Маргарита Чижова

Стража

Стража
Работа №442

1

Яков Коваль сидел на лавке и жмурился, подставив лицо тёплому весеннему солнцу. На сегодня он доставил все заказы и теперь мог с чистой совестью отдыхать от трудов праведных. Молодому человеку нравилась, что можно отработать и забыть до завтра обо всех делах, предаваясь счастливому ничегонеделанью. Захотелось сливочного мороженого. А ещё позвонить Марии, и поболтать с ней ни о чём, и пригласить её на свидание.

Яков открыл глаза и вздрогнул. Мимо шла старуха, неся на себе нечто с ветвистыми рогами. Вот старуха остановилась и заговорила с молодой женщиной, а ветви потянулись к её собеседнице и начали проходить сквозь её голову и грудь. Женщина будто ничего не замечала, а тварь на старухе встрепенулась, ожила и задёргалась.

Молодой человек сглотнул. Михаил Ладный был прав, либо к ним, либо в дурдом. Яков достал телефон и позвонил.

- Ладный слушает, - раздался приятный мужской голос с искоркой веселья.

- Михаил, это Яков. Мы с вами разговаривали на прошлой неделе. Вы меня приглашали поступить к вам на службу.

- Да, малой. Я тебя помню. Что ты решил?

- Я хочу быть с вами. Мне нужно научиться, что делать с этими тварями.

- Хорошо. Я сейчас сброшу адрес. Приходи вечером, поэкзаменуешься. – собеседник положил трубку.

Через минуту пришло сообщение, Яков прочитал и присвистнул. В такие места умные люди вечером не суются, но назвался груздем…

***

Нечисть Коваль стал видеть, пару лет назад, когда ему было лет двадцать. По другому этих тварей назвать было нельзя. Омерзительные создания из ночных кошмаров, причём видимые наяву, среди бела дня, в самой обыденной обстановке. Больше всего пугало понимание, что границы размыты, и страшное всегда и по всюду, а не только ночью в тёмном подвале или под кроватью.

Виделось ему и раньше, а точнее казалось, но всё было размыто и неопределённо. Ещё с детства он помнил, страшные тени, присутствие, ощущения, как будто двадцать пятый кадр. Так промелькнёт что-то, и ты пугаешься, хотя никого нет. Или чувствуешь нечто за спиной, и мурашки по коже, а оборачиваешься пусто, но в голове все равно страшный образ непонятного. В переходном возрасте это вроде как прошло, а может обилие фильмов ужасов, притупило восприимчивость. В любом случае Яков благополучно забыл свои детские страхи.

И вот придя как-то раз в ночной клуб, он вспомнил, что такое страх.

Чуть выпив, он стал обращать внимание на то, что у многих людей на спине сидят пауки наподобие клещей. Они были такие огромные, что он принял их за рюкзаки, этакий жутковатый способ привлечь к себе внимание.

Подойдя поближе, чтобы рассмотреть чудо-ранец, Яков осознал, что неодушевлённым предметом это не является. Брюшко твари пульсировало, а челюсти проникали в шею, но её владелец, слащавый мужичок, ничего не замечал. Молодой человек подошёл вплотную, не веря своим глазам. Тут брюшко стало раскрываться, обнажая что-то вроде лица, которое уставилось на парня.

Коваль с криком отпрянул, растолкав людей, и направился к выходу. Друзья решили, что он перебрал, а он, что его чем-то накачали. В общем этот поход в клуб, стал последним.

Яков бы и забыл это событие, если бы у одного из его приятелей, с которым он ходил на вечеринку, не появился такой же «рюкзак». Они встретились в универе, завязалась дружественная беседа. Вдруг его собеседника окликнули, он развернулся, и Якова передёрнуло. При свете дня нечто было ещё более отталкивающее. Паук-рюкзак пульсировал. Он походил на огромного клеща, присосавшегося к шее у основания черепа, и досыта напившегося крови. В тоже время казалось, что он прирос к позвоночнику, прямо поверх куртки и футболки. Одежда и паук будто находились в разных слоях реальности и не пересекались. Парень попробовал убрать тварь, пока приятель перекрикивался с кем-то. Брюшко задёргалось и появилось лицо. Глаз в глазницах не было, но оно явно изучало Якова.

Парень понял, что у него едет крыша. Он перечитал, множество книг на тему психических расстройств и галлюцинаций, но это не помогло. Решение найти не удалось. Таблетки пить не хотелось, к психиатру идти тоже. Но жизнь стала настоящей пыткой. Ему теперь везде мерещились чудовища, мир превратился в настоящий цирк нечисти.

В подъезде встречаясь с соседом алкоголиком, Коваль не мог отвести взгляд от переливающегося гребня фантастической твари сидячей на груди и животе жертвы. Причём лапами оно держалось за голову мужчины, всё время заглядывало ему в глаза, и периодически проверяло, что у него во рту.

Псеходелический театр вымотал Якова полностью. Он стал отдаляться от людей. Потом научился балансировать, применяя анксиолитики, и игнорируя тварей. И вот его хороший знакомый предложил ему подработать в казино. Работа не пыльная, только ночная. Деньги Якову были нужны, курьерская подработка приносила маловато.

В первый же свой рабочий день, а точнее ночь, его увезла неотложка.

С теми тварями, что владели посетителями казино, анксиолитики не справились. При первом же проигрыше первого клиента, его жуткая тварь набросилась на Якова.

Санитарам парень рассказал всё, сработало состояние эффекта. Во все процедуры Коваль не вникал, не было ни сил ни желания. Но в итоге его вынудили встать на учёт в психоневрологический диспансер. Свой диагноз он даже не запоминал.

А через три дня к нему у подъезда, подошёл мужчина лет сорока, и поинтересовался.

- Яков Коваль?

- Да, - затравленно отозвался парень.

Было утро и он шёл на лекции, точнее опаздывал.

- Меня зовут Михаил Ладный, я по поводу работы. Может моё предложение будет вам интересно.

- Я даже не знаю. У меня уже есть подработка.

- Просто уделите мне один час беседы. И мы поймём, можем ли быть полезны друг другу.

- Это сетевой маркетинг? – Яков нахмурился.

- Такой ерундой наша организация не занимается. – незнакомец развеселился. - Мы работаем в сфере охраны и безопасности.

У мужчины была очень обаятельная и располагающая улыбка.

- Охрана и безопасность, это не по моей части, - рассмеялся Яков, - Меня самого охранять нужно.

- Поверьте, если бы вы нам не подходили, я бы не пришёл. – взгляд его был добрый и приветливый.- Когда будет удобно?

- Давайте сегодня в обед, - молодой человек прикинул свой распорядок дня.

- Договорились, - мужчина отсалютовал и пошёл к своему автомобилю.

***

В обед они сидели в жуткой забегаловке, с ещё более жутким контингентом. Яков озирался, вспоминая прописанные препараты, которые он не торопился принимать, но сейчас был близок к этому.

- Не волнуйся, - рассмеялся Михаил, - Здесь мы есть не будем.

Он огляделся, улыбка не сходила с его лица, но глаза были серьёзны.

- Ну как тебе? – манера речи его изменилась, - Та ещё срань? Особенно когда из глаз растёт.

Собеседник мотнул головой в сторону мужика, у которого из глаз вываливалась кровавая лапша, а в череп вросло нечто напоминавшее толи волосатого осьминога, толи оплывшего тарантула.

- Ты каких, больше всего, боишься?

- Всех, - машинально ответил Яков, и только потом осознал, что этот человек видит тоже, что и он.

Парень готов был разрыдаться от облегчения.

- Ну-ну, будь мужиком. Никаких соплей, в общественном месте, - осадил его Михаил.

За полчаса он расспросил Якова о его восприятии реальности, и рассказал, что это одна из скрытых возможностей человеческого разума. Для кого-то это дар, для кого-то проклятие. Всё зависит от выбора человека.

Михаил представлял организацию, в которой работают «видящие», чей разум воспринимает мир более глубоко. Они способны смотреть на мир вторым взглядом. Если Якову интересно, то они могут встретиться на итоговом собеседовании.

- Хотя транквилизаторы и нейролептики, тоже альтернатива, - ехидно улыбнувшись, закончил собеседник.

Пожав парню руку и похлопав по плечу, он посоветовал не обращать внимание на тварей, и не контактировать с носителями.

- Буду рад положительному ответу, - сказал он и ушёл.

Прошла неделя и Коваль принял решение. Если мир ему не изменить, то для начала нужно изменить себя и свою жизнь.

2

Встреча была назначена на аллее, разделявшей старый парк и территорию больницы.

Сгущались сумерки, освещения не было, лишь вдалеке светил яркий как прожектор фонарь. Рядом стоял недостроенный корпус больницы. Старый парк походил на лес, дорожек в нём практически не было, лишь тропинки. Дул холодный ветер, было страшно до усрачки.

Он чуть не закричал, когда за его спиной раздался весёлый голос Ладного.

- Здорово дневали!

- Ты чего такой нервный, - улыбнулся Михаил и потрепал парня по плечу, - Что-то увидел?

- Пока нет, но судя по месту ещё увижу.

- Ты совершенно прав, - Ладный достал трубку и закурил, воздух наполнил не запах табака, а аромат каких-то трав.

- Когда чувствуешь жуть, знай они здесь. Это первый признак. Не обязательно их видеть, достаточно ощутить что-то неладное, чтобы быть начеку.

Послышался заливистый нездоровый смех. Яков встрепенулся. На аллее показалась группа молодых людей. Холодный пот прошиб парня. К ним шло человек семь молодчиков, с явным намереньем найти себе жертву. Вот они заметили их и заулюлюкали.

- Смотри внимательно, - голос его старшего товарища был спокоен, - Ты думаешь, такое поведение свойственно людям?

Яков, перебарывая страх, взглянул на толпу и глаза его расширились. Что-то нелепое прорастало через них. Буд-то гигантская сколопендра, с лохмотьями лап проходила через спины и выходила через животы. Так было не у всех. Одному она входила в голову и не выходила из неё. Наружу торчали только странные отростки, похожие на хелицеры, выходившие прямо из глаз. Остальные же члены банды, были как бусины на верёвочке.

- Подержи, - сказал Ладный, протягивая трубку Якову.

Парень взял её, руки его тряслись.

- С голыми руками, мы на них не лезем. Это могут только «волки», но про них позже.

- Эй, дядя, курить есть, - протянул традиционное приветствие впереди идущий.

- Для таких у нас есть вот это, - продолжал Ладный, не обращая внимание на одержимого.

Он показал Якову свою правую руку, пальцы её были украшены перстнями печатками. На каждой виднелась руна.

- Ты, что не слышал? – отморозок начинал заводиться, и двинулся на Ладного.

Но тот опередил его, и быстро рванувшись вперёд, что есть силы, заехал кулаком прямо между глаз с отростками. При этом он выкрикнул, что то похожее на кличь. Голова главаря банды откинулась назад, а Михаил уже схватил его, рукой с перстнями и громко стал декламировать, какие-то стихи.

Шпана дрогнула. Сначала дружки схваченного хотели броситься на смельчака, но затем передумали и кинулись врассыпную. Видимо подельники решили, что наткнулись на буйного психа, а смелость в таких выкидышах социума всегда в дефиците.

Тем временем мужчина достал кинжал, который хранился у него под курткой в ножнах.

- Не надо, - вскрикнул Яков, но опоздал.

Парень увидел, как Михаил всаживает клинок сверху вниз прямо в голову своей жертве. Руки и ноги отморозка задёргались, изо рта пошла кровавая пена.

Якова вырвало прямо на месте. Он, пошатываясь, подошёл к ближайшему дереву, и, прислонясь к стволу, сполз на землю.

- Ты чего? – Ладный подошёл к нему, вкладывая кинжал в ножны.

- Вы его убили, - дрожащим голосом проговорил парень.

- Кого?

- Человека.

- И не думал, - улыбнулся Михаил, - С чего ты взял.

- Да я же собственными глазами видел, как вы его кинжалом в голову.

Мужчина рассмеялся и выдернул трубку всё ещё сжимаемую в руке Якова.

- Я, о таких, руки не мараю. А кинжал я в тварь всадил, как можно ближе к голове.

- А судороги, а кровь изо рта?

- Ну, если бы такое у тебя в голове засело, ты бы ещё не так дёргался. А кровь из разбитого носа. Я ведь не только из него дурь выбивал, но и тварь нокаутировал, - он зевнул и посмотрел на часы - Кстати, а ты боксировать умеешь?

- Нет.

- А вообще по самообороне у тебя как?

- Никак, если честно.

- Завтра же начинаешь интенсивные тренировки по боксу и айкидо. Адреса я тебе пришлю.

- Я не понимаю.

- Рано или поздно, они тебя спалят. Твари тоже понимают, когда их видят, и начинают вести себя агрессивно. А так как ты ещё жив, то я делаю выводы, что по настоящему опасных, ты ещё не видел.

- Тут не отсидеться дома, разве, что в психушке, но они и там попадаются, - Ладный опять закурил, запахло мятой.

- Кто они?

- Узнаешь со временем. А пока месяц активных тренировок. Потом я тебя на полигон отправлю на полгодика. А там и стажировка начнётся.

- Какие полгодика? Я не хочу ни на какой полигон, - Яков оторопел, - Я вообще драться не люблю.

- Вижу, ты не служил, - почесал небритую щёку Ладный, - О причинах спрашивать не буду.

Он помолчал, глядя на парня, потом присел и потрепал того по голове.

- Тут понимаешь, такое дело. Ты вроде как избранный. Случайно конечно. Но опять же, ничего случайного не бывает, и рано или поздно ты поймёшь, почему именно тебе предназначена такая судьба, а не твоему соседу или коллеге.

Яков недоумённо смотрел на говорившего. Он даже сдачи то дать не мог, если честно. Пацифист до мозга костей.

- Ладно, дам тебе одну подсказку, - Ладный сочувственно посмотрел на парня, - Если тебе дано судьбой, значит, ты способен с этим справиться. Этот дар у тебя, а не у твоего соседа, потому, что именно ты способен им правильно распорядиться. Мир вроде как чувствует это, когда пробуждает твоё чутьё. Понимает, что ты можешь быть ему полезен.

Яков продолжал таращиться на чудного дядьку.

- Ладно, забудь, - махнул тот рукой, - Придёт со временем.

- У тебя девушка есть? – внезапно сменил он тему разговора.

- Есть, я надеюсь, – неуверенно ответил избранный, - Мы только начали встречаться.

- Ну, так представь, что ты её герой, - рассмеялся Ладный, - Поверь, через месяц она от тебя в таком восторге будет, не нарадуешься. А когда ты с полигона приедешь, то будешь просто парнем её мечты.

Приятная перспектива вызвала неуверенную улыбку на лице Якова, а воспоминания о Марии немного успокоили его.

- Через полгода ты сам себя не узнаешь. – Ладный протянул парню руку и помог встать.

- Ну что договорились? Твоя жизнь в твоих руках. Во всех трудностях, ищи возможности для развития. – он пошёл по аллее к машине. - Пойдём, подвезу тебя домой.

3

Месяц тренировок в секциях, для Коваля пролетел как один день, зато полгода на полигоне, превратились в вечность. Но вернулся он совершенно другим человеком.

Там его тренировал ветеран организации, Игорь Седой. Высокий старик, с протезами вместо руки и ноги. За полгода он слепил из Якова живое оружие, выбил из него всю фальшь цивилизованного мира, наполнив настоящей жизнью. С холодным и огнестрельным оружием Яков теперь обращался профессионально. Но главное научился, владел силой слова, и усиливать волей свои защиту и атаки.

По словам Седого слово «стих», родственно «стихии». Он игнорировал все энциклопедические знания, считая, что нужно пользоваться своим умом, и уметь понимать мир самостоятельно.

- Настоящие стихи рождаются стихийно, всё остальное простое рифмоплётство. В стихах ты творишь реальность, усиливаешь себя и ослабляешь врагов. Главное верить в то, что говоришь и желать этого.

На полигоне он познакомился с ещё одним учеником, Денисом Милоновым. Он был таким же видящим, как и он. А вот трое других были одарёнными. Две девушки и молодой мужчина.

Если бы Яков не был готов к сверхъестественному, то решил бы, что попал на съемки кино.

Ловкостью и скоростью они превосходили людей, и проходили испытания самой немыслимой сложности. Особо отличались девчата, Седой называл их лисятами, и не мог на них нарадоваться.

Лишь потом ребята узнали, что, таких как эти девушки и правда, звали «лисами», а мужчина оказался одним из «волков», о которых упоминал Ладный.

«Лисы» хитрые бестии, берущие смекалкой и находчивостью, они контролируют и управляют пространством и теми, кто в нём. А ещё обладают невероятной удачей, которую будто воруют у врагов, лишая их милостей фортуны. «Лисы» - «штучный товар» появляющийся раз в десять лет, козырной туз в рукаве организации.

А вот «волки» брали силой, ловкостью и упорством. Природой этим людям дарована огромная скорость, нечеловеческая реакция. Как санитары леса, они постоянно патрулировали доверенную им территорию, подчищая мир от хитрых и опасных тварей. При необходимости они сбивались в «стаи», чтобы одолеть особо крупную нечисть.

Что касается нечисти, то предполагалось, что это интервенты из другого мира. Этакие эмигранты, ищущие красивой и лёгкой жизни. Их разделяли на три класса. В третий входили старые друзья Якова, паразиты, существовавшие за счёт хозяев. Они могли манипулировать инфицированными людьми, могли и сами нанести вред. Они являлись причинами многих болезней и психических расстройств, и очень мешали развитию человечества в целом. Вот только люди их сами притягивали, своим образом жизни и мыслей. Подобное к подобному.

Второй класс представляли более развитые существа, способные жить без хозяев, но питаться за счёт людей. Только ели они не плоть, они пожирали самую суть человека, лишая его человеческого. Эти мутили воду сильнее всего, но по счастью были более редкими. Спасибо «волкам».

А вот о первом классе, им так и не рассказали. Седой сказал, что время ещё не пришло.

- Эта тема для настоящих волхвов, а вы пока только стажёры.

Волхвами становились видящие с особо сильной волей, они могли сразиться даже с первым классом. Волхвами был Седой и Ладный.

На самом деле волхвов было не много, их истребляли на протяжение всей истории. Причём убивали их не твари, а люди, которых они защищали.

Дело было в том, что особо опасные твари попадали в наш мир, двумя способами. Они либо создавали брешь в реальности и просачивались как инфекция через рану, либо их призывали.

Многие представители рода людского жаждали силы и власти. Никто не знал сами они дошли до этого, или эмигранты подсказали, но алчущие, научились призывать самых опасных обитателей потустороннего мира.

Так появлялись страшные боги древности, и так же приходили в мир их соперники.

Полигон ребята покидали со знаками организации на железных цепочках. Железная круглая пластина, с выгравированным мечом в центре. С обратной стороны были слова «И Щит, и Меч». Они были щитами мира и его мечами.

***

А потом была стажировка, и Ладный гонял его ещё год, помогая отрабатывать полученные навыки и знания.

Насмотрелся он всякого, и в итоге его взяли на ликвидацию прорыва. И хоть он потом и просыпался месяц в холодном поту, от пережитых кошмаров, но испытание выдержал достойно.

И вот он стал настоящим «стражем» - тем, кто посвятил свою жизнь служению Миру, а именно защите людей от нечисти.

«Стражей» обеспечивали всем необходимым для эффективной службы, и при этом помогали сбалансировать свою жизнь так, чтобы у них крыша не поехала.

Координацией их работы и ведением всех дел занимались ещё одни одарённые, называемые «совы». Они умели считывать мир как книгу, находя самых хитрых тварей, и предсказывали прорывы и призывы.

Жизнь текла своим чередом. Мария приняла его предложение, и скоро должна была состояться их свадьба. Всегда приятно, когда тебе есть, кого защищать и делать счастливее.

Он открыл в себе способности «кузнеца», не зря его фамилия была Коваль. Он стал разрабатывать новые модели, проходя обучение у старого волхва-оружейника Никиты Молотова.

И всё было хорошо, пока не пришло время Большого Призыва.

4

Наводку они получили накануне Велесовой ночи. «Совы» не дремали.

Их объектом был таинственный особняк на окраине города, больше похожий на готический храм.

Справа и слева от парадного входа возвышались красивые башни, с витражными круглыми окнами. Большая часть здания скрывалась, от глаз, уходя вглубь парка. Виднелась только верхушка третьей башни. Башня венчала дальнюю часть особняка, и на ней располагался шпиль с трезубцем и полумесяцем.

Вокруг особняка раскинулся старый парк. Все деревья в нём были сплошь дубами и платанами в два, а то и в три человеческих обхвата. Сколько таким было веков, Яков даже предположить не мог.

Глава «стражей», Мирослав Сильный, прибыл в сопровождение двух помощников, матёрых волхвов, по возрасту не уступающих ему самому. Под современной одеждой виднелись рубахи с древними орнаментами, и золотистые тонкие кольчуги, на руках наручи с защитными рунами. Мужчины были экипированы серьёзно, всё их существо и снаряжение пропитывала сила.

Старшие «стражи», Михаил Ладный и его лучший друг, Георгий Благодей, прибыли на десять минут раньше, каждый в сопровождение помощников. Яков успел поприветствовать Дениса, работавшего с Благодеем, к разговору ситуация не располагала.

На них также была боевая одежда, а на вооружение огнестрелы и кинжалы.

- Где наши вундеркинды? – глава пожал руку Ладному и осмотрелся вокруг.

- Не видели, может быть уже хозяйничают на объекте, - Михаил набил рябиновую трубку табачным зельем с чаклун-травой и закурил.

- Волки приняли территорию? – Сильный пожал руку Благодею и присоединился к Ладному, попыхивая своей вишнёвой трубкой инкрустированной серебром.

Даже он не пренебрегал старыми средствами, что повышают шансы в бою. Издревле курение было только для посвященных, жизненной необходимостью, что служила роду. Трубками пользовались как волшебными атрибутами, специальные курительные зелья срывали оковы материального, расширяя сознание, и раскрывали те резервы, что помогали выжить. Но, бездумное следование ритуалу наоборот ослабило человечество и стало средством наживы и управления массами. Это было чистой воды обезьянничаньем, всё равно как если бы покуривающие балбесы взяли пистолеты и вместо того, чтобы обороняться, засунули бы себе в рот и выстрелили. Курение в современном виде, это чистое самоубийство, ведь оно действует, с точностью наоборот. Накладывает оковы материального или иллюзорного мира, смотря, что курят. А главное запечатывают жизненную силу и лишают осознанности.

- Волки, обследуют парк. Нашли за периметром стен ребят с девчатами, загулялись романтики. Парни их по домам отправили. Пока ни о ком больше не сообщали, - Благодей провел рукой по непослушным кудрям и посмотрел на небо, полыхающее закатным огнём.

- Особняк осмотрели с наружи. В него в ближайшие несколько дней никто не входил, и не выходил. Более ранние запахи и следы смыло дождём. – Благодей взглянул на Мирослава, - Шеф, каков итоговый статус операции?

Мирослав задумался. В небе появилась звезда Вечёрница, и подмигнула старику. Он вздохнул и проговорил.

- «Совы» предполагают операцию второго уровня сложности. Но сердцем чую, тут дело первого уровня, с предпосылками к высшему. – он вытряхнул трубку и поправил одежду, - Так, что не мешкаем, и соблюдаем все меры осторожности. Как если бы тут всё было заминировано и обстреливалось снайперами.

- Ничего себе расклад, - рассмеялся Ладный, - Яков, Костя, от меня не на шаг.

Второй помощник Константин, черноволосы кудрявый парень, нервно сглотнул.

- А где Патрикей, и остальные? – Благодей непонимающе посмотрел на Сильного.

- Софокол доложил о возможности двух прорывов, - главнокомандующий нахмурился и потрепал короткую седую бороду, делающего его похожим на древнего бога, - Остальные на втором объекте.

Насколько помнил Яков, Патрикеем звали старого «лиса», а Софоклом главу «сов». Секретность в организации была очень высокой. «Стражей» регулярно ликвидировали люди манипулируемые нечестью, поэтому, чем меньше было связей, тем проще было выжить.

- Тогда и правда нужно держать ухо востро, - Благодей кивнул своим, - Не нравится мне это.

- Сам встревожен, уж очень поздно все стало известно. Получилось спешно, даже объект нет времени подготовить. – Мирослав тяжело вздохнул, потом поднял руку и сжал кулак. – Всё, собрались. Работаем.

Внутренняя часть парка была обнесена каменной оградой в два человеческих роста, ворота были кованные с красивыми узорами и гравировками. Однако стражи видели вторым взором, отмечая колдовскую вязь иномировых знаков. Она светилась кроваво алым и травянисто зелёным, перетекая, будто жидкие рубины и изумруды. Ворота светились ярко, словно горели апельсиновым огнём, и вся система представляла собой пояс из энергий, замкнутого пряжкой врат.

Да в иномирье были знаки, а значит, был разум, делящийся с земными приверженцами знаниями и силой. Предатели были всегда и везде, но эти пилили сук, на котором сидели.

***

Был конец октября, ночь была холодна, однако погода стояла сухая, небо ясное. Восходила полная луна. Идеальное время для прорыва, и календарь не имел к этой ночи никакого отношения.

Люди так наивны, в своих предположениях, что конец света произойдет в конкретном году, в конкретную дату. Празднуют его как Новый год, со страхом ожидая развязки, - а вдруг случится?

А Конец Света приходит регулярно, просто его удаётся каждый раз отсрочить.

Так и с Самайном, или Ночью Велиса. С древних времен люди верят, что в это время открываются двери между мирами, и оттуда приходит нечистая сила…

Вот только у тех, кто принимает Самайн, в традициях откупаться от Зла, принося ему дары, угощения и жертвы. У тех же, кто принял Велесову Ночь, другие отношения с гостями, по принципу «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет».

А Зло действительно приходит, и если ему посчастливится прорваться, всё человечество сразу узнает, что такое Конец Света на самом деле. А может быть, даже узнать не успеет.

К стражам присоединились «волки». Штурмовая группа, а точнее стая насчитывала ровно тринадцать одарённых. Все как один были в серых боевых костюмах, экипированные как десантники.

- Пошли, - кивнул Сильный.

Подходя к воротам он вскинул ладони и запел волшебную песню. Приблизившись, он схватился за створки. Полыхнула молния, будто ворота были под высоким напряжением. Однако Мирослав даже не дрогнул. Он был «медведем», самым редким одарённым, которые появлялись раз в сто лет. Вокруг них объединялись все «стражи». Прирождённые вожди и волхвы, они единственные могли дать отпор элите нечисти.

«Стражи» пошли в особняк, «лис» они не ждали. Если те не присоединились, значит, на то есть причина. С козырей не ходят.

***

В здание они вошли без проблем. «Волки» поморщились, старый запах крови и семени, им явно был не по душе, здесь явно проводились оргии и жертвоприношения. Бессмысленные спектакли, тешащие эго и нездоровую психику организаторов, и не имеющие к магии никакого отношения. Серые войны, рассыпались по особняку, как тени.

Холл был монументальным, как и все остальные помещения, резные колонны и барельефы, гранит и мрамор.

- Яков, Костя, вы на прикрытие, - Ладный перестал улыбаться, что означало, что сейчас будет жарко.

Осмотрели помещения. Справа и слева, были сводчатые залы, с мозаичным полом. Высота потолков была метров пятнадцать. То что, представлялось с наружи трех этажным особняком, внутри было, чем то вроде храма с высокими сводами.

Прямо за холлом, был ещё один зал, и он вел в огромный квадратный зал вроде церковного нефа.

У дальней его стены стоял десятиметровый крест, высеченный из белого камня. Под ним располагался алтарь из того же материала. Они были совершенно чисты, как белые листы бумаги.

- Тabula rasa, - проговорил Благой, его группа присоединилась к ним.

Вход в большой зал был своеобразным крыльцом с широкими ступенями.

Справа от крыльца был ещё один алтарь, над которым возвышался пятиметровый каменный крест.

Все стены были усыпаны малыми витражными окнами и старинными барельефами. Никакого убранства, ни мебели, ни чего. Голый камень, и сила, много силы, ни доброй, не злой, но настроенной на нехорошее дело.

- Шеф, Светлые под ваше командование прибыли! - девушки сбежали с крыльца вслед за остальными, и стояли смирно, взгляды, устремленные на главу стражей, были спокойные и живые.

Они были одеты в спортивные костюмы, мандаринового цвета. Маскировкой они явно пренебрегали. Каштановые волосы, заплетены в косы и аккуратно уложены. На ногах удобная спортивная обувь.

Яков не сводил с девушек глаз. За два года они превратились в настоящих красавиц. Вторым взором он видел пламенную энергию, излучаемую ими, и понимал, что это вершина айсберга, тот избыток силы, что они не хотят скрывать.

- Мы запечатали «лисьим следом» весь парк, это сдержит тварей, если «волчий круг» прорвут.

- Молодцы, - проговорил Сильный погладив бороду. Он знал какую ювелирную работу проделали его вундеркинды.

- Ну вот, все и в сборе. Можно начинать, - Мирослав закрыл глаза.

И открыл их, взглянув сразу и первым, и вторым, и третьим взором. Увидел и явный и тайный миры. Увидел путь, лежащий через эти миры. Увидел энергию, что несется сияющим потоком, из вечности в даль, не доступную смертным умам.

- Серые в кольцо, рыжие на крыльцо, Ладный справ, Благодей слева, - скомандовал он.

Ждать с моря погоды он не собирался. Спровоцировать прорыв, пока этот нарыв не перешёл в гангрену. Да, он видел, все было подготовлено заранее, постройка храма, что волшебным образом пережил все войны и революции, черные ритуалы. Третьему взору было доступно всё, три двери в иномирье и… то, что было за ними. Точнее те, кто был за ними.

У Сильного мороз прошел по коже. Видел он на своем веку не мало, вот только шестой десяток разменял, но подобное просто валило с ног. Только вера в то, что его долг остановить Это, удерживала полковника на месте. Он искренне верил, что все испытания, что посылает для него Абсолют, ему по силам. Потому, что такие задачи, не ставятся перед теми, кто предаст, отступит, сдастся, они для тех, кто любит жизнь и жизнь отдаст за правду. А правда в том, что миру нужны сильные, добрые люди, что смогут позаботиться о тех, кто ещё мал, и кому нужно время, для того, чтобы разгореться, расцвести истиной жизнью и светом.

Мирослав выставил вперёд ладони. Линии жизни и пальцевые узоры, засветились, будто по ним растекался огонь, а потом пришли в движение, образуя замысловатый орнамент. Сильный сотворил стих, которого не было, и не будет впредь, и сложил ладони.

В одно мгновение, мир треснул. Именно треснул, как скорлупа. Огромные куски пространства, осыпались и падали, разбиваясь в звездную пыль. Зал исказило, будто бы холст на погнувшейся раме, сам воздух содрогнулся и наполнился воем, ревом, писком и шипением. Ничего подобного в природе не было, но разум подкидывал ассоциации и жуткая какофония приближающихся тварей, напоминала адский зоопарк.

Первыми появились существа похожие на помесь гончих с крысами, размером с крупную собаку, за ним давя и рвя зубами «крыс», прорывались, помеси медведей с крокодилами. Как можно описать, что никогда никто не видел?

Шерсти ни на тех ни на других монстрах не было, только иссиня черная кожа с алыми разводами, похожими на кровоподтеки.

- Уничтожить! – громко и спокойно скомандовал, Сильный, и бой начался.

Главнокомандующий сделал главное, не дал времени приблизиться Главному Гостью, сегодняшнего бала.

Закрыть сразу пролом не представлялось возможным. Главнокомандующий или лисы должны были найти ключ, он зарождался во время пролома и набирал силу, постепенно проявляясь. Это был ответ реальности, на искажение пространства. «Стражи» предполагали, что ключ сработал бы автоматически, но естественный процесс был медленным, и через пролом могло пробраться такое, о чём и думать не хотелось. Как правило, это могло закончиться появлением в их мире новых богов, что вернули бы человечество к язычеству на тысячи лет, а так удавалось ограничиться только дьявольским цирком.

Бой шёл не на жизнь, а на смерть. Любая ошибка грозила гибелью.

Волхвы с помощниками, стреляли из «Финистов», пистолетов сконструированных по технологии кольтов, но с большими габаритами и стреляющими двенадцати миллиметровыми руническими пулями. Выстрелы были одиночными, так как каждый сопровождал стих, и воля стрелявшего стража. В результате из ствола вылетала не просто руническая пуля, а нечто напоминающее шаровую молнию. Волхвы в отличие от помощников, одновременно со стрельбой вплетали в стих, песню, искажающую путь тварей. Они мешали прямому нападению на стрелков.

Теоретически, можно было создать и пулемёт, но такое оружие быстро истощило бы даже самого матёрого волхва.

«Волки» вытворяли такое, от чего лучшие акробаты Цирка Дю Солей, аплодировали бы стоя.

В их власти было рвать тварей голыми руками. Огромный как гризли, монстр с пастью аллигатора рванулся в Якову, и на глазах у парня «волк» снял твари пол головы. Серый на мгновение замер на туше, и Коваль увидел энергию, серебристым металлом стекавшую по пальцам. Охотник молниеносно уклонился от «крысы», его прикосновение было острее бритвы, чудовище распалось пополам от удара.

Майя и Алиса, стояли на крыльце, заполняя пространство «лисьей» аурой, и стараясь учуять «ключ».

Появились новые твари. Разбрасывая передовых, влетели огромные сколопендры в один обхват, с пастями способными перекусить человека пополам

Здесь был только первый класс нечисти, и они наносили реальный урон, и способны были сожрать человека за один присест.

Сколопендр украшали красивые гребни, они передвигались в воздухе как угри в воде.

Яков прицелился в одну из тварей и выстрелил. Шаровая молния перебила тело твари пополам и та с писком рухнула на пол затаптываемая пехотой.

- Да, что это за ахинея, - раздался крик Благодея, при появление новых фалангоподобных монстров, бегающих как бешенные тараканы.

Голос его дрожал от усталости, натиск был через-чур сильный.

Ситуация складывалась критическая. Новые твари были такие же быстрые как «волки». Если хоть один погибнет, их магическое число тринадцать будет разрушено. Сейчас они создавали «волчий круг», особую структуру из их жизненной силы. Своего рода силовое поле, в которое попадали твари, и не могла покинуть его, пока волков было достаточно. Так они не давали нечисти, попасть наружу.

На помощь «волкам» пришли «лисы». Они легко уходили от омерзительных хелицер фаланг и лап с присосками. С их пальцев стекали огненные нити, оплетая паукообразных. Захватывая их в узел, они будто бы пропускали через огненные нити ток, и те взрывались, разрывая чудовищ на части.

- Я ищу ключ, - пророкотал Сильный, не разжимая всё это время ладоней.

Его помощники, старые волхвы не использовали огнестрелов. Кинжалы и пистолеты, нужны молодым, они же сокрушали словом и жестом. Огромная тварь, рванулась к Седому и ударилась о невидимый барьер. В следующую секунду, её просто раздавила сокрушительная сила, обрушившаяся, как молот. Стихи у стариков были отрывисты, жесты напоминали мудры, они сбивали тварей с силой артиллерийских снарядов.

- Майя, Алиса, что у вас? – видимо Сильный не находил ключа, и понимал, что время истекает.

- Ключ в замке, - крикнула Алиса, усевшись на большой крест, - Нужно просто вынуть.

- Ещё чуть-чуть продержитесь, - Майя выпустила целый вихрь огненных нитей навстречу новому монстру.

Натиск не ослабевал. Новый монстр появился из пролома, он был человекообразной рогатой образиной. Чудовище давило своих же меньших собратьев, с явным удовольствием и осознанием. Ростом оно был метров семь, и напоминало долговязую обезьяну, покрытую, как анемона, всё время шевелящимися щупальцами. За ним появились его сородичи, такие же как он, чёрные с кровавыми разводами, адские приматы. Вот только рук у них было больше, у кого четыре у кого шесть. Они подбирали более мелких тварей и пожирали их, но как только заметили людей, бросились на них, как дети на сладости. Рога их напоминали оленьи, но закручивались как у туров и овнов. И… Они не боялись огнестрелов.

Первая тварь угодила в силки Майи, но последовавший взрыв не причинил ей вреда.

Шаровые молнии уходили в их тела, и гасли, как горящая головня в грязи.

Внезапно рука одной твари молниеносно рванулась к людям, удлинилась и успела схватить Благодея. Тут же на неё набросились «волки» и стали рвать на части, но, разорванная ими, она в агонии швырнула волхва в стену.

Два стража-волхва главнокомандующего закряхтели, одолевая сразу трёх сохатых. Их техника работала на них, но сил видно требовалось немерено.

Денис запел песню ража, и бросился к наставнику, его напарник прикрывал их, сконцентрировав огонь на остальных тварях.

Благодей был без сознания, изо рта сочилась кровь.

- Яков, Костя, отходим к Благодею с ребятами, - скомандовал Ладный, и сделал пять выстрелов, сопровождая каждый словом.

Он стрелял в пол вокруг раненого, и там, куда попадал пуля, расцветал огненный цветок. Через несколько секунд Благодей с помощниками оказался в зачарованном круге, отбрасывающем нападавших тварей огненными взрывами.

Круг продержался только минуту, но этого хватило, чтобы Ладный со своими помощниками, присоединился к ним.

Внезапно рядом появилась Алиса.

- Их защищают щупальца, цельтесь в лица, - бросила она и исчезла.

Яков развернулся к очередному рогатому, и понял, почему девушки оделись в такие яркие костюмы. Они были живой приманкой, отвлекающей нечисть от людей. Их поймать было практически не реально, но при этом они забирали всё внимание на себя.

А вот волки, наоборот будто сливались с пространством, мелькая серыми молниями. Вдруг один метнулся к ним, и сбил сколопендру, заходящую на группу стражей сверху.

Останки рухнули вместе с волком, он стоял на одном колене и тяжело дышал. Одарённые тоже были на пределе. Все рукава и руки были изъедены будто кислотой. Видимо ближний бой сказывался на защите.

- Щупальца обезьян, растворяют всё к чему прикоснуться, - пояснил «волк» увидев пристальный взгляд Якова.Через секунду он бросился к Сильному, осаждаемому великанами.

Главнокомандующему, пришлось разъять ладони и вынуть меч из ножен, что скрывались под плащом. Заговоренные пули, здесь были не эффективны, да и разбираться с такими громадами, было дело «медведя». В Европе таких как он звали «львами», в Азии «драконами», но суть была одна, сильнейшие стражи со временем становящиеся патриархами «Меча».

Его волхвы прикрывали своего начальника, а «медведь» рубил направо и налево. Казалось, старик спятил, и рубит воздух, но каждый удар сопровождался вспышкой и раскатами грома, и всё на траектории удара рубилось и кромсалось на пять саженей вперёд. Якову вспомнился Мечь-Кладенец, что одним ударом рубил головы сотне врагов.

У рогатых обезьян были молниеносные выпады, и старые волхвы успевали сковывать их буквально в последнюю секунду, а Мирослав разрубал тварей. Но и его помощники уже держались на чистой удаче, в любой момент они могли пропустить, не сдержать атаку нечести.

Коваль отметил, что тварей стало меньше. Лезли только фаланги и великаны, а все кого уничтожили, распадались странной субстанцией, напоминавшую густую чёрную слизь.

Бой затянулся, и казалось, подходил к концу, как вдруг, будто удар колокола разорвал пространство, и всё стихло. Остались лишь сильнейшие твари, и звуки музыки, далекой, будто скрипичный оркестр играл под землей. И под эту музыку с алтарного пролома, в зал вплыло нечто похожее на женщину в пышном развивающемся платье, с волосами длинными, светящимися и колышущимися будто водоросли. Ковалю вспомнились медузы, виденные им в южном море. Эти тоже двигались медленно, будто дрейфовали в пространстве. То, что походило на голову, было не подвижно. Существо напоминало жуткую куклу размерами не уступающую рогатым. На полупрозрачной голове перемещались глаза. Несколько очей, перетекавшие как желтые ягоды в чёрном студне.

Один из «волков» в невероятном кульбите должен был наверняка срубить гостье голову, но быстрый как молния взгляд обратил боевого товарища в груду плоти. Словно разом перерезали все сухожилия, растворили кости и атрофировали все мышцы. Тело с неприятным звуком ударилось о каменный пол. Волчье кольцо потеряло свою силу, оно ещё могло задержать более мелких, но вот фаланг и рогатых уже не задержит.

Тварь стало обводить взглядом груды слизи на полу, и та загоралась тёмно-красным огнём. А потом из слизи стали воскресать твари.

Медуза убивала взглядом и воскрешала нечисть.

Сердце Сильного, ударами стало отсчитывать мгновения до конца партии, одно неверное движение, одно неверное решение и им поставят шах и мат. Сила, скорость здесь не помогут, только «лисья» хитрость и находчивость чудо-детей. Девочки сражались на равных с мужчинами, подготовка у них была как у спецназа. Однако главная их задача, была найти «ключ» закрывающий дверь, переменную, что способна изменить ход событий. Там где медведь, не справится, лиса найдет выход из любой беды. Нужно время.

Главнокомандующий шагнул к исчадию и взглянул на неё зачарованным взором. Смерть не прошла, кукла-медуза остановилась, сверля Мирослава семью жёлтыми очами.

Сильный стал чувствовать, как жизнь покидает его, медленно каплей за каплей. Он стоял подобно стене постепенно разрушаемой бурным потоком. Он сдерживал эту жуть, пока она пыталась просверлить его взглядом. Смертельная игра в гляделки. Стоило ему моргнуть и конец.

Его волхвы отбивались от обезьян, стрелки сконцентрировались на сальпугах.

Вдруг Дева Смерти издала оглушительный крик, за несколько секунд её сопрано прошло от первой до шестой октавы, перейдя на ультразвук. Все «волки» попадали как подкошенные, и трое сразу же попали в пасть фалангам. У Якова потемнело в глазах, и тут обезьяна, восстававшая из кучи слизи, выкинуло руку, по направлению к группе.

Как в замедленном кадре парень увидел, Михаила, встающего на её пути и закрывающего остальных. Он успел всадить кинжал в лапу, перед тем как она сжалась на нём. В следующее мгновения, действительно обезьяним движением, тварь сунула Ладного себе в пасть, как спелый плод, и сомкнула челюсти. Через мгновение её голову разорвало изнутри. Михаил Ладный успел всадить всё обойму и из черепа вылетали сияющие снаряды. Изнутри защита рогатых не работала.

Ноги Якова подкосились. Слева страшно закричал Константин, а через секунду его крик оборвался.

- Нашла! – крик Алисы вывел, Сильного из оцепенения. Он, не отводя взор от Девы Смерти, разрубил лапу, подкравшейся к нему твари.

Но тут же появилось ещё три конечности, и хоть и раскромсанные, но отбросили «медведя» к крыльцу, ведущему в холл. Уйдя от смертельного взора, «медведь» встал, отряхнулся, и так громко запел, что казалось, в нём слились сотни голосов. Все одарённые и волхвы вспыхнули золотым светом. Даже павшие полыхали как погребальные костры. Тварь замолкла.

Яков почувствовал, как голова проясняется, и он на автомате, стал декламировать разящие стихи.

Краем глаза он увидел как одна из девушек с быстротой молнии, проскочила за великаншу, и прикоснулась к Кресту. Лисья аура полыхала как солнце и глаза у твари, не могли собраться, бегая по всей голове, как рыбки в аквариуме. Сила лисьей удачи в действие, «одурачивание» срабатывало даже на таких чудовищах.

Одарённая выкрикнула нужные слова и камень взорвался. Огненная крестовина меча полыхнула как закатное солнце между тучами.

Алиса держала в руке пламенный меч. Клинок, из чистого света, заставлял воздух вибрировать и гореть ярким огнем. Одним ударом девушка разрубила Деву Смерти пополам, молнией метнулась ко второй, что показалась в проломе и снесла ей голову.

И тут Яков иссяк. Теряя сознание, он увидел Майю, рядом с Сильным. Тот вновь сложил ладони.

- Да, чтоб тебя, - успел подумать страж, проваливаясь в темноту, и понимая, что к нему приближается фаланга..

Через несколько мгновений, земля содрогнулась, и окна особняка взорвались тысячами осколков. По стенам пошли трещины, и здание стало разрушаться.

***

Яков пришёл в себя на лужайке перед особняком. Точнее того, что от него осталось.

Луна, глядела на мир слепым оком, освещая всё призрачным светом. Слышалась тихая грустная песня, шум ветра и опадающих листьев.

Молодой человек приподнялся. Вдалеке стояли Мирослав и девушки. Пели они.

Коваль огляделся и вздрогнул. У деревьев лежало три тела, накрытые куртками. Бежевые штаны Ладного он узнал сразу.

- Как ты? - раздался голос Дениса.

Яков обернулся, его друг выглядел потрёпанным, но был цел и невредим. За ним стоял растерянный напарник, Николай. Он был старше ребят, но лицо у него было детское, и на нём читался испуг.

- Они там оба, - посмотрев в сторону тел, проговорил Яков.

- Да оба, - тяжело вздохнул Милонов, - И Константин. Его сальпуга достала, «волки» отбили, но поздно.

- А «волки»? – огляделся тот.

- Они своих унесли. У них «волчьи» ритуалы, тайные. – Денис посмотрел на лес, - У «волков» четыре погибло, много раненых.

Яков встал, и они пошли к Мирославу.

- А где волхвы? – молодой страж ещё раз обвёл взглядом окрестности.

- Один тяжело ранен, другой повёз его в ближайшую частную клинику, где не будут задавать вопросы. Там нужна операция. Сильный сказал, подлатают, как новый будет.

Песня стихла, лисы грустно посмотрели на «стражей» и скрылись в лесу. Мирослав величественный и печальный подошёл к друзьям. Помолчал, обводя их взглядом, и промолвил.

- Отличная работа. Выстояли, не отступили, – он пожал каждому руку и обнял.

Яков вспомнил Ладного и чуть не разревелся. Сдержался, но лицо его перекосило от муки и горя.

«Медведь» положил ему ладонь на голову.

- Они уходят, чтобы вы жили и стояли на страже.

- Зачем он это? – спросил Коваль, скрипя зубами, чтобы не заплакать, - Ведь мы простые видящие, а он опытный «страж». Костя даже не смог воспользоваться его самопожертвованием.

- Михаил, три года назад, сделал другой выбор. Дал своим помощникам прикрывать себя, а сам выполнил свой долг. Но они при этом погибли. – Сильный помолчал, - Ладный, всё не мог простить себе, что не смог защитить их. Сегодня он поступил по велению сердца, и никто его не осудит.

- А мы получается, не смогли защитить своего наставника, - упавшим голосом проговорил Николай.

- Среагировали вы быстро, и как раз защитили. – старик нахмурился, - Гоша сам пропустил удар. Скорость у врага не человеческая, даже у таких гигантов. Он подарил вам урок ценою в жизнь. Всегда держите дистанцию, ближний бой для «волков».

- Но способности тварей трудно предсказать, – он тяжело вздохнул, - С такими мы ещё не встречались.

Наступила тишина.

- Эх, Софокол, что же вы наделали? – Сильный запустил пятерню в волосы.

«Стражи» непонимающе смотрели на главнокомандующего. А тот тряхнул головой, и, посмотрев на них, коротко бросил.

- «Совы» предали.

Ребята опешили и переглянулись, а Мирослав продолжал.

- Патрикей не выходит на связь, молчат все из его отряда. А наш прорыв подстава чистой воды. Мало того, что он рукотворный, так ещё и объявленный в последний момент. Такой за тысячу вёрст «совы» почуять должны были.

- А такое разве может быть? – решился спросить Денис.

- Не только может, но и бывает, - вздохнул старик, - Думаете, почему нас так мало.

Он достал и раскурил трубку.

- Мир с незапамятных времён поражён скверной, и на протяжение всей истории стражи гибнут как лейкоциты. И всегда находятся те, кто бьёт в спину.

- Ладно, шут с ними, сам разберусь, - он махнул рукой, посмотрел на ребят

- А вы, после такого уровня сложности, спецотрядом становитесь. Втроём действовать будите.– он выпустил клуб дыма, - Получился не рукотворный ритуал, трое погибло, трое выстояло. Три жертвы, три заговорённых. Если петь или стих творить вместе будете, то и моих волхвов переплюнуть сможете.

- Со временем конечно, - улыбнулся глава одним уголком рта.

- Не понимаю, - растерянно проговорил Яков.

- Дар вам дан, вместе держитесь, сильнее втрое будете, – пояснил Мирослав, - Ты, кстати, кузнец у нас. Вот и попробуй теперь создать нам оружие новое. Только ребят себе в подмастерья возьми, только так толк выйдет.

Он развернулся и медленно пошёл к старому дубу, у которого лежали павшие товарищи.

Луна зашла и звезды алмазными крошками на чёрной скатерти неба, манили взор. В воздухе разливался причудливый аромат дыма, пахло душицой и мятой.

У Якова появилось чувство, что у мира кончился завод, и он остановился как чудесный механизм. И теперь нужно повернуть ключ, чтобы жизнь пошла вновь. Пошла так, чтобы промыть все мировые раны и очистить Землю от скверны.

Он смотрел, на небо и видел драгоценный свод, не доступный глазам простых людей. Чистые энергии золотыми ажурными узорами плыли на недосягаемой высоте. То, что принималось за тёмную материю, представало перед Ковалем во всём великолепии.

Он смотрел на мир третьим взором.

-2
22:07
253
12:15
Дикая смесь Лукьяненко, Семеновой и какого-то Doom. Если начало было ещё интересным: чувак балансирует между адекватностью и шизофренией, то под конец все превратилось в кучу персонажей, уследить за которыми просто нереально. Резкая смена декораций на готический трехэтажный замок с белыми крестами вводит дикий диссонанс после славянских терминов в описании системы стражей.
В тексте хватает ошибок, но к ним то можно привыкнуть и начать пропускать, а вот отсутствие нормальной системы изложения при попытке создать иллюзию, что она есть, упустить невозможно. История недоработана, интересный в начале главный герой стремительно становится плоским, хотя вроде бы «подготовка» должна была сделать его немного сложнее. Нормальных отношений между персонажами тоже нет. Как мне сопереживать герою, когда он теряет наставника, если их отношения и не показаны вовсе?
Анастасия Шадрина

Достойные внимания