Анна Неделина №1

Тень внутри

Тень внутри
Работа №490

Рабочий день подходил к своему логическому концу. 155-ый рабочий день на новом рабочем месте. Сегодня Марина даже не вспоминала о трех прошлых работах, откуда она увольнялась из-за странного нервного срыва. Некоторые из коллег уже надевали свои пальто и легкие куртки. Марина все еще смотрела на монитор своего компьютера. В тот день ей надо было закончить проект по улучшению квалификации персонала. Она понимала, что домой придет не раньше девяти вечера.

-Марина, ты идешь?-спросил кто-то из коллег, стоявших у шкафа, наверно это был один из коллег.

-А?-не отрывая взгляда от монитора, спросила Марина.

-Ты долго еще тут сидеть будешь? Пошли уже, пятница, конец недели,-на этот раз голос был женский, более высокий.

-Идите без меня, если я этот проект не сдам до конца дня, меня шеф разорвет на части в понедельник.- обернувшись к коллегам, ответила им всем Марина.

Аргумент, кажется, показался всем довольно весомым, так как вопросов и просьб больше не прозвучало. Марина вернулась к своему проекту.

Она относилась к своей работе очень ответственно и внимательно. За все эти 155 дней она ни разу не опоздала, не брала больничного, не отпрашивалась раньше времени уходить.

-Мне тоже не ждать тебя?-голос подруги вывел ее из раздумий.

-Нет, дорогая, я помню, что у тебя свидание вечером. Иди, мне как минимум час еще работать, а потом домой и сразу спать!

-Хорошо, Маш, не задерживайся допоздна.

Из-за последних слов мурашки побежали по спине Марины. В первую очередь она боялась темноты, еще с детства, не кромешной темноты, а той, где тени могут создать любую фигуру, все зависит только от воображения смотрящего, а воображению Марины могли завидовать даже именитые писатели хорроров.

Вернувшись к работе, Марина полностью сконцентрировалась на ней. После двадцати минут напряженной работы она решила взбодриться и выпить кофе. Взяв со своего стола кружку с недопитым и остывшим кофе, лениво пошла в первую очередь мыть ее. Пустой офис эхом повторял звуки ее каблуков по паркету.

Ни о чем не думая, она шла к умывальнику. Приближаюсь к нему она чувствовала, как внутри начинала нарастать непонятная тревога. в метре от умывальника ей показалось, что за ней следят. Быстро обернувшись, она лишь увидела сзади свою длинную тень. Ничего страшного, но тревога не уходила. Марина посмотрела на кружку в руке и вспомнила, за чем ходила к умывальнику. Моя свою кружку, она иногда поглядывала на зеркало, вспоминая все фильмы ужасов, где маньяк или какое-то сверхъестественное существо смотрела на свою жертву. В зеркале, само собой, никого не было. Помыв кружку и бросая тень, Марина вернулась к своему компьютеру.

Время шло незаметно. и к тому моменту, как она выключила свой компьютер, часы показывали пол десятого вечера. Подойдя к вешалке, Марина взяла свою зимнюю куртку и начала надевать ее. Может из-за того, что она долго просидела перед монитором, может она выпила слишком много кофе, но свет как будто изменился в офисе. Она смотрела на пол и не понимала, что происходит. На полу было на одну тень больше.

*****

Четырнадцать лет назад, когда Марине еще не исполнилось одиннадцать, она узнала тайну смерти своей матери. В один из тяжелых вечером, после очередной панической атаки, она решила спросить отца про мать.

-Ты уже большая девочка, и думаю тебе пора узнать, где твоя мать,-подняв усталые, красные глаза, начал отец. -Маринка, твоя мама умерла при родах, но она подарила мне тебя. Она была бы чудесной матерю и никогда не бросила бы нас. Но жизнь, доченька, трудная и непонятная штука: ждет самого счастливого момента, чтобы обрушить весь небосвод на твою голову.

-Я люблю мамочку,-усталая, проговорила Марина и, поцеловав щеку отца, обвила своими тонкими рученьками его шею.

Отец молча рыдал.

На следующее утро Марина проснулась еще до восхода солнца. В ее комнате стоял полумрак. Если в это время она выглянула в окно, то увидела бы на востоке тонкую желтоватую линию, медленно переходящую сперва в бледно-голубое, а потом уже в темно-синее небо. А уже через час с того же места выглянуло бы солнце.

Но Марина не хотела подниматься с теплой кровати. К тому же вчерашняя паническая атака давала о себе знать. Она чего-то ожидала и ей было ужасно страшно.

То, чего она ожидала, вскоре пришло.

На стене, на которую падал свет от утренней зари, она отчетливо могла видеть свою тень, окутанную в теплое одеяло. Тень то поднималась, то опускалась симметрично ее дыханию. Хотя и было ей всего десять лет, но Марина была довольно эрудированным ребенком и не могла понять, откуда появилась эта тень, так как свет из окна падал не из-за ее спины.

Она все думала об этом, как вдруг теней стало две. Новая тень опускалась прямо на нее с высоты. Ей стало жутковато, по спине побежали мурашки. Когда незваная гостья коснулась ее собственной тени, Марину окатил холодный пот. Так в ожидании прошло примерно секунд десять.

После Марину окатила новая волна ужаса. Незнакомая тень стала подниматься, и вместе собой он таскал ее собственную тень. Марине стало дурно. Она не могла нормально дышать, а легкие не хотели втянуть достаточно воздуха для последнего крика. Ее собственная тень, как показалось девочке, сопротивлялась неистово. Было видно, что похититель не может оторвать ее тень. На какой-то момент ей показалось, что похититель отступит и уйдет ни с чем. Но враждебная тень набросилась на нее с новой волной ярости и будто ударила ее собственную тень. Этот ужасающий по своей силе удар почувствовала сама Марина, и боль, видимо, открыла путь воздуху в легкие. Марина закричала и потеряла сознание.

Девочка пришла в сознание уже в больнице, когда ее осматривал дежурный врач. Ее привезли на скорой. Отец, услышав истошный крик своей дочурки, бросился в ее комнату и разгоняя последние отблески сна, попытался привести в чувства Марину. Так как у него ничего с этим не вышло, он быстро взял трубку домашнего телефона и дрожащими пальцами набрал скорую. Скорая приехала за 10 минут.

-Папа, где папа?-спросила Марина, придя в сознание.

-Я здесь, милая, все хорошо, я тут.

Марина посмотрела на отца своими голубыми огромными и испуганными глазами, а через секунду начала громко рыдать. Отец ласкал голову дочери и пытался ее успокоить нежными словами.

После того случая Марина не хотела говорить несколько дней. В основном сидела у телевизора и переключала каналы, а ночью просила, чтобы отец спал в ее комнате. Отец перетащил матрац в комнату дочери и не закрывал глаз пока дочурка не начинала равномерно дышать и погружаться в мир снов.

Казалось, страшное позади, и вскоре сам отец решил спать в собственной комнате. Но через два месяца все снова повторилось.

Марина мирно спала у себя в комнате, уже немножко позабыв о недавнем случае. Во сне она видела, как бегала по сосновому лесу за белкой, что находился рядом с деревней бабушки. Белка то бежала с молниеносной скоростью, то еле передвигалась как будто в замедленной съемке. Но Марина никак не могла поймать зверька. Но в тот момент, когда она уже была готова схватить белку, вдруг на ее голову упала огромная шишка. Марина почувствовала настолько сильную боль, что проснулась. Ее взгляд упал на противоположную стену, и она увидела на стене ту самую тень, которая пыталась похитить ее собственную пару месяцев назад. Ужас вновь охватил сердце бедной девочки. Ни кричать, ни двигаться она не могла, только и чувствовала тупая боль в голове от удара огромной шишки во сне. По мере того, как чужак поднимал ее тень, держа за голову, Марина теряла частички своего сознания. В момент, когда она своим детским представлением о жизни и смерти поняла, что скоро возврата не будет, Марина подумала о своей умершей маме, маме, которая подарив ей жизнь, покинула этот мир навсегда. И эта мысль вдруг начала получать формы, обретать прочность. Марина взялась за эту мысль, и не осознавая, что она делает, бросила ее, как копье, в сторону тени. Тень сразу же отшатнулась, как будто получила сильнейший удар в плечо. В тот момент хватки Тени ослабились, и:

-Папа, папочка!-смогла наконец-то прокричать девочка.

Дверь в комнату сразу распахнулась и в комнату вбежал отец девочки, в пижаме, с огромными от страха глазами. Сперва бросив взгляд на дочурку, он проследил за взглядом Марины и увидел на стене чужую тень. Всего на секунду или частичку секунды, а потом видение исчезло. И даже заметил он е прямым взглядом, а боковым, будто больше чувствовал присутствие чужака, чем видел его. Быстро справившись с шоком, отец обнял Марину и начал нежным отцовским голосом успокаивать ребенка. Ребенок всхлипывал, рыдал, но ничего больше не сказал в эту ночь.

Утром отец взял отгул с работы, решив посвятить день Маринке. Первым делом он приготовил свой фирменный омлет, которая всегда нравилась Марине. Девочка кушала молча, но ей определенно нравилось. После завтрака он включил любимые мультики своей дочурки, а сам пошел на кухню мыть посуду. Через пять минут он почувствовал, ка его сзади обняли маленькие ручки. Отец решил не оборачиваться, дать возможность Марине прийти в себя. Через минуту он услышал:

-Папа?

-Да, деточка, хочешь пойдем погуляем? Сегодня такая чудесная погода.

-Хочу.

Весь день Маринка с хорошим настроением. До полудня они гуляли по парку, ели мороженое и сладкую вату. Потом они сели в кафе пообедать. Маринке захотелось большущей пиццы с грибами и ветчиной. После обеда девочка захотела покататься на аттракционах в парке, но вскоре это ей надоело, о отец отвез девочку в зоопарк. Вечером они смотрели на поющие фонтаны и ели попкорн. В этот прекрасный момент ни Маринка, ни ее отец не догадывались, что это был последний счастливый день в их жизни.

Следующим утром, когда отец вошел в комнату своей дочери, он увидел пустую кровать. В страхе приблизившись к кровати он увидел свою дочку лежачую на полу. Маленькое тельце Маринки билось в конвульсиях. Зрелище ужаснуло бедного отца. Глаза у девочки были широко открыты, зрачки отсутствовали, рот было открыт, будто девочка хотела закричать, но воздуха в легких не было. Отец было захотел выхватить девочку, лежащую на полу, но не объяснимая сила оттолкнула его с неописуемой силой назад. Он спиной ударился об стену, удар был настолько сильным, что вытеснил весь воздух из легких. Но быстро придя в себя, он предпринял вторую попытку приблизиться к дочери, и на это раз ему удалось. Отец, догадавшись, что дочь не дышит, начал делать искусственное дыхание и массаж сердца. Вскоре Маринка закашлялась, зрачки вернулись на место, и тихим голосом она произнесла:

-Папа, она хотела забрать мою душу.

Отца Маринки верующим называть нельзя, однако, и атеистом он не был. Теперь он больше стал верить в сверхъестественное. На этот раз никому не слово не сказав, он пошел в церковь, поговорить со священником.

Церковь находилась недалеко от дома, не далее километра. Дочку он оставил на попечительство соседки, у которой самой было двое детей, старший из которых, сын, ныл ровесником Маринки.

В церковь он добрался за 10 минут. Внутри было пусто, значит священник находился или где-то в саду или у себя в комнате. Отец Маринки решил сперва проверить сад. На это ушло минут три, не больше. Потом он стремительно направился в кабинет священника, где и нашел последнего.

-Отец Григорий, добрый день.

-Добрый день, сын мой. А чаго случилося?

Отец Григорий был седобородым, седовласым стариком лет примерно 60-65. Несмотря на свой почтенный возраст, был он здоровым, мускулистым человеком. Жил недалеко от дома Маринки, в том же районе. Его уважали все, несмотря на вероисповедание, несмотря на возраст. Примечательным также у отца Григория был говор. Как-то странно, но на слух очень даже приятно он говорил. От мал до велика любили слушать его проповеди. Да и он сам был человеком общительным, всегда готовым помочь нуждающемуся.

-Отдышись пока, сядь.

-Спасибо отец Григорий. Тут у меня такое дело, страшновато, конечно, просто не к кому обратиться. Подумают, что я умом тронулся, а может еще хуже, отцовства лишат, заберут у меня Маринку.

-Расскажи, мне ты можешь довериться.

-Отец Григорий, мне кажется, в Маринку бес вселился, демон какой-то. Девочка говорит о каких-то тенях, ей без причины становится плохо, а сегодня...-тут он запнулся.

-Ну?

-А сегодня во время приступа какая-то сила не подпустила меня к дочке.

Он отпустил голову. Священник тоже молчал. Молчание затянулось долго, и когда уже отец Марины хотел встать и уйти, священник заговорил.

-Думаю ты прав. Мыслим та мы логический, так ведь? Ты не пьешь, трезв, нет никаких психических отклонений. Усталости, в принципе тоже нет. Такое не может мерещится значит. Значит ты прав, Маринка в опасности.

Он слушал отца Григория с открытым ртом, не веря, что его бред признают.

-Однако.

-Однако,-перебил о священника.

-Однако, есть одна проблема,-будто не заметив продолжил отец Григорий,-если действительно Маринка одержима демоном, его надо изгнать. И как можно, скорее. Однако, я не могу этого сделать?

-Почему?-отчаянно спросил он

-Понимаешь, сын мой, наша церковь не позволяет проводить обряды экзорцизма. Для этого нужно разрешение синода. А разрешения Синод никогда не даст, а если даст, будет слишком поздно.

-И что ж мне делать?- еще сильней отчаялся отец Марины.

-Ты не внимательно меня слушал, я сказал "наша церковь не позволяет". Существует много других... ммм... верований, в которых нет таких запретов.

-Вы имеете ввиду секты?

-Названия разные. Однако, у меня есть знакомый, который практикует такое, раньше практиковал. Подожди за дверью 1 минут, мне надо поговорить с ним по телефону.

Ничего не сказав, он вышел из комнаты.

Прошло наверно минут десять, когда отец Григорий снова позвал его к себе.

-Сынок, через час ко мне приедет мой знакомый и попробует тебе помочь. Где сейчас Маринка?

-Соседка за ней приглядывает.

-Приведи Маринку сюда через час, постараемся помочь.

Марине дышалось трудно, с глубокими вдохами и долгими выдохами. Она была бледной и слабой. Отец взял ее на руки и вышел из дома. Маринка своими слабеньким, маленькими рученьками обхватила его за шею. По дороге в церковь никто не разговаривал.

У порога их встретил отец Григорий.

-Пойдемте со мной.

после того как все вошли, он закрыл за собой дверь церкви на ключ и повел их внутрь церкви. У правой стены стояла дверь с входом в административную часть церкви. Отец Григорий велел семье ждать у алтаря, а сам вошел в ту дверь. Оттуда он что-то говорил старенькой работнице церкви, что-то про никого не впускать на 3 часа и самой не заходить, несмотря на шум из церкви. Потом послышалось "заходи", и шаги двух людей старли приближаться к той двери. Из нее вышел отец Григорий, а вместе с ним и молодой человек, с виду не более тридцати лет, черным кожаным портфелем в руке.

-Это - преподобный Майкл, и он готов помочь,-быстро познакомил отец Григорий с новым человеком.

Маринка молчала, отец ее только кивнул головой в ответ на кивок Майкла.

-Я принесу журнальный столик,-сказав, снова зашел в дверь административного сектора отец Григорий.

-Так Вы сможете помочь моей дочке?

-Я сделаю все возможное для этого.

Отца Маринки такой ответ явно не устраивал, но он больше ничего не сказал.

Вскоре вернулся отец Григорий, неся журнальный столик и большое полотенце для крещения детей. Он поставил столик у алтаря, и накрыл его полотенцем. Потом рукой позвал отца Маринки, последний все понял и осторожно положил дочь на стол. Маринка сделала слабенькую попытку вернуться в объятия отца, но тот со словами "все будет хорошо, дочка". отстранился от нее.

Тем временем заканчивал свои приготовления преподобный Майкл. Он уже достал из своего портфеля белое полотенце для, четки и небольшую книгу с черным потрепанным переплетом. Сердце у отца Марины учащенно забилось. Майкл повернулся к двум мужчинам.

-Что бы не происходило здесь, Вы с точностью должны выполнять мои указания, пожалуйста, сэр, я знаю, как это трудно, но постарайтесь на несколько минут выбросить, глубоко закопать все Ваши нежные чувства к этой девочке.

-Вы сможете ей помочь?-сквозь зубы холодно процедил отец Маринки.

-Я, уже входя в этот зал, почувствовал огромную силу внутри девочки.

-Майкл, ты сможешь справиться с этим злом?

-Я чувствую сильную агрессию и одновременно очень сильную...ммм... привязанность.

-Привязанность? Что это значит? Демон внутри девочки привязан к ней?

-Не знаю, не понимаю, я раньше с таким не сталкивался.

-Майкл, но ты ж все равно сможешь из нее изгнать это зло.

-Да, да. Оно не такое сильное. А теперь не мешайте.

Отец Григорий и отец Маринки отошли на пару шагов. После этого преподобный Майкл открыл свою книжицу, держа ее в правой руке, а в левой находились четки. Из книги Майкл начал читать громко и ясно какие-то строки. Отец Маринки догадался, что слова преподобный произносит на латыни.

Сначала вроде бы ничего не происходило, однако, спустя мгновение все присутствующие почувствовали пробирающий до костей холод и едва заметный ветерок. Сразу после этого спина Маринки изогнулась, и глаза широко раскрылись. Зрачки закатились, и на мир смотрели лишь белки глаз. Рот девочки открылся в беззвучном крике. Майкл не смотрел на нее, он сосредоточенно продолжал читать из своей книги с черным переплетом. Отец Маринки хотел броситься к дочке, обнять, ударить ее мучителя, но конечно же он ничего этого не сделал, а просто стоял весь напряженный и смирно смотрел на происходящее. А тем временем ветер усилился, несмотря на холод в церкви, у всех на лбах поступал пот. Волосы Маринки стали липкими от пота тоже. Вдруг ее хватила сильная судорога. Девочка начала биться о стол. В церкви слышался только сильный, почти как крик, голос Майкла и звука ударяющегося в деревянный стол тела. Отец Маринки больше не выдержал и начал плакать, он протянул руку, сделал шаг к дочурке, но священник вовремя его остановил, потом крепко обнял его своими внушительными руками. Майкл подошел к столу как можно плотнее, не прикасаясь ногами самого стола, и положил руку, в которой держал четки, на грудь девочки. В тот же миг девочка перестала биться в конвульсиях и окаменела. Она даже перестала дышать, чем сильно напугала присутствующих. Но они не успели еще опомниться, Маринка жалобным, очень тихим голоском простонала: "помогите". И снова начала биться в судорогах. Уже казалось, что этот ужас никогда не закончится, как вдруг все мгновенно стихло. Отец Григорий и отец Маринки посмотрели на Майкла, он выглядел действительно жалко - пот от висков стекала к аккуратно выбритому подбородку и падал на каменный пол. Глаза у молодого преподобного были красные и такие усталые, что невозможно было без сочувствие смотреть в них. Его руки резко опустились, и он, ковыляя мелкими шагами пошел назад, и сел на скамью, устало закинув голову назад.

Только после этого двое стоявших мужчин посмотрели на лежачую маленькую девочку. Она лежала более мирно, чем все вокруг, маленький ангелочек, спала мирным сном.

-Кажется, получилось,-тихо сказал Майкл.

Мужчины медленно направили свои взгляды на преподобного Майкла. Они только сейчас начали подозревать, что тут недавно произошло. Отец Григорий убрал свою увесистую руку с плеча отца Маринки, позволив ему наконец-то приблизиться к дочурке. Он нежно погладил голову дочери, склонился над ней и поцеловал мокрый от пота лоб. На щеке он почувствовал слабое дыхание дочери, и лишь тогда позволил себе немного расслабиться, сесть на пол рядом со столом, на которой лежала Марина.

После этого случая, о котором слишком мало людей знали, тень не проявляла себя ни разу.

****

Марина помотала головой, поморгала пару раз, и лишняя тень исчезла. Однако не очень приятное ощущение тревоги и беспокойства все равно оставалось. Марина поехала домой, где ее ждал Грег, с которым она встречалась уже более два года. Грег приготовил для любимой легкий ужин с вином, который не очень понравился Марине на вкус, хотя раньше она его обожала. Утром следующего дня его разбудила тошнота и уже не осталось причин сомневаться в том, что Марина забеременела. Это подтвердил в тот же день ее гинеколог и прописал дни, когда нужно ей приходить на обследования.

Причиной произошедшего в офисе Марина для себя выбрала воздействие беременности на психику и излишняя чувствительность.

Нельзя сказать, что беременность проходила без каких-либо проблем. Она на третьем месяце сильно простудилась. Потом стала часто видеть кошмары про мертворожденного ребенка, видеть себя в кровати вся в крови, или рожающую какое-то страшное животное. Однако ее врач все время заверял ей, что ребенку ничего не грозит, что ситуация совершенно привычная, плод развивается нормально, и здоровью Марины ничего не угрожает.

О том, что ребенок будет девочкой, Марина с Грегом узнали на втором месяце. Пара решила оформить свои отношения после появления на свет дитя, чтобы не утомлять Марину. И вот спустя почти девять месяцев у Марины отошли воды. Карета скорой быстро привезла ее в родильную палату, где собрались уже врачи, чтобы принят роды женщины.

По всем показателям приборов роды проходили как положено. Однако вскоре врачи поняли, что самостоятельно родить женщина не в состоянии, и решили провести кесарево сечение. При введении анестезии у Марины резко начало падать давление. Она понимала, что сознание уплывает от нее, к горлу пристала неприятная тошнота, а маска не позволяла глотнуть свежего воздуха.

Теряя сознание, она начала ощущать все вокруг происходящее более четко и неописуемой ясностью. Она увидела, как ассистенты и анестезиолог пытаются совладать с ее падающим давлением, как врач-гинеколог делает соответствующий надрез, что ребенок родился, как во соседней палате уже родился мальчик и громко извещал о своем рождении, как заходит в больницу Грег. Все это она увидела сразу, моментально и, почему-то, ничуть не удивилась.

Вдруг она заметила, что свет в родильной палате меркнет, становится более маслянистым, каким-то липким. И тут она заметила Тень, которую не видела больше 15 лет. Марине стало неимоверно страшно, она съежилась от испуга в углу палаты и крепко закрыла глаза, так ей показалось. Потом она подумала, что никак не могла закрыть глаза, так как их у нее теперь не было.

Все это время Тень не проявляло никакой агрессивности, а просто уставилась на нее. Марина не почувствовала и толику враждебности в этой Тени, из-за чего ее любопытство взяло вверх над страхом. Присмотревшись внимательней, Марина поняла, что Тень смотрит на нее с нежностью (?) или даже с любовью (?).

-Кто ты?-спросила Марина.

-Ты меня не знала,-ответила Тень.

-Так кто же ты?

-Самое родное, что у тебя было, не считая твоего отца.

-Мама? Ты - Тень моей мамы?-спросила Марина и сразу поняла, что так оно и есть.

-Да.

-Тогда я не понимаю, почему ты причиняла столько боли нам с отцом,-недоуменно спросила Марина.

-Да, ты не понимаешь, пока что. Но чтобы все понять, смотри на рождение своей дочери.

-Что ты имеешь ввиду?

-Смотри,-сказала Тень и показала на появляющуюся из надреза маленькое существо. Пока Марина умилялась этим прекраснейшим на свете зрелищем, в палате потемнело еще сильней, маслянистые тона сменились темно серыми, и воздух даже начал пахнуть иначе. Тут-то и увидела его, или скорее почувствовала - темное серое облако ненависти, зла, уныния, скорби, жестокости откуда-то появилось и направлялось к ее чреву. В ужасе она посмотрела на Тень матери и все поняла. Но Тень матери все равно озвучило для нее.

-Та Тень, кто нападала на тебя ночами, когда тебе было всего одиннадцать, была я. Я не хотела навредить тебе, наоборот, я хотела вытащить из тебя то, что ты сейчас видишь.

-Так ты не хотела украсть мою душу?

-Я бы не смогла даже, а вот оно вполне сможет.

-И как ты его победила тогда?

-Победила? Я проиграла ему. В последний раз, когда я пыталась вытащить его из тебя, твой отец пригласил священника для обряда экзорцизма.

-Но обряд же помог.

-Нет, отчасти можно сказать. На самом деле обряд запечатал вход в твое тело и никакая тень, никакое зло не смогло бы проникнуть внутрь. Но и обратно не смогло бы вылезти. Священник одновременно замуровал и это в тебе. Оно не могло никак проявить себя после этого, возможно лишь в снах, когда грани между мирами становятся слишком тонкими.

-А сейчас это откуда появилось?

-Из тебя. В тебе зародилась новая жизнь, и у этой жизни есть душа, а на нее не действуют печати экзорцизма, и войдя в тебя, душа твоего ребенка распахнула двери и для этого зла.

-И теперь я умру?

-Это только тебе решать.

-Я не хочу, хочу растить своего ребенка,-взмолилась Марина.

Тень матери как бы приплыла ближе и "погладила" по голове своей дочери.

-В тот день, когда ты родилась, я видела тоже самое. Я не знаю другого способа это остановить, и я хотела, чтобы ты жила лучше меня. Но теперь это покинуло тебя, я могу уйти спокойно.

-Стой, мама! - покричала ей вслед Марина, но Тень матери растаяло вместе с маслянистой аурой вокруг. Но серость и смрад остались.

Марина видела, как уродливое облако приближается к дочери. Превозмогая свое отвращение она всей силой вцепилась в эту ауру, и сначала ей показалось, что она смогла остановить ее. Но врачи, начали справляться с ее давлением, и поэтому она начинала терять контроль над своим вне тельным сознанием.

Марина поняла, что за считанные минута она вернется в свое тело, а эта желчь проникнет в ее дочь и она никак не сможет ей помочь, и только как Тень она смогла что-то противопоставить силе этого всепоглощающего зла.

Она приняла решение, не зная, что это решение уже многие поколения принимали ее бабушка, и прабабушка и мать ее прабабушки и так далее.

А дочь подумает, что она из тех несчастных детей, у которых матери по совершенно непонятным причинам не смогли пережить роды. Может быть когда-нибудь найдется способ остановить эту "игру в домино", но об этом думать не было у Марины времени.

Грегу врачи сообщили ужасную новость, его "жена" скончалась во время родов, причиной смерти стала остановка работы мозга. Причину этому симптомов никто не могу с точностью сказать, так как такое случалось очень редко.

Разбитый горем отец все выслушал стойко и только в дочери находил утешение своему горю.

-2
15:26
594
18:57
+2
Автор, срочно обратитесь к организаторам, у вас с форматированием беда. По крайней мере, я надеюсь, что это их косяк, а не ваш. Оценю только первый абзац. Простите, стараюсь не читать тексты, у которых есть проблемы с стилем. Впрочем, думаю, на примере этого первого абзаца всё станет ясно. Надеюсь, для вас, как для человека пишущего, это будет полезно.

155-ый


155-й*
И вообще, лучше бы числительные писать словами, тем более, что они у вас предложение открывают.

Рабочий день <...> рабочем месте

Таких повторов лучше избегать. А они у вас ещё и в первых же двух предложениях. Понимаете, когда какой-нибудь мимокпрокходил только начинает вчитываться в текст, его терпимость ко всяким мелким ошибкам, вроде этой, минимальна. Поэтому, старайтесь хотя бы первые 4-5 абзацев вылизывать до блеска. Чтобы, прочитав их, человек несколько расслабился, позволил себе просто наслаждаться сюжетом. И тогда, если текст ему будет близок, он получит удовольствие даже несмотря на мелкие огрехи.

трех


Приучайтесь к «ё». Уверяю, стоит попробовать разок, как потом уже невозможно остановиться.

работах


Третье предложение, третье *раб*.

-Марина, ты идешь?-спросил кто-то из коллег, стоявших у шкафа, наверно это был один из коллег.


Поищите сами, пожалуйста, в чём тут проблема. Дам подсказку, проблему эту я уже описал выше. Понимаете, эта проблема, ну, она очень проблемна. В общем, проблема. Проб-ле-ма.

Простите за такой укороченный вариант отзыва. Возможно, что я неправильно поступаю. Но, с другой стороны, даже полуотзыв лучше, чем никакой отзыв, правда?

Успехов!
Алексей
01:30
+1
Если по чесноку, то повесть явно затянута! Если в самом начале еще существует интрига, то в результате повторов она исчезает. Автор начинает ходить по кругу, практически не развивая сюжетную линию. Диалог с тенью матери неубедителен. Тема экзорцизма, которая могла стат ь кульминацией из-за множества ненужных подробностей смазана. Автору надо помнить, что краткость — сестра таланта!
08:50
+1
Остановка работы мозга.
Занавес.
08:55 (отредактировано)
+1
причиной смерти стала остановка работы мозга. Причину этому симптомов никто не могу с точностью сказать, так как такое случалось очень редко. Разбитый горем отец все выслушал стойко и только в дочери находил утешение своему горю.
Зачем комментировать? Достаточно взглянуть на пару случайных предложений.
Весь текст — в перлы!
Евгений
18:21
-1
Мне кажется от комментаторов становится только хуже. Попридирались к ошибкам, оборотам. Зачем так оценивать? Всегда можно провести работу над ошибками, речь идет про рассказ и нужно оценить его, как было написано в правилах конкурса.
Рассказ дался мне тяжело, так как наверное не резонирует внутри от таких вещей, но, как оказалось вконце была задумка и она была не заезженной. Поэтому автору поставлю плюс, над ошибками ему самому придется работать. Но рассказ имеет место быть!
Катястрофа
00:05
+2
Люди пишут про ошибки, чтобы автор знал, что надо исправить для улучшения работы. Если автор выбрал такие обороты, то он либо сделал это умышленно и не видит в них проблемы, либо не думает над выбором формулировок/не проверяет и не редактирует написанное. Если бы читатели комментировали просто ради выплеска своих эмоций, писали бы «это огонь»/«это дно». По сути, многие комментаторы пытаются автору помочь, хотя не все делают это вежливо.
10:28
+2
речь идет про рассказ
Ошибки и обороты — это тоже неотъемлемая часть рассказа.
18:28
+1
Вы серьезно? Извините, но…

Моя свою кружку, она иногда поглядывала на зеркало, вспоминая все фильмы ужасов, где маньяк или какое-то сверхъестественное существо смотрела на свою жертву. В зеркале, само собой, никого не было. Помыв кружку и бросая тень, Марина вернулась к своему компьютеру.

АААААААААААААААААААААА!
18:29
просто не возможно после такого что-то воспринимать…
Анастасия Шадрина