И это… здесь совершенно не пахнет опасностью. Да и от Вас тоже. А действительно, ведь чем-то Вы питаетесь. Очень интересно. Неужели только рыбой? Её в заливе то говорят не много. Разве что когда корюшка идет. Да и той после дамбы почти не стало.

-Ну, мне не слабО и в Норвегию слетать, - дракон слегка красовался. - Слава богу, таможня меня пока не проверяет. Да я если и переношу что либо неположенное, то ведь только в ээээ животе. Дракон стеснялся грубого слова «брюхо». .

-Я, ребята, очень хочу разобраться в мышлении нынешней молодежи. Я тут некоторое время отсутствовал. Тут. То есть здесь. Не в этом мете, а скорее в этом времени. Ну и отстал, конечно, от жизни. А хочется, видите ли, отличать Добро от Зла. Видеть тенденции развития человечества.

Ребята поскучнели лицами.

-Да не бойтесь. Я не лекции вам читать. Я, наоборот, хочу вас послушать. А главное, с вами попутешествовать. И, услышать ваше мнение по поводу всего. Как вы насчет путешествий?

-О ДА!!! Вот только мама с папой...

-Они с нами путешествовать не будут. Они даже знать про путешествия не будут. А чтобы вам не было совестно, будем считать наши путешествия виртуальным. Говоря по нынешнему. Вот Глеб уже был в Древнем Китае. Видел первую встречу со мной императора. Ведь правда, она ему запомнилась? - Глеб засмеялся, -

-Вот видите, чувство юмора у нас примерно одинаковое. А это очень важно. Потому что когда люди теряют чувство юмора и начинают относиться к себе слишком серьезно - вот тогда и происходят самые противные периоды в истории человечества. Крестовые всякие там походы, мировые войны и возникновение коммунистических империй солнца. Впрочем, это вам еще рано. Я как раз сейчас несколько проголодался… Не хотите ли полетать над морем?

-С удовольствием! - вскричали Глеб и Даша в один голос.

Подготовка к полету не заняла много времени. Ребята по команде уселись дракону на шею, что оказалось неожиданно весьма удобно. И вся троица, чуть расплывшись и размазавшись, втянулась в окно.

И они уже видели под собой огни ночного города. Гоша бесшумно парил над Фонтанкой. Он даже не то чтобы парил, а скользил по воздуху, время от времени меняя высоту и уворачиваясь от проводов. Фонтанка чернела среди огней города. Полет происходил в полной тишине. Чуть шумел ветер, но не слишком, ибо летели они не быстро. И именно так было интересно смотреть на город. Ребята попробовали разговаривать, невольно переходя на крик. И вдруг поняли, что могут говорить между собой и с Гошей не повышая голоса. И даже не открывая рта.

Под ними с приличной скоростью шел красивый катер без рубки. Глеб вгляделся и вдруг, к своему удивлению, увидел всё, что происходит на суденышке. Несмотря на темноту. И даже услышал разговор пассажиров с водителем.

-Ну вот. Мы наконец-то в заливе. Теперь с нашей осадкой можно ничего не бояться. Надо только ориентиры запомнить, чтобы потом к этому же месту выйти.

И с катера полетели в воду какие то тюки. Пассажир поднимал их с трудом. Глеб напряг зрение и опять волшебным (теперь уже стало совершенно ясно, что волшебным) образом увидел, что это были за тюки. Это были не всякие ужасы, которые спасибо телевизору представились детям. Не части тела, не руки ноги, а просто тюки газет. Даша между прочим тоже проделывала все эти фокусы со зрением и видела газеты. Гоша же не только видел газеты, но и успел их прочитать. И засмеялся.

- Надо же! Как влияют на людей выборы. Там статьи про того, что за рулем катера.

-Ничего не понимаю! При чем тут выборы? И зачем они газеты то выбрасывают? Я уж думал, мы сейчас станем свидетелями ужасного преступления. И за борт выкинут труп.

- Ага! И, ещё он окажется еще живой и мы его спасем. Нет, это конечно тоже бывает. Однако вот видишь, выбрасывают газеты, а не того, кто их печатал. Это про одного депутата правду написали, а он и скупил весь тираж газеты и утопил его. Газетенка то маленькая… и тираж небольшой. Однако это все не интересно. Вон самое интересное. Рыбаки! Однако как добыть у них рыбу. Купить? Так они не продают рыбу на сторону. Нельзя им. С работы могут уволить. А они ничего другого не умеют. И заработок приличный. Вот разве что обменять… А чего ты Глеб, хихикаешь? Знаешь уже, на что обменять? Да у меня с собой есть. Вот только боюсь они со мной меняться не будут. Придется вам мне помочь…

И вот уже ребята сидят в небольшой резиновой лодке. Снизу слышен голос Гоши.

-Глеб, да ты не очень то греби. Ты больше вид делай и мне не мешай. Ты, главное, с рыбаками разговаривай.

Увидев детей в лодке рыбаки слегка ошалели.

-Ребята! Вы откуда здесь взялись то?

-Да вон с тех островов. Там у нас папа с мамой. На яхте. А мы прогуляться вышли. А вы рыбки нам не продадите? Ухи очень хочется, а не клюет. Нам родители и денег дали на всякий случай. Говорят, если рыбаков встретите, купите рыбки у них.

-Нееее, мы рыбой не торгуем. Нельзя нам. А больше ничего родители вам не сказали?

-Сказали, что вряд ли продадут, но могут обменять.

-На что?

-А на вот это, - и Глеб жестом фокусника достал из под сиденья литровую бутылку водки. Бутылка красиво переливалась в лучах рыбацкого прожектора. Здесь, на воде, еще остались блики не до конца зашедшего солнца и было не совсем темно. Только прожектор делал темноту черной. Рыбаки переглянулись.

- Вот детки пошли! С водкой прогуляться ездят!

-Да неужели вы думаете, что мы водку пьем!? Но вот уху мы едим. И мама сказала, что папе меньше достанется.

Рыбаки ухмыльнулись. Было их трое. Усталые мокрые и грязные, они хотели домой. А выпить перед обратной дорогой всегда приятно…

-И какой же рыбы вы хотите?

-Да что дадите, то и хорошо. - Глеб предполагал, что чем меньше он попросит, тем больше ему дадут добрые рыбаки. Так оно и вышло.

Получив ящик окуня и ящик ерша в придачу дети с благодарным прощальными возгласами поплыли за остров с совершенно неестественной для резиновой лодки скоростью. Глеб едва успевал переставлять весла за стремительно несущейся водой.

Добычей Гоша был доволен не очень. Он предпочитал сига и вообще мягкую рыбу.

- Точно, - поддержал его Глеб, - и чтобы без костей.

Гоша к тому времени трансформировался обратно в дракона и одним движением как бы вдохнул рыбу внутрь. Ребята посмотрели на него пораженно. Гоша смущенно улыбался:

-Я ее потом отварю. Я таким образом рыбу транспортирую. Особенно на большие расстояния. Больше они к этому вопросу не возвращались. .

-Ну что, сделаем кружок, или на сегодня хватит?

Ребятам очень хотелось летать еще бесконечно долго, однако родители могли поднять панику. И полет стал бы последним. И разумные дети попросили отвезти их домой.

В этот раз дракон поднял ся высоко над городом. Видно, хотел показать ребятам свои возможности. Похолодало, ветер сносил дракона к западу. Сидеть на его туловище было удобно и тепло, однако мерзло лицо и руки. Руки вполне можно было спрятать в карманы, однако нестерпимо хотелось за что-нибудь держаться. Хотя вроде бы и сидеть было удобно и никакой опасности не предвиделось.

- Пристегните ремни, -сказал дракон. Ребята сначала решили, что это шутка такая, однако ремни действительно появились и сами обвились вокруг и прижали их к драконьей спине. Дракон вошел вы пике и стал стремительно приближаться к земле. Хотя на такой высоте хотелось сказать к «Земле». Несколько раз он для форсу повернулся вокруг своей оси, однако в штопор не вошел и стремительно втянулся в окно своей башни.

Ребята сидели на ковре слегка запыхавшись от переживаний.

В башне все было по-прежнему. Ребята сидели на ковре с изображением дракона. Только самого Гоши нигде видно не было. Только что он занес их в башню, и - пропал. На низком столике (ножки в виде дракончиков) гудела вполне современная кофемолка. Рядом грелся поддон с песочком для изготовления кофе по-турецки. Восхитительно пахло кофе.

-Во дает! – восхитился Глеб, - Он, наверное, превратился в кофейный запах.

Ковер под детьми зашевелился и оттуда, снизу послышался голос:

-Ну может слезете все же с меня…дорогие гости!?

Ребята подпрыгнули. И разом скатились с ковра. Ковер сладко потянулся и стал не торопясь принимать объемные формы.

-Люблю иногда понежиться в двух измерениях. Интереснейшее, знаете ли , ощущение! И блохи с комарами там не достают совершенно. Правда, и кофе там тоже не попьешь… Хотите…

-Нет!!! - Дружно и с воодушевлением вскричали дети, - Мы домой хотим!! А то нам мама покажет не третье измерение, а пятый угол.

-Это как? – заинтересовался дракон геометрической новинкой.

-Мы в следующий раз покажем, - пообещали брат с сестрой надеясь впоследствии замять это дело и сильно ошиблись. Драконы никогда ничего не забывают и очень любопытны по природе.

Гоша обещал показать им историю своих предков в камне и – показал. И потребовал объяснения про пятый угол.

Однако это уже другая сказка.

-1
22:03
187
09:23
У двоих детей дома «завалялся» дельтаплан, пусть и, скорее всего, самодельный. Ого.
«чихнул, отттого, что»… Есть вот такие недочеты вычитки.
«Два дня назад залетел листок…», хотя мальчик пробыл в … э-э-э… башне? куда меньше времени. «ГумЕноиды» и «ГОмИноиды», «Лох-Несс» и «Лохнесс» — определитесь уж… «Крылатура» — для чего это слово? Гена, Глеб, Гоша… Кажется, у автора любимая буква есть, а у читателя должен быть блокнот, чтоб не запутаться, кто есть кто.
Да как вообще на дельтаплане можно «перепорхнуть» с места на место, еще и в городе! Он же не так управляется.
«Тут Гоша хихикнул и стал вспоминать вслух. Он хорошо владел искусством монолога, так как был одноголов от рождения, а не в результате битв и разборок, как большинство его родственников». Вот тут я подвисла и перечитала раз три. Во-первых, сложно. Во-вторых, ГГ, судя по всему, уже потомок дракона, а не любопытный мальчишка о котором шла речь в предыдущем абзаце? И дракон делал зарядку? В-третьих, какая вообще взаимосвязь с количеством голов и рассуждением вслух?
Горыныча тут куда-то обласкали неадекватно.
Короче дракон (важный и красивый, да еще дипломат какой-то носит, как я поняла) из рассказа развлекается тем, что развлекается… Присматривает за другими существами, запутывая людей. Катает едва знакомых детишек. Превращается в ковер.
В общем, вся суть этой сказки уложилась бы в треть рассказа, а то и меньше. Очень трудно. Хотя есть потенциал, но тут работать и работать. Извините уж, второй раз я бы такое не осилила.

54 по шкале магометра

Достойные внимания