Эрато Нуар

​База

​База
Работа №91

Ходить ночью в горы чистой воды самоубийство. Бледного света звёзд едва хватает, чтобы разобрать, что у тебя перед самым носом творится. Обрывы конкретно в этом месте очень крутые. Один шаг в сторону от проверенной дороги, и, лететь вниз будешь так долго, что успеешь обдумать, какая это была плохая идея. Да и днём тут делать особо нечего. Даже самые отъявленные романтики гор в такую даль не забирались.

Идеальное место для секретного объекта.

Несмотря на удалённость от всех возможных маршрутов, база располагалась в толще скальных пород, полностью скрытая от посторонних глаз на поверхности, что подчёркивало исключительную значимость объекта. Даже случайно пролетающий самолёт или спутник не заметили бы ничего стоящего внимания. Полная секретность и изолированность. Всё потому что персонал базы занимался тем, о чём человечество ещё несколько лет назад и помыслить не могло.

Исследованием нелюдей.

Объект 4 по-прежнему не проявляет реакции на токсин.

Ещё одна неудача, неизвестно которая по счёту. Хотя полковник Райкер так не считал. «Отрицательный результат тоже результат», любил он цитировать слова известного учёного. В исследовательской работе промахи неизбежны, главное суметь сделать правильные выводы. Полковник хорошо с этим справлялся, возможно, именно поэтому его поставили руководить сверхсекретным военным проектом.

Когда Райкеру рассказали о предмете исследований, уже после оформления бесконечного количества допусков к информации с различными грифами секретности, первым позывом было покрутить у виска и назвать всех сумасшедшими. Вторым, кстати, тоже.

А потом ему показали.

«Пусть вас не обманывает, что они похожи на нас с вами. Две руки, две ноги, голова. Да, всё как у людей. Но это лишь ширма. Всё самое главное скрывается внутри. И поверьте, они совсем не люди».

Этих существ, кем бы они ни были, не брали пули, оставляя неглубокие, затягивающиеся на глазах, раны. Показатели силы щуплого на вид подростка были на уровне тренированного бойца, превосходившего парня габаритами как минимум вдвое. А скорость движений, это вообще что-то фантастическое. Тогда ему сказали, что это далеко не всё, но и проведённой демонстрации было более чем достаточно.

Вот уже почти два года, полковник руководил этой базой, спрятанной в толще камня, и охраняющейся не хуже ядерной шахты. За это время было проведено огромное число экспериментов над подопытными нелюдями. Так договорились их называть. Огонь, яды, удары электрическим током проще назвать, чем не пробовали воздействовать на объекты.

Как оказалось, не такие уж они и неуязвимые. Когда во время эксперимента умер один из нелюдей, сверху пришла директива постараться обходиться без летальных исходов. Новых подопытных не факт, что пришлют, поэтому полковник должен обходиться теми ресурсами, что есть. Всего в его распоряжении оставалось пять объектов.

Да, пусть они не бессмертны, но всё равно результаты поражают. И сопротивляемость деструктивным воздействиям даже не главное. Удивительнее была способность очень быстро восстанавливаться после почти любых повреждений. Человечеству такое даже не снилось.

На исследовании феноменальной регенерации и были сосредоточены основные усилия лаборатории. В частности, изучении природы её происхождения и создании сыворотки для искусственной стимуляции восстановления тканей у людей.

Результаты пока были не очень обнадёживающими, но полковник не отчаивался. Райкер понимал, что добейся он успеха, и это изменит мир. Возможно не для всех, но для его страны точно. Истинный патриот верил, что исследование феномена нелюдей главное дело в его жизни и не собирался останавливаться ни перед чем.

Как не собирались останавливаться и те пять теней, что пробирались через горы строго в направлении секретной военной базы. Пробирались в ночи, но не похоже, что это им как-то мешало. Скорее наоборот, днём существенно увеличивался риск быть обнаруженными, чего никак нельзя было допустить. Мало ли какие используются средства для наблюдения за местностью. Так что группа передвигалась исключительно ночами. И только пешком. Любые транспортные средства исключались по тем же причинам.
Камень вылетел из-под чьей-то неудачно поставленной ноги и с тихим грохотом полетел вниз.
Твою же Долго нам ещё скакать по этим скалам, словно горные козлы? Меня уж тошнит от этих камней.
Раздражённый голос вслух озвучил то, о чём все думали. За последние дни скалы сидели уже в печёнках.
Несколько десятков километров ночами в горах, где и днём убиться раз плюнуть, но, тем не менее, группа была уже почти на месте. Для последнего броска ночь, как специально, выдалась безлунная и облачная. Но все пять фигур даже в полной темноте двигались всё так же уверенно и безошибочно. На эту миссию отправили самых лучших.
Все на месте? Ударная группа фавнов собралась у точки входа на базу. Окинув глазами бойцов, лидер продолжил, не дожидаясь ответа. Зачем? И так понятно, что все без проблем добрались. Итак, плана базы у нас нет, только точки входа. К счастью объект не полностью изолирован, видимо понадеялись на секретность.
На землю легла карта прилегающей местности. Обычный человек в такой темноте даже не понял бы, что это за клочок бумаги, но никто из собравшейся пятёрки даже не потянулся за фонарём. Местоположение фавнов совпадало с отметкой «#1» на карте.
Тем временем, лидер ударной группы продолжал.
Макс и Алекс, ваш вход второй. Крис, твой третий. Поочерёдно он указал на отметки «#2» и «#3». -Кид, ты со мной. Входим, минируем выходы, дальше по обстоятельствам. Помните, никто не должен выйти с базы, даже если мы все тут останемся.
Короткие кивки. И правда, самые лучшие.
Отлично! Тогда по местам. Начинаем по сигналу.
Не мешкая, фавны направились по распределённым отметкам, на ходу проверяя амуницию. Короткие автоматы, запасные магазины, ручные гранаты. Учитывая боевые качества пятёрки бойцов, этого вполне хватит для того, чтобы осуществить государственный переворот в небольшой стране. И на этот раз никаких шпаг. Утончённое оружие аристократии только для своих. Те, кому сегодня предстоит столкнуться с нелюдями, такого не заслужили. Зато у каждого из бойцов с собой был целый арсенал ножей и разных клинков, без своего любимого холодного оружия они чувствовали себя всё равно, что голыми.
А ещё у каждого на спине был здоровенный рюкзак. И рюкзаки эти были совсем не для припасов.
Три взрыва прогремели одновременно. Вариант со скрытным проникновением, запланированный изначально, на поверку оказался несостоятельным. Впрочем, планам это никак не мешало. Пусть будет много шума.
Автоматные очереди загремели в коридорах базы. Внутренняя система оповещения надрывалась сигналом тревоги. Сонный объект моментально превратился в растревоженный муравейник.
Готово! Двигаем! Макс закончил устанавливать заряд, пока Алекс непрерывным огнём сдерживал прибывающих солдат.
В каждой точке входа, фавны устанавливали мины с объёмными датчиками. Попытайся, кто выбраться, и последует взрыв, а коридор будет завален. Да, при этом будет перекрыт путь к отступлению для команды зачистки, но это был риск, на который они готовы были пойти, лишь бы не дать никому покинуть базу.
Закончив с установкой мин, нелюди стали продвигаться вглубь базы, зачищая помещение за помещением на пути к центру объекта.
К тому времени у точки входа Алекса и Макса собралось уже около двадцати солдат с автоматами наперевес, полностью перекрывая выход из коридора. Самые нетерпеливые уже лежали на полу, не подавая признаков жизни, остальные не очень спешили разделить их участь, предпочитая дождаться подкрепления.
Приоритетной задачей внутренней охраны было удержание периметра, им даже гранат по штатному расписанию не полагалось, поэтому они засели в соседнем помещении, ожидая атаки. В конце концов, что можно противопоставить стене огня из двадцати стволов. Это только в дешёвых боевиках, заполонивших кинорынок, герой прорывается через открытое поле под градом пуль без единой царапины. В жизни так не бывает. Засевшие в укрытиях солдаты были спокойны и уверены, что справятся с любой атакой. Тем, кто отреагировали на взрыв первыми, просто не повезло, больше таких ошибок не будет.
Охрана базы не суетилась, время сейчас было не на стороне нападавших. Тем скоро придётся совсем туго.
Макс прижался спиной к стене, глубоко вдохнул и приготовился кинуть за угол гранату.
Погоди. Алекс придержал его руку. Дай мне десять секунд и потом кидай.
Ещё один короткий кивок. Ни к чему долгие объяснения, напарник знает, что делает.
«Один»
Скинув рюкзак на пол, Алекс изображает кривую усмешку и просто шагает за угол, навстречу направленным в него стволам.
«Два»
На секунду замешкавшись, солдаты открывают огонь практически одновременно. Да, человек вроде бы и не угрожал им, а просто шёл, но протокол, активирующийся при проникновении на базу, не допускал иных толкований в отношении посторонних.
«Три»
Пули впиваются в фигуру диверсанта, рвут её, пробивают навылет, но он всё не падает. Контур подёргивается дымкой, и силуэт внезапно лопается. Ни крови, ни тела.
«Четыре»
Солдаты продолжают по инерции стрелять, хотя уже не понятно в кого и зачем. Заливая комнату автоматным огнём, они не замечают, что внезапно исчезнувший диверсант стоит за спиной одного из их товарищей.
«Пять»
Одним движением Алекс ломает ему шею и, пока безжизненное тело ещё только начало оседать, открывает огонь из своего автомата по солдатам. Не ожидавшие атаки со спины, двое или трое падают, даже не успев понять, откуда их настигла смерть.
«Шесть»
Несколько солдат продолжают палить в тут сторону, откуда пару секунд назад вышел Алекс, но некоторые, среагировав на стрельбу в собственном тылу, разворачивают автоматы. Медленно. Слишком медленно.
«Семь»
Отогнув большой палец, Макс выдернул чеку из гранаты и одновременно отпустил предохранительную скобу. Некстати подумалось, что стрельба не смолкает ни на мгновение, а металлический звон прозвучал так отчётливо, как будто вокруг была абсолютная тишина.
«Восемь»
Солдаты стреляют по тому месту, где появился Алекс, но его там уже нет. Одним рывком переместившись метров на пять в сторону, фавн оказывается за спиной у другого охранника базы и, прикрываясь им как живым щитом, продолжает опустошать обойму своего автомата.
«Девять»
Выдох. Макс вышел из-за угла, и толкнул гранату в направлении защитников базы. Смертоносный цилиндр ещё катился по полу, а фавн уже зажал спусковой крючок своего автомата. Макс не обладал способностью к перемещению подобно Алексу, но сейчас всё внимание бойцов было занято напарником, и второй диверсант расстреливал солдат в незащищённые спины.
«Десять»
Взрыв грохнул, разметав порядки защитников. То, что от них осталось. К тому времени ещё несколько солдат продолжали отчаянно палить, пытаясь зацепить неуловимую фигуру, но тщетно. Шансов у них не было.
Ещё через пару секунд всё было кончено.
Алекс отщёлкнул пустой магазин, уронил его на пол и потянулся за новым. Его лицо было совершенно спокойно, как будто он только что не расстрелял целый взвод охраны, а, максимум, варил себе кофе. Макс же осматривал побоище, отпустив автомат. Нет, не то чтобы он как-то переживал, с годами привыкаешь ко всему. Даже к такому. Но было какое-то ощущение неправильности.
Они тебя почти достали.
Что? Сначала не понял Алекс, а потом потянулся рукой к лицу. Ерунда. Царапина.
Ага. Сарказма в этом коротком слове было столько, что хоть ложкой ешь. Пижон.
Напарник привычно отмахнулся. Но за показушным спокойствием и бравадой Макс видел, насколько непросто дались эти десять секунд старому товарищу. След на скуле от прошедшей вскользь пули лишнее тому подтверждение. Обычно Алекс себе не позволял таких оплошностей. Вероятно, его фирменный трюк отнял слишком много сил. Даже Призрак не всесилен.
Готов? Тогда дальше я пойду первым.
В этот раз Алекс спорить не стал.

Неподвижные тела пехотинцев были разбросаны по коридору. Они даже не поняли, что их убило. Просто чёрная тень выскользнула из-за угла и начала метаться между солдатами. Вот только тот, рядом с кем она оказывалась, падал замертво. Кто-то рефлекторно держался за перерезанное горло, в отчаянной попытке не захлебнуться. Кто-то почти мгновенно истёк кровью из сразу нескольких пробитых артерий. Бронежилеты не спасали от хирургически точных ударов в неприкрытые защитой участки тела. Несколько мгновений и всё было кончено. Так быстро, что не прозвучало ни единого выстрела. Сам Крис с презрением относился к огнестрелу, предпочитая пользоваться холодным оружием. Вот и в этот раз автомат сиротливо висел за спиной, уступив место кинжалу с длинным, в полторы ладони, лезвием.
Крис вытер кровь с ножа о форму одного из пехотинцев и направился дальше вглубь объекта. По собственным ощущениям он уже довольно далеко продвинулся. Основные силы охраны были сосредоточены ближе к периметру базы, но они не смогли сдержать фавна. Сейчас чаще на его пути попадались гражданские: техперсонал и лабораторные крысы. Им было совершенно нечего противопоставить тренированным убийцам вроде Криса.
Эта группа морпехов, должно быть, прикрывала эвакуацию.
Крису не было жаль их, как не было жаль всех тех, чьими телами был устлан его путь от входа на базу. Они сделали свой выбор. В тот самый момент, когда стали отлавливать фавнов, ставить над ними эксперименты, выяснять пределы их живучести. Им не было жаль своих жертв. Никто не пожалеет и палачей.
Технические и вспомогательные помещения остались позади, и где-то тут уже должны были начинаться основные лаборатории и исследовательские мощности. Крис заглядывал в каждое помещение на своём пути в поисках людей, но все они были покинуты. Разбитые колбы, валяющиеся кругом бумаги, работающие компьютеры. Персонал уходил в спешке. Глупцы, они ещё не знают, что бежать некуда.
Вломившись в очередную лабораторию, Крис от неожиданности даже на секунду замешкался. В отличие от остальных, что он уже успел проверить, эта не была пустой. Комната была больше похожа на операционную. На кушетке, весь обмотанный проводами и трубками, кто-то лежал. Рядом суетился человек в белом халате, торопливо выгребая из шкафчика в свою сумку какие-то пробирки.
Всего один удар сердца понадобился Крису, чтобы оказаться рядом с врачом. Тихо хрустнул шейный позвонок, и тело мгновенно обмякло.
Крис перевёл взгляд на пациента и тут же пожалел, что убил «доктора» так быстро.
Фавн. Без сомнений. Человек бы попросту не выжил после всего, что с ним сделали. Грудная клетка вскрыта, внутрь уходят трубки с кровью и ещё какой-то прозрачной жидкостью. Прямо к сердцу были подключены электроды. То ли датчики, то ли фибрилятор на случай внезапной остановки. Правая рука отсутствует ниже локтя. Даже невероятные регенеративные способности фавнов не безграничны. Утерянные конечности не восстанавливаются. Нижняя половина тела была прикрыта простынёй, и Крис не решился её откинуть. Уже в который раз фавн поразился жестокости человеческой природы. Как далеко они готовы зайти, когда чего-то боятся. Или не понимают, а, значит, снова боятся, даже если не признаются в этом.
Оторвав взгляд от истерзанного сородича, Крис поднял с пола портфель и заглянул вовнутрь. Все пробирки были аккуратно подписаны. «Объект 2. Проба костного мозга», «Образец кожи», «Анализ крови после переливания». В одной был запечатан ампутированный мизинец. «Доктор» надеялся вынести с собой собранные образцы. Крис едва сдержался, чтобы не пнуть безжизненное тело.
Посмотрев снова на прикованного к кушетке фавна, Крис замер. Жертва «науки» была в сознании. Тело не было никак зафиксировано, но оставалось абсолютно неподвижным, словно парализованное. Двигались только глаза. И сейчас эти глаза смотрели на Криса даже не с просьбой. Это была мольба
Когда Крис выходил из лаборатории, он, пройдя всего пару шагов, на секунду задержался, как будто ожидая чего-то. Секунда, и мощный взрыв разнёс бывшую операционную. В этом не было особой необходимости. Скоро вся база превратится в руины и пепел. Но Крис чувствовал, что так будет правильно. Хотя бы по отношению к тому парню, чьи мучения он только что прекратил. Небольшой погребальный костёр, уничтоживший камеру пыток. Разрушивший заточившие стены. Слишком мало для мести, но это только начало. Смертей сегодня будет ещё предостаточно.
Безумные искорки сверкали в глазах Криса. Теперь это не просто задание. Грязное, кровавое, но жизненно важное. Теперь это воздаяние. За все те зверства совершённые на этой базе. За истерзанного и практически разрезанного на кусочки парня. За всех братьев, сожжённых на кострах инквизицией. Немаленький счёт получается, и кто-то по нему сегодня заплатит.

Пламя, внезапно заполнившее помещение, так же быстро, всего за доли секунды, спало. Комната, большей частью состоящая из стекла и металла, казалась совсем нетронутой огнём. Чего не скажешь о находившихся в ней людях.
Горящие фигуры лежали на полу повсюду. Несколько ещё пытались ходить, с трудом переставляя ноги. Возможно, пытались кричать. Они были тоже мертвы, просто пока ещё не поняли этого.
Марк, окинув взглядом зачищенное помещение, остался удовлетворён результатом. Кто-то другой на его месте, наверно, добил бы тех нескольких человек, кому «посчастливилось» не умереть сразу, когда воздух вокруг вспыхнул. Марк не стал понапрасну тратить патроны.
Никак не привыкну. Пробормотал его напарник.
К чему? К этому? Фавн кивнул в сторону сгоревшей комнаты.
Молодой, даже по человеческим меркам, парень только нервно сглотнул. Уже не впервые он ходил на миссию с Марком, но каждый раз ему становилось не по себе, когда тот призывал огонь. Настолько мощной и беспощадной была эта сила, настолько мучительную и болезненную смерть она несла.
И как часто ты можешь это делать?
Достаточно. В глазах Марка на секунду блеснул отблеск того самого пламени. Идём, времени не так много.
И они выдвинулись дальше, зачистив по ходу движения ещё пару помещений. Марк пока больше не пускал в ход огонь, и напарник был ему за это благодарен. Перед глазами всё ещё стояли объятые пламенем фигуры, не желающие умирать. Возможно, Марк проникся впечатлительностью своего протеже и не хотел лишний раз проверять на прочность его психику во время задания, но скорее просто восстанавливал и копил силы на случай серьёзного сопротивления со стороны защитников базы. Но ничего подобного на их пути пока не возникало, и двое фавнов двигались к гипотетическому центру базы как нож сквозь масло, оставляя за собой только мёртвые тела.
Так как плана базы у диверсантов не было, поступили просто. По карте, через три точки входа провели окружность, тем самым обозначив предполагаемую площадь объекта. В центре этой окружности назначили точку встречи, и теперь три группы прорывались к ней каждая со своего направления, направляемые лишь собственным пространственным чутьём. Ещё один небольшой бонус к другим способностям, оно позволяло безошибочно определять направление и собственное местоположение.

Помещения, условно обозначенного «центр», группы Марка и Алекса достигли одновременно, буквально вломившись с двух сторон, готовые открыть огонь в любого, кто окажется у них на пути. Но стрелять не пришлось. Центральная лаборатория сейчас больше похожа была на скотобойню. Кругом были тела.
Алекс и Марк, увидев друг друга, переглянулись, как бы спрашивая: «Что тут произошло?» Всё ясно, раз они тут не причём, значит, Крис добрался до точки встречи раньше остальных. Это побоище его рук дело. Больше некому.
Тела вокруг были истерзаны пулями, многие были с колотыми и резаными ранами. Похоже, в какой-то момент у Криса закончились патроны, и, вместо того, чтобы перезарядиться или подобрать чужое оружие, он продолжил убивать людей тем, что оказалось под руками. В ход пошли столь любимые фавнами ножи, предметы обстановки, мебель. Рядом лежал солдат, проткнутый ножкой от стула. Насквозь. Часть тел была просто изломана. Скорее всего, убиты голыми руками. Руками нечеловеческой силы.
Молодой напарник Марка снова позеленел. Зрелище совсем не для слабонервных. Выглядело всё так, как будто Крис впал в буйство и продолжал крушить всё и вся до тех пор, пока не убил всех до последнего. И только после этого остановился.
Марк махнул рукой в направлении противоположной стены, и вся группа отправилась на поиски виновника беспорядка.
Под ногами противно хлюпало при каждом шаге, а подошвы ботинок прилипали к полу, залитому кровью. Продолжала надрываться внутренняя система экстренного оповещения. Но в остальном никаких звуков вокруг не было. База как будто вымерла. Хотя теперь это было уже не так далеко от истины.
Бум!
Откуда-то со стороны раздался глухой удар. Команда мгновенно остановилась. Диверсанты торопливо осматривались, водя по сторонам автоматными стволами.
Бум! Ещё один удар.
Вперёд. Скомандовал Марк, указывая направление рукой.
Фавны, организованной группой двинулись в сторону шума.
Бум!
Крис в безумном рывке, превратившись в размазанную тень, врезался в огромное стекло, пытаясь разбить его прикладом своего автомата. От удара чудовищной силы на стекле осталась едва заметная царапина. Приклад же такого надругательства не выдержал и изогнулся под причудливым углом.
Посмотрев на свой автомат, Крис, видимо, понял, что в качестве ударного орудия он более не представляет ценности, и разрядил всю обойму прямо в стекло. Как ни странно, после подобных издевательств, все механизмы отработали как надо, исправно выплюнув все сорок патронов.
Стеклу очередь повредила не больше, чем удары прикладом. Ворох мелких, похожих на искры, царапин, расцвёл в местах попаданий пуль, но и только.
Отбросив бесполезный автомат, Крис схватил стальной стул и принялся колотить им по стеклу.
Наблюдавшие за столь нетипичным поведением товарища, фавны подошли ближе. То, что открылось их взглядам, расставило всё по местам.
Стекло, которое пытался разбить Крис, было стеной камеры. Одиночная. Два на три метра. Всего, вдоль этой стены лаборатории было десять таких камер. Семь из них пустовали. А вот в остальных
В ближайшей на полу лежал фавн. В этом сомнений не было. Марк узнал его. Несколько лет назад он пропал, но чистильщики так и не обнаружили никаких следов. Лица двух других пленников в соседних камерах были незнакомы. Парень и девушка.
Все трое умирали.
Заключённые лежали на полу своих камер почти без движения. Их тела содрогались от слабых конвульсий, а кожа начинала приобретать сероватый оттенок.
Что здесь происходит? Крис даже не повернулся на вопрос Марка, продолжая молотить стулом по стеклянной стене. Ну?!
Удары прекратились.
При нападении на базу, когда внутренняя охрана не смогла нас остановить, активировался какой-то протокол. Сейчас из камер, короткий взгляд в сторону стеклянных клеток, откачивается воздух. А чёртово стекло никак не разбивается.
Стул снова с силой ударился о преграду. Всё так же безрезультатно. Крис снова замахнулся, но остановился, так и не ударив. Внезапно его посетила другая мысль.
У вас гранаты остались? Спросил он, обращаясь ко всем одновременно.
Не раздумывая ни секунды и не задавая лишних вопросов, Алекс сорвал с пояса две гранаты и катнул их по полу в сторону камер.
Два взрыва прогремели одновременно, слившись в один, но стеклянной стене всё было нипочём. Немного закоптилась от взрыва, добавилось царапин от осколков, но не более того.
Макс, попробуй открыть камеры или отменить протокол. Осознав, что силой ничего не сделать, Марк обратил внимание на терминалы управления.
Пока штатный компьютерный гений пытался разобраться в системе управления, пленным нелюдям становилось всё хуже. Фавны, как и люди не могут совсем не дышать, хотя и гораздо дольше могут переносить нехватку кислорода. И сейчас, щедро отпущенное им время неумолимо убывало.
Проклятье! Максу никак не удавалось совладать с терминалом. Всё заблокировано. Похоже, это крайняя мера, отмена протокола не предусмотрена. Я ничего не могу сделать.
Но Крис и не думал сдаваться.
У нас есть взрывчатка?
Ему ответил Алекс.
Только термитные заряды. В ответ на вопросительный взгляд товарища, он неохотно пояснил. Они выжгут эту лабу вместе с камерами. Прости.
Последние слова Алекс произнёс куда в сторону, избегая смотреть на Криса.
Макс, бросай терминал. По лаборатории, перекрывая вой сирен, разнёсся голос лидера группы. Устанавливаем заряды.
Что?! Крис не поверил своим ушам, когда услышал приказ. Мы же можем ещё попытаться их вытащить!
Воздух из камеры откачало около десяти минут назад, но пленники были всё ещё живы.
У нас нет на это времени. Ты сам знаешь. Голос Марка, казалось, подчинял себе, подавляя чужую волю.
Но Крис даже не обратил на это внимания.
Мы не можем их бросить так!
Можем и бросим! Не забывай, зачем мы тут. Мы не команда спасения, а группа ликвидации. Чистильщики. Впрочем, если хочешь, можешь оставаться с ними. На этих словах Марк нажал какую-то кнопку на своих часах. Устанавливаем заряды! Время пошло!
Обратный отсчёт запустился, отматывая минуты и секунды. Синхронно с ним активировались таймеры взрывных устройств в рюкзаках диверсантов. Через несколько минут мощнейшие термитные заряды выжгут тут всё дотла: тела, электронику, лаборатории, металл, стекло, камень и даже сами воспоминания об этой базе. Вместе с теми, кто не успеет отсюда убраться.
Огненная смерть неслышно тикала за плечами, подгоняя диверсантов. То, что в случае необходимости они все готовы были тут остаться, не значило, что кто-то из них этого желал. Макс, Алекс и Кид разошлись в разные стороны устанавливать заряды, чтобы накрыть максимальную зону поражения.
Рядом с камерами и отчаянно цепляющимися за жизнь фавнами остались только Марк и Крис. Несколько секунд они буравили друг друга взглядами.
Я сам Отводя глаза в сторону, еле слышно произнёс Крис.
Закинув автомат на плечо, Марк развернулся к выходу из лаборатории. Ему ещё нужно будет установить свой заряд, нет времени проверять, справится ли подчинённый.
Он справится. У Криса просто нет другого выбора.
Из заплечного рюкзака на свет появилось взрывное устройство. На вид оно было не такое уж и внушительное. Обманчивое впечатление. Эта малышка была в состоянии разнести средних размеров здание. Диверсанты принесли с собой пять таких, по одной на брата. Через несколько минут на базе откроется локальный филиал ада, уцелеть в котором нет никаких шансов. Если после обычного взрыва, чисто теоретически, под обломками что-то могло сохраниться, то пламя термитных зарядов сожрёт всё подчистую.
Крис установил бомбу прямо у стеклянной стены камер. Если он не может спасти пленников, то хотя бы прекратит их мучения. Фавн за стеклом слабо шевельнулся. В его глазах уже не было надежды. Она угасла, когда запустились таймеры. Только боль и усталость. Живучий организм никак не хотел сдаваться и дать фавну умереть от удушья, вместо этого отчаянно цепляясь за жизнь и продлевая мучения.
Прости. Скоро всё закончится.
Сил посмотреть пленникам в глаза Крис в себе не нашёл. Только задержался на секунду у входа в лабораторию, а затем рванул к выходу.
Таймер отсчитывал последние мгновения.
Скоро всё закончится

Полковник Райкер бежал. Бросив всех подчинённых солдат, занимавших оборону в центральной лаборатории. Бросив врачей, химиков, биологов и прочих яйцеголовых, напрасно ожидающих эвакуации. Бросив весь вспомогательный персонал, о них вообще никто не вспомнит. Он убегал.
Нет, полковник не был трусом. Но у него был чёткий приказ на подобный случай.
Когда нападающие прошли через элитные спецподразделения, как нож сквозь масло, Райкер сразу всё понял. Это Они. Нелюди каким-то образом выследили эту базу и пришли за своими. И заодно убьют здесь всех.
Объект не спасти. Нелюди проникли сразу со всех трёх входов, перекрывая пути к отступлению. Прикрытие уже в пути, но пока группа быстрого реагирования (на этих мыслях полковник горько усмехнулся) будет здесь, всё уже закончится. Слишком быстро они рвутся к сердцу базы, сметая всё на своём пути. Морпехи не остановят нападавших. По сути, исследования ещё только начались. Два года слишком короткий срок для подобных проектов. Не разработаны методы противодействия, нет достаточно эффективного оружия, в конце концов, бойцы не проходили подготовку к бою с нелюдями. Ставка была на секретность, но никто не мог предполагать, что их так быстро обнаружат.
На виртуальной карте один за другим загорались красным сектора базы, сжимая кольцо вокруг центральной лаборатории. «Вынуждая отступать, загоняют туда людей как скот, рассчитывая потом расправиться со всеми одним ударом. Но как же быстро мы теряем контроль над объектом. Должно быть, их тут целая армия. Персонал обречён. Но может это и хорошо» продолжал размышлять Райкер, «Пока нелюди разбираются с остальными, у меня должно быть достаточно времени».
Приказ на случай возможной потери базы был недвусмысленным. Любой ценой сохранить результаты исследований. Даже если придётся пожертвовать всем личным составом. И сейчас полковник мчался в серверную, молясь, чтобы никто не попался ему навстречу. Свои или чужие, никто не должен помешать выполнить приказ.
Жёсткие диски из центрального сервера бекапов. Все критичные данные за два года продублированы на них. Вытащить их и убираться через четвёртый выход. Никто на всей базе кроме не полковника не знал про него. Хоть эту тайну удалось сохранить.
Жёсткие диски получилось вытащить не сразу. Всё-таки Райкер был военным, и подобного опыта у него не было. Но вскоре все четыре блестящих бокса были извлечены из сервера и уложены в рюкзак. Полковник ещё раз взглянул на виртуальную карту базы. Система мониторинга пока ещё работала, хотя уже весь объект светился красным. Возможно, прямо сейчас там, в центральной лаборатории нелюди добивают остатки его подчинённых.
Он должен выбраться, чтобы не случилось.
Отбросив уже ставший бесполезным планшет, Райкер в очередной раз проверил свой пистолет и вышел из серверной комнаты.
Пуля попала точно ему между глаз и вышла через затылок, попав в одну из коммутационных стоек. Марк, не вынимая взрывчатку, закинул свой рюкзак в серверную, подхватил сумку полковника и устремился в стороны выхода.
До взрыва оставалось не так много времени.

В недрах базы громыхнул ещё один взрыв. Огонь добрался до складов топлива. Или это были боеприпасы. Не важно. Огненная буря, начавшая потихоньку идти на спад, полыхнула с новой силой. Пламя с энтузиазмом пожирало внутренности базы, не оставляя никаких надежд уцелеть.
Из трещин в скале периодически вырывались столпы огня. Тщательно замаскированные когда-то входы на базу теперь подсвечивались на километры вокруг. Вряд ли кто-то ими уже воспользуется.
С утробным рыком из толщи камня вырвался ещё один язык пламени.
Фавны наблюдали за светопреставлением с расстояния в пару километров. Эту прикрытую площадку они обнаружили ещё по пути к подземному объекту. Здесь же и назначили точку встречи после отступления с базы.
Марк, стоя на самом краю, не отрываясь, смотрел на огненные всполохи. Алекс, растянувшись прямо на камнях, откровенно наслаждался минутами отдыха. Вид беснующейся огненной стихии не был ему интересен. Макс сидел в дальнем углу в обнимку с собственным рюкзаком. Бессмысленный взгляд то и дело скользил из стороны в сторону. Физически Макс был тут с остальными, разумом же где-то далеко. Кид пытался прийти в себя. Самому молодому участнику группы эта миссия далась слишком тяжело. Лицо фавна было всё ещё слегка зеленоватого оттенка, а в глазах мелькала лёгкая искорка безумия. А ещё его ощутимо потряхивало.
В точке сбора не хватало только Криса.
Марк на секунду оторвался от созерцания танцующих языков пламени и взглянул на часы. Время ещё есть, но если через пять минут боец не появится, то группа уходит без него. Как и было условлено. За отставшими никто не возвращается.
Крис появился через три.
Должно быть успел выбраться с базы в последний момент, до того как всё затопило огнём термитных зарядов.
Ни на лице, ни в глазах Марка не отразилось никаких эмоций по этому поводу. Не обращая внимания на тяжело дышащего Криса, он коротко скомандовал:
Подъём! Выдвигаемся отсюда.
Алекс приподнял голову и осмотрелся в поисках причины, прервавшей его отдых. Кид попытался встать, но тело слушалось не лучшим образом. Макс вывалился из собственных мыслей и даже успел сделать шаг в сторону товарищей, но тут же замер на месте, как будто мгновенно оцепенел.
Ты их убил! Голос Криса сочился ядом.
Никогда ещё его не видели в таком состоянии. Даже Алекс, с которым Криса связывали долгие годы дружбы, был поражён состоянием товарища. Как будто все запертые где-то глубоко чувства разом сорвались с поводка и бесконтрольно хлынули наружу. Никогда ещё Крис не давал воли своим эмоциям.
Их смерть это твоя вина. Ты мог их спасти, но не стал. Чувства как будто сжигали Криса изнутри.
Мы сделали всё, что могли. В противовес накручивающему себя фавну, голос Марка был сух и безэмоционален.
Как будто его вообще не трогало происходящее вокруг.
Обманчиво спокойный голос, но Крису было уже плевать.
Двое фавнов сверлили друг друга взглядами. Остальные члены команды стояли вокруг, даже пошатывающийся Кид собрался с силами и принял вертикальное положение, несмотря на дрожь, бившую его по всему телу.
Алекс и Макс были в недоумении. С одной стороны Крис их давний боевой товарищ, с которым прошли огонь, воду и канализационные трубы, а с другой Марк и его доселе непререкаемый авторитет. И сейчас эти двое были готовы вцепиться в глотки друг другу.
Все назад! Окрик Марка прекратил душевные терзания бойцов.
Не говоря ни слова, все трое отступили на шаг назад, освобождая пространство для дуэли, старого доброго способа выяснения отношений между фавнами. Только холодная сталь и собственные силы решат, кто из двоих прав. Вмешиваться в такой поединок строжайше запрещено. Ещё один пережиток прошлого, но фавны отчаянно цеплялись за древние традиции, не желая признавать власть изменившегося мира.
Марк был стар, даже по меркам нелюдей. Гораздо старше любого из тех, кто отправились с ним уничтожать секретную военную базу. И гораздо опытнее любого из них. За свою жизнь он множество раз сражался на дуэлях, и чем дальше, тем реже кто-то осмеливался бросать ему вызов.
Кристиан выскочка. Слишком молод, слишком подвержен влиянию эмоций, как бы он это не пытался скрывать. Хотя очень хорош, этого не отнять. Опасен и, не колеблясь, отнимет жизнь, если считает, что жертва этого заслуживает.
Нет, Марк не боялся дуэли со своим бывшим учеником, но цепкий взгляд внимательно следил за каждым, даже самым мельчайшим движением Криса.
Маркус Райт, ты виновен в смерти трёх фавнов на военной базе людей в горах Аппалачи. Глаза Марка и при этих словах непроизвольно расширились, это было совсем не то, что он ожидал услышать.
Впервые лидер отряда проявил хоть какие-то эмоции с окончания миссии.
Это была не стандартная фраза вызова на дуэль. Совсем нет.
Ты не в праве выносить приговор! Марк попытался произнести это как обычно сухо, но голос предательски дрогнул.
Ты ответишь за это. Не обращая внимания на фразу бывшего учителя, продолжал Крис, в то время как лица остальных бойцов вытягивались от изумления.
Их боевой товарищ произносил ритуальную фразу смертного приговора. Ту самую, которую произносили Ангелы Смерти перед тем, как отнять жизнь приговорённого.
Ещё одна древняя традиция. Любые действия, несущие вред обществу фавнов или ставящие его существование под угрозу, осуждались Советом высшим органом власти нелюдей. Наказание всегда одно смерть. Фавны не практиковали права на второй шанс. Если Совет признал тебя виновным, то будь уверен, за тобой придёт Ангел Смерти. Палач. Карающий меч Совета. И последнее, что ты услышишь в жизни
Твоя жизнь более не принадлежит тебе, но роду. Пусть твоя смерть послужит на благо семьи.
Едва договорив последнее слово, Крис прыгнул. Словно тёмная молния он врезался в Марка, но тот был готов, и вместо того, чтобы разлететься от удара в разные стороны, фавны сцепились в смертельном клубке и покатились по камням. Несколько секунд они наносили друг другу удары с невероятной скоростью, так что было даже не разобрать, что происходит, а затем, так же внезапно расцепившись, отскочили в разные стороны.
Противники замерли по разные стороны каменной площадки. В руке у каждого был зажат длинный кинжал. За неимением шпаг приходилось пользоваться тем, что оказалось под рукой.
Ещё секунду они играли в гляделки, а затем одновременно бросились вперёд, сшибаясь в центре импровизированной арены и пускаясь в безумный обмен ударами. Силуэты фавнов превратились в размытые тени, так быстро они двигались. Сила против силы, скорость против скорости, опыт против ярости. В разные стороны разлетались искры. Камни под ногами окрасились первыми брызгами крови.
Внезапно бешеная пляска прекратилась. Крис в самоубийственном движении, разминувшись с кинжалом Марка всего на полдюйма, поднырнул под удар командира и мгновенно оказался за его спиной. Короткий удар ногой под коленную чашечку заставил Маркуса упасть на одно колено, а погрузившиеся в правое плечо почти по самую рукоятку лезвие закричать от боли. Рука Марка разжалась, и кинжал выпал на камни. Левой рукой Крис намертво вцепился в волосы фавна, а правой, с зажатым в ней кинжалом, ударил бывшего учителя прямо в сердце.
Марк поймал лезвие всего в нескольких сантиметрах от груди. Голой рукой. Вцепившись в него изо всех сил, Марк пытался отвести кинжал в сторону. Кровь сочилась из зажатого кулака, но острие всё приближалось к груди.
Лезвию оставалось пройти считанные миллиметры, когда Марк закрыл глаза, а его перенапряжённое лицо вдруг накрыла маска спокойствия.
Кинжал Криса со звоном упал на камни, а сам фавн непонимающе схватился за свою правую руку. Она буквально горела от боли. Упавший нож светился мягким красным светом раскалённого металла.
Когда Марк поднялся с колен и открыл глаза, все увидели, что в них пляшет огонь, такой же ненасытный и беспощадный, как тот, которому они только что скормили целую базу.
Стена огня возникла прямо перед лицом Криса и ударила его с такой силой, что фавн пролетел несколько метров, рухнув на камни. Он был ещё в сознании. Когда Марк подошёл к поверженному противнику, огонь в его глазах почти погас. Гнев и ярость боя отступили, оставив место обычному спокойствию.
Я не убью тебя. Тебе придётся помучаться. Ты ещё пожалеешь, что не сдох.
Удар ногой по лицу отправил Криса в глубокое беспамятство.

Подземная база продолжала полыхать, словно разверзшиеся врата в ад, но виновники не стали дожидаться, пока пламя утихнет. Огонь всё сожрёт. Он беспощаден. На пепелище не останется ничего ценного, в этом можно быть уверенными.
Фигуры в одинаковом камуфляже уже скрылись за пределы видимости и продолжали неуклонно удаляться. Теперь не было нужды скрываться, нужно только как можно скорее оказаться там, где их будет ожидать команда эвакуации.
Избавленная от необходимости тайного перемещения, диверсионная команда пересекала скалистую местность с умопомрачительной скоростью. Кто-то мог бы сказать «сломя голову», не будь каждое движение, каждый шаг тщательно выверены, настолько, что лишний камень на их пути даже не был потревожен.
Марк во главе их маленького отряда. Его протеже, Кид, как всегда неотступно следовал за старшим товарищем. Алекс нёс на плечах бесчувственное тело Криса. Со стороны не было заметно, что ноша как-то стесняет его движения. Алекс не отставал от лидера ни на шаг. Но в мыслях фавна творился полный раздрай. Раз за разом он прокручивал события после взрыва базы, и всё равно произошедшее никак не укладывалось у него в голове. Сама мысль нести бесчувственное тело друга прямо на суд Совета, а будет суд, в этом сомнений не было ни у кого, была противна Алексу, но ослушаться Марка он не мог.
Макс же, как будто выпал из происходящего. Нет, он уверенно двигался в конце их небольшого отряда, но в глазах была полная отрешённость. Мысли Макса витали где-то далеко, пока тело исправно шагало по камням, да крепче сжимало лямки заплечного рюкзака.
Вертушки поднялись в воздух, как только в эфире прозвучал сигнал тревоги с объекта, но к тому времени, как они зависли над базой, всё уже было уничтожено. Результаты экспериментов, биологический материал, персонал, подопытные. Два года исследований были перечёркнуты в одно мгновение. Не говоря уже о миллионах вложенных долларов. На фоне потери наработанного материала по нелюдям финансовые убытки казались чем-то незначительным.
Огонь ещё доедал остатки уже бывшего сверхсекретного проекта, а группа ликвидации была где-то на полпути к точке эвакуации. Они почти выбрались. Вот только по возвращении их всех ждали совсем разные награды.

+2
06:20
561
21:26
Ещё один боевичок, только написан куда грамотнее Айзарга или Азгарта, как там его, которого и в рассказе-то не было. Стиль здесь получше, но логика действия персонажей не всегда ясна. И сами персонажи (фавны) выглядят, как и в любых шутерах, мясом для пушек у автора. Марионетки его воли, а не герои. Но масштаб зато, масштаб: прийти и разнести к чертям всю базу, поругаться ещё между собой насчёт неспасения своих же пленных.
Начало и финал убитые. Не смотрится выигрышно, когда автор просто разъясняет, в чём тут, сосбствн, дело будет и чё твориться будет, а потом заканчивает: ну, дело сделано, хэппи энд, короче.
Гость
12:19
Написано очень достойно, хороший язык, боевые сцены технично обыграны, к героям проникаешься, характеры выдержаны от начала и до конца. Я не большая любительница боевиков, но здесь прочитала с удовольствием, качество исполнения подкупает.
11:56
Прекрасно, а что никто так и не сбежал?
Анастасия Шадрина