Сергей Милушкин

Дорогой мертвых

Дорогой мертвых
Работа №468

— Так это правда?! Ты действительно вздумал некроманта нанять! Ох уж старый, ну и учудил ты на закате лет.

Грузная женщина с раскрасневшимся лицом, короткой стрижкой и внушительными спелыми щеками ворвалась без стука в дом мэра. Она проследовала из предбанника прямо по коридору в кабинет и с силой ударила ладонями по столу, облокотившись на него и стреляя своим вопросом, даже не думая церемониться. За ее спиной маячил коротконогий законник, старающийся хоть как-то рассмотреть гостей небольшого городка, высовываясь за спиной громадной жены мэра.

Сам же мэр скукожился, стоило ему только услышать тяжелую поступь жены, звук, который он ни с чем бы в мире не спутал. Острые маленькие глазки тут же забегали из стороны в сторону и он виновато улыбнулся гостье, сидевшей по другую сторону стола. Та сохраняла непроницаемую гримасу, без особого интереса наблюдая за разыгравшимся перед ней спектаклем.

— Ну, что молчишь? — отдышалась наконец жена мэра, переводя недовольный, яростный взгляд на гостью. — Это она, что ли, некромант?

Женщина указала мясистым пальцем на худую девушку с бледной кожей. Впалые щеки и излишне натянутая кожа делали рельеф ее челюсти невероятно выразительным. Можно было разглядеть каждый изгиб косточки, острый подбородок и немного широкие скулы. Под глазами были глубокие, почти черные морщины, делающие и без того заметные зеленые глаза еще более яркими. На плечи спадали длинные черные волосы с редкими кудряшками, словно случайно оказавшимися среди остальных прямых волос. Губы ее всегда были стянуты в строгую, почти горизонтальную линию. Девушка смотрела куда-то между мэром и его женой, не считая нужным отвечать на прямые нападки.

— Ты глянь на нее, странная какая! Слышала некроманты ложе с мертвяками делят, не удивительно, что она пришибленная! — женщина махнула рукой, переводя взгляд обратно на мужа. Внимательный наблюдатель заметил бы, как дрогнула ее та самая пухлая рука, когда она нервно отмахнулась от незнакомки.

В той девушке скрывался страх и величие, жена мэра была не самой умной особой, но даже ей удалось почувствовать опасность, что веет от этих удивительных зеленых глаз.

— Слушай, ты помолчала бы, — не слишком уверенно проговорил мэр, стараясь выпрямить осанку. — У нас, знаешь ли, вариантов не так много. Или ты хочешь наших гостей обидеть, а завтра на ужин к оркам отправиться? — неизвестно откуда внутри мэра образовался стержень и он даже умудрился хлопнуть открытой ладонью по столу, чем сильно удивил жену. Да так, что та даже поперхнулась немного, назад шагнула и на стул плюхнулась. Хотела что-то ответить, да в этот момент как раз дверь в кабинет открылась и внутрь зашел достаточно молодой парень с нарочито короткой стрижкой, почти под ноль. Озорные глаза и хитрая улыбка, одет неряшливо, но видно, что сделал он так специально. Рубаха наверху расстегнута, чтобы виднелась часть накаченной груди так, чтобы без труда можно было татуировку черной ленты различить, которая по всей ключице тянулась. Мужчина подошел к столу и, подмигнув жене мэра, поставил на стол поднос, на котором стоял небольшой чайничек и четыре кружки.

— А вы кто? — удивленно проговорила женщина.

— Я — Пэк, помощник уважаемой Кей, — парень кивнул на некроманта. — Ее летописец и спутник, а также переговорщик. Видите ли, некроманты не особо разговорчивы, они предпочитают держать слова при себе. Поэтому по закону их всегда сопровождают двое. Кто-то вроде меня и еще защитник.

— Защитник? — женщина удивленно подняла брови.

— Да, Хром, — парень указал за спину жены мэра. Та нехотя повернулась и от неожиданности охнула.

Двухметровая громадина, почти упирающаяся головой в потолок: полностью закованный в черную броню рыцарь стоял в углу почти не двигаясь. Только если сохранять полную тишину, можно было различить его мерное дыхание. Женщина когда вошла его даже не заметила, хотя как можно было не обратить внимание на этого монстра?

— Он живой? — побелев спросила жена мэра, вспоминая все присказки, которые о некромантах слышала.

— Конечно, — рассмеялся Пэк, садясь рядом с некромантом. — Просто рыцарь, поклявшийся защищать госпожу Кей. Ну так, — он умело подхватил чайник и разлил поровну на четыре кружки, — мы слышали у вас проблемы с орками.

— И гоблинами, — впервые подал голос маленький законник, держась за спинку стула. Все происходящее его сильно нервировало и он даже не пытался этого скрыть. Мужчина был похож на маленького сына жены мэра, прячущегося за мамкину юбку при виде незнакомых. Вот только законник был уже слегка седоват, премного труслив и довольно глуп. Поэтому поведение его вызывало не улыбку, а смесь негодования с непониманием.

— И армия короля поможет нам, — отрезала жена мэра, возвращая уверенность после глотка чая.

— Они обязательно придут и разобьют орков, — согласился с ней Пэк и женщина улыбнулась, — через пару-тройку лет.

— Что? — возмутилась та, чуть не выронив чашку.

— Вы думаете, король возьмет и отправит часть армии вам на подмогу? В этот город, который уже пару месяцев не платит налоги, стоит у лесной чащи в самой заднице королевства и населением имеет не больше пяти сотен голов? — Пэк мечтательно загибал пальцы. — Думаю к тому моменту, когда королевская армия триумфально войдет в этот город, тут будет поселение орков. Весной, может быть? — он посмотрел в сторону черного рыцаря и тот утвердительно кивнул. — Да, рубить орков по весне приятнее всего.

— Они не посмеют, — уже не так уверенно проговорила женщина.

— Гонцов послали два месяца назад, — вскрикнул наконец мэр. Все это время он сидел и закипал, даже не притрагиваясь к чашке с чаем. Совсем как настоящий пузатый чайник, который поставили на медленный огонь. — Ты не понимаешь? У нас нет больше шансов и надежд. Если бы некромант случайно не забрел к нам — даже думать не хочу, что бы случилось. А всем тем, кто грязные сплетни распускает и с решением моим не согласен — я предлагаю убраться в задницу из моего города и жить в лесу, в ожидании королевской армии.

Мужчина подпрыгнул с места и вновь ударил по столу, чем в очередной раз удивил жену. Та уже начала понимать, в какой безвыходном положении они оказались, а еще вспомнила, за что полюбила этого кроткого, но доброго и нежного мужчину, который в необходимые времена мог с легкостью выйти из собственной тени и сделать тот тяжелый выбор, на который другие были не способны.

— Вот и славно, — хлопнул в ладоши Пэк, доставая из заплечной сумки жесткий коричневый пергамент. — Вот тут стандартный контракт Гильдии Некромантов. Плату возьмем огромную, опустошим ваш город до самых гнилых досок, но орков всех изведем. Соглашаться или нет — решение за вами. В любом случае, если мы не справимся — то и платить вам уже некому будет, — Пэк рассмеялся, протягивая пергамент мэру.

— Двести тысяч марок? — мужчина хотел нервно смеяться, но дыхание перехватило, а сердце закололо. Жена противно скривилась и крякнула, а законник и вовсе чуть сознание не потерял. — У нас столько нет.

— Найдете, — пожал плечами Пэк. — Мы в таверне остановимся до завтрашнего утра. Если соберете достаточную сумму — дадим отпор оркам и гоблинам, которые завтра всеми силами на вас нападут. Не справитесь — с первыми петухами поедем дальше.

— С чего вы взяли, что они завтра нападут? — еле выдавила из себя жена мэра закономерный вопрос.

— О, в этом можете не сомневаться. По дороге сюда мы их лагерь уничтожили и святыню орочью осквернили, а также с десяток их детей придали огню. Выжившим сказали, что мы наемники, которых вы наняли и скоро сюда еще приедут союзники, тогда то мы орков и порешил в их же лесу. Они создания тупые — нападут, других идей у них быть не может.

— Что вы сделали? — побагровел мэр. Он потянул пальцами за воротник, высвобождая горло.

— Спровоцировали врага, чтобы вытащить его из лесов сюда, — радостно сообщил Пэк.

— Вы же нам смертный приговор подписали, — растерянно проговорил мэр. Жена его молчала, бессильно опустив руки.

— Это если вы нужную сумму не найдете, — Пэк наклонился вперед и постучал пальцами по пергаменту. — Так что не волнуйтесь, лучше всех в городке собирайте и просите карманы вывернуть.

— Да кто вы такие, чтобы позволять себе такие вещи? — злобы в голосе мэра не было. Он уже успел принять новую реальность, в которой ему придется заставить жителей отдать последнее имущество, чтобы утолить аппетит ненасытного некроманта.

— Некроманты, — когда Кей говорила, ее губы почти и не шевелились. Она наклонилась чуть вперед и заговорила очень тихо. Голос холодный и далекий, пробирающий до самых костей. Говор необычный, холеный. Девушка специально «подслащивала» букву «р», растягивала ее и смаковала. «Н» и «т» наоборот — были глухими и жесткими, превращая ее речь в грустную, проникновенную песню. — Только нам дано судьбой достаточно сил, чтобы защитить таких, как вы. Но наше ремесло дорогое и редкое, а потому плата столь высокая. Многие города и деревни, вроде этой, услуги наши позволить не в силах. Тогда мы помогаем им так, чтобы чаша весов не пошатнулась.

— Это как? — осмелился спросить мэр спустя почти минуту после того, как Кей замолчала.

— Когда все в городе умрут мы вернемся и уничтожим орков, чтобы отомстить, — ответил вместо госпожи радостный Пэк. — Будем ждать вашего решения до завтрашнего утра. И не забудьте прислать нам провожатого.

— Кого? — мэр очень тихо опустился на кресло, понимая, что оказался в тупике.

— Любого из местных, у кого кишка не тонка. Он будет следить за нами и потом вам докладывать, что мы все силы приложили и не преступили пункты, указанные в контракте, — вновь постучал пальцами по пергаменту Пэк, поднимаясь со стула.

— Хорошо, хорошо, — закивал мэр, задумываясь о том, сколько денег у него спрятано под половицами этого самого дома.

— Тогда до завтра, — хлопнул в ладоши Пэк, придерживая стул, пока госпожа Кей поднималась с места.

— Помни о том, что мертвым не нужны деньги, — сказала некромант. — А жизни твоих людей священны.

— Вы же принимаете в плату драгоценности и товары? — по-деловому ответил мэр, не нуждаясь в излишней мотивации. Он собирался спасти свой город во что бы то ни стало.

— Предпочитаем монеты, но при необходимости сделаем исключение, — улыбнулся Пэк. — Но только из уважения к вам, мастер Никос, — парень назвал мэра по имени и их троица вскоре покинула кабинет, оставляя внутри задумчивого мужа, ошарашенную жену и дрожащего от страха законника.

От дома мэра до таверны путь был неблизкий, но госпожа Кей пожелала, чтобы они прогулялись. Пэк ненавидел такие места, называя их «пробками в заднице королей»: маленькие, забытые города, где рождались и умирали люди, никогда не попадающие на страницы налоговых документов королевств. На их небольшой отряд глазели, конечно же, пугливо отводя взгляд и стараясь скрыться в своих убогих домишках, в уюте и защите подгнивших стен.

Пэк откровенно скучал и к разговорам был не склонен. Свое мнение о данном месте он высказал сполна когда они еще только подъезжали, чем несказанно утомил госпожу Кей и рыцаря Хром. А потому, самопровозглашенный летописец насвистывал затейливую мелодию и старался не особо смотреть по сторонам, чтобы не портить себе и без того не самое приятного настроение.

Чего Кей добивалась такими походами по городу, мужчина понять до сих пор не мог. Может хотела показать всем жителям мол вот она я, «некромант»! Буду спасать вас, если расстанетесь с последними деньгами, а потому уеду в те земли, которые вы никогда в своей убогой жизни и не посетите. Пэк знал, что его взгляды Кей не разделяла. Он не раз видел в ее глазах настоящий восторг и радость, которые было просто очень тяжело различить. И сейчас по городу она гуляла, дыша полной грудью и стараясь проникнуться духом этого места, хоть немного узнать жителей и оставить внутри себя маленькую кроху воспоминаний о том месте, где вскоре состоиться ужасная бойня. Она была слишком великодушна, эта некромант Кей. Пэк считал, что когда-нибудь это ее погубит.

— В ваших комнатах навели порядок, поставили свежие графины с водой и немного хлеба, — возвестил гостей хозяин таверны с таким энтузиазмом, будто владел он самым фешенебельным отелем по эту сторону Мертвого Моря.

— Спасибо, — проговорила Кей, тут же отправляясь наверх. Видимо, сильно устала с дороги или просто решила выспаться.

Пэк решил немного повременить и остался в таверне, попросив налить ему самого лучшего пива. Парень надеялся найти себе на вечер хоть каких приключений, но таверна, похоже, особой популярностью не пользовалась и единственными посетителями тут были седые старики, напивающиеся молча, результативно и без искорки. Пэку ничего не оставалось, как пожелать хозяину таверны доброй ночи и отправиться спать.

В мир снов, где ему вновь будут являться ужасные кошмары, готовые сожрать душу и высосать жизнь. Он будет биться в истерике и думать, что уже никогда не проснется, пока на утро к нему не подойдет Кей и не дотронется ледяной ладонью до его разгоряченного лба. Только тогда лихорадка стихнет и он сможет вернуться в мир живых. Пэк привычно затягивает на затылке узелок, сдерживающий погрызанную досочку во рту. Ноги обматывает путами у низа кровати, а руки сковывает специальными кандалами, вешая на заранее вбитый гвоздь у изголовья. Не самая удобная поза для сна, да и алкоголь был не самым хмельным и приятным. Пэк закрывает глаза, наивно полагая, что в эту ночь ночные кошмары могут и не явиться.

— Убей меня, тварь, скорее, проклятое чудовище! — орет он, все еще не понимая, где находится. Кей сидит рядом, осторожно поглаживая Пэка по лбу, стряхивая пот. В этой позе она напоминает ему маму, которую парень никогда не знал, сохранив лишь осколки старых снов, в которых его головы касалась женщина, добрее которой он и не видел.

Парень задыхается, плачет, давится собственными слезами и горечью. Кей протягивает ему пухлый мех с отменным густым вином. Пэк без труда высвобождается из кандалов и с жадностью впивается в горлышко, опустошая напиток за пару глотков. Внутри не только вино — еще и особый травяной сбор, который готовит ему некромант.

— Спасибо, — как всегда искренне говорит Пэк, отдышавшись.

— Придет время и я справлюсь с твоим недугом, — вот уже на протяжении трех лет она говорит ему это. Таков их ежедневный ритуал, который они соблюдают изо дня в день, не нарушая слов и данных обещаний.

— Поскорей бы, — насмешливо кривиться парень, благодарно кивая. — Как там мастер Никос, собрал необходимую сумму?

— Внизу нас ждет местный парень, — протянула Кей, поднимаясь с кровати. — Раз прислали провожатого, значит и деньги должны были собрать.

— Скоро соберем почти всю сумму, — Пэк расстегнул ремни на ногах и поднялся с кровати, подходя к зеркалу и стараясь худо-бедно привести себя в порядок. — Еще пара таких услуг и можем отправляться в Биттерхолл.

— Надеюсь, мы успеем вовремя, — устало вздохнула Кей. — Это путешествие начинает мне надоедать.

— Не терпится вновь днями и ночами сидеть в кабинете и читать старые, пыльные книги? — поддел ее Пэк, крутясь у зеркала.

— Общение с живыми утомляет, — не повелась Кей. — Они очень много говорят и мало слушают.

— Насколько я помню, ты сама вызвалась помочь господину Сальку.

— И это, возможно, была самая большая моя ошибка, — проворчала Кей, направляясь к выходу. — Давай, поторапливайся. Что-то мне подсказывает, что наш провожатый будет таким же говоруном, как ты. Наверняка вы быстро найдете общий язык.

Пэк громко рассмеялся, стараясь отогнать противные щупальца ночных кошмаров, которые все еще пытались схватить его за душу и затянуть обратно в мир, в котором более не было света.

Внизу их ждал довольно неплохой, сытный, горячий завтрак, а еще молодой, радостный, излишне целеустремленный человек по имени Хьюберт.

— Но все зовут меня Хью, — хлопнул он в ладоши, радуясь встречи с неожиданными гостями.

— Мастер Никос собрал необходимую сумму, старина Хью? — с улыбкой спросил Пэк, доедая яичницу.

— Да, — протянул парень, махая в сторону улицы. — Я таких денег раньше никогда не видел! Что вы с ними делать будете? Даже не представляю, как это все потратить можно.

— То, что для тебя огромная сумма, для некоторых господ — карманные расходы, — немного грустно ответил Пэк, дожевывая последний кусок. — В этом мире нет правды и справедливости, юный Хью, а потому каждый вынужден подстраиваться и находить для себя единственно возможный путь.

— Полностью согласен, — закивал парень. — Я тоже думаю, что мне в этом городе делать нечего. Хочу податься в рыцари.

— Великие бои, громогласные победы, внимание женщин и уважение мужчин? — сузил глаза Пэк, рассматривая коренастого парня.

— Вот именно, — подтвердил Хью, расправляя могучие плечи. — Здесь я — сын кузнеца. Самый сильный малый, да только недостаточно мне этого! Подамся в столицу и стану рыцарем — вот тогда жизнь моя и начнется.

— Прекрасный план, Хью! — рассмеялся Пэк. — Только мой тебе совет — лучше забудь о нем. Не так красивы рыцари, как ты себе представляешь. И скреплены они клятвами, жестокими и несправедливыми. Если хочешь воинской славы — иди в наемники, а рыцарем станешь — закончишь как Хром, — Пэк рассмеялся и кивнул за спину, где за соседним столом сидел могучий рыцарь.

— А он рыцарь? — недоуменно спросил Хью, чуть поднимаясь со стула. — Броню вижу, но регалий нет никаких, да и броня черная, а не от блеска благородного сверкает.

— Она, — ответила Кей, чем удивили парня. Это был первый раз, когда он услышал голос некроманта.

— Что она? — недоуменно ответил Хью, почесывая затылок.

— Хром — девушка и мой рыцарь. Ее регалии — черные молитвы Смерти, потому ты их сразу и не приметил. И Пэк прав — быть рыцарем не так весело и чудесно, как ты считаешь, — Кей говорила и сама не понимала, почему вообще разговаривает с этим парнем. Он был громким, говорливым и очевидно бесконечно наивным. Вот только в нем было что-то еще.

— Девушка? — Хью тут же вскочил со стула и направился к Хром. Он стоял рядом несколько секунд, а потом грохнулся на колени и склонил голову. — Прошу простить мне мою неотесанность, госпожа Хром.

— Честность, — Пэк тихо предоставил Кей объяснение необъяснимого очарования Хью. — Мы так давно не встречали таких честных людей, что я и сам немного шокирован. Жалко парнишку, в реальном мире с таким характером долго он не проживет.

— Или же ему уготована судьба стать лучшим из людей, — выудила из темных закоулков своей памяти слова давнего пророчества Кей. Некромант видела, как жалобно сверкают глаза Хром сквозь прорезь в забрале. Девушка была невероятно скромной и застенчивой, а возрастом была чуть старше Хью. Конечно, об этом никто и никогда не узнает, кроме самых близких. Клятва запрещает Хром снимать броню и появляться в истинным обличье перед непосвященными.

Кей изобразила что-то похоже на улыбку и поднялась из-за стола, подходя к склонившемуся Хью, трогая парня за плечо:

— Хром принимает твои извинения и благодарна за честность.

— А разве сама она ответить не может? — удивился Хью, поднимаясь. Хром тут же покачала головой из стороны в сторону настолько, насколько это вообще было возможно в полном латном доспехе.

— Клятва запрещает ей говорить с теми, кто не принадлежит к Гильдии Некромантов, — на ходу выдумала объяснение Кей.

— Ого, у рыцарей похоже и вправду очень много правил, — тут же засомневался в выборе карьеры светловолосый сын кузнеца.

— Становись наемником, парень, — крикнул Пэк, — тогда богатые мужи с удовольствием откроют свои кошельки, а дамы распахнут, — Кей быстро повернулась, стреляя ненавистным взором в Пэка, не желая слышать очередную пошлость, — свои сердца! — расплылся в улыбке самопровозглашенный летописец.

На улице их действительно ожидала целая делегация во главе с мэром и несколькими сундуками, набитыми марками. Кроме денег тут были сундуки с золотыми подсвечниками, драгоценностями и дорогим сукном. Подсчитать целую сумму было бы крайне тяжело и мэр явно переживал, что его старания могут быть встречены отказом или глумлением. Жители и так смотрели на него, как на сумасшедшего, считая, что Никос заключил сделку с жуликами. Другие думали, что мэр и вовсе продал душу дьяволу, ради спасения собственной шкуры. В общем, как и в любом маленьком городе, в правду никто не верил.

— Вижу, вы собрали необходимую сумму еще и в такой короткий срок, — громко объявил Пэк, пожимая руку мэру.

— Я не вполне уверен, что тут достаточно, — тихо проговорил Никос, смотря в глаза летописцу.

— Если вы думаете, что эти деньги летят к нам в карманы, уважаемый Никос, — Пэк притянул к себе мэра и обнял так, чтобы никто не слышал конца фразы, — то вы сильно ошибаетесь. В ловушке не только вы, но и мы. Этих сундуков хватит.

Пэк почувствовал, как мэр вздрогнул, не ожидая услышать такую откровенность, а потом немного расслабился, крепко обнимая Пэка, которого уже заранее считал по меньшей мере посланцем богов.

— Спасите нас, госпожа Кей, — попросил Никос, обращаясь к некроманту. Та в ответ только кивнула.

Пэк распорядился отнести сундуки к их каретам, а сами путешественники отправились на восток от города, к лесной опушке. Следовать за ними никому было нельзя, кроме Хьюберта. Несколько минут они шли в относительной тишине, но стоило ему пройти пару шагов за пределами города, как Хью тут же спросил:

— А куда мы направляемся, если не секрет?

— Армия орков вскоре нападает, — неожиданно для всех ответила Кей. — Поэтому нам нужна своя армия.

— У вас такой поразительный акцент, госпожа Кей, вы же не отсюда родом?

— С Севера, — пространно ответила некромант жестким голосом, не терпящим расспросов.

— Но если у орков и гоблинов целая армия, — тут же понял намек Хью, возвращаясь к прошлой теме, — то где мы найдем собственную? Куда мы идем, там никто и не живет. Могильники только, да глухой лес. Ой, — Хью неожиданно встал, как вкопанный.

Кей и Хром не остановились, продолжая движение в сторону могильников небольшого города. Только Пэк подошел и взял парня за локоть:

— Только сейчас осознал?

— Некроманты властвуют над смертью, — прошептал Хью, теряя всю свою радость. — Она собирается подчинить себе мертвецов, чтобы защитить живых.

— Другого выхода нет, — пожал плечами Пэк. — Но, ты не волнуйся. Мертвецы это просто мертвецы. Они не родня жителям твоего города. Просто тела, лишенные эмоций, души и воспоминаний. Думай о них, как игрушках, в которые госпожа Кей вдохнет колдовское могущество, что превратит их в несокрушимую армию.

— Другого выхода нет, — эхом отозвался Хью, оборачиваясь и рассматривая маленькие домишки. — Идем, — уверенно сказал сын кузнеца, отбрасывая сомнения.

Хоронили в этих местах просто: деревянные неотесанные коробки, зарытые не глубже, чем на полтора метра. Сверху простое навершие с рунами имен. Изредка кидали венки или серебряные цепочки вешали, чтобы злых духов отвести. Простое суеверие, не больше. Кладбище здесь было большое, широкое. Довольно долго Кей ходила по нему, прислушиваясь к дыханию Великой Смерти и бурча себе под нос одной ей понятные фразы. Хром уселась под могучим дубом и вытащила из ножен тяжелый полуторный меч. Взяла в руки точильный камень и особое масло. Рыцарь готовилась к неминуемый битве. Ветер нес на своих крыльях гнилой и кислый запах орочьего пота. Ошибки быть не могло — паршивые зеленокожие собирают силы для нападения.

Пэк улеглся на небольшой холм и достал из заплечной сумки флягу с кисловатым вином. Хью сначала смотрел за похождениями Кей, а потом решил присоединиться к Пэку, не решаясь заговорить с Хром.

— Будешь? — мужчина протянул сыну кузнеца флягу.

— Не откажусь, — честно признался Хью. — Тьфу! Что за дрянь?

— Пойло из тех мест, откуда я родом! — рассмеялся Пэк, наслаждаясь реакцией. — Называется «рвота». Потому что от него как будто тошнит с силой и горло рвет еще, словно кошки внутри скребуться.

— Да уж, — откашлялся Хью, возвращая флягу Пэку. — Никогда бы не стал еще раз пить.

— Я так тоже в первый раз подумал, — закивал летописец делая очередной глоток. — Какой же отвратительный вкус! — он засмеялся и Хью вместе с ним.

— Серьезно? Мне кажется я не распробовал. Дай-ка мне еще!

Мужчины смеялись, сидя на холме и стараясь хохотать не слишком громко, чтобы не мешать некроманту. Кей вот-вот должна была начать свой обряд.

— Здесь, здесь приличное место, — она наконец остановилась в приблизительном центре кладбища, неуклюже падая на колени. Хью тут же подскочил, но Пэк остановил его:

— Все в порядке. Тебе нельзя туда подходить. Перед тобой граница, что отделяет мир мертвых от живых. Ее нельзя переступать таким, как мы с тобой, — летописец указал вниз, где на земле уже виднелась пока еще тусклая, но довольно отчетливая зеленая линия.

— Что это? — удивился Хью, всматриваясь в линию, появившуюся из ниоткуда.

— Хид но Лин, — прошептала нужные слова Кей. — Энс ма Ин. Ир ма Бид.

То, что было блеклой линией, загорелось с огромной мощью. Кладбище отделилось от мира живых, а вычерченные границы заискрились сияющими зелеными цветами. Кей закачалась из стороны в сторону, почти без разбора выкрикивая непонятные слова. Хью даже не почувствовал, как подкосились его ноги и он упал на землю, рядом с Пэком. Прямо перед его глазами происходило то, что никогда не предполагалось для человеческих глаз.

Страшное, непонятное, необъяснимое действие.

Кей вскинула руки вверх и по ним пробежали всполохи такой же зеленой энергии. Ее глаза затянуло мертвецки бледным светом, из-за которого сама Кей стала походить на труп. Девушка тряслась, выкрикивая горластые, неприятные звуки и размахивая руками. На это действие было довольно тяжело смотреть, но Хью все равно не отвел взгляда. То ли в его сердце было куда больше силы, чем думал Пэк, то ли страх сковал его до самых кончиков пальцев и не позволял двинуться в сторону.

— Ей ро Истр, — выкрикнула Кей, взмывая неожиданно над землей.

Со стороны границы в ее руки потянулись кривые молнии зеленого света, будто наполняющие ее силой. В действительности же, она наконец заключила контракт с этим местом, опоясывала необходимую территорию и готовилась вдохнуть мертвую жизнь в успокоившиеся тела.

— Оул ро Ейв, — тяжелым ударом молота прозвучали ее последние слова, когда Кей вытянула одну руку вниз и из указательного пальца в землю ударил плотный столб зеленого могущества.

Затем Кей потеряла всякие силы и упала с воздуха на землю. Хью подскочил с места и Пэк даже не успел его остановить. К счастью, Хром заметила, как сын кузнеца побежал на помощь к некроманту и успела преградить ему дорогу. Рыцарь схватила его за плечо и Хью неожиданно осознал, какой силой обладала огромная Хром.

И тут Хью услышал хруст. Тяжело было разобрать, что именно происходит, но парень был уверен — именно так хрустят старые, дряхлые кости, когда пытаются пробить изнутри прогнившие гробы. Они восставали. Поднимались прямо из земли, продираясь наружу своими грязными костями, сохранившими обрывки плоти.

Люди. Нет, это были уже не люди. Умертвия, ожившие тела, которые пугают детей со страниц жестоких сказок. С той лишь разницей, что сейчас все было взаправду. Хью даже не понял, когда по его щекам потянулись густые струйки слез. Это был страх, самый настоящий, человеческий страх. Уродливый смрад, пустые глазницы, обвалившиеся челюсти и противный хрустящий звук костей. Бесчисленное количество мертвецов, вылезающих из своих захоронений и ползущих к той, кто подарил им вторую жизнь. Они не смели подняться на ноги, а потом ползли по земле, как пресмыкающиеся рабы, к той, кто позволил им вновь ощутить на себе тепло солнца.

Их было много, куда больше, чем рассчитывал увидеть Хью. Десятки, сотни, тысячи? Они ползли из земли подобно муравьям, чье жилище растоптали глупые дети. Полчища мертвецов тянулись к лежащей на земле Кей. И, когда первый умертвий уже почти добрался до некроманта, та начала подниматься. Она медленно тянулась вверх, по мере того, как к ней тянулись костлявые пальцы мертвецов.

Королева смерти встала в полный рост на кладбище маленького города, в окружение бесчисленного воинства уродливых созданий. Она открыла глаза и посмотрела на Хью. А вместе с ней на сына кузнеца взглянула армия восставших мертвецов, полностью повинуясь мыслям своей госпожи.

— Время почти пришло, — крикнула Кей, а вместе с ней загремели костями скелеты.

Почему-то в этот момент Хью буквально почувствовал, что воинство Кей просто мечтает как можно скорее вонзить гнилые и редкие зубы в зеленую плоть орков.

***

— Круши-ломай! — гаркнул свою команду вождь орков, ударив в военный барабан здоровенной костью буйвола. Его племя тут же поддержало приказ дружным криком.

Надрывая глотки зеленокожие навалились на ветхие ворота города и разнесли их в щепки с первого захода. Услышали женские и детские крики, весело улюлюкая и врываясь в город. Защиты почти не было: пара крестьян возомнили себя героями и решили вилами и копьями встретить натиск могучего племени. Орки беспощадно рубили и резали их грубо выкованными тесаками и топорами. Орава орущих огромных зеленых уродцев ворвалась в город, кроша и ломая здания, людей и всех, кто попадался на их, одурманенные ядовитыми грибами и травами, глаза.

Под ногами у зеленокожих мельтешили грязно-желтые гоблины. Те были вооружены ножиками и маленькими луками. Они нападали на беззащитных людей, пролезали под дома и охотились на собак. За пару минут южная часть города оказалась охвачена лавиной орочьего племени и не было простым людям спасения. Они бежали к главной площади, туда, где находилось самое крепкое строение в городе — каменное здание законников.

Кто-то бежал в лес, другие просто сидели дома, обхватил голову руками и ждали своей участи. Никто не верил, что орки действительно могут напасть на поселение людей, да еще и в королевстве. До последнего момента, когда треснувший тесак опускался промеж их глаз, они верили в то, что все это — просто дурной сон.

Здание законников находилось на главной площади, почти в самом центре города. Именно туда и направлялись орки. Передовой отряд как раз вывались из одной из широких улиц, когда заметили столпотворение у дверей каменного здания.

— Вот мы поживимся, людишками подкрепимся! — заорали орки, брызжа слюной и толкая друг друга. Они бежали вперед, прыгая, улюлюкая и споря, решая, кто будет рвать в клочья очередного человека первым.

Один из орков, что был быстрее остальных, проворно побежал вперед, уже открывая рот, чтобы схватить маленькую девочку, которая просто стояла посреди дороги и плакала. Куча взрослых кричали на нее, заставляли уйти с дороги, но ребенок не двигался. Ужас сковал ее сильнее тяжелых цепей. Она смотрела на приближающегося орка глазами, полными ненависти. Все, о чем она мечтала в данный момент — чтобы зеленокожего растерзали у нее прямо на глазах. Она ненавидела орков, хоть и понимала, что уже ничто в этом мире не может ее спасти.

Орк остановился в метре от девочки и нелепо уставился на свой бок. Что-то желтое и уродлвиое схватило его за мускулистый бок, прокусывая до крови. Орко отмахнулся, отбивая создание в сторону. Он развернулся в сторону и увидел, как из небольшого переулка на него прыгают еще несколько подобных созданий. Они били его костлявыми руками, царапали глаза и жевали шею. Орк пытался отбиваться, но безуспешно. Их было слишком много, они растерзали его в считанные секунды, поднимаясь над бездыханным телом и медленно двигаясь в сторону замершей толпы орков. Те таращились на убитого собрата и на странных, худощавых уродцев, нелепо двигающихся на них.

Зеленокожие кричали и рычали, но не двигались с места. Животный страх гулял по их спинам, посылая целые волны противных мурашек. Перед ними были ожившие мертвецы, и с каждой секундой их становилось все больше. Замерли не только орки: люди кричали, падали на землю и старались убежать, не понимая до конца, кого бояться больше.

Мертвецов было много, так много, что даже самый умный орк не смог бы сосчитать. Тот отряд зеленокожих, что первым добрался до центральной площади, не заметил, как их обошли сбоку. Неожиданно умертвия сорвались с места и бросились вперед, а одновременно с этим, откуда-то сбоку их настиг еще один отряд окостеневших монстров. Орки визжали, старались отбиваться, но простое оружие не может уничтожить того, кто отринул смерть.

Сначала мертвецы были безоружны, использовали только пальцы и оставшиеся зубы. Но вскоре смогли выхватить из лап орков и гоблинов уродливые тесаки и топоры. К тому моменту, как вождь заподозрил что-то неладное, его клан сократился почти вдвое. Он принял единственно верное решение — двинуться вперед, к центру города, чтобы понять, почему они еще не зарезали всех слабых людишек.

Волна мертвецов двигалась вперед медленно, им уже некуда было спешить. Вождь орков увидел огромную лавину скелетов, идущую по останкам его соплеменников. В центре этой процессии шагала она: высокая женщина с белой кожей, черными, кудрявыми волосами. На ней был корсет, свитый из кусков побелевших костей, за спиной развевался черный плащ, украшенный рунами Великой Смерти. Кей шла вперед, повелевая своей немертвой армией. Рядом с ней шагала могучая Хром, держа на плече меч, успевший искупаться в крови орков. Пэк, как обычно, уже успел спрятаться, предпочитая не участвовать в самой битве.

Кей остановилась прямо перед остатками армии зеленокожих, а вместе с ней замерло и ее воинство. Некромант подняла руку и указала на лоб вождя, смотревшего на нее с нескрываемой злобой.

— Тил ем Ор, — крикнула она и мертвецы сорвались места, нападая на испуганных орков.

— Ломайте их, крушите их, не бойтесь ничего! — заорал вождь, лупя в барабан. Он пытался привести в чувства своих соплеменников, но было уже поздно. Широкая улица залилась предсмертными криками зеленокожих.

Они пришли в этот город как завоеватели, веселились и радовались смертям людей. Теперь их постигнет та же судьба. Умертвия расправятся с ними и нет никакой возможности их остановить.

— Лот'Мор! — заорал вождь, призывая своего сына. Могучий орк услышал крик отца и поспешил к нему. Вождь протянул ему длинное копье, украденное у кузнецов-гномов. Орки считали этот предмет фамильной ценностью. — Иди и убей мертвуху, сынок! — заорал он, указывая на Кей. — Заколешь ее и все уродцы сдохнут. Только ты можешь защитить нас! Беги, Лот'Мор, и стань героем! — заорал орк, стуча в барабан.

Сын повиновался, улыбаясь уродливой пастью и скрываясь в узких улочках. Вождь хорошо его учил — он не станет нападать в лобовую, проберется и ударит в спину. Орки не умеют сражаться честно, зато умеют побеждать.

Кей не ожидала этой атаки: некромант был слишком сосредоточена, управляя своим воинством, направляя его и стараясь уничтожить орков как можно быстрее. Ее сила была не бесконечна, а поддержание такого количество мертвецов требовало предельной концентрации. Хром всегда была рядом, отбиваясь от орков и гоблинов, которым удавалось пробиться сквозь нестройные ряды мертвецов. Те, хоть и были бессмертны, умелыми солдатами не были. Когда они нападали неожиданно — то с легкостью могли перебить орков. Но здесь, рядом с вождем, были самые отборные зеленокожие. Вооруженные не только топорами, но и щитами, они неплохо сдерживали натиск мертвецов. Рубили им плечи и ноги, не убивали, но выводили из боя.

Некромант могла бы потратить чуть больше сил и восстановить мертвецов, но боялась переусердствовать. Не добить разъяренных орков — было бы слишком непростительной ошибкой. Она заберет все их жизни, здесь и сейчас. Только так она сможет оградить этот городок от набегов.

Лот'Мор не выдал себя даже боевым криком. Он спрыгнул с крыши дома и занес копье, целясь прямо в сердце Кей. Хром услышала дуновение ветра и вовремя развернулась, но оказалась слишком далеко. Спасти госпожу она уже не успеет. Лезвие копья угодит прямо в сердце некроманту и убьет ее на месте.

Лезвие широко меча отбило наконечник копья и отвело в сторону. В этот раз Хьюберта никто не остановил. Он возник, как по волшебству, рядом с Кей и отбил смертельный удар. Лот'Мор взревел и ударил снова, но Хью смог парировать и этот удар. Он слишком возгордился двум блокированным ударам, попробовал атаковать. Лот'Мор ударил его рукой в лицо, ломая челюсть, нос и скулы. Развернулся и рубанул копьем, вспарывая живот парню.

— Твоя очередь, мертвячка, — хохотнул орк, перешагивая тело смельчака.

Он замер, потому что увидел перекошенное лицо Кей. Уже давно некромант не испытывала такую жгучую, настоящую ярость. Ее губы расплываются в странной улыбке. Королева мертвых поднимает вперед руку, ее указательный и средний палец упираются в подушечку большого. Орк кричит и дергается вперед, их отделяет всего несколько метров.

— Ней о Де, — кричит Кей и под ногами орка взрываются жгучей смертельной силой несколько искореженных трупов. Сильнейший взрыв исходит из тела Хью. Огромная ударная волна разрывает сына вождя на части. Его копье отлетает в сторону и вонзается в стену дома.

— Ты заплатишь за это, тварь! — рычит вождь орков. — Твоя мертвые людишки повержены, скоро и ты отправишься следом! Вперед, орки! Круши-ломай!

— Повержены? — смеется Кей, двигаясь вперед. — Ты думаешь, что уже победил? Все, что ты сделал: сделал мою армию сильнее, глупый орк. Хид но Лин.

Хром подоспела вовремя, чтобы закрыть госпожу от очередной атаки орков, оказавшихся слишком близко. В сторону разорванного тела Хью рыцарь старалась не смотреть. Она точно знала, почему Кей решила уничтожить его тело. Из-за того, что собиралась сделать сейчас. Зеленая энергия хлыстами ударила по земле и расползлась волнами могущества на несколько метров.

Орки поднимались с земли, а в их глазах уже не было былой ярости и дурмана. Только любовь и слепое обожание той, кто призвала их тела вновь, разрешая ступать по земле живых. Вождь орков слишком поздно осознал, какую ошибку допустил. Поверженные орки превратились в солдат армии некроманта. Они обступали своих сородичей и теснили их ряды. Воинов его племени осталось не так уж и много. Сейчас они защищались, не зная, что делать дальше. Они кричали и молили вождя о помощи. Пальцы могучего орка ослабли и на землю упала тяжелая кость. Он больше не мог стучать в барабан. Приближенные орки недоуменно обернулись, не привыкнув видеть своего вождя таким слабым.

Из груди вождя орков торчало длинное, тонкое лезвие. Пэк ударил со спины, пронзая сердце отравленной рапирой. Он не любил ввязываться в бой, но не в этот раз.

— Хью был хорошим, честным парнем, — тихо сказал Пэк, ударив вождя по ногам. Двухметровое чудовище упало на колени и парень нагнулся вперед, шепча в ухо уродливому орку. — Смотри, смотри как умирает твой народ. Это только начало, вождь. Вечером мы отправимся в ваши пещеры и уничтожим весь твой поганый род. Не пощадим никого, как не собирался ты щадить людей. Ты будешь умирать медленно и сдохнешь последним. Это мой тебе подарок, вождь.

Пэк скользнул назад, высвобождая лезвие. Орки хотели схватить его, но парень оказался быстрее, мгновенно исчезая в рядах умертвий. Пэк не соврал — вождь действительно умер последним. Все его орки погибли в тот день, защищая своего любимого вождя. Они стояли плотным кольцом до последнего, пока силы не покинули их и мертвецы не забрали их во тьму. Последними, кого увидел перед собой вождь, была троица путешественников: некромант, рыцарь и убийца, подаривший ему долгую смерть, полную страданий. Они стояли в окружении ужасных умертвий, людей и орков, уничтоживших его клан.

— Пощады для моих детей, — прошептал орк, сплевывая пену.

— Жри-раздирай, — ответила ему Кей и мертвые орки набросились на того, кого любили, как отца. Животный вопль быстро сменился хрипом, а вскоре и вовсе замолк.

***

Следующее утро Кей встретила на границе городского кладбища. Остатки сил она тратила на то, чтобы вернуть тела людей туда, откуда те выползли. Умертвия умоляли ее сжалиться, шептали свои просьбы, но некромант была неумолима. Плотная вереница тел «ныряла» в землю и закапывала себя там, где им было и место. Тела орков попросту сожгли на опушке, рядом с теми горами, где они жили.

Некромант сидела и смотрела на холодное солнце, с удивлением замечая пару тоненьких струек слез, что украсили ее худые щеки. Вчера она почувствовала ярость, а сегодня? Скорбь?

— Ты можешь вернуть мне Хью? — детский, резкий голос. Кей неожиданно оборачивается и видит перед собой маленького мальчика с точно такими же светлыми волосами, как у Хьюберта.

— Мертвого нельзя воскресить, только сделать оружием, блеклым воспоминанием жизни, не имеющим сердца, чувств и мыслей. Я не стану этого делать, — серьезно отвечает Кей.

— Хорошо, — уверенно кивает малыш. — Если ты не хочешь, это сделаю я. Научи меня, как стать таким же, как ты.

Кей поднимается и кладет ладонь на голову мальчику, улыбается сквозь слезы.

— Твой брат мечтал стать рыцарем.

— Он умер, защищая тебя, — упрямо говорит мальчик. — Поэтому ты возьмешь меня в ученики. Таков закон.

— Закон, — ухмыляется Кей, убирая руку. Она достает из потайного кармашка костяной перстень с черным, туманным камнем. — Как тебя зовут, мальчик?

— Кристофер, — не слишком любезно отзывается мальчик.

— Наденешь его и пути назад не будет, — некромант протягивает перстень малышу и тот не думая цепляет его указательный палец.

— И что теперь? — спрашивает он, залюбовавшись туманным камнем.

— Теперь, мы отправляемся в путешествие, мой ученик. По единственной дороге, которая нам подходит. Дороге мертвых.

+2
15:04
438
22:52
Теперь точно нашёл для себя лучший рассказ в группе! Сначала скептически воспринял всех этих орков и гоблинов и некроманта, которая наподобие ведьмака помогает жителям. Но рассказ повернул в интересную сторону.
23:55
+1
Рассказ живенький. Если бы не плохая вычитка и проблема с грамотностью — может быть, даже выглядел бы прилично. Содержание — крибле, крабле, бумц. Средне. Автору успехов в освещении гробокопательской деятельности!
20:25
Неплохой фентезийный мир. Чем-то напомнил Варкрафт. Не до конца раскрыты сюжетные линии Пэка и Хром. Что с ним за болезнь такая, ради которой они собирают большие деньжищи? Возможно, какая-то «падучая» болезнь, но это только предположение. И что с девушкой-рыцарем? Прям интрига! А так, в пределах короткой выдержки из большого произведения – очень даже неплохо.
15:56
История вышла динамичной, но вырванной из контекста.

Автор оставил загадкой линии Пэка (что за персонаж такой с кошмарами? почему он самопровозглашенный летописец?), Кей (что она за некромант такой, что испытывает скорбь?), их совместную историю (какая история их связывает?), историю их похода (что за Биттерхолл?). А в конце добавил еще одну линию с Кристофером.

Непонятно зачем нужен был Хью — никакой изначально заявленной задачи удостоверения выполнения контракта он не выполнял. Да и, как оказалось, в городе всем было бы очевидно, что контракт выполняется. Что-то связанное с пророчеством автор на него вскользь прикрутил, но и тут оборвалось. В общем, не появись он с неожиданным спасением Кей, оказался бы совершенно лишним.

Хром тоже ничего значимого не показала.

Обособленного законченного произведения, на мой взгляд, не получилось. Увы! Потому что зачатки интересного мира автору нарисовать удалось.
23:11
Еще несколько соображений (извиняюсь, конечно, но рассказ все-таки чем-то зацепил — в хорошем смысле thumbsup):
— Довольно наигранным выглядит, что Хью не догадался про мертвецов. Он же все-таки с некромантами дело имеет. Он думал, как они в битве с орками помогут?
— Орки не сражаются честно? Война вообще не про честность, как будто армия мертвяков — честно.
— Мертвые не спешат, но ведь ими управляет та, которая спешит — это через пару абзацев автор сообщает. Для нее, как мы понимаем, энергия критична!
— Если сила Кей не бесконечна, а поддержание такого количество мертвецов требует предельной концентрации — зачем сутки удерживать эту армию (с утра и до следующего утра). Слабо верится (и автор никак это не показывает) в то, что битва длилась эти сутки, или возвращение мертвецов на место занимает так много времени.
17:55
Живо, неплохо, вычитка не помешала бы. В целом, достойный рассказ
17:20
Неплохой рассказ.
2 замечания:
— Для формата рассказа излишняя описательность второстепенных (неважных) героев. Зачем им давать несколько характеристик? Можно обойтись одной, но максимально яркой.
Пример: «Грузная женщина с раскрасневшимся лицом, короткой стрижкой и внушительными спелыми щеками ворвалась без стука в дом мэра».
Причем дальше замечательное и абсолютно уместное описательное сравнение жены мэра с ГГ: «Женщина указала мясистым пальцем на худую девушку с бледной кожей. Впалые щеки и излишне натянутая кожа делали рельеф ее челюсти невероятно выразительным».

— Автору рекомендую разбивать «толстовские» предложения на отдельные смысловые части, чтобы облегчить читаемость текста. Например:
«Парень надеялся найти себе на вечер хоть каких приключений, но таверна, похоже, особой популярностью не пользовалась (ТОЧКА) и единственными посетителями тут были седые старики, напивающиеся молча, результативно и без искорки».
Загрузка...
Илона Левина