Эрато Нуар

Прорываясь сквозь Тьму

Прорываясь сквозь Тьму
Работа №84

2ХХХ год, звёздная система «В-2817»

Борт приписки: авианесущий линкор «Белуга»

Принадлежность: 8-ой Миграционный Флот Империи

- Слушай, мы уже три дня в этой звёздной системе торчим! Где наш боевой флот?

Громкий мужской голос стальными клещами ворвался в мой сон, разрушая его тяжелый полог. Ощущение мягкого одеяла и пуховой подушки, медленно уплывало, уступая место реальным ощущениям. А именно, простой солдатской койке, на которой лежит ваш покорный, даже не укрытый одеялом. Впрочем, после тяжелых военных будней, даже голая земля покажется мягчайшей периной. Именно поэтому я крайне неохотно поднял веки, чтобы посмотреть, кто же там решил поспорить среди космической ночи. Белый свет резанул по глазам, и мне пришлось зажмуриться, чтобы зрение немного восстановилось после резкой смены освещения. Дождавшись, когда глазные яблоки перестанут болеть, я потёр лицо, чтобы окончательно проснуться, и повернул голову, осматриваясь.

В глаза мне сразу бросился массивный параллелепипед стола, стоящий в центре шестиугольной каюты. Над столешницей непрерывно крутились голограммы, демонстрирующие новые тактики воздушного боя в условиях открытого космоса. На стульях, полукругом расставленных вокруг него, разместились три парня, оживленно о чём-то разговаривающих. Это были мои товарищи по звену. Летчики почти не обращали внимания на изображение, продолжая активно дискутировать:

- Слушай, ну нам же сказали, что военный флот уже в пути, - негромко произнёс Павел, невысокий темноволосый крепыш, - До его подхода нам всё равно воспрещается совершать какие-либо действия по установлению контактов. Да ты сам подумай, Жер, это же инопланетяне! А ну как жахнут чем-нибудь, и Флот в клочья? У нас же война, не забыл?

Мысленно согласившись с Пашкой, я принял горизонтальное положение и тряхнул головой, прогоняя остатки сна. Моё пробуждение прошло незаметно для всех, кроме немногословного Джеймса, который до этого спокойно слушал двух спорщиков. Положив ладонь на столешницу, он набрал короткую команду в панели управления каютой, после чего в глубине стола едва слышно загудели механизмы синтезатора пищи. Хорошая вещь, этот синтезатор. Вопреки общепринятому мнению, он не создаёт еду из других элементов таблицы Менделеева, а готовит блюда из имеющихся продуктов. И еду приготовит, и чай, если нужно будет. Ну, или как сейчас – кофе. Благостный запах этого напитка почти мгновенно распространился по каюте. Спустив ноги с кровати, я неторопливо прошлёпал к столу, кивком приветствуя остальных. Добравшись до санузла, включил воду и начал умываться, внимательно прислушиваясь к разговору, доносившемуся из каюты через оставшуюся открытой дверь:

- Нет, нет, нет, друг мой Павел, я с тобой не согласен, - рыжеволосый Жерар говорил громко, постукивая кончиками пальцев по столу, - Конечно, мы наслышаны об агрессивности этих существ, но ведь и мы не пальцем деланы. К тому же, почему мы всегда должны иметь военное преимущество перед возможным собеседником?

Может показаться, что Жер любит спорить, но это совсем не так. Просто наш доблестный Флот уже три дня торчит у одинокой звезды, впустую расходуя ресурсы. Особенно скучно было лётчикам авиакорпуса, ведь даже учения проводить нельзя. А всё почему? Да потому что в самой удобной для гиперпрыжка точке разместился инопланетный флот! Пусть он явно не военный, но это же флот врага! Сообщения не принимает, сам на связь не выходит и с места не двигается. Просто висит в пространстве и действует нашим адмиралам на нервы. Следуя инструкциям, адмирал срочно связался с 3-им боевым флотом, который оказался ближе всех остальных к нашей системе, и вызвал их для оказания поддержки в переговорах. Спросите, как они могут помочь в переговорах? Всё достаточно просто. Ребята из военного Флота просто должны висеть неподалёку от места контакта, грозно вращая пушками, чтобы никакая инопланетная гадина даже в мыслях не могла себе представить нападение на нас. Как по мне, совсем не лишняя предосторожность, с учётом идущей уже седьмой год космической войны.

Вернувшись в каюту, я с благодарностью принял кружку горячего кофе из рук Джеймса и присел рядом с парнями, чтобы поучаствовать в беседе. Но, похоже, пока я умывался, ребята закончили-таки свои разговоры и теперь внимательно изучали голограммы с физическими характеристиками звезды, возле которой мы оказались. Забавная, кстати, звёздочка. Небесное тело зависло в центре неизвестной аномалии, искажающей свет. И звезда из-за неё казалась багрово-чёрной, покрытой многочисленными сияющими трещинами, откуда бил свет, ничуть не менее яркий чем у обычной звезды класса «Солнце».

В стене каюты открылся проём, сквозь который в помещение шагнул высокий парень в тёмно-синей лётной униформе с капитанскими знаками различия. Уперев руки в офицерский ремень, он внимательно смотрел на нас, весело скалясь:

- Пятое звено, все подъём! Почему развлекаемся в военное время? А ну, р-равняйсь!

Вздохнув, я отставил в сторону нагретую кружку и поспешил встать в строй вместе с остальными. Леон, командир нашего звена, сделал несколько шагов перед нашим неровным «строем» из четырёх человек, оценивая наш внешний вид. Вид у нас, кстати, совсем не бравый. Тёмно-синие тапочки, того же цвета майка и шорты, вот и весь облик бравых космолётчиков. Ну, а что вы хотели? Мы же не на параде, а в своей каюте, так зачем же нам носить форму? Но, конечно же, педанту Леону было на это несколько... Наплевать. Даже сейчас он был одет с иголочки, форма выглажена, спина прямая, словно капитан палку проглотил. Хмыкнув в отрастающие усы, Лео замер перед нами, громко заговорив:

- Итак, друзья мои! Сегодня у нас долгожданное пополнение, которое мы ждали уже пару месяцев! Прошу любить и не жаловаться, - приняв театральную позу, командир пропустил вперёд невысокого парня, азиата, - Знакомьтесь, это Арата, наш новый товарищ. Парень выпускник лётного училища в Новом Владивостоке. Его к нам отправили с "Арахниды", крейсера огневой поддержки, где он проходил практику.

Улыбаясь, каждый из нас поочерёдно представился новенькому. Тот глядел на нас огромными глазами, явственно выражая своё удивление и недоумение. Ну и ну, похоже, что парень ожидал встречи с матёрыми волками, бороздящими космос на своих кораблях-перехватчиках, а увидел таких же молодых ребят, практически одного с собой возраста. Но всё же парень заслужил мою безмолвную похвалу, быстро справившись с конфликтом своих ожиданий и реальности. Вытянувшись в струнку, Арата низко, по-восточному, поклонился и громко воскликнул:

- Приятно со всеми вами познакомиться! Надеюсь быть вам полезен!

Жерар негромко хрюкнул, подавившись смешком, но тут же собрался под строгим взглядом Леона и шагнул к новичку, протягивая ему руку, продолжая широко улыбаться:

- Да не волнуйся ты так, друг! Мы тут все свои, в обиду не дадим! Ну, проходи, - он кивнул на один стульев, - А то командир сейчас с нетерпения лопнет.

И правда, Леон уже сел за стол, нетерпеливо выбивая пальцами ритм. Выпрямившись, новобранец пожал Жерару руку и буквально перетёк на стул и замер, внимательно наблюдая за оставшимися над столешницей голограммами. Хмыкнув, я щелчком пальцев отключил изображения и присоединился к остальным летчикам, рассевшимся вокруг стола. Когда мы все уселись, командир, ставший внезапно очень серьезным, набрал в грудь воздуха и заговорил:

- Так, ребята, теперь давайте будем серьезными. Инопланетяне ожили: от их корабля поступил сигнал «SOS» в нашей кодировке. Как они его узнали – непонятно, но факт есть факт. Командование связалось с Адмиралтейством и те выдали нашему флоту разрешение на немедленный контакт. Контакт и поддержку будет обеспечивать весь наш корпус, все эскадрильи перехватчиков и тяжи. Именно в связи с этим всем звеньям разослали недостающее пополнение.

В каюте повисла тяжелая тишина, прерываемая лишь моим не вовремя включившимся будильником. Звено медленно осмысливало произошедшее, осознавая, насколько толстый песец замаячил на горизонте. Никто из лётчиков не был преисполнен излишнего оптимизма в отсутствие регулярных сил Флота. Да, Миграционный Флот обладал собственными вооруженными силами, но это были слёзы! Три эскадрильи перехватчиков, по тридцать машин, две из которых состояли поголовно из лёгких моделей, авианесущий линкор «Белуга», на котором базировались эскадрильи, да крейсер огневой поддержки «Арахнид». Вот и всё великое космическое воинство. Все остальные корабли, а это четыре космические станции, обладали минорным вооружением, которого едва хватит на то чтобы отбить атаку двух-трёх звеньев легких истребителей. Короче, мы не бойцы, мы колонизаторы. И обычно все колонизаторы действуют в связке с боевыми флотами, но кто же ожидал, что Флоту попадётся так много пустых систем, из-за чего он сильно оторвётся от военных?

Жерар, обладавший среди нас самым богатым воображением, поднял чуть подрагивающую руку:

- Эй, Леон… А почему мы не можем вояк дождаться? Они же должны прибыть сегодня или завтра, разве нет?

Покачав головой, Лео легонько хлопнул ладонью по столешнице, вызывая плоскую карту близлежащего космоса. Она была весьма неполной, потому что мы не занимались детальной картографией, но давала возможность хоть как-то ориентироваться в расположении Флотов. Укрупнив изображение, командир ткнул пальцем в две системы, находящиеся на весьма большом отдалении от нас:

- Во время одного из прыжков у третьего Флота возникла проблема, из-за чего они прыгнули не в следующую отмеченную нами систему, а чёрт знает куда. Как мне сказали, они сообщили, что нашли новую систему с чёрной дырой неподалёку. Возможно, именно она вызвала ошибки в расчётах. Так что теперь время прибытия подмоги попросту неизвестно. Неделя, а то и больше, всё зависит от мощности дырки.

Удивлённо присвистнув, я откинулся на стуле, медленно приводя мысли в порядок. Если всё так, то мы наконец-то выйдем в поле. Не зря же мы так долго учились, так долго проходили виртуальные полигоны! Мы же бравые космолётчики, чёрт возьми! Каждый из нас прошёл кадровую подготовку, мы лётчики авиакосмического корпуса «Спутники Тьмы», эскадрилья легких перехватчиков, восьмой Миграционный Флот Империи. Мы – сила! И не нам нервничать перед встречей с инопланетными формами жизни!

Закончив себя накручивать, я на мгновение сжал кулаки и покрутил головой, осматриваясь. Остальные явно делали подобные действия. Леон, глядя на то, как мы самостоятельно поднимаем боевой дух звена, только улыбался. Хотя командир нервничал не меньше нашего! И всё же, ему хватило выдержки не показывать этого. Встав из-за стола, он громко хлопнул руками:

- Всё, закончили рефлексии! Операция не терпит отлагательств и начинается через три часа! И по командному чату уже передали приказ о выдвижении к кораблям. Так что ноги в руки, и вперёд, в ангары к своим птицам!

В ответ звено рявкнуло хором, даже новенький Арата не подвёл:

- Так точно, капитан!

Подскочив к своей койке, я мазнул ладонью по стенке, открывая личный ящик и начиная натягивать лётную форму. Удобный тёмно-фиолетовый комбинезон с огненно-красными накладками на перчатках, плечах, голенях и предплечьях, пригодный для недолгого пребывания в условиях открытого космоса. Одежда у нас оригинальная, как и у любого именного звена. Впрочем, у нас в Миграционном Флоте почти все звенья именные, так адмиралам проще ориентироваться в управлении, как и непосредственным боевым командирам. Натянув комбез, бросил взгляд на часы, высветившиеся на экране лицевой пластины шлема. Три минуты потратил на одевание, это же кошмар как медленно! Вот и Пашка уже стоит последний на выходе из каюты и негромко смеётся, придерживая дверь:

- Что, Игнат, нынче на дело не собираемся, да?

Закрывая личный ящик, я весело оскалился, шагая в коридор:

- Да не говори, Пашка, это ты у нас счастливчик, скорострел.

Пихнув меня локтем в бок, Жерар хихикнул, кивая на Джеймса:

- Тихо вы, шутники, а то сейчас товарищ неофициальный замкомандира звена вас быстро успокоит.

Переглянувшись, мы с Пашкой весело рассмеялись и потопали за Джеймсом, не обращавшим на наши смешки никакого внимания. Наша посмеивающаяся группа быстро шагала по извивающимся коридорам линкора, иногда встречаясь с техниками и пилотами других звеньев. Они тоже передвигались группами, приветствуя нас короткими кивками и продолжая путь. На всём корабле царило нездоровое оживление, отовсюду были слышны возбуждённые голоса. На подходе к ангарам, мы встретили дипломатическую группу во главе с Яной Морозовой, тишайшей девушкой, с которой мы были знакомы с детства. То, что мы оказались на одном Флоте – заслуга её отца-адмирала. Он тогда сказал упрямой дочери, когда она отказалась идти дипломатом на его корабль: «Если не идёшь ко мне, так иди во Флот к этому оболтусу, хоть он тебя сможет защитить». Да, так и сказал! Меня, молодого тогда ещё кадета, при этих словах гордость едва с головой не захлёстывала. Но по долгу службы виделись мы с девушкой довольно редко.

Улыбнувшись Янке, я махнул товарищам рукой и подошёл к дипломатам. Начальник дипмиссии понимающе кивнул головой и отошёл в сторону. Незаметно подкравшись, я обнял девушку за плечи и постарался перекричать оживший сигнал общей связи:

- Эй, радость моя темноглазая, как ты себя чувствуешь? Сегодня прикрытие вашего драгоценного тела возложено на мою эскадрилью.

- И не только, - лёгкая улыбка девушки изрядно подняла мне настроение, - Все наши невеликие войска подняты по тревоге. Ты же знаешь, что военный флот задерживается.

Кивнув, я посмотрел в иллюминатор, откуда открывался обзор на пусковой ангар. Огромное помещение, полностью заполненное звездолётами. Рабочие машинки ВКС Империи, которые составляют основу наших сил. Линкоры, авианосцы, крейсеры, всё это важные элементы строя, его костяк, но всё же основу для их атак подготавливают перехватчики, отвлекая внимание вражеских радаров и истребителей. В нашем флоте в качестве перехватчиков были приняты немного устаревшие, но всё ещё надёжные «Вспышки», по форме больше похожих на равнобедренный треугольник, к которому присоединили прямоугольные, прямо к двум углам у основания. Слышал, инженеры этого чуда строили его на основе чертежей древних истребителей. Правда это или нет, неизвестно, но машинка получилась необычная, как внешним видом, так и своим ТТХ. «Вспышки» быстро развивают большую скорость, обладают высокой манёвренностью, а их вооружение, расположенное под корпусом в пилонах, способно уничтожить большинство существующих штурмовиков, несущих лучшие щиты и броню. А вот с защитой всё обстоит куда хуже. По сути, вся защита «Вспышки» - это двухуровневый силовой щит. Никакой защиты, если уж быть точным. Зато под них разработали немного другую крайность. Командирские звездолёты «Щитоносец». Быстрые, слабовооружённые, с практически отсутствующей манёвренностью, они обладали большим набором борьбы с вражескими атаками. Приманки для ракет, ловушки для лазеров, приборы для подавления и взлома бортовых компьютеров противника. И всё это добро напихано внутрь одного аппарата. В итоге, он оказался в три раза больше обычных машин.

Позади меня раздалось вежливо покашливание. Моргнув, я повернул голову к Яне и виновато улыбнулся:

- Извини, подруга, задумался. Слушай, ты знаешь что-нибудь про вояк? Нам только сказали, что они умудрились сбиться с курса и застряли в новой системе.

Морозова кивнула головой, затем ненадолго задумалась, прежде чем она ответила на мой вопрос, понизив тон и заговорщицки подмигивая:

- Нам рассказали то же самое. Но слышала я краем уха, что всё не так просто. У военных, похоже, есть при себе одна из последних разработок – преобразователь чёрной дыры.

- Преобразователь? Ты серьёзно? Но это же научный миф!

Яна хитро подмигнула и сжала мои пальцы в своих ладонях:

- Ты, главное, будь осторожен, ладно? На корабле дипломатической миссии стоят самые сильные щиты и броня, а вот ваши кораблики защищены куда хуже.

- Зато мы быстрее и сильнее. Не бойся, красавица, мы будем живее всех живых. Ты лучше представь – нашему Флоту выпала честь первыми мирно контактировать с нечеловеческой цивилизацией! Да мы прославимся!

- А тебе лишь бы прославиться!

Хихикнув, девушка быстро обняла меня и побежала к своим товарищам, которые уже спускались в ангар. А я, мечтательно вздохнув, направился к своим хихикающим товарищам. Уж они-то меня с Янкой «поженили» в самом начале моей службы. И до сих пор продолжали меня подкалывать. Но и я совсем не против. Морозова девушка умная, красивая и мы легко находим точки соприкосновения. И всё же, до сего момента я не решался предложить ей перевести наши отношения на иной уровень. Ну, может, после этого контакта я предложу ей нечто подобное. Но, это вопрос на потом, а сейчас пора в ангар.

Огромный лифт с тяжелыми металлическими дверями мягко спустил нас вниз, и наше звено ступило на слегка пружинящий пол, сразу же направившись к скоплению людей. Это командир эскадрильи проводил инструктаж перед вылетом. Так как мы немного опоздали, начало его выступления я пропустил. Но это было не так уж и важно, ведь мы и так знаем инструкции. Проскользнув мимо собравшихся пилотов, наша группа разошлась по своим машинам. Подходя к своей «Вспышке», я махнул рукой с мелко попискивающим браслетом, замком от всех дверей и моего личного корабля. Мигнув огнями, от кабины пилота отделился трап, удлиняясь на глазах и с лёгким скрежетом упираясь в пол. Ухватившись за поручень, я легко забрался наверх, сразу же попав в «прихожую», отсек, где уравнивалось внутреннее и внешнее давление, в случае выхода в открытый космос. Прежде чем удалось зайти внутрь, мне пришлось дождаться, пока умная машина поднимет дверь и урегулирует давление.

Сенсорная панель управления корабля встретила меня тусклыми перемигиваниями индикаторов спящего режима. Устроившись в кресле пилота, я нажал мерцающую красную кнопку на панели управления. И космический корабль «ожил». Вспыхнули информационные панели и экраны бортовых компьютеров, по всей машине распространилась лёгкая дрожь от работающих механизмов. Чуть улыбнувшись, я нажал на схематичное изображение лобового иллюминатора корабля. И тут же непрозрачный ранее материал стал похож на самое обыкновенное стекло, открыв мне обзор на ангар, полный суетящихся возле своих космолётов пилотов. Доливалось топливо, загружались боеприпасы, настраивались программы автопилотов. Под некоторыми кораблями появлялись платформы, уносящие их вниз, в холодные просторы космоса. А вот корабли нашего звена совсем не торопились стартовать. Более того, по рации до меня донёсся спокойный голос Леона:

- «Спутники Тьмы», никому без моей команды не стартовать! У нас особое задание, так что сидим и молчим в тряпочку. Общую связь отключить, оставляйте только внутреннюю. Всем ждать техников и приказа адмирала. Активирую командирскую связь, всем внимание!

По голосовой связи прокатился лёгкий гул, но окрик командира быстро успокоил недовольство товарищей. И тут раздался спокойный голос адмирала Макарова:

- Спокойно, товарищи, спокойно. Я прекрасно могу понять ваше нетерпение. Вы молоды, горячи, обучены и жаждете схватки. И всё же, вы солдаты, обязанные исполнять приказ. Поэтому слушайте… Ваша задача – держать при себе преобразователь чёрных дыр и быть готовыми его использовать.

В эфире повисла долгая пауза. Молчание ощутимо затягивалось, и я буквально кожей почувствовал тот зуд, который вызывала гора вопросов. Неужели преобразователь и правда существует? Каково его предназначение? Как он выглядит, как используется, как действует? Десятки вопросов, и все без ответов. А Макарову тем временем приходилось несладко. Из всего нашего звена сумели сдержаться от вопросов только Леон, Джеймс и я. Зато Арата, Пашка и Жерар попросту забросали его вопросами. Но пожилой адмирал только отмахнулся от них, пообещав устроить нашей команде приём на мостике после завершения всей операции. В ангаре показались команды механиков, подтаскивающих к моему кораблю груды оборудования и крупный контейнер. Когда его открыли, мы увидели длинный сигарообразный корпус ракеты, который стали загружать в БК вместо атомных ракет. Адмирал тем временем обратился к нем с короткой речью:

- Просто будьте осторожны, - его голос неожиданно дрогнул, - Это очень важная операция. А преобразователь – очень важная ступень в развитии человечества. Сейчас координаты возможной цели вместе с единственным экземпляром загрузят на «Вампира» Игната, после чего вы стартуете. От вас ожидают многого, бойцы! Не подведите нас. За Империю!

- За Империю!

Адмиралу отвечал дружный рёв наших голосов, после чего все замерли в ожидании. Техники работали быстро, так что преобразователь загрузили за несколько минут. После этого пилоты звена «Спутники Тьмы» активировали команду погружения в космос, и ушли в пол. Длинный тоннель, в котором выравнивалось давление, оборвался резко, открыв моему взгляду чёрную бездну космоса, в которой горели мириады звёзд и десятки огней космических кораблей боевой эскадрильи. На грани восприятия послышался лёгкий щелчок, это Леон включил наше звено в общий голосовой и боевой чат, после чего произошло сразу несколько вещей: Появились множественные фреймы боевых кораблей, раздались многочисленные голоса пилотов, а на экране бортового навигатора отобразился наш боевой порядок. Присмотревшись, я понял, что для этой операции командиры выбрали наиболее распространённую тактику – волчих стай. Каждое звено получало задание на уничтожение врага и далее уходило в относительно свободную охоту, имея в возможных напарниках не менее двух звеньев. А пока что общая куча-мала кораблей висела недалеко от авианесущего линкора, дожидаясь отстающих.

Отжав от себя штурвал, больше напоминающий игровой джойстик с анатомической рукоятью, я направил корабль вслед за стартующим командиром, слыша краем уха, как он докладывает о нашем прибытии командиру эскадрильи, капитану Блейку. Тот был явно недоволен нашим опозданием, но против Макарова он и слова сказать не смеет, уважает старика. Буркнув что-то про недисциплинированный состав эскадрилий Миграционных Флотов, он коротко рявкнул приказ эскадрилье и ушёл со своим звеном в отрыв. Старому вояке Адаму сильно не нравилась некоторая распущенность лётного состава, но сделать он с этим ничего не мог, поэтому и вёл себя агрессивно. Но командиром был хорошим, умеющим оценивать риски. Если командир сказал использовать тактику «волчьих стай», значит именно ею мы и воспользуемся. Расстояние между кораблями мизерное, но в случае начала столкновения дистанция бы сразу увеличилась, во избежание накрытия.

А пилоты эскадрильи гудели. Возможный контакт с пришельцами, это вам не шутки про трактористов! Но напряжения практически не было, ведь человечество побеждало. Да что там, мы ведь почти уничтожили пришельцев в разведанном участке космоса. Нет, геноцидом Империя никогда не занималась, просто инопланетяне оказались уж слишком воинственны, нападая на всё без разбору и не оставляя живых. Настоящая космическая резня, неспособная допустить и капли жалости. И всё же, эта война заканчивалась. Об этом говорили инопланетные корабли, висящие на расстояние от нас и семафорящие международным сигналом «SOS».

Внезапно загорелся экран видеосвязи и на меня взглянули сияющие глаза Яны. Девушка слегка нервничала, это было видно по подрагивающим уголкам её губ, но пока что нервные клетки дипломата держались. Беспокойно улыбнувшись, девушка негромко заговорила:

- Стас, здравствуй! Что у вас случилось? Мне сказали, что ваше звено серьёзно задержали на линкоре.

Удивлённо покосившись на экран, я вернул свой взгляд на просторы космоса. Конечно, автопилот не допустит столкновения двух кораблей, но так оно надёжнее будет. Интерес Яны несколько сбил меня с толку. Неужели мы так сильно задержались? Задав кораблю маршрут следования с привязкой ко всем кораблям звена, я повернулся к девушке:

- Да ничего особенного, просто Леон решил нас погонять на предмет комплектации. Ты же его знаешь.

- Да, конечно… Но ты пойми, это же так интересно! Ведь чертежи преобразователя могли и передать нам на синтезаторы! Помнишь, как мы месяц назад серьёзно зависли в поясе астероидов, выкачивая горы ресурсов? Не для него ли?

От неудобных вопросов девушки меня спас Леон, выключив всему звену внешнюю видеосвязь и зло рявкнув:

- Так, космические волки, чёрт вас забери! До объекта десять минут полёта, соберите сопли в кулак и прекратите базарить! Боевая готовность!

Облегчённо вздохнув, я активировал боевой режим и покосился на иллюминатор, где было видно, как из корпуса перехватчика выдвигаются защищённые силовым полем плазменные пушки. Также надо мной показались тонкие стволы лазерных орудий, смертельно опасных на ближней дистанции. Всё же вооружение перехватчиков более чем серьёзное, тем более у модели «Вспышка». Завершающим аккордом активации боевого режима стали сдвоенные импульсные пушки, выдвинувшиеся под днищем корпуса. Едва я вернул руки на штурвал, как перед моими глазами появилось перекрестье прицела, двигающееся вслед за моим взглядом. Моргнув несколько раз, чтобы привыкнуть к новому девайсу перед глазами, мне осталось только активировать иконку с изображённым на ней треугольным щитом. Вздрогнув, мой «Вампир» покрылся коконом из силовых полей, ощутимо прибавив скорость.

А общий чат эскадрилий тем временем затихал. Мне пришлось отвлечься от лицезрения состояние собственного корабля и внимательнее присмотреться к статусам других кораблей. Фреймы пилотов успокаивающе горели зелёным светом, информируя, что вся эскадрилья перешла на боевой режим и серьёзно ускорилась. Временно скрыв все информпанели, я бросил взгляд на светящиеся точки кораблей чужих. Ещё несколько минут и они показались на одном из огромного множества экранов. Титанические размеры похожих на замкнутую спираль кораблей приводили в трепет, но только в первые разы. Потом уже было проще, зная их «слепые зоны» и уязвимые точки силовых щитов. Опасными для перехватчиков были только истребители врага, сигарообразные обрубки с крылышками, увешанные бронёй и щитами по самое не могу. Это были даже не столько истребители, сколько хорошо вооружённые десантные корабли, доставляющие абордажные команды сквозь оборону противника. Пробивая щиты, эти корабли шли на таран, сильно углубляясь внутрь вражеских судов и выпуская десант в виде роботов, в задачи которых входило полное уничтожение всего живого и работающего.

- Входим в контакт с объектами, всем приготовится. Следите за происходящим, но агрессии не проявляйте.

Сухой и холодный голос Адама Блейка, командира ВКС Флота, раздался неожиданно, прервав мои размышления. Тряхнув головой, я сжал штурвал покрепче и сильнее отклонил его от себя. «Вампир» пискнул приборами и заметно ускорился. Краем глаза я видел, как корабль дипломатов медленно, вплывает в зону накрытия орудий вероятного противника. Наверняка все пилоты с замиранием сердца следили, как маленький серебристый шар отдаляется от нас.

- Боже! Спаси и сохрани, - неверующе шепнул суеверный Джеймс.

Внезапно внешняя обшивка дипломатического корабля покрылась частой цепочкой разрывов, разорвавшей её на куски. После этого аппарат рванулся вперёд, в сторону инопланетян, стремительно набирая скорость. Чужие отреагировали мгновенно, открыв по ним шквал огня. Более того, из точки перехода за кораблями вывалилось ещё три корабля огневой поддержки, мгновенно обрушившие всю свою огневую мощь на дипломатов. У них не было ни шанса. А затем в нашу сторону двинулось огромное полчище истребителей противника.

Повисшую тишину разорвал рёв раненого хищника, который издавал капитан Блейк. Никогда я не слышал столько боли и гнева в его голосе. Лицо Адама появилось на экране каждого пилота каждой эскадрильи:

- Твари! Эти сволочи убили наших дипломатов! Слушайте мою команду, тяжи! Зайдите их истребителям во фланг и опрокиньте вражеский строй истребителей! «Вспышки»! Ваша задача – не допустить их корабли до наших. Чтобы ни одна гадина не сумела прорваться к линкору!

И космос вспыхнул… Когда почти сотня кораблей включает двигатели на максимум – это кошмарно. Когда несколько сотен пушек начинают стрелять разом – это кошмарно. И когда тысячи кораблей сталкиваются в единой лазерной мясорубке – это… красиво. Абсолютно невероятно зрелище, страшнее и прекраснее которого не найти. И эйфория, вызываемая этой картиной, просто непередаваема. И меня она захватила с головой. Когда я рванул штурвал на себя, меня с огромной силой вдавило в кресло пилота. Но мой порыв был остановлен яростным криком Леона:

- Звено, стоять! У нас своя миссия, помните?! Игнат, разворачивай «Вампира» и рви к координатам! Используй его! Остальным – прикрывать его! И где, чёрт возьми, Джеймс?! Его фрейм пропал!

Опомнившись, я развернул свой корабль и на полном ходу направился к звезде. Именно в неё я должен был запустить ракету с преобразователем. После окрика командира, я повернулся к экранам и проверил фреймы команды. И правда, Джеймса нигде не было. Куда он мог пропасть в такой момент, чёрт возьми?! Но времени на поиски просто не было. И на раздумья тоже. Закусив до крови губу, я постарался отогнать образ Яны. Под таким огнём у неё просто не было шанса спастись. Ни у кого не было этого шанса, особенно сейчас в горячке боя. Поэтому нужно просто отключиться, забыть обо всём, кроме цели.

Истошный вопль Жерара прервал мои размышления:

- Звено вражеских истребителей, восемь единиц, прямо по курсу! Лео, нам не уклониться!

На размышления у командира ушла ровно секунда. Когда он заговорил, голос его был холоднее просторов космоса:

- Жерар, вместе с Павлом продолжайте прикрывать Игната, двигайтесь к цели. Мы с Аратой прикроем вас, свяжем истребители боем. До контакта с целью две минуты, переходите на другой курс!

- Да как же так, командир? – голос Пашки ослаб впервые за долгое время нашего знакомства, - что же нам, бросить вас? Если уж мы одно звено, значить жить и умирать должны вместе!

Глухо зарычав, Леон зло процедил:

- Никто здесь не собирается умирать, придурок! Мы отвлечём их, уничтожим и двинемся за вами. Наша миссия важнее иллюзорной опасности, Паша! Нам куда важнее, чтобы Игнат добрался до звезды. А теперь, вперёд, ефрейтор, это приказ!

- Так точно, товарищ капитан. Приказ выполняю. «Вампир», «Светлячок», за мной! Построение «Рогатка», Игнат замыкающий. Вперёд!

Качнув напоследок пилонами с вооружением, наша часть звена вывалилась из общего строя и понеслась к звезде по эллиптической траектории, стараясь обогнуть вражеские истребители. Те тоже не дремали и разделились: трое отправились сдерживать нас, а пятеро пошли в атаку на корабли Леона и Араты. Мы же перестроились в рогатку, когда два ведущих космолёта впереди защищают авангардный сзади. В этот раз чужие решили не мудрить, и атаковали нас простой, как лом, тактикой: стянув всю энергию щитов к носовой части, они стремительно приближались к нам, чтобы в нужный момент превратить силовой зонтик, защищавший от выстрелов врага, в резак, кромсающий на огромной скорости даже самые прочные броню и щиты. Но и мы не лыком шиты, ведь полный залп наших кораблей также весьма силён.

Откинув колпачок с красной тревожно мигающей кнопки, я уставился на неё, костеря на чём свет стоит весь мир и Леона заодно. Ну что за чёртовы игры в героя?! Неужели он решил героически сдохнуть? Или это я веду себя как ребёнок, ставя свои хотелки выше интересов Флота? Сжав зубы, мне всё-таки пришлось принять решение. На мгновение всё вокруг замерло, и я воочию видел, как из каждого ствола моих орудий вырывается смертельно опасный заряд. Как тяжёлые металлические чушки импульсных пушек врезаются в силовой щит, разрывая его в клочья. Как лазеры выжигают инопланетную броню подчистую. И как раскалённая плазма выжигает всё, что было внутри корабля.

Тряхнув головой, я очумело уставился на перекрестье прицела перед моими глазами. Неужели я только что увидел то, что просто не мог увидеть? Между нами же несколько километров! Дёрнув штурвал на себя, мне удалось избежать ядовито-зелёного облака, повисшего на месте взрыва вражеского корабля. Проверив фреймы команды, я немного успокоился. Пашка и Жерар, как и я, уничтожили своих противников и заняли свои позиции согласно строю. Леон и новичок пока тоже держались, уничтожив два вражеских корабля, но и получив несколько ощутимых ударов по своим машинам. А вот у Флота в целом дела обстояли печально. Пусть эскадрилья тяжелых перехватчиков и сумела опрокинуть правый фланг и центр противника, но левый фланг остановил их удар и теперь вместе с кораблями-матками теснил наш строй к Флоту. И даже сокрушительные удары «Арахниды» не слишком меняли обстановку. А потери только продолжали расти…

Закусив до крови губу, я взглянул на навигатор. До звезды ещё двадцать минут полёта, смогут ли наши выдержать? Пусть Макаров и должен был предупредить военных, но всё же даже гиперпрыжок не бывает мгновенным. И дёрнул же чёрт Джеймса потеряться именно сейчас! Списки экипажей показывали, что он не погиб, его просто не было в них, хотя машина продолжала функционировать!

- Всем внимание! - голос Пашки разорвал повисшую было тишину, - К нам приближается НЛО, всем быть наготове. На запросы оно не отвечает, система «свой-чужой» тоже не может его определить.

- Да что тут за хрень происходит, машу же вать, а? Какого тут вообще твориться?

Жерар был на пределе, это было заметно даже мне, хотя я и сам не был спокоен. Но этот парень был куда ближе к срыву и панике. Хотя и винить его сложно. Боевого-то опыта у нас практически нет. А тут вдруг предательство, битва, друзья, стоящие на грани смерти, неизвестный аппарат… Не мне его винить в страхе, вот что я знаю точно. И сам-то не понимаю, как держусь. Разве что на ярости, медленно растущей внутри меня. Ведь эти твари убили Яну, мою Янку! Девушка, которую я знал с детства, которая была моим лучиком света…

- Заходит на атакующий манёвр! – крик Павла прервал мои рефлексии, - Погодите, это же… Это «Вспышка», парни! Все врассыпную!

Коротко выругавшись, Жерар бросил свой корабль вниз, уходя од орудийного залпа нового врага. Чудом увернувшись, он открыл шквальный огонь из лазеров, стараясь ослепить его. Но наш противник явно был опытным пилотом. Закрутив «бочку», он нырнул вниз, сев тем самым «Светлячку» Жерара на хвост. Громко матерясь в эфир, тот попытался оторваться, но совершенно ничего не выходило. Противник умудрялся уворачиваться даже от наших с Пашкой атак, приближаясь к своей цели на дистанцию абсолютного огня, когда просто невозможно промазать.

Неожиданно Жер утихомирился и смертельно-спокойным голосом произнёс:

- Хей, ребята. А ведь мы его знаем.

- Ты о чём вообще?! Что ты несёшь?!

Потеряв всю свою решимость, Паша по прозвищу «Счастливый эльф» судорожно стрелял по кораблю противника, с бессилием наблюдая, как разгораются огоньки на нагревающихся перед выстрелом вражеских орудиях.

- Это же Джеймс.

Жерар переключил режим связи и появился на наших мониторах. Вид у него был страшный: бледный, половина лица в крови, обильно капающей из погрызенных губ. Зрачки у парня были сильно расширены, а по лицу обильно тек пот, оставляя на лице влажные дорожки, словно от слёз. Он даже не смотрел на нас, только на то, что происходит сзади, и негромко шептал:

- Эта манера пилотирования, это мастерство… Это же наш Джеймс парни. Он меня учил. Когда-то очень давно…

Он хотел договорить. Хотел высказать нам всё, что было в его душе. Но его попросту стёрло в прах, как и тех инопланетян. Его сжёг не инопланетянин. Его сжёг человек. На человеческом корабле. Его сжёг друг. Хмурое лицо Джеймса внезапно отобразилось на наших с Пашкой экранах. Покачав головой, он понурился и произнёс:

- Не хотел я, чтобы всё так закончилось. Чтобы вы узнали, что это устроил я. Но раз меня всё равно узнали…

Его корабль, уже перезарядивший пушки, затормозил так резко, что Мы с Пашей едва не врезались в него. И время остановилось. Даже не оборачиваясь я мог сказать, что прямо сейчас в мозгу Джеймса бежит короткий импульс, который должен будет решить, кто погибнет: я или Павел. «Счастливчик» или «Вампир». Я не желал умирать, и поэтому рванул штурвал в сторону, лишь в последний момент поняв, что у Пашки, в отличие от меня, время не замедлилось…

Мощный взрыв заставил мой корабль взбрыкнуть, на мгновение вырвав управление. Но мне удалось вернуть контроль над машиной и совершить «мёртвую петлю», чтобы поравняться в высоте с Джеймсом. У меня была фора в пару минут, прежде чем он сумеет меня догнать, и я использовал это время, чтобы как можно ближе подобраться к звезде. Не знаю почему, но внутри у меня было спокойствие. Мёртвая пустота. Никаких эмоций гибель друзей не вызвала, даже ярость не всколыхнулась привычной волной. Остался лишь вопрос, вырвавшийся из моей груди хриплым звуком:

- Зачем, Джей? Почему ты это делаешь?

- Хочешь узнать?

Горько хмыкнув, Джеймс поднял взгляд на меня. Его глаза были глазами очень старого человека, терзаемого болью и ненавистью. И чёрт меня забери, я не понимаю, откуда у меня взялось это знание. Хотя, думаю, сейчас у меня очень похожие глаза. Прокусив губу насквозь, чтобы не потерять контроль над просыпающимися эмоциями, я сглотнул смешанную с кровью слюну. Когнитивный диссонанс медленно проходил, а наши корабли приближались к звезде. Да, примерно через тридцать секунд Джей догонит меня и постарается убить. Но пока что мы говорим и мне нужен трезвый рассудок.

- Ты ведь знаешь человеческую колонию в системе Альдера-5, Игнат?

- Конечно же знаю, ведь мы там были раз или два. Её ещё стёрли в пыль чужие.

- Именно, парень. А там жила моя невеста…

Джеймс на мгновение замолчал, давая мне возможность обдумать его слова. А ведь и правда, я помню то время, года четыре назад. Я тогда только пришёл на флот, а Джеймс служил там уже три. И чуть ли не ежедневно бегал в самоволку, хоть и не говорил, куда. Так значит, невеста? Убитая инопланетянами во время нападения на колонию…

- И это ещё не всё, - голос молодого ещё парня, становился всё мрачнее, всё более похожим на голос древнего злобного старика, - Колония «Звёздная». Моя родина. Обращённая в пыль вражеским десантом. Понимаешь, Игнат?!

Корка спокойствия наконец-то треснула, и из Джея хлынула его боль и ненависть, которую он вынашивал столько лет:

- Они отобрали у меня всё, понимаешь?! Всё! Мою Родину, мою семью, мою любовь. А они предлагают мне просто забыть это и успокоиться?! Я старше всех в эскадрилье, я видел столько, сколько вам, молокососам и не снилось! И я должен был сдаться, а? Скажи мне, «Вампир», я что, должен был сдаться?

- Ты никому ничего не должен, Джеймс.

Горячие капли моей крови обильно закапали на панель управления, тихонько шипя. К счастью, умная машинка быстро стерла эти капли и вколола мне кровоостанавливающее средство. Которое уже по счёту? Честно, сбился со счёту. Но это неважно. Джеймс догнал меня, но отвлёкся на разговор. Именно этого я и добивался. А он всё продолжал кричать, всё больше и больше распаляясь:

- Все они! Адам Блейк, Леон Кроу, адмирал Макаров, и все эти военные дипломаты! Что я, думаете, не понимаю? Просто они все трусы! Они боятся брать на себя ответственность за уничтожение целой расы! А я не боюсь! Этот выбор могу сделать и я! Я решу за всех вас, раз вы слабы!

Медленно, очень медленно, практически поочерёдно, весь внутренний интерфейс моего корабля менял свой цвет. Почти никто не знает, Но свой позывной, как и название корабля, я получил не просто так. Искусственный интеллект, поставленный на замену обычным бортовым мозгам, был способен по текущей из пилота крови определить его эмоциональное состояние и полностью подстроится под него. И сейчас «Вампир» чувствовал, какая буря бушует внутри меня. Ярость, горечь, тоска, ненависть. Абсолютный эмоциональный набор, способный смести любое препятствие. Именно сейчас программы космолёта работают просто идеально, никаких задержек или потерь информации, ничего того, что может стоить в бою жизни. Когда сражаешься с пилотом, опыт которого сопоставим с опытом Джея, иначе просто никак.

Я не стал его прерывать. Не стал останавливать поток чувств, который он копил много лет. Я просто отжал штурвал и резко развернул корабль к врагу, нажав гашетку. Серия выстрелов встряхнула аппарат, но я не имел права ожидать результатов стрельбы, как предписывает инструкция, а сразу же ушел в сторону. Как и ожидалось, не все выстрелы попали в цель. Я сумел лишь пробить в некоторых местах силовой щит и порвать обшивку. Ответный удар хоть и не зацепил броню корабля, но очередь из лазганов попросту перегрузила модуль управления щитами и он взорвался где-то внутри корабля. Замигали тревожные алармы, пару раз даже мигнула пиктограмма пожара, но пока что система безопасности корабля справлялась с ситуацией. Поэтому я не отвлекался, а ушёл в крутое пике, вынуждая противника сделать то же самое. Но у него-то в броне дырки есть, а потому на большой скорости от корпуса «Даркнесс» полетели ошмётки обшивки, после чего Джеймсу пришлось экстренно тормозить, почти полностью теряя скорость. Я же вновь пошёл на «мёртвую петлю», но теперь уже с другой целью. Наивысшая точка ускорения «петли» приходилась как раз на корабль Джеймса. Из-за разгоревшегося пожара у меня полностью отключилась система управления орудиями и корабль потерял возможность стрелять из основных калибров. Оставалось только таранить на полной скорости чужой корабль чужого человека.

- Нет, подожди, Игнат, - Джеймс, осознавший, что конец уже предрешён, пытался как можно сильнее оттянуть конец, - Давай поговорим! Я уверен, ты меня поймёшь, ведь они убили и твою девушку! Стой, Игнат!..

Дёрнувшись, как от разряда тока, я зло оскалился и отключил всю связь. Отключил всю электронику. Выключил всё, что не имело отношения к оружию и движению. Те несколько мгновений, что мой корабль разгонялся, я хранил молчание. И лишь перед ударом мои бескровные губы смогли шевельнуться, прошептав:

- Её убил ты, Джейс…

Страшный удар встряхнул корабль и выбросил меня из кресла пилота. Хоть я и был пристёгнут, но от мощной перегрузки ремни просто лопнули, сломав мне оба плеча. Потеряв управление, корабль продолжил двигаться вперёд, вращаясь, словно вошедший в штопор самолёт. От сильного удара головой о потолок, я попросту потерял сознание. Когда же я очнулся, первое, что я увидел, это была пылающая поверхность звезды, плывущая перед иллюминатором. Практически ничего не работало, лишь единицы приборов продолжали гореть, вселяя слабую надежду на жизнь. Шевельнувшись, я почувствовал острую боль в сломанных плечах, но всё же сумел оттолкнуться ногами от потолка и подплыть к панели управления. Система искусственной гравитации накрылась медным тазом вместе с генератором среды обитания, но и дьявол с ними. Куда важнее была боеспособность корабля и его возможность двигаться.

К счастью, на голосовые команды мой «Вампир» продолжал откликаться. Анализ состояния корабля выдал неутешительный диагноз: через три часа обшивка корабля разрушится и даже мой чудом уцелевший пилотский отсек станет частью открытого космоса. Если проще, то я просто умру. К счастью, ещё продолжала работать система ракетного запуска, а также неожиданно отозвался один из боковых двигателей. Поблагодарив всех богов за такое везение, я потратил ещё несколько минут на то, чтобы разобраться в произошедшем. Ведь меня должно было убить, хотя я и выжил!

Но информации оказалось ноль, слишком велики повреждения. Плюнув на это дело, я с трудом втиснулся в кресло и продолжил командовать кораблём. Медленно, с огромным трудом, мне удалось вывести космолёт на нужную координату, откуда можно было производить выстрел. О бое, который кипел вдали от меня, я старался не думать. Не думать, сколько людей погибло в том бою из-за меня. Ведь это я медлил, и сейчас продолжаю это делать! Сжав зубы, я скривился от боли, но дал команду за запуск. Своим зрением я видел, как медленно открывается пилон с ракетой преобразователя. Как несчастный механизм, теряя искорёженные детали, выносит ракету на направляющие. И как проскальзывает искра, вызывая реактивную струю, с огромной скоростью толкающую тело в противоположную сторону.

Набирая всё большую и большую скорость, ракета понеслась к звезде. Как зачарованный я наблюдал ярчайшую вспышку света на поверхности и последующее за этим спокойствие. Несколько мгновений ничего не происходило, но затем… Поверхность планеты пошла пузырями, тёмная корка повсюду вскрывалась, высвобождая раскалённую магму. И всё это месиво стягивалось к центру звезду, к абсолютно чёрному пятну, откуда медленно выплывали боевые корабли человеческого Флота…

Эпилог

Открыв глаза, я долгое время лежал без движения и просто смотрел в белый потолок. Последнее, что я помню, это разбитого «Вампира» и появление основных сил Флота. Значит это было не напрасно, все эти жертвы. Неожиданно я понял, что плачу. Ведь Пашка, Жерар, Арата и Леон, все они…

- Знаете, а мне говорили, что большая часть современной молодёжи – испорченные свиньи. А вы вот, видимо, нет.

Повернув голову, я сквозь текущие слёзы увидел серьёзное лицо адмирала. Макаров смотрел на меня сочувствующе, но не с жалостью, а просто как человек, понимающий другого человека. Вновь уставившись в потолок, я тихо произнёс:

- Они… все?

- Все. Леон погиб, заслонив Арату он таранного удара вражеского истребителя. Но новичок не сумел справиться с управлением и на полном ходу врезался в образовавшийся огненный шар. Яна Морозова погибла во время ракетной атаки Джеймса на дипломатический корабль. А что случилось с Пашей и Жераром ты и сам знаешь.

Стиснув зубы, чтобы не застонать, я с трудом выдавил:

- Скажите, адмирал… Ради чего мне теперь жить?

- Ради себя, - Макаров проигнорировал мой удивлённый взгляд и подошёл к иллюминатору, разглядывая космос сквозь прозрачный материал, - Знаешь, человек, живущий ради себя не так уж и жалок. Да, он всегда один, но он, как правило, многого может добиться, может поднять свою державу ещё выше. Что скажешь?

Грустно ухмыльнувшись, я покачал головой. В словах адмирала был смысл. И даже не потому что я считаю одиночек сильнейшими. Просто он прав в одном – никогда нельзя сдаваться. Даже если кажется, что это конец, даже если душу рвёт в клочья, я должен бороться. Ведь я человек!

- Я решил.

- И что же ты выбрал?

- Я буду адмиралом Флота, товарищ Макаров…

+1
06:00
674
21:19
Космическая стрелялка, с эпичностью, пафосом, предательством, местью и победой. Ну, что добавить? Нечего. Также как и автору, видно, совершенно нечего добавить к избитой теме. Подано на среднем уровне, не цепляет, читается ровно…
Мясной цех

Достойные внимания