Маргарита Чижова

Мироощущение Дэтцо

Все прошло слишком быстро и незаметно. Едва я успел озвучить свое желание, как оказался в этом месте. Разные народы, в разные времена и с разными религиями называли его по-разному. И никто бы не пожелал попасть сюда добровольно. Кроме меня.
Мне было семьдесят лет, когда я умер, и дух мой покинул тело, пройдя через пространство и время, попав в необычное место. Сюда попадали только Достойные. Даже не знаю, назвать ли это раем или как-то еще.
При жизни меня звали Линн Бауэр, и я был обычным человеком, который прожил самую обычную жизнь и умер по-обычному. В месте для Достойных я надеялся воссоединиться со своими родными, со всеми предками. Но каково было удивление, когда мне не удалось обнаружить там своего отца. Я также смог узнать, что его не было и в месте, где мучились души, терзаемые страхами, болью, переживаниями и ненавистью. Все негативные моменты, которые были при жизни, проносились перед глазами грешников снова и снова. И мучения их продолжались вечно.
Я даже не хотел знать, как, почему и за что души оказывались здесь. Я назвал это местом Проклятых.
Но было и третье измерение, самое загадочное и таинственное. Здесь находились те, кто не смог попасть к Достойным или Проклятым: души младенцев, душевнобольных и Скитальцев. Скитальцами становились те, кто всю жизнь прожил в сомнениях либо не подходил для звания Достойного или Проклятого по разным причинам.
Сюда-то я и отправился. Я был первым, кто сделал это добровольно, осознавая, что возможно, мне навсегда будет закрыт путь в место для Достойных. Но я должен был понять, почему отца не было ни в одном из измерений.
Так я начал свое путешествие по этому странному пространству…



* * *



Линн судорожно вздохнул. Но тут же успокоился и одновременно удивился: нужно ли ему вообще дышать? Ведь он мертв. Но, осмотрев свое тело, он понял, что ощущает себя живым, будто снова состоит из плоти и крови. Из одежды были обычные джинсы и футболка, которые носил при жизни.
Наконец, Линн огляделся. Все пространство вокруг было окутано темным туманом, видеть можно было не дальше, чем на три метра, а иногда и дальше, если туман немного рассеивался. Солнца не было, свет исходил от тусклых синих огоньков. Одни находились в фонарных столбах вдоль дороги, а другие просто повисли в десяти метрах над поверхностью.
Но все же, казалось, что он находится на Земле, в мире живых. Иногда попадалась асфальтированная дорога, вдоль тротуаров - заборы, а бывало и дома. Но все это было пустым, без каких-либо признаков жизни. Еще Линн начал понимать, что без света ему ничего не найти. Как здесь искать отца, если сам видишь не дальше трех метров от своего носа?
И чем дальше он шел, тем необычнее казалось это место. Подняв голову, он увидел парящий рояль, за которым никто не сидел, но звучала мрачная музыка. По спине Линна пробежали мурашки, и он снова задался вопросом: точно ли он мертв? Чуть погодя появились прочие странности: перевернутые машины, парящие картины с изображениями пожилых людей, пиратский корабль в натуральную величину, стоявший на телефонной будке.
– Эй! Здесь есть живые?! – закричал Линн в темноту.
Никто не откликнулся. Внезапно промелькнула тень в нескольких метрах. Сначала он подумал, что это кто-то из разумных душ просто боится выйти на контакт. Из-за плотного тумана и темноты не было ничего не видно. Линн шагнул в сторону, где заметил промелькнувшую тень. Никого. Конечно, ему не представлялось, что путешествие будет легким и веселым, однако он все больше приходил в отчаяние, понимая, что залез не в то место.
Позади послышался шепот. Слов было не разобрать, только мелькали силуэты в тумане. Затем шепот прозвучал справа, при этом не утихая позади. Уже через секунду голос слышался отовсюду и его тон был все более неприятным. Линну стало жутко, и все желание идти на контакт быстро сошло на нет. Тем не менее, туман становился плотнее,а шепот ближе.
В сознании Линна промелькнула мысль, что ему нечего бояться, ведь он умер. Но страх окутывал все больше, поэтому Линн решил бежать. Резко сорвавшись, он побежал изо всех сил сквозь туман, надеясь добраться к какому-нибудь дому. Но это ему не удалось, так как он резко ухнул вниз и покатился по склону небольшого оврага. Поднявшись, услышал приближающийся издалека шепот. Рядом с ним была парящая табуретка, которую быстро схватил Линн, встав лицом к опасности и приготовившись к бою. Руки тряслись от страха, и, чтобы придать себе смелости, Линн размахивал новым оружием, желая показать врагу, что он его не боится.
– Подойди сюда! Я тебе башку проломлю! – яростно вращал глазами Линн.
И тут зловещий шепот начал затихать. Линн обрадовался, приписав эту победу своей выдающейся отваге и смелости. Жаль, что триумф длился недолго – к нему начал приближаться один из тех синих огоньков, что давали небольшой свет. Линн снова начал размахивать дубинкой.
– Ты кто? Не подходи! – угрожающе крикнул Линн.
Огонек остановился.
– Кто ты? И что тебе нужно от меня? – повторил свой вопрос Линн, хотя и не надеялся получить ответ, считая этот синий шар не способным разговаривать.
Но огонек ответил:
– Я дух этого места. Меня зовут Дэтцо, – сказал синий шарик. Его голос отличался от шепота тех теней. Голос синего огонька был больше мужским, хоть и мягким.
Огонек приблизился к Линну ближе, нисколько не испугавшись боевой стойки.
– Что ты забыл здесь? Тебе тут не место, – продолжил Дэтцо.
– Откуда ты знаешь, что мне здесь не место? – с удивлением спросил Линн, опустив табуретку. – Может, я здесь живу?
Дэтцо издал что-то вроде смешка. И закружил вокруг Линна.
– Это я здесь живу. Но я прекрасно различаю тех, кто не должен тут находиться. – Дэтцо явно проявлял интерес к Линну. – Вопрос в том: с какой целью ты пришел сюда?
– Я хочу найти своего отца, чтобы узнать, почему он попал сюда, – помедлив, ответил Линн. Врать этому синему огненному шару он не видел смысла, как и молчать. Здесь было слишком неприятное и враждебное место, чтобы пренебрегать знакомством с такими персонажами. – И я хочу забрать его с собой. Поможешь мне?
– Ну конечно! Все равно тут очень скучно и делать нечего, – весело кружился Дэтцо вокруг Линна. – Идем со мной!
Линн, не выпуская Дэтцо из поля зрения, решил выломать ножку от табуретки. Так будет удобнее, решил новоявленный путешественник.
– У тебя необычное имя, – заметил Линн, – никогда не слышал таких.
– Моя имя – это анаграмма. Я взял первые буквы из имен тех, с кем я общался. И первую букву из твоего имени тоже возьму, как только узнаю как тебя зовут.
– Меня зовут Линн Бауэр, приятно познакомиться, Дэтцо.



Так они и шли долгое время. Линн пытался вести счет времени, как в мире живых, но ничего путного так и не высчитал – так как время тут текло совсем иначе.
Они много разговаривали, ибо в пути ничего другого и не оставалось.
– Ты говоришь про тех, кто напугал тебя своим шепотом? – переспросил Дэтцо. – Они всего лишь безобидные тени. Есть здесь сущности намного опасней. Они видят энергию твоей души, чувствуют, что ты не до конца принадлежишь этому месту, вот и реагируют агрессивно. Но к счастью, я очень хорошо знаю места их владений и стараюсь держаться от них подальше.
– Постой! Что ты имел в виду, когда говорил: "не до конца принадлежу этому месту"? – нахмурился Линн.
– Ты должен быть в месте Достойных, а сам находишься здесь. Они ощущают это, вот и будут лезть к тебе из любопытства. Но сейчас ты Скиталец – заблудшая душа. Со временем, рано или поздно, Скитальцы превращаются в теней, – объяснил Дэтцо.
– Но сколько времени на это нужно? Я скоро начну превращаться? – глухо проговорил Линн, будто все это уже свершилось.
– Нет, тебе это не грозит. Пока что. Скорее тебя погубит одна из сущностей, которые охотятся здесь на скитальцев, – добавил огонек. – А вот за твоего отца я не ручаюсь. Наверняка он наполовину стал тенью, это точно. Но если ты найдешь его, и он узнает тебя, то он снова станет скитальцем.
Линн почувствовал необъяснимую грусть. Его начали терзать сомнения. Вдруг он не сможет вернуться назад? Он ведь даже не знает, как это сделать. Что если его отец уже стал тенью? Но он точно был бы трусом и слабаком, если бы не попытался найти его.
Так они шли примерно сутки, по ощущениям Линна, упрямо пытающегося вести счет времени. Но все попытки развеял Дэтцо, заявив, что считать время по меркам живых здесь бесполезно. Время здесь есть, но он совершенно другое.
В ходе своего путешествия Линн начал примерно представлять суть существования в этом пространстве: где-то ходить нужно было быстро, где-то не спешить, а некоторые места и вовсе избегать. Однажды ему с Дэтцо пришлось быстро убегать и прятаться в каком-то пустом здании от неизвестной сущности. Саму сущность Линн не видел, но прекрасно ощущал агрессивную и негативную энергию от этого нечто. Им повезло, сущность не нашла их и ушла в другое место.
Видели они несколько раз и других скитальцев. Контактировали редко, опасаясь ловушек и враждебности. Зато как-то познакомились с группой кочующих Скитальцев, объединившихся ради защиты и чтобы избежать потери памяти, дабы не превратиться в теней.
Группа оказалось позитивной и открытой: были как старожилы, так и недавно попавшие сюда. И все были вооружены, чем попало, в основном палками и камнями. Ведь любые предметы здесь могли появиться в любой момент. Как объяснял Дэтцо, все эти вещи и здания – это отголоски из мира живых, которые иногда проявляются в этом месте.
К сожалению, эта группа скитальцев не видела и не знала отца Линна, поэтому распрощавшись, пришлось отправиться на его поиски дальше.





Иногда бывали и печальные беседы.
– Ты серьезно? Я не первый, кто добровольно решил покинуть место достойных и отправиться сюда? – опешил Линн.
– Абсолютно. До тебя было еще несколько душ, которые решили по разным причинам прибыть сюда, – в ответ Дэтцо ярко замерцал. – Я таких сразу чувствую. Самым запоминающимся был Цезарь, как он себя назвал. Очень интересный был человек. От него я много узнал о его эпохе. Таким образом, я формирую мироощущение вашего мира. Ты ведь тоже мне много рассказал о своем временном отрезке.
– И что он тут делал? – полюбопытствовал Линн.
– Не скажу. Но он благополучно вернулся в место достойных.
– А из места проклятых сюда забегали?
– Нет. Оттуда нет выхода.





Странствие становилось все тяжелее, все больше приходилось убегать или прятаться от разных врагов, но Линн не сдавался. Он даже попросил Дэтцо достать ему один из синих огоньков сверху, чтобы запихать его в старую керосиновую лампу, которую он нашел в пути. Теперь он мог не так зависеть от Дэтцо, у него был свой источник света. Этот прием он подглядел у той дружелюбной группы скитальцев.
Наконец, они дошли до странного места. Перед ними стоял красивый обелиск длиной около трех метров. Линн вспомнил, что сам появился в этом измерении у такого. У обелиска сидела странная фигура, бормоча что-то под нос и всхлипывая. Линн на всякий случай достал из-за пояса свою дубинку.
– Иди к нему, Линн. – тихо сказал Дэтцо.
– Зачем? Вдруг он опасен?
– Иди.
Линн покачал головой, но все же решил подойти к стонавшей фигуре. Каково было его удивление, когда он узнал в этом существе своего отца. Кинувшись к нему, Линн сейчас заметил, что его отец был другим. Его кожа была белее снега и от нее исходили пары черного дыма. Дэтцо подлетел поближе, чтобы лучше рассмотреть его. Линн начал трясти своего отца, надеясь привести его в чувство.
– Пап! Что с тобой? Узнаешь меня? Это я, Линн!
– Он почти превратился в тень, – сказал Дэтцо.
– Ну и что! Ты же сказал, что он может снова стать собой, если узнает меня! – заметил Линн.
– Но он тебя не узнает.
Линна захлестнуло отчаяние. Не мог же он столько пройти, чтобы все оказалось зря. Он попытался рассказать отцу о себе, свой семье и прочее. Но отец не реагировал. Линн все больше отчаивался.
Внезапно к нему пришло озарение. Он вспомнил, что говорили скитальцы. Они сбиваются в группы, чтобы не дать своей памяти померкнуть. Теперь Линн начал рассказывать отцу не про свою жизнь, а про его. И успех пришел. Отец начал реагировать на истории и информацию о себе. Его морщины начали разглаживаться, кожа приобретала все более здоровый цвет, а сам он прекратил источать черный дым. Его глаза наполнились разумом.
– Линн..? Это ты? – сглотнул отец.
– Да. Я пришел за тобой, – радостно ответил Линн.
– Я был здесь столько лет. Столько видел… – вздохнул Бауэр-старший.
– Ты должен ответить на один вопрос, папа. – Линн помог отцу встать на ноги. – Почему ты не попал в место достойных, а стал скитальцем? Ты ведь всегда был добряком, всю жизнь всем помогал. Почему?
Его отец тяжело вздохнул. Пошарил по своим карманам и с удивлением вытащил какой-то короткий кусок железки. Повертев ее в руках, он наконец заговорил:
– Потому что я когда-то убил человека, сынок. Я сделал это не со злости, но осознанно. Увидел поддонка, насиловавшего мелкую девчонку, и не сдержался. Я избивал его так долго, пока его лицо не превратилось в кровавую кашу. Я не жалею о содеянном. За это не отправят в место Проклятых, но этого оказалось достаточным, чтобы меня не пропустили в место Достойных. Извини, что тебе пришлось потратить столько энергии, чтобы добраться до меня и узнать эту причину.
Линн целую минуту переваривал сказанное. Но ничего не сказал. Просто подошел к своему отцу и обнял его.
– Теперь мы вернемся и попадем к нашим родным. – твердо заявил Линн.
– Я зажгу этот обелиск, через который вы сможете снова попытаться попасть в место Достойных, – сказал Дэтцо подлетев к обелиску.
Как только он подлетел к нему, обелиск окутал синеватый ореол. Линн хотел прощаться с Дэтцо, как их прервало пронзительное шипение. К ним стремительно приближалась враждебная сущность.
– Быстрее! Уходите через портал! Я попытаюсь его отвлечь, – крикнул Дэтцо и кинулся прямо на сущность.
– Скорее, Линн! Уходим! – позвал Бауэр-старший.
Линн собирался последовать за отцом, как совсем близко к ним оказалась та самая сущность, полностью окутанная темным дымом. Темное щупальце с огромной скоростью ринулось к ним. Линн толкнул отца к обелиску, надеясь принять удар на себя. Дэтцо кинулся наперерез к щупальцу. Полыхнула ослепительная вспышка. Линну удалось увидеть, как отец удачно прошел сквозь портал, а сущность уносит Дэтцо, окутанного темным дымом, через который с трудом пробивался его синий свет.
С трудом поднявшись на ноги, Линн подобрал выпавшую отцовскую отвертку и свою лампу. Осмотревшись, он подошел к обелиску и потрогал его. Затем поставил лампу на землю и начал высекать на обелиске слова, орудуя отверткой и своей дубинкой.



* * *



… это все, что тебе понадобится знать для выживания в этом месте. Я нашел отца и вернул его. Но теперь мне нужно отыскать и вырвать из лап этой твари маленький синенький огонек по имени Дэтцо. Ведь именно он помог мне выжить и найти отца. Дэтцо рассказал мне все об этом мире, и с помощью этих знаний, я найду его.
Меня зовут Линн Бауэр, я потерял счет времени, но не потерял свою память. Я помню все. Помни и ты, Скиталец. Не теряй веры и сил. Ведь мы находимся на краю Преисподней!

0
09:10
658
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Мясной цех

Достойные внимания