Анна Неделина №2

Шлем ужаса

Шлем ужаса
Работа №296

[Фафнир сказал]

“Ужаса Шлем надевал я всегда!
В золоте нежась, был всех сильнее!”

«Речи Фафнира», Старшая Эдда

Di положила пухленькое тельце куклы на операционный стол, плотно связала ей руки и ноги. На лысую головку игрушки наклеила датчики и приготовила шприц с ядовито-зеленой жидкостью.

Первый укол предписано делать под верхнее веко. Только бы не промахнуться! Работа ювелирная. Затаив дыхание, Di ввела длинную иглу поверх стеклянного глаза куклы.

Из раны полилась бледно-голубая жидкость. Di с тревогой взглянула на монитор. Мозги у этих игрушек нежные, чуть ошибешься, проткнешь какой-нибудь канал, спалишь микросхему. Потом оправдывайся перед технологами, умоляй, чтобы не наказывали за брак.

Датчики показали, что мозг куклы не поврежден. Di облегченно вздохнула и смахнула со лба капельки пота. Игла вошла в лобную долю кукольной головки и ядовито-зеленая жидкость выплеснулась под черепную коробку.

Второй укол полагалось делать в затылок. Di перевернула игрушку навзничь, приставила к основанию черепа пистолет с наночипом и прицелилась. Руки слегка подрагивали от волнения.

Щелкнул затвор. Капсула с чипом вошла в зрительный центр мозга и раскрылась, излившись вязкой слизью. Операция завершена! Оставалось надеть на лысую голову игрушки Шлем Ужаса - эластичный ободок с пультом управления.

Di не раз задавалась вопросом, почему куклам нельзя устанавливать наночипы сразу при сборке мозга? Рискованно вмешиваться в работу уже отлаженной нейросистемы. Даже она, опытный мастер, время от времени промахивалась вводя шприц в глазницу и портила дорогостоящие изделия. Но на кукольной фабрике корпорации FAFNIR запрещалось спорить с технологами. Только слушать и исполнять. Слишком любопытных сотрудников наказывали, отключая их Шлем Ужаса от живописных сказочных миров, оставляя доступ лишь к самым мерзким и пугающим видениям.

Бледно-голубая жидкость перестала сочиться из глаза куклы. Di переложила игрушечное тельце на ленту конвейера отправила его в следующий цех. Ее рабочий день закончился.

Di протерла операционный стол едко пахнущим раствором, стянула с лица хирургическую маску и нажала кнопку вызова дежурного технолога. Мужчина в белоснежном комбинезоне с логотипом корпорации FAFNIR запер дверь операционной и повел ее по длинному коридору, залитому резким, слепящим глаза светом.

- Ты сегодня отработала без брака, Di11836, - равнодушно сообщил он. - Я отведу тебя в столовую.

Полутемный зал столовой освещался лишь факелами, расставленными вдоль закопченных стен. Нос защекотал аромат жареного мяса. Di в растерянности остановилась на пороге, привыкая к темноте.

С потолка зала свисали потрепанные флаги с гербами дворянских семейств. Широкие дубовые столы ломились от яств. Женщины в пышных средневековых платьях кокетливо смеялись. Кавалеры поглощали сочные куски мяса и хвастались рыцарскими подвигами.

- Иди к нам, Di, - позвал коллега, облаченный в турнирные доспехи. - Присаживайся рядом. Как отработала? Без наказаний?

- Кажется, обошлось, - вздохнула она. - Иначе вместо ужина Шлем перенес бы меня в чумной город и заставил бродить по улицам, заваленным разлагающимися трупами. Даже подумать страшно… Хотя одной из кукол я проткнула канал над глазницей. Надеюсь, не сломала ее.

Усаживаясь на лавку рядом с коллегами, Di случайно уронила на пол рыцарский турнирный шлем, стоящий на столе. Тот с грохотом ударился о каменный стол и покатился по залу. Оторвавшееся забрало отлетело в сторону.

Коллега равнодушно махнул на него рукой и плюхнул на тарелку Di дымящийся кусок мяса.

Поужинав, Di сняла со стены тлеющий факел и отправилась в свою комнату, расположенную в южной башне замка. Ножки в легких туфельках ощущали каждую выбоину потертых ступеней винтовой лестницы. Пышная юбка шуршала, прикасаясь к ледяным каменным стенам. Кожа Di покрылась мурашками, зубы застучали от холода.

С трудом отодвинув массивный чугунный засов, она вошла в спальню. В темноте сбросила шуршащее шелковое платье и нырнула в холодные перины. Перед тем как заснуть, запрограммировала Шлем Ужаса на пробуждение. Если ночью кукла не сломается и технологи не захотят ее за это наказать, утром перед работой можно будет совершить небольшую пробежку вокруг замка.

Корпорация FAFNIR поощряла сотрудников следить за своей физической формой и перед началом рабочего дня делать зарядку. Считалось, что это позволит эксплуатировать их тела дольше и эффективней. Поэтому Шлем Ужаса предлагал множество фитнес-программ на любой вкус. Можно было заняться йогой с инструктором - худощавым гибким индусом. Или выбрать себе виртуальных партнеров для винтажной групповой аэробики.

Di перепробовала уже много программ, но больше всего ей нравился бег.

Проснувшись на рассвете, Di распахнула окно. Прохладный ветер развевал ее длинные золотистые волосы. По телу пробежала приятная дрожь. Солнце едва поднялось над заснеженными вершинами гор. На лужайке перед замком мирно паслось стадо диплодоков. Эта имитация Шлема Ужаса называлась “Альпийская пастораль Юрского периода”.

Натянув спортивный комбинезон, Di отправилась на пробежку. Сегодня ее виртуальным тренером станет тиранозавр. Он уже поджидал ее, притаившись между деревьев. За несколько метров Di почувствовала его зловонное дыхание. Побежала к лесу, постепенно набирая темп. Он припустился за ней.

Земля сотрясалась под тяжестью огромных лап тираннозавра, затрещали сломанные ветки и стволы деревьев. Спину Di обдавало горячее дыхание хищника. Она выбежала из леса и направилась к озеру. Сочная трава хрустела под ногами, пачкая ярким соком белоснежные кроссовки.

Тиранозавр приближался. Собравшись с силами, Di рванула вперед. Но вдруг с размаху ударилась о невидимую стену и рухнула в траву. Раскрытая пасть тираннозавра склонилась над ней, зловонная слюна капала с ощетинившихся зубов.

Неожиданно тело хищника распалось на разноцветные кубики и растворилось в воздухе. В ушах шумело, перед глазами расплывались бордово-синие круги. Di ощупала голову. Шлема Ужаса на ней не было!

Di привстала и огляделась. Невидимая преграда, на которую она налетела, оказалась бетонным сооружением. Видимо бежала так быстро, что Шлем не успел сгенерировать на его месте голограмму дерева или альпийского шале.

Di нащупала Шлем в траве рядом с собой и натянула его на голову, надеясь, что “Альпийская пастораль” восстановится. Но помехи не исчезали. Нестерпимо заболела голова. Di села, прижавшись спиной к холодной бетонной стене. Комок рвоты подкатил к горлу и вылился на траву. Сразу стало легче. Голограмма горного пейзажа все отчетливей проявлялась перед глазами, а бетонное строение постепенно превращалось в шершавый, нагретый солнцем ствол векового дуба. Ветер шелестел в серебристой кроне и на землю сыпались созревшие желуди. Di встала с земли и, слегка пошатываясь, поплелась к замку.

Перед началом смены сотрудники FAFNIR собрались в столовой на завтрак. Di настроила Шлем Ужаса на режим чопорного викторианского чаепития.

Солнечный свет лился через высокие стрельчатые окна. Дамы, наряженные в темные платья с белыми кружевными жабо, поедали йоркширский пудинг. Затянутые в узкие корсеты, они казались стройнее и изящней обычного. Кавалеры щеголяли в элегантных костюмах и черных блестящих цилиндрах. Di почти оправилась после недавнего падения. Голова еще болела, но помех перед глазами уже не было. Шлем тоже работал в обычном режиме, генерируя живописные голограммы.

Но плотно позавтракав, Di снова ощутила приступ тошноты. Едва успела добежать до туалета. К счастью, никто из сотрудников этого не заметил.

Как обычно, дежурный технолог проводил Di на рабочее место и запер дверь. Лента конвейера зашевелилась и привезла первую куклу. Привычным движением Di переложила ее на операционный стол и приклеила к лысой головке датчики. Уже приготовилась связать ей руки и ноги, но в ужасе отпрянула.

Кукла дышала! Пораженная Di ощупывала маленькое тельце и прислушивалась к сердцебиению. На нежной коже малышки оставались следы от прикосновений. Она вздрагивала во сне и шевелила губами.

Di испуганно закричала. Ноги подкосились, она упала на пол, зацепив стеклянный столик с приготовленным шприцем. К горлу снова подкатил ком. Прибежавший на шум технолог застал ее лежащей на полу в луже рвоты.

- Кукла живая, живая, - бормотала Di, безумно оглядывая операционную. - Я не стану ее колоть.

Технолог скрутил ей руки и впрыснул в плечо лекарство.

Di приходила в себя постепенно. Сначала ощутила ноги и руки, резиновыми ремнями привязанные к кровати. Потом почувствовала резкий запах операционной. Глаза не открывались, словно на них положили подушку. Подумала, что Шлем Ужаса настроили на режим наказания.

- Проснулась, Di118360? Слышишь меня? - проскрежетал высокий мужской голос.

- Слышу. А какой режим вы мне настроили?

- Никакой. Твой Шлем Ужаса потерял связь с мозгом. Это из-за удара головой о вентиляционную шахту. Мы пока не решили, что с тобой делать. Еще раз проверим все функции. Но на фабрику игрушек ты в любом случае не вернешься.

- Где же я теперь буду жить?

- Я же сказал, мы еще не решили! - раздраженно ответил мужчина и направился к выходу.

Di прислушивалась к удаляющимся шагам. Чтобы отвлечься от тревожных мыслей, она следила за ударами сердца, шевелила пальцами рук и ног, старалась как можно громче шуршать о холодную клеенчатую простыню.

Слова “твой Шлем Ужаса потерял связь с мозгом” звучали как приговор. Технологи уверяли, что без Шлема человек умирает. Di сколько себя помнила, Шлем всегда стягивал ей голову и заполнял сознание красочными имитациями.

Да, иногда технологи наказывали ее и загружали жуткие картины. Но она знала, что это всего лишь иллюзия. Монстры, нападающие на нее хоть и скрежещут зубами, но никогда не покусают. Земля под ногами не разверзнется, а волна цунами если и накроет, то сразу же выбросит на берег, не позволив захлебнуться. Каков реальный мир и можно ли прожить без иллюзий? Она не представляла.

Раздумья прервал лязг открывающегося замка.

- Di118360, ты больше не можешь пользоваться Шлемом Ужаса, - проскрежетал знакомый мужской голос. - На совете технологов корпорации FAFNIR принято решение о твоей утилизации. По закону, ты можешь выбрать один из ее способов. Умереть моментально от инъекции или согласиться на научный эксперимент с твоим телом. Если соглашаешься на эксперимент, мы уже не гарантируем тебе быстрой и безболезненной смерти. Что выбираешь? Я готовлю шприц для инъекции?

- Нет! Лучше эксперимент, - воскликнула Di.

- Тогда жди. За тобой придут.

Быстрым шагом он вышел из комнаты, захлопнулась дверь. Оставшись в одиночестве, Di снова погрузилась в размышления.

Она не знала сколько ей лет, ни разу не видела своего отражения в зеркале, никогда не выходила за территорию фабрики. Зато благодаря Шлему Ужаса успела “побывать” в разных эпохах и местах Земли. Разве важно, где человек находится и что видят его глаза? Главное, как увиденное расшифровывает мозг.

Как-то раз Di загрузили голограмму с публичных дебатов по поводу широкого распространения Шлема Ужаса. Глава FAFNIR Джон Малик убежденно вещал с трибуны:

- Что есть окружающий нас мир? Иллюзия, которую рисует мозг, используя стандартный алгоритм. Каждый из нас составляет собственную уникальную расшифровку внешних и внутренних сигналов. Восприятие мира зависит от самочувствия, психического состояния и жизненного опыта человека. Поройтесь в своей памяти. Вспомните, как в течении жизни менялись ваши впечатления от одних и тех же вещей. Все в мире субъективно. Люди привыкли пускать процесс расшифровки информации на самотек. А мы научились им управлять.

- Вы научились обманывать зрение? - спросил один из оппонентов.

- Мы научились строить иллюзии, задействуя зрение, слух, обоняние, осязание, вкус, ощущение тепла и холода, координациею движений.

- Обманывать мозг аморально! - выкрикнула одна из зрительниц.

- Неужели вы никогда этого не делали? - вмешался в спор профессор Шаров, научный руководитель корпорации FAFNIR. - Чтобы расслабиться, тысячи людей включают записи с шумом прибоя, закрывают глаза и представляют, что лежат на берегу океана. Это и есть обман мозга. Что же здесь аморального? Шлем Ужаса работает по тому же принципу, только задействует сразу все органы чувств человека. Во время имитации, вы не только слышите, как волны бьются о берег. Вы видите их голограмму, чувствуете запах соли и водорослей. Ваши ноги проваливаются во влажный песок, тело обдают холодные брызги. А вы в это время лежите у себя дома на любимом диване.

- Уж лучше на море поехать, чем на диване лежать, - крикнул кто-то из зала.

- А что вы скажете по поводу исторических имитаций? - спросил Шаров. - Наши разработчики изучили различные исторические эпохи и составили для вас подробный каталог визуальных объектов, звуков, запахов. Пользуйтесь! Гуляйте по улицам Древнего Рима и наблюдайте за строительством пирамид Гизы.

На этих словах Шарова голограмма дебатов прервалась. Или Di уже забыла ее продолжение. Теперь, когда Шлем Ужаса не был подключен к мозгу, видения-воспоминания возникали урывками и смешивались друг с другом.

- Di118360, слышишь? - раздался приятный мужской голос. - Мой идентификатор Si210440. Можешь звать меня просто Si. Я разработчик имитаций для Шлема. Мне сказали, ты согласилась участвовать в нашем эксперименте.

- Да.

Si освободил ее руки и ноги от резиновых ремней, помог встать с кровати, а потом снял повязку с глаз.

- Как ты, Di? Голова не кружится? Не качает? - заботливо спрашивал он, взяв ее за руку.

Di всматривалась в его лицо. Веселый, с растрепанными темными волосами он не был похож на других сотрудников, которых она встречала на фабрике. Как и все технологи, Si был одет в белоснежную униформу с логотипом FAFNIR. Но из-под небрежно расстегнутого на груди комбинезона выглядывала пестрая футболка.

Комната, в которой они находились, походила на операционную: те же сканеры мозга, большие мониторы и стерильные шкафы с инструментами.

- Что ты видишь, Di? Картина сильно отличается от той, что показывал тебе Шлем?

- Не отличается.

- Да, твой Шлем создавал имитацию только некоторых объектов. А теперь я покажу, как выглядит наша фабрика снаружи. Иди за мной.

Они вышли из комнаты, спустились по лестнице и оказались на улице. Ни деревьев, ни травы Di не увидела. Площадь перед фабрикой покрывали серые бетонные плиты. Кое-где виднелись низкие невзрачные строения. Сбегая от тиранозавра Di налетела на одно из них. Альпийских гор на горизонте тоже не оказалось. За ярко-оранжевым сетчатым забором расстилалась безлюдная пустыня.

- А это дом, где живут сотрудники, - указал Si на бетонную десятиэтажную коробку с узкими, словно бойницы, окошками. - Твоя комната на пятом этаже. Пойдем, провожу тебя в нее.

- А мне этот дом казался замком, - вздохнула она. - Я была уверена, что живу в одной из башен.

- Некоторые из твоих коллег представляют его холодной пещерой или уютной хижиной на дереве. Разочарована увиденным?

- Да.

- Привыкай, - вздохнул он. - Вот и твоя спальня.

В тесной мрачной каморке едва помещалась жесткая койка. Солнечные лучи, проникающие через узенькое окошко под потолком, освещали обшарпанные бетонные стены. Личных вещей у Di не было. Горничная каждый день приносила ей свежий комбинезон и уносила в стирку грязный.

- Di, ты можешь гулять вокруг фабрики, бегать по утрам, делать зарядку. Только не разговаривай с другими сотрудниками. Это запрещено. И не пытайся войти в цеха. Все двери под охраной.

Si ушел, а Di решила сразу же осмотреть территорию фабрики, чтобы продумать план побега. Но картина реальности часто ускользала от нее, сменяясь обрывками прожитых имитаций.

Стоило выйти на улицу, как бетонная площадка перед фабрикой заколебалась, превращаясь в бурлящее море. Di ощутила себя на корме торгового клипера. Поскрипывали мачты, соленый ветер развевал ее золотистые волосы, волны ударялись о борт, покрывая палубу россыпью прохладных капель. Над головой деловито носились чайки… От качки ее начало мутить, комок рвоты подкатил к горлу. Di обхватила руками голову, пытаясь отогнать тошнотворное видени. Вдруг резкий крик чаек заглушило стрекотание гигантской стрекозы, садящейся на крышу фабрики. Прежде Di ее не видела.

Вечером Si вызвал ее к себе в кабинет. Он сканировал ей мозг, проверял зрение.

- Si, я увидела, как на крышу фабрики садится огромная жужжащая стрекоза. Почему раньше ни в одной из имитаций не видела ничего подобного? - спросила она.

- Это грузовые вертолеты, наш основной вид транспорта. А в имитации ты их не видела, потому что они не угрожали жизни. Например, ты включаешь режим “Древний Рим”, но при этом идешь по улице современного города. Все машины, которые представляют опасность, будут в твоем сознании камуфлироваться под соответствующие эпохе движущиеся объекты. Это могут быть вооруженные всадники, колесницы, бычьи повозки. Ты видишь их и ведешь себя осторожно. А если машины движутся близко, но вас разделяет низкий забор или еще какая-то преграда, то ты совсем не видишь их. На их месте может быть голограмма дома или озера. Можно было бы их тоже изобразить, как движущиеся объекты. Но на это программе потребуется много ресурсов. А мы не хотим перегружать сервера. Статичную картинку изобразить гораздо проще.

- А если бы вертолет сломался и упал на меня?

- Тогда бы ты увидела летящий с неба камень. При разработке имитации мы составляем целый каталог визуальных образов на все случаи. Хотя бывают и сбои, техника несовершенна. Ты ведь и разбила голову из-за такого сбоя.

- От чего бывают сбои?

- Поломки серверов, баги, перегруз сети. Но часто имитация зависает из-за действий самих людей. Она создана для пользователей с предсказуемым поведением. Если во время имитации дебоширить, приставать к прохожим, лезть под копыта лошадей, неминуемо случится трагедия.

Следующим утром Si пришел в комнату Di и сообщил:

- Собирайся. Эксперимент назначен на сегодня. Вертолет уже ждет нас.

Во время полета Si молчал, а Di рассматривала проносящиеся под ногами пейзажи: безжизненные обугленные леса, руины бетонных многоэтажек, засыпанные мусором пустыри.

- Сейчас мы будем испытывать военную имитацию, - инструктировал Si, когда они приземлились на поляне посреди высохшего леса. - Ты уже знаешь, что под действием Шлема Ужаса, человек отключается от окружающего мира, живет в собственной иллюзии. А военным необходимо, чтобы все бойцы действовали заодно. То есть им нужна массовая иллюзия. А это реализовать намного сложнее, чем индивидуальную. К тому же, у военных и скорость реакции выше, чем у обычных людей. И оружие в руках боевое. Обычная имитация глючит и не успевает за ними. Мы создали специальную программу. Но и она пока еле тянет.

- А зачем им иллюзия?

- Это решение наших политиков. Они считают, что солдат, убивший хоть одного человека, приходит с войны моральным калекой. Послевоенная адаптация пройдет быстрее, если он будет уверен, что во время службы убивал зомби или инопланетных монстров. Сегодня мы опробуем простенькую иллюзию. Солдаты будут представлять себя средневековыми аристократами, охотящимися на оленя. Вместо автоматов дадим им арбалеты. А бегать они будут среди деревьев, чтобы облегчить Шлему генерацию иллюзии.

- Что буду делать я?

- Изображать оленя.

- Они же меня убьют!

- Да. Но ты сама согласилась на это. Конечно, это слабое утешение, но одним из охотников будет сам Джон Малик, глава FAFNIR. И профессор Шаров с ним. Твоя задача прятаться и убегать от охотников. Ты же любишь бегать. Постарайся продержаться как можно дольше. Когда тебя подстрелят из арбалета, я сделаю смертельную инъекцию, чтобы не страдала от предсмертной агонии. Это все, чем могу помочь, Di.

Охота началась. Воины и Di были в одинаковых белых комбинезонах. Но себя мужчины представляли разряженными аристократами, а ее молодым благородным оленем.

Охотники двигались медленно, высоко поднимая ноги. Их было пятеро. Шлем создавал иллюзию, будто они идут по густому лесу, переступая через валежник.

Заметив “оленя”, Малик вскинул арбалет. Di помчалась от него, прячась за деревьями. Он ринулся следом, спотыкаясь о несуществующие преграды. Остальные охотники стали ее окружать. Бежать некуда!

И тогда Di решила обмануть Шлем непредсказуемыми действиями. Подпустив Малика ближе, она забралась на сухое дерево и прижалась к стволу. Глава FAFNIR растерялся. Встал прямо под веткой, на которой она сидела и огляделся по сторонам. Шлем не был готов к тому, что “олень” окажется на дереве и потерял ее из виду.

Вдруг из кустов выскочил профессор Шаров и пустил стрелу прямо Малику в горло. Он захрипел и упал, отбросив арбалет. Di замерла, пытаясь понять действия имитатора. Малик оказался под деревом и программа решила, что он больше похож на оленя, чем сидящая на ветке Di? Но что теперь увидит застреливший его профессор?

Шаров подошел к трупу, вскрикнул и отпрянул. Тут же его спину пронзила стрела третьего охотника. Поняв, что застрелил профессора, он бросил арбалет и припустился бежать, не разбирая дороги. Но через несколько минут его подстрелил четвертый участник охоты.

Di соскочила с дерева и схватила брошенный арбалет. Вдруг кто-то тронул ее за плечо. Она резко обернулась, выставив оружие перед собой.

- Джон, где этот чертов олень? - спросил ее охотник. - Сколько еще бегать за ним?

- Был на поляне. Иди, посмотри, - стараясь имитировать мужской голос, ответила она.

- Убили его уже?

- Ранили. Добивают.

- Быстро что-то, - разочарованно вздохнул он. - Ладно, пойду гляну.

Охотник отошел. Бежать Di не рискнула, чтобы имитация снова не приняла ее за оленя. Оглядываясь по сторонам, она медленно шла между остовов деревьев, держа над головой арбалет. Возможно, Шлем идентифицирует охотников по наличию оружия.

Сзади раздались крики: “Держи ее!” Di поняла, что иллюзии охотников развеялись и помчалась от них со всех ног. Но чуть не врезалась в ярко-оранжевый сетчатый забор. Неужели конец?! В отчаянии она швырнула на сетку арбалет. Проволока заискрилась, вдалеке завыла сирена.

“Пусть током ударит, умру быстро”, - решила она, бросаясь на забор. Но напряжения на сетке не было. Она перелезла на другую сторону и помчалась прочь.

Темнело. За целый день блуждания по сухому лесу Di не встретила ни одного человека. Можно считать, побег удался. Но как теперь жить дальше?

Время от времени перед глазами Di возникали красочные видения. Но это не были обрывки сгенерированных Шлемом имитаций. Картины всплывали из глубин ее памяти, цепляясь одна за другую.

Di вспоминала себя маленькой девочкой. Крепко держа за руки, мама с папой вели ее через прозрачный, сожженный химикатами лес. Стемнело. Папа сказал, что сверху земля заражена ядами и на нее нельзя ни садиться, ни ложиться. Голодные, в изорванной одежде, они вырыли канаву и устроились в ней на ночлег. Обняв малышку, родители согревали ее своим теплом…

Di ушла уже далеко от места охоты. Солнце садилось за верхушки облезлых деревьев. Невдалеке слышался гул проносящихся машин. Di вышла по обочину дороги, выжидая подходящий момент, чтобы перебежать на другую сторону.

Вдруг за ее спиной резко затормозил автомобиль. Di попыталась скрыться в лесу, но споткнулась и упала. Почувствовала, как на голову набросили мешок и в шею вонзили иглу...

- Di, слышишь меня? - разбудил ее ласковый голос. - Тебя не тошнит, голова не кружится?

Di открылаа глаза и испуганно вскрикнула, увидев склонившегося над над собой Si.

- Не бойся, девочка, все хорошо, - успокаивал он, гладя ее по волосам. - Мы у друзей. Тебя здесь никто не найдет. Ну и переполох же ты устроила в лесу...

Si был одет в пеструю футболку, а на его груди висело украшение, похожее на меч. Ему не терпелось описать подробности охоты, но Di прервала его вопросом:

- Ты меня теперь утилизируешь?

- Я уже это сделал, - рассмеявшись, ответил он. - Подписал документы, что ты мертва. Во время эксперимента бравые вояки перестреляли друг друга. В смерти Малика и Шарова обвинили тебя. Участники эксперимента написали объяснения, будто из-за сбоя имитации ты смогла захватить арбалет и учинить расправу. Пришлось тебя якобы поймать и умертвить на месте.

- Они принимали за оленя не меня, а друг друга?

- Да, я взломал имитацию. Давно ожидал, когда все эти высокопоставленные шишки соберутся вместе. Надеялся, что ты воспользуешься неразберихой и сбежишь. Но не ожидал, что ты окажешься такой прыткой. Целый день тебя по лесу разыскивал.

- Ты работаешь против корпорации?

- Да. Я из Сопротивления. Как бы хорошо не была отлажена система их безопасности, в ней всегда можно найти уязвимости. Этим я и занимаюсь.

- А где мы сейчас?

- Глубоко под землей. В нашей тайной лаборатории.

Di огляделась по сторонам. Слева стояла другая кровать, на которой лежала худенькая, коротко стриженная девушка. И над ней тоже склонился Si. Соседка повернула голову и удивленно рассматривала ее.

- Кто это? - спросила Di.

- Это мы с тобой. Там зеркальная стена, - улыбнувшись, ответил Si. - Ты же никогда не видела свое реальное отражение. Знаешь только образ, сгенерированный Шлемом. Кстати, как думаешь, почему корпорация называется FAFNIR?

- Я слышала, что это какая-то аббревиатура.

- Нет, Фафнир - это имя древнего чудовища, одного из последних рептилоидов, живших в Европе. С помощью Шлема Ужаса Фафнир держал в страхе людей, превращая их в рабов. Воины не раз пытались убить его. Но Шлем наводил на них морок, генерируя страшные видения. Забыв обо всем, смельчаки в панике бежали от его пещеры. Победить рептилоида смог лишь легендарный конунг Сигурд. Он заколол чудовище, снял с его головы Шлем Ужаса, перепрограммировал и отдал людям. Так Шлем Фафнира стал служить для защиты от врагов. Об этом подробно написано в “Старшей Эдде” - древнеисландском сборнике легенд.

- Видимо, основатели нашей корпорации тоже читали эти легенды.

- Все гораздо хуже. Я уверен, что это монстр Фафнир снова вернулся в наш мир. Как и прежде, он запугивает людей и заставляет их работать на себя. Только делает это уже не в облике рептилоида. Теперь он респектабельный бизнесмен. С помощью Шлема Ужаса создал империю, основанную на рабском труде. Устраивает революции, развязывает войны, оставляя людей без крова и пропитания. Чтобы беженцам негде было укрыться, заливает ядохимикатами леса и плодородные поля. Обезумевшие от голода люди рвутся на фабрики Фафнира, где им обещают сытую и безопасную жизнь. Вновь прибывших сразу же подключают к Шлему. Ты сама вживляла чипы в мозг маленьких детей, думая, что это куклы. Вместо имени они получают код идентификации и отключаются от реального мира.

Казалось, Di не слушала его. Она изучала свое отражение в зеркале. Ощупывала лицо, открывала и закрывала глаза.

- Сегодня я вспомнила своих родителей, - сказала она, задумчиво глядя на себя. - Помню как мы убегали от дикарей-людоедов. Мама с папой по очереди несли меня на руках, падая от голода и усталости.

- Я изучал твое личное дело, Di. Десять лет назад твои родители пришли на фабрику вместе с тобой. Они и сейчас там, но не помнят о тебе. Шлем навел на них морок.

Di вспоминала мамин голос, ее влажное от слез лицо. Засыпая в ласковых родительских объятиях, она ощущала себя самой счастливой девочкой во вселенной. И не важно, что их дом разрушен, а земля залита едкой, дурно пахнущей жижей. Они выжили, успели сбежать. Услышав гул вертолетов, папа посадил их с мамой в джип и по бездорожью вывез в лес. И после долгих скитаний они пришли на фабрику.

- Почему же никто не остановит это чудовище? - сквозь слезы спросила Di. - Что же делать?

- Поступить как Сигурд. Отнять у рептилоида Шлем - его главное оружие. С иллюзиями будет покончено, людям вернется память. Это вполне реально сделать. Сейчас я покажу, как работает имитация.

Si надел ей на голову датчики и включил монитор. На экране засветилось трехмерное изображение черепной коробки.

- Часть картинок для имитации рисуют наши дизайнеры. Это мелочи, маскирующие современные объекты. Они попадают в мозг вот по этому каналу, - объяснил он, водя пальцами по монитору. - Как раз его ты и повредила при падении. Но у тебя сохранились участки, отвечающие за прием фоновой информации. Видишь, как пульсируют эти точки в затылочной части?

Si увеличил изображение.

- Через них в мозг поступают фоновые, базовые образы, - продолжал он. - Например, внешний вид дворцов Люксора, шум улиц древних Афин, аромат висячих садов Вавилона… Все это не выдумка наших дизайнеров. Базовые образы подкачиваются в мозг напрямую из информационного поля Земли. В нем хранится база данных обо всем, что когда-то происходило на планете. Фафнир имел к ней доступ в древние времена. Получил он его и сейчас. Можно этот доступ заблокировать, сменив пароль. Только успех не гарантирован. Не исключено, что эксперимент обернется для тебя катастрофой.

- Я умру?

- Или потеряешь разум. Никто ничего подобного еще не делал. Я бы провел этот опыт на себе. Но вживив в мозг микросхемы, сразу окунусь в иллюзии и не смогу управлять процессом. Твоя травма дала уникальную возможность сознательно управлять потоком информации. Я написал программу, открывающую доступ к паролю. Но она может разорвать тебе мозг.

Di думала о несчастных детях, которых сама подключала к Шлему. Теперь ее мучила горечь вины перед ними. Они никогда не узнают родительской любви. И потом, сами родив малышей, не задумываясь отдадут их на растерзание корпорации. Конвейер людей-полуроботов так и будет бесперебойно снабжать FAFNIR послушной биомассой.

Да, участие в эксперименте Si могло стоить ей разума. Но кто-то же должен рискнуть ради всеобщего прозрения. А если сейчас струсить и отказаться, потом загрызут муки совести из-за того, что могла изменить мир, но проявила малодушие.

И как после этого смотреть в глаза Si и другим ребятам из Сопротивления? Спасая ее, они сами могли лишиться жизни.

- Я согласна помочь, - сказала она уверенно. - Что нужно делать?

Si усадил ее в удобное кресло и надел на голову тугой металлический обруч со множеством датчиков, опутанных проводами.

- Расслабься, - мягко сказал он. - Думай о самом прекрасном, ради чего стоит жить в реальном мире. Представь, будто мы уже развеяли морок Фафнира. Что же получат люди взамен сладких иллюзий? Горькую правду, одиночество? Или нечто настолько значимое, что никогда больше не позволят чудовищу вернуть власть над собой.

Di представила, как лишившись Шлема, люди впервые осознают, что живут в убогих бетонных коробках, а не во дворцах или альпийских шале. А вместо привычных пасторалей они увидят иссохшую ядовитую землю.

Виртуальные друзья больше не станут развлекать их и скрашивать одиночество. От реальной картины мира люди придут в отчаяние. Они проклянут Сопротивление за вмешательство и уже осмысленно отдадут себя в руки Фафнира.

- Что же предложить людям взамен морока? - спросила она, глядя в монитор Si, по которому быстро бежали строки программы.

- Подумай. Все ответы в твоем прошлом. Вернее, в прошлом человечества.

Пальцы Si плавно скользили по клавиатуре. Датчики на голове Di стали нагреваться, 3D изображение мозга на одном из приборов покрылось пульсирующими точками.

Она закрыла глаза и почувствовала себя в невесомости. Ритмичные щелчки клавиш выстраивались в мелодию. Музыка обволакивала тело Di, проникала в душу, пробуждая сокровенные мечты и воспоминания.

На какой-то миг она погрузилась в кромешную тьму, будто умерла. А потом почувствовала, что снова бредет по ржавому, отравленному химикатами, лесу. Пожухлая трава послушно сминается под ногами. От поднимающейся с земли ядовитой пыли зачесались глаза и начался кашель.

Где-то вдали угадывается чарующая музыка. Путеводным клубком она перекатывалась между деревьев, заставляя вибрировать их трухлявые стволы. Она знала, это Si подает ей знак, указывая верную дорогу.

Стараясь ни к чему не прикасаться, Di осторожно шла дальше.

Выйдя из леса, она увидела массивную стену, сложенную из грубых неотесанных камней метров десять высотой.

Из-за стены доносился беззаботный детский смех. Сердце Di екнуло. По ту сторону была ее будущая дочь!

Радостное детское воркование заглушил гул работающих моторов. Di подняла голову. Словно стая гигантских птиц, по небу ровным строем плыли громоздкие беспилотники, распыляющие химикаты.

По телу Di пробежала дрожь. Еще несколько минут и самолеты-убийцы доберутся до девочки и забрызгают ее ядом.

Но малышку еще можно спасти. Di решила принять обжигающие струи на себя, укрыв ее своим телом.

Она побежала вдоль стены, пытаясь найти вход. Вот и железные ворота, покрытые острой металлической чешуей. Di отчаянно заколотила в них, разбивая в кровь кулаки.

На стук никто не ответил. Беспилотники стремительно приближались.

И разбежавшись, Di всем телом ударилась об ощетинившиеся металлом ворота. Кровь хлынула из глубоких порезов. Взвыв от боли, Di упала на землю.

Беспилотники были уже совсем близко. Любовь к дочурке заставила ее снова вскочить на ноги.

Неожиданно материнская нежность огненным снарядом вырвалась из ее груди и с грохотом протаранила ворота, оставив в них огромную дыру. Лицо обдало жаром от расплавленного металла.

“Неужели материнская любовь на такое способна?! - подумала она, осматривая искореженные ворота.

За стеной она увидела цветущий яблоневый сад. Белокурая малышка беспечно скакала между деревьев, напевая веселую песенку. Заметив маму, она с радостным криком подбежала к ней. Di присела на колени, чтобы обнять дочурку.

Кудрявые волосы девочки были усыпаны розовыми лепестками и золотистой пыльцой. Она нежно обвила мамину шею пухлыми ручками и прижалась к израненной груди. Di почувствовала трепет маленького любящего сердечка.

Крепкие мужские ладони легли на плечи Di. Дочка радостно взвизгнула и потянулась к папе.

- Смотри, принцесса, что я принес тебе, - сказал он, подавая малышке белую розу. - Только держи аккуратно, чтобы не уколоться.

Она взяла в руку цветок, вдохнула сладкий аромат и пролепетала: “Как вкусно”.

- А это для твоей мамочки, - мужчина протянул Di алую розу.

Она хотела разглядеть его лицо, но взгляд не фокусировался, будто программа специально размывала его черты, чтобы нельзя было идентифицировать.

Золотистая пыль кружилась над садом, оседая на бархатные листья яблонь.

Di представила, каким прекрасным станет мир, когда люди освободятся от морока Фафнира. Дети найдут своих родителей, влюбленные встретятся после долгой разлуки, отравленная земля зацветет.

Нежность, накопившаяся за годы одиночества, хлынула из сердца Di. Глаза заволокли слезы счастья.

Любовные чувства Di сгущались, ароматными клубами заполняя мир. Не выдержав напора чувств, каменные стены, окружающие сад, начали разрушаться.

Грозно рычащие над головой беспилотники, один за другим растворялись в воздухе. Где-то вдали раздался пробуждающий землю удар грома. И вместо ядовитых химикатов, на лес пролился чистый весенний дождик.

- Di, ты сделала это! - ликующе воскликнул Si. - Ты взломала пароль! Теперь только горячо любящая душа сможет проникнуть в информационное хранилище Земли. Ты умница!

… Di снова ощутила себя в тайной лаборатории Сопротивления. Ее голову все так же стягивал стальной обруч с датчиками. На центральном мониторе красным мигала надпись “FAFNIR сбой системы”.

Si заботливо склонился над ней.

- Di, милая, как ты? - шептал он, бережно теребя ее за плечо.

- Все, никаких больше кодов идентификации, - решительно ответила Di. - Пришло время давать друг другу человеческие имена. Если ты не против, я назову тебя Сигурдом. Ведь это твой цифровой меч победил чудовище.

- А я назову тебя Эдда, что означает “прародительница”. Ведь это твоя материнская любовь помогла оживить землю.

0
15:20
106
Кристина Бикташева