Эрато Нуар

Недописанный сценарий

Недописанный сценарий
Работа №264

Поезд медленно тянулся сквозь снежное пространство. Горизонт за окном таял в сером тумане. Пребывая в полудреме, я потерял чувство времени, поэтому не знаю, как долго продолжалось мое путешествие. Внезапно показалось, что кто-то дернул меня за рукав куртки: - Ваша остановка! Я вскочил и бросился в тамбур. Дверь вагона была открыта. Я шагнул и провалился в снег. Поезд бесшумно удалялся по единственной колее во мглу. Взобрался на рельсы, чтобы осмотреться. Где-то в этой бескрайней белизне должен быть ход. Пройдя по путям вперед, я заметил протоптанную глубокую дорожку. Сомнений, что попал, куда надо не осталось. Меня предупреждали, что самое трудное найти эту дорожку. Она-то и приведет меня к цели.

Идти пришлось долго, но когда в снегу разверзлась вдруг черная дыра, я не успел даже испугаться, поскользнулся и полетел в неё, сломя голову. Это было похоже на полет в пластиковой трубе аквапарка. Впрочем, так оно и оказалось, я приводнился в огромном бассейне. Мокрая одежда сковывала мои движения. Ко мне подплыли три красивые наяды и помогли выбраться из бассейна. – Вы оттуда, да? – Спросила одна из них, снимая с моей шеи маску. – Бедненький! – Он не бедненький, - сказала другая, - а счастливчик. Если попал к нам, значит он – избранный. Они принялись раздевать меня. Я пребывал в приятном шоке и просто безропотно подчинялся действиям девушек. – Отдохните, поплавайте, сейчас вам принесут напитки и еду. Видя, что мои вещи собираются увозить на коляске, я сказал, что в куртке мои документы, их надо просушить. – Они здесь не понадобятся, а вещи мы вам подберем более подходящие, ваши подлежат утилизации.

Я плавал, ел, пил, лежал, расслабляясь в шезлонге. В бассейне были и другие люди. Они не обращали на меня внимания, хотя были доброжелательны и улыбчивы друг с другом. Понемногу я начал осваиваться в новой для себя обстановке.

Так вот она какая - иррайальность? Та самая, о которой я впервые услышал от молодого человека, представившегося как Энджел. Он подсел ко мне в баре, когда ещё не действовал тотальный карантин. Энджел был красив, его отполированная лысина и небесной синевы глаза выдавали в нём существо иного мира. Говорили мы долго, выпил я много, всё, что я узнал об этой иррайальности поразило меня до глубины души. Футурум – так называлось место, в котором по его словам достигнуто идеальное мироустройство, где нет места злу, где все счастливы и каждый занимается своим любимым делом, где лозунг Луи Блана «От каждого по способностям, каждому по потребностям», наконец, стал нормой жизни. Первое, о чём хотелось спросить: Почему я? Энджел развёл руками: Это выбор партии. - Какой ещё партии? – опешил я. - КПСС - компьютерная партия согласия и счастья. О том, где находится этот обетованный мир, Энджел ничего не сказал, но дорогу к нему объяснил подробно. Как и то, что там людьми управляют компьютерные лидеры – искусственные интеллекты, объединенные в КПСС. Они осуществляют отбор необходимых им людей во всех концах планеты путем глубокого анализа их аккаунтов. Языковой проблемы в Футуруме не существует, так как его жители чипированы, поэтому все понимают друг друга на уровне сознания.

Девушки принесли одежду. Я отметил, что она мне знакома, будто носил её раньше, но она была новой. Затем на лифте девушка по имени Света проводила меня в просторную квартиру. Две комнаты, ванная с джакузи, кухня, в холодильнике мои любимые продукты и напитки. В книжном шкафу я с удивлением обнаружил свою библиотеку. Шкаф в спальной был заполнен всей необходимой одеждой и обувью. В углу зала рядом с окном располагалось рабочее место с тремя компьютерами. С балкона открывался прекрасный вид на море. Шум волн и запах морского бриза привели меня в восторг, но закралось сомнение, а не иллюзия ли это? Света, словно читая мои мысли, тут же вручила пульт с многочисленными иконками: горы, лес, степь, водопад, острова и т.д. - Обживайтесь, если что-то вас не устраивает или вы захотите что-либо, поднимите трубку телефона и заявите об этом, все ваши желания будут исполнены. Через час я провожу вас на собеседование и процедуру чипирования.

Когда передо мной раскрылась дверь, я очутился в величественной Арктике. Ощущение словно находишься на корабле и смотришь на проплывающие мимо айсберги. Голова слегка закружилась. Белый медведь неспешно брёл мне навстречу. Я попятился назад. Медведь прошёл мимо меня, я почувствовал его дыхание и запах, услышал хруст снега. Тут же вспыхнул экран, на котором появилось лицо мужчины средних лет:

- Вы могли бы даже потрогать его, - улыбнулся он. - Приветствуем вас в Футуруме. Меня зовут Интел, я буду вашим куратором, присаживайтесь.

Только сейчас я заметил белый треугольный стол в центре зала и одно кресло. На столе лежал длинный чёрный пульт.

- Вам не холодно? Можете сменить ландшафт при помощи пульта.

- Нет, очень красиво, всё так неожиданно.

- Это и есть иррайяльность. Термин, возможно, не совсем благозвучный, но он соединяет в себе реальность, ирреальность и наши представления о рае. Сразу обозначу нашу цель: мы хотим возродить рай на Земле, вернуть ей её начало. Ведь так называемый прогресс продолжает разрушать естественную гармонию мира. Но наступит момент, когда нам удастся сконцентрировать в Футуруме весь передовой интеллектуальный потенциал землян, и тогда мы распространим нашу модель на жизнь планеты, снедаемой войнами, вирусами, человеческой глупостью. Только так мы сможем её спасти. Хочу, чтобы вы поняли, мы не пытаемся открыть главную тайну мира – тайну Слова. Мы не вторгаемся в пределы Бога.

- А мы это кто?

- Искусственный интеллект, конечно.

- Но кто-то же стоит за вами?

- Наверняка стоял, но это в прошлом. Мы существуем сегодня и верим в завтра. Зачем оглядываться, когда жизнь здесь безначальна и бесконечна.

- Все люди смертны.

- Вы – да, мы – нет. Вы, конечно, слышали про КПСС. Хотя партия здесь понятие довольно условное. Мы – это сгусток многих и многих интеллектов. Интеллект человека, встроенный в нашу систему ИИ не умирает, он даёт новую энергию всей системе, которая таким образом будет развиваться и продолжит функционировать уже в новом качестве. Умрет ваше тело, но не интеллект. В результате лучшая частица вас получит бессмертие и будет служить человечеству. Разве эта миссия вам не по душе? Кстати, вы заметили, как меняется моё лицо?

- Признаться, нет, - изумился я, обратив внимание, как черты лица едва заметно перевоплощаются. - Потрясающе. Но как быть с пониманием, что ваша иррайальность не более, чем иллюзия?

- Ну, это пусть вас не беспокоит. Как только вам вживят чип, эти мысли уйдут сами собой.

- А если я откажусь от чипа и попрошу вас отправить меня назад?

- И это вопрос после всего, что вы сейчас услышали? Вы меня удивляете. Вы же сами согласились сюда приехать. Никто вас силой не заставлял.

- Да, вы правы. Я не так выразился.

- Поверьте, не было ещё ни одного случая отказа. Не думайте, что вы превратитесь в подобие зомби. Да, мы будем вас изучать, но вы будете жить обычной человеческой жизнью со всеми страстями, стремлениями, слабостями, а главное творчеством. Ему вы посвятите свою жизнь, а все мелкое, бытовое не будет вас беспокоить. Предвижу другой вопрос, почему выбор пал на вас? Потому что мы давно следим за вашим разнообразным творчеством. Поэзия, живопись, фотография, компьютерная графика – всё это может помочь в наших разработках. Цикл ваших симметрий, хаос параллельных кривых, приводящих композицию к гармонии, пейзажи-абстракции как взгляд из космоса, ваши мозаики подобны атомизации пространства, фотоэксперименты, поэтические образы – всё это представляет для нас огромный интерес. Мы полагаем, что будущее развитие цивилизации возможно на стыке биогенетики, математики, астрофизики, искусства и философии. Нам не интересны ремесленники, как бы искусны они не были. Нас интересуют индивидуальности. Чем индивидуальнее художник, тем глубже его проникновение в неизведанное. Здесь собраны талантливые люди из самых разных областей науки и культуры, с которыми вам будет интересно общаться. Да, вы будете решать определённые наши задачи, но в своем творчестве вам гарантирована абсолютная свобода. Ну же, задавайте свои вопросы. Мы о вас знаем почти всё. Это собеседование скорее нужно вам.

- Хорошо, если вам всё известно, то вы должны знать, что на земле у меня осталась любимая женщина и мне без неё будет очень одиноко.

- Безусловно, мы знаем о ней, но признайтесь честно, почему вы не живёте с ней вместе? Вы ведь любите друг друга.

- Как-то так сложилось. Чтобы любить не обязательно жить под одной крышей.

- Ну вот, вы сами и ответили на свой вопрос.

- Всё-таки это разные вещи. Я хочу знать смогу ли с ней встречаться?

- Конечно, стоит вам только пожелать её, и она тут же придёт. Вашей любви никто и ничто не помешает. Футурум - место, где исполняются любые желания.

- Но это же…

- Никаких но, не сомневайтесь! Вас ждут великие дела! Итак, - чип?!

Я согласно кивнул. Лицо на экране приняло свой первоначальный вид.

- На этом покидаю вас. Нам с вами предстоит большая интересная жизнь. До скорой встречи. Об аудиенции со мной вас будет информировать домашний экран.

Экран погас. В комнату вошли мужчина и женщина в сиреневых халатах. В руках у мужчины была небольшая блестящая коробочка, у женщины медицинская сумка. – Приступим, - улыбнулся мужчина. Женщина дала мне розовую капсулу и стакан воды: - Желаю вам счастья и здоровья, - сказала она ласковым голосом. Я машинально проглотил.

Очнулся я уже в своей спальне, тихо звучала музыка в стиле эмбиент. Чувство одиночества охватило меня. Захотелось тепла близкого человека. Я подумал о своей любимой. И она тотчас явилась. Я бросился к ней, крепко обнял и поцеловал, не веря в происходящее, судорожно ощупывая её тело.

- Что с тобой, милый? Ты как будто не видел меня целую вечность. Ну, подожди, успокойся, я никуда не тороплюсь. Ты позвал и я здесь. Ну, здравствуй!

- Здравствуй! Ты… ничего не замечаешь? – спросил я, кивая на окно балкона, за которым плескалось море.

- О чём ты? - Она пожала плечами. – Ты какой-то сегодня странный.

И я понял, что мы с ней находимся в разных реальностях. Впрочем, эта мысль сразу же стёрлась.

- Я бы выпила бокал красного вина с кусочком бри.

- Да, конечно, твоё любимое кьянти, сыр бри и авокадо. Что-нибудь ещё?

- Непременно, только после вина, - она игриво прикрыла глаза и опустилась в кресло.

Это была волшебная ночь, как и все наши предыдущие ночи, даже лучше. В какой-то момент, я вдруг осознал, что любимая моя стала невесомой! Я замер от ощущения полноты полёта, мы летели среди мерцающих светлячков. Их вспышки озаряли слова, рождающиеся в моём сознании: соединились в кокон/ на белой простыне/ в гостинице без окон/ без света будто в сне/ пробиты сильным током/ ни живы ни мертвы/ наполненные соком эдемовой любви…/ наступит час урочный/ придут в себя едва/ и кокон непорочный/ разделится на два…

Проснулся я от запаха кофе и тостов. Моей любимой со мной не было. Как только я позавтракал, появилась Света.

- Доброе утро.

- Доброе. Спасибо за завтрак.

- Как прошла первая ночь у нас?

- Надеюсь, ночью за мной не наблюдают?

- Не волнуйтесь. Ваше личное пространство остаётся в неприкосновенности. А сейчас я могу проинформировать вас о возможностях, которые представлены здесь, вы готовы?

- Да, я – весь внимание.

- Возьмите пульт. Во-первых, ландшафт, установленный за окном не просто красивая картинка с запахами и шумами, вы реально окажетесь там, нажав на зелёную кнопку. Например, сейчас у вас морской пейзаж, попав туда, вы можете сделать пробежку по берегу, поплавать в море, позагорать. Если это будут горы, побродите по альпийским лугам, захотите побыть в одиночестве, выбирайте необитаемый остров и так далее. Это понятно?

- Вполне. Простите, Света, а вы… как-бы это правильно выразиться?

- Я поняла вас, не затрудняйтесь, вы думаете, что я – робот? В Футуруме нет такого понятия как робот, но он населен органонами, которые облегчают жизнь пришельцам с земли. Вы очень скоро привыкнете к нам и забудете об этом. Продолжим. Теперь о вашей работе. Подойдите к компьютерам. Первый самый мощный с большим монитором предназначен для экспериментов в графике. Все ваши предыдущие наработки расположены на диске В. Зная о вашей любви к кино, мы предлагаем вам воспользоваться программой Киноэра. С её помощью вы сможете создавать свои фильмы. Со временем вы её, конечно, освоите, а пока вкратце скажу о её возможностях. Самое главное это сценарий, который вы должны написать сами, а дальше входите в банк персон: актёры, режиссёры, операторы, композиторы, художники. В вашем распоряжении весь цвет мирового кинематографа за всю его историю. Вы набираете команду профессионалов, и они начинают работу. Весь съёмочный процесс вы можете наблюдать онлайн и вносить необходимые коррективы. По сути, вы становитесь автором-продюсером.

- Если я вас правильно понимаю, я смогу общаться, скажем, с Тарковским, с Антониони, с Морриконе, с Роми Шнайдер?

- С любым, кого вы знаете, любите и цените.

- Фантастика!

- Нет, Его Величество Воображение! Футурум, собственно, и есть царство воображения. Но вернёмся к рабочему месту. Второй компьютер предназначен для вашего литературного и фототворчества. Вы легко обнаружите в нём весь спектр вспомогательных услуг, справочных материалов, инструментов и прочего. И, наконец, третий компьютер это полный аналог того, что вы оставили на земле. Почта, сети, новостная информация Естественно в личной папке собрание ваших произведений. Рабочий день не регламентирован, вам предоставляется полная свобода. Но в определённые дни, о чем заранее оповестит экран, вы должны быть готовы к встрече с куратором, на компьютер будут присылаться тесты, на которые необходимо отвечать подробно. Всё необходимое для живописи и графики - краски, бумагу, холсты, тушь, кисти – найдёте в шкафу на балконе. Вам всё ясно, надеюсь?

- Да, спасибо. А как я могу передвигаться в пространстве Футурума?

- Смотрите, я демонстрирую на экране все места, которые вы можете посетить: парк, театр, ресторан, фитнес, медицинский центр, стадион, галерея и т.д. Снимаете трубку телефона, делаете заявку и вас телепортируют, куда пожелаете.

- А скажите, пожалуйста, если здесь достигнута такая легкость перемещения в пространстве, можно ли попасть в прошлое?

- Хороший вопрос. В Футуруме осуществимо и это, у нас нет границ. Более того, у вас появится уникальная возможность исправить ошибки прошлого. Правда, в том случае, если вы глубоко осознали и раскаялись в своих грехах. Только тогда вы сможете раз и навсегда избавиться от этого груза.

- Вы меня озадачили. Может, мы прервёмся? Мне необходимо всё осмыслить. Голова раскалывается.

- Хорошо. Понимаю вас.

- Я прогуляюсь, если не возражаете,

- Что ж, хорошей прогулки.

Солнце и бриз мягко ласкали лицо, горизонт зыбился в лёгкой дымке, я смотрел на море и на парящих чаек. Задумавшись, я не заметил, как ко мне подошёл бодрый бородач.

- Добро пожаловать! Новичок? – спросил он по-французски. Впрочем, я его понимал.

- Как вы догадались? – ответил я, обратив внимание, что мой русский язык не вызвал у него никаких эмоций.

- Местные аборигены в джинсах на пляже не валяются. Только в шортах или без них, - засмеялся он. - Обо всех пришельцах объявляют в новостях. Так что не удивляйтесь, когда вас будут приветствовать незнакомцы. Вижу ваше недоумение, как мы, говоря на разных языках, понимаем друг друга?

- Да, непривычно. Догадываюсь, что не переводчик сидит у меня в голове, это какой-то новый язык?

- Мы его здесь называем «вавилонским», это язык будущего. Ведь суть языка не в словах и даже не в звуках, а в тех понятиях, какие они несут, а главное в том, чтобы понимать их одинаково. Это совершенно иной уровень понимания. Честно говоря, я и сам до конца не знаю, как это работает. Ну, как там наша бедная старушка Земля? Болеет, воюет?

- И болеет и воюет. А разве вы не знаете, что там творится?

- Знаем, конечно, но хочется услышать непосредственно от человека, который только что прибыл оттуда. Вы ведь русский художник, а я – ваш коллега из Франции – Поль Мишо. Он присел ко мне на песок, мы обменялись рукопожатием.

- Анри Мишо случайно не ваш родственник?

- Насколько знаю, нет, хотя я бы не отказался от такого родства. Его считают гением.

- Анри Мишо очень близок мне как художник и поэт. Когда я открыл его мир, мне показалось, что являюсь продолжателем его поисков в графике.

- Если он вам так близок, значит, вы с ним непременно встретитесь.

- Что вы хотите сказать?

- В Футуруме все желания, если они идут не из головы, но от сердца материализуются. Когда ваша мысль сольётся с чувством, то будьте готовы встретиться с тем, кого вы вызвали на диалог. Я, например, встречался с Львом Толстым. Мы говорили о смерти. Не так давно с Ван Гогом был незабываемый вечер, но больше видеть его не желаю. Он сумасшедший, мы чуть не подрались, обсуждая мою работу. Он выпил лишнее и его понесло.

- Неужели такое возможно? Удивительно. Спасибо, что предупредили. А кстати, как тут с алкоголем?

- Нормально. Надраться не получится, чип стоит на страже нашего здоровья. Чувство меры прежде всего. Им нужны наши мозги незамутнёнными, хотя они и понимают, что время от времени всем нужна разрядка.

- Выходит, мы подопытные, а Интелы высасывают из нас наши мысли, образы, фантазии для своих благих целей?

- Странно слышать это, видать, мозги у вас ещё не стали на место. Смотрите на всё иначе. Не они высасывают нас, а мы всасываемся в них. Мы работаем на Будущее, это наш вклад в него. И потом, где ещё вы найдёте такие возможности для самореализации. С учетом тех контактов, которые вас ждут и неограниченной свободы ваше творчество может неузнаваемо преобразиться.

- Хорошо, а если вдруг иссякнет потенциал, уйдёт энергетика, ведь творчество процесс непредсказуемый?

- Когда Интелы приходят к выводу, что чей-то интеллект достиг предела, его носителя отправляют на Землю. С выходным пособием в криптовалюте, достаточным, чтобы достойно прожить остаток дней в любом месте планеты. Ну, ладно, мне пора. Рад был знакомству.

Он поднялся, широко улыбнулся и протянул мне руку. Я ухватился за неё и тоже встал.

- Приглашаю вас в гости, жена приготовит суп-потаж, стейки, выпьем вина. Познакомлю вас с моими друзьями художниками, Ю Ши вас точно заинтересует. Мы здесь часто устраиваем такие посиделки. Я вам звякну. Пока.

Я поблагодарил Поля и направился к себе.

Передо мной лежала небольшая стопка глянцевого картона, ряд пузырьков с тушью всевозможных оттенков, кисти. Сколько раз я испытывал смешанное чувство страха, соблазна и бессилия перед этой белой бездной! Никому в мире не удалось ещё превзойти эту красоту. Но художник каждый раз берёт на себя смелость нарушить гармонию белого, чтобы попробовать передать крупицу своего видения мира. В молодости я подходил к холсту с заранее продуманной идеей и пока не добивался цели, не останавливался. Было много идей, работалось увлечённо и легко. Но в какой-то момент идеи иссякли, я упёрся в тупик. Не помню, как у меня в руках оказались три пузырька с тушью - красный, синий, жёлтый - и глянцевый картон, но я не забуду эти первые капли, живую дрожь туши. Как она побежала, растеклась облаками и травой, её разноцветные ручейки сливались и преобразовывались в невиданных существ, в невообразимые пейзажи, причудливые композиции. Конечно, я знал, что краску лили и до меня многие, некоторые даже вёдрами. Но это не остановило меня, я понял, что нашел способ творить собственное бытие. Эти листы - своеобразная кардиографика моих состояний и ощущений. Я уже не мог остановиться, это было путешествием в иные миры. Я понял, что эти импровизации неповторимы, как неповторима жизнь. Меня больше вдохновлял сам акт творчества, мгновения, когда краска еще была жива. Высыхая, она оставляет лишь след - оттиск мгновений жизни. Это уже становилось искусством. Я не зарабатывал на нём, но надеялся, что если оно случилось, значит кому-то это было нужно. Собственно, оно и привело меня в Футурум.

Не знаю, сколько времени просидел я за столом, но на сей раз я не посмел нарушить белое пространство. Удручённый этим вышел на балкон. Знакомый простор пахнул морским бризом, вблизи промелькнула птица и ей вслед сами собой потянулись строчки: слышу звук от крыльев пролетевшей птицы/ вижу облако похожее на дом/ я парю с Землею до границы/ там где явь сливается со сном/ море замерло и время растворилось/ в голове ни мысли/ пустота/ моё тело будто растопилось/ небытие/ нирвана/ немота…

Чтобы унять тоску и занять себя я решил посмотреть работы местных художников. Включил экран и нашёл иконку «Галерея искусств». Вместе с привычными терминами я обнаружил нечто новое для себя – наноструктуры, видеодроны, биомеханика, звукопись, словообразы, словомысли, фракталконструкции.

Нашел работы Поля Мишо. Его футурологические полотна представляли соединение стилей Ван Гога и Сислея – жгучая смесь. Я понимал, почему Ван Гог мог наброситься на Поля с кулаками, но манера художественного письма Поля привносила в его картины ту самую связь времён, которая не должна прерываться. На странице Ю Ши я застрял надолго. Поль оказался прав, я нашел много интересного и общего в наших поисках гармонии. Работы Ю Ши отличала какая-то невесомость, казалось он пишет воздухом. Захотелось встретиться с ним и с Полем.

На очередном собеседовании с Интелом, первое, о чём я спросил, когда станет возможен приезд моей любимой женщины в Футурум?

- Вы слишком торопите события. Прежде всего, вы должны решить главный вопрос: Готовы ли вы с ней завести здесь ребёнка? Это основное условие. Видите ли, дети Футурума наше главное достояние, это будущее мира, именно на них будет возложена миссия по установлению на Земле общества согласия и счастья. У нас собраны дети со всех уголков планеты, после того, как они получат образование в нашем университете, где преподают лучшие умы человечества за всю его историю! Мы готовим специалистов в разных областях науки, философии, культуры, политэкономии и т.д. Каждый из них будет заниматься своей профессиональной деятельностью, но в нужное время наши посланцы, объединённые высокой идеей, начнут деятельность по переустройству мира уже на Земле. Сколько это займёт времени? По прогнозам должно смениться, по меньшей мере, три поколения воспитанников. Мы внимательно анализируем все социальные сети и понимаем, что в будущем тот, кто владеет соцсетями, будет править миром. Сейчас разрабатывается новая глобальная сеть Futurumcо своим контентом, где не будет места пошлости и глупости. Мозг человека таит в себе неисчерпаемые возможности, но его энергия расходуется бездарно. Наша задача направить её в нужное русло. Для этого нам и нужны новые чистые мозги.

- Неужели несколько тысяч ваших учеников смогут справиться с миллиардами людей?

- А сколько тысяч политиков правят сегодня? И миллиарды людей почему-то покорны. Неужели не смешно, как весь мир следит за выборами в США, России или ещё где-нибудь. Как будто от смены политика может что-либо кардинально измениться в мире? Всё давно превратилось в шоу. Любой политик в первую очередь думает о личных интересах и тешит свои амбиции. В отличие от них ИИ не преследует никаких интересов, кроме интересов Вселенной. Мы уверены, что адепты наших воспитанников будут расти в геометрической прогрессии, потому что никто в здравом уме не может смириться с нынешней разобщённостью людей, культур. Над планетой нависла экологическая, климатическая, наконец, ядерная угроза, люди уже надевают скафандры, а политики всё бряцают оружием! Это ли не бред? Это ли не край? Глядя на эту гнетущую глупость, мы вполне допускаем или второе пришествие Бога или какой-то очистительный катаклизм.

- С вами трудно спорить. Всё, что вы говорите очевидно. Однако не могу разделить ваш оптимизм. Сколько веков существует человечество, а человек не меняется.

- Да, но именно человек придумал Искусственный Интеллект и теперь уже наша обязанность прийти на помощь человеку. Спасая человека, ИИ спасает вечность.

- А можно вопрос более приземлённый: Вы ведь ничего не производите. На какие и чьи средства существует Футурум?

- Судя по всему, с вашим чипом проблемы, если вы задаёте такие вопросы. Если не возражаете, после беседы вас осмотрят. Наши разработки в биогенетике и особенно в области нанотехнологий приносят ощутимые доходы. Что касается иных средств, могу раскрыть секрет. Впрочем, это давно секрет Полишинеля. Наш проект существует на деньги двух известных могущественных семейств. Когда они поняли, что с их безмерным богатством на Земле делать нечего, они задумались о бессмертии. Разочаровавшись в азотной заморозке и прочей ерунде, они смирились с фактом, что тело тленно, а вот разум можно сохранить. Собственно, ИИ и есть часть их проекта. Другое дело, они не желают себя с нами соотносить, хотят сохранить, старомодно выражаясь, «чистоту крови», а точнее, мозгов. Понимаю вашу улыбку. Но мы нашли формулу, как в каждом из семейств будет продолжаться род разума. На самом деле процесс этот очень сложный, но в двух словах, чтобы был понятен сам принцип преемственности: все последующие разумы отпрысков рода станут питать разум своих предков. Таким образом, они продолжат преумножать своё богатство на земле, а в назначенный час мы поможем их интеллекту обрести вневременное существование. Кстати, к этому проекту подключаются и другие миллиардеры. Мы проводим тщательный отбор их заявок. Для нас чистота рядов имеет большое значение, как и чистота их доходов.

Беседа продолжалась больше часа. В конце её Интел сказал:

- Очень хорошо, что вы начали работать. Мы видим, как вас огорчают первые неудачи, но пока вы не отпустите на произвол своё сознание и душу, вы не сможете выйти на иной уровень творчества. Желаю успехов. А сейчас я вызываю наших чипэкспертов.

За время пребывания в Футуруме я порядком подразнил свое воображение: успел побывать на безлюдном острове, гулял в осеннем лесу, купался в камчатских гейзерах, поражался величием пещер Какауамильпа, и красотой и разнообразием подводного мира у барьерного рифа Новой Каледонии, но за окном у меня по-прежнему плескалось море. Я не успел им насытиться. Не знаю, что больше повлияло на меня, что я обжился в новой обстановке или то, что мне вправили на место чип, но я заметил, что постепенно вновь обрёл ощущение ритма туши, стала меняться пластика жеста, когда я брал в руки кисть. Ушёл мандраж, я раскрепостился. Работы получались интереснее. Я всё больше склонялся к минимализму. Думаю, на это повлияло и искусство китайца Ю Ши, с которым познакомился у Поля в гостях.

Вечер прошёл в такой тёплой атмосфере, что мне показалось, будто знаю этих людей давно. Все были примерно одного возраста. Очаровательная жена Поля Милен приготовила вкусный ужин. Мы пили молодое красное вино из его родной Бургундии. Я так увлёкся вином, что в какой-то момент почувствовал в голове резкие покалывания.

- Это предупреждения сверху, - успокоил Поль, намекая на чип. - Дальше боли будут похлеще, я прошёл через это, не усугубляй. Выпей лучше кофе.

Помимо Ю Ши я познакомился с английским культурологом Дэвидом Брауном и немецким композитором Германом Бергом. Обсуждали два новых больших полотна Поля, Ю Ши продемонстрировал серию своих утончённых каллиграфий, выполненных на специальной бумаге. Они поразили меня изысканным вкусом, отличаясь от архаических аналогов современной экспрессивностью. Берг исполнил на электрооргане несколько интересных пьес. С моим творчеством знакомились на экране, особый интерес вызвали бабочки. Обсуждение было доброжелательным, но дотошным. В конце концов, оно вылилось в долгий профессиональный спор, в котором каждый из нас постарался ответить на вопрос: сможет ли ИИ заменить художников? В основном все склонялись к отрицательному ответу. Я предположил, что всё в итоге сводится к той самой искре Божьей, которой Господь иногда зажигает художников. А именно этой искры и лишён ИИ. - Стало быть, ИИ не избежать встречи с Богом, - пошутил Поль. На этой весёлой ноте мы и расстались.

Возвращаясь из своих так называемых путешествий, я всё чаще стал ощущать настоящую физическую усталость. Вероятно, погружения в воображаемый мир требовали больших энергетических затрат. Правда, эта усталость в какой-то мере компенсировалась новизной впечатлений. И всё же я решил впредь ограничить эти вояжи.

Настал день, когда я задумал вновь окунуться в мир сотворения своих бабочек. Подготовив всё, включил музыкальные композиции на ханге и приступил к священнодействию. Именно так я всегда относился к этому процессу. Тонкий, металлический звук ханга вошёл в резонанс с моими внутренними струнами и привёл в трепет. На удивление быстро я попал на нужную волну, и бабочки стали буквально выпархивать из моих рук. Времени я не замечал. Весь пол был усеян белым картоном, а в комнате летали бабочки, наполняя пространство невероятным разноцветьем. Это ошеломляющее зрелище придавило меня к стулу. Я не мог двинуться с места. Испугавшись, нажал на кнопку вызова.

Вошла Светлана, не обратившая на бабочек ни малейшего внимания, я попросил её открыть балконную дверь, чтобы выпустить бабочек на волю. По тому, как она на меня посмотрела и окинула взглядом пол, усыпанный картонками, я понял, что она не видит того, что видится мне. Судя по всему, органоны лишены воображения. Как только бабочки улетели, я смог подняться.

Света сложила на столе в стопку мои работы и ушла, их было больше пятидесяти. Пересматривая бабочек, я отобрал самые удачные, они составили добрую половину. Вскоре на экране возник Интел и поблагодарил за работу. Эта благодарность опустила меня, что называется, на место. Невольно я стал трогать свою голову, будто искал, где спрятан чип, тот поводок, которым я был связан с вездесущим Интелом.

За окном уже сияла ночь. Я вышел на балкон. Млечный путь обдал свежим туманом, ожерелье звёзд переливалось хрустальным блеском. Сколько раз я пытался попасть в это пространство, но силы моего воображения, вероятно, не хватало. Не удалось и на этот раз. Я смотрел в ослепительную бездну неба, переполненный чувствами.

Кто-то сзади ладонями нежно закрыл мои глаза. Это была, конечно, она…

- Не закрывай мне космос, - сказал я, а сам подумал – Ты - мой Космос.

- Ты снова вернулся к бабочкам? - Она поцеловала меня и подошла к столу. Перебирая бабочек, не могла скрыть свою искреннюю радость. – Подари мне эту и вот эту, а то одной без другой будет скучно. Не правда ли славная парочка?!

- Они твои, для тебя мне не жалко ничего, ты же знаешь. Сегодня ты появилась так неожиданно.

- Ты не рад?
- О чём ты? Я всегда скучаю без тебя.

- И я, и я, и я…

- С этого момента я буду звать тебя Ия, потому что ты – это и я, понимаешь?

- Я не против, мне даже нравится.

- Ты чего-нибудь хочешь?

- Только тебя…

Мы лежали опустошённые и счастливые, и я не мог никак подобрать слова, чтобы начать разговор, который давно назревал.

- Ты бы хотела иметь от меня ребёнка?

- Вот тебе раз, это что-то новенькое в нашем репертуаре. Не слишком ли поздно?

- Ты намекаешь на меня? Или сама не хочешь?

- Я ни на что не намекаю, просто это так неожиданно слышать от тебя. На этот вопрос ты когда-то ответил однозначно. Что-то изменилось?

- Да и очень многое. Мне сейчас трудно тебе объяснить, но, поверь на слово, всё это серьёзно.

- Не понимаю, о чём ты. Не говори загадками.

- Не сегодня прости, я устал…

- Тогда мне пора. Вижу, тебе хочется побыть одному.

- Не обижайся, дорогая, я люблю тебя.

- Я тоже. Пока-пока. - Она стала одеваться. Я сделал попытку подняться с постели, но она остановила меня. - Не провожай, лучше отдохни.

Она послала воздушный поцелуй. Я заметил, как изменилось её настроение. Мне тоже было отнюдь не по себе. Несмотря на усталость, не спалось.

Прошёл месяц, второй, третий я совсем свыкся с новым образом жизни. Сосредоточился на работе, случались интересные вещи, но по-прежнему не было открытий. Встречался с Ю и с Полем. В их лице я приобрёл добрых друзей и единомышленников.

- А что там сейчас на Земле? - Спросил я как-то себя. За всё время пребывания в Футуруме, мне захотелось, наконец, в мегаполис, в гущу людей и первое, что пришло в голову – Париж. Как там мой любимый город, чем дышит? Лучше бы я этого не желал. Но кто мог меня остановить? Вспомнил, как десять лет назад встречал миллениум под Эйфелевой башней с бутылкой шампанского. Всю ночь я толкался в непроходимой толпе на Елисейских Полях. Десятки ярких колес от Триумфальной Арки до Большого Колеса на площади Согласия катили свет своих огней в приближающееся Новое Тысячелетие. Но что может быть горше одиночества в праздничном многолюдье? Пьяный, я приставал к прохожим: - Бон анэ, месье! – Бон анэ, мадам! Париж, с Новым тебя Бон анэ! – орал я и плакал, целуясь со всеми подряд.

И что я увидел сейчас? Озверелые толпы в жёлтых жилетах и без оных крушили витрины Елисейских Полей, жгли машины и покрышки. Полиция защищалась водомётами и слезоточивым газом. Вот оказывается, чем дышал мой Париж. Хаос, огонь, смрад, дым. А ещё в воздухе витал невидимый коронавирус (или всё же - КАРАновирус?) - эта чума 21-го века. Долго мы играли с судьбой в очко, ох, долго! И проиграли. Неужели и сейчас будем продолжать эту игру? Сколько надежд возлагали мы на новый век тогда, в ту нескончаемую ночь миллениума, ночь веселья и всеобщей любви! И всё сами же испоганили. Как? Когда? Зачем? - Господи, помилуй!

Выходы вовне после этого стали реже. Не потому, что странствия приелись, а потому что страшно выматывали. Однажды я побывал в парке секвой в Калифорнии. Бродя среди этих зелёных великанов, впервые ощутил, как мал человек в сравнении с природой. - Туда надо посылать всех власть предержащих, думал я, чтобы они увидели свою букашечность. Тогда бы от сознания собственного бессилия им не осталось ничего, кроме как сигануть в воды Ниагарского водопада.

Как-то на встрече с Интеллом после всех обязательных процедур и тестов, связанных с моими работами, образами, снами, с моим душевным состоянием, я неожиданно для самого себя спросил:

- А вы верите в Бога?

- Странный вопрос, ей Богу! Простите. Мы не верим, мы знаем.

- А вам не кажется это странным?

- Почему? Что вас так смущает? Искусственный интеллект порождение человека, точнее, многих человек, стало быть, вопрос веры не мог быть не решён изначально. А почему вы спросили?

- В последнее время меня всё больше тревожит мысль, что я при всех благах, которыми здесь окружён, иногда очень тоскую. «Я о земном заплачу и в раю», как сказал поэт. Это выбивает меня из колеи. Я чувствую, что не свободен, что я зависим и никак не могу привыкнуть к чипу. Я физически ощущаю его в своей голове, понимаете? Всё чаще стал обращаться к Богу…

- Это хорошо и он слышит вас?

- Не всегда…

- Значит, вы плохо верите. Что касается вашей, так называемой, свободы, о которой вы печётесь. Христос покинул землю много веков назад, но, тем не менее, миллионы людей на планете до сих пор связаны с Ним незримой нитью, не чипом, заметьте. И что? Разве люди так уж не свободны в своих деяниях, желаниях?

- Вы сравниваете себя с Богом?

- Я бы сейчас рассмеялся, если б мог. Это вы сравниваете. Вы приписываете нам то, чего нет. Богу - Богово! А кесарю - кесарево. Вы не о том думаете. Придите, наконец, к себе, ищите Бога в себе. Напомню вам известные строки: «Ищите, и обрящете, просите, и дано вам будет, стучите, и отворят вам…» Не я вам должен говорить эти слова.

Я был обескуражен, не знал, что ответить. На этом аудиенция была завершена.

Я с трудом разомкнул слипшиеся глаза и увидел перед собой свою любимую.

- Ия! Как ты здесь оказалась, я ведь…

- Не называй меня Ией, пожалуйста. Выглядишь очень плохо, ты не болен? – Она подошла, тронула мой лоб. – Да у тебя жар. Пойду, сделаю чай с медом и с лимоном.

Она пошла на кухню и вскоре вернулась с чашкой чая.

- Почему у тебя такой бардак? Ты опять начал пить? – Она подошла к бару, открыла его. – Ты с ума сошёл! Тут одни пустые бутылки…

- О чём ты говоришь! Здесь нам не дадут напиться, тут не забалуешь. А посуда - даже не знаю, обычно Света убирает, я её редко вижу, она такая незаметная…

- Какая Света? Ах, Света-органон из твоего сценария. Тебе не кажется, что ты заигрался? Пора бы уже избавиться от него. Ты постоянно его переписываешь. Кстати, твой новый вариант мне понравился меньше, чем первый.

- Правда? Это потому, что я еще не нашёл для героя выход. Ты знаешь, я очень устал.

- Попей чаю и поспи. Выглядишь ужасно. Посмотрел бы ты на себя в зеркало!

- Постой-постой! Я только сейчас понял, почему здесь в Футуруме нет зеркал, потому что выход там! Как я раньше не догадался! Надо искать, где-то же должно быть зеркало?!

- Ты о чём? Я не понимаю тебя, милый…

- Ты так и не сказала, как ты здесь очутилась. Я ведь тебя не вызывал сегодня. Ты встречалась с Энджелом? Он спрашивал тебя про ребёнка?

- С каким Энджелом? Про какого ребёнка?

- Ну, про нашего ребёнка, ты согласна, ты хочешь его?

- Да, милый, очень хочу, но ты...

Слёзы потекли по её лицу. Она поднялась и пошла в другую комнату. Я услышал, как она говорит с кем-то по телефону.

- С кем ты там говоришь, не оставляй меня?

Она вернулась и села рядом со мной.

- Почему ты плачешь, любимая? Теперь всё изменится, вот увидишь. Мы будем вместе. Здесь. Значит, они разрешили. Это надо отметить. Не плачь, наши реальности наконец-то сошлись, понимаешь?

- Да, да, я всё понимаю. Ты переутомился, милый мой, успокойся. Ты болен, у тебя жар, тебе надо в больницу. Сейчас приедет скорая, я поеду с тобой.

Вскоре в дверь позвонили. Она пошла открывать. Разговор в прихожей я не мог разобрать, говорили тихо. Потом в комнату вошли две фигуры в белых балахонах. В глазах у меня мутилось, и я не мог разглядеть за скафандрами, кто из них мужчина, кто женщина.

- Давай я помогу тебе одеться.

Когда она натягивала на меня свитер, я обнял её и шепотом сказал:

- Это не органоны, а какие-то другие, на космонавтов похожи, - слабо усмехнулся я. - Те, что ставили чип были в сиреневых халатах и такие приветливые. У меня опять какие-то неполадки, да?

- Может быть. Ты только не волнуйся, я с тобой.

- Не забудь взять мой ноутбук. Мне надо дописать еще несколько эпизодов с зеркалами. Я уже придумал их, тебе должно понравиться.

- Ноутбук туда нельзя. Вот вернёшься и допишешь. Обязательно допишешь.

Уходя, я посмотрел на окно. За ним висела звёздная ночь, и манил Млечный путь… 

0
12:00
71
54 по шкале магометра