Светлана Ледовская

Огни ритуальных свечей

Огни ритуальных свечей
Работа №33
  • 18+

— Через неделю Макс будет моим, — уверенно заявила Анна, выдыхая густой сигаретный дым в окно кухни.

— Вы даже не знакомы.

Я налила кипяток в кружку, утопив пакетик чая. Одарила заклятую подружку вопросительным взглядом.

— Не имеет значения. Главное, чтоб он тебе не достался.

— При всем желании, мы с тобой не в его вкусе, — подула я, остужая напиток.

— То есть, ты сдаешься??? – в вопросе слышались нотки ликования.

Сработала защитная реакция и нежелание уступать в любом, пусть даже бестолковом, споре.

— Конечно, нет! На выходных Макс меня пригласит в кафе, — сказала лишь для того, чтобы задеть самолюбие Анны.

— С тобой интересно соперничать. Сразу обговорим условия: если Макс достанется мне, то ты придешь в универ в банном халате, тапочках с полотенцем на голове и в таком виде просидишь все занятия, — она так быстро придумала мне наказание, словно заранее готовилась. — В случае твоей победы…

— Которая очевидна, — возмущенно прервала, не желая допускать мысли о проигрыше. – Ты… Ты должна будешь нарвать цветы с клумбы и на глазах у всех подарить их Максу, поздравив с Днем Святого Валентина.

— Так праздник почти через год, — озадачилась Анна, раздавив бычок сигареты о дно пепельницы.

— В этом и смысл моего условия: поздравлять придется через недельку в обычный день, — довольная собой отхлебнула горячий чай.

— Не радуйся раньше времени. Он выберет меня, — она направилась к выходу, буркнув: – До завтра.

— И тебе доброй ночи, — проводив, закрыла дверь, проследила в глазок, как она запирается в соседней квартире.

«Зачем я ввязалась в авантюру? Откуда в Анне столько самоуверенности?»

Пометавшись по квартире, перебрав различные варианты в голове, попутно задавая с телефона вопросы всезнающему Интернету, выбрала самый бредовый, но, как меня убедили, гарантированный способ.

Черкнула сообщение в соцсети, получила моментальный ответ, оформила срочную доставку курьером. Мое воображение рисовало подругу посреди цветочной клумбы.

Долго ждать не пришлось, успела допить чай и выкурить пару сигарет перед тем, как в дверь позвонили. Открыла, вложила в раскрытую ладонь доставщика смятые приготовленные купюры. В ответ мне был вручен бумажный сверток.

Оставшись на едине с собой, проверила содержимое пакета: достала записку, развернула и увидела несколько строк:

«Использовать в ритуалах привлечения любви. Перед обрядом начертать спичкой на фигурках имена пары. Поджечь одновременно оба фитиля. Как только свечи догорят, приворот подействует».

Раздосадовано фыркнула, лишь после покупки осознав, что попалась на обман аферистов. Вынула из пакета две крошечные восковые фигурки мужского и женского торса, из обрубленных шей которых неряшливо торчали мохнатые фитили.

По инструкции: нацарапала спичкой имена, поставила свечи на керамическое блюдце посреди обеденного стола и зажгла, оставив тлеть. Ушла в ванную за spa-процедурами, что было значительно надежнее дурацких магических церемоний.

Время было за полночь. Раздался пронзительный звонок.

«Кого принесло в такой час?»

Завернувшись в полотенце, пошлепала босыми ногами по полу и беспечно распахнула дверь. На пороге стоял Макс с пышным букетом белых лилий и бутылкой вина.

— Проходи, — пригласила гостя, бросив злорадствующий взгляд ему за плечо на дверь неудачницы-соседки.

— Прости, что поздно. Часто видимся в университете. Сегодня мысли о тебе не дали мне уснуть. Прыгнул в машину и примчался, узнав адрес у знакомых.

— Располагайся, — завела его на кухню, по пути смахнув со стола блюдце с присохшим воском в мусорное ведро.

Достала из шкафчика винные бокалы, поставила их перед кавалером, забрала цветы, чтобы поставить в вазу в прихожей на самом видном месте прямо у входа.

— Надеюсь, тебе понравится напиток. Выбирал на свой вкус…

— Будто чувствовала, что ты придешь. Только сегодня купила сыр. Это знак судьбы, — вернувшись на кухню, достала из холодильника чеддер, который неделю провалялся на полке.

Серые глаза зачарованно любовались мной. Я взяла из рук Макса бокал темно-красного ароматного напитка. Празднуя триумф над подругой, победно улыбнулась, сделав большой глоток. В комнате резко потемнело, воздуха не хватало, ноги обмякли.

Очнулась. Тело ныло и пошевелиться не получалось. Сквозь невыносимую головную боль с трудом раскрыла глаза. Напротив сидела заплаканная привязанная к кованному креслу обнаженная Анна. В зубах она сжимала трензель, соединенный веревкой с крюком на потолке. Ее рот был зашит грубыми черными нитками.

Рефлекторно дернулась на помощь подруге и неожиданно для себя обнаружила, что мои руки и ноги привязаны к гигантскому колесу. В отличии от Анны я могла вертеть головой и говорить. Облизала шершавым от жажды языком потрескавшиеся пересохшие губы.

— Какого хрена происходит? – с трудом прохрипела.

Анна в страхе задергалась, будто через нее пропустили ток. Испуганными рыдающими глазами она молила о тишине и указывала взглядом в сторону. Я не среагировала на ее знаки.

— Где мы? – хотела выяснить, будто подруга могла ответить.

Она отчаянно замычала сквозь зашитый рот. Со стороны послышались приближающиеся шаги. В мрачную комнату вошел Макс и остановился между нами.

— Как проводите время, дамы? – поинтересовался, обращаясь к Анне, лишенной возможности говорить, и, не дождавшись ее ответа, повернулся ко мне.

— Что ты творишь? Отпусти! Ей больно, — с трудом ворочала языком в пересохшем рту.

— Совсем недавно ты вела себя тише. Я даже не стал избавлять тебя от дара речи. Это нужно исправить. Или нет? – он достал из широких брюк катушку.

Я испуганно замолчала. Макс улыбнулся, одобрительно кивнул, убрал нитки в карман, зашел за спину Анне и выволок на центр комнаты большую картонную коробку.

— Воды, — простонала я негромко, стараясь не злить экзекутора.

— Точно! Спасибо, что напомнила, — воскликнул он, подняв указательный палец вверх, и торопливо ушел в ту сторону, откуда появился.

Вернулся Макс со стремянкой в одной руке и концом длинного шланга с вентилем в другой. В иной ситуации можно было подумать, что он собирается орошать сады. Поставил лестницу рядом с металлическим креслом Анны, взобрался наверх и закрепил шланг на потолочном крюке.

Покрутил кран и на голову моей подруге плеснула вода. Она дернулась, завизжав сквозь сшитые губы, из отверстий проколов засочилась темная кровь и струйками побежала по подбородку, стекая по шее к груди. С волос Анны шел пар. Из шланга поступал кипяток.

— Тише-тише, — ласково успокаивал Макс, уменьшая напор до тех пор, пока из крана вода не стала медленно капать на лоб девушки, заставляя каждый раз вздрагивать.

— Прости… Прости, — шептала я, глядя на муки, сглатывая слезы, чувствуя себя виноватой из-за того, что попросила воды.

Парень спустился, взглянул Анне в лицо, разочарованно покачал головой, достал из глубокой коробки упаковку влажных салфеток, взял одну и заботливо вытер кровь с лица моей подруги.

— Пить, — терпеть жажду было невыносимо, в комнате стояла несносная жара.

— Что ж ты сразу не сказала? – он достал из той же коробки пластиковую бутылку с прозрачной жидкостью, открутил пробку, приблизился и аккуратно залил мне в рот теплую воду.

Я никак не могла напиться, делая жадные глотки, осушила флакон и не ощутила облегчения.

— Спасибо, — поблагодарила, боясь спровоцировать гнев и одновременно желая, если не втереться в доверие, то хотя бы вызвать жалость.

— Догадываетесь, почему вы здесь? Нет? – Макс подошел вплотную к Анне, глядя сверху вниз, наблюдая за каждой эмоцией проявляющейся на лице от падающих обжигающих капель воды, отбросил пластиковый пустой флакон и тот ускакал громко грохоча, заставив девушку испуганно дернуться от неожиданного резкого звука и кровь вновь выступила на губах. – Анна, посмотри на свою подругу. Как тебя угораздило связаться с эгоистичной особой? Она ни разу не упустила возможности макнуть тебя лицом в грязь, всячески доказывая, что превосходит тебя во всем. Думаешь, она случайно начала встречаться на первом курсе с парнем, в которого ты была влюблена по уши? Нет, прекрасно знала, что он тебе нравится.

По красному от жара и боли лицу струйками стекали слезы, из груди рвался крик обиды. Макс продолжил:

— Вы прошлым летом должны были вместе лететь на отдых, но твоя подруга заболела и планы не осуществились? Так вот, она не сказала, что ее пригласили друзья на острова, а о тебе забыли. Досадно было узнать о массовом предательстве из фоток в соцсетях?

Со слезами обиды Анна уставилась на меня. Макс перевел взгляд в мою сторону следом за ней.

— Прости… прости… я не хотела, — шептала, глядя в переполненные ненавистью глаза подруги.

Макс медленно подкрался ко мне, стал сбоку и громко зашептал на ухо, обжигая дыханием.

— Ты извиняешься перед той, кто завидовала тебе всю жизнь? Помнишь, ты победила в танцевальном конкурсе и должна была лететь на соревнования? Призовое место могло кардинально изменить твою жизнь в лучшую сторону. В аэропорту обнаружилось, что ты потеряла паспорт. Анна до сих пор его хранит в тумбочке.

Подруга громко тяжело дышла, лицо было красным от жара, боли и слез.

— Я не думала… я не знала, — я всхлипывала, не находя нужных правильных слов, огорошенная услышанным.

— Теперь ты в курсе. Что бы тебе хотелось сделать с Анной, которая искалечила твою жизнь?

— Отпусти ее, — предложила, стараясь звучать убедительно.

— Это слишком скучно, — недовольно скривился Макс, прислоняясь к колесу и плечом касаясь моего нагого тела. – Травмированное тело взамен на искалеченную жизнь не такая уж и большая плата. Давай поджарим эту ведьму на костре?

После этих слов садист взял из коробки упаковку угля и мастерски, как в боулинге, отправил точным броском под кресло. Подошел к Анне и склонился, проговорив:

— Гляди, твоя подруга вновь в лучшем положении, чем ты: личико целое, железка меж зубов не торчит, кипяток на голову не капает, жажда уже не мучит… Ты всегда мечтала оказаться на ее месте. Я дам тебе такую возможность. Хочешь? Хочешь поменяться с ней и наблюдать, как она будет медленно поджариваться?

Полными желания глазами Анна смотрела на Макса и утвердительно азартно старалась кивать головой, на сколько позволяла фиксация.

«Пусть хоть одну из нас отвяжет», — мелькнула мысль.

Он дико расхохотался, устремившись ко мне. Я ждала, что он ослабит ремни на руках или ногах, но он с силой прокрутил колесо.

Я зажмурилась, сжав зубы, приготовившись к неведомой боли раздавленных и переломанных костей.

— То есть, ты сдаешься???

— Что? – открыла глаза, с удивлением уставилась в дымящуюся чашку чая.

— Уступаешь Макса мне? – Анна струсила пепел в открытое окно, ехидно улыбаясь.

— Забирай! – радостно выдохнула, осознав, что нахожусь в полной безопасности у себя дома.

— Пытаться не будешь? На тебя не похоже.

После моего непонятного видения, сна или внезапно разыгравшейся фантазии, парень не будет вызывать симпатии даже если окажется ангелом во плоти.

— Мне он не интересен, — заверила.

— До завтра, — разочарованная моей реакцией подруга покинула квартиру.

Находясь все еще под впечатлением, я не попрощалась в ответ. Подошла к двери, прихлебывая горячий чай, заперла замки, отнесла чашку на прикроватную тумбочку и отправилась в душ. Струи воды ласкали тело, пережитые в бреду сцены всплывали в памяти, откуда я их гнала восвояси, стараясь занять мысли чем-то приятным.

Дала себе слово не открывать никому дверь, вошла в спальню и бросилась на кровать, зарывшись лицом в подушку и накрывшись с головой одеялом.

«Анна украла мой паспорт? Нет! Это все было не по-настоящему».

Я отключилась почти мгновенно.

— То есть, ты сдаешься??? – разбудил меня вопрос, заставив сердце бешено колотиться.

«Что происходит? Опять???»

— Да, сдаюсь, не нравится он мне! – раздраженно рыкнула.

— Зря. Он красавчик. До завтра.

— Всего хорошего, — с грохотом поставила чашку на стол, расплескав кипяток.

Подошла к двери, прислонилась лбом к холодной гладкой поверхности и стала наблюдать за квартирой соседки в глазок. Картина не менялась, мне порядком наскучило, ноги устали, тело затекло от однообразного положения.

Макс с большим букетом красных роз появился в поле зрения, позвонил в дверь напротив, его моментально пустили, и квартира захлопнулась.

«Розы – любимые цветы Анны».

Я занервничала, не зная, что делать. Металась в панике по комнатам в надежде найти подсказку. Осознав, что теряю драгоценное время, открыла кухонный ящик, достала самый большой нож, который был в наличии и решительно отправилась спасать подругу. Сердце выпрыгивало из груди. Напряжение росло. Время неумолимо бежало, играя мне не на пользу.

Распахнула свою дверь, оставив настежь открытой на случай отступления, переминая в правой руке рукоятку ножа, пересекла площадку, ворвалась в квартиру соседки, где царил интимный полумрак. Я застала жуткую картину: обнаженное тело Анны неподвижно лежало среди осколков бокала и алых лепестков роз на полу гостиной, на столе стояла откупоренная бутылка шампанского.

— Ты здесь откуда?! – за моей спиной раздался голос Макса.

Испуганно дернулась от неожиданности, не растерявшись, развернулась целясь наугад ножом. Парень мгновенно перехватил мою руку одной левой, с легкостью выдернул из крепко сжатой ладони оружие, отбросил его в сторону и, правой рукой схватив меня за горло, протащил через всю комнату, пока я, пятясь, не уперлась спиной в стену. Ужас охватил меня.

Старалась вырваться, отбиваясь изо всех сил. Он сжимал мою шею все сильнее, надавливая уже двумя руками. Мне не верилось, что я настолько слабая. Мое сопротивление походило на конвульсии. Силы покидали меня, не получалось сделать вдох, язык самопроизвольно с хрипом вываливался изо рта, в глазах потемнело.

— То есть, ты сдаешься??? – прозвучавшие слова и электрический свет вернули меня к жизни.

— Твою мать!!! – заорала я, запустив чашкой в стену.

Осколки брызгами разлетелись по комнате, коричневое пятно чая грязными струйками стекало по кафельной стене на пол. Я делала глубокие вдохи и потирала руками шею. Ощущений дискомфорта не было, будто секунду назад меня не пытались убить.

Анна ошарашенно смотрела на меня, прикусив сигаретный фильтр, забыв делать затяжки.

— Что с тобой? – глаза подруги выпучились.

Порядком надоело в одиночку сражаться с возникшей ситуацией и, будучи на взводе, я попыталась ввести Анну в курс дела:

— Я специально начинала встречаться с теми парнями, которые тебе нравились. Прошлым летом мы с друзьями специально не позвали тебя с собой, потому что ты скучная и нам не хотелось портить отдых. Я знаю, что ты украла мой паспорт и сорвала мне участие в соревнованиях, — выпалила на одном дыхании, делая любые попытки разорвать круговорот событий, будучи в полной уверенности, что это не самый лучший день в моей жизни, чтобы мне хотелось переживать его несчетное количество раз.

Глаза Анны наполнились слезами обиды.

— Ты бессовестная тварь! – подруга вскочила и пулей вылетела из квартиры.

Я побежала за ней.

— Стой! Брось затею с Максом. Он конченный маньяк! – старалась убедить, бегая за ней по комнатам ее жилища.

— Ты мне завидуешь, потому что в этот раз у тебя не выйдет увести у меня парня. Подавись своим паспортом, — она швырнула в меня документ, который хранила в ящике письменного стола.

— У меня было видение. Я несколько раз уже пытаюсь пережить этот день, но все начитается сначала и заканчивается смертью одной из нас.

В хрустальной пепельнице на подоконнике догорали две восковые фигурки. Я подошла, вдохнула полной грудью и задула пламя.

— Ты что натворила?!! Выметайся отсюда! Видеть тебя не желаю! – заорала Анна, рыдая и выталкивая меня в подъезд.

Расстроенная ссорой, которую сама же спровоцировала, вернулась в пустую квартиру, погасила везде свет, завалилась в одежде на кровать в ожидании момента, когда в моих руках вновь окажется чашка чая и Анна задаст набивший оскомину вопрос.

Заснула с мыслью, что в следующей моей попытке предотвратить трагедию, попробую подкараулить Макса в подъезде и огреть чем-то тяжелым по голове.

Меня разбудила ранним утром трель будильника. Меня удивил внезапный поворот событий. Нехотя выбралась из постели, включила канал местных новостей на телевизоре и неохотно засобиралась в университет, попутно убирая осколки чашки на кухне и вытирая засохшие пятна чая.

«…В городе растет число пропавших без вести девушек. Тела ни одной из них пока что не найдены. Среди жителей появился слух об орудующем маньяке. Полиция также обеспокоена данными событиями и предпринимает всевозможные меры. Сотрудники полиции призывают жителей города быть бдительными…» — донеслось с голубого экрана под звуки паркующегося под домом автомобиля.

Дверь напротив хлопнула. Я встрепенулась и подбежала посмотреть в глазок, но не успев никого застать, помчалась к окну и увидела, как отъезжает машина курьерской службы. С облегчением вздохнула. Выключила телевизор, закинула рюкзак на плечо и вышла, столкнувшись нос к носу с Анной.

— Привет, — я попыталась улыбнуться, в надежде, что вчерашний разговор сегодня не имел для нас обеих никакого значения.

Подруга, ничего не ответив, одарила меня мимолетным презрительным взглядом и заперев квартиру, сбежала по лестнице, игнорируя мое присутствие. Провозившись немного с замком, я пустилась догонять Анну, планируя объяснить ей свое вчерашнее поведение и попытаться залатать прореху в нашей дружбе.

Вдалеке заметила силуэт подруги, семенящий по тротуару, и ускорила шаг, сокращая расстояние между нами.

— Анна, подожди! – крикнула я, но она не отреагировала. – Стой!

Подруга дошла до перекрестка и шмыгнула в притормозившую черную машину. Я помчалась со всех ног за удаляющимся транспортом, но нагнать было не реально. Успела лишь мельком заметить Макса за рулем.

В университете весь день прошел, как в тумане. Я везде высматривала Анну. Завидев Макса, старалась скрыться в толпе и не привлекать внимание. Казалось, он выслеживает меня. В тот же момент, я прекрасно понимала, что накручиваю себя и Макс, скорее всего, даже не знает о моем существовании. Уверенна была лишь в том, что моя подруга если не мертва, то страдает от пыток в его плену.

«Как Анна все-таки оказалась в числе его жертв? Почему я не пью сейчас вечерний чай под глупую болтовню соседки? Что я сделала неправильно? Каким способом вернуть возможность совершать бесконечное количество попыток спасти подругу?»

Я испытала огромное облегчение, когда занятия подошли к концу. За весь день Анна не появилась. Вышла из университета, издалека увидела Макса, садящегося в автомобиль и торопливо покидающего стоянку. Постаралась незаметно сбежать закоулками.

Улицы выглядели враждебно. По дороге домой я шла все время оглядываясь и прислушиваясь к звукам. Внутри все сжималось. Ощущение опасности не покидало ни на миг.

Только закрывшись в квартире испытала незначительное облегчение. Облокотившись о прохладную стену прихожей спиной, сползла вниз и села на пол. Чувство защищенности не возникало даже в родных стенах. Я просидела неподвижно до наступления ночи, прислушиваясь к любому шороху.

В голове путались мысли. Я боялась, что никогда больше не увижу подругу, а после нее будет новая жертва, а потом еще и еще… Спустя кучу времени я вспомнила, что у меня в тумбочке хранится дубликат ключей ее квартиры. Стараясь двигаться бесшумно даже по своей квартире, вооружилась ключами и прокралась, словно грабитель в квартиру Анны.

Подсвечивая экраном мобильника, изучала обстановку, которая, возможно, могла дать какую-то подсказку. Ничего подозрительного не заметила. Шампанского, осколков и лепестков, как в одном из моих видений, не было. Я зашла на кухню, встала у окна, достала сигареты, щелкнула зажигалкой. В пепельнице стояли две вчерашних недогоревших свечи, и рядом была новая восковая лужица.

«Утро. Курьер. Он привез свечи. Анна со второй попытки закончила ритуал приворота. Ее нужно найти, пока она жива».

Рылась в памяти, прокручивая в голове раз за разом события из видений, в попытках выудить хоть какую-то информацию о Максе. Сделала вывод, что абсолютно ничего о нем не знаю: с кем дружит, где живет, номер его телефона. Понятия не имела, где находится та комната, в которой он держал нас с Анной в плену.

Я не могла себе позволить оставить подругу на растерзание маньяку. У меня был единственный способ попасть в жуткое логово. В данный момент безумно сожалела, что абсолютно не умею драться, не владею огнестрельным оружием и не имею навыков супергероев боевиков. Предположила, что сценарий развития событий может несколько отличаться от известного мне.

Вернулась от соседки в свою квартиру. Заказала доставку ритуальных свечей. Забралась на кухонный подоконник с ногами и, глядя через стекло на ночной город, задумалась над дальнейшим планом своих действий. Идеи не приходили в голову.

От пустых раздумий меня отвлек дверной звонок. Словно в тумане, подошла к двери, рассчиталась, забрала конверт, вернулась на кухню. Долгое время не решалась распечатать посылку, стоя столбом посреди комнаты и глядя в пустоту.

Небо залилось розовой краской, готовясь встретить очередное утро. Я не отваживалась на проведение ритуала, прекрасно зная о последствиях. Сосредоточилась на том, что Анна уже почти сутки страдает из-за моего бездействия. Разорвала пакет в клочья, не читая инструкции, дала имена восковым фигуркам, зажгла и стала наблюдать за крохотными языками пламени, сползающими вниз по фитилю.

Час икс был близок. Напряжение росло. Внутри все тряслось. Огонь готовился угаснуть.

Достала из кармана джинсов телефон, набрала Анну, удостоверилась, что с ней нет связи. Зашла в группу нашего курса в мессенджере и спешно, сбиваясь на каждом слове, записала голосовое сообщение:

«Всем привет. Прозвучит странно, но я знаю, кто маньяк в нашем городе. Это Макс с нашего университета, который учится на пару курсов старше. У него еще глаза такие серые… выразительные… Больше ничего о нем не знаю. Сейчас моя подруга Анна находится у него в плену. Я стану следующей жертвой. Он скоро схватит меня. Первый, кто прослушает мое сообщение, пожалуйста, сообщите в полицию…»

Мою речь прервала мелодия звонка. Сунула телефон в карман, стараясь расположить так, чтоб не бросался в глаза выпирающим контуром. Обреченно поплелась к двери. В глазок были видны любимые белоснежные лилии, которые готова была возненавидеть до конца жизни. Распахнула квартиру. Мне обворожительно улыбался Макс.

— Прости, что я с первыми лучами солнца ворвался к тебе. Надеюсь, не разбудил. Всегда обращаю на тебя внимание в университете. Сегодня утром проснулся с мыслями о тебе. Я привез тебе бодрящий кофе для комфортного пробуждения, — стоя на пороге, вместе с букетом он протянул мне картонный стаканчик с горячим ароматным напитком.

Все шло не так, как предполагалось. Напиток должен был привести меня в комнату пыток. Сделала небольшой глоток. Резкая слабость, черное полотно перед глазами.

Проснулась на твердом полу, открыла глаза. Увидела знакомое мрачное помещение. Поначалу я шарила лишь взглядом, стараясь высмотреть Анну, боясь пошевелиться, чтобы не привлечь внимания того, кто мог в этот момент наблюдать за мной. Всматриваясь в полумрак, осторожно стала на ноги, выпрямилась в полный рост и на цыпочках, оглядываясь по сторонам, бесшумно двинулась на поиски.

Разглядывала издалека пустое кованное кресло, огромное колесо, крюки на потолках, ремни, свисающие со стен, крест на крест скрепленные бревна и прочие жуткие приспособления, от которых веяло болью и страданиями. Шаг, другой и я с треском ударилась лбом о прозрачную стену.

Потерла ушиб, надеясь, что Макс не услышал грохот. Огляделась. Я находилась в небольшой стеклянной прямоугольной емкости, в которой на первый взгляд не было ни входа, ни выхода. Вытянула руки вперед, щупая каждый сантиметр гладких невидимых стен, обошла весь аквариум, не найдя ни единого зазора.

— Анна! – громко позвала я, звук остался внутри моего пространства.

Ударила кулаками в одну из стен, та не шелохнулась. Принялась молотить руками и ногами изо всех сил, стараясь пробить ловушку, но толку не было. Казалось, что с каждым вдохом и выдохом воздух внутри становится гуще и тяжелее.

Дыхание участилось, я глотала ртом воздух, словно тонула в пучине океана. Согнулась пополам, упершись ладонями в бедра. Нащупала в кармане телефон.

«Спасение! Он не заметил мобильник!»

Ликуя, достала аппарат, на часах начало десятого утра. Макс в универе. Связь не ловила. Открыла мессенджер. Напротив моего послания горела красная точка: «Не доставлено».

— Анна! Анна!!! – с хрипом вдыхала заканчивающийся кислород. – Макс!!!

Задыхаясь, безрезультатно билась всем корпусом о прочные стекла. Жадно со свистом легких втягивала остатки воздуха, с трудом сдерживая рвотные позывы. Через пелену слез, произвольно летящих из глаз, заметила движение тени.

— Помогите! – прохрипела, сползая на пол по скользкой стене.

Вытирая застилавшие взор слезы, я всматривалась в вырастающую тень, в страхе ожидая появления ее владельца. Воздуха почти не осталось. Старалась задерживать дыхание, чтоб сэкономить кислород. Сил двигаться не осталось. Скрутившись калачиком, легла на пол и замерла с открытыми глазами, стараясь не подавать признаков жизни.

В комнату неторопливо вошел Макс, закатывая на колесиках впереди себя офисное кресло. Довез его к аквариуму и поставил напротив моих глаз, чтобы мне лучше было видно истерзанное окровавленное тело Анны. У подруги отсутствовали кисти рук, голова безжизненно свисала подбородком касаясь груди, слипшиеся волосы скрывали часть изувеченного многочисленными порезами лица.

«Я не успела. Все старания спасти Анну от маньяка оказались напрасными. На что я надеялась? Знала же, что ничего не выйдет».

Макс присел на корточки и наблюдал за мной. Я не шевелилась, надеясь притупить его бдительность. Маньяк пристально следил за происходящим в аквариуме, склоняя голову то в одну, то в другую сторону. Его выдержке можно было позавидовать. Вдоволь налюбовавшись, опустил глаза, удовлетворенно улыбнулся.

Он еще раз одарил меня взглядом, подмигнул, поднялся и направился к выходу, оставив меня наедине с останками Анны. Как только Макс скрылся из поля зрения, я, хватаясь за горло жадно вдохнула последние капли кислорода. Наступила тьма.

Я вошел в комнату как раз в тот момент, когда долговязый Вельзевул, сидя на корточках, подкидывал дрова в полыхающий камин.

— Как прошел день? – полюбопытствовал Асмодей, обворожительно улыбаясь, обнажив белоснежные зубы, беспрерывно делая селфи на телефон.

— Плодотворно, — неохотно буркнул в ответ.

— Мог бы и поделиться девчонками, — обиженным тоном продолжал Асмодей, позируя на фоне огромного экрана с изображением парижской улочки. – Я бы предложил им провести время с пользой в моей компании.

— Тебе своих порочных душ не хватает? – гневно прервал его Сатана, сверкнув глазами.

— Мне не хватает! – тут же вклинился тощий Вельзевул, что-то пережевывая и облизывая длинные пальцы. – С этой модой на диеты и правильное питание с каждым днем сложнее найти любителя хорошенько набить брюхо. Мамон, я могу доесть девчонку? Ее костлявыми ладошками голод не утолить.

— Угощайся, — великодушно разрешил я, устраиваясь на широком диване напротив огня. – Одна в кресле, уже готова к употреблению, а вторая в аквариуме, пытается прикинуться мертвой.

Получив разрешение, Вельзевул бросился в подвал, откуда вскоре послышалось громкое чавканье.

— Вечно ему достается все самое лучшее, — с озлобленной завистью прошипел сутулящийся за столом Левиафан. – Не брезгует за нами подбирать…

— Никогда бы до такого не опустился, — поддержал Люцифер.

— Хватит перемывать друг другу кости! – рявкнул Сатана как раз за мгновенье до того, как вернулся Вельзевул с перемазанным кровью лицом.

— Мамон, их всего лишь две было? – жалостным голодным тоном уточнил болезненно худой демон.

— Потерпи, скоро еще будут, — пообещал я, принимая очередной заказ в Интернете на магические свечи, пророчащие богатство и любовь.

-3
00:03
230
07:02
+2
Оценки читательской аудитории литературного клуба “Пощады не будет”

Трэш – 0
Угар – 1
Юмор – 0
Внезапные повороты – 1
Ужасность – 0
Кровавость – 2
Безысходность – 2
Розовые сопли – 1
Информативность – 0
Коты – 0 шт
Демоны – 5 шт
Соотношение потенциальных/реализованных оргий – 2/0
Скидка на ритуальные свечи по акции – 30%

Свечи не успели догореть до половины, как в дверь морга постучали. Рука дрогнула, и я вместо защитного круга начертил на полу защитный параллелепипед.

В глазке показался красивый молодой человек с серыми выразительными глазами. Но когда я открыл дверь, улыбка сползла с его лица.
— Э… — промямлил он, крутя головой и принюхиваясь.
— Максим? — спросил я.

Парень кивнул. Немного помялся и протянул мне букет разноцветных гербер. Моих любимых цветов. Во второй руке он держал двухлитровую банку берёзового сока. Мой любимый сок.
— Я не мог уснуть, всё думал о тебе, и не выдержал… балин… мне кажется, я ошибся, извините.
— Судя по соку ты попал правильно. Думал, только девушки используют свечи для обрядов?

Я протянул руку.
— Тимофей.
Максим пожал её и поморщился. Экий сексист.

В секционной расположились прямо на разделочном столе. Я достал из холодильника сыр с плесенью — вчера опять отключали электричество. Разлили сок по минзуркам. Максим выглядел задумчиво. От былой весёлости не осталось и следа. Пришлось развлечь гостя беседой.
— Ты знаешь, что в ста процентах рассказов про демонов люди переносят их в наш мир безо всяких последствий. Но это же полная чушь. Иначе земля давно бы уже превратилась в филиал ада. Я вижу, ты парень бывалый, может, поделишься информацией?

Максим отправил в рот маслину и, прожевав вместе с косточкой, ответил.
— Это всё как-то странно, но ладно, проведу сатанинский ликбез для писателей.

Демон может проникнуть в мир людей родившись, но это долго и опасно. Второй способ — вселиться в органическое тело. Он проще, но очень энергозатратный. Это как надеть на спину пятидесятикилограммовый рюкзак, и со всей дури бежать вверх по бесконечному склону.

К тому же тело одержимого перестаёт нормально функционировать на клеточном уровне. Можно сказать, что демон для белкового организма это быстрая форма рака. Здоровый человек сгорает буквально за неделю. Из-за этого демон, вместо соблазнения невинных девушек и устройства ловушек из стекла, все время будет тратить на поиск нового подходящего тела. Перескок тоже отнимает много ресурсов, поэтому одержимость применяется только в крайних случаях для краткосрочных миссий.

Слава Сатане, люди сами прекрасно портят свою жизнь без посторонней помощи.

Также в мире людей форма определяет сознание, и никак не может демон в теле обычного человека применять телекинез, бегать по потолку и делать другие интересные вещи из репертуара фильмов ужасов из-за физических ограничений.

Так что последняя сцена и пирующими демонами – это глупая шаблонная чушь.

— Спасибо, Макс, но есть же ещё один способ проникновения в наш мир?

Максим удивлённо поднял брови.
— А ты откуда знаешь?
— Так Дьявол – член литературного клуба. Может, выпьем чего покрепче? Ты что предпочитаешь?
— Кровь девственниц.
— Есть первая положительная двухлетней выдержки.
— Супер.
— Ща всё будет, а я пока продолжим обзор.

Сработала защитная реакция и нежелание уступать в любом, пусть даже бестолковом, споре.
— Конечно, нет! На выходных Макс меня пригласит в кафе, — сказала лишь для того, чтобы задеть самолюбие Анны.


99% процентов женских рассказов связаны с отношениями. Нет больше у них в жизни проблем, кроме как закадрить смазливого метросексуала. Почему бы не поспорить, кто первым из подруг докажет гепотезу Пуанкаре, или кто больше всех окажет помощи малоимущим, или кто первее усыновит ребёнка из интерната, или кто напишет по-настоящему хороший рассказ на конкурс? Но нет, всё идеи возникают через трусы. Из-за этого сама история выглядит вторичной. Изначально ничего интересного от неё не ждёшь.

Пометавшись по квартире, перебрав различные варианты в голове, попутно задавая с телефона вопросы всезнающему Интернету, выбрала самый бредовый, но, как меня убедили, гарантированный способ.

Почему героиня не воспользовалась проверенным, быстрым и еще более гарантированным способом – позвонить Максиму, раздобыть телефон нужного человечка в наше время вообще не проблема.

— Аллё, Макс привет, что делаешь? Да у меня проблема, волосы сушила после ванны и в фен халат затянуло, а остальные вещи в стирке. Ты представляешь, даже трусики. Можешь приехать помочь, а то дома никого не будет все выходные? И вина какого-нибудь захвати, а то аж в горле пересохло.

Девчёнка даже трубку положить не успеет, как ухажёр будет стучать в дверь своим естеством.

— А ещё, — добавил Максим, потягивая бордовую жидкость прямо из пакета, — я не понял, зачем Мне надо было устраивать в начале рассказа перемещения во времени и оставлять девок в живых, если достаточно было их замучить до смерти один раз? Кажется, будто кто-то неумело хотел добрать символов до нижней границы лимита. Слушай, что-то у тебя жарковато тут…

Парень перестал моргать, его резко повело в сторону, и он рухнул на пол, стягивая за собой простыню с угощениями.

Я снял со среднего пальца подарок кореша из контрразведки – кольцо с тонкой иглой на внутренней стороне. Сложил его в специальный футляр вместе с бутыльком мускарина. Потом закинул бесчувственное тело на стол. Существо, которое прикидывалось красавчиком, вращало глазами и пыталось усилием воли прекратить воздействие нервнопаралитического токсина.

Пришлось самому влажной салфеткой убрать с лица прилипший мусор.
— Думал поймать меня на такой дешёвый трюк? Я не только люблю берёзовый сок, но и являюсь официальным сомелье иркутской области по нему. Никакого привкуса цианида в соке быть не должно.

В кармане завибрировал телефон. Я улыбнулся и поднял трубку.
— Света, привет. Да, всё получилось, поймал на живца. Я понял, почему он так удивился, увидев вместо девушки небритого мужика, заказ же оформляла ты. Бери Анюту и дуйте ко мне. Откроем носителя, узнаем, кто там внутри прячется. Целую. Пока.

Ну ты поняла да, плюсов не будет. Ужасно неправдоподобная сказочная история. И сказочная тут совсем не комплимент. Есть зачаток хорошей идеи, когда Максик ставил перед главной героиней сложный моральный выбор. Надо было развить её в психологический камерный триллер. Но не срослось. Тебе надо больше общаться с чертями, изучать матчасть из первых уст. Учиться самой изготавливать ритуальные свечи и устраивать жертвоприношения. Это поможет тебе выиграть следующий конкурс даже не участвуя в нём.

Критика)
Загрузка...
54 по шкале магометра