Маргарита Чижова

​Письма с того Света

​Письма с того Света
Работа №94

Знакомы ли вы с гнетущей атмосферой захолустья? В промозглую, дождливую погоду особенно остро ощущаешь мрачность такого места. Осенняя хмарь подчёркивает сюрреалистичность убогого пейзажа. Обшарпанные, старые хрущовки, притулившиеся друг к другу, сидят в грязи, словно, голодные серые воробьи. Прогуливаясь между домами, заболеваешь безысходностью, обречённостью и какой-то щемящей тоской по чему-то хорошему. Из подвальных окошек клубится пар, пахнет сыростью, гнилой картошкой и мышами. По вечерам тусклый свет фонарей слабо льётся на разбитые тротуары, освещая рытвины и редко просыхающие лужи.

Местами эти рытвины тщательно засыпаны битой кафельной плиткой и обломками кирпичей – чувствуется, что даже здесь есть хозяйственная рука, которая кое-как латает старые прорехи, но банка краски для неё – непозволительная роскошь. Поломанные детские качели накрепко привязаны верёвкой, чтобы не скрипели на ветру. Заборчик палисадника местами прихвачен этой же верёвкой, чтобы не упал.

Должно быть, летом здесь очень зелено и полным полно старушек, которые сидят на лавочках. Маленький городок когда-то был довольно симпатичным, уютным, строящимся. В советские времена, когда он только возник, все жили большими надеждами. Но сейчас здесь нет никакой работы и перспектив на будущее. Рискуя получить по лбу гнилой картошкой, назову этот город самой настоящей дырой. Молодёжь сбегает отсюда, не оглядываясь, чтобы не спиться, как старшее поколение. Но город продолжает жить своей захолустной жизнью и без них, ветшая и деградируя.

Зайдя в местную школу или библиотеку, вы, наверняка, увидите здесь особенных детей, наделённых чрезвычайно высоким интеллектом. Можете встретить и совершенно фантастических, настоящих учителей, если разбираетесь в этом вопросе. Их здесь, как и везде, не много. Эти люди, сами того не зная, составляют элиту города, который должно быть рухнет, как только его покинет последний из них.

В один из тёмных, промозглых, осенних вечеров по улице этого захолустного города одиноко шёл мальчик, шурша рукавами куртки. По дороге его нагнала знакомая девочка-подросток, и они продолжили путь вместе.

- Как дела? – спросила она.

- Нормально, я из музыкалки. Представляешь, сосед из пятой квартиры отдал мне свой компьютер вместе с принтером. Они купили новый, а старый принесли мне. Мы уже подключились к Интернету. Я распечатываю ноты, завёл свой акаунт в соцсети. Заходи к нам, давно не была. Родители успокоились?

- Да как же успокоятся они. Вообще не просыхают, колотят меня почти каждый день. Несу им водки, чтоб отстали сегодня.

Ребята подошли к дому. Они жили в одном подъезде. Ярослав на первом этаже, Таня – на пятом. Окно на пятом этаже открылось, и из него выглянула женщина с опухшим лицом. Она раздражённо завизжала:

- Таньча-а! Таньча-а! Где тебя носит, шалава?

- Иду, - глухо сказала девочка.

- Приходи, если что, - напомнил Ярик, взяв Таню за руку.

Они зашли в подъезд. Её высокая, худенькая фигурка метнулась к лестнице и исчезла в темноте. Ярик достал ключ. Из-за двери раздавался писклявый голос бабы Нины:

- Цыпа-цып-цып-цып!

Родители Ярика погибли шесть лет назад в автокатастрофе. Баба Нина – родная тётка мамы – взяла его к себе. Нинель Александровна была когда-то балериной и, вероятно, блистала на сцене театра. Как закончилась её танцевальная карьера, и что привело артистку в этот захолустный городок, никто не знал. Странная, может быть, даже сумасшедшая женщина совсем не выходила из дома. Постоянно, принимая водку, что называется, по чуть-чуть, она целыми днями сидела в кресле-качалке, в каком-то забытьи, медленно раскачиваясь. Иногда она запрокидывала голову и, что-то вспомнив, начинала громко хохотать. Над чем она смеялась, и о чём думала, Ярославу было неизвестно, да и неважно это было совсем.

Он любил бабу Нину за её странное спокойствие и безразличие ко всему, любил за то, что она была его единственной родственницей и напоминала маму. Её лицо всегда озаряла блаженная улыбка Будды, возможно, она и достигла какого-то просветления в своём сознании. Жизненной миссией для себя она считала кормление живых существ, вверенных ей судьбой. Ярика обычно ждал дома горячий ужин, про который она никогда не забывала и готовила исправно. Разумеется, продукты следовало всегда покупать ему по дороге из школы. На еду и кров в их доме могла рассчитывать и Таня, которая часто спасалась у них от родителей-дебоширов. Ярослав давно привык заботиться о себе и о своей странной бабушке.

Недавно ему исполнилось двенадцать лет, безусловно, он очень талантлив – виртуозно играет на фортепиано, великолепно чувствует инструмент, обладает отличной музыкальной памятью. Такие способности встречаются раз на миллион, а может и того реже, говорили педагоги в музыкальной школе. Они предрекали ему большое будущее. В обычной школе он тоже преуспел. Нарядная, чистая школа стала для него окном в лучшую жизнь. Учение давалось легко, везло на хороших учителей, он стал самым лучшим учеником в школе.

Социальное положение, в котором он находился, не предполагало наличия множества друзей. Таньча была его самым близким другом. Ей уже четырнадцать, она недавно бросила школу и тусовалась в плохой компании.

В этот вечер она заявилась к Ярику в районе восьми и сразу отправилась мыться. Вышла из ванной, надев халат бабы Нины, и стала расчёсывать свои длинные, светлые волосы. Её зелёные глаза улыбались. Ярик очень любил смотреть, как она расчёсывала волосы. Собрав их в хвост, Таня произнесла:

- Крыс уже покормили? - он кивнул. – Хорошо, а то мне как-то не по себе, когда их слишком много, никак не могу привыкнуть!

- Не бойся. Первое время, когда я поселился у бабы Нины, меня чуть инфаркт не хватил от страха. Сейчас привык, дал имена, есть среди них и мои любимцы - Бренда, Джорджи, Бальтазар.

- А тот крыс, которого я назвала Рокфор, живёт?

- Конечно, Рокфор, Рокфор! – позвал Ярик.

- Нет, не надо звать. Он всё такой же толстяк? Жаль, что ты не посмотрел этот мультик.

- Видел, у нас в классе есть телевизор. А знаешь, какое у меня появилось прозвище? Слышала, наверное, - «крысятник». Меня теперь все так зовут в школе, - грустно сказал он.

- Не бери в голову. Ты самый лучший. Мы знаем это с бабой Ниной, - заверила его Таня.

Крысы, словно чувствуя Танин страх, старались реже попадаться ей на глаза. В доме жили полчища самых настоящих подвальных крыс. Баба Нина кормила их два раза в день, подзывая ласковым голосом: «Цып-цып-цып-цып!» Трудно сказать, был ли это её осознанный выбор или, присущее ей нездоровое безразличие, допустило в доме это крысиное царство.

Ярик соорудил из картона для крыс целый город. Это были разноцветные домики, похожие на Берген, с лесенками, дверками и окошками. Ему всегда было смешно, когда, неожиданно открывались дверки, какого-нибудь дома и оттуда показывалась знакомая крысиная морда. Он любил подходить и заглядывать в окошки домов, заметив там крысу, весело улыбался. В холодное время года крысы любили греться на батареях. Ярик задвигал занавески, когда приходила Таня, чтобы ей было спокойнее.

В этот вечер ребята засели за компьютер и просидели за ним до полуночи. Ярослав знал, что в доме, где он жил со своими родителями, тоже был компьютер. Отец «зависал» иногда в Интернете, и мама даже ссорилась с ним из-за этого. Воспоминаний о родителях было не так уж и много, зато похороны Ярик помнил довольно отчётливо.

- А ты не пробовал найти в соцсетях своих родителей? – спросила Таня.

- Искал, их там нет. Прошло уже шесть лет, даже, если они там и были, то их страницы давно удалили, - задумчиво сказал он.

- А знаешь, я слышала про Интернет- кладбище. Давай найдём его, может они там?

- Ложись спать, тебе не в школу, а мне повторить ещё кое-что надо – завтра контрольная.

- Да ладно уж, зубрила, пойду спать, - сказала она, зевая.

Позже, когда Таня уснула, он нашёл на виртуальном кладбище страницу своего отца и внимательно изучил её. Любимые рок-группы, спортивные команды, политические анекдоты того времени – всё это вызвало большой эмоциональный отклик у Ярика, у него возникло ощущение, что он всегда хорошо знал своих родителей. С фотографии отца ему улыбался хороший парень, похожий на известного музыканта. Взгляд его, как-будто говорил: «Мне жаль, сынок, что так получилось». На некоторых снимках родители были вместе - молодые и счастливые. Он пытался и не мог представить свою жизнь вместе с ними.

Однажды Ярик написал отцу письмо, разумеется, не надеясь, на ответ. Затем ещё одно письмо, потом ещё. Он начал писать письма, рассказывая о себе. Больше писать было некому, и эта иллюзия дружбы с погибшим отцом согревала его и придавала сил.

Прошло несколько недель с того вечера, когда он написал первое письмо. Как обычно, под вечер, Ярик вернулся из школы домой. Баба Нина дремала в кресле-качалке. Услышав его шаги, она открыла глаза и улыбнулась своей загадочной улыбкой Будды. Он подошёл к ней, поцеловал в щёку и спросил:

- Танька не забегала? – Бабушка отрицательно покачала головой. – Я купил твои любимые пирожки с капустой.

Ярик устало включил компьютер. Сегодня был тяжёлый день в обычной школе, да ещё и в музыкальной - учитель Игорь Алексеевич хотел навязать ему нуднейшее произведение, которое Ярику категорически не хотелось разучивать. Стоило больших трудов уговорить учителя дать другое произведение – гармоничную для восприятия пьесу Моцарта. Он нашёл в сети нужные ноты, распечатал их и собирался поиграть на старом пианино, но сначала решил заглянуть в электронную почту. Каково же было его удивление, когда он обнаружил там ответ!

«Привет, Ярёнок! – Так Ярослава называла только мама. – Рад, что ты нашёл меня. Буду с тобой всегда на связи, пиши как можно чаще. Мы с мамой следим за тобой, хоть и живём в другом мире. Не думай, что ты совсем один. Вижу, ты взял новое произведение в музыкальной школе. Полностью одобряю твой выбор. Пьеса Моцарта лучше раскроет твои возможности. Этюд, который предложил Игорь Алексеевич – прекрасен, но это совсем не то, что нужно. Ты всё сделал правильно. Молодец!».

Письма от отца стали приходить каждый день. Он был на удивление хорошо осведомлён обо всём, что происходит в жизни Ярика. В этих сообщениях были: одобрение и неодобрение, поддержка, советы, рекомендации. Например, срочно купить, новую, непромокаемую обувь, показать врачу бабу Нину, которая начала без причины сильно кашлять.

«Сынок, я оплатил доставку на дом нового электронного пианино для тебя. Получишь его во вторник. Кроме того, ты будешь получать каждый месяц денежные переводы. Этих денег тебе хватит, для нормальной жизни. Береги себя и бабушку!»

Электронное пианино самой лучшей марки было доставлено в указанный день и деньги стали приходить регулярно. Ярик понимал, что этого не может быть, но письма приходили каждый день. В них было то, в чём так нуждался одинокий мальчик. Каждое лето отец оплачивал пребывание Ярослава в лагере или пансионате у моря. На просьбы поехать туда вместе с Таней он всегда отвечал отказом, мотивируя это тем, что не на кого оставить бабу Нину.

«Ярёнок, не сердись, не нравится мне твоя Таньча, - писал он. - Пусть лучше присмотрит за бабушкой. Я благодарен ей за дружбу с тобой».

Прошло семь лет. Ярослав и Таня поженились. Они сняли квартиру по соседству с бабой Ниной. Ярослав окончил музыкальное училище. Остались позади выпускные экзамены, торжественно вручен диплом с отличием.

Однажды на имя Ярика в училище пришло приглашение принять участие в престижном международном конкурсе пианистов-виртуозов, который будет проходить в Лондоне. Поездка была полностью оплачена неизвестным меценатом.

«Это хороший шанс для тебя, - писал отец. – Если ты победишь в конкурсе, получишь хорошее денежное вознаграждение, перед тобой откроются огромные возможности. Ты сможешь продолжить образование в Англии, закончить Лондонскую консерваторию. Тебе придётся оставить на время Таню и бабу Нину».

Конкурс действительно был шансом как-то устроиться в жизни. Ярик и Таня ждали ребёнка. Он чувствовал ответственность за них, хотел быть им опорой.

Лондонский аэропорт Хитроу. Ярик впервые ступил на землю страны, где всегда мечтал побывать. В аэропорту его встречал представительный седой господин лет пятидесяти. Приветливо улыбаясь, он представился:

- Рудольф Александрович Смирновский. Рад видеть вас, мой друг, в Лондоне. Сейчас мы поедем в гостиницу, в которой живут конкурсанты из других стран. В номере есть рояль, можно готовиться к конкурсу.

Ярослав никогда не выезжал из своего городка, и столица Англии потрясла его в первый же день. Гостиница располагалась в историческом центре города. Выйдя из здания, можно было за несколько минут пешком дойти по мощёной улочке до набережной Темзы, увидеть самые известные достопримечательности.

Номер располагался на втором этаже, окна выходили в тихий дворик, но в открытое окно всё же доносился отдалённый шум трамваев. Просторный гостиничный номер состоял из двух комнат, он был оформлен в средневековом стиле. Тяжёлые портьеры, бронзовые канделябры и картины в золочёных рамах создавали атмосферу роскоши. Огромный чёрный рояль располагался в центре гостиной на великолепном голубом ковре в окружении мягких кресел и диванов, обитых бежевым бархатом. Спальня была оформлена в спокойных, пастельных тонах. Над изголовьем большой кровати висела старинная гобеленовая шпалера с изображением сцены королевской охоты.

Обед на двоих принесли прямо в номер. Ярослав пообедал вместе с Рудольфом Александровичем. Примерил чёрный смокинг - подарок Смирновского, - который оказался ему в самый раз. Они обсудили завтрашний день и попрощались до утра. Ярослав подошёл к окну, мечтательно зажмурил глаза и стоял так некоторое время, затем отправился гулять по городу.

Дни полетели за днями. Утром он обычно шёл в консерваторию, где брал дополнительные уроки. Обедал в ресторане гостиницы всегда в компании Рудольфа Александровича. Вместе они осмотрели все достопримечательности Лондона и его пригородов. Рудольф Александрович, к тому же оказался хорошим рассказчиком. Он потомок эмигрантов первой волны. Всю жизнь прожил здесь и никогда не был в России. Ярику очень нравились эти встречи. Было такое ощущение, что он, наконец, обрёл близкого друга. Новая жизнь настолько поглотила его, что он почти перестал звонить домой.

В день конкурса Таня родила сына, его назвали в честь погибшего деда Андреем. В этот день Ярослав играл, как никогда хорошо. Зал встретил его выступление бурными овациями, публика встала в знак восхищения. Ярослав откланялся. За кулисами его уже ждал Рудольф Александрович. Он вручил ему приглашение на бал, который должен был состояться этим же вечером в честь победителя конкурса. Ярик дождался оглашения результатов, к этому времени он уже почти не сомневался, что выиграл этот конкурс.

Он стал победителем престижного международного конкурса. Теперь он молодой музыкант, известный всему миру! Роскошные женщины, одетые в изысканные вечерние наряды подходили к нему на балу и восхищались его талантом, солидные аристократы пожимали руку. Шампанское ударило в голову. Ярику, казалось, что он оказался на вершине Олимпа.

Утром он проснулся в своём гостиничном номере. Голова трещала. Приняв лекарства, он позвонил Смирновскому. Рудольф Александрович сказал, что пришлёт за ним машину ровно в шесть, форма одежды – свободная.

Ровно в половине седьмого Ярик уже стоял в холле того самого особняка, где проходил бал. Дворецкий проводил его в кабинет. Смирновский сидел за столом и курил кубинскую сигару, предложив сигару Ярику, он заговорил:

- Мой друг, должно быть ты догадался, что все эти годы я заменял тебе отца, – он развернул к Ярику экран ноутбука и показал переписку. – Я долго готовился к этому разговору. Позволь мне выговориться, прежде, чем ты задашь мне свои вопросы. Я знал о тебе гораздо раньше, чем получил твоё первое письмо. Ты спросишь, откуда я мог узнать бедного, никому не нужного российского мальчишку по прозвищу «крысятник»? Я отвечу – от крыс. Крысы, живущие в вашей квартире, сообщали мне о каждом твоём шаге. Сканируя твой мозг, считывая мысли, они знали всё о порывах твоей души, о состоянии здоровья, об угрожающих тебе опасностях. Крысы – это огромная агентурная сеть по всему земному шару и большая тайная организация. Живущие в строгой иерархической системе, они выполняют задания, порученные им высшими сородичами. Обыкновенная маленькая крыса способна передавать информацию на огромные расстояния. Но дело не в крысах, которых вы кормили с бабушкой. Это благородный поступок, но дело не в этом. Мы разыскиваем и находим уникальных детей с невероятно высоким интеллектом, помогаем им идти по жизни, берём на себя их проблемы. Затем принимаем к себе в сообщество, когда приходит время.

- Не понимаю зачем? – спросил Ярик.

- Почти все люди, которых ты вчера здесь видел, принадлежат к тайному ордену. Ни один человек не попадает в него по праву рождения. Из моих четверых сыновей не подошёл ни один, как бы мне этого ни хотелось. Природа часто отдыхает на детях. Чтобы стать избранным, нужно быть особенным, как ты, мой мальчик. Я считаю тебя своим сыном. Семь лет я жил, думая о тебе. Ты стал мне очень дорог. Надеюсь, что и я тебе тоже. Когда ты станешь одним из нас, ты сможешь видеть людей насквозь и легко узнавать себе подобных.

- Но в чём моя особенность, в способностях к музыке? Мне, кажется, вы ошибаетесь на мой счёт, я самый обычный, - говорил взволнованно Ярик.

- Я утверждаю, что ты не просто человек разумный, ты принадлежишь к высшим. На нас возложена важная миссия – управлять миром. Ты пройдёшь обряд посвящения. Это средневековое действо, которое проходит в одном из старейших костёлов Англии. Во время обряда посвящения ты выпьешь усыпляющего вина из священного кубка и уснёшь на несколько дней. За это время мы вживим в твой генетический аппарат гены крысы.

- И я превращусь в крысу? – спросил Ярик.

Рудольф Александрович усмехнулся:

- Посмотри на меня, ты видишь перед собой крысу? Человека. Но я отчасти крыса. Я обладаю способностями человека и крысы в равной мере. В случае смертельной опасности я выживу. В самом крайнем случае могу превратиться в настоящего зверька крысы и сбежать. Ты знаешь, что во времена гибели Третьего рейха многим военачальникам удалось сбежать, после капитуляции Германии. Знай, что это были наши люди.

- Чего вы хотите, завоевать мир?

- Твоя наивность так умиляет! – смеялся Смирновский. – Мир давно завоёван нами. Мы вершим историю, направляем энергетические потоки. Мы разрушаем всё что стабильно, незыблемо, чтобы человечество развивалось. Мы решаем, где быть войне, а где миру, по какому пути идти человечеству. Мы совершаем великие научные открытия.

- Я музыкант. Чем же я смогу быть вам полезен?

- Мой друг, ты станешь великим музыкантом. Мы внедрим тебя в самые высшие круги общества. Мы – элита. Ты будешь управлять своим окружением, вершить нашу волю. Если потребуется, пожертвуешь жизнью ради дела.

- Но кому подчиняетесь лично вы? Крысы живут в упорядоченной системе. Вы самый главный или есть кто-то стоящий над вами, - спрашивал Ярик.

- Конечно, есть люди, которые стоят выше меня по иерархической лестнице. Управляет всеми Король, который приравнивается нами к божеству. Я добился для тебя аудиенции. Послезавтра в одиннадцать я заеду за тобой, и мы поедем к Высшему Магистру, нашему Королю. Ему подчиняется каждый из высших и все на свете крысы. Будь готов к этой встрече, ты должен быть в смокинге. Отдай распоряжение горничной, чтобы подготовила твою одежду.

Ярик был ошеломлён, он не вполне понимал, что с ним произойдёт, после обряда посвящения. Но ему нравилось представление о собственной значимости, хотелось влиять, что-то преобразовывать, принадлежать к элите общества. Невероятно, что скоро он будет разговаривать с самим Королем. Он вспомнил о Тане с Андрюшкой. Прочтя телепатически эту мысль, и опередив его вопрос, Смирновский категорично ответил:

- Ты не вернёшься к ним. Я предупреждал тебя в письмах, что эта девушка тебе не пара. Дочь алкоголиков с пятого этажа – обыкновенная человеческая самка. Она буде мешать тебе, тянуть всё время назад. За сыном мы присмотрим, если он высший, то трудности только закалят его, пойдут ему на пользу. Если нет – сломают, и тогда его уделом станет естественный отбор.

- Но я люблю свою жену и сына и хочу быть с ними! А баба Нина, что будет с ней?

- Твоя бабушка давно живёт в своем придуманном мире. Ей уготован закономерный финал. Ты был для них хорошей опорой в жизни, но это не может продолжаться вечно. Считай, что это плата, за продвижение наверх. Когда ты станешь посвящённым, ты перестанешь испытывать человеческие чувства и эмоции. Твой ум станет полностью рациональным, не затуманенным иллюзиями. Ты сможешь читать мысли, чувствовать малейшую опасность, предвидеть будущее. Сделай свой окончательный выбор. Подумай о том, что тебя ждёт. На балу ты видел лучших девушек. Любая из них будет рада быть рядом с тобой.

Этим утром Таня прислала ему фотографии сына. Говорила по телефону, что очень скучает. Весь ужин со Смирновским они провели молча, и Ярик поехал к себе в гостиницу.

Ночью ему снились кошмары. Во сне он видел, как голодные крысы набросились на бабу Нину, улыбка Будды пропала с её лица, оно исказилось гримасой ужаса. В другой комнате спала пьяным сном Таньча, не слыша детского плача, повсюду валялись пустые бутылки.

Весь следующий день он гулял по городу. Стоял на Тауэрском мосту, слушая мелодичный звон Биг-Бена. Его телефон молчал, Ярик совсем отключил его, не желая ни с кем разговаривать.

На следующий день он стоял без пяти одиннадцать у парадного входа в смокинге. Подъехал Рудольф Александрович. Он весело помахал Ярику рукой из машины и приподнял в знак приветствия шляпу. Они поехали за город, в одно из старинных поместий.

Лакеи в ярко-красных ливреях открыли им ворота и помогли выйти из машины. Парадная лестница из белого мрамора была застелена ковровой дорожкой. Немного подождав, они услышали, как часы пробили полдень. Вышел дворецкий и объявил, что Его Величество ждёт их. Поднявшись по лестнице, они попали в шестиугольный зал, который был довольно слабо освещён. В центре зала стоял большой трон, на котором сидело странное существо.

Это была огромная серая крыса в человеческий рост, она была одета в роскошную малиновую мантию. Большая, усатая морда была склонена вниз. Подойдя поближе, Ярик побелел от ужаса. Крыса подняла голову и посмотрела своим немигающим, гипнотическим взглядом прямо ему в глаза. Выдержать этот взгляд было невозможно, и Ярик опустил глаза. Его взгляд упал на длинный, голый, крысиный хвост, покрытый причудливыми татуировками. Рудольф Александрович опустился на одно колено и поцеловал полу королевской мантии. Поднявшись с колен, он начал говорить по-английски с большим почтением, сложив руки на груди. Ярик не произнес ни слова. Смирновский дёрнул его за рукав, когда последовал знак, что аудиенция окончена, и они вышли из зала.

- Великий Магистр давно знает о тебе. Он выразил надежду, что ты принесёшь огромную пользу, став посвящённым, - сказал Рудольф Александрович.

- Но он не произнёс ни слова, - возразил Ярик.

- Правильно, он общался с нами телепатически. Ты впечатлён я вижу, сынок. Я отвезу тебя в гостиницу. Завтра состоится обряд посвящения. Не волнуйся, всё будет хорошо. Я не настаиваю, но если хочешь, поужинаем сегодня вместе.

- Я хотел бы побыть один.

- Понимаю, тогда до завтра. Я заеду утром в половине восьмого.

Придя в номер, Ярик переоделся. Повесил подаренный смокинг на самое видное место и отправился бродить по городу. Поздно вечером он вернулся в номер. Собрал свои вещи, вызвал такси и уехал в аэропорт. Через пару часов, он уже летел ближайшим рейсом из Лондона в Москву. Оттуда - домой в свой захолустный город, в убогое жилище к самым близким людям, которых не пожелал предать.

Прошло двадцать лет. Ярослав Андреевич стал градоначальником. Говорят, о таком честном и деловом мэре можно было только мечтать. Горожане прозвали его – Ярослав Мудрый. Он провёл целый ряд преобразований, благодаря которым, некогда захолустный, городок оживился, расцвёл. Здесь появились: промышленность, дороги, новые здания. А старые жилые дома преобразились до неузнаваемости, получив капитальный ремонт и позитивный, красочный облик. Представьте себе, в каждом дворе есть теперь современные детские площадки, спортивные тренажёры, красивые лавочки и новые тротуары! Того захолустного городка больше не существует.

Никто из горожан уже и не вспомнит детское прозвище мэра города. Да и язык не повернётся назвать его им. Ходят слухи, что мэра в детстве воспитывала странная бабушка, и дома у них было полным полно крыс. Просто жуть!

Удивительный человек этот мэр, смог выбиться в люди из такой нищеты, всего добиться! Теперь вот живёт в собственном коттедже вместе с женой Татьяной, тремя детьми и девяностолетней бабушкой, которая в прошлом, рассказывают, была балериной. В доме у них обитают две собаки и кот. Проходя мимо, можно услышать, как бабушка мэра кормит домашних животных, ласково подзывая к себе: «Цып-цып-цып-цып!»

0
06:30
737
00:10
От этого рассказа я ожидал большего. Не сочти меня ворчуном, автор, но…
Письма от отца. Момент интересный. Не новый, нет (смотри хотя бы Чёрное зеркало, серия 1 сезон 2), но интрига появляется. И письма какие-то фальшивые по слогу.
Когда Рудольф сказал, что это он писал от отца — поверил, вот развязка, объяснение.
Когда Рудольф понёс эту ахинею про крыс, я сматюкнулся. Знаете на что похоже? Если б ты смотрел, допустим, реалити-шоу и вдруг один из героев стал феей-крёстной и превратил всех участников в жаб. Стиль не тот, понимаешь. Это должно было быть как-то смотивировано. Крысы должны не просто упоминаться, а играть центральную роль в начальном сюжете. ИМХО
Финал — это как Бог из машины, вообще взял и стал мэром, а чё?
Я б на твоём месте доработал рассказ
11:27
Обожаю всякие городские легенды. Читать легко и интересно, жутковато.
20:50
А вам уже всё равно, что как бы раскрыли авторство? Говорят, тут за это дисквал
Комментарий удален
12:04
Глядя на политиков, управленцев, иногда кажется, что кое-кто продался крысам. А если не продался — хороший мэр получится, к примеру. Город-то расцвёл.
21:14
Автор, спасибо вам! И пусть моя боевитая натура так и не дождалась «драки», но описать главгада так, чтобы мне захотелось дать ему в морду — это дорогого стоит для меня! Спасибо)
И всё же, как читатель, выражу своё лёгкое разочарование той лёгкостью, с которой происходят события в рассказе. Ну вот не ловится крючок накала страстей и напряженности)
20:11
Следует сказать ещё, что интрига появляется совсем не тогда, когда приходят письма. Письма по интернету может писать, кто угодно, хоть Пушкин. Этим в наше время никого не заинтригуешь. В рассказе их могли писать и Таня, и бабушка, и сосед от имени погибшего. Интрига появляется, когда мы узнаём, что в доме живут крысы — не самые приятные домашние животные. Тут даже нагнетать ничего не нужно — крысы правят миром. Неожиданная развязка — уход героя от обязательств перед помогавшим ему человеком. Следует ещё обратить внимание на город в начале и в конце.
Мясной цех

Достойные внимания