Анна Неделина №1

Нет переменам

Нет переменам
Работа №470

1.

Обычное освещение просторного кабинета сменилось тьмой, которую тут же распорол мощный поток яркого света. До того обычная голубоватая стена зажглась, превратившись в огромный экран от пола до потолка и во всю ширину помещения. На экране, в синем деловом жакете и белой рубашке, возникла ведущая новостей местного канала FPAA. На фоне алым горел бутафорский город и бесконечный поток сменяющих друг друга рекламных объявлений. Она, зазывно и мило улыбаясь, продолжила выпуск, освещая самое главное происшествие последних дней.

Разбирательства, связанные с трагедией в секторе Орион 18 продолжаются. Прошло уже пять дней после уничтожения астероида Деметра-0541. По окончательной версии следствия в него врезался не замеченный радарами метеор, но работы на орбите астероида продолжаются. Основной удар пришелся по колониальному шахтерскому поселению компании «Ульван Корп». Статистическое агентство докладывает, что на астероиде трудилось 2 627 человек, включая, шахтеров, администрацию и их семьи.

Кадр сменился. Оператор на одной из планет показывал толпу людей, изредка переходя на крупные планы рыдающих и молящихся.

Это происшествие вызвало череду спонтанных акций по всем мирам рукава Ориона. Люди приносят цветы и рудные камни к представительствам «Ульван Корп». На двенадцати планетах местной администрацией были выделены сенсорные стены, на которых будут выведены фотографии погибших, чтобы любой желающий смог почтить их память.

Сегодня с утра глава «Ульван Корп» Деметор Ульван выступил с обращением.

На экране появился роскошный зал из лавового мрамора с гигантским гербом корпорации на стене. За трибуну, с трудом поднимая ноги, забрался некогда красивый немолодой мужчина с седыми кудрями и черными, словно уголь усами. Он был бледен, и даже десяток гримеров, трудившихся над ним перед этим выступлением, не смогли скрыть синих мешков под глазами. Ульван не спал с самой трагедии и не падал на пол только благодаря трибуне, за которую держался. Ульван сделал паузу, прочистил горло и произнес:

«Компания скорбит по героям вместе с вами. «Ульван Корп» сделает все, чтобы их подвиг не был забыт, а эта чудовищная и беспрецедентная трагедия не могла повториться. К сожалению, такие ошибки случаются, но лишь за тем, чтобы мы не теряли бдительности. За это мы заплатим сполна, и тогда будущие рудные фактории будут чувствовать себя в безопасности.»

Пока Ульван пошатываясь покидал трибуну под крики журналистов, ведущая новостей продолжила:

«Ульван Корп» также взяло на себя полное обеспечение единственных пяти выживших и их транспортировку в безопасное место с астероида. Представители компании опасаются, что трагедия и излишнее влияние СМИ подкосят здоровье людей, которым и без того могут потребоваться годы на восстановление. Скептики, однако, утверждают, что выживших колонистов спрятали, чтобы шахтерские колонии не сделали из них символы протестов для улучшений условий труда. Представители «Ульван Корп» не стали комментировать эту версию.

На экране по очереди сменяя друг друга возникли пять лиц шахтеров, а сопроводительный титр кратко дал их характеристику, имена и возраст. Вириум Антар рассказал, как видел произошедшее из иллюминатора своего челнока. Он как раз летел в колонию в качестве нового начальника цеха добычи, и прилети он минутой позже, то оказался бы на астероиде и погиб вместе со всеми. Зилий Эштер, вытирая слезы, поведал, как проводил работы на радио-спутниках астероида, потому был достаточно далеко от поверхности и чудом остался жив. Его подобрал только что стартовавший с астероида челнок Мазилии Каш. Ее заплаканное лицо появилось сразу после него. Она говорила что-то несвязное срывающимся голосом. Совсем еще юная девушка не могла поверить в то, что произошло. Оставшиеся двое колонистов сильно нервничали, и сухо рассказали, что, завидев метеорит, просто угнали челнок до трагедии, никому не сообщив об опасности. Они признали себя виновными и ожидают самого строгого наказания, как от закона сообщества рукава Ориона, так и от своих начальников в «Ульван Корп».

Следом камера вернулась в студию, и на экране появился другой ведущий, тучный бородатый мужчина с двумя искусственными глазами-экранами, на которых быстро бежал текст биржевых сводок. Своим агрессивным, громким и злым голосом он начал обозревать катастрофу с точки зрения галактической экономики:

Аналитики предрекают корпорации беспрецедентные убытки из-за случившегося. Колония не была застрахована от подобного происшествия, а значит ни о какой компенсации не может быть и речи. По предварительным данным корпорация потеряла свыше трехсот сорока восьми миллиардов астрокрифов. Это вызовет удешевление ценных бумаг «Ульван Корп», криптозапасов и рыночной стоимости компании минимум вдвое. Эксперты дают неутешительный прогноз, что восстановиться и выйти на текущий финансовый уровень корпорация сможет лишь через 0,02 галактического года.

Процесс пошел бы быстрее, если бы у компании были другие новые астероиды с залежами вариановой руды, из которой производят топливо для планетарных реакторов. Но колония на Деметре-0541 стала первым успешным приобретением корпорации за два года. Из-за случившегося топливо резко возросло в цене, и стоимость фьючерсов будущего квартала в субсекторе вновь будет пересмотрена.

Однако, ни для «Ульван Корп», у которых больше нет новых источников руды, ни для жителей сектора, ничего хорошего за новостью не последует. Как минимум восемнадцать планет не смогут обеспечить себя энергией и будут эвакуированы на другие миры, что согласятся принять миллиарды новых жителей. Еще как минимум четыре сотни планет войдут в затяжную эпоху кризиса.

Из всех заселенных планет сектора лишь триста двенадцать смогут пережить эту трагедию. Именно на них находятся центры Галактического правительства, а значит они будут обеспечены другим источником энергии — эрецием. Запасы этой субстанции, которую находят прямо в жидком состоянии, скудны. Однако она очень энерегоэффективна. Десять грамм вещества способны обеспечить планету любого размера энергией на десяток лет.

К сожалению, ресурса находят крайне мало. А теперь, когда правительство монополизировало его добычу и никто кроме Галактических служб не имеет право добывать его и получать с него прибыль, ни одна компания и не занимается его поисками…

2.

— Какой-то отвратительный год, — подытожил Кару Йинас, и послал мысленный сигнал экрану-стене.

Новости погасли, — вместо них возник вид ночного неонового мегаполиса, а в кабинете зажглось привычное освещение. Фальшивая проекция, но ему и его коллеге она нравилась своей чистотой. Вряд ли где-то во всем галактическом секторе можно было бы найти столь чистый город, в котором можно разглядеть через смог хотя бы соседнее здание.

— Угу, — буркнул Синор Уртэ, не отрываясь от планшета.

Полный, шестидесяти шестилетний детектив в грязной и не глаженной рубашке не слишком интересовался новостями в отличие от своего молодого коллеги. Уртэ предпочитал не лезть в те дела, которые бы его расстроили, а смотреть новости и не расстраиваться он считал взаимоисключающими действиями.

Мимо него, монотонно жужжа, пролетел круглый трехглазый объект, что завис над столом Йинаса.

— Мне жаль колонистов, — произнес тонким голосом летающий объект. Маленький бот давно перестал искать сочувствия у Уртэ, потому предпочитал для душевного общения его молодого и более чувствительного коллегу.

— Мне тоже, Блинди, — улыбнулся молодой детектив. — Но я рад, что хотя бы пятеро спаслись.

— О да! — радостно произнес бот и сделал кульбит в воздухе. — Каждая спасенная жизнь — это победа над обстоятельствами!

— Или просто нелепая случайность, — буркнул из-за своего стола Синор Уртэ.

Йинас и бот переглянулись, — детектив вздохнул, а бот сделал вид, что вздохнул, просто чуть поднявшись в воздухе, а потом опустившись. Спорить с циничностью Уртэ они уже давно перестали. Дохлый это был номер.

Но тут старый детектив оторвался от изучения планшета и резко поднял голову, пристально глядя куда-то перед собой. Цветной диод на его левом виске часто замигал красным, показывая то, что Уртэ получает какой-то сигнал. Сообщение было коротким.

— К нам поднимаются, — кратко сказал он суть сообщения. — Похоже на новое дело. Скачиваю заявление.

Диод снова замигал, но на этот раз синим цветом, как и в любой другой раз, когда детектив входил во внутреннюю полицейскую сеть и получал данные по новому заявителю и его делу. Йинас предпочитал не вживлять в себя устройств больше необходимого, но ему никто и не предлагал — слишком уж он мало отслужил, чтобы иметь доступ к полицейской сети в любое время и в любом месте.

Чуть позже в дверь постучали, и в кабинет к двум детективам зашла немолодая женщина. Кожу у ее глаз покрывали обширные морщины, часть из которых была дарована ей возрастом, другие же свидетельствовали о недосыпании, стрессе и постоянных слезах. Черные, длинные и некогда прекрасные волосы, способные свести любого с ума, ныне разбивали яркие белые пряди седины. У нее, как заметил про себя Йинас, не было денег на продвинутую косметологию, которой пользовались практически все женщины этой планеты после двадцати лет. Женщина экономила на своем лице, одежде, и кто знает на чем еще, что красноречиво говорило и о ее бедности, и о социальном статусе. Бегающие и испуганные глаза же говорили о том, что она не часто ходит в полицию, а дело ее, безусловно, очень важное.

— Прошу, присаживайтесь, — добродушно попросил молодой детектив.

— С-спасибо, — женщина немного замешкалась, но все же села на стул напротив его стола.

— Меня зовут Кару Йинас, я буду вести ваше дело вместе со своим коллегой, — он указал за соседний стол, где сидел, не поднимая головы от планшета, Синор Уртэ. — Расскажите подробно, что у вас стряслось.

В последнем не было нужды — у его коллеги было скачано заявление целиком. Однако порой пострадавшему нужно было выговориться, и тогда, как это не редко бывало, всплывали некоторые детали, о которых умалчивало заявление.

Женщина несколько раз было открыла рот, чтобы что-то сказать, но так и не нашла слов. Растерянный взгляд блуждал от одного стола к другому, периодически останавливаясь на порхающем в воздухе боте. Тот, согласно протоколу, вел видеосъемку всех визитов и не вмешивался ни словом, ни делом. Выдержав паузу и поняв, что дальше не продвинуться, Йинас предложил:

— Для начала представьтесь и расскажите нам самую суть.

— М-м…Алвина, — представилась женщина. — Альвина Антар. И я… пытаюсь найти своего мужа.

— Вы местная?

— Нет, я…, — женщина замешкалась. — я с Харибды. Прибыла сюда вчера.

Кару Йинас мысленно присвистнул, поняв насколько угадал с бедным финансовым положением гостьи. Харибда была одной из двух лун планеты, а еще тем местом, куда отправлялись бедняки, что не могли себе позволить жизнь в планетарных мегаполисах. На спутнике практически не было честных людей и правопорядком занимались бандитские группировки. Планетарное правительство на подобное устройство закрывало глаза. Это был какой-никакой, а контроль, спасающий жителей основной планеты от вторжения обездоленных и отчаянных людей со спутника.

— Итак, ваш муж пропал, — продолжил допрос детектив, мысленно предполагая, что тот стал одной из многочисленных жертв страшных улиц Харибды. — Как это произошло? Это случилось на спутнике?

Но женщина отрицательно замотала головой.

— Нет. Не там. Вы… вы, наверное, слышали, что говорят в новостях. Про астероид.

— Да, — кивнул Кару Йинас, — колония на Деметре. Ужасная трагедия. Ваш муж был как-то с этим связан?

— Да…нет.., — замялась женщина. — Мой муж работал там уже два местных года, — сказала она. — Говорят, что он спасся.

— А, я вспомнил вашу фамилию. Видел вашего мужа в новостях. Но ведь он не пропал. Его взяла под свою защиту «Ульван Корп».

— Я уже обращалась к ним. Но они игнорируют мои письма. А сегодня я пришла к ним в представительство на планете. Меня оттуда выгнали. Я не понимаю, почему мне запрещено с ним видеться. Мы же семья!

Последнюю фразу женщина говорила уже едва сдерживая подступающие рыдания. А когда она перестала говорить, а стала только лишь плакать, в разговор вмешался молчавший до этого детектив Уртэ.

— Мы все понимаем, — ласково, насколько мог, сказал он. — «Ульван Корп» ведет себя недостойно, пряча его от вас. Мы сделаем все, что в наших силах, чтобы это исправить. Побудьте еще немного на планете. У нас есть все ваши данные и как только мы найдем его — мы с вами тут же свяжемся. Скажите только когда вы общались с мужем в последний раз?

Глядя на уверенного в себе полного детектива, женщина немного успокоилась и продолжила уже привычным тоном:

— За шесть дней до… этого. Муж говорил, что у них идет подготовка ко второму дню рождения колонии. Его как раз позвали пройти пробы для участия в каком-то коротком презентационном фильме о первых колонистах. Я даже не знаю получил ли он эту роль, – на этих словах Алвина Антар вновь разрыдалась, и Йинасу пришлось успокаивать ее, пока он провожал женщину до самой двери.

Когда он вернулся на свое место, то сразу же обратился к своему коллеге. Тот, что было для него редкостью, был заинтересован этой простой историей. Его глаза горели, и рот разрывался от улыбки.

— Ну, какие идеи? Нашлось личное дело ее мужа?

Уртэ помешкал. Его диод на виске часто мигал желтым цветом, что говорило о том, что детектив быстро работает со скаченной информацией.

— Вириум Антар, сорок девять лет, один из спасшихся с Деметры колонистов, — сухо ответил он, читая информацию из хранилища данных. — Родился и вырос на Харибде, но, насколько можно судить, смирный. Удаленно выучился на инженера по специальности космическая добыча. Никаких связей с криминалом… ну, криминалом для Харибды. Очень, очень любопытно. Прямо идеальный человек, нашедший отличную работу, а потом чудом спасшийся в то время, когда погибали тысячи людей.

Уртэ редко покидал стены полицейского небоскреба, и всей оперативной деятельности предпочитал работу с цифрами и данными. Стенами душного офиса он отгородился от всей обитаемой галактики. Долгая работа в полиции сделала его черствым и недоверчивым, хотя Йинас подозревал, что его коллега успел таковым стать задолго до службы. У детектива Уртэ была своя жестокая философия одиночки-книжника. У него не было ни жены, ни детей. На вопрос «Почему?», от отвечал лишь вопросом «Зачем?». Зачем ему делить с кем-то свой дом, а потом отдавать честно заработанную им зарплату? Никаких чувств, только практичность. А практичность порождала в нем недоверие к людям — всем без исключения. Из-за этого он не желал присутствовать не только на корпоративах и днях рождений, но и на местах преступлений. Так что для осмотра он использовал ботов, таких как Блинди, а вживую не хотел слушать ни свидетелей, ни, уж тем более, подозреваемых. Людским словам старый детектив предпочитал буквы и цифры. «Слова людей, произнесенные вслух, полны лжи, но написанные слова и цифры хотя бы можно проверить и найти правду», — справедливо говаривал он. Иного детектива за подобное отношение уже давно бы уволили, но Синор Уртэ делом доказал, что умеет профессионально работать с собираемой информацией и находить самую глубоко запрятанную в ее бездне истину.

Кару Йинас знал своего напарника уже четыре местных года, и поэтому прекрасно считывал его лицо. Морщины старика пропали, а глаза забегали по данным, которых Йинас не видел. Не спадающая улыбка старого детектива свидетельствовала о хороших результатах проделанной работы с собранной информацией.

— И что нам это говорит? — спросил Кару Йинас.

— То, — ответил тот, сияя, как и всякий раз, найдя хорошую загадку, — что в этой истории ничего не сходится из-за повсеместной лжи.

3.

Чуть позже Кару Йинас уже сидел на заднем сиденье беспилотного такси обдумывая сказанное коллегой. Для этого детектив применял в своем воображении вещь, которую он называл не иначе как «Кубик лжи». Этот кубик мало чем отличался от обычной игральной кости с шестью гранями, но по бокам у него не точки и не цифры, а лживые либо правдивые сведения по делу. Обычно правдивой была лишь одна сторона. «Кубик лжи» был главным оружием Йинаса, когда дело не клеилось и не распутывалось при беглом взгляде.

При этом сам принцип был довольно прост. Детектив многократно бросает кубик, встречая все больше противоречивых фактов. Умный, или хотя бы не глупый человек способен определить, какая именно грань является истиной — она, как правило, будет выше значением, чем прочие грани, и при этом логически с ними пересекаться. Люди поглупее будут бросать кубик сколь угодно долго и не добьются никакого результата, если не будут вглядываться в каждую из граней более пристально. Можно взять за правду и изначально ложную грань, но тогда пострадают невиновные, а настоящие преступники не понесут наказания.

Детективы, по роду службы, занимаются именно тем, что изо дня в день бросают эту чертову кость судьбы и фактов на стол и пытаются понять где правда, а где ложь. Проблема, однако, порой заключалась в том, что ложь могла быть со всех сторон, а правду унес с собой в могилу покойник, он же жертва. Тогда в ход шла интуиция Йинаса и огромный опыт Уртэ, позволяющий находить связь там, где, казалось бы, ее никогда не было. Но и это помогало не всегда

Йинас бросил кубик. С одной стороны, была история, растиражированная СМИ о том, что Вириум Антар спасся, так и не добравшись до колонии. Этой же версии придерживалась корпорация. С другой, заявление Алвины Антар о том, что ее муж работал там все два года, что колония существует, да еще и участвовал в самодеятельности. Где-то между этими версиями была и реальная история шахтера-поселенца Вириума, странного честного человека из криминального мира, пропавшего где-то по дороге домой.

Так что как минимум на трех гранях кубика было два противоположных мнения. Либо врали представители «Ульван Корп» о том, что Вириум Антар спасся. Либо врал своей жене потерпевший, а сам находился и работал где-то в ином месте, и добрался до изначально обещанной точки назначения только несколько дней назад.

Наконец, возможно, врала сама Алвина Антар, но в чем и почему детективы пока еще не знали. Все-таки, что муж, что жена, жили в не самом приятном месте этой звездной системы, и нельзя было исключать, что они состоят в сговоре с целью получить с корпорации какую-то выгоду для себя.

Йинас попросил Блинди узнать побольше про известную на данный момент и легко проверяемую личность — Алвину Антар. Детектив сочувствовал ей, но в ее биографии не сходился главный факт — почему она не была все это время вместе с мужем в колонии? Согласно закону по колонизации астероидов, компания-колонизатор обязана перевезти туда не только всех рабочих, но и их семьи, а также обеспечить их всем необходимым.

Почему бедствующая женщина предпочла остаться на не слишком привлекательном и откровенно бедном спутнике планеты — это стало главным вопросом, который поднял Кару Йинас во время обсуждения.

Блинди, однако, почти сразу нашел ответ в личном деле Алвины. Та в тот период была беременна. Ей запретили дальние межпланетные перелеты пока она не родит, и ребенок не окрепнет настолько, чтобы его можно было без вреда для здоровья перевозить на кораблях, двигающихся на энергии фотонов. Это объясняло то, что женщина осталась жить на Харибде, но не объясняло где все это время был ее муж.

Так что бот продолжил поиски в сети. Отправив быстрый запрос в суд и получив столь же быстрый ответ, Блинди открыл финансовую историю семьи Антар. Жена еженедельно получала денежные переводы от своего мужа, а у мужа в графе «Род деятельности» стояло: «Начальник бригады IV цеха добычи, колония Деметра-0541».

— Итак, он присылал ей деньги. Профессия совпадает, место с виду тоже. Так где же все это время он был на самом деле? — спросил тогда Йинас.

— Вот пойди и узнай, — сказал Уртэ, противно улыбнувшись. — И жестянку летающую с собой захвати. Мне тоже будет интересно послушать и поглядеть.

Кару Йинас спорить не стал. Он-то как раз не любил просиживать штаны без дела и всякой рутине предпочитал работу в поле. Уже через полчаса он подъехал туда, где была вся исчерпывающая информация — к офису местного представительства «Ульван Корп», откуда выставили жену Вириума.

Бот первым вылетел из такси и запорхал вокруг, снимая через все три своих глаза величественное здание корпорации, отделанное искусственным серым вулканическим мрамором с золотыми прожилками. Через один из его окуляров, но не отрывая своего большого зада от кожаного кресла, внимательно следил за обстановкой детектив Уртэ. Или Йинас надеялся, что тот следил. Все-таки от количества информации, подмеченной старым детективом, зависел и личный успех Кару Йинаса в этом деле.

Попасть в здание было тяжео. Его окружили люди, которые бесконечно приносили к ступеням искусственные цветы, светодиодные свечи, и голограммы с погибшими колонистами. Кто-то рыдал, кто-то молча стоял, обнимая за плечи рыдающих.

Внутри же такой атмосферы трагедии не было и в помине. Йинас и Блинди направились к стойке администрации, где в сером открытом пиджаке стояла приятная девушка-андроид. Ее серая кожа говорила о том, что дроид не имел других функций и собственной личности, и исполнял лишь одну единственную заданную ей работу.

— Добрый день, — поприветствовал ее Кару Йинас.

— Дра-а-асте, — игриво поздоровался и Блинди, радуясь встрече с собратом по искусственному интеллекту.

— Приветствую Вас от лица «Ульван Корп», — сказала девушка, и скрытые в ее голове механизмы сымитировали улыбку. — Меня зовут Сурайя, чем я могу Вам помочь?

— Меня зовут Кару Йинас, я детектив планетарной полиции. Мне требуется доступ к местоположению вашего сотрудника.

— Не вижу проблем. Компания «Ульван Корп» готова помогать правосудию словом и делом, — сказала все также улыбаясь девушка. — Кто вас интересует?

— Вириум Антар, шахтер-колонист.

— Одну секунду, сейчас проверю в базе.

Девушка замолчала и взгляд ее мерцающих зеленым глаз замер. Она не сделала ни одного движения, однако Йинас знал, что сейчас андроид подключается к серверу компании и ищет нужные данные.

— Простите, — сказала она вскоре. — Такой сотрудник не числится в нашей компании.

— Вот как? — удивился детектив, мысленно бросая «Кубик лжи», и смотря на то, что отразилось на его грани.

— Точно, — подтвердила андроид, уверенно кивнув. — Могу ли я еще чем-нибудь вам помочь?

— А не могли бы вы предоставить списки сотрудников-колонистов компании, ну, скажем, работающих в этом году, а также уволившихся? Или, допустим, мертвых или пострадавших на производстве? — спросил детектив и улыбнулся настолько широко и приветливо, что будь девушка живой, то она сама бы вызывала полицию, подумав, что перед ней сумасшедший или маньяк.

— Это исключено, — сказала она, сопроводив ответ все такой же милой улыбкой. — Эти данные конфиденциальны, и без решения высшего планетарного судьи доступ к ним не получить. Кроме того, списки нельзя выносить из зданий компании, а смотреть их можно только в присутствии начальника охраны.

Детектив взглянул на Блинди. Пауза была долгой, но она того стоила.

— Что ж, в таком случае вам придется все это нам организовать, — добродушно сказал Йинас. — Потому что как раз сейчас со мной на связи высший планетарный судья.

Андроид вопросительно проследовала за взглядом детектива на Блинди. Из летающего бота донесся новый для нее голос:

— Высший судья Боннер, с кем разговариваю?

— Это детектив Кару Йинас, — представился он. — Мы с вами созванивались утром, и вы обещали помочь получить списки сотрудников «Ульван Корп».

— А, это вы, молодой человек. Как же, помню. Документ подписан и отправлен… сейчас-сейчас… Готово.

Глаза девушки-андроида на секунду остекленели, а потом она улыбнулась самой широкой свой улыбкой.

— Благодарю вас от лица компании «Ульван Корп», судья, — сказала она. — Документ подлинный, несмотря на смазанную подпись.

— Да, проблема. Что-то техника барахлит. Чуть позже пошлю более четкий вариант, — ответил судья, — но надеюсь проблем не будет.

— Нет, никаких. Сейчас я вызову начальника охраны, и он проводит детектива к нашим базам данных.

— Замечательно. А я пока пойду заниматься всякими судейскими делами. И подписи ставить.

Судья отключился и Блинди заговорил своим обычным беззаботным жизнерадостным голосом.

— Как здорово, что судья нам помогает!

— Точно так, Блинди, — сказал детектив, и потянулся к карману за платком.

Пока все получалось, но лоб начал предательски потеть.

4.

Начальник охраны полностью соответствовал своему статусу. В дорогой черной с золотом форме, он больше походил на действующего военного на параде в честь победы. Он был огромен, что в высоту, что в ширину, а об его подбородок можно было взрывать танки. Девушка-андроид поговорила с ним о важности дела, но за весь путь, что он провожал детектива и бота до хранилищ данных, тот не проронил ни слова. Даже когда он изымал личное шоковое оружие полицейского, то даже не хмыкнул и не отдал ни одной команды. Но когда они вошли в белоснежное помещение с цифровыми терминалами, начальник охраны все же произнес:

— Два часа.

Детективу оставалось лишь кивнуть.

На терминал — единственный, у которого был гостевой стул — начали поступать данные, а перед экраном, паря в воздухе словно насекомые, вонзили полупрозрачные голографические иконки каталогов. Ими детектив мог управлять уже без помощи сенсоров, а жестами, перебирая их прямо в воздухе. Начальник охраны очень внимательно следил за всем, что делает детектив и куда залезает. Еще за ним следили, Йинас был в этом уверен, несколько человек, наблюдавших за комнатой через незаметные встроенные в стены видеокамеры.

Йинас как можно скорее занялся своей работой. Во-первых, потому что был очень ограничен по времени. А во-вторых, потому что его обман, попадающий как минимум под дюжину пунктов нарушений планетарных законов, могли вскрыть куда раньше, чем закончится отведенный ему на работу срок.

Рука детектива запорхала над панелью. Перед глазами пролетали каталоги и директории, заполненные именами, происхождением, возрастом, названием родных планет, должностями и местами текущей дислокации сотрудников «Ульван Корп». Миллионы людей, сотни тысяч колонистов на планетах и планетоидах, а также астероидов разной величины и ценности. И ни слова про Вириума Антара. Впрочем, детектив и не сомневался в том, что ничего таким образом не найдет. Он был здесь ради того, что было закопано глубже.

Он едва заметно кивнул, и бот понял сигнал. Тут же мускулы на лице начальника охраны дернулись. Один из его улучшенных глаз стал принимать посланное Блинди видео. Содержимое великану не понравилось, и он вышел из комнаты, сильно натирая свой глаз и пытаясь убрать приставучее изображение.

— Пушистые котики, — доложил бот содержание видео. — Моя личная подборка.

— Отличный выбор. Уртэ, ты с нами?

— Ну не оставлю же я вас, в самом деле, — донесся грубый голос из бота.

— Отлично сыграл судью, спасибо. Смотри внимательно. Блинди, что с камерами?

— Поставил запись на повтор, — ответил бот уже своим голосом. — Стандартная процедура, но этого хватит секунд на двадцать, а потом даже очень тупой андроид догадается.

— Должно хватить.

Из рукава детектива выпала небольшая, размером два ногтя карточка, которую он приложил к терминалу. Прибор назывался Пальцем и являлся, если так можно выразиться, единственной конечностью Блинди, пусть и переносимую отдельно от основного тела. Через Палец тот смог, наконец, прикоснуться к файлам данных.

— Что видишь? — спросил детектив вполголоса и поглядывая на дверь. Великан мог вернуться в любое мгновение.

— Вириум Антар среди сотрудников не упоминается. Возможно стерт из базы. Но я нашел видеофайл с его именем среди удаленных данных.

— Показывай.

Перед лицом детектива появился пропавший шахтер, но видео не запускалось.

— Файл надежно удалили, предварительно повредив, — сообщил Блинди. — Можно увидеть только превью и размер файла. Боюсь, даже я не смогу его восстановить. Его удалили десять дней назад и перезагрузили облако. Чудо, что там вообще что-то сохранилось.

Йинас поджал губы. Зацепка была хорошей, но это был провал. Судя по превью, это был тот же самый видеоролик с рассказом Антара о гибели колонии и его чудесном спасении. Только весил файл раза в два больше, чем должен был, но детектив сделал погрешность на качество записи.

— Блинди, — донесся голос Уртэ из бота. — Тут есть еще удаленные данные, но не настолько надежно. Я вижу отчеты о погрузках. Вон, смотри. Перевозки руды с астероида Деметра-0542. Десять отправлений за последние месяцы. По прибытии зафиксировали повышенный радиационный фон. Уран? Нет, не указано. Это интересно. Скачай и отправь мне тоже.

— Сделано, — отозвался бот секунду спустя.

— Мы ищем человека, а ты просто воруешь корпоративные данные? — поинтересовался Кару Йинас, добавив к списку своих сегодняшних правонарушений еще одну статью.

— Нет, тут… слишком странно. Хочу проверить. И еще. Блинди. Поврежденный файл с Антаром тоже скачай. Так…. Стоп. Среди удаленных — это что?

Йинас и Блинди уставились на экран, на котором прекратили мелькать каталоги. Теперь там красовалось красивое фото — еще одно поврежденное видео, от которого осталась лишь превью-картинка. На ней была видна глубокая и подсвеченная фотонными пушками пещера с тремя улыбающимися колонистами в шахтерских скафандрах. Они не просто снимали себя для истории, а позировали на фоне своей находки. За их спинами, под свисающими с потолка серыми породами, было настоящее озеро. Йинас никогда такого не видел. По цвету жидкость напоминала ртуть, но по его поверхности волнами ходили электрические разряды. Тысячи огней сливались и отталкивались друг от друга вспышками. Детектив поразился. Если статичный кадр смог передать настоящее волшебство, чего уж говорить про реальность?

— Это что, жидкость на астероиде? В космосе? — удивился бот.

— Да, — сказал Уртэ. — жидкость, которой плевать на минус двести семьдесят градусов по Цельсию в космосе, ведь ее химический состав разгоняет атомы даже тогда, когда внешняя среда стремится к абсолютному нулю. Легкая настолько, что даже залежей руды в астероиде хватает для магнитного моля, способного удержать ее на одном месте.

— Это что? Эреций, — прошептал Йинас, видевший лишь пару капель этого вещества в одном из новостных блоков. Да и вряд ли кто-то за свою жизнь видел больше. Но тут, перед его глазами было целое озеро.

Название поврежденного файла указывало на то, что видео было сделано на все той же печально известной колонии. Краткие данные, что смог вырвать из него бот, говорили о том, что удалили его не меньше двух местных месяцев назад.

— Скачай и отправь, — приказал детектив, и произошло это как раз в тот момент, когда в помещение ворвался начальник охраны.

По его раздувшимся ноздрям и красному от постоянного натирания глазу, Йинас понял, что их маленький обман раскрыт. Ловким движением он отправил Палец Блинди к себе в карман и соскочил со стула. В следующее мгновение в тело детектива прилетел шоковый заряд тазера начальника охраны.

Однако Йинас не в первый раз куда-то к кому-то так нагло врывался. Еще два года назад он попросил вшить себе в форму всю возможную защиту: от пуль, ножей, электричества, огня, импульсного оружия и даже лазерного умеренной мощности. Теперь его форма была слегка тяжеловата и тело приходилось мазать кремом от натираний и покраснений. Но зато универсальная защита придавала уверенности в том, что он не получит нож в сердце в каком-нибудь переулке.

Первый заряд оружия никак не повредил детективу, но ждать второй атаки, направленной ему в лицо, он не стал. Йинас рванул к двери по широкой дуге, и, увернувшись от тяжелого удара начальника охраны, выскочил наружу, тут же со всей силы треснув по панели защиты. Блинди еле успел выпорхнуть следом, когда система охраны, приняв подобное грубое обращение за попытку взлома, тут же наглухо закрыло за ними дверь. Враг оказался временно изолированным.

— Куда? — спросил детектив, смотря то в одну сторону коридора, то в другую.

— Слева приближается отряд охраны, — ответил бот, уже подключившийся к внутренним камерам.

Кару Йинас резво помчался направо, а бот полетел за ним следом, давая команды. Блинди был подготовлен для подобных операций не меньше, чем форма детектива полиции. В него было закачены миллионы программ обхода защиты и взлома, большая часть из которых имела совсем не легальную основу, но все абсолютно эффективна. Так что, когда пару раз перед беглецами возникала закрытая дверь, Блинди умудрялся в мгновение ока обходить защиту, лишь стоило детективу приложить к панели управления его Палец.

Мимо пролетали десятки коридоров и несколько лестничных пролетов, а также как минимум сотня взломанных камер, теперь полностью скрывающих действия полицейского и его металлического друга. Когда путь подходил к финальной точке, беглецы очутились в зоне погрузки: большом складе, где рабочие разгружали контейнеры, доставляющие в здание все необходимое для бесперебойной работы персонала. Здесь уже не чувствовался свежий и очищенный воздух внутреннего помещения, а только лишь уличный густой смог. А еще здесь дежурил с десяток поднятых по тревоге охранников. Детектив и бот спрятались за одним из контейнеров, чтобы случайно не привлечь их внимание.

— Здесь мы не пройдем, — подытожил Йинас.

— Пройдем. Особенно если будешь чуть смелее и наглее, — смело и нагло ответил Блинди. — Залезай на контейнер, я все придумал.

И его придумка была чистой воды безумием.

Каждый из многотонных больших контейнеров доставлялся в электронном летающем каркасе, который мог автономно и без дополнительной помощи оператора переносить груз по воздуху на тысячи километров. Но такое дальнее расстояние беглецам и не требовалось.

Блинди взломал ближайший летающий каркас, и тот, вместе с контейнером и стоящем на нем детективом, понесся через весь склад к выходу. Охранники в ужасе разбегались в разные стороны, а контейнер сносил коробки и погрузочную технику, словно ураган, налетевший на дом из пенопласта. Некоторые грозили вслед электро-оружием, но сами понимали, что стрелять в контейнер было глупым занятием.

Железный монстр протаранил ворота, но те зацепили и повредили каркас, и он моментально отключился. Контейнер пролетел еще несколько метров, прежде чем упал на землю, а детектива бросило чуть дальше. Униформа подстраховала падение, но Йинас сильно ушиб себе колени и оцарапал о шершавую поверхность дорожного покрытия лицо. Однако лежать и страдать от боли было некогда. Он поднялся и, с трудом перебирая ушибленными ногами, побежал прочь, слыша за спиной гневные выкрики. Бот, как ни в чем не бывало, догнал его и жизнерадостно запиликал.

— Ну как? Я отлично нас вывел!

— Теперь нас точно поймают, — ответил детектив, задыхаясь и кривясь от боли во всем теле.

— Может быть. Но я же нас вывел!

Не успели они пробежать и двадцати метров, как предсказание Кару Йинаса сбылось. Совсем близко от них разнеслось громкое и воистину ужасающее: «Стоять!»

Детектив остановился, а бот завис следом.

«Ну вот, кажется, все кончено», — подумал Йинас. У него не было сил, чтобы сопротивляться.

Он поднял руки и стал медленно разворачиваться, страшась того, что увидит. Перед ним, крепко держа перед собой электро-тазер, стоял начальник охраны собственной персоной. Он был чудовищно, невообразимо зол. Йинас догадывался, что мало кто-то когда-нибудь мог даже помыслить так сильно унизить его. Скорее всего, до того, как приедет полиция, начальник охраны выбьет из детектива все, что захочет и даже больше. Просто так.

За те пару секунд, что детектив смотрел на своего захватчика, он успел нафантазировать очень много страшных вещей, что ждут его в будущем. Йинас так ушел в свои мысли, что даже не услышал гула за спиной. Беспилотное такси с открытой задней дверью подлетело к пленникам с такой скоростью, что они моментально оказались в салоне. Бот ничего не почувствовал, а вот Йинас получил еще один удар по ногам от летающего транспорта, но на этот раз сзади. Дверь такси закрылось ровно в тот момент, когда начальник охраны выстрелил из тазера. Гул усилился, электромотор увеличил обороты, турбины под такси приняли его мощность, и транспорт помчался прочь, унося беглецов подальше от преследования.

— С-спасибо, — сказал немного шокированный Йинас, забираясь в пассажирское кресло и пристегиваясь.

— Не за что, — донесся из бота голос Синора Уртэ. Чуть позже он добавил, — в офис пока приезжать не надо, я снял тебе номер в гостинице. На всякий… Пересиди там, а утром возвращайся. Есть что обсудить.

— Ты что-то нашел в записях?

Уртэ ответил не сразу.

— Нет. Ровно то, что видел и ты. Но этого нам достаточно. Кажется, мне теперь ясно, что случилось с Вириумом Антаром.

6.

Кару Йинас спал плохо. Во сне ему мерещилось злое лицо начальника охраны и летящие отовсюду электрические разряды. Так что наутро детектив вошел в кабинет не в самом лучшем виде: в не глаженной грязной униформе детектива полиции, с поцарапанным лицом, огромными мешками под глазами, и неся выключенного трехглазого бота подмышкой. В гостинице, где Уртэ снял ему номер, не было станций для таких ботов, и Блинди успел полностью разрядиться.

Однако, несмотря на усталость, Йинас нашел в себе силы удивиться еще раз. В кабинете, помимо Уртэ, было двое посетителей. Одним из гостей была жена Вириума Антара, как обычно испуганная и печальная. Казалось, что за последний день количество седых волос на ее голове заметно увеличилось. Вторым гостем была персона совершенно иного уровня. Большой и далеко не молодой человек был одет в форму высшего чина космических вооруженных сил. И не каких-нибудь местных планетарных, а целого сектора. Он пристально посмотрел на детектива и вернулся взглядом к Синору Уртэ, с которым они что-то обсуждали пока их не прервал Йинас.

— Отлично, теперь все здесь, — сказал старый детектив, — Проходи, сейчас начнем.

Кару Йинас прошел к своему кабинету и положил бота в магнитную корзину, надпись под которой гласила, что это место предназначено для Автономного Портативного Дроида BLIND-2. Убедившись, что пошел гул и бот стал заряжаться, детектив подошел к человеку в форме и пожал ему руку.

— Это генерал Капр Делгари, глава секторальных космических сил, — представил его Синор Уртэ.

— Благодарю вас, — сказал военнослужащий, — Уртэ рассказал мне о ваших вчерашних подвигах. Храбро, пусть и не очень достойно. Вы бы пригодились нам в разведке.

Йинас улыбнулся, слегка засмущавшись, а Уртэ продолжил:

— Генерал — мой старинный друг. И, боюсь, без него наше расследование не будет стоить примерно ничего.

— Так вы нашли Вириума? — спросила все это время молчавшая Алвина.

— Нет или да — решать придется вам, — туманно ответил Синор Уртэ. — Сейчас я попытаюсь объяснить. Ну а генерал Делгари сделает выводы.

Детектив Йинас сел за свое место, готовый выслушать версию, которую всю ночь разрабатывал Уртэ. Молодой детектив хорошо знал своего напарника — обычно именно эта версия была наиболее точной и связанной со всеми имеющимися на руках уликами и фактами. Однако сейчас фактов для Кару Йинаса было слишком мало, и он, сколько бы ни старался, не мог увидеть общую картину или хотя бы связь между ними.

— Я начну издалека, чтобы вы поняли с чем мы имеем дело, — сказал Уртэ, чуть помолчав. — Компания «Ульван Корп» занялась энергетикой и стала осваивать ресурсы на астероидах. От ее деятельности стали зависеть несколько планет, поэтому компания старалась найти как можно больше космических тел с вариановой рудой, чтобы обеспечить энергией их все. Но полезные объекты попадались все реже и реже. Астероид Деметра-0541стал первой их большой удачей за долгое время. Никто даже не ожидал, что там найдется столько полезных ресурсов. Это вы все знаете из новостей, что гонят каждый час. А теперь вот вам информация, о которой вы не догадывались. Компания сильно вложилась в этот астероид, и шахтеры увеличили производство, забравшись довольно глубоко под его поверхность. Там-то они и обнаружили, что астероид богат не только полезными для энергетики жилами, но и чем-то более редким.

— Эреций, — сказал Йинас, вспоминая кусочек видео. Образ прекрасного космического озера посреди пещеры внутри астероида не выходил у него из головы.

Генерал вопросительно посмотрел на Уртэ.

— Да. Не капля. Не бутылка и не бочка. Даже не цистерна. Под поверхностью Деметры-0541 находилось целое озеро эреция. Мы нашли запись, сделанную шахтерами на астероиде до трагедии, но файл был поврежден и удален, чтобы никто об этом не узнал.

— И какая же была причина скрывать столь ценную находку? — спросил генерал, нахмурив брови.

— Причина одна, и записана она в законодательстве, — ответил детектив. — Весь эреций принадлежит правительству. После подтверждения его наличия на астероиде, «Ульван Корп» не могла бы рассчитывать и на крохи прибыли, лишь на скромную компенсацию. Правительственные агенты, что прибыли бы туда примерно через час, наложили бы руки на всю колонию.

Детектив перевел дыхание и продолжил:

— Вот тогда кому-то в корпорации и пришла мысль — отвратительная, невероятная и простая — уничтожить астероид вместе с ресурсами. И людьми.

— Не понимаю, — вмешался Йинас. — Зачем убивать колонистов и уничтожать свою собственность? Мы с тобой смотрим одни и те же новости. «Ульван Корп» сейчас в глубоком финансовом кризисе из-за гибели колонии и вряд ли из него выберется в ближайшее время. Они даже не застраховали ее!

Уртэ кивнул и даже слегка опустил глаза.

— Страховка, сделанная незадолго до катастрофы, привлекла бы излишнее внимание и подозрение. На их месте я бы тоже не стал стрелять себе в ногу. Да, у компании сейчас будут сложные времена, но она будет жить. Представь, да и все вы тоже представьте на секунду, что правительство получает целое озеро эреция. Одна его капля может дать достаточно энергии для любой планеты на годы вперед. Представьте, что бы случилось, если бы на утро в новостях рассказали, что у правительства есть тысячи, если не миллионы литров чистой энергии. Да к концу этого новостного блока нам бы уже рассказывали о рухнувшем рынке энергетики во всей обитаемой галактике. Погорели бы буквально все, кто обеспечивает планетарные реакторы. Сейчас, после уничтожения колонии, «Ульван Корп» лишь компенсирует убытки, но в ином случае они лишились бы всего. Скрывать такое долго невозможно, так что у корпорации возникла дилемма, которую нужно было как можно скорее разрешить: или несколько тысяч жизней и большие расходы, или смерть. Итог мы видели в новостях.

Детектив Уртэ вновь немного помолчал, чтобы каждый из присутствующих осознал эту мысль, а потом продолжил.

— Информация, которую вчера с большим трудом добыл мой коллега, косвенным образом намекает и на план, как это было осуществлено. Первая улика — доставка руды и кусочков льда с астероида Деметра-0542. А точнее десять странных доставок, в разное время, но с повышенным радиационным фоном. Кажется, что все в порядке, космос полон радиации, а шахты подразумевают доставку. Но только если не смотреть на цифры. Деметра-0542 — это другой астероид, который находится в той же звездной системе, что и Деметра-0541. Обычная бюрократическая ошибка, как можно было подумать со стороны. Но логика прослеживается. У 0542 совершенно иной состав пород. Я почитал про него, но не нашел никакой информации о том, что там ведутся регулярные работы. Значит кто-то из компании по какой-то причине и за неизвестной надобностью сделал десять рейсов между астероидами и привез породы и лед с одного на другой.

— Кажется, я понимаю, — сказал генерал. — Это было сделано затем, чтобы на месте гибели астероида 0541 мы нашли кусочки другого космического объекта? Имитация попадания, скажем, метеорита.

— Так точно, — сказал Уртэ и широко улыбнулся. — Кроме того, в породах можно было провести и ядерные заряды, отсюда и повышенный радиационный фон. А дальше… кто-то эти заряды активировал. Причем ровно тогда, когда все жители были в одном месте — на празднике в честь дня рождения колонии. Чтобы точно никто не спасся и не мог рассказать о секрете компании.

— Но мой муж? — вопросила Алвина. — Он же видел метеорит, когда летел на колонию!

— Ваш муж, — очень осторожно и куда тише ответил детектив Уртэ. — Не покидал астероид.

Возникла тишина, заставившая бы даже космос пристыдиться своим шумом.

— Я не…— хотела было сказать она, но ком застрял у нее в горле, а на глазах заблестели слезы.

— Мы нашли запись с Вириумом, которую сейчас показывают по всем новостям. Мы не смогли ее прочитать, но она была куда больше, чем изначально. Вы сказали, что он шел на кинопробы, и я смею думать, что пробы были фикцией. Представители компании под предлогом поиска актерского таланта выдавали потенциальным актерам сценарий, согласно которому они пережили гипотетическую трагедию. Автор видео сделали несколько таких записей заранее, чтобы потом показать общественности в качестве доказательств падения метеорита. Объем файла говорит о том, что изначальное видео, скорее всего, содержало неудачные дубли и просьбы режиссера. Но это только наши предположения. Главным же доказательством мистификации является дата удаления исходного файла — десять местных дней назад. Астероиду тогда еще ничего не могло угрожать.

Вновь возникла пауза, которую разорвал плач вдовы Антар. Йинас, как и днем ранее, обнял ее и вывел из кабинета, шепча успокоительные слова. Генерал и детектив остались одни.

— Это… интересная версия, — сказал Делгари.

Детектив пожал плечами.

— Других не держим. Теперь понимаешь, зачем я тебя позвал?

Тот кивнул.

— Понимаю. Вряд ли вы вдвоем с этим мальчиком сможете накопать что-то большее.

— Но ты сможешь, — сказал Уртэ, откинувшись на кресле. — Все-таки разгребать темные дела корпораций и расплетать заговоры межпланетных сволочей, сидящих на деньгах — это не совсем мой уровень. Даже те улики, что мы нашли, вряд ли примут в суде. Их мало. Да и добыты… не очень законно.

Генерал хитро улыбнулся.

— Отсылай все, что узнал моему секретарю. Дальше копать будут мои агенты. Если ты прав, то уже к концу недели Ульван сам отправится на какой-нибудь астероид добывать руду. Или, может, первым же рейсом в капсуле к центру звезды. Не самая приятная и достойная смерть, но назидательная и необходимая.

— Копай. И поступай как сочтешь нужным, — улыбнулся старый детектив. — Не забудь только мальчика моего прикрыть. Он вчера заходил не в те двери и злил не тех людей.

Генерал вновь кивнул. Мужчины обменялись рукопожатиями, и, не сказав ни слова генерал покинул кабинет, в который тотчас вернулся Кару Йинас.

— В странное дело мы влезли, — сказал он.

— И большое. Настолько, что нам оно не по зубам.

Йинас сел за свой стол и взглянул на бота, который все еще заряжался и монотонно гудел.

— Как ты думаешь, если твоя версия правдива, —Ульвана смогут взять? Это же гигантская компания. У него связи наверняка даже выше твоих.

Йинас кивнул в сторону двери, откуда недавно вышел генерал. На самом деле, даже о таких связях своего коллеги он до этого утра не имел ни малейшего понятия.

— Я в этом абсолютно уверен. Люди Ульвана могут давать любые свидетельства. Но это ведь люди, а им верить нельзя. Генерала я знаю очень давно, и именно я приучил его никому не доверять. Верить можно только записанной информации, которую всегда можно проверить. Планируя подобную катастрофу Ульван наследил настолько, что даже мы с тобой, обычные детективы, смогли найти достаточно, чтобы целая корпорация стала подозреваемой. Страшно представить, что будет, когда лучшие галактические сыщики перетрясут всю базу данных «Ульван Корп». Может там будет что-нибудь, что перебьет постоянные репортажи у стен траура по Деметре.

Йинас ничего не сказал. У него в голове не укладывалось, что кто-то ради своего сытого будущего захотел бы убить несколько тысяч невинных человек. Перед глазами пролетали лица, которых он видел на этих стенах памяти. Женщины и дети, работящие мужчины. Их всех не стало потому, что их жизни для кого-то были не столь ценны. Чем глубже Йинас погружался в эту мысль, тем сильнее у него тряслись руки.

— Думаю, тебе стоит пойти домой, — сказал старый детектив, глядя на него. — Есть дни, когда нужно воевать, и дни, когда оплакивать павших. А когда слезы закончатся…

«Нужно откинуть чувства. И отыскать виновных», — закончил про себя Кару Йинас, и его трясущиеся руки сжались в кулаки.

Другие работы:
0
11:16
68
Илона Левина