Анна Неделина №1

Общение

Общение
Работа №464

Петербург, 2050 год.

Рабочий день в радиостудии закончился. Максим огляделся: минуту назад здесь были гости. Он обожал работу. Ведущий - редкая профессия, где ещё разрешалось говорить вслух.

Из прохладного помещения он вышел в тёплый июньский вечер, тридцатилетний мужчина среднего роста, крепкий, с чёрными волосами и карими глазами. Следом вышла Ольга, зеленоглазая блондинка, одного с ним роста и возраста, блеклая, как и все агенты ИТ (Информационные технологии, в народе "нет общению").

В ИТ следили, чтобы люди общались через гаджеты: в кафе, на улице, на работе, в клубе, загородом на природе. Общаться голосом разрешалось медикам, спасателям, политикам.

Обучение в школах и вузах стало удалённым. Знакомились все в сети. Общаться голосом разрешалось ещё дома, но домочадцы так привыкли молчать...

Для нарушителей вначале были введены денежные штрафы, которые незаметно сменили аресты.

Максим пошёл по Каменноостровскому проспекту. Его вдохновляла архитектура. Ольга шла рядом, будто не с ним.

Агентов ставили к людям "говорящих" профессий, чтобы вне рабочего пространства они не забывались.

У доходного дома Розенштейна он остановился. Этот дом, похожий на замок (может, он и есть?), всегда действовал магически. Две мощные шестигранные башни-эркеры сделали его доминантой на площади Льва Толстого. На первом этаже работал театр. Максим завидовал жителям дома, немного, потому что в глубине души жить в таком замке не хотел.

Может быть, в дистанции таилась магия?

Рассмотрев детали, он отправился дальше, в блинную. Там они часто ужинали с агентом.

В углу блинной, как обычно, мышью сидел агент. Лысый дядька в белой рубашке и серых брюках, на вид офисный работник, но все понимали, кто. Лампа, угол, вечная чашка кофе... В каждом кафе сидел свой дядька.

"Зачем такая профессия? - подумал Максим. - Тебя ненавидят, и ты работаешь. На благо чего? Что за люди её выбирают? Пикнешь - арест".

Они заказали блины с чаем.

Он посмотрел на Ольгу, что там под оболочкой?

Она спокойно ела, глядя в тарелку. На агентов всегда так смотрят, только что меняет?

Максим перевёл взгляд на соседний столик: парень и девушка общались. Слышались только хихиканья, от которых вздрагивали усы агента.

Максиму стало грустно. Он ненавидел сайты знакомств, а с последней девушкой расстался давно.

Вдруг в паре начались разногласия. Девушка получила сообщение и покраснела. Затем заплакала.

Агент привстал. Сколько девушек так вспыхивало и пропадало...

Парень сделал глоток кофе. Девушка схватила чашку, прыснула ему в лицо и выбежала на улицу. Улыбаясь, он вытер лицо салфеткой.

Максим встал, подошёл к парню и дал ему в глаз.

Застывшие посетители расслабились и продолжили есть: обидчику отомстили.

Максим вернулся на место. У Ольги было непроницаемое лицо.

"Она не то, что женщина, она - не человек" - подумал он.

Есть перехотелось. Максим вышел на улицу. Ольга вытерла губы и вышла следом. Её настроение испорчено не было.

***

Грел июнь, хотелось никуда не спешить, гулять вдоль набережных, касаться гранита и всматриваться в другие берега.

Об отпуске Максим и не думал. Работа лучше одиночества. С кем и куда поехать? У друзей семьи.

Как обычно Ольга проснулась раньше. Она спала на матрасе у кровати Максима в просторной однокомнатной квартире с балконом. Рядом стоял журнальный стол с ноутбуком, на полу: книги, явление редкое. Напротив - встроенный шкаф. Вид с балкона открывался на проспект и набережную справа.

Ольга позавтракала кофе, следом Максим. Каждый готовил себе сам.

Он вышел из дома, за ним она. Он шёл и размышлял о предстоящей встрече с интересным гостем в студии.

Прогулка лежала через мост и дворы к Каменноостровскому проспекту.

Через полчаса Максим вошёл в студию. Ольга осталась у двери. Она будет ждать до обеда. Потом они сходят в кафе на первом этаже.

А потом он снова скроется в студии.

В восемь, вдоволь наговорившись, выйдет усталым и удовлетворённым. Увидев Ольгу, лицо его тут же изменится. Она, как досадное недоразумение, портила настроение.

Блеклая женщина. Но такой ли она была блеклой? Вдруг он решил присмотреться.

Они прогулялись по проспекту, посмотрели на дом-замок и зашли в итальянский ресторан.

Максим заказал большую пиццу.Ольга взяла кусок и начала есть. Он всмотрелся: движения аккуратные, тонкие пальцы, мягкие подушечки. А ведь она прошла специальную подготовку в ИТ. Под зелёной рубашкой грудь среднего размера. Белые брюки и кеды.

"Что это за разглядывание? - подумала она. - Не нравится мне это. Быть незаметной лучше".

Она взглянула на него. Он почти улыбнулся, а мог бы, мужчиной был обаятельным. Эмоций на её лице не оказалось.

"У меня помутнение рассудка, - подумал он. - Девушек других нет что ли?". Вспомнил о пицце и начал есть.

Вдруг снова поймал взгляд ясных зелёных глаз и замер.

Она сделала глоток эспрессо.

Он начал за себя волноваться... встал и вышел из ресторана. Она - за ним.

Он быстро пошёл по улице, будто желая от неё оторваться. Она ускорила шаг.

Так они и пришли, а дома он впервые сказал вслух:

- Спи в коридоре! На кухне! В ванне! Где хочешь, только не в комнате!

Она кивнула. Дома он мог разговаривать с кем угодно.

Он заперся в комнате. Пробовал читать - не получалось. Включил музыку и вышел на балкон.

Ольга в это время приняла ванну, расстелила на кухне матрас и легла. Неудобства ей это не причинило.

Максим так и не смог уснуть, выкурил пачку сигарет.

Теперь он её изучал.

Сломалась внутренняя защита. Он забывал о ней только на работе.

Странным образом эта женщина похорошела.

Он стал больше курить и плеваться на улице, будто желая выплюнуть перемены... Но они подошли. Он решил завоевать её сердце.

За связь с агентом ИТ обоих карали незамедлительно.

Он начал с утреннего кофе, перелёг с кровати на матрас. Выходные теперь стали долгожданными. Музеи, выезды загород, пикники.

Женщина принимала, не отвечая взаимностью, хоть бы взглядом, и это воспламеняло ещё больше... Прошлые девушки сдавались быстро красивому и успешному мужчине.

Как-то вечером он присел к ней на кровать, взял ступню и нежно помассировал. Она приятно вздохнула:

- Спасибо.

Опьянев от ответа, он вышел на балкон курить. Размечтался... А когда вернулся, она уснула.

***

Максим блаженно проспал ночь.

Перед самым его пробуждением Ольгу сменила Галина, агент, похожая на парня. Короткие чёрные волосы, карие глаза, мускулы. Настал срок.

Он открыл глаза и вскрикнул:

- Кто ты?!

- Твой новый агент Галя, таковы правила в ИТ, смена.

- Что? Она же каждые полгода!

- Вот время и наступило.

Максим вскочил с матраса. Ольгу забрали, когда стала нужна больше всего!

"Что теперь делать? Где искать? Пойти в агенты? Куда бежать?" - забегали мысли.

Галя пошла на кухню и приготовила себе кофе, будто живёт тут уже давно. Эмоции мужчины её не волновали.

Максиму захотелось выгнать этого парня, вытолкать из квартиры.

Часы показали семь тридцать.

Он окатил лицо холодной водой, посмотрел в зеркало. Он должен что-то придумать.

На улице он сразу ускорил шаг.

На работу пришёл рано, взял в автомате кофе и скрылся за дверью.

Вскоре пришли коллеги, и вошёл директор, Станислав, крупный мужчина в рубашке и брюках, с лысиной, сорока лет. Орлиный взгляд голубых глаз.

- Здравствуй, Максим.

- Здравствуй, Стас.

Директору нравился Максим, и работу его он ценил высоко.

- Вижу, у вас новый агент.

- Да, - вздохнул Максим.

- А знаете, кого ко мне приставили?

- Нет.

- Ольгу.

Максим чуть не упал со стула.

Коллеги пожали плечами, не всё ли равно, кого приставили и кому?

Он вышел в коридор.

Горстка агентов терпеливо ждала. Ольга стояла у двери, будто привязанная.

Их взгляды пересеклись. Он чуть не сказал: "привет". Она была такой же неприступной. А он горячо верил, что немного растопил лёд...

"Что за женщина?! Ненавижу!" - подумал он в сердцах и вернулся обратно.

Работа отрезвила. День пролетел. Обедать Максим не пошёл: видеть не хотелось ни Галю, ни Ольгу. Вообще никого.

Но вечером пришлось.

Видеть Ольгу с директором было странно и жутко.

С Галей ужинать он не пошёл, а дома лёг на кровать и уставился в потолок.

Так он провёл четыре вечера подряд после работы.

На пятый день в студию пришёл политик. Это был важный гость. Все волновались.

Максим рассеянно думал об Ольге. Что политик, когда так тянет внутри, остриём впивается...

В начале программы сосредоточиться всё же удалось, потом он начал путать понятия. Политик отнёс это к волнению, но директор! Концовка была испорчена.

Станислав подбежал к Максиму:

- Ты что сегодня?! С ума сошёл? Эх... ты мне нравился. Я увольняю тебя.

Максим тяжело дышал, как после забега.

- Слышишь? Ты уволен!

Как он попал домой - не помнил.

Галю от него убрали, он ведь теперь безработный.

Коллеги забросали сообщениями: "Макс, ты чего?", "Что с тобой случилось?".

Он курил на балконе и смотрел вдаль. Курил. Смотрел.

***

Наступило утро.

Максим взглянул на часы: семь.

"Пора на работу! Стоп... какую работу?" - только сейчас он понял.

- Слышишь? Ты уволен!

Это катастрофа. Говорить было воздухом, обсуждать в живую волнующие темы. Максим с детства мечтал работать на радио. И всё из-за женщины?! Как он допустил это в работе? Наговорил вздор. Кому? Политику. С его слова могли закрыть студию.

Максиму не хотелось ничего объяснять, обманывать друзей. Поэтому он сходил в магазин за водкой.

И началось.

Максим впервые испытывал сильное чувство к женщине. Раньше он очаровывался, ухаживал, достигал и охладевал. А сейчас жалел, что долго не замечал Ольгу. Полгода совместной жизни!

"Если бы был нужен, - думал он, - ушла бы ко мне со службы... Значит, не нужен я этой непрошибаемой женщине! Интересно, с шефом она такая же? Но почему с ним?!".

Неделя прошла в тягостных размышлениях с водкой.

Вечером Максим вышел на улицу и решил пройтись.

Его увидела пожилая соседка, Зинаида Алексеевна, порядочная женщина с голубыми глазами и короткими белыми кудрями. Вид мужчины заставил её нарушить правила (впрочем, она терпеть не могла правила):

- Максим, что-то случилось?

Он остановился. Ему нравилась соседка. Он вырос на её глазах.

- Нет.

- Точно? Мне-то ты можешь сказать.

- Точно.

- Может, неприятности?

- Нет, нет. Меня выгнали с работы.

- За что?

- Наговорил лишнего.

- С кем не бывает? В юности меня три раза увольняли с работы.

- За что?

- За побеги к парню. Любовь важнее.

- Я так не считал.

- А теперь считаешь?

Повисла пауза.

- Если считаешь, то надо действовать.

Максим кивнул.

Было девять часов. Середина июля. Пятница.

Он дошёл до метро "Горьковская", повернул направо и через десять минут остановился у дома Стаса. Директор жил на втором этаже в двухкомнатной квартире.

Максим присмотрелся: в гостиной горел свет.

Ольга встала одной ногой на кровать, директор обнял её и вошёл.

Максим не поверил глазам!

Стас ловко работал тазом, и она позволяла.

"Как быстро отдалась! Шлюха!" - подумал Макс. Кровь прихлынула к лицу.

Он схватил булыжник и кинул в окно. Стекло разлетелось на куски.

Стас подбежал к окну, увидел его, наскоро оделся и выбежал на улицу. Силы были не равные. Он двинул кулаком в лицо, и Максим упал.

"Всё из-за работы", - подумал он и вернулся в дом.

Если бы не прерванный секс, бить бы не стал. Он сожалел об увольнении, но выбора не было.

Остудить пыл ему удалось. Максим очнулся не сразу. А когда очнулся, поймал машину и вернулся домой.

***

Максим снова взялся за водку.

Он не мог поверить, как быстро Ольга далась директору. Или тот не спрашивал? Добивался ли он раньше женщин, или они падали к его ногам?

В этот раз на второй день он пить перестал.

"Я убью Стаса, вот и всё", - решил он. И вспомнил о старом школьном приятеле, который мог бы сейчас помочь.

Через приятеля достал пистолет. Тот не спросил, зачем, только взял меньше.

В голове у Максима стояла картина: Ольга и этот гигант, которому он никогда не доверял. Вот же силища в кулаке.

Ночью он вышел на улицу и направился к дому Стаса.

Дошёл быстро.

На кухне горел свет. Ольга сидела за столом с чашкой, в лёгком халате.

"Какая идиллия... и где этот крокодил?" - подумал Максим.

Она выпила чаю и скрылась в недрах квартиры.

Свет зажёгся в гостиной. На диване сидел Стас. Ольга села к нему на колено. Он погладил её, распахнул халат и начал изучать грудь.

Максиму остро захотелось пристрелить Ольгу.

Нежность, долгое приближение, массаж ступни, счастье от "спасибо", - да было ли это?

Пристрелить.

Своей рукой она взяла орган Стаса и начала гладить.

Вместо пистолета Максим достал телефон и сделал несколько снимков. Он всего лишь пришлёт их, кому следует. Откуда-то взялось это решение.

Он вышел из кустов и пошёл назад. Оглянулся.

Ольга пересела на орган.

Максим не выдержал: подбежал к окну и выстрелил в люстру. Осколки разлетелись во все стороны.

Когда Стас подбежал к окну, уже никого не было.

"А это была попытка убийства, что ж... я убью тебя", - он обернулся к Ольге:

- Мы едем за ним.

- Куда?

- Домой.

- Его не будет сейчас там.

- Мы подождём. Я достану его из-под земли.

Они вышли из дома и сели в машину. Ольга прикурила сигарету. Осколок вонзился ей в ягодицу, и рана ныла.

Стас прислал сообщение другу с адресом Максима.

Захватив оружие, он поехал по адресу, маленький и сильный, похожий на бультерьера.

А Максим зашёл в бар и заказал пиво. Достал телефон и посмотрел фотографии. Сейчас он пожалел, что не убил обоих.

Стас и Ольга приехали быстро. Друг не заставил себя долго ждать.

Они поднялись на этаж.

- Это его дверь, - показал Стас.

Голос прозвучал громко, и Ольга вздрогнула.

Открыть замок оказалось не трудно.

Все зашли внутрь.

Она огляделась и вдруг почувствовала себя дома. Ей стало жалко Максима. Он был нежен, а Стас груб (да, на миг это притянуло...). У неё сжалось сердце.

Сейчас у Стаса были глаза убийцы.

Она вышла на балкон и прикурила сигарету.

Подумала: "Вернуть бы прошлое. Я, Максим. Последние дни вместе".

Максим вышел из бара. После пары бокалов он твёрдо стоял на ногах. Во дворе-колодце нашёл скамейку и лёг. Здесь вряд ли будут искать. Картинки хаотично помучили его, пока не сморил сон.

Наступило утро.

В студии ожидался гость, видный учёный, и Стас с Ольгой уехали на работу. Друг остался.

Максим зашёл в круглосуточное кафе и заказал кофе.

"Всё надо обдумать... зачем выстрелил? В дом теперь нельзя. Раз Ольга отдалась и довольна, она будет с ним. Может, и влюблена уже. Сделаю, что решил".

Он прислал фотографии Стасу, и тот понял, они могут всё погубить, будь отправлены в ИТ. Сделано ли это?

Максим назначил встречу в кафе у кладбища, метро "Обухово", без Ольги.

Стас согласился, приехал с Ольгой и припарковал машину неподалёку.

Она осталась внутри. Он вышел с оружием в кармане.

Столики стояли на улице. Стас заказал кофе и сел. Рядом пил чай только работник кладбища, пожилой человек, в чёрных брюках и серой рубашке.

Максим увидел Стаса издалека. Кустами подошёл ближе. Прицелился и выстрелил. Пуля попала в спину.

Ольга услышала выстрел и побежала к кафе. Она думала, убили Максима.

А Максим быстро поймал машину и поехал домой. Дома-то он никого не ожидал.

Ольга подбежала к Стасу. Владелец кафе, официантка, дед и прохожие посмотрели на неё. Она развернулась и побежала обратно.

"Он едет домой, я должна успеть!", - подумала она и нажала на газ. Она отлично водила.

Но машина, в которой сидел Максим, ехала быстрее. Он сослался на нездоровье жены для скорости.

Друг Стаса курил на балконе и увидел быстро подъехавшую машину. Максим вышел из неё и вошёл в подъезд. Убийца занял позицию.

"Вот я и убил шефа... только чего добился? Шкуру свою спас", - думал он, садясь в лифт.

На этаже двери с шумом открылись, и он вышел. Вдруг затаил дыхание.

Из соседней двери выглянула Зинаида Алексеевна и движением руки пригласила его к себе.

Максим сделал вопросительное лицо и зашёл.

- Говори шепотом, - сказала соседка. - У тебя в квартире мужики.

- Кто?

- Я видела их в глазок, когда услышала шум. Говорили басом, с ними баба.

Максим подумал об Ольге.

- Уж не знаю, сколько их, но замышляют они недоброе. Кто-то утром из них ушёл.

- Я решу этот вопрос.

- Как?

- Не бойтесь, Зинаида Алексеевна... через балкон.

- Нет! - громко шепнула она.

- Не бойтесь.

Соседские балконы были смежные, будто нарочно спроектированные для случая...

Максим выглянул: на его балконе никого. Нащупал пистолет.

Зинаида Алексеевна перекрестилась.

Убийца услышал шорох и перебрался к балконной двери.

Максим заглянул в комнату, получил крепкий удар ногой и отлетел. Пистолет упал, и убийца выбежал, приставив свой:

- Шевельнись, - прорычал он, и Максим убрал руку. До пистолета был локоть.

- Почему Стас не берёт трубку?

Из разбитого носа хлестала кровь.

- Говори!

- Я убил его.

Собачья рожа обрела оскал волка. Вдруг лоб пронзила пуля, и убийца упал замертво.

Максим сплюнул кровь и встал. Посмотрел вниз.

Ольга убрала бесшумный пистолет. Их взгляды пересеклись, и он понял.

Он всё понял.

Другие работы:
0
23:14
480
krlnpe
23:46
-1
прочитала. решила передохнуть, чтоб осознать. посмотрела новости. а там: две подруги решили прогуляться в горы — одна в сандалях — у другой в рюкзаке оба телефона. та что в сандалях и без телефона — потерялась. другая позвоила в службу спасения — подругу нашли.https://www.novinky.cz/krimi/clanek/na-turu-do-krusnych-hor-si-zena-obula-sandaly-cestou-ztratila-kamaradku-40348755#dop_ab_variant=0&dop_req_id=NXEmmC2xTJj-202101231704&dop_source_zone_name=novinky.sznhp.box&source=hp&seq_no=3&utm_campaign=&utm_medium=z-boxiku&utm_source=www.seznam.cz. почему у меня эте две ассоциации сплелись?
15:53 (отредактировано)
+1
Ну, не знаю \О.О/
Сначала показалось, что идея есть, и она актуальна. Тотальный запрет на публичное общение.
А потом оказалось, что это просто капля смазки, и в тебя просто ввели нечто повседневное, грубое, не фантастичное и не романтичное :/
Напоминает признание записанное в протокол, причём не полное. Допрашиваемый явно многое утаивает. Огорчило отсутствие хеппиенда, обоим светит срок, в разных тюрьмах, за убийство. Милосерднее было дать киллеру убить ГГ, а потом устроить секс между киллером и девушкой(она вроде любит грубых парней), после чего она в приступе раскаяния убивает его и пускает пулю себе в голову.
А в конце в комнату входит соседка, качает головой и говорит: «Эх, молодость, молодость...»

Всё таки идею запрета нужно раскрыть, и работать не с сексом, а с отношениями.
P.S. После написания, лучше отложить произведение, хотя бы на пару дней, для просушки. А потом ещё раз перечитать и поправить. И тогда можно будет, получит продукт более хорошего качества.
17:55
Вначале было интересно. Тексту сразу не хватало профессионализма(обрубленные фразы, пропущенные предлоги, одним словом коряво написано). Автор, возможно, новичок: в этом все дело. Но идея с тишиной постапокаллиптичная и интересная. А потом да понеслась: странная любовь(странная, потому что описана так, что не веришь в нее), сексуальные сцены ни к селу ))) И потом еще и блокбастер, где все с пистолетами. Не выдержан стиль. Иногда смешение стилей хорошо, но это не тот случай. Дорабатывайте рассказ, и делайте упор на постапокаллипсис, будет конфетка
23:28
Оригинальная задумка, а главное, приближенное к повседневности, реальности. без комических баталий и полетов драконов. Написать фантастику в повседневности сложно. Но, иногда не хватало динамики, что ли
13:32
+1
В лучшем случае данный текст напоминает синопсис, но уж точно не художественное произведение. С языком — беда.
Что касаемо идеи. Если убрать допущение, что людей лишили возможности живого общения (что в современных реалиях никак на оригинальность не тянет), остаётся ничем не примечательная история разборок на почве секса.
Зачем все эти интимные подробности?! Грязи что ли вокруг мало? Зачем ещё и в литературу это безобразие тащить? Классики как-то обходились без описания секса, неужели нельзя описать всё это по-другому? Намёками какими-то… Все и так знают, как этим заниматься. Испортили эти грязные подробности впечатление от текста.
03:45
Тема актуальная для настоящего времени, поэтому вот именно, что почти не фантастическая, если бы в самой первой строке не было напоминания о 2050 годе. И текст, пожалуй, очень «сухой».
Нууу, антиутопия хороша, только бы побольше логики в фантдоп. Для чего людям вводить такой запрет? Я не могу объяснить.
Текст интересный, не хватает, кмк, деталей.
18+!!!
В целом, понравилось)
04:21
+2
Запрет общаться голосом – наидичайшая выдумка. Так и вижу: родился младенец и родителей сразу, например, оштрафовали за то что ребенок кричит в роддоме, детском саду… А в семьях, соблюдая запрет, в основном молчат, ребенок не знает значения слов и назначения предметов, кое как учится читать каким-то чудом и в итоге не доживает до пяти лет в 90% случаев. Ну что за ***!!! Нафига ж в принципе при таких запретах диктор нужен? Всем принудительно голосовые связки удалить и все.
«Улыбаясь, он вытер лицо салфеткой», — несмотря на контекст, читается, мягко говоря, двусмысленно.
Старается делать описания, но они невзрачные: что вижу, то и сказал. Нет глубины, нет понимания.
Почему коллеги на работе разговаривают, а не пишут? Мне кажется диктор разговаривать должен только работая непосредственно перед камерой/радио или чем-там-еще.
Где тут развитие невербальных способов общения? Они должны кишеть в таком обществе?
Где вообще фантастика? У нас сегодня столько глупостей в мире, и одной больше, одной меньше – фантастикой это не становится. Есть племя, для которого нет понятия «время», есть каннибалы, есть те, кто хранит трупы умерших предков…
История о мужике, которому нужна женщина. Уволили с работы, начал спиваться, пустился во все тяжкие. Все пытались друг друга убить. Но при этом нельзя пользоваться голосом. Вот пересказ произведения.
Попытка расслабиться на 10 минут провалилась. Мутный рассказ.
Мясной цех