Валентина Савенко

Океан

Океан
Работа №440

Полуденная жара вынудила меня забраться под навес, сооруженный из пальмовых ветвей. Над головой вращал лопасти вентилятор, шум которого тонул в грохоте прибоя. Ещё несколько минут перерыва, и начнётся очередная встреча. Я ткнул пальцем в экран, но собеседник задерживался, и мне ничего не оставалось, как разглядывать своё отражение. Почерневший от солнца с выгоревшими волосами, я тренировал радушную улыбку, демонстрируя белые на фоне загара зубы. Изображение дрогнуло, и вместо моей довольной физиономии на экране возник человек в чёрном костюме.

- Добрый день, Джайл, - приветствовал «чёрный». – Я Ник, финансовый директор корпорации.

- Хед! Не директор, а хед! – улыбнулся я, прищурив глаза.

Мне всегда интересно смотреть, как они реагируют на провокацию. Им так трудно смириться с мыслью, что их лишили статуса. И теперь они вынуждены играть роль обслуживающего персонала для тех, кто действительно создаёт новое и ценное. Но я знаю, что они не отступились. И этот, и все, с кем я говорил до него. Они хотят вернуть систему. Они приводят кучу доводов в пользу того, что без иерархии, без правил и регламентов нет развития.

- Да, Джайл, конечно, хед, - лицо «чёрного» передернула гримаса отвращения. – Насколько я знаю, ты будешь спрашивать меня о моей деятельности, о том, как она встраивается в философию компании. Так вот я сразу хочу сказать, что она очень сложно встраивается! Я не раз уже заявлял, что весь этот творческий хаос, позволенный богам-инженерам, к чёртовой матери сносит все сроки. Мы нарушаем обязательства перед клиентами, мы теряем прибыль. И я очень надеюсь, что мой последний доклад был услышан наверху. А теперь задавай эти свои вопросы, но самое важное я уже сказал…

Много лет назад, когда мы с ребятами просто творили в своё удовольствие, создавая невиданные по крутизне коды, взламывая нерушимые системы, они, эти «чёрные» люди вышли на нас. Они посчитали, что благодаря нам можно отлично заработать. Мы согласились. Не за деньги, нет. Денег у нас к тому времени было предостаточно, и они уже потеряли ценность. Нам пообещали условия, благодаря которым мы могли сделать гораздо больше чем прежде. Мы замахнулись на то, чтобы перекодировать систему правящих корпораций. «Человеку нужна свобода, чтобы рождать все более совершенные идеи. Не ради наживы, а ради колоссального удовольствия от сделанного открытия», - так решили мы. И когда руководство корпорации вышло с предложением оценить состояние дел и провести изменения, мы приняли его тут же. Но не для того, чтобы опубликовать в ревью объективные данные и начать действовать, отталкиваясь от них. А затем, чтобы запустить процесс, о котором давно мечтали. Поэтому меня совершенно не интересовало, что говорил «чёрный», к которому я уже подключил шифровальщик. Мы с ребятами сильно потрудились, чтобы написать эту программу. Это вам не какая-то малварь для атаки на компании. Программа, созданная нами, перекодировала сознание людей!

«Чёрный» попрощался и исчез. На его месте появился улыбающийся рыжий парень, весь покрытый татуировками.

- Привет, Джайл!

- Рад видеть, Мано! Как дела? Как ребята?

- Значительно лучше. «Чёрные» пытались сопротивляться, но ты же знаешь – мы выдвинули жесткие условия: либо полное согласие, либо мы не работаем. Главный на нашей стороне. Им приходится уступать. А после разговора с тобой они вообще меняются – готовы на все, лишь бы угодить инженерам. С такими ресурсами как сейчас, мы можем перевернуть мир. Джайл, я тут подумал… Скоро шифровальщик станет не нужен. Когда мы сделаем то, что хотим, когда мир увидит, чего стоит наша философия, по всему свету станут появляться компании, подобные нашей. Мы войдём в новую эру, ведь так?

- Поглядим, Мано. Работа над кодом предполагает большую возможность ошибки. Мы придумали модель мира, в котором людям не важны деньги. Лишь развитие имеет ценность. Но, создавая модель, мы могли что-то не учесть. Жажда познания свойственна думающим. Но как отреагируют на новый мир те, об уровне интеллекта которых остается только сожалеть? Даже если создать шифровальщик, который не нужно подключать персонально, потому что его мощность способна воздействовать на всё человечество – не выйдет ли это боком? Во что выльется разбуженная потребность в развитии у тех, кому это не свойственно по природе?

- Да уж… вопрос. Джайл, я еще хотел спросить. Почему Главный с нами заодно? Он сам вышел на нас, предложив проект. Ведь ты не подключал к нему шифровальщик?

- Конечно, не подключал. Я никогда его не видел. Его никто не видел. Все общение только через секретарей. И я не знаю, почему Главный во всём идёт нам на встречу. Сам об этом думаю.

- Джайл, привет! - под навес шагнула Сирил. Её длинные густые каштановые волосы волнами спадали за плечи. Но когда она заплетала их в плотную косу, открывалась татуировка огненного Феникса, покрывавшая спину.

- Я говорил, что тебе очень идёт этот оранжевый купальник? – сказал я, отключив Мано.

- Ты говоришь это каждый раз, когда я его надеваю, - девушка засмеялась. - Ребята ждут тебя. Сегодня не волны – мечта! Келли утверждает, что тебе никогда не сделать его. И он навечно останется их повелителем. Джайл, пора показать, кто лучший сёрфер в мире.

- Сирил, мне это сейчас не важно. Я пытаюсь понять, почему Главный соглашается на всё, что мы ему предлагаем? Он взламывает собственную корпорацию в угоду нам. Вместо того чтобы зарабатывать, он вбухивает в нас кучу денег. Ладно, если бы он рассчитывал на прибыль в будущем. Но мы сразу сказали, что основной ценностью корпорации нового типа будет человек. Возможно, он мечтает о мировом господстве? И думает заполучить его через организацию с новаторской культурой? Но уж точно не к этому мы мечтаем прийти… У меня постоянное чувство, что что-то не так.

- Джайл, вспомни, как новички борются с волной. А все от того, что они еще не поняли главного. Главное – это океан! Его нельзя победить, но можно стать его частью. Джайл, Главный – тот, что в корпорации – это океан. А ты всего лишь сёрфер.

- Но я не понимаю…

- Иди к ребятам. Слушай океан.

- Что за дурацкая привычка говорить будто мессия? Если ты знаешь что-то, чего не догоняю я; если тебе понятны мотивы Главного, так скажи об этом нормально. Мы же в одной лодке. Или нет?

- Мы на одной волне, но на разных досках, Джайл.

- Знаешь – что? Я иногда думаю, что ты сильно много строишь из себя, - махнув рукой, я поднялся из-за стола, взял доску, прислоненную к столбу, и направился в сторону океана.

Эта девчонка, Сирил уже год как с нами. Она отличный сёрфер и крутой прог, не уступает парням ни в чём. А эти огненные крылья ей набивали два года. Красивая татуха получилась, объёмная. Да она и сама красивая… но уж больно себе на уме. Если бы не та польза, которую она приносит команде, ни дня не стал бы её терпеть. Такое ощущение, будто она реально знает что-то про Главного. Ладно, когда-нибудь всё прояснится. А сейчас покажу-ка я Келли, кто на самом деле «повелитель волн».

* * *

Сирил смотрела, как крутится вентилятор, а нарисованные на её спине крылья отделялись от тела и увеличивались в размерах. Вместе с ними росли лопасти вентилятора, разбивая навес. И вот уже огромная мельница висела в воздухе, ускоряя вращение от каждого взмаха крыльев Сирил. Поднявшийся ветер перешел в шквал, вздымая метровые волны в океане.

Крутящиеся лопасти превратились в сплошной тёмно-серый диск, на который падала тень девушки.

- Здравствуй, Сирил, - голос звучал из диска. – Зачем позвала?

- Джайл пытается понять, почему ты помогаешь ему. Он верит, что строит новый мир. Он не видит, что придуманная им организация, где правит свобода, это всего лишь очередная ловушка, создающая иллюзию свободы.

- Он, действительно, строит новый мир – мир, в котором будет иной принцип устройства системы. Но суть системы всегда остаётся неизменной – управлять человечеством. Не важно, что использовать: жажду потреблять или развиваться. Важно, чтобы за возможность удовлетворить желание люди отдавали тебе время и силы. Я знаю, что Джайл мечтает о цивилизации свободных людей, но это утопия. Свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого. Создав шифровальщик, Джайл уже лишил некоторых права выбора. На самом деле он, также как и многие, жаждет власти, хоть и не осознаёт этого. Люди слишком зависят друг от друга. Ты должна донести до него, что он такая же часть океана как и все остальные, и нет смысла бороться с самим собой.

- Я не уверена, что у меня получится.

- А если не получится, ты знаешь, что делать. Взмах твоих крыльев способен родить ураган и ту самую волну, которую мечтает оседлать Джайл, ту самую, которую не в силах покорить ни один человек.

- Но зачем? Можно как-то иначе все решить?

- В этом нет смысла. Либо он помогает мне, либо создает помехи. А ты знаешь – я не терплю помех. Поэтому выполняй то, что должна.

* * *

Джайл вышел на берег. Ещё издалека он увидел Келли. Тот пристально вглядывался в океан, ставший одного цвета со стальными глазами сёрфера. «Вот уж действительно – рожденный океаном», - думал Джайл, подходя к другу. – «Словно каждой клеткой чувствует этого неподвластного никому зверя. Все движения выверены, даже голову побрил несколько лет назад, чтобы уже ничего не мешало. Не то что эти клоуны, которые стоять на доске толком не умеют, но зато успели научиться эффектно трясти мокрыми волосами. Из него получился бы отличный воин, преданный, готовый служить до конца».

Келли приветственно махнул рукой приближающемуся другу:

- Джайл, что-то странное происходит. Первый раз вижу такие волны в здешних широтах. Помнишь, когда мы купили билеты в один конец? Но там, в Назаре волны под тридцать метров – это обычное дело.

- Да какая разница – обычное, необычное. Сирил говорит – надо слушать океан. Дружище, я слышу его! Он зовёт! Заводи гидроцикл. Разгонишь меня на волну.

- Если ты хочешь понравиться девчонке, найди другой способ. Джайл, ты разве не видишь? Что-то не так. Он похоже взбесился. С таким не договориться. Зачем идти, заведомо зная, что вероятность влететь велика. Это ошибка!

- Самая большая ошибка в том, что мы постоянно думаем, как избежать ошибки. Не надо искать ошибки. Надо искать возможности. Келли, ты прав – таких волн мы здесь не видели никогда. И это возможность! Заводи гидроцикл.

Лишь когда Джайл оказался на стенке волны, он почувствовал опасность. Гребень гнался за ним, готовый обрушиться в любую секунду. В тот момент, когда волна начала закручиваться в трубу, Джайл увидел Сирил, вынырнувшую рядом с его доской.

- Чокнутая! Какого чёрта ты здесь?! – но крик сёрфера заглушил рев океана.

И вдруг, нарушая все законы, волна рухнула на парня... Мгновение, и чьи-то сильные руки подхватили Джайла под мышки и резко выдернули из воды. Кто-то крепко прижимал его к себе. Парень повернул голову и увидел рядом улыбающееся лицо Сирил. Два огромных крыла, растущих из ее спины и покрытых красно-оранжевыми перьями, взмахивали в воздухе.

- Не думал, что ты такая сильная. Ладно, рассказывай, когда успела написать программу «Икар. Возвращение»? – Джайл пытался казаться невозмутимым.

- Очень смешно, особенно учитывая, в каком ты положении.

- Так отпусти! Что ты вцепилась в меня? – парень попытался вырваться из крепких рук, но безуспешно.

- Не дури. Посмотри вниз.

Крылья уносили ввысь прижавшихся друг к другу парня и девушку-птицу, а прямо под ними бушевал океан, закручивая пенящуюся воронку, готовую забрать с собой в бездну любого, кто рискнет приблизиться к ней.

- Теперь мы в одной лодке, Джайл. И эта лодка плывёт не в океане. Мы больше не его часть, не часть океана, не часть Главного. Он велел уничтожить тебя, если ты пойдёшь против. Но на самом деле он давно принял решение, потому что понял, что твоё неповиновение – это всего лишь вопрос времени. Эта воронка уготовлена для тебя. Но мы уже слишком высоко – настолько, что даже наши тени не упадут на эту водяную мельницу.

- Я ничего не понимаю. Человек не может управлять океаном!

- А кто тебе сказал, что Главный – человек?

- И ты… ты тоже не человек?

- Я твоя возможность. И я также как и ты люблю свободу. 

+4
22:05
215
13:03
То есть если добавить в повествование несколько ничем не объяснённых фантастических элементов, то это получается мистика и магический реализм? Я честно не понимаю сюжетных ходов, не вижу их не то что объяснения, скорее, обоснования.
В каком мире вообще происходит действие рассказа? Могу предположить, что во сне, потому что иначе элементы реальности и нереальности просто не увязать в единую цепочку.
Высокопарные диалоги, рассуждения без конкретики, отсутствие описаний, недоработка экспозиции, лишенные однозначной трактовки термины — всё это делает работу очень слабой.
20:46
Рассказ — метафора, рассказ — притча о вечной борьбе за власть над умами людей. И призыв — подняться над происходящим, дабы увидеть… нет не ошибки, на которых обычно сосредоточен человек, а возможности!
И это хорошая мысль)))
20:59
Не могли бы вы указать метафоры и то, как их расшифровываете? Мне повествование показалось плоским и поверхностным, но, возможно, что-то мной было недопонято.
Мясной цех

Достойные внимания