Илона Левина

Вторая волна

Автор:
Антон Сергеев
Вторая волна
Работа №476
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен

Глава 1

Т-образный перекресток рядом с рекой представлял собой отличное место для наблюдательного пункта. Асфальтированное шоссе - кратчайший путь из Москвы в сторону научного центра, точных координат последнего Сергей не знал, но примерно представлял район, где тот должен был находиться. Чтобы не быть замеченным с воздуха кораблями пришельцев, офицер из Москвы обязательно будет двигаться вдоль шоссе, крайне маловероятно, что он решится на многокилометровый крюк, особенно учитывая минусовую температуру «за бортом». Ну и время поджимает – о том, что рядом с научным центром потерпел крушение один из кораблей захватчиков, сотрудники центра сообщили уже более суток назад. Москва обязательно должна была отправить кого-то с группой допуска А-1 на место.

Выйдя на дорогу и посмотрев на небо, Сергей перевел рацию на минимальную мощность, чтобы нельзя было запеленговать сигнал с большого расстояния, и уже, наверное, в пятнадцатый раз тихо забубнил наспех придуманный шифр:

- Синица ждет орла А-1 в точке встречи, перекресток напротив Иисуса на воде, повторяю - синица ждет орла А-1 в точке встречи, перекресток напротив Иисуса на воде. Прием.

На противоположном берегу стоял покосившийся храм, возможно в нем даже жили какие-то бедолаги, но если и так – сидели они тихо, в бинокль никакой активности не наблюдалось. Как ориентир храм подходил просто идеально, в ближайшей сотне километров ничего подобного точно не было.

Сергей вернулся под крону деревьев и вслух прикинул:

- Топать до нас ему километров пятьдесят, это где-то часов двенадцать, не меньше, ведь транспортом уже давно никто не пользуется, слишком опасно. Мы здесь были через восемь часов после передачи сигнала, так что пропустить пешего солдата никак не могли. Москва пока собиралась с мыслями - тоже пару часов прошло, еще хрен офицеров из группы А-1 найдешь. Их всего-то человек пять на всю Россию осталось, ну и в Москве человека два-три максимум.

В тоскливом молчании пролетели еще два часа, ветер усилился, и казавшийся легким морозец в минус три градуса стал вполне отчетливо «покусывать» открытые части тела.

- Похаваем? – подал голос Стас Жигалов, с прозвищем «Жига», которое получил еще в школе.

- Жига, мы три часа назад ели. – Дима, последний в их боевой тройке, презрительно сощурился. - Припасов у нас всего на неделю, надо аккуратно расходовать, когда наш чудик появится – неизвестно, это раз. И два – не факт, что на базе, куда мы направляемся, получится едой загрузиться. Так что потерпи, уж будь добр!

- Отставить разговоры! – прикрикнул Сергей. - Давайте на обход: Дима – пятьсот метров на север, Стас – пятьсот метров на юг, я – пятьсот на восток, идем вдоль лесополосы – как обычно, на открытое пространство не выходим, смотрим следы, увидели что подозрительное – выходим в эфир на минимальной мощности.

- Да я уж посмотрел всё, пацаны, отставить обход!

Из-за дерева вышел мужчина, лет сорок на вид, но глаза и седина выдавала человека гораздо старше.

- Ну, кто у вас тут за главного? Принимайте Орла!

- Я, старший лейтенант Сергей Кузнецов – вскочил и отдал честь Сергей.

- Эх, Серега, Серега, вольно! Вот, кто постоянно в эфире про своего Иисуса на воде заливал! Чего ж вы все в кучу сели, автоматы валяются, лагерь не замаскирован, в полный голос болтаете – я вас метров за двести услышал. В мое время за подобные дела я бы тут окопы рыл голыми руками и отжимался. Потом обратно бы закапывал и снова отжимался. Пока вся дурь из головы не выйдет. Ладно, время сейчас другое, враг по лесам не бегает, больше на кораблях летает да многоэтажные дома целиком выжигает в пыль за два залпа! Давайте знакомится, я - полковник Алексей Смолов, можно просто Лёха, разрешаю. А вас ко мне направили для поддержки – чтобы добраться до научного центра и понять - что там за дела приключились?

- Так точно, товарищ полковник!

- Вы из какой части?

- 72 военная часть, она одна из немногих уцелела, так как почти вся под землей нахо…

- Знаю-знаю! – прервал полковник. – До вашей части километров тридцать максимум, до научного центра вам и того ближе добираться – километров двадцать, могли бы и там меня подождать. Связи дальнего действия уже несколько месяцев нет – спутники, станции ретрансляции первым делом уничтожили. А с мобильных станций сигнал далеко не пробивает. А вы от кого приказ получили? Из Москвы?

- Тут я не в курсе, товарищ полковник, координаты научного центра мне не известны, это ж секретный объект, знаю только приблизительное месторасположение. Поэтому наша группа и выдвинулись в этот район, чтобы перехватить вас и оказать любую возможную поддержку, так, что мы в вашем полном распоряжении.

- Говорят старые провода еще остались, по старинке азбукой Морзе передают. – подумал вслух Алексей. – Про сопровождение меня, правда, не предупреждали. Ладно, давайте быстро перекусим и в дорогу, нам еще пол сотни километров надо пройти, если карта не врет.

- Похавать? Организую! – мгновенно подал голос Жига, словно ждавший этой команды на низком старте.

Наспех перекусив, четверо мужчин выдвинулись в путь, Сергей первым, Алексей-полковник замыкающим. Шли на расстоянии метров в пятьдесят друг от друга, так что поболтать даже при большом желании возможности не было.

Сергей машинально переставлял ноги, иногда проверяя снег перед собой, чтобы не провалиться в яму. Голова гудела, наверное, сказывалась общая усталость. Кто же отдал приказ на сопровождение полковника? Откуда он знает район расположения научного центра? В памяти был какой-то провал, он четко помнил приказ – перехватить и сопроводить человека или, что маловероятно, группу людей, двигающихся из Москвы в сторону научного центра НЦ-02/17, но кто это приказал?

Туманно вырисовывались и события последних дней. Хотелось вспомнить - где он был, что делал, но не получалось. Обернувшись, пристально посмотрел на приближающегося к нему Жигу.

- Проблемы? – Стас посмотрел вокруг и положил руку на автомат.

- Да не, все спокойно. Слушай, а ты не помнишь - кто нам приказ отдал о сопровождении? Я вот фамилию чет вспомнить не могу.

- Ты и отдавал… вроде. – «Жига» виновато улыбнулся.

- Ясно, спасибо. – Сергей развернулся и быстрым шагом увеличил расстояние от своего боевого товарища, восстанавливая боевую цепочку.

Казалось бы - совсем недавно завертелась вся эта история с инопланетными кораблями, но спустя всего несколько месяцев своими орудиями они выжгли практически все крупные города и населенные пункты планеты. Земляне ушли в глухую оборону, а их 72-я военная часть вполне успешно пережила все атаки и продолжала функционировать под землей, благо продовольствия и других припасов было достаточно. Контратаковать пришельцев не получалось – оружие, даже ядерное, не наносило особого вреда вражеским кораблям, а вот ответные залпы сравнивали с землей города. Первые дни еще была жива спутниковая связь, да и оптические каналы между странами и континентами худо-бедно функционировали, поэтому удалось увидеть, что подобная участь ожидала весь земной шар без исключения - в любой точке земли рано или поздно появлялись корабли, выжигающие все вокруг.

Миг замешательства перед ответом выдавал сомнение и неуверенность – Стас тоже не помнит, кто и при каких обстоятельствах отдал приказ? Очень странные дела!

Спустя семнадцать часов боевой отряд добрался до деревеньки, за которой, а точнее - под которой, располагался научный центр. Алексей тщательно осмотрел в бинокль территорию вокруг, хочешь, не хочешь – а метров четыреста придется пробежать под полностью открытым небом, чтобы зайти с другой стороны придется делать крюк еще в пяток километров, а силы и так уже почти на исходе.

- Серега! – Он протянул старшему лейтенанту бинокль. – Предлагаю передвигаться в две группы по два человека. Сначала мы с тобой, если все тихо – подаем сигнал, и твои ребята следом за нами рванут. Видишь дом с синей крышей и рядом колодец, вот как раз к нему и побежим. Рассвет еще только через два часа, в небе тихо, думаю, проблем не будет. Если вдруг корабли появятся – падаем в снег, маскхалаты заодно проверьте, чтобы ничего темного не торчало.

- Есть! Димон, Стас! – Сергей повернулся к подошедшим товарищам и повторил команду.

- Вы тут, наверное, и не были никогда? – полковник с сомнением осмотрел свой эскорт. Ребята кивнули. – Ну, я так и думал. Расклад такой - научный центр почти весь под землей, в деревне живут в основном обслуживающий персонал, ну как живут – жили когда-то. Входов в центр несколько, но, судя по радиограмме, которую они передали – был запущен протокол «изоляция», так что попасть внутрь можно только с двух точек – одна в деревне, вторая – в лесу, метрах в двухстах за ней на север. Замки открываются только личным кодом и биометрией персонала с уровнем допуска А-1, собственно для этого я и здесь. Не знаю, зачем они активировали «изоляцию», им-то тоже теперь дверь не открыть, а людей с допуском А-1 внутри быть не может. Как вариант – боятся, что имеющиеся у них данные захватит кто-то другой? Но кто? Пришельцы по земле не ходят, я про такое ни разу не слышал, они с воздуха только все поливают! Возможно, внутри никого и нет в живых – я больше в этот вариант верю, но нам все равно надо туда попасть и выяснить что к чему!

Алексей шумно выдохнул и побежал, несмотря на солидный возраст и тяжелую экипировку бежал он легко – словно пробежка по заснеженному полю была его ежедневной, обязательной и любимой процедурой. Сергей старался не отставать, но к концу дистанции расстояние между ними составляло уже метров сорок. Они добежали до небольшого покосившегося ангара, остановились, прижались к стене. До дома с синей крышей оставалось всего ничего – один короткий рывок и в дамках.

- Ты как? – Алексей поправил автомат и осмотрелся. – Вроде тихо.

- Ух, да, тяжело! Еще и всю ночь шли. – Сергей тяжело дышал, хотелось расстегнуть все амуницию и подставить тело прохладному воздуху.

- Радуйся, что снега не по колено навалило, а то мы бы минут сорок на пузе ползли! – полковник коротко хмыкнул и стал подавать сигналы оставшимся у леса бойцам.

Через пару минут, шумно вдыхая холодный зимний воздух, подбежали Стас и Дмитрий.

Полковник обошел ангар, еще раз осмотрелся и спокойным, быстрым шагом направился к дому с синей крышей. Группа поддержки, озираясь и поглядывая на небо – поспешила за ним. Входная дверь в дом была закрыта на большой навесной замок, который решили не трогать, чтобы не тратить время. Сергей аккуратно и технично выдавил кухонное окно, точным ударом выбил несколько деревянных досок, которыми окна были заколочены изнутри, и бойцы один за другим залезли внутрь.

- Кто изнутри-то окна забивает, сразу видно деревенщина! – подал голос Дима, включая фонарь и осматриваясь вокруг.

- В подвале как раз один из аварийных входов размещен, ну или выходов – смотря с какой стороны посмотреть. Сотрудники центра могли закрыть входную дверь в дом снаружи, затем влезли обратно через окно, заколотили все изнутри, а потом спустились в подвал и перевели электронные замки в режим «изоляция» – все четко по инструкции! - пояснил полковник. – Если этот дом был бы разрушен, за деревней есть еще один вход, мы бы там пролезли. В теории, кстати, можно перевести замки в режим блокировки и закрыть дверь снаружи, в этом случае научный центр останется пустым, но что по факту – хрен поймешь, пока внутрь не попадем – не узнаем.

Подсвечивая себе под ноги фонариками, мужчины спустились в подвальное помещение.

- Так, где-то тут должна быть бетонная комната, стены в метр или два толщиной, это сделано, чтобы даже если в дом снаряд попадет, то можно разобрать завал и попасть в эту комнату без особых проблем. О! Нашел!

Сергей посветил фонариком в указанном направлении - в стене, рядом с какими-то досками и коробками вырисовывалась обычная деревянная дверь. С дешевой металлической ручкой.

Дима хохотнул:

- Допуск А-1 легко обходиться с помощью лома, пацаны!

Полковник ухмыльнулся, подошел к двери и открыл её. Прошел через небольшой коридор и оказался в помещении, площадью четыре-пять квадратных метров. Все стены выглядели как обычный бетон, и только одна была стального цвета.

Алексей приблизился к «металлической» стене, через мгновение в комнате включился свет. Мужчина положил руку на считыватель отпечатков пальцев и, смотря ровно перед собой, зачитал текст, заученный лет десять или, наверное, все пятнадцать назад:

- Алексей Смолов, личный код 12АМ-4318-0196-РК, уровень допуска А-1. Деактивирую протокол «Изоляция».

Несколько секунд ничего не происходило, потом замигал зеленый диод, где-то вдалеке завыли моторы и один из сегментов стены съехал вбок, открывая небольшой проход.

- Дверь открыта? Можно войти в научный центр? – Сергей вошел в комнату, встал напротив открывшегося прохода, но видел себя со стороны, все мысли исчезли, он, словно висел в вакууме и смотрел цветное кино, неспособный как-либо влиять на происходящее, мгновенно потеряв всю власть над собственным телом. Все чувства и ощущения куда-то испарились. И только звуки… звуки стали неестественно яркими и отчетливыми, он слышал как Дима и Стас, не сговариваясь, встали сзади и приготовили автоматы к стрельбе. Какого черта? Что они делают?!

Полковник начал спускаться по узкому темному коридору куда-то вниз, обернулся:

- Да, дверь открыта, я немного переживал, конечно, вдруг код забыл или что не сработает – пришлось бы в Москву с пустыми руками возвра…

Короткая очередь из автомата Сергея оборвали его на полуслове.

***

Глава 2

Ярчайший свет больно ударил по глазам. Все вокруг было белым, голова раскалывалась от боли.

Полковник попробовал подняться, но что-то держало его, в голову полезли дурацкие мысли – а жив ли он вообще?

Свет из ярчайше белого постепенно превратился в обычное комнатное освещение. Краем взгляда он увидел провода и датчики по всему телу, включая голову, где их было особенно много. Руки и ноги были зафиксированы ремнями, теперь понятно, почему он не мог встать.

У кровати стояли двое мужчин, один в белом халате, второй – в военной форме. Оба о чем-то оживленно спорили.

- Слушай, повреждения памяти тут колоссальные. Мы когда его перехватили – он вообще был какой-то странный - по коридорам шел и даже не помнил - куда и где повернуть, какую дверь открыть, хотя бывал тут уже не одну сотню раз.

- После процедуры стало же лучше? Он и нас смог по фамилиям назвать и путь из Москвы до научного центра вспомнил, пусть и под действием препарата. – Заметил мужчина в форме.

- Да, стало лучше. Но погружать его в искусственную кому еще раз – не знаю, не знаю. С ним-то все будет в порядке – я уверен, но мы потеряем столько драгоценного времени, пришельцы убивают все больше и больше жителей земли каждый день! Согласен с тобой, скорее всего, это даст эффект, точно даст – под воздействием препаратов и в состоянии комы клетки мозга восстановят информацию, которая через них когда-то проходила, сейчас-то он даже не помнит, как добрался обратно к нам, в Москву.

- А у нас есть выбор? Нам кровь из носа надо узнать, что произошло в научном центре и какую информацию они раздобыли, других офицеров с группой допуска А-1 или хотя бы с соответствующей подготовкой у нас под руками нет и послать повторно просто некого. - Военный задумчиво почесал голову и пристально посмотрел на Алексея.

Голова гудела, хуже, чем после самой жесткой пьянки. Тело отказывалось слушаться, разум пытался сфокусироваться на любой мелочи, чтобы удержаться в сознании, но получалось так себе. Хотелось что-то сказать, возможно, спросить или даже потребовать, но какой-то стопор в мозгу не давал это сделать, вместо этого полковник посмотрел на мужчин и, сам того не желая, спросил:

- А почему я привязан к кровати? Я могу встать?

- После воздействия основного препарата и погружения тебя в состояние управляемой комы, мы ввели «сыворотку правды», потому и отходняк такой жесткий, уж извини, но доктора настояли, говорят это самый быстрый метод получения информации. – Мужчина в форме словно не слышал вопроса. - Который позволяет вести весьма эффективный допрос в формате «вопрос - быстрый и четкий ответ по существу». Если бы ты не вспомнил, что в той тройке был старший лейтенант Сергей Кузнецов, я бы, честно говоря, подумал, что ты съехал с катушек. Но такой солдат реально проходил службу в 72 военной части в момент начала атак пришельцев и если он не погиб – то должен быть там. Скорее всего, и два других тоже реально существуют. Но проблема в том, что сопровождение никто тебе не оформлял. Ты шел один, в обстановке строжайшей секретности, откуда взялись эти три бойца мы понять не можем. В 72 части в теории могли получить сигнал из научного центра, но принять самостоятельное решение о твоем эскорте? Не верю, людей и так мало, в основном все сидят ниже травы, тише воды! Сам ты не вспомнил, но я тебе расскажу – сигнал о помощи из научного центра отправил солдат, один из немногих военных, которые были на территории центра в момент начала вторжения. Спутниковая и оптоволоконная связь к тому моменту, т.е. моменту крушения корабля пришельцев поблизости, уже перестали работать. Паренек, видать, не пропускал в учебке уроки по связи, помнил, что передатчик легко можно запеленговать, поэтому оттащил мобильную станцию связи на семь-восемь километров от центра. И уже оттуда передал сигнал в Москву - срочно нужен офицер с уровнем допуска А-1 для передачи строго конфиденциальной информации. Он вел передачу где-то минуты две, потом передача прервалась – думаю, рядом летел корабль, поэтому убежать он уже не смог и погиб, но ценой своей жизни он сохранил в тайне координаты центра. Нам очень важно узнать, что там произошло или происходит прямо сейчас, поэтому, извини, но мы снова сделаем тебе инъекцию препарата и погрузим в искусственную кому, чтобы восстановить хоть какую-то дополнительную информацию из твоей памяти. Доктор, приступайте!

Алексей не успел ничего ответить и предпринять, лишь боковым зрением заметил, как мужчина в белом халате что-то нажал на приборах, стоящих около кровати, а потом профессионально ввел препарат в вену. Через несколько секунд полковник потерял сознание.

***

Глава 3

Он падал. Где-то над головой свистели рикошеты, а на голову сыпались крошки бетона, выбитые из стен автоматной очередью.

Рефлексы не подвели, Сергей еще только поднимал ствол автомата, а полковник уже катился кубарем куда-то вниз по лестнице, уходя с линии огня. Что у лейтенанта стало с лицом? Перед самым падением он отметил, что обычное, довольно-таки симпатичное лицо полностью утратило эмоции и стало выглядеть как маска.

Автомат слетел с плеча и остался где-то наверху, возвращаться за ним уже было равносильно смерти. Судя по звукам, стреляли короткими очередями уже все три бойца, причем стреляли исключительно в его сторону. Он сам открыл все замки и собственноручно впустил этих чудиков внутрь, теперь совершенно ясно, что их цель – попасть в научный центр, история с сопровождением – не более, чем прикрытие. Вот только зачем?!

Пули попали в лампы освещения, часть коридора погрузилась во тьму , что, в общем-то, было Алексею на руку – он оказался в темноте, и появилась пара мгновений, чтобы достать пистолет и прикинуть стратегию обороны. Оставаться в коридоре бессмысленно, тут даже спрятаться негде, как только ребята подойдут ближе – они накроют его автоматным огнем.

Он пригнулся и побежал вниз по лестнице, метров через тридцать коридор менял направление под прямым углом, что позволяло уйти с открытого пространства и, возможно, даже дать отпор преследователям. Забежав за угол, он прижался к стене и аккуратно выглянул. Преследователи затихли, предусмотрительно разбив все источники света со своей стороны.

На плечо легла чья-то рука. Испугаться он даже не успел, автоматически перебросил вес тела на другую ногу и приготовился стрелять на поражение, но, слава богу, не успел нажать на курок - перед ним стояла худенькая девушка.

- Вы пришли! - Девушка закрыла лицо руками и начала плакать. – Я думала, что в Москве уже просто никого не осталось в живых!

Алексей еще раз выглянул в коридор, наверху слышалась какая-то возня и металлический грохот, скорее всего, бойцы нашли в подвале что-то массивное и тащили его к проходу, чтобы продолжить атаку, не подставляясь под пули. Шансов у него было маловато, с одним пистолетом против трех автоматов долго не продержаться. Были бы бойцы чуть более опытные – давно бы добежали до него, прикрывая друг друга огнем.

Он повернулся к девушке:

- В Москве работает главный штаб, он почти весь под землей, в тоннелях, поэтому выжившие там еще есть. Меня Алексей зовут, мы получили вашу радиограмму несколько дней назад, вот собственно я и прибыл. Со мной было сопровождение, три солдата, но они в последний момент открыли огонь, я не очень понимаю почему. До этого мы вместе километров пятьдесят прошли – нормальные ребята, веселые.

- Пятьдесят километров? – Девушка с сомнением посмотрела ему в глаза. – Москва же гораздо дальше!?

- Там сложная история. Они меня перехватили примерно на половине пути из Москвы, сказали, что начальство велело им меня сопровождать. Чую, напарили они меня. - Алексей снова выглянул в коридор, солдаты выкатывали в проход большую металлическую бочку, увидев полковника - дали короткую очередь. – Так, показывай дорогу в центр управления!

Он подтолкнул девушку, и они побежали по коридору, несколько дверей по пути были разблокированы, заблокировать их снова можно было только из центральной аппаратной, а до неё еще надо было добраться. Черт! Он сам открыл все двери, но кто же знал, что ситуация так кардинально изменится!

- Вы сможете с ними справиться? - девушка бежала, выбирая то один проход, то другой, прекрасно ориентируясь в подземных лабиринтах. – Сейчас налево, тут наша главная аппаратная.

Они вбежали в просторное помещение, две стены занимали сервера и блоки управления, на третьей стене висело несколько больших мониторов, транслирующих изображение с камер наблюдения.

Полковник подбежал к пульту, который управлял всеми замками и дверьми комплекса.

- У вас кровь идет… - девушка показала пальцем куда-то в район живота.

Куртка пропиталась красным, капли крови одна за другой капали на бежевый кафель, видимо, одна из пуль его все-таки достала. От входа в комнату до пульта за ним прослеживался отчетливый «кровавый» след.

- Да вашу ж мать! – Полковник подскочил к экранам, даже невысокого качества видео с камер наблюдения хватало, чтобы увидеть капли крови на полу. Трое солдат уже практически не пригибаясь и не перестраховываясь – бежали по его кровавому следу.

- Сука, что ж за невезуха! Они секунд через десять уже будут тут! Тут можно где-то спрятаться? Заблокировать все двери с пульта я уже точно не успеваю.

- В соседнем помещении есть бокс для исследований, там бронестекло и можно закрыться изнутри.

Алексей схватил девушку за руку и потащил в соседнюю комнату.

Около одной из стен находился стеклянный бокс, площадью метров семь, внутри располагалась оборудование, пара небольших столов и манипуляторов, видимо, для проведения дистанционных исследований.

Потянув девушку за собой, полковник вбежал в бокс и захлопнул дверь.

- Эта дверь открывается снаружи? С пульта?

- Нет, это автономный бокс… - Девушка приложила к двери магнитный ключ и нажала несколько клавиш. – Я заблокировала замок изнутри, снаружи или даже с пульта управления его не открыть, но если отключить подачу электричества в этом помещении – дверь разблокируется, в отличие от остальных дверей центра она не имеет функции полной и независимой блокировки.

- Тогда у нас с тобой пара минут, не больше, даже эти олухи догадаются отключить питание бокса.

В помещение вбежали трое бойцов, мгновенно вскинули автоматы и открыли огонь по боксу, целясь полковнику в голову, видимо, даже и не планируя заполучить его живым. По стеклам рассыпалась сетка трещин, но бронестекло выдержало. Солдаты окружили бокс и попытались открыть его – нажимая кнопки и стреляя по стеклам, целясь все так же в Алексея, что создавало новые паутины трещин, но не наносило боксу ощутимого вреда. Линия огня раз за разом старательно проходила мимо девушки, скорее всего бойцы планировали захватить её живой.

- Когда они откроют дверь – вы сможете с ними справиться? – Девушка с надеждой посмотрела на Алексея.

- Хотелось бы тебе соврать, но я уверен, что нет. Их трое, с автоматами, наверное, и гранаты тоже есть, а у меня один пистолет. Мы полностью на виду, сами себя в ловушку загнали, хотя и выбора-то другого и не было – с ранением в живот я долго по коридорам не пробегаю. В лесу или в здании на поверхности у меня еще есть шансы – там можно маневрировать и задавить опытом, но тут дело дрянь.

- Мне… мне нельзя попасть к ним в руки живой!

Тем временем Сергей и Стас о чем-то коротко переговаривались и осматривали комнату. Толстые стекла бокса практически полностью заглушали речь, и разобрать конкретные слова было невозможно. Вот Сергей поковырялся в электронном замке, проследил глазами за кабелем питания, идущим в стену от бокса, что-то крикнул и указал пальцем на дверь, Дима кивнул и выбежал.

- Здесь не всё так просто. Нам нужно передать определенные знания, но как это теперь сделать? Я боюсь боли и пыток, они за несколько минут заставят меня все рассказать. Вас же они сразу убьют, как попадут внутрь. Пожалуй, выход у меня только один.

Девушка подошла к небольшому прибору на столе, включила и повернулась к Алексею. Начала что-то говорить, но её голос, лицо, вообще все предметы вокруг – исчезли, где-то внутри он понимал, что она прямо сейчас с ним разговаривает, но никак не мог сосредоточиться и ухватить хотя бы пару слов. Тело перестало слушаться, он попытался поднять руку, но резкая, невыносимая головная боль заставила померкнуть свет вокруг.

***

Глава 4

Его били по лицу. Выла сирена, доносились какие-то крики, судя по интонациям – в страхе и панике.

- Да прекрати, ты же его убьешь!

- Сука! Сука! Сука! – молодой сержант в форме методично раз за разом наносил удары по лицу, по корпусу, но делал это непрофессионально и малоэффективно. – Да он же почти три минуты передатчик включенным держал, пока мы в помещение попали. Сто процентов сигнал пришельцы засекли и скоро здесь будут!

- Ну, этого уже не изменить. – Флегматично добавил второй мужчина с полностью седыми волосами, гораздо старше и, видимо, опытнее первого. – Все, хорош, хорош, отойди от него, дай я с ним поговорю.

Алексей постепенно приходил в себя, он лежал на небольшом диване, правая рука была прикована наручниками к металлической трубе, торчащей из стены. Вокруг все было заставлено аппаратурой, судя по виду – система связи дальнего радиуса действия. Рука машинально ощупала живот – там же должно быть пулевое ранение? Он приподнял футболку – пара небольших синяков, но никаких признаков огнестрела. Что за херня?

- Задал ты нам загадку! Судя по твоим рассказам под «сывороткой правды» в научном центре тебя вообще убить должны были, даже вот ранили в живот. А до Москвы ты добрался вполне себе целехоньким. Неувязочка получается. Ты хоть помнишь, что натворил, когда пришел в себя и мы отстегнули тебя от кровати?

- Я… что-то смутно совсем, помню, как в боксе стеклянном от бойцов закрылись, а потом сразу вот ваш второй меня дубасить начал.

- Ты уж не обижайся, мы тебя наручниками приковали, хотя чего уж сейчас – раньше надо было. Ты как пришел в себя после сыворотки, все просил тебя отстегнуть. Меня в кабинете не было, был только доктор, который записывал твои воспоминания – он-то и снял фиксирующие тебя на кровати ремни. Ты его, кстати, очень профессионально вырубил, предварительно уточнив расположение центра дальней связи. Потом взял его одежду и пропуск, поднялся на этаж выше и вошел в аппаратную. Видел бы ты твою рожу, когда по коридорам шел – робот прям. У передатчика сидел дежурный, молоденький сержант, ты его тоже отключил, потом закрылся изнутри и передавал в эфир позывные до тех пор, пока мы дверь не взломали и трансляцию не остановили. Включения передатчика даже на пару минут было достаточно и, судя по радару, как минимум три корабля пришельцев уже летят к нам. Скоро они будут здесь и, думаю, начнут выжигать в этом районе все подряд, мы хоть и на глубине, но нас тоже в итоге достанет – в питере подземный бункер правительства часов шесть продержался, потом сгорело всё. Ты, кстати, на диване вот этом сидел и тупо смотрел в стену, когда мы вошли.

«Седой» подошел ближе и сел на диван, без церемоний подвинув прикованного наручниками полковника.

- Эвакуацию мы объявили, но это не отступление - это полное поражение. Мы сидим с тобой в единственном месте в Москве, где осталось оборудование, оружие, склады с продовольствием, а вывезти всё это мы конечно не успеем. Здесь жили люди, у нас были хоть какие-то планы и шансы, а сейчас… мы превратимся в кучку оборванцев, бегающих по тоннелям Москвы.

- Я никак не могу вспомнить. - Полковник свободной рукой потер лоб, зажмурился, снова открыл глаза. – Та девушка в научном центре. Она же мне что-то говорила. Я это вспомнил? Когда выкладывал всё вашему доктору?

- Нет, ты не слышал её слов. Или не смог это вспомнить.

- Гриш, слушай! – их прервал мужчина в белом халате, до этого тихо и незаметно стоявший около входа. – Мы же можем кольнуть его и в третий раз?

- Думаешь, он сможет вспомнить что-то еще?

- Два «погружения» себя оправдали – каждый раз он вспоминал все больше и больше. Остался последний элемент головоломки – чем закончилась вся эта беготня в научном центре!

- Да нам и двух раз хватило выше крыши – просрали все, что имели. – Григорий задумчиво посмотрел куда-то вверх. - С другой стороны – терять нам уже точно нечего, собственно, почему бы и нет? Можно поместить нашего приятеля в изолированный кабинет верховного главнокомандующего – им так никто и не воспользовался, авось выдержит атаку, там всё равно только на одного человека и рассчитано. А что, давайте попробуем! Сань, Вова, взяли его и быстро вниз, в бункер!

Подошли двое солдат, отстегнули полковника от трубы и, подталкивая прикладами, побежали куда-то по коридорам. Через пару минут, спустившись по нескольким лестницам, они оказались в небольшой бетонной комнате, подготовленной на все случаи жизни - вот бокс с медикаментами, оружием, инструментами, рядом установка для рециркуляции и очистки воздуха. Несколько мониторов, ноутбук, рядом кровать как в фантастическом фильме – с кучей датчиков, мониторов и проводов.

- Ложись! – «седой» подтолкнул полковника к кровати. Вдалеке что-то громыхнуло, на стене замигал сигнал вызова, и Григорий снял трубку. Сказал несколько раз «Ага», потом – «Понял, продолжайте эвакуацию, до связи».

- Верхний уровень уже сожгли. Наши эвакуируются, но судя по всему слишком медленно. Не готовы мы были к такому, ох как не готовы.

Врач начал подключать датчики и укладывать полковника в кровать.

- Здесь есть все необходимое – амуниция, провизия. Кислорода запас месяца на полтора, но ты будешь в искусственной коме, так что, я думаю, и на два месяца хватит. Питание тебе вводим внутривенно, как и раньше, ты за «погружение» не более полутора килограмм веса терял! С мышцами тоже все продумано, здесь крутая система поддержания физической формы за счет микро-массажа. Лежишь себе, дрыхнешь, а установка твои мышцы микро-токами качает, в прошлые разы мы тебя к такой же подключали! Сам бы в такой полежал, но от меня тут мало толку, к сожалению. Дай бог информацию ты вспомнишь и, самое главное, поймешь – как она всем нам поможет. Чую – не зря, ой как не зря, наш научный центр всю эту кашу заварил, что-то важно накопали, голову даю! Главный вход в бункер мы закроем, но если снаружи все будет разрушено, то тут есть запасной выход – он в полу.

Григорий подошел к небольшому люку, размещенному в центре комнаты, повернул механический рычаг и заглянул в открывшийся лаз.

- Ну, вроде все исправно, спустишься вниз, там разберешься. Карта на столе, выйти можно в нескольких местах, не одно, так другое – позволит выйти на поверхность или попасть в соседние тоннели метро, а там вообще в любой конец Москвы доберешься.

На стене снова загорелась лампа вызова. «Седой» подошел к аппарату:

- Слушаю! Хм. Совсем не видно? Да бляха муха, ну надо аварийные выходы расчищать заранее, а не когда уже пол под ногами горит. Пошлите человека на разведку, чтобы большая группа, если что, не застряла там. И не тащите все оборудование одной группой, не факт, что все успешно выберутся, а нам надо хоть что-то сохранить! Всё, до связи!

Григорий повесил трубку, постоял несколько мгновений у стены, задумчиво глядя на монитор системы видеонаблюдения. Врач тем временем практически завершил все приготовления и вопросительно посмотрел на начальника.

- Гриш, всё готово! Ввожу препарат? И что там с аварийными выходами-то?

- Да, говорят в камеры ни хрена не видно – сплошные зеленые заросли и не понять – можно ли там спокойно пройти, особенно груженой группе? Понятно, что никто этими выходами годами не пользовался, но когда война началась – можно ж было проверить! Да, препарат давай вводи, всё тут закрываем и бегом наверх, надо успеть свалить.

Полковник приподнялся с кровати:

- Вы про какие зеленые заросли? Сейчас же зима!

«Седой» расхохотался и уже ускользающим сознанием Алексей услышал:

- Шутник, мать твою! Зима у него! Каждое твое погружение в искусственную кому занимало больше месяца. Так что за окном сейчас месяц май и разгребать тебе всё это теперь одному придется! Ну, бывай, надеюсь, свидимся еще!

***

Глава 5

Алексей снова находился в том самом стеклянном боксе, в подвалах научного центра и где-то в сотне километров от Москвы. Девушка стояла рядом и сосредоточенно нажимала клавиши на небольшом приборе. По её лицу бежали слезы.

- Так, вроде все готово. У нас очень мало времени, я постараюсь быстро все рассказать. Наш друг сказал, что три солдата, скорее всего, запрограммированы на определенные действия: во-первых, попасть внутрь центра, а без вас это невозможно, поэтому они и втерлись к вам в доверие по пути сюда. Во-вторых, любой ценой получить информацию о том, что нам стало известно. Корабли пришельцев приняли наш запрос о помощи и именно поэтому отправили эту тройку с вами, скорее всего перехватив солдат где-то в лесу – на вылазке или патрулировании. Перехватывать и программировать вас, они, наверное, не решились, так как подобное воздействие на мозг повреждает воспоминания, человек может забыть целые периоды своей жизни, а в вашем случае это недопустимо – с потерянной памятью вы просто не сможете найти научный центр и уж тем более - попасть внутрь.

- Что? Постой! Какой еще друг? Какое программирование? – Внутренним чутьем полковник понимал, что девушка не врет, но разум категорически отказывался воспринимать услышанное.

- Да, это наш друг. Он посадил, а потом спрятал свой транспорт под землей почти в самом начале вторжения, несколько месяцев назад, повезло, что место посадки оказалось совсем рядом – в песочном карьере, поэтому мы и смогли его обнаружить. Их раса жила на этой планете миллионы лет назад, но искусственный интеллект звездолетов в один момент решил, что именно он - высшая форма эволюции и стал уничтожать все живое во вселенной. Он и его собратья активировали какое-то жуткое оружие, уничтожив практически весь искусственный интеллект на планете! Оставшиеся пара сотен кораблей оказались под многокилометровым слоем оплавленной поверхности земли. И вот только сейчас, из-за движения земной коры и образовавшихся разломов, корабли смогли попасть на поверхность и возобновляют свою миссию. В каждом из них есть запертый экипаж, который получает всю информацию от приборов, но не способен влиять на действия искусственного интеллекта и выполняет, по сути, функцию ключа зажигания. Без экипажа звездолет не жизнеспособен, но все-таки остается в сознании и может мыслить. Наш друг – один из разработчиков системы искусственного интеллекта и знает, как временно вернуть управление кораблем. Все, что он просит – передать эту информацию в радио эфир на максимальное расстояние, чтобы его собратья смогли вернуть контроль над звездолетами. Работающих систем дальней связи на тот момент у нас уже не было, поэтому мы позвали на помощь, чтобы кто-то помог пришельцу попасть в Москву или куда-то еще, откуда можно вести передачу на большие расстояния – так её примут максимальное количество кораблей и, соответственно, экипажей. Вы наш единственный шанс.

- Так погоди! – Алексей посмотрел назад, солдаты за стеклом о чем-то переговаривались, времени оставалось в обрез. – Где этот ваш друг-то?

- Как только запрограммированные солдаты открыли огонь, их, кстати, программируют корабли специальной установкой, пришелец сразу объяснил нам, что происходит и ему надо срочно выбираться отсюда. Такое воздействие на сознание или «программы» могут быть очень разнообразными по силе влияния и автоматически запускаются на выполнение при определенных условиях, человек даже и не подозревает об этом. Солдаты сопровождали вас, считая, что это их воля и желание, «программа» лишь слегка скорректировала их сознание, а как только оказались внутри центра – запустилась программа ликвидации и они стали убивать, уже полностью утратив контроль над собой. С выжившим пришельцем ушла и Марина, наш руководитель, они выбрались через второй выход из центра, который в тот момент был уже вами разблокирован. По карте они нашли ближайшую военную часть – номер 72, до неё около двадцати километров пути, но идти им больше некуда. Там они и будут ждать вас, если смогут дойти и не попасть под огонь кораблей. Нас тут всего трое и оставалось – я, Марина и пришелец. Остальные ушли до включения «изоляции», не знаю, остался ли кто в живых, ведь выживать в таких условиях нас никогда не учили, мы всего лишь ученые.

Девушка щелкнула тумблером, и в колбе над прибором появилось что-то вроде шаровой молнии – небольшой яркий шар, крутящийся вокруг своей оси с сумасшедшей скоростью. Сняв колбу, одной рукой она взяла толстый провод, идущий от установки.

- Эти три бойца как раз из этой 72-ой части, жопа так жопа! – Свет в комнате замигал, потом окончательно погас, но шаровая молния никуда не исчезла, продолжая гудеть и вращаться. Через мгновение щелкнул и разблокировался замок входной двери лабораторного бокса. Солдаты вскинули автоматы и стали медленно приближаться.

- Так, давай ложись на пол, я постараюсь хоть кого-то из них завалить!

- Мне нельзя попасть к ним в руки живой, иначе корабли узнают, где теперь спрятана наша единственная надежда! Импульс готов, его как раз на меня и хватит, прощайте!

Девушка перекрестилась свободной правой рукой и потянулась к молнии. Раздался сильнейший хлопок, яркая вспышка осветила все вокруг, ослепив мужчину, а на полу остались только частицы обгоревшей женской плоти.

Полковник вскинул пистолет, глаза почти ничего не видели, поэтому он открыл огонь вслепую, ориентируясь больше на звуки и чутье. Но силы были неравные, две автоматные очереди откинули Алексея на стеклянную стену, и он потерял сознание.

Боли не было. Он лежал, а точнее парил на расстоянии сантиметров сорока от поверхности, в какой-то установке, ясно не земного происхождения. По телу разливалось приятное тепло, голова же находилась между двумя мерцающими элементами, пульсирующие огни от которых насквозь пронизывали и подчиняли волю полковника. Следующее воспоминание – он двигается в сторону Москвы, ничего не болит, тело в отличной форме – все раны и повреждения заботливо вылечены инопланетными технологиями. Мысль только одна – попасть в штаб и передать в эфир позывные. Все остальное – не важно. Что ж, на его долю выпала именно такая «программа» от пришельцев, как говориться – вроде бы уже достиг дна, но тут снизу постучали.

***

Глава 6

Очнулся он в кромешной темноте. Поднявшись на кровати, Алексей включил свет, снял с себя кислородную маску и многочисленные датчики. Голова немного кружилась, на удивление не хотелось есть, а в мышцах не ощущалась слабость, к которой он привык после продолжительного лечения в обычном госпитале.

Немного размявшись, он запустил ноутбук. Пятое июня. В центр он пришел, эх вспомнить бы точно - где-то в конце февраля, как раз всё было в снегу. Если верить вполне сформировавшимся воспоминаниям, то Марина и пришелец три месяца назад выдвигались в 72 военную часть. Три гребаных месяца назад! Да там что угодно могло случиться, они могли замерзнуть в лесу или умереть от голода!

Видео с камер наблюдения обрывалось ровно через восемь часов после его погружения в кому. Этаж за этажом, лифт за лифтом, дверь за дверью – все заливало адское пламя. Основной вход в его бункер был завален с внешней стороны, бронированная дверь под воздействием огня даже немного прогнулась, но все-таки выдержала.

Алексей неторопливо оделся, собрал провизию, оружие, плотно набил лекарств в аптечку. Взял со стола подробнейшую бумажную карту, внимательно изучил, потом аккуратно сложил и убрал в рюкзак.

Люк в полу открылся без особых проблем. Аварийное освещение постепенно и не торопясь включалось, подсвечивая дорогу. Через час он уже бодро вышагивал вдоль рельс одного из тоннелей метро.

Восемьдесят километров пути летом дались гораздо легче, чем его прошлое зимнее путешествие. Через полтора дня он уже подходил к военной части 72.

Главные ворота были закрыты изнутри, пришлось перелезать через них, стараясь не пораниться о мотки колючей проволоки. Если здесь и были живые – то только в подземных помещениях, активно чем-то заниматься на поверхности равносильно смертному приговору, так как велик шанс быть замеченными с воздуха.

- В кого это они стреляли? На территории-то части. – Подумал он про себя и носком ботинка пнул несколько автоматных гильз. В соседнем здании приоткрылась дверь? Ветер или показалось? Движение тени в проеме не оставило сомнений. Рывком преодолев пару метров, он спрятался за ржавым экскаватором и приготовился к атаке.

- Пожалуйста, не стреляйте! – В проеме показалась женская фигура, свет из помещения ярко подсвечивал контуры тела.

- Вы не Марина случаем? – Алексей выглянул из укрытия. Вроде все тихо. Только одна девушка, выглядывающая из-за двери.

- Да! Да! Я Марина! Господи, неужели вы к нам дошли!

- Ну, я не совсем господь, меня Алексеем зовут. – Полковник быстро пересек открытое пространство и вместе с девушкой вошел в небольшое помещение. – Ваша коллега… я даже не знаю её имени, в общем, она оставалась в научном центре до самого конца и сообщила, что вы с пришельцем выдвигаетесь сюда, правда было это 3 месяца назад, потом… ну много всего произошло, вот только сейчас смог до вас добраться, простите.

Девушка бросилась к нему на шею и крепко обняла. Через несколько секунд смущенно отскочила и покраснела.

- Мы тут уже несколько месяцев одни! С едой, слава богу, порядок, на складе на пару лет продовольствия хватит. Система внутренних органов у пришельца похожа на человеческую, поэтому нашей пищи для поддержания жизнедеятельности ему хватает. Когда ваши солдаты начали стрелять, мы сразу убежали из научного центра. Но потом долго плутали по лесам и до части дошли не сразу, что, наверное, нас и спасло. У пришельца был небольшой прибор, который создавал что-то вроде маскировки, поэтому кораблей мы не боялись. А тут была просто кровавая бойня, везде трупы. В научный центр корабль прилетала, мы его из леса видели.

- Да, с тарелкой всё правда. Я видимо даже внутри немного полежал, подлечился, а потом из-за полученной «программы» навел пришельцев на московский штаб. Но это другая история. А что с трупами?

- Трое солдат после зачистки в научном центре, видимо, получили новую «программу» и сюда двинули. Обогнали нас на пару часов. Тихо вошли и начали убивать своих. В живых осталось человека два, но они долго не протянули, через несколько часов тоже умерли от ранений. Из нападавших только один остался - Стас вроде звали. Да! Стас точно! Он все плакал и плакал, говорил ничего поделать с собой не мог, руки сами стреляли по своим. Ему гранатой ногу оторвало, мы когда пришли - он полз куда-то, но буквально минут через двадцать тоже умер. Так горько плакал, но ничем ему уже было не помочь. Трупы все я потом оттащила в яму, там, у забора, а то совсем страшно было тут находиться!

От стены отделилась высокая тень. Полковник напрягся, на всякий случай, положив руку на автомат.

- Не бойтесь, он наш друг!

В свет лампы вступил… с большой натяжкой это можно было назвать даже человеком. Высокий – метра два, почти под потолок. С неестественно длинными руками, очень худой, цвет лица – почти серый, одет в криво перешитую под его габариты российскую военную форму. Он что-то пролепетал на непонятном языке и замер.

- Как я понял, он хочет выйти в эфир, передать своим информацию о том, как хотя бы временно вернуть управление взбунтовавшимися кораблями? А вы как с ним общаетесь-то?

- Он говорит на языке, немного напоминающий санскрит. Я не сразу это поняла, мы потому и держали его в тайне несколько месяцев, пока во всем разобрались, а уже потом по радио вызвали помощь. Этот язык я в университете изучала, даже диплом писала на эту тему, потому и смогла наладить с ним контакт!

С подозрением посмотрев на инопланетного гостя, Алексей аккуратно подвинул девушку в сторону и прошел в помещение.

- Ну, давайте посмотрим, что тут вообще уцелело. Антенны-то на улице вполне себе исправны и неплохо замаскированы, это я сразу заприметил! А чего ж вы сами связь не наладили?

- Я в этом не очень… - Девушка смутилась. – Я больше по научным исследованиям, а в технике, тем более военной, не разбираюсь совсем. Наш друг тоже не смог разобраться, у них вся техника работает на уровне мыслей и сознания, нажимать ничего не надо.

Через несколько минут все трое уже находились в комнате связи. Алексей проверил и включил оборудование, атомный реактор военной базы работал на полную, так что передачу на длинных волнах можно было вести на максимальной мощности.

- Тут все исправно, в теории, волны передатчика обогнут весь земной шар – то, что надо под нашу задачу!

Полковник усадил долговязого пришельца на стул, пододвинул ему микрофон и показал на кнопку включения.

- Марина, переведи ему – пусть жмет кнопку и рассказывает про свои дела и про то, как космические корабли бороздят Большой Театр или что там еще у него есть интересного.

Марина смущенно улыбнулась и что-то отрывисто и непонятно сказала пришельцу. Тот сразу же начал говорить в микрофон, зажимая неуклюжими пальцами кнопку передачи, иногда переводя дух и через несколько секунд снова продолжая трансляцию.

Через семь минут около военной части 72 приземлился корабль. Через восемь в воздухе зависли еще несколько звездолетов. Пришелец, ковыляя и иногда спотыкаясь, поднялся на борт одного из них, обернулся и совсем по-человечески помахал рукой из проема в гладком черном корпусе. Люк закрылся, загудели двигатели и корабли, мягко и плавно набирая скорость, исчезли за горизонтом.

- В прошлый раз, как я понял, они смели все с поверхности земли своим супер оружием. А что на этот раз? Когда ждать третьей волны?

Марина задумчиво глядела вслед улетевшим звездолетам.

- Вернуть управление кораблями они могут только временно. Поэтому на этот раз наши друзья решили поставить точку. Они летят к солнцу, чтобы сгореть и окончательно и бесповоротно уничтожить все свои технологии.

На горизонте появились отблески света, буквально через мгновение из-за деревьев выглянуло солнце и новый, мирный день начал отсчет на этой земле.

+2
15:12
244
11:28
+2
Ух… Даже не знаю, что и как описывать. Фантазия блещет и плещет во все стороны, да только русла подходящего нетути. Странный сюжет о вышедших из-под контроля кораблях под управлением ИИ. Которые, как ни странно, подчиняется приказам пришельца, передаваемым по радиосвязи. Программирование человека, искусственная кома вкупе с сывороткой правды, бравые полковники, идущие хрен знает куда хрен знает зачем и боящиеся забыть свой личный код в самый ответственный момент. Жрущие Стасы с оторванными ногами, поразительное для землян ночное зрение невооружённым взглядом, санскрит (?). Корабли, выжигающие целые города. Хитрые системы блокировок научных центров, которыми можно воспользоваться как изнутри, так и снаружи, а некоторые двери не имеют автономного питания и достаточно только перерезать провод, чтобы проникнуть внутрь. Самоубийственные девушки, крестящиеся перед суицидом (на самом деле, одна девушка). Полковник, которого подлечил космический корабль, хотя всю свою сущность ИИ положил, чтобы уничтожить всё живое на планете! ААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА
17:44
Все смешалось в Доме Облонских:))
А по-моему крутой рассказ. Интересно, остросюжетно и красиво.
Илона Левина

Достойные внимания