Ольга Силаева №1

Идеальная планета

Идеальная планета
Работа №486. Дисквалификация из-за отсутствия голосования

Сон.

Через густую крону деревьев проступал свет. Он искрился, блестел на чуть влажных листьях, переливался всеми оттенками зеленого и где-то в самой глубине леса замирал и рассеивался, превращаясь в голубую дымку. Я двигался легко и свободно. В то время пока мои глаза следили за игрой света, мои ноги ступали по мягкой траве. Руками я касался листьев, которые не царапали и не мешали идти, а словно ласкали и провожали меня в глубину зарослей.

В этом лесу я был впервые и никогда не встречал таких деревьев и кустарников. Они напоминали растения, которые я видел раньше, но в то же время они выглядели иначе. Удивляла необычность форм и фактур листьев и цветов, и при этом разнообразии растений воздух поражал свежестью и отсутствием привкуса гниения и сырости, как это бывает в тропических лесах. Я не помнил, когда так хорошо себя чувствовал, когда еще мог так свободно дышать.

Солнечный свет пробивался через листву все настойчивее. И вот уже малахитово-зеленый цвет сменился оливковым. Лес тяжелым занавесом распахнулся, и передо мной предстала обширная поляна, а за ней большое, сверкающее сине-голубыми кристаллами воды озеро.

Легкий теплый ветер обдувал мою кожу, под ногами чуть поскрипывал мягкий песок. Я замер на берегу, прислушиваясь к плеску волн и наблюдая за маленькими рыбешками, снующими в прозрачной воде. Я мог провести так вечность. Из этого состояния меня вывел настойчивый импульс, терзающий мою левую руку. Я стиснул левой рукой правую и закрыл на мгновение глаза.

Открыв глаза, я понял, что теплый летний день был лишь сном. Я лежал в темной комнате, рядом спиной ко мне лежала жена, обнимая нашего годовалого сына. Детское одеяльце почти сползло на пол с его маленькой белой ноги. Сенсорный будильник продолжал терзать мою руку. Пять утра - самое тяжелое время суток. Я включил будильник, поправил одеяльце.

Я подошел к окну. День только начинался, солнце еще не встало, но уже появилась розовая полоска на горизонте. Огромные глыбы домов почти закрывали новый рассвет. Блестящие змеи дорог, перемигиваясь цветными огнями, рассекали пространство города. Прошло немного времени, и огни на горизонте стали бледнеть и пропадать. Небо из черного стало темно-синим, и из глубины комнаты все отчётливее начали проступать очертания предметов.

Я повернул жалюзи, и в комнате снова стало темно.

После яркого сна я никак не мог прийти в себя. На кухне, за чашкой кофе, я смотрел на электронный календарь, а перед глазами все еще прыгали искорки от прибрежной воды и перламутром светились рыбки. Хмурая и серая реальность дня с трудом вытесняла чудесные образы сновидения.

Пришлось предпринять усилия, чтобы сосредоточиться на текущих делах. Сегодня день большого межгалактического совета, напомнил мне календарь, а значит, вечером я получу новое задание.

Я пролистал еженедельник на несколько недель вперед. Только в конце месяца моя семья сможет посетить парк, и только через шесть месяцев мы отправимся в отпуск. Я выключил экран и закрыл глаза, чтобы хоть на несколько минут вновь оказаться в сказочном лесу.

Межгалактический совет.

Межгалактический совет подходил к концу. Главные проблемы уже обсудили, и серьезные люди с уставшими лицами с нетерпением поглядывали то на датчики времени, то на председателя - грузного немолодого мужчину. С утомленным видом он продолжал открывать новые закладки, не отрывая глаз от монитора. И вот наконец-то движения его пальцев приостановились.

- Ну что ж, господа,- сказал он с мягкой улыбкой на лице, - на повестке дня остался один вопрос, буквально на пять минут.

За большим овальным столом послышался шум, вздохи облегчения.

- Зеленая планета в пятой световой системе. Напоминаю тому, кто забыл: десять лет назад мы остановили этот проект до сегодняшнего дня. Сейчас нам надо решить, возобновить ли когда-то начатое освоение Зеленой планеты или отложить это ещё на какое-то время. Можете ознакомиться с материалами. У кого-нибудь есть предложения?

На другом конце стола загорелся зеленый индикатор.

Председатель жестом пригласил участника совета к выступлению.

- Я руководил последними двумя проектами, - произнес худой высокий человек, вставая и поправляя и без того безупречно завязанный галстук. – Место, конечно, удобное, рядом с Солнечной системой, и все жизненные параметры приближены к земным. Но с фактами ничего не поделаешь: обе мои команды не вернулись. Корабли пропали, люди бесследно исчезли.

- Да, мы все помним об этих трагических случаях. И что же вы предлагаете?

- Мы проводим автоматический круглосуточный мониторинг. За десять лет на Зеленой планете не выявилось никаких изменений. Возможно, мы столкнулись с явлением, не поддающимся изучению с помощью нашего традиционного инструментария. В настоящий момент я предлагаю Зеленую планету не трогать, пока не найдены новые способы её освоения.

- Все это понятно, но на Земле, хочу вам напомнить, уже не осталось экологически чистых мест. Зеленая планета, конечно, невелика, но она могла бы стать прекрасной рекреационной зоной: там можно построить, скажем, реабилитационные центры или детские зоны отдыха.

В зале послышался одобрительный рокот.

- Я предлагаю на этот раз послать туда только одного человека, - председатель постучал пальцами по столу, призывая зал к тишине, - одного, но очень надежного человека, экипированного сверхновым снаряжением. Не надо забывать - за десять лет мы добились большого прогресса в развитии средств индивидуальной защиты и измерительных приборов. - И, не дожидаясь, пока кто-нибудь попросит слова, обратился к сидящему рядом с ним. – У нас есть надежный опытный специалист?

- Да, пилот Барсуков. Он молодой, ответственный, хорошо обучен и всегда придерживается инструкций. Я могу доверить ему любое задание.

- Его семья?

- Жена и годовалый сын.

- Отлично.

На другом конце стола опять загорелась лампочка.

Председатель, не дав высказаться просившему слова, продолжил, повернувшись в его сторону.

- Я знаю, господин Петров, я ценю ваше беспокойство, но мы пошлем пилота всего лишь на месяц, а через месяц решим, как быть дальше. Я уверен, если он будет в точности исполнять инструкции, с ним нечего плохого не случится. Итак, готовим Барсукова для работы на Зеленой планете, - сказав это, председатель свернул монитор. - Заседание объявляю закрытым.

Зеленая планета.

Сегодня мой первый день на Зеленой планете. Я волнуюсь и немного боюсь, хотя еще не поднимался на поверхность и не включал на мониторах обзорный вид. Я принял решение вести аудиодневник, только для моего личного пользования: в случае моей смерти он исчезнет. Я могу погибнуть, это место очень опасно, но и очень красиво, как в моем сне. Думаю, этот сон накануне назначения - не просто совпадение, это знамение. Я никому о нем не рассказывал, даже жене. Когда-нибудь расскажу сыну.

Мои записи помогут мне контролировать себя, и не дадут разным обстоятельствам сбить меня с толку. Я буду первым, кто вернется с Зеленой планеты.

Я сегодня был там. Я так был поражён, что забыл о существовании дневника. Я еще не нашел озеро, но лес, поляны, цветы и деревья - все в точности такое же, как в моем сне, и даже лучше. Как жаль, что я не могу снять свой силиконовый костюм и почувствовать запах, потрогать листья, провести рукой по коре дерева. Все, что так просто дается человеку на Земле, здесь мне недоступно.

Я здесь уже несколько земных суток. Хотя время на Зеленой планете вещь относительная, день и ночь здесь на несколько часов длиннее земных, поэтому приходится подлаживаться под непривычный мне ритм.

День мой занят с утра до вечера.

На карте планета разбита на несколько условных секторов. Ежедневно я посещаю новый сектор, устанавливаю новое оборудование, пишу отчеты, беру пробы почвы, воды и воздуха, собираю образцы растений и насекомых. Затем я возвращаюсь на корабль, обрабатываю данные в специальном отсеке, и отсылаю результаты на Землю. Это обычная однообразная работа, которую я выполнял и раньше, на других планетах. Она была бы рутинной и скучной, если бы не сам объект изучения. Я могу сказать это только моему дневнику, я влюблен в это место, оно идеально. Говорят, что идеал скучен, но так говорят те, кто никогда не встречал столь безупречное место во Вселенной.

Большая часть планеты покрыта водой. Здесь её много: реки, озера, моря. Участки суши представляют собой равнины, покрытые в основном лесом, но встречаются и горные хребты, и плоскогорья, заросшие кустарником и травой. Климат на всей планете ровный, перепады температур незначительные. Осадки выпадают только в виде дождей, и то непродолжительных. Самая высокая температура, которую я зафиксировал, - +28 градусов по Цельсию, самая низкая +15.

Несколько часов я провожу снаружи, остальную светлую часть дня я нахожусь на обзорной площадке внутри корабля. Все, что я вижу, записывается на камеры. Из надземной части корабля открывается прекрасный вид на скалу и ущелье позади меня и лес. Вдоль ущелья к лесу бежит неширокая речка. На ночь я спускаюсь в трюм корабля. Он буквально замурован в землю, для большей безопасности. Прежде чем покинуть корабль, я какое-то время наблюдаю за тем, что происходит на поверхности планеты. Я должен смотреть на все бесстрастными глазами ученого и исследователя, а вместо этого вижу только, как легкий ветер колышет листву, как маленькие птицы перелетают с дерево на дерево и время от времени забавные животные, похожие на енотов, выбегают из леса к реке напиться.

И всё-таки я здесь чужой. Я чувствую ужасную тоску и одиночество еще и от того, что не могу ни с кем поделиться своими размышлениями. Получасовое видеобщение с женой лишь немного восполняет эту потребность.

Прошла неделя, 8 секторов изучены. Ничего опасного не обнаружено, ни наверху, ни на дне моря. Я стараюсь быть предельно въедливым и дотошным, но мне все труднее преодолеть желание все бросить, снять с себя надоевшую одежду и насладиться теплым солнцем, свежим ветром и чистой водой.

Я удалялся на много километров от точки приземления, но территорию вокруг самого корабля в данный момент я еще не исследовал. Сегодня я планирую добраться до ущелья, которое я видел из иллюминатора, все свои впечатления я запишу на диктофон. Туда я отправляюсь пешком, захватив все необходимое оборудование: фонарик, кислородный баллон, оружие, крепежи, веревки. Начало пути меня несколько разочаровало. Ничего необычного: маленький водопад и запруда у отвесной скалы, кустарники, тянущиеся по хребту до самой вершины горы.

Я не знаю, что мне делать, подняться наверх или вернуться к кораблю и на самолете спокойно облететь всю гору. Я размышляю, не отрывая взгляда от сверкающих брызг водопада, и внезапно замечаю, что за ним что-то есть. Это не темная поверхность мокрого камня, это свет, он то появляется, то исчезает в потоках воды. Я карабкаюсь по скале, приближаясь к водопаду. С места, где я повис над заводью, видна только большая, с человеческий рост, расщелина в скале.

Я раскрыл тайну загадочного свечения. Расщелина проходит насквозь всю скалу. Немного поколебавшись, я все же решился выяснить, что находится по ту сторону скалы. Пробираясь по расщелине, я не чувствую страха. С одной и с другой стороны брезжит свет. Мне не терпится, наконец, узнать, что же там впереди. Увы, меня ждет очередное разочарование: я выхожу наружу, мои глаза привыкают к свету, и затем я вижу тот же пейзаж, что я наблюдал каждый день, с той лишь разницей, что здесь нет водопада, заводи и реки, а лес более высокий и густой, чем около моего корабля.

Непонятная сила влечет меня в лесную глушь. Я оставляю свое снаряжение у скалы и чуть ли не кувырком сбегаю вниз. Через пару минут я уже нахожусь в самой чаще.

Через густую крону деревьев проступает свет. Он искрится, блестит на чуть влажных листьях, переливается всеми оттенками зеленого и где-то в самой глубине леса замирает и рассеивается, превращаясь в голубую дымку. Я решаюсь снять непроницаемый костюм и кислородные баллоны, теперь я двигаюсь легко и свободно. В то время, пока мои глаза следят за игрой света, мои ноги ступают по мягкой траве. Руками я касаюсь листьев, которые не царапают и не мешали идти мне, а словно ласкают и провожают меня в глубину зарослей.

Я не помню, когда я так хорошо себя чувствовал, когда еще так свободно дышал.

Солнечный свет пробивается через листву все настойчивее. Лес тяжелым зеленым занавесом распахивается, и передо мной предстает обширная поляна, а за ней большое сверкающее сине-голубыми кристаллами воды озеро.

Легкий теплый ветер обдувает мою кожу, под ногами чуть поскрипывает мягкий песок. Я замер на берегу, прислушиваясь к плеску волн, и наблюдаю за маленькими рыбешками, снующими в прозрачной воде. Я могу провести так вечность, и ничто мне не мешает. Я закрываю на мгновение глаза, открываю, и ничего не меняется.

Я трогаю рукой воду, у самого края она почти горячая. В воду я вхожу медленно, стараясь не распугать рыбок, затем набираюсь смелости и как когда-то в детстве ныряю как можно глубже и как можно дальше от берега. Где-то на глубине проходит холодное течение. Я открываю глаза и вижу песок с белесыми световыми разводами и мою собственную тень, скользящую по ребристому дну. Я выныриваю на поверхность, подставляю лицо теплому солнцу и замираю.

Я наслаждался каждым моментом своей новой жизни. Мои рабочие будни стали беззаботными каникулами. За два мучительно-длинных часа на смотровой площадке я выполнял все необходимые действия по сбору информации и наладке оборудования, а потом, словно мальчишка с уроков, сбегал на волю. Я бродил по лесу, разглядывал цветы и насекомых, изучал повадки животных. Большую часть дня проходила на озере. Я заплывал далеко от берега, нырял на глубине и на отмелях, наблюдал за подводной жизнью. Утомившись, я выбирался на берег. Устроившись поудобней на песке, всматриваясь в синеву глубокого неба, я предавался мечтам. Именно тогда я и начал представлять себе, что привезу сюда семью, построю небольшой уютный дом на берегу.

Дом у озера стал моей навязчивой идеей. На этой планете было много прекрасных мест, но мне даже не приходило в голову, что мое жилище может быть построено не здесь. В случае успешного возвращения на Землю я имел право на выбор небольшого участка на Зеленой планете. Это было невероятно: поменять существование в каменном городе с посещением парка раз месяц на удивительно прекрасную жизнь у озера.

Мое воображение рисовало гостиную и детскую с окнами, выходящими на озеро, а у окон нашей с женой спальни тихо шелестящий лес. Днем мы все вместе купаемся и загораем, а вечером плаваем на лодке. На открытой веранде по вечерам нас ждут горячий травяной ароматный чай и теплые одеяла – все, чтобы расслабленно любоваться закатом.

Так постепенно моя мечта обрастала маленькими подробностями, красивыми деталями. Я еле сдерживался, чтобы не выдать себя, общаясь с женой, должно быть, у меня был странный вид. Иногда мечты делают человека глупым и бесчувственным.

Первый день, который все изменил, начинался как обычно. После завтрака и утренних процедур я поднялся на смотровую площадку и принялся за обычную работу. Еще не взглянув в окно, почувствовал какой-то дискомфорт. Я поднял глаза и стал всматриваться в окружающий меня пейзаж: все было так же, как вчера, за исключением легкой тени, появившейся в расщелине скалы. Я сидел и смотрел на тень, и мне казалось, что она хоть и медленно, почти незаметно, но все же растет. Так я просидел два часа, отведенных на работу, но при этом ничего не сделал. Усилием воли я заставил себя выполнить свое дневное задание, но выйти из корабля так и не решился. С заходом солнца тень пропала.

Я почти не спал, я заменил картинки в камерах, и на Землю ушли изображения, сделанные за два дня до появления тени. Я не отдавал себе отчета в том, зачем я это делаю, просто убеждал себя в необходимости подобных действий. Я молился, чтобы все было по-прежнему. Утром, выйдя на смотровую площадку, я увидел, что ситуация, наоборот, изменилась к худшему. Из тени в расщелине показался темный силуэт какого-то существа, покрытого то ли клоками шерсти, то ли колючками. Оно, видимо, опасалось покидать свое убежище. Его громадная тень то появлялась, то пропадала, это заставляло меня ужасно нервничать. Вечером чудовище спряталось в скале.

Так продолжалось несколько дней. Мое пребывание на Зеленой планете подходило к концу. Я по-прежнему слал на Землю неверные данные. Я предполагал, что на Земле уже делили Зеленую планету на участки для продажи. Мое психическое состояние становилось все более нестабильным. К довершению всего, на пятый день появления чудовища я увидел его переднюю лапу. Она была огромна, с длинными серебристыми когтями и черным густым мехом, торчащим между ними.

Ночью я плохо спал, мне мерещились уродливые чудовища и отряды межгалактических войск, приземлившихся на Зеленую планету. В ужасе я пытался спастись и бежал к озеру. В моем сне розовый закат отражался в воде, наступал мирный вечер, и мне казалось, что я наконец-то спасён. Но вдруг с другой стороны озера послышался страшный рев. На алом горизонте показались темные контуры приближающихся бронемашин. Ища спасения, я нырнул в воду, но страшный рокот был уже надо мной. Полосы трассирующих пуль рассекали воду. Последнее, что я почувствовал, была горячая боль в спине. От нее я и проснулся.

Встав с кровати, я понял, что время немедленных решительных действий наступило. Собрав лазерную пушку, я одел свой самый крепкий защитный костюм, взял дополнительно к пушке взрывчатку и крепежное оборудование, если вдруг придется войти в пещеру.

Я шел вдоль леса, не теряя из виду скалу ни на секунду. Чудовища я не увидел, но чувствовал, что оно там и только ждет моего приближения. Я занял позицию прямо напротив водопада, в нескольких метрах от него. Установив пушку между камнями, я лег на землю, навел прицел точно на расщелину и стал ждать.

Вскоре в темной расщелине что-то зашевелилось, и я нажал на спусковой крючок. Раздался оглушительный взрыв.

Зеленая планета продолжение

Сизый дым застилал груду камней. Возле леса, притихшего от недавнего взрыва, четыре почти голых человека тащили на матерчатых носилках потерявшего сознание мужчину. Вид у них был жизнерадостный, хоть и немного усталый.

- Ну и тяжелый это тип,- проворчал длинный сутулый человек, идущий впереди.

- Его зовут Анатолий Барсуков, - ответил пожилой, тот, что шел сзади, - и ты был, насколько я помню, намного тяжелее.

- Зато и не мурыжил нас почти неделю, на второй день подстрелил вашу игрушку.

- Да уж, попотели мы в этот раз с этой лохматой образиной, она вон вся облезла, - сказал пожилой, кивнув головой в сторону привязанной к носилкам черной шкуры. - А все ты виноват: зарядил в нее двойной лазерный заряд, вот и осталась одна лапа. Попробуй, напугай теперь кого-нибудь одной лапой.

- Этот испугался, - рассмеялся длинный, и все трое засмеялись вместе с ним.

- Рано смеемся, а что если они сюда отряд спецуничтожения пришлют?

- Не пришлют. Никогда не присылали и сейчас не пришлют. Петрович компьютеры проверил, все чисто. Этот Барсуков наш человек.

- Да, к вечеру надо разобрать корабль и перепрограммировать камеры.

- Справимся, не в первый раз.

- Интересно, а арахисовое масло у него осталось? - поинтересовался мужчина, идущий рядом с пожилым.

- Кому что, а тебе лишь бы брюхо набить, - ответил длинный. - Держитесь правее,- добавил он.

Мужчины обогнули хребет и стали спускаться в подземелье.

Из-за небольших облачков снова выглянуло солнце, и прекрасные разноцветные птицы снова запели в тени высоких деревьев.

+4
15:22
521
19:08 (отредактировано)
+1
Простой, хорошо написанный рассказ. Уровень выше среднего. Тема не нова. Но без логических «косяков» здесь не обошлось.
Автор, зачем в рассказе Межгалактический совет? Ради красоты звучания? Такой орган подразумевает участие в нем представителей из разных галактик, например: Андромеды, Треугольника, Магеллановых Облаков и т.д. А действие происходит недалеко от Земли. Вы б еще Межвселенский придумали. Ну Межпланетный, ну — Галактический…
И еще. Зачем нужно выдумывать чудовище в роли живца, если можно было просто дождаться, пока ГГ не снимет скафандр и не полезет купаться? Дали по башке лопатой — и все в порядке.
Ну и красот природы наописывали — будь здоров! Процентов сорок текста, наверное. Зачем? Лучше бы динамики добавили.
А так — нормальный рассказ. С юмористической концовкой. Успехов в конкурсе!
Катястрофа
16:26
Неплохо, сюжет забавный, мысль проста и ясна, но некоторые описания и сцены избыточны. И ладно бы в них было что-то эдакое, дивный инопланетный мир, но здесь уровень похожести на Землю с точки зрения биологии зашкаливает. Тут не то что углеродный шовинизм (что, допустим, окей: планета пригодна для нас, там вода, атмосфера, химические процессы похожие в основу заложены), но даже в учебнике о земных беспозвоночных в лужице поразительная можно найти такое поразительное разнообразие!!! Жизнь вообще может не быть углеродной. А вы — птицы, кустарники…
Алексей
23:58
Автор убедительно, хорошим литературным языком раскрыл основную тему!
14:01
Неплохой рассказ. Чем-то напомнило старую классику. Особенно после эпизода с выстрелом — камень взорвался от лазерного луча.))
Вскоре в темной расщелине что-то зашевелилось, и я нажал на спусковой крючок. Раздался оглушительный взрыв.

Сизый дым застилал груду камней. Возле леса, притихшего от недавнего взрыва,
18:23 (отредактировано)
+2
Странная получается штука. Предыдущие комментаторы перечислили кучу недочетов данного опуса, а по итогу все пишут: какой хорошо написанный рассказ )))

Начну с текста. Косяков здесь выше крыши. Есть множество программ, как онлайновых, так и прочих, для корректировки и вычитки. Автор явно не знает, что такое стилистика. Повторения слов здесь сплошь и рядом. Одна «Зеленая планета» повторяется через предложение. Я уже молчу про «был»ки.
Я еле сдерживался, чтобы не выдать себя, общаясь с женой, должно быть, у меня был странный вид


Межгалактический совет. Межгалактический совет подходил к концу.


— Зеленая планета в пятой световой системе.


Это вообще какой-то бред. Прямо световой меч, как у джедаев ) Почему просто не написать «звездной системе» или «системе местного солнца».

Непонятно для чего автор пишет точки после названия каждой части. Посмотрите любые книжки или рассказы (я не говорю про конкурсные). В завершении рассказа почему-то опомнился и написал без точки:

Зеленая планета продолжение


Вообще, накой здесь «межгалактический совет»? Где представители других цивилизаций галактики, которые бы делили эту самую планету? Если автор хочет сказать, что в галактике кроме людей никого нет и человечество заселило всю галактику, так надо об этом хоть строчку написать, чтобы объяснить читателям.

Еще один интересный вопрос: а какой год в мире рассказа? Хотя бы век какой? Непонятно когда всё это непотребство происходит…

Концовка, вероятно, должна была насмешить, но впечатление гнетущее…
Екатерина
18:52
+1
Не чувствую, что рассказ связан с фантастикой, просто мужик пошел гулять. Соглашусь, что вся информация про галактический совет скудна. Что, зачем, ничего не поняла. Аналог землян отдыхают в грязной земле. Куча излишнего описания, мало диалогов, чтобы видеть взаимодействия между персами и объектами
19:06
Все познается в сравнении. В общем массе, нормально)
Загрузка...
Светлана Ледовская №2