Анна Неделина №1

Психосоматика

Психосоматика
Работа №40
  • 18+

Несмотря на ранний час, просторное кафе заполнял многоголосый гомон, перемежаясь редким смехом и позвякиванием стекла. К столику у окна свернула высокая шатенка лет двадцати пяти с веселой россыпью веснушек вокруг носа.

- Светка, ну ты совсем себя изведешь, - она легко опустилась напротив подруги, - тебе нужно о нем забыть. Отвлечься как-то, развеяться!

- Да не думаю я уже ни о нем, ни о ней, ни о ком-то еще, - голос прозвучал совсем тускло, надтреснуто.

Шатенка очередной раз с удивлением отметила, насколько быстро изменилась всегда жизнерадостная подруга. Из-под косой светлой челки на нее смотрели глубоко запавшие глаза в обводе уже хорошо заметных темных кругов. Всегда пронзительно голубые, сейчас они казались потускневшими, потерявшими цвет.

- Ага, по тебе сразу так и видно, - сморщила носик Юля, - Подруга, тебе надо все это отпустить, выкинуть его вещи что ли, если остались, фотографию там порвать. Так сказать визуализировать.

- Еще скажи сжечь. Только вчера нашла еще один прощальный подарок от этой курицы из перьев и каких-то костей, - Света передернула плечами и поплотнее запахнула воротник плаща оливкого цвета.

- Снова ее поделки в духе ведьмы из Блэр? - глаза девушки округлились, - Мало того, что мужика увела, так еще теперь это. Когда раньше она носилась с гороскопами и амулетами было забавно, но сейчас ни в какие ворота.

Она положила ладонь на руку подруги.

- Слушай, может быть тебе поговорить со специалистом? Ну, по расставаниям...

За окном тяжело проехал грузовик, просигналил и исчез велосипедист.

- Юль, мне мозгоправ не нужен, мне просто надо отдохнуть, - Света болезненно скривилась, остановившись взглядом на чашке нетронутого кофе, - Сегодня совсем уснуть не смогла.

- И погулять, фруктов поесть, витамины тебе нужны, - веснушчатое лицо расплылось в довольной улыбке.

Ободренная слабым подобием ответной улыбки на лице подруги, Юля поспешно ухватилась за сумочку, на столе возникли несколько пакетов, картонных упаковок, пара, пестрящих заголовками, глянцевых журналов.

- Ты слышала, что Вальенко выскочила замуж?.. И нектарины с грушами, я же знаю, как ты их любишь, - быстро-быстро, боясь упустить момент, вещала девушка, - витамины разные, снотворное для тебя увела.

Света отвернулась к окну, уперевшись взглядом в резной фасад старого здания напротив.

- Спасибо. Но, не надо было…

- Еще как надо, - решительно отмахнулась Юля, - тебе жить надо, а ты из себя труп ходячий сделала.

Она бодро вскочила, металлический стул протестующе скрипнул по намытому кафелю.

- Собирайся и пойдем, - голос прозвучал весело и требовательно одновременно.

- Я даже не завтракала. Может хоть кофе...

- Кофе будем пить в парке, - отрезала Юля.


***

Домой Света вернулась, еле держась на ногах. Отвлечься, конечно, получилось, но взамен она потратила много сил. Слишком много.

Скрипнув, дверь глухо стукнула о косяк, щелкнул пружиной замок. Комнату залил слабый свет трехрожковой люстры. После шумной даже в позднее время улицы пустая квартира показалась еще более унылой.

Легкий плащ, шелестя, лег на пол рядом со скинутыми туфлями. Света пересекла небольшую опрятную гостиную, отделенную от кухни вытертым терракотовым диваном. Желтый свет многократно отразился от гладкой поверхности белого кафеля, зашумела в раковине вода.

Девушка провела влажными ладонями по лицу, из огромного зеркала, на нее уставилось нечто, лишь отдаленно напоминавшее ее прежнюю. Ничего не выражающий взгляд, туго стянутые в хвост светлые волосы местами растрепались и походили на безжизненную солому.

Света упала на кровать, неимоверным усилием заставив себя хотя бы раздеться, прохладное одеяло приятно коснулись гудящего тела, она облегчено закрыла глаза.

Прошел не один час, а сон все не приходил. Девушка лежала, уставившись широко раскрытыми глазами в сгустившуюся под потолком темноту. Перед ней проплывали, возвращаясь снова и снова, образы недавних событий, которые никак не выходило отогнать.

Она села на скомканных простынях, взгляд нащупал сквозь воздушные занавески блеклый ломтик месяца. Гнетущая, бесконечная тишина собственной квартиры начинала выводить из себя. Хоть какие-то эмоции, мелькнуло у нее в голове.

Прохладное стекло стакана скользнуло в ладонь, тихий дробный перезвон покатился по квартире, ее удивленный взгляд наткнулся на мелко дрожащую руку.

Девушка повертела в пальцах продолговатую капсулу, утомленно вздохнула и проводила снотворное небольшим глотком воды. Постоянный гул ночной жизни начал удаляться, распадаться на несвязные части, четкие очертания комнаты размылись. Сон наступил неожиданно быстро, поглотив сознание спасительной пеленой мрака.

***

Сознание тонуло в киселе из обрывков темного тумана и противного перезвона колокольчиков. Света перевернулось на другой бок, туман стал молочным, еле заметным, но звон не прекратился. Девушка открыла глаза, уставившись в белый с разводами потолок, к колокольчикам присоединился протяжный писк.

Она поднесла к уху мобильный телефон, одновременно пытаясь нащупать порядком надоевший будильник.

- Да… Нет, мне просто не здоровится… Уже выхожу…

Девушка устало откинулась на подушку. Уже третий день она чувствовала себя совсем разбитой. Благодаря снотворному этой ночью удалось уснуть, но сон навалился мутной тяжестью и держал до самого утра, так и не принеся отдыха. И в довершении всего, под звон будильника она проспала почти два часа.

Наскоро проглотив безвкусный кофе, Света дочищала зубы. Трель телефона заставила вздрогнуть, щетка с готовностью выскользнула из пальцев и, мазнув на прощанье пастой по уже одетой юбке, исчезла под раковиной.

- Да что б тебя…, - Девушка со вздохом нагнулась, стараясь нащупать ненавистный кусок пластика.

Прямо над ее ухом кто-то с силой выдохнул воздух. Света резко развернулась, пытаясь выпрямиться, ткнувшись головой в раковину. Мыльница и несколько флакончиков, ютившихся на ободке у крана, подпрыгнули и беспорядочной грудой съехали по гладкой керамической поверхности.

Девушка сидела на полу потирая голову и ошалело, снова и снова, обводя взглядом пустую комнату.


***

Света отмеряла шагами мостовую, звонко цокая каблуками, в такт шагам на встречу плыли пестрящие вывесками здания. Юля почти требовала встретиться, намекая на новые секреты, стараясь заинтересовать очередными сплетнями.

Ветер встречал прямо в лицо, заставляя прятаться за поднятым воротником. Девушка свернула в сквозной переулок, срезая путь и уходя от непогоды. Шумящий в ушах ветер остался за углом, звук каждого шага отражался от нависающих стен и многократно дробясь, возвращался назад.

На самом краю зрения по испещренной трещинами старой кирпичной кладке мелькнула тень. Света обернулась, но до самого конца, где переулок упирался в бульвар, никого не было. Она сделала шаг, другой, и окончательно успокоившись, погрузилась в свои мысли.

Что-то неуловимо изменилось. Девушка напряженно вслушивалась, силясь понять, что именно. Отдаленный шум дороги, приглушенные голоса, эхо собственных шагов. Только ее?

Парализованная догадкой, Аня резко остановилась. Эхо вернуло звук последнего шага… и еще одного. Она вздрогнула всем телом и бросила взгляд назад, сама боясь увидеть преследователя. Переулок оставался все так же уныло пустым.

Девушка сделал пугливый шажок, эхо повторило его шепотом. Второй, третий, и столько же в ответ. Она пошла чуть скорее и неожиданно остановилась, эхо донесло до ее слуха глухой перестук ее каблучков и звук еще одного шага. Чужого.

Свету охватил озноб, она пошла все ускоряя шаг, каждому из которых вторил шаг следующего по пятам незнакомца. Девушка сорвалась на бег. Побежал и преследователь.

***


Перед, кокетливо улыбающейся мужчине за соседним столиком, Юлей подруга предстала с растрепанной прической, грудь ее тяжело поднималась не в силах восстановить дыхание.

- Светка, ты чего? – голос шатенки чуть сломался от волнения, - Случилось что?

Девушка только покачала головой, тяжело садясь напротив. Ее рука коснулась воротника в тщетной попытке снять тонкий шарф.

- Вот… Потеряла.

- Слушай подруга, что-то ты совсем плохо выглядишь, - Юля наклонилась через стол, вглядываясь в лицо.

- За мной кто-то гнался, - Света подняла руку пытаясь убрать выбившуюся прядь.

- Кто-то? Кто именно? Тебе ничего не сделали? – она взяла подругу за руку, - Свет?

- Нет, - девушка в упор смотрела в полированную сотнями чашек поверхность стола, - Я его даже не видела.

- Это как? – тонкие брови Юли выразительно изогнулись.

- Я его слышала, - голос Светы упал до шепота, - Но, когда поворачивалась, там никого не было.

Юля молчала, нежно поглаживая руку подруги.

- Слушай, мы на курсах подобное проходили, подобное может быть из-за сильных нервных потрясений – например проблем в личной жизни. Да и на практике в больнице о подобном упоминали.

Света подняла глаза.

- У меня есть знакомый психолог, отличный мужик, - Юля ободряюще улыбнулась, - я тебя запишу к нему на прием.

Света неопределенно повела плечами.

- Вот увидишь, он поможет.

- Спасибо, - выдавила сконфуженную улыбку девушка.

***


Сквозь черное, наброшенное на весь мир, покрывало еле заметно проглядывали два огонька. Они поблескивали издали, метались из стороны в сторону, то приближаясь, то отдаляясь снова. Девушка тянула к ним руки, желая быть ближе хоть к капле света.

Огоньки чуть увеличились, застыли на мгновение и ринулись на Аню, разрастаясь с каждой секундой. Вокруг полыхающих глаз проступила белесая, висящая неопрятными клочьями кожа. Страх перехватил дыхание, не давая двигаться и даже кричать. Девушка лихорадочно твердила себе, что это сон, но смрад и жар, идущие от уродливой морды были слишком реальны.

Аня проснулось с громким судорожным всхлипом, как после долгой задержки дыхания, слезы градом катились по серому лицу. Рывком поднявшись на постели, она подняла руку, утирая слезы, почувствовала во рту металлический привкус. На ладони осталась черная в темноте полоса крови.

Полчаса в горячем душе наконец прояснили скомканные, бьющиеся друг о друга мысли. Она стояла, держа уже выключенный фен, оперевшись рукой на край раковины и рассматривала свое, с каждым днем тускнеющее, отражение.

Кожа у носа предательски шелушилась, поднимаясь некрасивыми чешуйками. Девушка провела пальцами по лицу, кувыркнувшись в воздухе, в умывальник упал приличный кусок кожи, оставив болтаться еще больше. Свету передернуло, она провела рукой еще раз и еще, лицо быстро теряло человеческие черты.

Она замерла, в собственном, изменившемся, лице проступило что-то странно знакомое. Она, боясь даже вздохнуть, медленно наклонилась к зеркалу. В зрачках смотревшего на нее лица заплясали багровые искры, рот раскрылся, обнажая острые треугольные зубы.

Крик вонзился в уши, пробился внутрь головы, разламывая черепную коробку. Света сделала полшага назад и инстинктивно защищаясь, ударила феном в уставившееся на нее существо. Звон стекла сплелся с криком в одну сводящую с ума мелодию, осколки один за другим рассыпались тысячами кристаллических брызг.

***


Как оказалась на улице не могла вспомнить и сама. Почти всю дорогу до работы бежала, глотая слезы и привлекая настороженные взгляды прохожих. Успокоиться Свете удалось только у дверей родного отделения банка. Мягкое гудение электроники и шуршание бумаги успокаивали, убаюкивали.

Порезы на руках немилосердно саднило. Она старательно вымыла руки, стараясь не смотреться в зеркало. Вошедшие в уборную девушки смотрели чуть испуганно, но старались приветливо улыбаться.

Привычная работа помогла наконец-то отвлечься и почти не вспоминать об ужасах последних дней. Клиенты один за другим подходили к окошку, лица менялись, не оставаясь в памяти и напоминая какой-то бессмысленный ежедневный ритуал.

Из общей очереди к окошку девушки направилась солидного возраста женщина. Опираясь на клюшку, она с трудом преодолевала каждый шаг, но приближалась с завидным упорством. Старушка остановилась и медленно повернула голову, уставившись на Свету потерявшими цвет глазами.

- Здравствуйте, - привычно начала девушка, - Чем могу помочь?

В лице женщины ничего не изменилось, казалось, она просто не услышала вопрос.

- Вы бы хотели снять средства или положить на счет, - чуть повысив голос, повторила Света.
Старушка замедленно наклонила голову, не отрывая глаз от лица девушки.
- Вы меня слышите? – голос девушки чуть дрогнул.

Рот старухи начал открываться, показывая два ряда острых нечеловеческих зубов. Кожа на щеках натянулась, хрустнула, смещаясь челюсть. Лицо начало неестественно удлиняться, брызнула белесая кровь из порвавшейся на щеках кожи, открылся уже не рот, а неправдоподобно широкая пасть, в которой за первым рядом зубов виднелся еще.

Не в силах отвести глаз от происходящего по ту сторону стекла, Света начала подниматься, судорожно нащупывая край стола. Зацепившись за ножку стула, она вскинула руку в отчаянном поиске опоры, но пальцы безрезультатно рассекли воздух.


***

В больнице почти сразу появилась Юля, суетилась, постоянно охала и причитала. Подошедший врач долго разговаривал с начальником отдела Светиного банка, задал несколько вопросов самой Свете. Медсестра быстро и по-деловому взяла анализ крови.

Все стихло, в палате, залитой белым светом многочисленных ламп, осталась только Юля.

- Ну как ты, красавица моя? – голос девушки звучал почти умоляюще, - Я, как узнала, сразу же прилетела. Вот, поменялась с девчонками, так что все время буду рядом.

Она заглянула в глаза подруге, нежно поглаживая руку.

- Твой начальник, ну Юрик который, сказал ты всех перепугала до чертиков. Кричала, никого не узнавала.

- Юль, я схожу с ума, да? – еле слышно прошептала девушка.

- Нет. Конечно, нет, - улыбнулась подруга, пальцы легко касались растрепанных волос девушки, - Просто нервный срыв. День-два под присмотром врачей, и ты снова встанешь на ноги.

Света устало закрыла глаза.

- Поспи, - Звучал в уже истончающийся голос Юли.

Сон быстро укутал в липкую невесомую сеть, увлекая все дальше от действительности. Из разноцветного марева с сумасшедшей скоростью выметнулось нечто, девушка вскрикнула и приподнялась на постели.

- Ты что? – Юля все так держала руку подруги, - Ты только глаза закрыла.

- Кошмар…
- Это нервное. Похоже на развитие психоза, - в голосе Юли проступили профессиональные нотки, - И твой лечащий назначил успокоительное. Подожди минутку.
Девушка быстрым шагом скрылась за дверью, но уже через пару минут вернулась, держа отливающий металлом поднос.

- Один укол и ты спокойно уснешь, - в руке Юли появился шприц.

- Не надо, не хочу засыпать, - еле слышно просила Света, - мне нельзя.

- Ну, милая, так будет лучше.

- Юль, пожалуйста, ты просто не представляешь…

Девушка умоляюще смотрела на подругу, та, поколебавшись, отложила шприц.

- Придется опять врать начальству, - лукаво подмигнув, ответила она, с притворным вздохом.

***

Вечер незаметно перетек в ночь, луна заглянула в палату, окрашивая бледностью все, до чего могла дотянуться, постепенно смолкли редкие голоса в коридоре. До самого утра Юля почти не отходила от подруги, отлучаясь всего пару раз.
Образы, посещавшие Свету ранее, не показывались, будто испугавшись верной подруги. Темнота временами опасно сгущалась, пытаясь принять форму, но неизменно таяла, как гнилой туман под первыми лучами солнца.
Ближе к обеду Юля долго извинялась, объясняя, что не может остаться еще на одну смену, но не пройдет и дня, как она вернется. Девушка поправила подушки и, потрепав подругу по плечу, скрылась за дверью.
За весь день заходили всего пару раз, приносили обед, а лечащий врач еще раз напомнил о покое, провел пару тестов и пообещал окончательные результаты анализов на следующий день. Каждый час тянулся целую вечность, до боли напоминая предыдущий, но кошмары не приходили больше суток.
Принесли ужин, медсестра помогла Свете сесть, подняв заднюю часть койки. Алюминиевая вилка коснулась пальцев и, звякнув о тарелку, прыгнула на белоснежное одеяло. Медсестра, изобразив учтивую улыбку, подняла прибор и протянула Свете. В руках девушки вилка заплясала, задергалась из стороны в сторону, только сейчас с удивлением и испугом она поняла, насколько усилилась дрожь.

Как завороженная, она смотрела на крупно дрожащий металл в своей руке. Откуда-то из подсознания выплыло ощущение, что это не ее пальцы. Девушка попыталась сосредоточить взгляд, но, как будто в ответ, в движение пришла противоположная стена. Монолитная белая поверхность дернулась, искривилось, принимая невероятные формы, пошла рябью. Стена покрылась, каплями, которые, собираясь, медленно потекли вниз, превращаясь в целые потеки слизи. Помещение заполнилось удушливым запахом разложения.

Почти по центру палаты поползла трещина, расширилась, дернулась и поползла в стороны, превращаясь в гигантский гротескную пасть. Света зачаровано наблюдала, как губы двигаются, будто примеряясь к новой непривычной форме, а потом начинают шептать, выдавливая угловатые и совершенно бессмысленные звуки.

Девушка зажмурилась и отвернулась. Нестерпимо хотелось закричать, вскочить и убежать, куда угодно, только не видеть всего этого, но тело отказывалось слушаться.

Больше того, что предстало перед ней, Света боялась оказаться сумасшедшей. Боялась рассказать врачу. Это осознание молнией вспыхнуло в ее мозгу.

Через несколько бесконечных секунд видение исчезло, стена снова стала монолитной, девственно чистой. Девушка не заметила, когда именно прекратился шепот. Она обессилено закрыла глаза.

***

Сон не шел. Уже несколько часов Света лежала, вслушиваясь в тишину. Вечер неохотно уступил ночи. Где-то далеко гомонил телевизор, уныло гудели люминесцентные лампы. Совсем далеко кто-то шел, сильно загребая ногами. Зашторенные окна пропускали слабую дымку рассеянного лунного света.

Тщетные попытки отвлечься в телефон оставили после себя только, простреливающую в виски, изматывающую головную боль.

Шарканье стало будто бы ближе, отчетливее, казалось, некто передвигался, не имея сил оторвать ног от пола. Света не сама не понимала, чем именно, но этот звук вызвал мурашки, заставил подняться волосы на руках. Шаги приблизились еще, переместившись к началу коридора за дверью. Девушка вжалась в кровать, до боли сжимая в кулаках измочаленную простыню. Теперь звук казался неестественным, пугающим, не принадлежащим человеку.

Шаги прогремели точно за дверью, Света затаила дыхание, не отводя взгляда от закрытой двери. Высокий силуэт незнакомца четко проявился на матовом стекле, остановился в пол оборота, замедленно двинулась голова, а за ней и все тело. Девушка с трудом подавила крик, по ту сторону двери стояло непропорциональное высокое существо с непомерно длинными руками, свисающими ниже колен.

Света готова была поклясться, что стоящий по ту сторону двери, смотрим именно на нее.

Силуэт дрогнул, колыхнулся и начал опадать, как спускающийся воздушный шар. Из-под двери заклубились струи черного дыма, сзади напирали все новые, растекаясь по полу вглубь палаты. Света непроизвольно поджала ноги, стараясь оказаться как можно дальше.

Дым, остановился в полуметре от койки, клубы наползали один на другой, поднимались выше, сгущаясь. В неопрятной движущейся массе проступили черты широкоплечего существа. На уровне головы дым уплотнился, принимая вид хищной морды, на месте глаз дым стал совсем черным, задвигаться быстрее.
Существо замерло перед девушкой. Света боялась дышать, в голове судорожно копошились мысли о здравости собственного рассудка. Она снова и снова повторяла про себя, что всего этого не может быть, что это просто сон и надо проснуться.

Слева, на краю зрения, что мелькнуло. Пригвожденная страхом, девушка лишь всхлипнула, силясь не потерять сознание от волн паники, скосила глаза. На миг перевела взгляд.

Но сбоку была лишь пустота.

Когда Света снова посмотрела вперед, между кроватью и дверь никого не было. По палате мирно разливался лунный свет, освещая пустующую койку и пару тумб.

Девушка, медленно выдохнула, неверяще ощупывая взглядом каждую глубокую тень. В этот момент щеки коснулось горячее дыхание, смрад забил нос и рот. Света дернулась всем телом, запястье правой руки ожгло болью, она дернулась, вкладывая все оставшиеся силы в конвульсивное движение, и скатилась с кровати, прижавшись всем телом к стене, из груди наконец-то вырвался крик.

У изголовья кровати стояла высокая неестественная фигура.

Через несколько секунд мир потонул в белом огне. Наполнился резкими требовательными голосами. Боль в глазах постепенно ушла, свет стал привычными светильниками на потолке. Свету подхватили сильные руки, уложили на кровать, в голове из непонятных звуков наконец начали складываться слова медсестер. Девушка невнятно отвечала на вопросы, затравлено осматривая пустую палату.

Ее быстро осмотрели и, не найдя ничего заслуживающего внимания, вкололи успокаивающее, не смотря обессиленное сопротивление девушки.

Когда за медсестрами закрылась дверь и, щелкнув, потухли верхние лампы, угасающим сознанием, Света пыталась заставить взгляд сфокусироваться на темноте в углу, напоминающей высокую фигуру.

***

Нестерпимо болела голова, резью пульсировали виски и затылок. Перед глазами еще проплывали смутные и уже не понятные, но все еще пугающие образы вчерашней ночи.

Света лежала на кушетке в светлой комнате, выдержанной в прямых линиях и белых тонах. Под стенами расположились широкие стеллажи полные книг, а центр занимали письменный стол и ее кушетка.

Утром, когда ее разбитое сознание вынырнуло из вязкого болезненного медикаментозного сна, девушку уже ждала Юля. Договорившись с врачом, она быстро собрала Свету и, поддерживая на каждом шагу, усадила в поджидавшее такси. Спустя неполный час они уже были в приемной психиатра, которым оказался опрятный мужчина с проседью в аккуратно уложенных волосах.

Пригласив их в кабинет, Юля устроила подругу на кушетке, коротко переговорила с врачом и оставила их наедине, притворив дверь. Выслушав сбивчивый рассказ Светы, изредка уточняя и делая пометки, мужчина уверенно кивнул.

- Это довольно распространённая проблема в современном мире. Наше сознание хрупка вещь, на него влияет множество совокупных факторов, которые могут поменять наше восприятие окружающего мира. - Мужчина педантично поправил выглаженные манжеты, - Образы, которые время от времени вас посещают, чувство неуверенности или нереальности происходящего - есть следствие подорванного психического состояния. То же “существо”, которое вы описываете несколько раз, является визуальным образом последних проблем в личной жизни, за которые вы сами подсознательно цепляетесь, не желая отпускать. Визуальная же форма складывается из собирательного образа ваших воспоминаний и страхов, усугубленных аккультной атрибутикой, подброшенной в вашу квартиру. Понимаете меня?

Под ожидающим взглядом врача Света коротко замедленно кивнула, из уголка глаза скатилась слеза. Взгляд ее был направлен мимо мужчины в угол, где в ярко освещенной комнате, не сводя девушки глаз, стояло высокое существо. Морда, напоминающая помесь кривящегося лица, звериного оскала и театральной маски, не отрывала глаз от девушки. Длинные, ниже колен руки с когтистыми пальцами то и дело сжимались, под кожей в багровых разводах перекатывались тугие мышцы.

- Касательно вашего заявления, что и сейчас вы наблюдаете эту фигуру, - Продолжил мужчина, поднявшись, - Попробуем, начнем с простой техники. Вы должны четко исполнять мои указания.

Он подошел к кушетке.

- Вспомните о чем-то хорошем, светлом. Воспоминании, которое ассоциируется исключительно с счастьем.

Света бессмысленно перебирала в голове воспоминания, которые как будто включали в себя только последние несколько дней.

- Дышите, глубоко и ровно. Сосредоточьтесь на дыхании.

Девушка с усилием зацепилась за блеклое воспоминание о последнем отпуске, заставила всплыть картинки с песком и морем.

- Вдыхайте на счет “раз”, выдыхайте на счет “два”. Мерно и спокойно. Думайте только о хорошем. Теперь закройте глаза.

Взгляд Светы не отрывался от нечеловеческой морды застывшего существа. Она моргнула раз, другой. Перед тем, как глаза Светы плотно зажмурились, пасть на нечеловеческой морде дрогнула и растянулась толи в жуткой ухмылке, толи в оскале, показывая треугольные акульи зубы.

Света послушна считала и перебирала несколько воспоминаний, монотонный голос психиатра давал указания. Секунды складывались в минуты, казалось, захлестнувшая паника, начала отступать, растворяться. Когда же мужского голос попросил открыть глаза, осталась лежать крепко зажмурившись.

- Ну же, все в порядке, - Увещевал психиатр, - Давайте медленно, вместе. Раз, два...

Три.

Света открыла глаза и сразу устремила взгляд в угол.

Пусто.

Она села на кушетке и закрутила головой. Кроме нее и мужчины в безукоризненно белом халате в комнате никого не было.

- Ну как, - Сдержанно улыбнулся психиатр, - Вам легче.

Света растерянно кивнула. Ее взгляд упал на синеющее кольцо синяка вокруг запястья.

- Психосоматика, - Ответил на немой вопрос, мужчина, - Наше сознание очень мощная вещь. Случаи, когда человек настолько уверен в реальности происходящего, что организм реагирует на несуществующие, но нарисованные нашим рассудком вещи. Кроме того, нельзя исключить результат падения с кровати в момент последнего приступа.

Он перекатился с пятки на носок и обратно, заложив руки за спину.

- Что ж, на этом наш первый сеанс закончен. Полежите еще некоторое время, я пришлю к вам Викторию. А я обсужу дальнейшую терапию с Юлией.

Потряхивая кудрявой шевелюрой, в кабинет вошла улыбчивая секретарша средних лет, в руках у нее блестел металлический поднос с парой чашек и россыпью печенья на ажурной тарелке. Задав дежурные вопросы о сахаре и напитках, она исчезла за дверью.

С момента, как девушка открыла глаза утром, головная боль только усиливалась. Сейчас черепную коробку просто раскалывало монотонными ударами тупой боли, но сейчас и она уже перестала казаться настолько непереносимой.

Снова возникшая будто из воздуха кудрявая секретарша что-то чирикнула и, аккуратно наполнив чашку ароматным напитком, снова выпорхнула из помещения.

Света рассеяно помешала кофе ложечкой, сделала глоток.
По подбородку покатилась одинокая капля, девушка промокнула ее салфеткой. На тонкой бумаге остался кровавый развод. Прочертив губы, на подбородке остановилась еще одна теплая капля, за ней еще и еще. Девушка суетливо вытирала лицо уже насквозь промокшей салфеткой.

Подбежала секретарша, села рядом, останавливая кровь ватным тампоном. В ушах тонко запели комары, Света изо всех сил старалась не потерять ускользающее от нее сознание.

Секретарша оставила ее с запрокинутой головой и холодным компрессом на переносице. Легко скрипнула дверь, раздались плямкающие звуки и многоголосый шепот. Стараясь не сбросить компресс, Аня скосила глаза.

От двери в ее сторону двигалось несколько человек, но как-то необычно, чуть покачиваясь вверх-вниз.

Девушка приподняла голову. Тех, кого она приняла за людей, было шестеро, передвигаясь, кто на четвереньках, кто на задних конечностях, лишь отдаленно напоминающие людей существа, обходили ее полукругом. Поймав взгляд Светы, передний низко зашипел, ему ответили остальные, припадая к полу и прогибая горбатые спины.

Девушка вскочила, перевернув поднос, в воздух взлетели журналы, по комнате раскатился звон разлетающегося стекла.

Секретарша испуганно вцепилась в подлокотники, наблюдая за пробегающей мимо нее пациенткой.

Пробежав по коридору, девушка свернула в первую приоткрытую дверь. Щелкнул замок, она подперла дверь передвижным столиком, заваленным документами и коробками, и только после этого обессилено опустилась на пол.

Дверь сотряслась от мощного удара, пронзительно скрипнул металл, мелко задрожали мензурки в шкафу у противоположной стены. Света переползла в дальний угол, тщетно обводя взглядом полупустое помещение в пытке найти, где спрятаться. От второго удара треснула петля, столик, перевернувшись, отлетел на метр. Третьим девушку оглушило. Поддерживая треск душераздирающим воем, в комнату ввалились первые преследователи.

За шестью горбатыми существами, задевая остатки двери широкими плечами, вошел великан с багровой кожей. Из его приоткрытой, утыканной треугольными зубами пасти, донесся низкий, проберающий до внутренностей рык. Вошедшие первыми, припадая к полу и шипя, разошлись полукругом пропуская существо к девушке.

Оскалившись, он шагнул вперед.

***

Через разбитую дверь вбежал психолог в сопровождении двух санитаров, из-за их спин пугливо выглядывала кудрявая секретарша. В коридоре третий санитар удерживал кричащую и вырывающуюся Юлю.

Мужчины остановились за порогом, секретарша прижала кулаки к груди. Позади остатков стола, у дальней стены, зависнув в воздух еле касаясь пола лишь пальцем одной ноги, мелко дрожала Света. На ее лице застыло выражение непередаваемого ужаса, глаза предельно открылись, зрачки заполнили собой всю радужку. На глазах у, застывших в остолбенении, вошедших людей на шее девушки, слева на право, медленно будто в замедленной съемке, открылась глубокая рваная рана. В следующую секунду глаза Светы закатились и уже мертвое тело беспрепятственно упало на кафельный пол.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+2
00:10
70
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Илона Левина

Достойные внимания