54 по шкале магометра

Суженый-ряженый

Суженый-ряженый
Работа №2
  • 18+

Часть 1

На улице неторопливо падал снег. Сугробы поблескивали серебром в свете растущей луны. На темном небе среди россыпи ярких песчинок блистала рождественская звезда.

– Ну, что, девчата, осталось только гадание с зеркалом, – Аленка отвернулась от окна на голос Лены. – Кто пойдет? Только, чур, не я! С меня прошлогодней попытки хватило.

Три подружки-однокурсницы вот уже два часа практиковали всевозможные способы предсказания. Параллельно они попивали винишко, заедали рождественской кутьей и перемывали косточки знакомым парням.

– Ой, да привиделось тебе все! Меньше пить надо, – засмеялась Олеся – самая бойкая из всей компании.

– Ага, привиделось. Вот пойди и проверь, если такая умная, – мигом отреагировала Лена, – Говорю вам, видела я его: такой черный, косматый. А лицом на нашего химика похож. Ну, вот вылитый Александр Дмитриевич! Я так перепугалась, девочки! Хорошо, вспомнила, что нужно сказать: “Чур тебя, чур”. А то он так быстро приближался, думала, из зеркала выпрыгнет.

– Да это ты просто зачет по химии тогда завалила, вот тебе образ препода и пришел. Хотя, кто знает, может, скоро замуж за Дмитрича выйдешь. Вот это поворот будет, – не унималась Олеся.

– Ты что! Чур меня, чур! – перекрестилась Лена. – С него же песок сыпется, Тоже мне жених. Так что, идешь, Леська?

– Я пойду, – опередила подругу Алена, – Давно хотела попробовать. Надеюсь, увижу кого-то поинтереснее химика.

– Ну и отлично, – постаралась скрыть вздох облегчение Леся. – Я бы тоже пошла, но раз ты хотела, уступлю место, так и быть.

Обгоняя друг друга, девчонки побежали в другую комнату – спальню родителей Лены, в доме которой и проходили посиделки. Там они расставили свечи по обе стороны зеркала, которое висело на стене напротив окна.

– Зажигай свечи, а мы выйдем и выключим свет, – консультировала подругу Лена. – Вот, возьми маленькое зеркальце. Направишь его в большое так, чтобы получился коридор. Потом скажи: “Суженый-ряженый, приходи ко мне ужинать”, и смотри в зеркало, пока кого-то не увидишь. Поняла?

– Да знаю я все, – отмахнулась Аленка, зажигая свечи. – Ладно, выходите уже.

– Все-все, уходим. Только ж не забудь сказать: “Чур меня, чур” в конце. А то не уйдет, – дала последнее напутствие Лена и, клацнув выключателем, вышла из комнаты.

Аленка осталась одна в темноте. Ее решимость, как рукой сняло – она никак не решалась взглянуть в зеркало. Появилось нехорошее предчувствие. Будто сейчас должно случиться что-то ужасное. Аленку охватило непреодолимое желание выбежать из комнаты вслед за подругами.

– Да, чего мне бояться? Это всего лишь глупое гадание, сказки, – она попыталась взять себя в руки, но гнетущее чувство не давало поднять глаза.

Однако, спустя минуту, интерес все-таки возобладал над страхом и девушка посмотрела в зеркало. Ничего особенного – просто ее отражение: длинные распущенные волосы, большие темные глаза, в которых отражались огоньки свечей, маленькое родимое пятно в форме звездочки на правой щеке –“подарок”от бабушки, из-за которого Аленка жутко комплексовала.

Немного осмелев, девушка направила маленькое зеркальце в большое.

– Суженый-ряженый, приходи ко мне ужинать, – дрожащим голосом произнесла Аленка и стала вглядываться вглубь образовавшегося коридора.

Прошла минута. Ничего. Две, три, пять. Свечи мерцали в темноте, из-за чего изображение коридора иногда расплывалось. Но никаких силуэтов видно не было.

Аленка окончательно успокоилась. Сказки все это. Никто не придет: ни химик, ни Сашка из параллельного потока, ни тем более, черт. Девушка уже хотела закончить гадание. Но тут в окно заглянула вынырнувшая из-за туч рождественская звезда. Ее луч упал на лицо Аленки и отразился в зеркалах. Сразу же отражение начало меняться.

Коридор постепенно стал превращаться в ночную улицу старинного города. Небольшие дома, мостовая из брусчатки, слабо освещенная факелами. Аленка как зачарованная смотрела на меняющуюся картинку. Очертания становились все четче: даже можно было разглядеть вывеску торговца выпечкой на одном из домов.

И вдруг на мостовой показался силуэт в темном плаще. Лицо скрывал капюшон, но по мере того, как незнакомец приближался, капюшон спадал с головы.

Аленку охватила паника. Но какая-то необъяснимая сила парализовала ее. Девушка не могла пошевелиться и с ужасом продолжала всматриваться в зеркало. Силуэт приближался все ближе и ближе. Стало слышно хриплое дыхание незнакомца, повеяло могильным холодом. И вот он вплотную приблизился к зеркалу. Капюшон спал, и Аленка встретилась со своим суженным: вместо лица у него было кровавое месиво, на месте левого глаза зияла черная дыра, а правый смотрел мертвым немигающим взглядом.

Незнакомец протянул к девушке руки. Аленка истошно закричала и упала в обморок. Но прежде, чем сознание погрузилось в темноту, в голове пронеслась мысль: “Ты не сказала: “Чур меня”. Значит – он не уйдет”.

Часть 2

Девочки нашли Аленку на полу без сознания. Рядом валялись осколки зеркала. Через раскрытое настежь окно в комнату врывался ветер, теребя красные прозрачные занавески и окутывая все внутри морозным холодом. Рождественской звезды уже не было видно. Она скрылась за тучами, которые затянули небо плотной, черной пеленой.

– Лена, принеси воды! – Олеся первая взяла себя в руки и бросилась приводить Аленку в чувства. – Скорее! Что стоишь, как вкопанная!

– С-с-смотри, к-к-кровь, – с трудом произнесла Лена, указывая на руку Аленки.

Правое запястье девушки окрасилось в бордовый цвет.

– Наверное осколком поранилась, – Олеся хлопала девушку по щекам, стараясь привести в чувства. – Тогда и перекись с бинтами захвати.

– Да-да, бегу, – Лена умчалась в кухню.

Когда она вернулась с аптечкой и бутылкой воды, Аленка уже пришла в сознание.

– Ну слава богу, очнулась! К тебе тоже химик приходил? – бросилась Лена к подруге.

– Химик? Что.. Что случилось? – сонно промямлила Аленка, и тут к ней начала возвращаться память. – О боже! Он… Нет, этого не может быть! Я пыталась убежать. А он, он…Из зеркала прямо.. А потом… И “чур меня” не сказала! Хотела, но он… – ее взгляд упал на разбитое зеркало, и Аленка оцепенела от ужаса.

– Кто он? Кого ты видела? – теребила Олеся подругу. – И что с рукой? Это ты зеркало разбила?

– Нет, не…я не не помню, – Аленка закрыла лицо руками и заплакала.

Подруги молча смотрели, как она рыдает, и сами трястись от страха. Тут взгляд Олеси упал на правую руку девушки:

– Алена, а это откуда?

Девушка оторвала ладони от лица и посмотрела на руку. На ее безымянном пальце блестело тоненькое золотое колечко с маленьким красным камешком.

***

Прошла неделя. Ничего необычного не произошло. Царапина на запястье почти затянулась. Аленке стало казаться, что ей все почудилось. Если бы не кольцо...

Той же ночью, предварительно допив остатки вина для храбрости, девушки закопали его под дубом во дворе. Лена где-то слышала, что так избавляются от проклятых вещей. Потом она заставила Аленку полчаса катать в руках яйцо, чтобы избавиться от негативной энергетики.

Неизвестно, то ли яйцо помогло, то ли вино, но Аленка почувствовала себя намного лучше. Девчонки тоже приободрились. Даже стали снова шутить про химика. Мол, это он специально вручил Аленке золотое кольцо, чтобы она наконец выучила свойства тяжелых металлов.

В общем, жизнь вернулась в прежнее русло. Разве что у подруг отпала всякая охота гадать на суженого. Поэтому в ночь перед старым Новым годом они не собрались вместе для очередного ритуала, как это бывало раньше, а решили остаться каждая у себя дома.

Аленка поужинала с родителями и ушла в свою комнату около одиннадцати часов. Она долго не могла уснуть и смотрела в окно. За голыми ветвями деревьев виднелась холодная луна. А рядом с ней, словно соревнуясь за звание самого яркого небесного светила, горела огромная звезда. Аленка смотрела и не могла вспомнить, видела ли она ее раньше на этом месте. Вроде бы нет. Хотя, может, просто не обращала внимания.

Постепенно веки начали тяжелеть. Глаза смыкаться. Сознание – ускользать в туманный коридор, ведущий в мир сновидений. Приятное расслабление завладело телом, и Аленка провалилась в сон.

В следующую секунду она стояла посреди площади старинного города. Аленка понимала, что это сон. Но все было так реально. Она чувствовала легкое дуновение ветра под легкой ночной рубашкой. Горящие факелы тускло освещали одноэтажные кирпичные домики с закрытыми деревянными ставнями. Под босыми ногами хрустела разбитая брусчатка. На одной из двери висела табличка торговца выпечкой.

Аленка явно здесь уже было. Но когда? Она никак не могла вспомнить – сознание путалось, как это обычно бывает во сне.

Девушка посмотрела на небо. Оно было усеяно россыпью светящихся песчинок, которые возглавляла самая крупная и яркая звезда. Ее свет упал на щеку девушки, где было родимое пятнышко. Аленка почувствовала тепло, которое будто бы согревало ее изнутри. Она зажмурила глаза и наслаждалась приятным ощущением.

– Ну здравствуй, суженая моя, – раздался хриплый голос прямо возле нее.

Аленка дернулась и открыла глаза. Перед ней стоял тот самый дух, которого она видела в зеркале в ночь перед Рождеством. Свет факела падал на окровавленное лицо и оттенял зияющую дыру вместо левого глаза.

Аленка закричала. Но звука не было. В горле будто образовался липкий комок. Девушка попыталась сделать шаг назад. Но ноги стали словно ватные, двигались как в воде. Чем дальше она удалялась от незнакомца, тем ближе он становился.

– Ну куда же ты, любовь моя? – Аленка ощутила смрадное дыхание незнакомца и у нее закружилась голова.

– З-з-зачем ты п-п-пришел? – дрожа всем телом, смогла наконец выдавить из себя девушка.

– Ну как же? Ужинать пришел. Ты же сама меня позвала, помнишь? – дух указал направо, где, откуда ни возьмись, появился накрытый стол на две персоны. На белоснежной скатерти стояли зажженные свечи, две деревянные тарелки и резные бокалы с железной оправой, – Так давай поужинаем.

Незнакомец взял Аленку за руку. Его ладонь была ледяной и шершавой, как кора дерева. Девушка не хотела смотреть на нее – боялась того, что может увидеть. Они подошли к столу. Дух галантно отодвинул тяжелый дубовый стул, приглашая девушку присесть.

“Это все сон, это сон, просто сон, я сейчас проснусь, – без остановки проговаривала про себя Аленка, и тут же ощутила, какой же холодный стул, на который она села, – разве во сне чувствуется холод?”

Тем временем незнакомец занял свое место и ударил в ладоши. Возле стола сразу же появилась женщина в белом чепце, черном платье и накрахмаленном переднике. В руках у нее был поднос, на котором стояла бутылка красного вина, тарелка с фруктами и чугунный котелок. От последнего шел аппетитный запах жареного мяса с нотками какой-то травы, похожей на розмарин.

Пока женщина накрывала на стол, пламя свечи озарило ее лицо. Аленка с опаской посмотрела на него. Ничего необычного. Из-под чепца выбился седой локон. Лоб покрывали мелкие морщинки. Глаза, нос, губы – все на месте.

Женщина перехватила взгляд девушки и улыбнулась. Какая-то странная улыбка… Она росла и росла, ползла на щеки, достигла висков. В уголках неестественно широкого рта появились струйки крови, которые начали быстро увеличиваться. Женщина хотела что-то сказать. Но ее нижняя часть лица, очерченная кровавой улыбкой, отвалилась и упала прямо на белоснежную скатерть. Капли крови брызнули на белую ночную рубашку.

Аленка даже не пыталась закричать. Она просто молча смотрела на женщину немигающими, расширенными от страха глазами: “Это сон, это сон, это просто сон, я сейчас проснусь…”

– Эльза, свободна! – крикнул незнакомец и хлопнул в ладоши.

Женщина моментально улетучилась вместе со своей отпавшей челюстью.

– Прошу прощения. Эльза очень приветливая, всегда хочет с кем-то поговорить. Но постоянно забывает о своем...дефекте.

Аленка все еще не могла сказать ни слова, поэтому незнакомец взял бутылку вина и откупорил его. В бокалы полилась густая бордовая жидкость, послышался запах крови.

– Предлагаю выпить за нашу помолвку, – незнакомец поднял бокал, и Аленка наконец увидела его руку: то, что на ощупь казалось корой дерева, оказалось обугленными жилами и запекшейся кровью.

– Но, мы даже не знакомы, – девушка оторвала взгляд от руки и заставила себя посмотреть в еще более безобразное лицо незнакомца.

– Как? Тебе бабушка не сказала, кто я? – удивился дух,

– Бабушка? Моя бабушка Вера?

– Не знаю, как ее зовут. Но у нее же такое же родимое пятно, как у тебя, – дух протянул руку к щеке Аленки и она судорожно отшатнулась.

– Ну хорошо, раз ничего не знаешь, введу тебя в курс дела, – продолжил незнакомец. - Меня зовут Асмаил. Я – самый могущественный маг из всех, что когда-либо жил на земле. Вернее, я был им две тысячи лет назад. Пока твоя прапрапрабабушка Аглая не предала меня, – злость блеснула в единственном глазе Асмаила. – Я любил ее. Очень любил. Вместе мы собирались уничтожить прогнившее, погрязшее в войнах человечество и создать новую расу идеальных людей. Но в последний момент она отказалась от наших планов. Выбрала этого босяка – твоего прапрадеда! А меня связала заклятием и отдала на расправу жителям нашего города. Они содрали с меня кожу, выкололи глаза и отправили на костер. Перед смертью я проклял моих убийц. Теперь они навечно заключены здесь со мной, в этом городе, где мы сейчас находимся. Но самое страшное проклятие я приготовил для Аглаи: каждая женщина в ее роду после смерти попадет в ад, какой бы святошей она ни была при жизни. Да-да, все твои предки по женской линии сейчас жарятся на дьявольской сковородке. И кстати, скоро твоя бабушка Вера к ним присоединится. Так будет до тех пор, пока я не добьюсь своего. И ты мне в этом поможешь.

– Я? – Аленка с трудом понимала, что говорил Асмаил, все это время она пыталась проснуться – щипала себя за ногу под столом. Было больно, но сон почему-то продолжался. Может, это вовсе не сон…

– Да, ты. Мы с тобой уже связаны кровью, – Асмаил показал на запястье Аленки, на котором еще виднелся след пореза, – А значит, заклятье Аглаи уже не держит меня в этой параллельной реальности – тюрьме, в которую она заточила меня. Осталось провести обряд, и я смогу вернуться в мир живых и завершить начатое. Сейчас самое подходящее время. Посмотри на небо.

Девушка подняла голову и увидела огромную мерцающую звезду в окружении россыпи светящихся песчинок.

– Она вернулась. Комета Нетан, которая две тысячи лет назад должна была убить все живое на нашей планете. Мы с Аглаей ее создали. И в моих силах изменить ее траекторию и притянуть к Земле. Тогда мне помешали, но теперь все получится. Ты мне поможешь.

– Но ты тоже погибнешь, со всеми!

– Нет, я защищу себя заклинанием. И тебя тоже. Мы вместе возродим человечество и будем царствовать.

– Но я не хочу! Я не согласна!

Асмаил невозмутимо отхлебнут из бокала, отчего его обугленная верхняя губа окрасились в бордовый цвет. Струйка, похожая на кровь потекла из уголка рта к подбородку. Асмаил аккуратно вытер ее салфеткой.

– Это неважно. Свое согласие ты дала, когда вызвала меня из потустороннего мира. Мы связаны, – он посмотрел на правую руку девушки, – Кстати, где твое кольцо? Оно понадобится для ритуала.

– Его больше нет. Я уничтожила его, – Аленка пыталась скрыть дрожь в голосе.

– Врешь, я знаю, что ты закопала его под деревом. Когда вернешься, будь добра, верни кольцо на законное место, а потом я расскажу тебе, что делать дальше.

– Ты не заставишь меня!

– Посмотрим, – ухмыльнулся обугленными губами Асмаил. – Выбор у тебя небольшой: либо помочь мне и стать бессмертной правительницей планеты, либо вечно гореть в адском пламени после смерти. Поверь мне, опыт не из приятных.

Аленка сделал очередное бесполезное усилие проснуться.

– Ну ладно, довольно разговоров, – дух поднял бокал, – давай наконец выпьем за нашу помолвку. Кстати, попробуй жаркое. У Эльзы оно получается особенно сочным.

Девушка посмотрела в котелок, из которого до сих пор исходит приятный запах жареного мяса с розмарином. Внутри что-то зашевелилось. Аленка присмотрелась – внутри лежали куски окровавленной плоти, по которым ползали могильные черви. Девушка истошно закричала и проснулась.

Часть 3

До рассвета Аленка не сомкнула глаз. Едва дождавшись утра, она быстро собралась и поехала к бабушке на другой конец города. По дороге ей чудились картинки из сна. То мелькнет силуэт Асмаила на автобусной остановке, то улыбка водителя маршрутки покажется неестественно широкой, то в шаурме проходящего мимо мужчины зашевелятся черви. С горем пополам Аленка добралась до четырехэтажной хрущевки, окруженной заснеженным парком.

– Аленушка? Что ты тут делаешь в такую рань? – дверь открыла пожилая женщина в сером пуховом платке на плечах и с тугой гулькой седых волос.

– Бабушка, ты знаешь, кто такой Асмаил?

Улыбка мгновенно исчезла с лица старушки.

***

– Я не хотела тебя в это впутывать. Надеялась защитить. Думала, если не расскажу, он не придет за тобой, – бабушка налила Аленке горячего чая и уселась в кресло напротив, – Видимо, ошибалась. История Асмаила и Аглаи передается в нашей семье из поколения в поколение. Я подумать не могла, что это правда. Но в последнее время Асмаил начал являться мне во снах. Ох, внученька, понимаю, как ты испугалась. У меня самой чуть инфаркт не случился, когда его увидела. Надеялась, что это все последствия моей болезни. Но теперь ясно – легенды не врут. Асмаил вернулся, чтобы закончить начатое две тысячи лет назад.

– И что же теперь делать? – Аленка с надеждой посмотрела на бабушку.

– Есть один способ. Чтобы заточить Асмаила в мире, который создала для него Аглая, нужно провести обряд на могиле незамужней девушки. Но нужно торопиться. Если мы не успеем все сделать до Крещения, двери в потусторонний мир закроются, и он навсегда останется здесь. Будет приходить к тебе во сне, пока не сделаешь то, чего он хочет.

– Я на все согласна, лишь бы он ушел, – Аленку до сих пор бил озноб, не помогал даже горячий чай. – Что нужно делать?

– От тебя нужно только кольцо. Принеси его на старое кладбище сегодня к полуночи. Все остальное подготовлю я. Не бойся, внучка, прорвемся, – бабушка ласково улыбнулась, и Аленка наконец перестала дрожать. Она поверила, что все будет хорошо.

***

Старое кладбище находилось на окраине города. Луна освещала покосившиеся кресты и каменные надгробья. Вокруг царила тишина. Только ветер иногда теребил голые ветви деревьев, от чего Аленке казалось, что она слышит тихий шепот. С каждым выдохом изо рта вырывался густой пар, похожий на призрака, быстро тающего в воздухе. Время тянулось невыносимо долго.

Наконец из-за пригорка показался силуэт старушки. Она быстро приближалась, опираясь на деревянную трость. Распахнутое длинное пальто развевалось на ветру, из-под пухового платка выбивались седые волосы.

– Кольцо у тебя? – спросила старушка, едва приблизилась к внучке. Ее глаза болезненно блестели, а черты лица стали более жесткими, чем обычно.

– Да, вот оно, – Аленка достала из карман белый платок, в котором было бережно завернуто золотое колечко с маленьким красным камушком.

– Хорошо. Идем, – старушка уверенно направилась вглубь кладбища. Аленка поспешила за ней.

Несколько минут они пробирались между старых могил. Ветви деревьев покачивались на ветру, а их тени танцевали на могилах, от чего Аленке казалось что заснеженные холмики шевелятся, будто кто-то пытается выбраться наружу. Страх нарастал каждую секунду. Девушка пыталась не отставать от бабушки, которая, несмотря на хромоту, двигалась с завидной скоростью и проворством.

Наконец они пришли к черному гранитному памятнику. Надгробная плита была припорошена снегом, рядом торчали корни растущей неподалеку акации. В свете луны Аленке показалось, что это скрюченные, иссохшие пальцы мертвеца. Девушка посветила фонариком: на гранитной доске было высечено: “Катерина Алексеевна Иванченко 1937-1956”.

– Это моя школьная подруга, – ответила бабушка, перехватив вопросительный взгляд Аленки, – утонула в 19 лет, замужем так и не побывала. А значит, подойдет нам для ритуала.

Старушка достала из сумки черную свечу, квадратное зеркало в резной старинной оправе, книгу и золотой кулон с таким же красным камнем, как и на кольце, которое принесла Аленка. Затем она начертила на могиле пятиконечную звезду и скомандовала:

– Надевай кольцо!

Аленка встрепенулась от резкого голоса бабушки.

– Но зачем? Я думала, мы уничтожим кольцо?

– Нет, внученька, – голос бабушки стал немного мягче, – Мы не сможем его уничтожить. Но зато в наших силах запечатать Асмаила в его мире. Ну же, надевай кольцо. Пора начинать. Уже почти полночь.

Аленка развернула платок, свет луны упал на изумруд, и тот вспыхнул кровавым цветом. Девушка нерешительно надела кольцо на безымянный палец правой руки. Бабушка довольно улыбнулась:

– Ничего не бойся, внученька. И что бы ни происходило, не снимай кольцо. Будут твориться странные вещи. Но это так нужно. Верь мне.

– Хорошо, – Аленка глубоко вздохнула, – Я готова. Давай начинать.

Старушка зажгла свечу, открыла книгу и начала читать заклинание монотонным голосом. Ветер усилился. Но на удивление, свеча и не думала гаснуть – с каждой секундой она разгоралась все ярче. Огонь отражался в зеркале, пожирая окружающую темноту.

Аленка не могла отвести взгляд от отражения. Пламя постепенно разрасталось, образуя огненный полукруг. Вдруг девушка ощутила резкую боль в правом запястье. Она откатила рукав куртки и увидела, что на месте шрама, который остался после пореза осколком зеркала, выступила струйка крови. Аленка хотела позвать бабушку, но вспомнила, что ритуал нельзя прерывать.

Тем временем голос старушки звучал все громче и громче, ветер усиливался, а огненный портал в зеркале становился все шире. Казалось, внутри него кто-то движется, проявляется силуэт. Знакомый силуэт.

– Бабушка, это же он! – закричала Аленка, – Остановись, это он, Асмаил! Он приближается!

Но старушка не останавливалась. Ее голос охрип, но она продолжала выкрикивать заклинание. Аленка растерянно смотрела то на нее, то на зеркало, из которого уже показалась обугленная, черная рука.

– Не-е-ет! – девушка закричала и сделала движение, чтобы перевернуть зеркало. Но сзади кто-то схватил ее за плечи и крепко прижал к себе. Это была бабушка.

– Что? Я не понимаю. Мы же хотели заточить его…

– Не сопротивляйся своей судьбе, внученька. Ты нас всех спасешь, – прошептала старушка на ухо и еще крепче прижала внучку к себе.

Тем временем Асмаил уже выбрался из зеркала. Он стоял перед ними в черном плаще. Свеча погасла, и только свет луны освещал его обезображенное лицо.

– Ну здравствуй, суженая. Я же говорил, что мы будем вместе, – Асмаил улыбнулся обугленными губами, – Отличная работа, Вера. Ты спасла не только себя. Но и всех женщин своего рода, которые уже много веков горят в аду.

Аленка повернулась и с ужасом посмотрела на старушку, которая уже отпустила железную хватку.

– Бабушка? Но как… Зачем?

– Аленушка, так будет лучше для всех. Ты же знаешь, я долго болею, – старушка указала на больную ногу, - После операции была надежда. Но болезнь не ушла. Она съедает меня день за днем. Мне уже недолго осталось. Но я не хочу как все мои предки вечность страдать в аду.

– А как же я? Как же все люди? Ведь Асмаил хочет уничтожить все человечество!

– А тебе какое дело до них? – голос бабушки снова стал жестким. – Ты будешь жить вечно! А люди? За свою жизнь я повидала много людей, и скажу тебе: большинство не достойны спасения. Будет лучше, если все начнется сначала.

– Как ты можешь такое говорить? – Аленка не верила своим ушам, – Это ужасные вещи! Я не верю, что ты так считаешь! Это все чары? Скажи, это чары Асмаила? Что ты с ней сделал?

Асмаил отрицательно покачал головой.

– Нет, чары здесь ни причем, – отозвалась бабушка, – Да ты сама подумай! Хочешь попасть в ад и вечно мучиться? Я нет. Роднее самой себя у тебя никого нет. Ты должна заботиться о себе. Эти люди, которых ты хочешь спасти, даже не знают о твоем существовании. Завтра один из них может тебя унизить, обмануть, сделать больно! Даже лучшая подруга может отобрать у тебя любовь всей жизни, – старушка бросила злобный взгляд на могильную плиту, – Ради них ты жертвуешь собой? Ради них готова терпеть вечные муки в аду? А мы – твоя семья. Ты можешь помочь всему нашему роду. И главное – себе.

– Ну довольно семейных сцен, – прервал ее Асмаил и посмотрел на небо, где рядом с луной мигала ярким светом комета, – Нетан уже близко. Давай же скрепим наш союз поцелуем и наконец завершим начатое две тысячи лет назад.

Он схватил Аленку за талию и притянул к себе. Она с ужасом смотрела на его окровавленное лицо и глубокую черную дыру вместо левого глаза. Ее мутило от его смрадного дыхания. Она ощущала могильный холод его рук. Видела, как к ней приближаются его обугленные губы. От ужаса Аленка не могла пошевелиться. Она вновь ощутила себя, как в ночном кошмаре. Широко открытыми глазами смотрела на своего суженного, и вдруг в голове всплыла фраза:

– Чур меня, – прошептала Аленка и зажмурилась.

Сквозь закрытые веки она ощутила яркий свет. Затем услышала истошный крик бабушки. Ледяные руки Асмаила уже не держали ее за талию. Аленка открыла глаза. Бабушка лежала около могилы без сознания. А вокруг парили светящиеся мужские силуэты. Сорок или пятьдесят призраков создали плотное кольцо, от которого исходило тепло. Они постепенно приближались, приговаривая хором:

– Сгинь, откуда пришел! С нами свет небес! С нами великий Род и сын его Велес!

Асмаил пытался пошевелиться. Но не мог. Плотное кольцо света сковало его по рукам и ногам. От бессилия он дико закричал:

– Вы не остановите меня! Я все равно вернусь! Я проклинаю весь ваш род! Вы будете гореть в аду!!! Вечно!!!

Но призраки не обращали внимания на его крики. Они продолжали приближаться и повторять заклинание. Аленка всматривалась в их лица, и ей казалось, что она видит знакомые черты. И вдруг... Это же дедушка Ваня! Он умер, когда ей было 12 лет. Неужели это он? Не может быть!

Духи все подходили все ближе и ближе. Свет становился ярче и горячее. Но Аленку он не обжигал, а согревал. А вот Асмаил жар чувствовал. Он сыпал проклятиями и извивался, но ничего не мог сделать. Свет пронзил все его тело и вырвался наружу. Асмаил вспыхнул, как факел и дико закричал. Через минуту все было кончено. От суженого Аленки осталась лишь небольшая горстка черного пепла.

Призраки начали тускнеть и растворяться в воздухе. Вскоре остался только один. Дедушка Аленки. Он посмотрел на внучку и улыбнулся.

– Дедушка, это правда ты?

– Конечно я внученька. Ты позвала, и мы пришли к тебе на помощь. Твои пращуры. Чуры.

– Так значит, все эти призраки – мои предки? – Аленка снова почувствовала себя как во сне. Но только в хорошем, добром сне.

– Да. Наш род берет начало от славянских волхвов – жрецов Велеса, которые всегда боролись с темными силами. Мы с твоей бабушкой встретились не случайно. Так было предначертано. Как и то, что она избавится от соперницы – моей Катерины, – дух указал на черное надгробие.

– Бабушка Вера? Избавится? – Аленка не верила своим ушам. Она посмотрела на старушку, которая только пришла в себя и во все глаза смотрела на призрака.

– Иван? Это ты?

– Да, Вера. Я знаю, что ты сделала с Катей. Но я давно простил тебя. И она простила. Так нужно было. Нам нужно было создать семью, родить детей. Иначе не появилась бы Алена. Иначе мы бы не остановили Асмаила. Теперь уже навсегда. Я знаю, ты боишься, что будешь вечно гореть в аду. Но поверь мне: ада нет. Как и рая. Асмаил запугивал тебя, чтобы добиться своей цели. Тебе осталось немного. Так дожили свою жизнь без страха. Насладись сполна хотя бы последними днями. Ты много страдала и достойна этого.

Старушка закрыла лицо руками и заплакала. А призрак обратился к Аленке:

– А ты, внученька, помни. Твой род всегда придет на помощь. Пусть ты нас не видишь, но мы рядом. И не гадай больше на суженого, слышишь. Будущее не зря скрыто от нас, – улыбнулся дедушка.

– Да я после такого даже гороскопы читать не буду, – засмеялась Аленка.

– Вот и хорошо, – дедушка ласково провел ладонью по щеке внучки, и она почувствовала приятное тепло. – Ну, мне пора. Прощай, внученька. Хотя нет. До свидания. В свое время еще свидимся. А с тобой, Вера, уже скоро, – он подмигнул старушке и начал тускнеть.

Бабушка и внучка наблюдали, как призрак растворяется в воздухе. На душе Аленки было светло и спокойно. Она наконец смогла попрощаться с дедушкой, ведь тогда, десять лет назад, так и не успела этого сделать.

Аленка посмотрела на небо. На темном фоне, среди россыпи светящихся песчинок хозяйничала одинокая луна. Рождественская звезда исчезла, будто ее никогда и не было. Можно было подумать, что все случившиеся – лишь сон. Если бы не золотое колечко с маленьким красным камешком.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+2
22:02
2096
15:18
+1
Рассказ хоть и ужасный (в смысле ужасов, а не в смысле качества), но добрый.
17:35
+2
Не страшно, местами даже весело было))) Рассказ прямо такой девичье-женский))
Ледяные руки Асмаила уже не держали ее за талию.
— демон демоном, а талию-то подчеркнуть лишним никогда не будет laugh
Ну что… Одним словом — мило.
18:18
+1
Ммм… Смешанные ощущения. С одной стороны не так уж и банально, деталей много интересных, сюжет динамичный. Бабка Вера стерва коварная (что внезапно не плохо).

А с другой как-то наивно.
Ну вот прям так?
уничтожить прогнившее, погрязшее в войнах человечество и создать новую расу идеальных людей

Ну ок…
И намешали всего. И демона, и Велеса…

Но тем не менее, читается легко и занимательно. Все остальное — дело вкуса.
00:49 (отредактировано)
В первом акте история заходит за здравие, в меру бодро, хоть и с малость затертых карт. Но потом начинаются все эти древние маги, «упить фффсех чилавекаффф», злобное зло, потому что зло и злобное… В общем, центральный замес мог бы вырасти и пооригинальнее. И то, что бабка предаст внучку, тоже считывается с первых тактов. Но сам факт наличия позитивной развязки посреди общей всепропальской атмосферы группы считаю плюсом, пусть даже с роялем в виде всей этой духовной тусовки.

Правда, не обошлось и без ляпов. Разговоры о христианском Аде и языческом Велесе, ведомые буквально в соседних абзацах, вызывают ассоциации с кофе, вылитым в компот. А на фразе
Аленка развернула платок, свет луны упал на изумруд, и тот вспыхнул кровавым цветом.
я чуть не поперхнулся. Вероятно, имелся в виду рубин, но химик во мне изрядно повеселел.

Вердикт: не так плохо, но слишком обычно.
Империум

Достойные внимания