Маргарита Чижова

​Сияй, любовь!

​Сияй, любовь!
Работа №92

Эта история закончилась здесь, недалеко от твоего дома. Там, в старых развалинах полусгоревшего дома, где и сейчас летает многолетняя пыль и сажа, лежит, на первый взгляд, довольно странный металлический предмет. Ты сможешь увидеть его, если осмелишься подойти близко. А если сделаешь это, то поймешь, что тот замысловатый предмет на самом деле маленький робот-андроид. Подойдешь к нему ближе, чтобы разглядеть все детали и заметишь внутри него странный механизм с шестеренками, волчками и маленькими маховиками. Полагаю, что ты даже осмелишься открыть защитную хрустальную крышечку на его груди и решишь завести этот механизм, прокрутив маленький рычажок три раза. Механизм запустился. Тут же в нем появилось сиреневое сияние, которое запустило робота целиком. Вот открылись его неоновые глаза; жужжащий звук последовал за его неловкими, резкими движениями. Он встает напротив тебя и, кажется, начинает думать. Это особенно заметно по его бегающим глазам. Совсем не знаю, каким его видишь ты, но мне показался он одним из тех маленьких существ, которые помогают людям - своим отцам и матерям. Андроид-помощник. Прекрасное создание ярко фиолетового цвета. Но, что-то не так было в нем.

Присев рядом с ним, ты начинаешь видеть его воспоминания. Вот старик с моноклем в левом глазу копошится над телом робота, пинцетом устанавливая последние детали. Вот ты видишь его слезы, стекающие на корпус робота, наблюдаешь за первыми движениями, которые так тебе знакомы. Слышишь тихий голос старика, который по-детски протягивает одно слово - Юн. Юн. "Вот как тебя зовут" - проносится в твоей голове.

Тем временем маленький робот проходит мимо тебя, совершенно не замечая такое большое существо. Тебя словно нет, и это сказывается на твоем настроении. Как он мог не заметить своего спасителя или, быть может, воскресителя? Возможно, даже по твоим щекам также скатится слеза, и тогда ты тихо скажешь ему вслед - Юн, Маленький Юн.

И вот он скрылся.

Но не стоит сильно горевать. Я расскажу тебе, что произошло дальше, за все эти годы, что он отсутствовал.

После того, как он скрылся от твоих глаз - его увидел я. Он медленно шел по тропинке около парка, изучая этот мир. Он пристально всматривался в каждого прохожего, словно маленький пес в поисках своего хозяина. Приветствовал всех, кто сидел на лавках. В тот момент я не мог понять, что же он ищет. Но вскоре мне все стало ясно.

Это произошло, после того, как он несколько раз пересек наш Земной Шар и снова оказался в этом же парке. Вот только в этот раз безлюден был он. Неоновые глаза маленького Юна тускнели с каждым шагом, как и то сияние в его груди.

Все произошло благодаря мне. Я направил все свои силы на то, чтобы он услышал меня, когда закричал ему - остановись. Возможно, он услышал осколок от этого слова, маленькое эхо, как и ты в тот день, когда я попросил тебя подойти к моему разрушенному дому. Маленький Юн остановился. Он оглянулся назад, но никого не увидел. От этого его тусклые глаза практически исчезли. Но я бы не продолжил этот рассказ, если бы не та милая бледная девочка, которая сидела на лавке, одиноко и грустно покачивая хрупкими ножками вдалеке от нашего малыша. Она посмотрела в сторону робота и улыбнулась. Неоновая улыбка появилась и на лице маленького Юна, а сиреневое сияние в его груди засветилось ярче. Маленький робот подошел к девочке и присел рядом с ней. Неолиттой представилась она и протянула хрупкую ручку роботу. "Юн" - протянул наш малыш. Вот так появилась новая связь.

Через несколько недель я нашел их в доме девочки. Ее родители сидели за столом и радовались воспрявшему духу Неолитты. Они наблюдали, как дети резвятся в комнате, перебирают игрушки, обедают за столом, ложатся спать, обещают друг другу быть вместе всегда, просят о первом танце, о совместном походе в цирк, о прекрасном будущем. Им было так весело, что Юн не замечал, как меняется девочка, как ее тонкая бледная кожа окружила скелет своим объятием, подготовив ее тело и душу к будущей жизни; поредевшие и слегка побелевшие волосы уже не развивались на ветру как раньше, когда они вместе прыгали в кровати и смех ее стал более глухой.

Но в один день судьба застала ее. Юн, желая потанцевать с девочкой, как она это однажды пообещала, стал ее будить. Неолитта тяжело подняла свои веки, и улыбнулась тонкими легкими губами, после чего что-то прошептала, но эти слова не предназначались ни мне, ни тебе, поэтому я не осмелюсь их произнести.

Девочка заплакала. Ее родители, посеревшие от горя, присели рядом с ними и тоже стали плакать. Так прошло несколько дней. Юн тускнел, и неловко двигал своими руками, издавая горькие стоны.

Вскоре тело Неолитты перестало двигаться. В ее комнате повисла нежизненная тишина. Маленький скелетец, хрупкое человеческое создание лежало в кровати, а над ней склонились трое, в слезах и рыданиях. Вот только Юн не мог плакать.

Но вот тишину рыданий нарушило теплое жужжание робота. Родители Неолитты подняли к нему свои головы, и с надеждой стали смотреть на маленького Юна.

Тогда Юн и понял, что нужно делать. Он встал рядом с Неолиттой и неуверенно дрожащими руками открыл хрустальную крышечку в своей груди. Послышалось цоканье механизма и звук сияния. Его невозможно описать словами, но ты обязательно услышишь его однажды, через много-много лет. Ты узнаешь его.

Родители, затаив дыхание, продолжали смотреть за действиями маленького робота. Юн аккуратно повернул рычажок, который ты когда то завел, в обратном направлении. Щелк. Щелк. Щелк. И вскоре это произошло.

Сиреневое сияние тонким вихрем медленно поплыло по воздуху прямо к груди Неолитты. После того, как он проник в нее, послышался тяжелый вздох. Юн закрыл хрустальную дверцу в своей груди и сел рядом с родителями девочки.

Через время глаза Неолитты открылись. Открылись и новые эмоции у отца и матери. Девочка излечилась. Теперь она снова может смеяться, гулять на улице, играть с друзьями, ходить в ее любимый цирк, танцевать вальс и крепко обнимать родителей. Маленький Юн засветился так ярко, что вокруг включились все приборы , заиграла музыка. Наш малыш пригласил Неолитту на танец, и они стали танцевать. Двое кружились вместе с этим миром под музыку скрипки и мир кружил их под звуки жизни.

Но, к сожалению, это был недолгий и последний танец. С каждым кругом маленький Юн начал тускнеть. Раз, обернулись они. Два. Три. И вот сияние в его груди практически исчезло и на глазах счастливых родителей, в руках ожившей Неолитты сияние в груди робота исчезло. Юн медленно падал на пол, пока не послышался безжизненный металлический грохот. Наш малыш ушел.

Я не сдерживал своих слез, как и не сдерживали их недавно счастливая семья.

Неделями отец Неолитты пытался починить маленького Юна, но все было тщетно.

Через время девочка решила отпустить робота, поцеловав его на прощание в знак бесконечной благодарности. Вместе с отцом они пошли к старому разваленному дому, куда сносили все сломанные вещи. Девочка, ступая по пыльному полу, горько рыдала.

Когда-то его любил и я. Но ее боль и любовь была гораздо сильнее. Неолитта положила его металлическое тело на обгоревший пол и закрыла лицо руками. Через время отец положил руку на ее плечо и позвал дочурку с собой. И так ушли они, оставив маленького Юна лежать здесь, среди многолетней пыли и сажи.

Но вот пришел ты и нарушил покой моего дома. Ты пришел на мой зов.

Здесь ты увидишь маленького робота и решишь завести его, прокрутив рычажок три раза, после чего увидишь, как внутри механизма появляется сиреневое сияние…

+3
06:25
473
21:16
Реки слёз. Больная девочка, самопожертвование, обращение к читателю. Автор, ты используешь такие проверенные ходы. И на фига? Чтобы их так бездарно погубить?
Гость
00:22
Неплохой ход с подачей материала, тема самопожертвования всегда актуальна. Есть небольшие огрехи: нежизненная тишина, тишина рыданий, эмоции открылись… Звук сияния — тоже несколько странно. В остальном… почему бы и нет. Слёзы делают этот мир чище.
Мясной цех

Достойные внимания