Нидейла Нэльте

Валера

Валера
Работа №455

Если поломать хлеб кусочками, слегка поджарить, а затем залить яйцом, получится отличный омлет. Это я сам нашёл.

Я получил большой контракт, работал на дому. Снимал хату ещё с одним парнем. Валера работал кем-то по продажам, почти не бывал дома, мы совсем не мешали друг дружке.

Изредка я выбирался из дома закупить яиц, хлеба, колбасы, пельменей и газировки, всё остальное время проводил за ноутбуком и писал, как одержимый. Пока руки не начнут отваливаться, в глазах всё не поплывёт. Тогда пару раундов в «КС» - и я снова в форме.

Валера часто возвращался практически ночью. Перекинемся парой ничего не значащих слов и расходимся по своим комнатам. У нас почти не было общих интересов или знакомых.

Мне нравилась такая жизнь. Принадлежишь сам себе, никто не стоит над душой, не торопит и не вмешивается. И то, что делаю, понимаю лучше всего тоже я. Идеально.

Однажды привычный распорядок оказался нарушен.

Я сдал очередную часть работы, на день или два намечался перерыв, пока клиент катает алгоритм. Ничего не поделаешь, поточу сериалы, погоняю в «КС», потихоньку соберу мысли в кучу. А там – к новому шторму.

По случайности, Валера тоже завис дома.

На работе реорганизация, чтоб их. А может, нажрёмся, - предложил он. - В смысле не еды, а питья.

-Да я как-то… - я почти не злоупотреблял, и я «за». Даже страшно подумать, прожили в одной хате почти год, а ни разу вместе не нажрались.

К тому же, я ввёл в алгоритм, как модель, Валеру, хотя он и не знал об этом. Вот, ещё повод познакомиться.

Он побежал за бухлом и пивчанским для меня, а запас энергетиков неисчерпаем.

Сосед вернулся весь в снегу, оказывается, началась метель. Сообщил, что в очереди говорили о новом, очень скверном штамме гриппа, который, вроде, появился недавно. Что касается меня, то мне на это наплевать, меня как раз больше заботят компьютерные вирусы. Я вообще никогда не болею. Теперь заказчики вот-вот отпишутся о результатах первых прогонов моего кода, и будет вообще замечательно.

-А что там за ал… алгоритм? – спросил Валера, когда я рассказал ему, что использовал его личность без спроса. – Что он делает? У меня проблемы с банками не начнутся?

Тут так просто не объяснишь – насчёт проблем. Мы накатили. Между первой и второй перерывчик небольшой. Он рюмашку, а я баночку. Вдруг Валера поперхнулся, закашлял и рухнул головой прямо на стол.

Я кинулся его поднимать. Лысеющая (оказывается) на затылке голова оказалась страшно тяжёлой. Валера не открывал глаз и не дышал, и я понял, что он умер.

Вот так так.

Я стоял, покачиваясь, в центре кухни и глядел в спину почившего соседа.

В неприятную ситуацию я попал: водка на столе, сосед мёртвый на столе. Взял его под мышки, оттащил в комнату, где оставил на кровати, а сам вернулся на кухню. Нужно позвонить в полицию. Но сперва надо протрезветь. А потом вызвать. Так даже лучше, если решат, что он просто умер во сне. Мысли у меня путались.

Я прилёг всего на секунду, только, чтобы успокоиться.

Проснулся от жажды, долго лежал, не в силах подняться, борясь с верчением темноты и решая, что хуже: тошнота или жажда?

Внезапно я услышал шаги. Кто-то ходил по квартире. Соседу тоже не спалось.

И вот тут я всё вспомнил.

Какое облегчение!

Я вскочил с кровати, вышел в коридор. Странно, сосед не включил свет.

Заглянул в его комнату.

Он лежал, как я его оставил, поза не очень-то удобная. Я на цыпочках вышел, закрыл дверь. Нет, всё ещё плохо. Но кто же ходил по квартире?

Приступ бодрости от адреналина прошёл, и в комнату я вернулся по стеночке, рухнул на кровать, как подстреленный.

Закрыл глаза.

Шея соседа была белой. И лысина.

Уснул, иначе бы сблевал.

Я проснулся перед рассветом. И помнил, что стало с моим соседом, на этот раз всё помнил. Но всё равно, проходя мимо двери соседской комнаты, качнулся и оттолкнул дверь.

Комната пуста.

Я добежал до входной двери и щёлкнул выключателем на стене. Вот! Они! Ключи на крючке. Как положено. Значит, сосед не выходил. Куда же он делся?

Я просидел, пока не рассвело, при свете лампочки в коридоре и на кухне. Несколько десятков раз я наведывался в комнату соседа, как будто мог проглядеть Валеру в прошлые разы. Или он научился передвигаться по тесной квартирке невидимым. Потому что порой я слышал шорох в квартире и поскрипывание, и подскакивал, но всякий раз никого. И не удивительно. Я набирал Валерку, но телефон – вне зоны действия сети.

Я промаялся весь день. А с работы, как на грех, ни гу-гу. А ещё похмелье. Может, пиво оказалось палёным? Впервые слышу о таком. Вот почему обычно я не пью ничего, кроме пива и газировки. Теперь и не знаю. Хорошо ещё, заказчик не звонит. А что стало с Валерой – вообще ахтунг. Бывало такое ещё с кем-нибудь? Я погуглил – и ничего не нашёл. Разве что в фильмах. Я даже начал смотреть один, но быстро бросил.

Когда стемнело, я сам не заметил, как залез с головой под одеяло.

С детства не залазил под одеяло целиком. Где и одеяло такое найти, во мне, как ни бы чуть ли не два метра, 1.88. Но тут одеяло сошло.

Я вспомнил детство. В детстве я представлял, что передвигаюсь под землёй и могу вынырнуть где угодно прямо на головы, точнее, под ноги моим врагам.

На этом принципе, кстати, построено много чего.

Мои заказчики этого ещё не понимают.

Я бы так и проспал, не покажись мне скрип осторожных шагов в коридоре.

Я сбросил с головы одеяло.

Темно. Когда это я выключил свет? И сколько прошло времени?

Скрип… скрип…

Я готов был поклясться, что это шаги Валеры.

Хлопком поймал на стене выключатель. Коридор пуст. И в комнате никого, и в кухне, и ванной.

Скрип… скрип…

За спиной!

-Валер, какого… - я замолк. Коридор пуст. – Валер?..

Я сплю или чокнулся? Совершенно отчётливо мимо меня прошёл кто-то невидимый!

Нужно отвлечься. Может, мой код сработал? Они ещё вчера должны были тестануть программу виртуальной реальности и отписаться мне – напрасно я ждал. Однозначно, код ещё не настолько готов, не настолько совершенен, но это ведь мой код, я столько дней над ним корпел!

Я думал, что будет, когда я допишу его, я мечтал. Мне виделись огромные перспективы, даже не богатство, сказочное, куда там «Амазону» или «Гуглу». Не новая цифровая Эра – новый мир. Где мой ноутбук?

Звук шагов из коридора бесил, вынудил нацепить наушники и прибавить громкость на полную. Если откроется дверь, я это сразу увижу. А если Валера будет стучать – то пусть стучит, не будет больше меня так пугать. Чёртовы продажники! Ещё говорят, что мы, программисты, с приветом! Вам привет, припадочные!

Я открыл ноутбук.

С кодом творилось что-то неладное. Накануне я оставлял всё, и всё было в порядке. Команды сдвинуты, стиль кодировки поменян, даже архитектура кое-где изменена! Такое впечатление, будто бешеный бот порезвился. Да такой код – вообще, что он делает на моём компьютере? Ай-яй-яй! Чтобы промодулировать алгоритм, я, не думая, ввёл в код себя. А что такого? Это никакой не приступ зазнайства или тщеславия. Что, если я уже отправил заказчикам испорченный вариант? Понятно тогда, почему они так долго молчат. Они теперь, небось, скалятся надо мной, лепилой криворуким.

Странное, необъяснимое ни с какой стороны, что происходило с моим соседом, на пару часов отошло в сторону. Я весь с головой ушёл в работу.

Как всегда, работа лечила всё. Если что и надо делать, это то, что делаешь сейчас, не тратить время на что-то другое.

Чем дальше, тем странней казался мой – такой до недавнего времени понятный – код. То и дело я приподнимал бровь. Уши в амбушах горели. Но скоро начал врубаться, чего хочет новый код, и у меня волосы встали дыбом.

Нет, это сквозняк!

Я сорвал с головы наушники и выскочил в коридор.

Свет по-прежнему горел. На полу в прихожей стоял большой пластиковый чемодан на колёсах, с виду тяжеленный. Это что за чертовщина?

Валера, скорее всего, ещё на площадке. Я крутнул замок, но дверь и не думала открываться, сколько я не дёргал ручку. Я сорвал ключи с крючка, но теперь ключ не желал лезть в замочную скважину. Да какого!.. Это что, кино!?.

-Валер! – закричал я через дверь.

«Здравствуйте», - услышал приглушённый металлической дверью голос соседки по лестничной площадке, которая в последнее время завела привычку гулять очень рано. Хотя, лишь интонации, слов-то я не разобрал.

В ответ низкое неразборчивое «бур-бур».

Затем услышал, как открылись двери лифта и с лязгом снова закрылись, и лифт пошёл вниз через спящий подъезд.

Когда ни один из ключей на связке не подошёл ни к одному замку (я проверил по пять раз), стало очевидным, что кто-то их сменил. Наверно, пока я работал в наушниках или накануне. Валера последним проходил эту дверь. Какого ляда он мне не сказал, что поменял все замки в двери? И где вторые ключи? Если бы он умер на самом деле, как бы я попал в квартиру? И как бы из неё выбрался?

Я схватил телефон и набрал соседа. «Извините, абонент временно недоступен». Отбой. Я с удивлением уставился на экран: что за странные значки? Какой-то язык Мордора, написано эльфийскими буквами…

И на ноуте вай-фай отвалился, как очень быстро выяснилось.

Я заперт в съёмной квартире. Итак... В серо-голубом аквариуме окна мельтешил и мельтешил снег. То летел справа налево, то слева направо, а я слонялся по квартире и по комнате из угла в угол. Иногда мне слышалось, будто кто-то ещё – тот – топчется за мной. Как и я, мой «сосед» изнывал от тревоги. Пробовал с ним заговаривать, но на «Валера» он не откликался. Я вспомнил, что сутки ничего не ел, после того омлета с хлебом. Предложил «попутчику» пельмешек, но ни в какую, вообще, не реагировал.

В холодильнике голяк, зря я мечтал.

Пару раз брался за написание кода, но дело не шло – не получалось сосредоточиться. А ещё код вёл себя так, что я даже начал его опасаться. Верите, нет? Моего собственного кода! Ну, не чепуха? Я бросил ноутбук.

Невидимка тоже затих как-то.

Начал придумывать способ спуститься с восьмого этажа через окно на верёвке. Сложно представить, что человек в 21 веке может думать о таком всерьёз. К ночи решил выяснить всё до конца, и будь, что будет.

Как же медленно темнеет в Январе, только снег летит быстро. Постепенно, как приближался час «П», мой план менялся. Пожалуй, не посплю-ка я эту ночь, а взамен выясню всё: кто принёс чемодан, кто ходит по квартире, когда его никто не видит, и куда подевался мой сосед Валера? Не умер – одно хорошо. С другой стороны, труп соседа от этого бы не испарился. И чемодан в прихожке очень натуральный. И не один я видел того, кто принёс мне эту бандуру, ещё моя соседка видела и говорила с ним. Или на самом деле я в дурке: лежу под капельницей и ничего-ничегошеньки не соображаю вообще. Если бы не код, я мог бы всерьёз в такое поверить. Слава коду! Слава!

Я включил везде свет, я обошёл все комнаты и всюду оставил двери открытыми. По-хорошему, снять бы их с петель. Но вид дверей, стоящих на боку, пугал ещё больше. Такие могут вести в параллельные Вселенные, от одного вида которых точно не обрадуешься. Так что, пусть остаются висеть, а мне и так всё ясно видно. И слышно.

Когда в замке шевельнулся ключ, я моментально услышал.

Ключ провернулся, как родной.

Дверь медленно открылась.

Из темноты на свет шагнул незнакомый мужик в засыпанных снегом пуховике и шапке. Он держал пакет с продуктами из супермаркета на углу.

Я разинул рот.

Мужик закрыл и запер дверь, не торопясь разулся, повесил на вешалку одежду и, шурша пакетом, прошлёпал в кухню. Его мокрые носки оставили цепочку следов на светлом линолеуме.

Пришёл сюда, как к себе домой, вы поглядите!

Я пошёл следом, подбирая слова. Что бы сказать? Не терпится увидеть выражения его лица, когда он увидит меня и поймёт, как его обманули. И как только он до сих пор не чухнул, что: и свет-то горит, и я стою в коридоре, вообще-то. Люди бывают такими слепцами.

Я зашёл на кухню следом за ним. Мужик разбирал пакет. Чего там только не было: и колбаса, и холодец, и сало, и селёдка, и салатики всякие в прозрачных коробочках, вискарь в нехилой расфасовке. После чего затолкал всё это в холодильник. Куда там моим пельмешкам! И после всего этого морда у него пресная, словно он кому-то всё это принёс, сам же будет ужинать китайской лапшой в холодной воде. Холодильник, мой холодильник заполнен до краёв!

Цирк слишком затянулся.

-Слушайте, я не знаю, кто вы… - я быстро понял, что он не слушает. Меня как будто вообще не существовало, тогда как мы стояли на одной кухне.

Подумав немного, всё с тем же кислым выражением на лице, мужик вернул на стол бутылку вискаря и банку фаршированных лимоном оливок. Потом он открывал их, стоя пил из чашки, потом садился и долго-долго глядел в сторону пустыми глазами.

А я стоял возле холодильника, как раз там.

У мужика заиграл телефон, он достал его из кармана, поднёс к уху и сказал «бур-бур».

Всякие бывают приветствия, такого я ещё не слышал.

Хмурый говорил что-то, слушал, отвечал, менялся в лице на мрачного.

Я не понимал ни слова. Что за язык? Китайский? Узбекский? Эльфийский? Тут я заметил эмблемку на задней крышке смартфона. Что с ней не так? А-а, надкусано с другой стороны. Ну, точно, китайская подделка.

Незнакомец перестал коверкать наречия и замер за столом. Лицо его… убитого. Промокал глаза, будто плача.

Я вышел из кухни и, пошатываясь неизвестно отчего, побрёл в свою комнату. Но стоило мне сделать несколько шагов, «покойник» выбежал следом и остановился у входной двери.

-Hhalerfnturlkm?

Я замер.

Он проверил входную дверь, точно так же, как и я. Затем, так же, как я, повернулся ухом к коридору.

В коридоре горел яркий свет. Я стоял, взявшись за ручку двери. Я демонстративно толкнул дверь в свою комнату.

Мужик чутко среагировал, кинувшись прямо на меня.

Я даже отступил на шаг.

И позволил ему проверить комнату. Он заглянул и под кровать тоже. Потом заметил мой ноутбук. Сунул его под мышку и вышел из комнаты!

А я стоял в коридоре и на меня словно немота напала. Всё, что я смог из себя выдавить:

-Ззззззз! – закричал я.

Мужик, как ни в чём не бывало прошествовал с моим ноутбуком на кухню. При этом оставляя следы. Ноги у него потели.

Когда я вбежал в кухню, он сидел за столом, перед ним стоял раскрытый ноутбук.

Кто преспокойно продолжит копаться в ноуте, когда в квартире топают и орут? А ещё лицо менялось. Хмурый больше не хмурился, словно увиденное вернуло давно утерянную надежду.

Это следовало осмыслить.

Стой. Если он меня не видит, а я его вижу, то, получатся, меня нет, а он есть.

Квартиру хозяин сдал кому-то другому, например, этому хмурому дядьке.

И где Валера?

0
23:05
288
10:42
+2
И?
Интуитивно понятно, что ГГ выпал из нашего мира. Понятно ещё на середине, и интерес от этого только угасает. Но дочитал до конца, и разочаровался финалом. Его нет, ничего не объясняется. Куда делся Валера? Что с ним сталось? Он съехал или что?
Почему умер ГГ? Неужели пиво всё-таки оказалось палёным? Тема со странным кодом и уникальным алгоритмом вообще не играет — в чем его уникальность и как можно за несколько манипуляций ввести в код человека?
И, хоть рассказ ведётся от первого лица, шарма это не прибавляет, а, скорее, вызывает неприязнь. Множество бесполезных деталей, вроде «КС» и сериальчиков. И да, компьютерщик, который много времени проводит в сети, наверняка знает, что у понятия «ахтунг» есть понятие не только «внимание» (см.олбанский)…
15:49 (отредактировано)
+2
Кроме «олбанского» языка есть еще и язык «торчков». Простите, но мне придется им воспользоваться.
«Еще говорят, что мы, программисты, с приветом!» — заявляет автор. Никакого «привета» в рассказе нет. Смысл произведения объясняется простой физикой.
Итак, некий компьютерщик, употребляя литрами энергетики, работает дома. Квартиру он снимает с каким-то Валерой, о котором ни черта не знает. Они решают «нажраться» (т.е. познакомиться поближе) и Валера приносит из магазина спиртные напитки (крепкие для себя и пиво для ГГ), а энергетиков у ГГ и так хватает. Запас огромен.
Они выпивают и Валера рассказывает о появившемся недавно новом виде гриппа. Потом Валера падает лицом на стол и умирает (наверное — грипп убил). ГГ решает сразу не заявлять в органы, захотев протрезветь. Проспавшись, он обнаруживает следующее: Валера потерялся (точнее-труп его), в холодильнике пусто (труп съел пельмени), в прихожей стоит большой чемодан с колесиками. И все время ГГ преследуют различные звуки: скрипы, шарканье ног, хлопанье дверей и т. д.
Более того — какой-то код, изобретенный ГГ (он туда вставил данные Валеры, о котором ничего до этого не знал) начинает разрушаться. ГГ мечется по квартире, где появляется новый человек (видимо, хозяин жилого помещения), но остается для этого человека невидимым. Вот это задача!
А теперь перевожу на язык логики.
ГГ не слушал родителей, которые наверняка говорили, что прием большого количества энергетиков к добру не приведет. Он пил энергетики с пивом и подцепил новую форму гриппа от Валеры. Ингредиенты сложились, и ГГ «вставило» так, что он, находясь «под кайфом», спрятал труп Валеры в чемодан с колесиками; потом доел пельмени («жор») и допил все, что не допил Валера. Затем принялся получать от «тОрча» удовольствие, слушая возникающие в голове звуки и издеваясь над образом хозяина жилья (может, квартплату не уплатил вовремя).
Вот и весь «привет», а точнее — «приход». Я, например, так понял смысл этого «фантастического» произведения.
Написано нормально, хотя вычитка бы не помешала. Весь рассказ — цельный смысловой перл. Автор! Я реально восхищен образностью вашего повествования! Успехов в конкурсе «Новая наркология». Юмор — это хорошо.
13:58
Мне ваш вариант больше понравился
23:49
Оригинально, много подростковости, но зато современно. Как-то связывает с реалиями времени.
14:00
Ужасно. Не знаю, что тут может нравиться в принципе. Я бы даже единицу пожалела этому произведению. Ни смысла, ни авторской уникальности, ни литературного языка. Если автор подросток, тогда простительно. Но конкурс анонимный )))
14:33 (отредактировано)
Улыбнулась, читая вариант Vottebevot. Ибо, когда я добралась до финала рассказа, у меня возник лишь один вопрос: «Что курим?».

А если серьёзно, на мой взгляд, рассказ сильно выиграет, если появится атмосферность. Это делается, как вариант, за счёт описания переживаний ГГ. Повествование ведётся от его лица. Если на секунду представить себя на месте ГГ, становится понятно, сколько чувств можно испытать. Но в истории об этом ни слова. Она больше похожа на дневник, где записаны факты и рассуждения: «Начал придумывать способ спуститься с восьмого этажа через окно на верёвке. Сложно представить, что человек в 21 веке может думать о таком всерьёз».
00:07
Интересно и образно. Напомнило «Другие» и «Шестое чувство»

Они не знают, что мертвы


Однако похоже, что тут своя оригинальная задумка. Уж очень много внимания уделяется программированию.

Автор заинтриговал, очень хочется получить разгадку рассказа )
Загадочный (для меня) и безумный рассказ.
Читается очень живо — много действий.
Моя теория такая, что Гг свихнулся и всё происходящее- это его шизофрения, построенная из «неправильного » домысливания обрывочных данных из настоящей реальности: Валера, рассказавший о смертельном гриппе; соседка, беспокоящая его в последнее время чаще; в конце вообще приходит заказчик и проверяет его работу.
Словом, ХЗ, как выразился бы ГГ.
На всякий случай плюсанул.
Загрузка...
Аня Долгова