Илона Левина

Школьное проклятие

Школьное проклятие
Работа №86

Свалившаяся сверху пустая банка из-под колы заставила Лёню вздрогнуть. Он медленно поднял взгляд. Ухмыляющиеся лица Серёжи и его приспешников тут же подтвердили подозрения.

Апрель подошёл к концу, и май уже потихоньку вступал в свои права, приближая к завершению десятый год обучения, однако Лёня всё ещё чувствовал себя не в своей тарелке. В эту школу он перевёлся в прошлом сентябре, но до сих пор не обзавёлся друзьями, а кучка надоедливых одноклассников под предводительством не слишком умного богатенького мальчика продолжала доставать его, как могла. Хотя большие вопросы вызывало бесстрашие обыкновенных школьных задир, ведь ни для кого не было секретом наличие у Лёни красного пояса по тхэквондо.

По привычке засунув руки в карманы, Лёня поднялся на второй этаж и неспешно подошёл к гогочущей компании.

— Думаю, нам пора обсудить твои претензии ко мне, — бросил он, остановившись прямо напротив оппонента.

Парни притихли. Серёжа вышел вперёд, и его карие глаза сверкнули чувством превосходства.

— Чё-то против имеешь, ботан?

Лёня сокрушённо помотал головой.

— Нет, говорю же, это у вас какие-то проблемы. Так давайте обсудим их вместе. А то вы уже который месяц из кожи вон лезете, всё доказать мне что-то пытаетесь, а я никак не пойму, что.

Лицо Серёжи сначала покраснело, затем побледнело, а потом и вовсе покрылось серыми пятнами. Дружки за его спиной стали потирать кулаки.

— Просто скажи, чего вы от меня хотите. Оскорбляете, банки на голову скидываете… Не проще ли просто высказать мне всё в лицо?

— Ты чё, оборзел совсем? — зашипел мальчишка.

— Пытаюсь уладить недоразумение тихо и без шума. Не думаю, что решать дела силой имеет смысл.

— Ты нам сейчас угрожаешь, урод?

— Нисколько. Урод просто предупреждает.

Лёню задело оскорбление, однако он не подал виду, продолжив сверлить нахала взглядом. Компания тоже чувствовала себя униженной, но и они не предпринимали никаких попыток к продолжению конфликта: вести словесную перепалку не позволял низкий уровень интеллекта, а затеять драку — страх быть безжалостно избитыми мастером единоборства. Так и стояли они, совершенно потерянные, тяжело дыша от возмущения.

Было очевидно, что Лёня ничего не добьётся, но все эти месяцы ему ужасно хотелось припугнуть надоедливых одноклассников, причём максимально невинно. И у него это вышло. Так что, в принципе, он был собою доволен. Развернувшись, юноша уже было собрался уйти.

— Кого бы ты из себя ни строил, тебе всё равно не дожить до конца года!

Лёня устало потёр лоб и обернулся.

— Снова проклятие?

— Каждое десятилетие призрак забирает отличников из 10А, и в этом году как раз десять лет с последней смерти.

— Даже не хочу обсуждать.

И Лёня удалился, слыша вдогонку:

— Ты сдохнешь, как и остальные! Проклятие никого не щадит. 14-го мая ты умрёшь!

«Лучше бы призрак забирал тупых придурков,» — подумал парень.

Как бы история с проклятием ни раздражала Лёню, он был от природы любознательным и не мог пройти мимо загадочной школьной легенды. Раз уж все вокруг твердят, что он умрёт, то пора узнать подробности сего события.

После уроков подросток направился в школьную библиотеку. Его встретила добродушная, не по годам ярко накрашенная старушка. Несмотря на почтенный возраст, женщина источала невероятную энергию, а её способности в мгновение ока перемещаться между бесконечными рядами книжных полок можно было только позавидовать.

— Простите, я бы хотел узнать о проклятии нашей школы.

Лёня произнёс это так непринуждённо, словно бы просто зашёл за томиком Лермонтова. Как ни странно, библиотекарь растянула губы в улыбке.

— Многие о нём знают, но немногие спрашивают, — пропела она.

Парень нахмурился.

— Что вы имеете в виду?

— Я хоть и выгляжу старой маразматичкой, но проклятие — это не просто страшная легенда. Я годами рассказываю о нём ученикам. Могу и тебе поведать правду.

Тон её голоса был гипнотизирующим, и, естественно, любопытство Лёни взяло вверх. Библиотекарь повела подростка по длинному узкому проходу вглубь зала.

— Садись.

Она махнула рукой в сторону журнального столика в углу, окружённого тремя стульями. Лёня сам не понял откуда, но спустя мгновение перед ним появилась небольшая картонная коробка. Она была до краёв наполнена пожелтевшими от времени газетными вырезками, старыми фотографиями и множеством справок, украшенных поблёкшими печатями.

— Как тебя зовут, мальчик?

— Леонид. Лёня.

— Что ж, Лёня. Сейчас я расскажу тебе историю проклятия 10А класса, и когда закончу, ты сам решишь, верить в него или нет.

— Всё началось в далёком 1956 году, — заговорила старушка. — Я тогда заканчивала десятый класс. И была у меня одноклассница, лучшая подруга, красавица и отличница. Звали её Мальцева Диана. Вот.

Женщина положила перед Лёней старую фотографию, на которой был запечатлён большой класс. Библиотекарь указала пальцем на девушку во втором ряду, справа. Высокая, симпатичная, с длинными тёмными волосами, собранными в две косы, она задорно улыбалась с поблёкшего куска бумаги.

— Что с ней произошло?

— Этот снимок был сделан за год до того страшного дня.

Старушка протянула Лёне ещё одну бумагу. На этот раз это была копия свидетельства. Свидетельства о смерти. Имя — Мальцева Диана Александровна. Дата смерти — 14 мая 1956 года.

— Это же…

— Да, проклятый день. Я не знаю, как всё случилось, но в то злополучное утро понедельника её нашли после первого урока в туалете с перерезанными запястьями и…горлом. Я нашла её... На полу, в огромной луже крови…

Лёня с ужасом поднял взгляд на старушку.

— Это было самоубийство?

— Да, именно так сказали в милиции. Но Диана не оставила ни предсмертной записки, ни личного дневника. Ничего. Всё списали на переживания перед экзаменами.

— Но Вы так не думаете? — заметил нотки несогласия в голосе рассказчицы Лёня.

Библиотекарь вздохнула.

— Понимаешь, то, что это было самоубийство — несомненно. Но я не верю, что она покончила с собой из-за переживаний. Она всегда была умницей, учиться любила. Скорее, тут всё дело в нашем учителе.

Она указала на статного молодого мужчину в центре фото — крепкого брюнета с правильными чертами лица.

— Игорь Николаевич. Помнится, ему исполнилось только двадцать восемь в том году. Он был нашим классным руководителем. Всех любил по-своему, даже мальчишек-сорванцов, но с Дианой у него сложились особые отношения.

Лёня удивлённо посмотрел на неё.

— Хотите сказать, они встречались?

— Ох, мальчик, в те времена самоубийство школьницы было нонсенсом, а уж если бы эта школьница состояла в отношениях с учителем — страшный позор. Но, знаешь, по-моему, всё именно так и было. Диана всегда с улыбкой смотрела на него, он тоже улыбался в ответ, не скупился на похвалу и комплименты. Однако незадолго до смерти всё изменилось. Диана стала угрюмой и замкнутой, не поднимала руку на уроках, а учитель делал вид, что ничего необычного с отличницей не происходит.

— Думаете, она покончила с собой из-за несчастной любви?

— Может быть. Диана всегда была очень эмоциональной. А, возможно, причиной послужило что-то ещё. Как бы то ни было, она унесла этот секрет с собой в могилу.

— Почему Вы считаете, что причиной могло послужить что-то иное?

Старушка сощурилась и внимательно посмотрела на подростка.

— Ты ведь не просто из интереса пришёл узнать о проклятии? Ты сам ученик 10А, так? Отличник?

Лёня смущённо опустил глаза. Ему вдруг стало не по себе.

— Тогда тебе действительно стоит узнать всю правду. Слушай внимательно, что было дальше.

И женщина поведала о цепочке ужасающих событий, не дающих никому покоя вот уже полвека. Успешно окончив педагогический институт, тогда ещё совсем молодая рассказчица не захотела стать учительницей, поэтому устроилась работать в библиотеку родной школы. Всё было хорошо до тех пор, пока не начали происходить несчастные случаи. Отличники 10А погибали каждые десять лет в один и тот же день. Тогда советские люди не были религиозны и не верили во всякого рода сказки о сверхъестественном, однако у них не было другого объяснения. По факту частых смертей стали проводиться проверки. К сожалению, наверху не поверили в школьную легенду о мстительном духе ученицы. Не найдя никаких нарушений, комиссия приняла решение школу не закрывать и остальным посоветовала поменьше верить в глупые сказки.

— Но почему умирали ученики? — недоумевал Лёня. — Неужели лишь из-за того, что они хорошо учились? Наверняка, есть ещё что-то общее, кроме ума и номера класса, — задумчиво протянул подросток.

— Я тоже искала что-то общее, и сначала думала, что всё дело в их классном руководителе, но потом отказалась от этой теории.

— Почему же?

— Классным руководителем первых трёх погибших был Игорь Николаевич, однако после того, как заговорили о проклятии, он не выдержал и ушёл преподавать в другую школу, а потом и вовсе вышел на пенсию. К последним двум жертвам он не имеет никакого отношения. Ах, да, совсем запамятовала, но помнится, все они сильно менялись в последние дни перед смертью.

— Ещё бы.

— Они говорили, что видят призраков, и что-то мне подсказывает, что это проделки Дианы.

Лёня вертел в руках фотографии всех несчастных, вновь и вновь бросал взгляд на лицо Дианы, но никак не мог поверить, что всё это правда. Библиотеку он покидал на ватных ногах. Неужели проклятие не выдумка? Неужели и вправду конец близок?

— Чё вылупилась? Отличное предложение же, ну!

Серёжа и его гогочущая компания склонились над кем-то, сидящим на лавочке, в углу школьного коридора.

— О, а вот и наш проклятый! — ухмыльнулся задира.

Лёне так не хотелось, чтобы Серёжа его заметил, но было поздно. Настроение паршивое, смерть не за горами… Последнее, что хотелось делать — это спорить с местной шпаной. Но проигнорировать он тоже не мог: испуганный взгляд из-за спин парней буквально зацепил его.

— Чё, не думаешь ещё бросить школу? А то жить-то тебе недолго осталось. Спорим на косарь, пояс тебе в этот раз не поможет.

На лицах дружков Серёжи появились многозначительные ухмылки.

— Кстати, — небрежно перескочил на другую тему юный бесстыжий богач, — тут кое-кто клянётся, что ты её парень, и если я не перестану к ней цепляться, ты нас побьёшь. Что думаешь?

Полные беспомощности глаза принадлежали хрупкой темноволосой девушке, которая нервно теребила пальцами лежащую у неё на коленях сумку.

— А ты сомневаешься в том, что я её парень или в том, что я вас побью?

Лёня нахмурился. Он терпеть не мог, когда приставали к девушкам. Серёжа понял, что никак не устрашает одноклассника, поэтому несколько поумерил пыл. Сделав шаг навстречу, он уставился Лёне прямо в глаза.

— Ты всегда такой спокойный. Самого не бесит?

— Если мой противник слабее — ни капли.

Не понятно, кого в тот момент спас звонок на урок: Лёню от лишней возни с рвущимся ударить его оппонентом или Серёжу от последующего посещения травмпункта. Шайка решила временно сдать позиции и отделаться испепеляющими взглядами — Серёжа и его дружки удалились в класс.

— Ты как? Всё нормально?

Теперь полные беспомощности глаза засветились благодарностью. Девушка была смущена, поэтому заговорила немного заикаясь:

— Всё хорошо. Спасибо тебе большое. И прости за то, что назвала своим парнем. Я испугалась, что они начнут приставать, поэтому ляпнула не подумав. Слышала, что ты хорош в боевых искусствах.

— Только в тхэквондо, — улыбнулся Лёня. — Ничего. Ты точно не зря это ляпнула.

Девушка подняла на него взгляд и тоже заулыбалась.

Она не была красавицей, но что-то невероятно притягательное таилось в этих больших карих глазах, молочно-белой, словно бархатистой, коже и ниспадавших по спине и плечам тёмных локонах. Лёня подумал, что наконец определился со своим идеалом женщины.

— Кажется, обо мне ты уже наслышана, а вот твоего имени я не знаю.

— Инна. Я Инна.

— Красивое имя. Тебе идёт.

Девушка слегка покраснела.

— Ты ведь из 10А? — спросила она.

— Верно. А ты…?

— Учусь в одиннадцатом. Выпускаюсь скоро.

Тут она спохватилась.

— Тебе же на урок идти нужно! А я задерживаю…

— Не говори глупостей, — отмахнулся подросток. — Я сам себя задерживаю. К тому же, что-то передумал идти на первый урок. Сегодня не то настроение. А у тебя разве занятий нет сейчас?

— У меня факультатив по биологии, но учительница опаздывает.

— Любишь природу? — присел рядом с ней Лёня.

— Да. Она прекрасна. И мы часть её. И это тоже прекрасно. Кстати, тот парень говорил о том, что ты проклят и скоро умрёшь. Он имел в виду школьное проклятие, не так ли?

— Ага. Учился я себе спокойно, и вдруг узнаю, что жить мне осталось меньше двух недель. Выяснил об этом проклятии, что мог, но даже не представляю, как спасти себя, если оно реально.

Лёня посмотрел в лицо своей новой знакомой и протянул ей правую руку.

— Ты мне поможешь?

Инна была несколько сбита с толку, но теперь она в долгу у этого милого парня, к тому же, история с проклятием давно будоражила её саму. Поэтому, не колеблясь, она пожала протянутую руку.

Серёжа нервно постукивал пальцами по парте, горя от злости. Прошла уже половина урока, а варианты, как он мог бы прикончить ненавистного одноклассника никак не заканчивались и всё мелькали перед глазами.

— Ямин!

Сначала подросток даже не услышал раздражённый голос учительницы, но затем опомнился.

— Ямин, долго ты ещё собираешься действовать нам на нервы?

Серёжа молчал, но перебирать пальцами перестал. Весь класс уставился на него.

— Мария Семёновна, никто всё равно не понимает ни слова из того, что вы говорите. Так какая разница, буду я шуметь или нет?

— А я смотрю, у тебя совсем нет совести, Ямин. Если тебе ничего не понятно, то какой смысл здесь штаны просиживать? Выйди из класса.

У парня и так накопилось достаточно замечаний и жалоб учителей, ему не хотелось получать ещё, поэтому он тут же сменил тактику:

— Всё-всё! Я молчу и внимательно Вас слушаю!

— Ты тут решил цирк устроить?

— Никак нет, Мария Семёновна, я готов даже записывать то, что Вы говорите! Вот.

Для пущей наглядности он достал из сумки тетрадь и ручку.

Учительница вздохнула.

— Ты бы брал лучше с кого-нибудь хороший пример и взялся за учёбу. У тебя один год остался, а потом — экзамены.

— А с кого мне пример брать, Мария Семёновна? Сегодня, вон, даже отличник прогуливает!

Он показал на пустую парту Лёни.

— Лёня предупредил меня, что плохо себя чувствует. Он, в отличие от тебя, ответственный мальчик!

— Ну-ну, — пробормотал Серёжа, скрестив руки на груди.

Учительница хотела было ещё что-то добавить, но махнула рукой и вновь повернулась к доске.

«Ответственный он. Придурок. Да чтоб его призрак...!»

Вдруг парень заметил краем глаза, как что-то мелькнуло справа от него, тут же повеяло холодом. Медленно повернув голову, подросток оцепенел.

В углу класса, в небольшом пространстве между шкафом и стеной стояла девушка. Её глаза были зажмурены. Она покачивалась вперёд-назад и что-то бормотала себе под нос. Бледная, одетая в школьную форму, она появилась, словно из ниоткуда. Её светлые свалявшиеся волосы были перевязаны изодранными бантами, а со лба тонкими струйками стекала кровь.

Внезапно девушка замерла. Глаза открылись, а рука с вытянутым указательным пальцем поползла вверх. У Серёжи перехватило дыхание. Палец застыл, указывая на подростка.

— Помоги! — чуть слышно прохрипела девушка. — Помоги!

Серёжа не выдержал и громко закричал, вскочив со стула. Весь класс удивлённо уставился на него.

— Ямин, ты издеваешься?!

Жуткая девушка исчезла так же неожиданно, как и появилась. Серёжа лишь беспомощно озирался по сторонам, пытаясь справиться с дрожью.

— Призрак! — выпалил он, — Я только что видел призрака!

— Так всё, мне это надоело! — закричала учительница. — Оставь свои сказки и выметайся! Живо!

Подросток не стал спорить на этот раз: был рад сбежать куда подальше. Схватив сумку, он на ватных ногах выскочил из класса и ринулся на улицу.

Серёжа был испуган, смущён и раздражён одновременно. Он нервно пинал камешки на асфальтовой площадке у дверей школы — ждал того, кто был виноват в его смятении. Наконец увидел его.

Лёня и Инна встретились после последнего урока и теперь направлялись по домам, обсуждая план того, как обмануть смерть, и Серёжа грубым образом их прервал, преградив дорогу.

— Егоров, тебе точно конец! — прошипел он.

Лёня даже глаза закатил.

— Ты уже не раз мне это говорил. Я давно понял.

— Да я не об этом, придурок! Какого чёрта ты творишь?!

Инна и Лёня переглянулись.

— А теперь не понял.

— Ты заразил меня проклятием! Ты заразил меня!

У подростков челюсти поползли вниз. Такого поворота событий они не ожидали.

— Подожди, подожди! — помотал головой Лёня. — Что ты несёшь? Как я мог заразить тебя проклятием?

Серёжа был похож на взбешённого кота: волосы дыбом, зубы оскалены, а пальцы готовы вцепиться противнику с глотку.

— Не знаю, как ты это проделал, но я теперь вижу призраков! Я видел её! Она была вся бледная, в крови, и тыкала на меня пальцем!

— Ты уверен, что тебе не почудилось? — вмешалась в перепалку Инна.

Подросток свысока кинул на неё злобный взгляд.

— А ты вообще лучше не вмешивайся.

— Так, всё! — поднял руки Лёня. — Я совсем не врубаюсь, о чём ты толкуешь, а посему мы пойдём.

Он подтолкнул подругу в спину, и они зашагали прочь от школы. Серёжа же остался стоять на месте, молча открывая рот и хватая воздух, словно выброшенная на берег рыба.

Лёне опять не спалось. На этот раз терзали мысли о том, что кричал ему вдогонку Серёжа. Почему он видит призраков? Если кто их и должен видеть, то это тот, кому суждено умереть от руки Дианы. Почему она мучает того, кто не имеет к проклятию никакого отношения? Может, есть что-то, чего никто не знает? Может, Серёжа всё-таки как-то причастен?

Совершенно не выспавшийся, Лёня встретился перед школой с Инной и рассказал ей о своих ночных думах.

— Я хочу найти того учителя, — решительно заявил он. — Мне кажется, что смерть Дианы была напрямую связана с их отношениями, однако не уверен, что всё настолько просто.

— Что ты имеешь в виду?

— Я не верю, что девушка, у которой было впереди блестящее будущее, покончила с собой только лишь из-за несчастной любви.

— Думаешь, было что-то ещё?

— Да, именно так. К тому же, у последних двух жертв Игорь Николаевич не преподавал, значит, не только в нём дело.

— А, может, Диана просто выбирает лучших учеников безо всякой на то причины?

— Нет, это нелогично. А логика должна быть во всём.

— Хорошо, — кивнула Инна. — Давай после уроков зайдём в библиотеку и снова поговорим с той женщиной. Она, как ты сказал, годы потратила на то, чтобы докопаться до истины, значит, по-любому должна что-то знать об учителе. А пока, пожалуйста, подожди меня. До звонка ещё есть время — я зайду в туалет.

Лёня остался в коридоре, всё строя догадки мотивов мстительного духа. Он вдруг поймал себя на мысли, что утром, перед завтраком, он абсолютно твёрдой рукой перечеркнул в календаре 4-е мая. Сегодня уже 5-е. Осталось девять дней. Но он совершенно спокоен. Почему же? Неужели всё ещё не верит, что проклятие реально?

Мрачные размышления подростка прервал пронзительный девичий крик. Лёня испуганно обернулся и кинулся на голос.

В другое время он бы сто раз смутился, прежде чем ворваться в женский туалет, но сейчас ему было не до того. Он крепко прижал к себе дрожащую всем телом Инну, всё спрашивая и спрашивая её о том, что произошло. Девушка забилась в угол туалетной комнаты, в панике царапая ногтями холодный кафель пола.

— Я его видела! — плакала она, зарывшись лицом в плечо Лёни. — Это был призрак! Такой страшный!

Первый урок ребятам пришлось прогулять. Немного успокоившись, Инна рассказала другу о том, как, выходя из кабинки, увидела юношу у раковин. Он стоял к ней спиной и никак не реагировал на её возмущённое замечание, что это женский туалет. А потом Инна заметила, что парень не отражается в зеркале над раковиной. Совсем. В этот момент он и обернулся. Инна часто запиналась, описывая подробности того, как ужасно выглядел мёртвый мальчик, однако Лёня терпеливо слушал, всё больше упуская смысл происходящего в школе. Сначала Серёжа — худший из худших учеников, теперь Инна, которая вообще учится в другом классе. Почему смерть преследует и их? И главное: почему призраки разные? Неужели в школе обитают ещё злые духи, которые имеют отношение к проклятию?

— Нам нужно поговорить с Серёжей, — внезапно выдал Лёня и, схватив подругу за руку, потащил её к классу.

Ребята подбежали к кабинету как раз в тот момент, когда прозвенел звонок с урока. Ученики медленно потянулись прочь, и, конечно же, Серёжа был в числе первых. Однако сегодня уже без своей свиты.

Лёня преградил недругу дорогу, и прежде чем тот успел что-то сказать, выпалил:

— Здесь что-то не так: Инна тоже видит призраков.

Отведя одноклассника в сторону, так, чтобы никто посторонний не слышал их разговор, Лёня выложил всё.

— Я не заражал никого из вас, — добавил он, глядя прямо в ошалелые глаза Серёжи. — Просто мне кажется, что эти призраки как-то связаны с моей скорой смертью. Возможно, они хотят мне что-то сказать.

— Но почему тогда мы их видим, а не ты? — всё ещё дрожащим голосом спросила Инна.

— Надо разбираться. Идёмте в библиотеку!

Не дав Серёже ничего возразить, Лёня бросил вдогонку:

— И ты пойдёшь с нами!

Библиотекарь удивлённо подняла взгляд от формуляров.

— Не ожидала увидеть тебя здесь, — насмешливо сказала она, глядя на Серёжу.

— Мне что, уже и за книжкой зайти нельзя? — недовольно забурчал подросток.

— Нам нужно ещё раз взглянуть на фотографии! — выпалил Лёня, пытаясь восстановить дыхание после быстрой ходьбы.

В этот момент на пороге библиотеки появились младшеклассники, и старушке пришлось покорно махнуть рукой вглубь зала.

— Коробка в угловом шкафу, в нижнем ящике. Только, пожалуйста, верните потом всё на место.

Лёня набросился на бумаги, словно голодная собака на кусок мяса, даже не присел. Он разложил фотографии на столике и стал пристально их разглядывать.

— Что это за фото? — спросила у него Инна.

— Фотографии всех, кто умер от проклятия, — задумчиво откликнулся её друг.

Лёня перемешал картинки так, чтобы они шли в хронологическом порядке и вновь уставился на них.

— Чтоб меня! — Серёжа ударил кулаком по столу так сильно, что ребята подпрыгнули, а издалека послышалось неодобрительное замечание. — Это она! Призрак, которого я видел! Это она!

Он указал пальцем на первую жертву проклятия.

— Она стала первой, кого забрала Диана, — покачал головой Лёня и, порывшись в коробке, достал помятую копию свидетельства о смерти этой девочки. — Упала с лестницы.

— Тот парень, которого я встретила в туалете, — дрожащей рукой показала на ещё одну фотографию Инна.

— Умер в 2006-м, выпал из окна.

— Получается, мы видели не просто привидения, а тех, кто подвергся проклятию? — пролепетал Серёжа. — Чего же они от нас хотят? Ведь только ты должен умереть.

— Ну, спасибо, — угрюмо отозвался Лёня.

— Ребята, кто это? — воскликнула Инна, которая сгребла вместе все фотографии и теперь что-то разглядывала. — Здесь везде одна и та же девушка!

— Да ты гонишь, — усмехнулся Серёжа.

— Поверь, наша с тобой неприязнь никак не отражается на моей внимательности к деталям, — огрызнулась в ответ одиннадцатиклассница, и парень притих.

Лёня отобрал у подруги карточки и вгляделся в фигуры на заднем плане. Абсолютно на каждом снимке где-нибудь да виднелась высокая темноволосая школьница, которая смотрела прямо в объектив.

— Быть не может!

Потрясённый подросток медленно опустился на стул.

— Вот и я о том же, — подхватил второй парень. — Фото сделаны с разницей в десятилетия! Не может на них быть одного и того же человека!

Но Лёня лишь обессиленно помотал головой.

— Ещё как может. И это не просто один и тот же человек. Это — она.

Он вынул из коробки ещё снимок — снимок большого класса — и ткнул пальцем в красавицу с двумя длинными косами во втором ряду справа.

— Правда она, — выдохнула Инна. — Это кто же?..

— Диана, — почти прошептал Лёня. — Это Мальцева Диана, покончившая с собой 14 мая 1956 года и которую вы можете видеть на каждой, — он вновь разложил снимки жертв в хронологическом порядке, — грёбаной фотографии. Она преследовала тех, на кого пало проклятие.

Вдруг Лёню словно осенило.

— Серёж, сфотографируй меня!

— Чего?

— Говорю же, сделай моё фото! Нужно узнать, стоит ли Диана и за моей спиной.

— А если нет, то ты не проклят? — с надеждой в голосе предположила Инна.

— Возможно. Ну, не тяни резину, — вновь обратился он к однокласснику.

Серёжа достал из кармана брюк айфон и послушно сделал снимок. Несколько секунд он изучал его, то увеличивая, то уменьшая.

— Ну что?

— Не знаю. Я её не вижу нигде… Г-господи!

Внезапно подросток отбросил от себя телефон, словно это был ядовитый паук. Лёня взял упавший на столик гаджет и сам присмотрелся к фотографии.

Он увидел её почти сразу. Самое обычное неаккуратное фото: угрюмый главный герой на фоне большого окна, книжные полки вокруг, справа в кадр попали руки Инны… Однако жуткая фигура бледной школьницы далеко за окном заставляла мурашки пробегать по спине и рукам Лёни волнами. Стоя по ту сторону стекла, в дальнем углу школьного двора, Диана смотрела прямо в камеру.

— И что теперь? — дрожащим голосом спросила Инна.

Ребята ушли подальше от школы и расположились на лавочке в одном из дворов. Майский день был прекрасен, но на душе у подростков скребли кошки.

— Мы с Инной думали о том, чтобы найти Игоря Николаевича и выяснить всё у него. Он точно как-то причастен к смерти Дианы.

— Игорь Николаевич? Кто это? — нахмурился Серёжа.

— Он был классным руководителем у Дианы и нашего библиотекаря.

— Та бабка что, училась вместе с Дианой? — удивился подросток.

— Они были лучшими подругами, — добавила Инна.

— Так вот откуда у старухи все эти фото и копии документов! Она тоже пыталась выяснить, почему умерла Диана, я прав?

Лёня кивнул.

— Насколько я понял, она не знает, где сейчас Игорь Николаевич. Нам нужен кто-то ещё, кто может дать зацепку.

— Пойдёмте к секретарю, — посоветовала Инна. — В школьном архиве должны храниться дела всех, кто когда-либо тут работал.

— Так, стоп! Стоп! — нервно засмеялся Серёжа. — Если вы хотите гоняться за привидениями и учителями-убийцами — ваше право, но я тут ни при чём!

— Ещё как при чём! — возразила девушка. — Ты тоже видел призрака, а это неспроста! Значит, ты как-то связан с проклятием.

— Что ты несёшь, дура? Это твой дружок проклят, а не я! И вообще, какого хрена я тут с вами торчу?

Инна хотела было дать отпор обидчику, но Лёня её остановил.

— Прекратите. Нам ещё рассориться не хватало. Серый, угомонись и послушай меня: Инна права. Если дух умершей девочки пришёл к тебе, то нужно выяснить, почему. Если этого не сделать, кто знает, может, в этом году пострадаю не один только я.

На это Серёжа покорно промолчал.

На следующий день вместо занятий ребята отправились по адресу, который после полных подозрения расспросов раздобыла для них секретарь.

— А ничего, что мы прогуливаем? — спросила Инна, шагая за парнями по узкой просёлочной тропинке.

— Мои родители хотят, чтобы я сам контролировал своё образование, поэтому, если я считаю, что сейчас лучше сосредоточиться не на нём, то так тому и быть, — пожал плечами Лёня.

— А моим предкам всё равно. Папаша вечно в командировках, а мачеха слишком занята новым любовником — училка им даже звонить не станет, — отозвался впереди идущий Серёжа.

— Везёт, — поникла девушка, — а у меня родители строгие.

Вскоре тропинка свернула в рощицу, и из-за деревьев показался двухэтажный деревянный дом, обнесённый низким заборчиком с открытой калиткой. Взойдя на крыльцо, Лёня постучал в дверь. Послышались шаркающие шаги.

— Кто там?

— Здравствуйте! Вы Игорь Николаевич? Мы ученики школы, в которой Вы преподавали много лет назад.

Замок щёлкнул, и дверь приоткрылась, позволив ребятам разглядеть нос и помутневшие глаза старика. Однако цепочку он не снял и не пригласил незваных гостей внутрь.

— Что вам нужно?

Лёня нервно сглотнул.

— Вы наверняка знаете о проклятии и о смерти Дианы Мальцевой в 56-ом. Мы хотели…

Договорить парень не успел, так как дверь внезапно захлопнулась перед его лицом.

— Уходите! — прокричал через неё старик. — Не ворошите прошлое! Уходите!

— Послушайте! — взмолился Лёня — Я тоже проклят! Сегодня уже шестое мая, и мне осталось жить неделю. Умоляю, поговорите со мной! Мне нужно знать правду! Я должен всё предотвратить!

— Ты не сможешь это предотвратить. Она никогда не остановится и никогда не простит. Просто уходи и проживи оставшиеся дни достойно!

Стоящие чуть поодаль, Инна и Серёжа переглянулись. Лёня не знал, что ещё сказать. Ему хотелось кричать и бить кулаками дверь, но он понимал, что старика не переубедить.

— Инна, — обернулся парень к подруге, — у тебя есть с собой бумага и ручка?

Девушка порылась в сумке и протянула ему то, что он просил. Написав на клочке тетрадного листа ряд цифр, Лёня подсунул их под дверь и сказал:

— Вот мой номер телефона. Подумайте ещё раз, и, если решитесь помочь мне разрушить цепь смертей, пожалуйста, позвоните.

Опустив голову, парень спустился с крыльца и глубоко вздохнул. Назад подростки возвращались молча. Им всем было страшно.

Была уже почти полночь, когда телефон Инны зазвонил. Из трубки послышался разгорячённый голос Лёни. Он рассказал, что Игорь Николаевич только что связался с ним и всё-таки решил встретиться с ними завтра. Он попросил ребят снова приехать на дачу. Это был отличный знак: теперь у Лёни точно есть шанс всё выяснить.

Однако Инна пожаловалась, что завтра у неё важный тест, и ей не хочется его пропускать. Лёня согласился с подругой, что она должна написать контрольную, а к старику смогут съездить и они с Серёжей вдвоём.

— Ты не вздумай забрасывать учёбу! — пригрозил он. — Если я всё-таки погибну, на моей смерти твоя жизнь не остановится, и хорошие оценки ещё очень пригодятся.

Инна согласно промычала в трубку, но на её глаза навернулись слёзы. Ей было больно слышать такие слова от человека, который ей очень нравился.

Повесив трубку, Лёня подумал, что, пока у него есть время, он обязательно должен провести его с той, в которую с каждой минутой влюбляется всё больше и больше.

Утром парни вместе поехали в дачный кооператив. Шагая по знакомой тропинке, Серёжа обернулся к Лёне.

— Скажи мне, что у тебя был план Б на случай, если бы он не позвонил.

— Нет, не было. Я знал, что он позвонит. Он любил Диану, и хотел бы для любимой покоя. А что? Ты беспокоишься обо мне?

— Нет, конечно! С чего вдруг? — притворился Серёжа.

— Просто ты что-то давно меня придурком не называл, — понимающе улыбнулся Лёня.

— Ну ты и придурок.

— Этот раз не считается.

И с тяжестью на сердце подростки рассмеялись.

Игорь Николаевич выдал парням по дымящейся чашке чая, усадив в кресла напротив себя. Он, кряхтя, поправил на носу очки и без лишних отступлений приступил к рассказу.

— Я стал их классным руководителем за год до её смерти и, чего уж скрывать, влюбился. Совсем недавно из института, молодая кровь играла, а Диана была ангелом: такая красивая, невинная, добрая, умная…

Он помолчал.

— Но, когда она ответила мне взаимностью, я испугался. Понял, что, если узнают о нашем романе, будет большой скандал. Я боялся испортить репутацию Дианы.

— И как же вы поступили? — отхлебнул ароматного чая Лёня.

— Мы пытались встречаться как можно реже, потом стали вести себя лишь как учитель и ученица, даже пробовали расстаться, но нас всё равно тянуло друг к другу.

— Вы же не…? — с надеждой подал голос Серёжа.

— Нет, конечно, нет. Мы поцеловались-то всего однажды. Просто, думаю, тогда я встретил свою настоящую любовь.

— Но почему же Диана внезапно так изменилась и свела счёты с жизнью?

Старик нахмурился.

— Я не знаю, что было у неё в голове, когда она резала себя, но одно могу сказать точно: лучшая подруга причинила ей немало боли.

Лёня поперхнулся чаем.

— Лучшая подруга? Имеете в виду ту женщину, которая сейчас работает библиотекарем в школе?

— А она ещё не ушла? Странно, — хмуро отозвался Игорь Николаевич. — Да. Именно Галину я и имею в виду.

Парни поймали себя на мысли, что не запомнили имени библиотекаря, но тут же вновь всё внимание обратили к словам старика.

— Они были не разлей вода, но я-то знал, что Галя завидовала чёрной завистью. Однако вразумить Диану не мог. Она считала это настоящей дружбой. А потом подруги рассорились. Я виноват…

Брови Серёжи поползли вверх.

— В смысле?

— Она пыталась отбить вас у Дианы, и вы поддались? — догадался Лёня.

Мужчина нехотя кивнул.

— Я поддался только её признаниям в любви, но ухажёром быть не мог: слишком сильно любил Диану, да и совестно это — романы крутить со школьницами. Я пытался объяснить всё Диане, пытался и Галю переубедить, ругал её, даже отчислением грозился, но на самом деле ничего не мог сделать, ведь тогда все бы узнали наш секрет.

Игорь Николаевич вздохнул и потупил взгляд.

— И я решил, что будет лучше, если мы с Дианой расстанемся раз и навсегда. Перестал обращать на неё внимание, да и на Галину тоже. А оно вон как обернулось.

— Как думаете, почему Диана просыпается каждые десять лет и забирает жизни лучших учеников? — спросил Лёня.

— Думаю, она хочет, чтобы мы почувствовали то, что чувствовала она, когда её беззаботная школьная жизнь продлилась всего десять лет, а потом пришла смерть. А отличники… Вероятно, она так мстит своей обидчице. Галя тоже хорошо училась, но была всегда второй.

— Полагаете, Галя завидовала оценкам и поспособствовала самоубийству подруги?

Старик кивнул.

— Полагаю, не было никаких подруг. Была лишь зависть и ненависть, и желание чего-то достигнуть за счёт другого. И Дина не перенесла такого предательства.

— Ну, а что Вы скажете на то, что по легенде Диана мстит и Вам? Убивает именно Ваших лучших учеников.

— Бред, — отмахнулся тот. — Я не был преподавателем у последних покойных детишек.

— Но, может, вы были у них репетитором или курсы какие вели? Город-то маленький, могли и пересечься.

Тут глаза старика наполнились страхом. Дрожащим голосом он произнёс:

— Как их звали?

— Не обратили внимания, — отозвался Серёжа, — но у нас есть это.

Он достал из кармана сложенные вдвое фотографии, которые незаметно стащил из библиотеки. На удивлённый взгляд одноклассника он лишь пожал плечами.

— Ох, что же это?.. — выдохнул старик, и ребята на мгновение испугались, что его хватит удар. — Это девочка действительно мне знакома, да и у паренька я был репетитором. Что же это?

Теперь подросткам стало всё предельно ясно: жертвы действительно были связаны с учителем, однако то, что проклятие коснулось лишь 10-е классы, вероятно, чистая случайность. На самом деле Диана руководствовалась лишь ревностью и обидой. Значит ли это, что Лёня не проклят? Если так, то кто тогда погибнет в этом году? И какой же изощрённый способ мести выбрал дух школьницы! Призрак не хотел убивать своих обидчиков. Призрак хотел, чтобы они бесконечно смотрели на смерти таких же невинных, как она, и сожалели о содеянном.

— Вы! Как Вы могли её предать?! — крича, ворвался в библиотеку Лёня.

За окном было десятое мая, и предыдущие два праздничных дня юноша провёл, как на иголках.

Серёжа и Инна вбежали следом, но не успели сдержать порыв товарища — тот просто взорвался.

— Вы завидовали лучшей подруге и довели её до самоубийства! Как Вы могли?!

Старушка поменялась в лице и тяжело опустилась на стул.

— Значит, вы разговаривали с учителем?

— Не то слово, — отозвался Серёжа, давая Лёне отдышаться. — Он нам всё рассказал.

— И чего же вы от меня тогда хотите? — беспомощно пролепетала библиотекарь.

— Мы не понимаем, почему Вы не признались следователям? И почему до сих пор работаете тут? — вмешалась Инна, но Лёня её перебил.

— Вы смотрите, как каждые десять лет умирают школьники, но не уходите. Зачем это Вам?

— А ты как думаешь?

— Я думаю, это ваше наказание, — вновь подала голос одиннадцатиклассница.

Парни удивлённо посмотрели на неё.

— Вы не уходите, потому что пытаетесь так искупить свою вину. Несёте этот крест.

— Да что вы понимаете… Я с каждым днём всё дальше от своего греха, но совесть не унимается, не даёт мне спать.

Она тяжело сглотнула.

— Я тут, потому что должна пробудить в детях желание жить и бороться. Только так я смогу простить себя.

— А, может, стоило бы признаться в содеянном, чтобы дух Дианы успокоился? Тогда бы вы спасли всех тех ребят!

Старушка промолчала.

— Они правы, Галя, — раздался скрипучий голос со стороны двери.

Ребята дружно вздрогнули. Игорь Николаевич шагнул внутрь комнаты и остановился, опираясь на клюку.

— Пора прекратить всё. Пора открыть всем правду и дать Диане успокоиться. Я предлагаю сказать ей в лицо то, что она жаждет услышать. Когда я работал здесь, она часто являлась мне. Стояла в углу класса и смотрела на меня своими полными злости глазами. А у меня мурашки по спине бегали. Она уже давно не та девушка, которую я любил, а безжалостное чудовище.

Он поднял глаза на библиотекаря:

— Прошу, Галя, давай покончим со всем этим! Давай отпустим её.

Повисла тишина. Стрелки настенных часов мерно отщёлкивали секунды.

На город надвигалась прохладная майская ночь. Где-то вдалеке, над крышами домов, звонко каркали вороны.

Чёрные окна окружили пятерых людей, стоящих посреди школьного двора. Они вглядывались в тёмные проёмы, не имея возможности войти внутрь, и молились, чтобы их план сработал.

— Диана, если ты меня слышишь, появись! — громко позвал старик. — Мы хотим попросить у тебя прощения, Диана! Ты слышишь меня?

Лёня заметил, как руки Игоря Николаевича задрожали, крепче вцепившись в клюку.

Вдруг Инна вскрикнула и прижалась к парню. Он в недоумении взглянул на неё, но тут же услышал голос Серёжи:

— Смотрите! Там, в окнах!

Подросток указывал пальцем на выплывшие из темноты, еле видные фигуры школьников. Призраки стояли по ту сторону, приложив серые ладони к стеклу. Их рты беззвучно открывались, выговаривая одно и то же слово.

— Помоги, — прочитал по губам Серёжа. — Они говорят: «Помоги». Тот дух, которого я видел, сказал то же самое.

— Кому мы должны помочь? — недоумевал Лёня. — Мне? Или им?

— Диане, — отозвался учитель. — Пока она не обрела покой, она держит всех нас здесь.

Библиотекарь вышла вперёд и обратилась к шепчущим фантомам в окнах:

— Диана! Пожалуйста, покажись! Это я, Галя, твоя подруга. Я так виновата! Я хочу искупить свою вину перед тобой! Накажи меня, Диана!

И она появилась. Внезапно и так близко. Чёрные волосы тяжёлой волной спадали на лицо, и лишь один горящий гневом глаз пристально глядел на обидчицу.

Подростки ощутили, как воздух вокруг остыл, и их тела окатило колючей волной мурашек. Диана медленно повернула глаз в их сторону, и в этот момент неведомая сила взметнула людей ввысь и жестоко разбросала по школьному двору.

Лёня больно ударился спиной об асфальт, но тут же поднялся на колени и отыскал глазами призрака. Диана медленно подступала к лежащей на земле подруге юности. Старушка плакала и дрожала, но не пыталась уползти. Она, наоборот, тянула руки к духу.

— Диночка, пожалуйста, прошу, забери меня! Только других не трогай!

Серёжа помог Инне подняться, придерживая ту за плечи. На другом конце двора зашевелился Игорь Николаевич.

— Я виновата, так виновата! Прости меня! Прости, подружка!

— Нет! Не убивай её! — вскочил на ноги Лёня, и Диана резко обернулась на его крик.

Мёртвая девочка не шла и не плыла по воздуху. Она передвигалась резкими скачками, мотая головой во все стороны. У юноши перехватило дыхание.

— Не смей трогать его!

Инна бросилась наперерез духу и закрыла Лёню собой.

— Ему не суждено умереть сегодня. И ты это знаешь.

— Она права, Диана. И то, что ты умерла — это был твой выбор. Мы поступили подло, да. Но убить себя ты выбрала сама. Зачем ты злишься на других?

Игорь Николаевич медленно шагал навстречу призраку, звонко стуча клюкой в ночной тишине. Диана перевела взгляд с Лёни на бывшего учителя, потом посмотрела на лежащую поодаль подругу детства и испарилась.

— Куда она делась? — удивлённо воскликнула Инна.

Лёня с Игорем Николаевичем кинулись на помощь библиотекарю, а Серёжа в это время достал из кармана телефон и принялся снимать всё вокруг.

— Давай, давай! Где же ты?

Он пытался отыскать призрак с помощью фото, хотя не был уверен, появится ли он без Лёни в кадре.

— Диана! Не исчезай! Не убегай от нас! Нам нужно поговорить! Ты же понимаешь, что нельзя так! — вновь принялся звать старик.

Мстительный дух возник из темноты, но на этот раз он был не один. Другие мёртвые дети, словно охранники шествовали позади, шепча без умолку: «Помоги. Помоги. Помоги».

Ребята и старики собрались в кучку, не зная, как теперь быть. Лёня решил взять инициативу в свои руки:

— Диана, послушай своего учителя и свою подругу. Они причинили тебе боль, я знаю, но так ведь нельзя: нельзя винить их вечно, нельзя отыгрываться на других. Ты должна успокоиться и уйти.

На асфальт закапала кровь. Капли тяжело разбивались, стекая с запястий Дианы. Покойная словно бы вновь вернулась в прошлое и стала живой, из плоти и крови.

— Диана, мы умоляем тебя, прекрати мстить, — уже чуть не плакал учитель. — Всё кончено. Я тут. И Галя тоже. Мы перед тобой, и ты можешь наказать нас, но твоему проклятию должен прийти конец.

— Оглянись! Сколько невинных жизней ты забрала с собой! — взмолилась библиотекарь. — Они не сделали ничего, а ты убила их. Чем же ты теперь лучше нас с Игорем?

Диана вновь замотала головой. Её настроение передалось другим, и вот уже шесть призраков тряслись и мерцали. Кровь захлестала сильнее, перерезанная шея тоже испустила тёмный фонтан. Инна испуганно вскрикнула и закрыла глаза.

И вдруг всё стихло. Стоящие в ряд мёртвые школьники медленно собрались вокруг Дианы и, указав пальцами на неё, выдохнули:

— Уходи!

Ребята не ожидали такого. Похоже, Диана тоже. Она подняла на своих жертв глаза, и взгляд её отражал не злость или ненависть, нет, но глубочайшую печаль, на которую не способен живой человек.

— Дорогая, твоя месть должна закончиться на моём последнем лучшем ученике, — почти прошептал Игорь Николаевич. — Больше никого не забирай.

Слеза. Прозрачная, чистая слеза скатилась по бледной щеке, потерявшись в кровавых потёках.

— Мне больно. Мне так больно, — сипло проронила Диана.

— Я знаю, милая. Но больше не будет. Покойся с миром.

И тут призрачные фигуры начали бледнеть, утопая в ночной мгле. На их серых лицах отразилось облегчение и упоение. Наконец они стали свободными.

— А вам будет больно?

— Всегда было.

Старушка плакала, учитель тоже утирал слёзы.

— Не забывайте. Меня.

Лёня не мог поверить, что всё кончено, когда Диана и другие призраки полностью растаяли в воздухе, и холод отступил. Проклятие длиною в шестьдесят лет наконец разрушено. Все будут жить.

Остаток ночи старики и подростки провели на лавочке у школы, пытаясь прийти в себя, а утром, как только в рейсы вышли первые автобусы, они молча разъехались по домам.

Галина решила написать заявление об увольнении и открыть всем правду. Слишком долго она прикрывалась работой, пытаясь простить саму себя. Пришла пора оставить всё в прошлом.

Игорь Николаевич вернулся на свою дачу в полной уверенности, что больше не будет преподавать. Вероятно, это всё же никогда не было его настоящим призванием.

Серёжа… Серёжа не проронил ни слова. Просто отправился домой отсыпаться.

Лёня же вызвался проводить Инну, благо она жила по соседству со школой.

— Родители, должно быть, потеряли тебя, — уставшим голосом проронил он, когда ребята подошли к подъезду.

— Я соврала, что буду ночевать у подруги. Сказала, мы будем смотреть с ней ужастики и лопать бутерброды. Правда, бутербродов не было.

Она вскинула взгляд на друга.

— Теперь ты в порядке, и я больше не буду плакать.

— Почему ты плакала?

— Смеёшься? Парню, в которого я влюблена по уши, оставалось жить всего ничего, а поделать ничего нельзя. Как тут не плакать?

Лёне показалось, что его сердце сделало тройное сальто, а потом пустилось в пляс. Он хотел что-нибудь сказать, но мысли не слушались. Парень просто притянул к себе подругу и нежно поцеловал в губы.

— Глупенькая, — улыбнулся он, отстранившись. — Как бы я посмел умереть, если так и не сказал, что тоже люблю тебя?

Слёзы счастья хлынули из глаз девушки. Крепко обняв Лёню, Инна мысленно пообещала себе, что никогда никому его не отдаст.

Утро 14-го мая выдалось немного туманным, но ясным. К обеду тепло окутало всё вокруг, и на перемене ученики высыпали погреться в лучах полуденного солнца.

— Вы с Инной уже успели поцеловаться, а я даже ни слухом о ваших отношениях?! — с деланным возмущением воскликнул Серёжа, и Лёня захохотал.

— Мы ведь с тобой не такие уж и друзья, чтобы я распространялся о своей личной жизни.

— Да знаю, знаю, — улыбнулся Серёжа. — И мне стыдно, если честно. Стыдно за все мои подколы и оскорбления. Хотел бы извиниться.

— Проехали — едем дальше.

— Может, следующий год проведём в мире?

— А как же твои дружки? — Лёня кивком указал на поглядывающих в их сторону одноклассников.

— Да, дебилы они, — отмахнулся Серёжа. — За небольшие подачки прыгали вокруг меня, как дрессированные собачонки, да хвостиками махали по первому зову.

В его голосе ясно слышались нотки гордости и самолюбования, однако, поймав укоризненный взгляд Лёни, парень опомнился:

— Ну, я же говорю — дебилы.

На другом конце школьного двора показалась Инна и приветливо помахала рукой.

— Ты там смотри, поосторожнее, — хмыкнул юный богач. — Не забывай про защиту.

— Ты о чём? О, нет, неужели..? Да пошёл ты! — засмеялся Лёня и шутливо ударил приятеля в плечо.

— А совет-то дельный! — крикнул тот ему вдогонку.

Подросток подбежал к Инне и одарил её, в платье, с развевающимися на ветру локонами, радостной улыбкой.

— Ты такая красивая! — не мог сдержать он своего восхищения, за что в ответ получил поцелуй в щёку.

— Я смотрю, вы с Серёжей подружились.

— Ну, до прям-таки корешей нам ещё далеко, но он неплохой человек, оказывается. Просто вырос на деньгах и могуществе. Надо заняться его перевоспитанием.

Инна громко рассмеялась, в очередной раз заставив сердце парня биться быстрее.

— Слушай, я тут подумала: в этой школе год проучилась, скоро выпускаться, но у меня нет ни одного фото. Хочу, чтобы ты меня сфотографировал на память! Я и камеру из дома захватила.

Она отдала Лёне фотоаппарат.

— Где бы лучше встать? Хм. Думаю, вон там!

Инна выбежала из калитки и остановилась по ту сторону кованого забора, почти у проезжей части, так, чтобы здание школы находилось у неё за спиной.

— Отлично! Готова?

Инна широко улыбнулась, поставив руки в боки, и Лёня сделал снимок.

— Подожди, не отходи, сначала посмотрю, как получилось.

Парень зашёл в галерею фотографий и нечаянно пролистнул нужное фото. Он хотел было нажать на кнопку возврата, как что-то вдруг привлекло его внимание.

На одном из снимков была группа младших школьников: несколько мальчиков и Инна. Они держали в руках грамоты за первое место в какой-то конференции, а позади них стоял, видимо, куратор.

— Что это?

— Что? — девушка подошла к другу. — Это я вместе с остальными ребятами научного кружка победила на конференции. Это было ещё в старой школе.

Глаза юноши были полны непонимания.

— Инна, а что на фото делает Игорь Николаевич? — он ткнул пальцем в старика на заднем плане.

— Что? — переспросила девушка. — Это он?! И правда! Этот дедушка был приглашённым куратором, очень помог выиграть, но я не запомнила имени. Как же постарел за эти годы, я даже не узнала его! Неловко вышло.

Она вернулась на исходную позицию.

— Сделай ещё снимок!

Лёня послушно поднял камеру к лицу, но тут всё вокруг словно замерло.

От накатившего волной озарения у парня перехватило дыхание.

« — Инна знала учителя и отлично показала себя под его началом, — подросток почувствовал, как у него на голове от ужаса зашевелились волосы. — На том фото из библиотеки в кадр попали её руки, значит, технически она тоже была на фотографии, и поэтому мы сняли Диану! Это за ней, а не за мной все эти дни охотился призрак! Это ОНА проклята! Игорь Николаевич попросил духа успокоиться вместе с последними её жертвами, но… Парень, погибший в 2006-м, не был последним! Последний отличник — это Инна. Проклятие ещё не остановлено! По завещанию старика всё закончится только с её смертью. Сегодня. 14-го мая.»

Трясущимися руками Лёня вернулся к фото, что только что сделал. Школа, забор, подруга… Нет, было что-то ещё, чего не должно быть на снимке. Её. Пугающей бледной брюнетки в школьной форме прямо за спиной у Инны.

— О, нет…

В это мгновение водитель внедорожника не справился с управлением, заверещали шины, и на огромной скорости машину занесло. Лицо Лёни обдало горячим воздухом, когда в сантиметрах от него пронёсся автомобиль, врезавшись в забор школы. Треск девичьих костей потонул в оглушительном скрежете металла.

+1
06:05
538
21:50
Как хоррор, конечно, ужаснуло: девочка-призрак на фотографии, которая смотрит из-за окна, стоя в дальнем конце двора. И сюжет держит в напряжении — видно, это не первый рассказ у автора в подобном жанре. Приёмами пользуется отменно.
Как история из жизни тоже ужаснуло: герои ведут себя как дебилы, говорят как пишут, призраки тоже не лучше проявляют мотивированность своих поступков.
В целом, двоякое впечатление: было интересно — да, но когда начинаешь спрашивать себя, а почему было интересно, то самому же становится за себя стыдно.
11:49
Так что же стало причиной самоубийства? Зависть подруг — обычное дело, с учителем отношения платонические. Мстить-то некому.
Империум