54 по шкале магометра

Целительница

Целительница
Работа №62
  • 18+

Новую жертву – новую клиентку Тоня завидела сразу: неуклюжая неприятного вида тетка с глуповатым видом в модном полупальто медленно топала впереди. Больше на улице, сколько хватало глаза, никого не было – моросящий полудождик-полуснег не благоприятствовал прогулкам по городу. В такую погоду приличные люди дома сидят, а не по улицам шляются.

Ждать Тоня не любила и сразу же приступила к делу: догнала потенциальную клиентку, несколько секунд шла чуть позади нога в ногу, потом заговорила:

– Женщина, я вижу, у вас с руками проблемы. Руки у вас болят.

– У меня всё нормально с руками, – буркнула будущая клиентка в ответ.

– Нет, я же вижу. И я знаю одну бабушку, ну, вы знаете, которые лечат проблемы.

– У меня ничего не болит, – огрызнулась недовольно потенциальная клиентка.

– Она опытная целительница, всем помогает! – не унималась Тоня. – Бабушка, понимаете, бабушка.

– Да я сама бабушка, – отрезала клиентка.

– Я вижу, вижу, но вот моя знакомая – она сильная, она отлично все лечит. На вас ведь кто-то порчу наслал!

– Какую еще порчу? – снова недовольно пробормотала клиента.

– Сильная, сильная порча! Вам обязательно надо к бабушке обратиться.

– Не надо.

– Вы не сомневайтесь, она многим помогла, у нее большой опыт в снятии порчи! – не отставала Тоня.

Клиентка остановилась и повернулась к ней:

– Хорошо, давайте адрес.

Она старательно записала адрес в телефон, что-то хмыкнула и пообещала прийти через день.

***

***

Иногда Софья задумывалась, а нет ли в ней чего-нибудь этакого, сверхъестественного, во что так свято верили ее клиенты.

С самого детства ей хотелось быть особенной; все ее подружки были наделены каким-нибудь талантом: кто-то ходил к музыкальную школу и играл на пианино, кто-то ходил в секцию, кто-то бесподобно рисовал в кружке при доме школьника; только она среди них оставалась все время совсем обычной. Ее мать то и дело напоминала ей, какая она бестолковая и безрукая, видя, как по вечерам дочь одиноко слоняется по маленькому дворику, когда соседские дети сидят в своих кружках и секциях.

Впрочем, это желание отличаться осталось в далеком детстве, вместе с вечным недовольством родителей.

Сейчас же, когда даже шестидесятый юбилей остался позади, а все подававшие надежды юные спортсменки и музыкантши прожили такую же рутинную жизнь, как и маленькая Соня, и теперь со своими небольшими пенсиями ограничивали себя во всем, она чувствовала себя королевой жизни.

Ну да, она продавала китайские побрякушки из интернета, но продавала после душеспасительных бесед со страждущими, наставляла их на путь истинный, а самое главное – она давала людям надежду, ведь чем выше цена амулета, тем больше надежда.

В этот день она как раз продала такой талисман на удачу в бизнесе старому клиенту, и тут ее помощница Тоня позвонила и объявила, что нашла новую клиентку. Возможную.

С Тоней Софья познакомилась еще в середине девяностых в прошлом веке. В один прекрасный день они обе пришли на прием к старой знахарке, потом напросились к ней в помощницы – Софья немного челночила, а Тоня еще училась в школе. Ворожея учила их как могла, только у Софьи учиться получалось лучше, потом Тоня поступила в университет и забросила знахарские дела, а несколько лет назад нашла ее и прибилась под крылышко.

Теперь Тоне было уже под сорок и она совсем не напоминала юную кудрявую деву девяностых – повзрослела, приобрела дурную привычку краситься в блондинку (Софья всегда красилась в черный цвет) и теперь смотрела на мир усталыми выцветшими серыми глазами.

Тоня умудрялась находить новых клиентов – была у нее какая-то чуйка на доверчивых ипохондриков с деньгами, ну, а Софья умела их обрабатывать, внушать веру в силу целительства и заставлять расставаться с деньгами.

Судя по тому, что рассказала Тоня, новая клиентка была благодатным материалом: в меру доверчивая, в меру недоверчивая, в меру зажиточная, в меру легкомысленная и в меру бестолковая. Заговорить ей зубы труда не составит... даже если у нее и не зубы болят!

Софья улыбнулась своей шутке и пошла готовиться к приходу клиентки.

Посетителей она принимала в трехкомнатной квартире, специально купленной с больших доходов, когда ей попался особо «жирный» клиент. Раньше Софья работала в своей двухкомнатной хрущевке – когда в тесном жилище живешь с дочерью, ее мужем и внуком, заниматься колдовством непросто. Так что как только колдунья разжилась финансами, вложила их в офис, а там и семья дочери подыскала себе квартиру получше. С дочерью целительница общалась нечасто, только внучек Кеша заскакивал к бабушке – сначала поиграть на компьютере, пока мама не видит, потом за деньгами.

В своем офисе в зале Софья обустроила приемную, в средней комнате – склад с пучками трав на стенах, большими сундуками под старину, покрытыми коврами, и небольшим комодом, в котором хранились побрякушки с Али-экспресс. Маленькая комната была переоборудована в магическую келью, и оформлена она была соответственно: стены были обклеены черными обоями, окно закрыто черными портьерами, на стенах висели талисманы, иконы и ритуальные маски, посредине комнаты стоял стол, покрытый шелковистой скатертью, на котором обычно стоял подсвечник со свечами – свечи всегда умиляли клиентов, в углу – сейф, замаскированный под черный магический сундук. Хрустальная люстра с длинными цепочками довершала обстановку. Порой целительница и сама испытывала страх, заходя в комнату, что уж говорить о неподготовленных клиентах! Они впадали в благоговейный экстаз и ни на минуту не сомневались в способности Софьи творить чудеса.

Софья наказала Тоне привести клиентку в магическую комнату, чтобы сразу покорить наивную овечку внушительностью интерьера. Надев на голову покрывало с золотым шитьем, целительница уселась за стол, положила на стол старинную книгу с пожелтевшими страницами (специально купленную на распродаже) и стала ждать.

Клиентка оказалась пунктуальной: ровно в четыре вечера в дверь позвонили, послышались быстрые шаги Тони и вот уже в дверь постучались.

– Войдите, – скорбным голосом пригласила Софья.

В комнату бесшумно вошла клиентка: полноватая женщина средних лет в ярко-желтой куртке и синих джинсах, с броским макияжем.

– Вижу, вижу, моя помощница Тоня не ошиблась, – почти замогильным тоном продолжила Софья. – У вас такие проблемы… на вас жуткая порча.

Клиентка без слов свалилась на стул напротив целительницы и даже не удосужилась осмотреться по сторонам, чтобы проникнуться атмосферой.

– Но я могу вам помочь? – осторожно спросила Софья.

– Да, пожалуйста, спасите меня!

Софья немного смутилась. По ее опыту клиентку надо было немного обработать, чтобы она с таким пылом просила о помощи. Впрочем, может, это и к лучшему – не надо было тратить время на уговоры.

– Конечно, спасу. Я вижу, на вас очень сильная порча, сейчас пока только руки затронула, но потому пойдет выше…

Клиентка с удивлением повертела руками перед глазами.

– … ударит по сердцу и всё, смерть, – мрачно закончила Софья.

Теперь, когда клиентка явно была готова согласиться почти на любые условия, целительница решила переместиться в зал-приемную – все-таки царило в магической комнате что-то угнетающее.

В зале в окно светило заходящее желтое солнце, приемная выглядела как обычная переговорная с компьютером, столами и креслами, шкафами для бумаг и прочими атрибутами офисной жизни.

Софья села за стол и стала наблюдать за посетительницей.

Клиентка прошлась по приемной, разглядывая амулеты, взяла один в руки, поднесла к глазам:

– Это с Али-экспресс у вас?

– Нет, – мрачно ответила Софья. Обычно она говорила, что это древние амулеты, которые передаются в ее семье от матери к дочери, но тут, почувствовала она, с этой клиенткой такое не пройдет. – Это я лично делаю обереги. По древним технологиям.

И на самом деле – этот купленный на Али-Экспресс талисман Софья самолично довела до ума – подкрасила, подтесала углы и провела несколько линий золотой краской, так что узнать его было невозможно. Но вот надо же, эта тетеха как-то угадала, откуда взялся этот амулет.

Клиентка села напротив Софьи, положила сумку на стол и выжидающе воззрилась на целительницу.

– Ну, девонька, рассказывай, как живешь-поживаешь, что тебя довело до жизни такой, – Софья кивнула на руки. – Звать-то тебя как?

– Алиса, – ответила клиентка.

– А меня Софья Михайловна. Вот и познакомились. Ничего, что я с тобой на ты? Так вот, порча на тебе серьезная, но снять ее можно. Знаю я такой обряд, который порчу снимает. Только вот чтобы его провести, много чего надо!

– Сколько? – быстро спросила Алиса.

– Ну… – Софья замялась. – Примерно хватит восьми-десяти тысяч.

– Восемьдесят тысяч? – с готовностью откликнулась Алиса. – Я готова!

Софья судорожно сглотнула. Чтобы с первого раза клиентка была готова расстаться с такими деньгами – на памяти целительницы такое случилось в первый раз.

– Когда будете проводить обряд и что мне надо принести, кроме денег? – продолжала Алиса.

– Я вижу, у тебя есть такая золотая цепочка, – начала целительница.

– Какая? Я так-то цепочки не ношу, – растерянно ответила Алиса.

– Цепочка… такая… из золота.

– А, эта! – словно вспомнив что-то, откликнулась Алиса. – Да, есть такая. Но я ее не ношу.

– Вот ее надо. Через нее на тебя порчу навели! Ее очистить надо.

– Хорошо! – Алиса подтянула к себе сумку и стала в ней копаться. – Я сейчас запишу.

Она долго безуспешно рылась в сумке, наконец высыпала ее содержимое на стол; косметичка, помада отдельно, ключи, кошелек, маленькая книжечка, телефон, ручка, записная книжка и еще куча мелочей рассыпались по столешнице. Алиса принялась нервно расшвыривать свои пожитки, отыскивая нужное. Несколько предметов упало на пол, она торопливо подобрала их, под конец выхватила небольшой блокнотик, достала руку и приготовилась записывать.

«1. Деньги

2. Цепочка» – старательно вывела она на первой странице, откинув обложку.

– Что-то еще? – вопросительно посмотрела она на целительницу.

– Всё остальное у меня есть, – ответила та.

– Тогда… когда приходить?

– Да вот завтра и приходи. Обряд надо вечером проводить, после захода солнца. Часов в семь вечера и приходи.

Алиса быстро собрала вещи в сумку, попрощалась и выпорхнула из квартиры.

– Придет, думаешь? – спросила проводившая клиентку Тоня, вернувшись из прихожей.

– Кто знает, – уклончиво ответила Софья. – Хоть бы пришла, а то нам явно этих денег не хватает.

Тоня наклонилась и подобрала из-под стола небольшую книжечку.

– Она оставила? Тогда точно придет!

Софья забрала у нее книжечку, достала из кармана очки и водрузила на нос.

– Смотри-ка, «Полезные советы»! Что тут наша девушка читает?

«Полезные советы» были маленькой квадратной книжечкой, умещавшейся на ладони. Пожелтевшие страницы, мелкий шрифт, год издания – тысяча девятьсот девяносто первый. Софья полистала книжечку.

В конце, после кулинарных рецептов, советов по уходу за одеждой и пословиц, был раздел магии с заклинаниями и ритуалами.

– Ты смотри-ка, и даже про снятие порчи есть! – воскликнула Софья.

– А что ж она сама порчу не снимет? – спросила Тоня.

– Тут же написано: опытная колдунья. Кто тут у нас опытная колдунья? Я! – Софья горделиво расправила плечи. – А она кто? Вот она и пришла ко мне. Ну, по крайней мере, мы теперь знаем, как она обряд снятия порчи себе представляет.

***

***

Алиса остановилась перед лестницей, ведущей в переделанный из квартиры магазинчик со скучной вывеской «Ломбард». В узком проходе между забранными решеткой стеллажами было пусто, только продавщица одиноко пила чай за зарешеченным окошечком. Алиса выбрала толстую золотую цепочку и купила.

***

***

Вечером следующего дня Софья уже с шести часов приготовилась и ждала клиентку. Надев самое внушительное черное с золотым шитьем платье, головной платок и несколько амулетов-оберегов, выложив на столик в магической комнате пачку воска, яйца и свечи, специально приготовленные Тоней, она вместе с помощницей сидела на кухне и смотрела телевизор.

Когда на больших настенных часах большая стрелка перепрыгнула на цифру шесть, а большая зависла между семеркой и восьмеркой, Тоня засобиралась домой.

– Не придет, видать, клиентка, – с досадой сказала она, вставая из-за стола.

И в этот момент раздался звонок в дверь.

Сердце у Софьи сильно забилось; Тоня неторопливо подошла к двери, открыла и впустила Алису.

На этот раз клиентка оделась более чем скромно: в серый костюм и серую куртку, ее серая же сумка была раза в два больше той, с которой она приходила накануне.

– Извините, опоздала, – быстро проговорила она.

Получив от нее деньги и передав их помощнице, Софья провела Алису в магическую комнату и приготовилась начать обряд.

Алиса достала из сумки цепочку, пачку свечей, положила перед целительницей.

– Вижу, вижу, отсюда порча пошла, – уверенно произнесла Софья, разглядывая цепочку.

Она поставила свечки Алисы в подсвечник, зажгла и, когда они ярко загорелись, выключила люстру.

Софья повесила себе на шею большой тяжелый темно-желтый медальон с патиной на цепочке, из угла принесла небольшой графин с водой и стакан, поставила на край стола.

и поймав недоумевающий взгляд Алисы, провозгласила:

– Доверься мне, девонька, я знаю, как надо!

В соседней квартире пронзительно завизжала дрель – соседи, очевидно, занялись небольшим ремонтом на ночь глядя. Софья поморщилась – в этом шуме клиентка явно не услышит торжественных и малопонятных слов заговоров. Впрочем, в «Полезных советах» упоминалась только фраза «Повелеваю тебе уйти с этого человека!», и уж ее целительница сможет произнести громко и отчетливо.

Под оглушительный скрежет дрели Софья начала бормотать свои заклинания, брызгая то на Алису, то на ее цепочку водой. Потом, когда шум дрели стих, вырвала – как было описано в полезных советах – несколько волосков с темени Алисы и сожгла их в пламени свечи, воскликнув «Повелеваю тебе уйти с этого человека!». Дрель тут же взвыла пуще прежнего, и Софья достала яйцо, наклонилась к самому уху Алисы и прокричала:

– Сейчас порчу яйцом выкатывать буду!

Целительница поставила на голову клиентки стакан с налитой из графина водой, приказала Алисе крепко держать стакан и разбила в него яйцо.

Вой дрели внезапно прекратился на какой-то высокой ноте, словно дрель подавилась. Свечи затрещали, их пламя заплясало и едва не погасло.

Когда пламя выровнялось, Софья поднесла стакан к лицу Алисы:

– Вот, видишь, нити? Это порча. Очень сильная порча. Но я уже отвязала ее от тебя, сейчас проведу остаток обряда и перенесу порчу на яйцо, освобожу тебя.

Клиентка молча кивнула и закрыла глаза.

Софья вылила стакан с яйцом в кастрюльку, торопливо пробормотала несколько молитв и мантр, расплавила над пламенем свечи воск, вылила в чашку с водой, поохала, глядя на результат, еще почитала заговоров и наконец снова поставила стакан на голову и выпустила в воду еще одно яйцо.

– Видишь, теперь белок чистый, желток тоже чистый, сняла я порчу! – торжествующе объявила Софья, показывая результат клиентке.

– Да, теперь и пашот можно сварить, – согласилась та.

Целительница поставила стакан на стол и подошла к двери, пощелкала выключателем, чтобы включить свет. Свет не включался.

– Ну вот, опять наш двор обесточили! – с досадой буркнула Софья. – Замучили уже, то и дело отключают, ироды криворукие.

Она вернулась к столу, взяла подсвечник и вывела Алису в коридор. Та оделась, поблагодарила за помощь и, достав телефон и подсвечивая себе дорогу экраном, ушла.

– Ну вот, а книжицу ей не вернули! – воскликнула Тоня, когда Софья вошла на кухню с подсвечником.

Тоня стояла у окна и смотрела в темный двор, по которому бродили одинокие силуэты, подсвечивая себе дорогу телефонами.

Через несколько минут в окнах домов напротив вспыхнул свет, лампочка в люстре на кухне загудела, загорелась и взорвалась.

– Ну вот, теперь новую вворачивай, – пробурчала Тоня недовольно, но, светя себе телефоном, достала из шкафа новую лампочку, влезла на табуретку и заменила взорвавшуюся.

Женщины еще немного посидели на кухне, смотря телевизор, потом Тоня попрощалась и ушла. Софья отправилась спрятать деньги в магической комнате, открыла дверь и автоматически нажала на выключатель.

В магической комнате, как и на кухне раньше, лампочка замигала, загудела.

– О, нет-нет-нет! – взмолилась целительница.

Лампочка засветилась тусклым желтовато-красноватым светом, по углам зашевелись темно-бордовые тени.

Холодящее душу хихиканье раздалось из угла, в котором стоял сейф с деньгами.

Софья перевела туда взгляд: бледное прозрачное существо сидело на сейфе и смотрело на нее фосфоресцирующими глазами. Оно было похоже на патлатую маленькую старушку в длинном балахоне без рукавов, с длинными тонкими руками. Существо выпростало из-под балахона тонкую ногу, коснулось ею пола…

В этот момент лампочка загорелась наконец нормально, и видение исчезло.

Софья минуту оцепенело смотрела на сейф, потом пробормотала:

– Ладно, лучше завтра Тоньку пошлю.

И с этими словами вышла из комнаты и отправилась к себе домой.

***

***

На следующий день она пришла поздно – клиентов не было, а сидеть одной в квартире с какими-то странными видениями было страшновато. Тоня, как обычно, пришла после обеда, целительница отперла дверь магической комнаты и попросила прибраться там.

Тоня кивнула и отправилась работать.

Софья же расположилась за столом на кухне спиной к окну – с устатку полечиться коньячком, подаренным одним из клиентов. Она налила себе «лекарства» на донышке стопки, выпила и подумывала, не добавить ли еще чуть-чуть, как напротив нее за столом у двери в коридор появилась мерзкая старушонка. При свете дня она выглядела еще отвратительнее, а ее флюоресцирующие глаза, казалось, прожигали насквозь.

– Ты кто такая? – проквакала старушонка.

Путь к бегству был отрезан, и Софья беспомощно сжалась.

– Хотите коньяка?

– Ты кто такая? – повторила старушонка.

Софья достала из ящика стола стопку и налила ее доверху, пододвинула к прозрачной старушке.

– Как ты смела снимать мое проклятье! – вскрикнула старушка и хлопнула рукой по столу; коньяк выплеснулся из стопки. В том месте, где ее ладонь коснулась столешницы, пластик мгновенно почернел и задымился.

– Я? Да что вы, я не… это же просто… я и сама не верю в эти обряды, – испуганно прошептала целительница.

– Кто мне перечит, тот умрет, – старушка сжала губы.

– Я не хотела… это случайно, – заканючила Софья.

– Ты меня звала? – в дверном проеме показалась Тоня с тряпкой в руках.

– Ты умрешь! – объявила старушка.

– Не убивайте меня! – взмолилась Софья, когда старушка вытащила из кармана балахона длинный кинжал.

– Да я не собираюсь! – удивленно ответила Тоня.

– Да не ты, она, она! – истерично вскричала целительница, показывая на старушку пальцем.

– Тут никого нет, – пожала плечами Тоня.

Между тем старушка воткнула кинжал в столешницу: длинные черные полоски веером побежали по всей поверхности, несколько линий направились к рукам Софьи, лежащим на столе; целительница проворно вскочила на ноги и отпрыгнула к окну.

– Что это? – удивленно спросила Тоня, подходя к столу.

Старушка тоже встала из-за стола, выпустив кинжал из руки, шагнула в сторону, повернулась и с ненавистью посмотрела на Тоню.

Тоня осторожно коснулась указательным пальцем торчавшего из стола кинжала, потом провела тряпкой по полосам на столе, словно собираясь стереть их. Полосы задымились.

– Пожалуйста, не трогай ничего тут! – предостерегающе воскликнула Софья.

– Ты умрешь! – прокричала старушка, вырвала кинжал из столешницы и по самую рукоятку воткнула в стену над столом.

В ту же секунду из-под рукоятки кинжала вырвались три кроваво-красные струи, залили стол, холодильник, кухонные ящики у противоположной стены. Старушка же исчезла.

Тоня схватила кинжал и вырвала его из стены. Фонтанирование из дырки прекратилось, и теперь только тоненькая струйка красной жижи вытекала на стол. Тоня же с пронзительным вскриком упала на пол.

Софья словно окаменела, не могла сдвинуться с места, только смотрела на помощницу.

В дверь позвонили, еще и еще раз. Наконец дверь открылась, в коридоре послышались шаги и голос Кеши.

– Что это у вас не заперто? – он остановился на пороге и уставился на помощницу. – А что с тетей Тоней? Ей плохо? Надо же скорую вызвать!

Подросток достал телефон, быстро набрал номер и торопливо заговорил:

– Тетя Тоня лежит на полу и без сознания… Ба, что случилось? – обратился он к Софье.

– Это она, это она, – бессвязно забормотала целительнице. – Она сказала, что убьет меня, достала кинжал… воткнула в стену, а Тонька схватила кинжал…

– Тетя Тоня хотела тебя убить? – переспросил Кеша, прикрыв телефон ладонью.

– Нет, это она, она! А Тонька просто случайно схватилась за кинжал… – Софья разрыдалась.

– Она просто упала и всё, – ответил Кеша в трубку. – И лежит без сознания.

Он продиктовал адрес. Чтобы не смущать медиков видом залитых красной жидкостью стен, подросток осторожно оттащил Тоню в коридор и закрыл дверь на кухню с всхлипывающей Софьей.

Скорая помощь приехала очень быстро, врачиха объявила: «Инсульт», и женщину увезли.

– У тети Тони инсульт, – сказал Кеша, входя на кухню, где Софья, судя по стопке на подоконнике и ополовиненной коньяка, лечилась от стресса.

– Инсульт? Всего лишь инсульт? – недоверчиво спросила целительница.

– Ничего себе, бабуль, между прочим, инсульт – одно из самых опасных заболеваний, а ты – всего лишь инсульт!

Кеша протянул руку к кинжалу, но Софья истошно выкрикнула:

– Нет, не трогай!

– Ну хорошо, не буду! – подросток демонстративно отвел руки ладонями вперед. – А что это у вас так … всё перепачкано?

– Я же говорю, это она. Она воткнула кинжал в стену – видишь вон ту дырочку? И оттуда всё и полилось.

– Бабуль, с тобой всё нормально?

Софья покрутила головой.

– Тетя Тоня только прикоснулась к кинжалу, и у нее инсульт, – жалобно проговорила она.

Кеша наклонился к дырке в стене, осмотрел ее; капли красной жидкости все еще просачивались изнутри.

– Это тетя Тоня так придумала? Здорово. Когда она выздоровеет, обязательно расспрошу ее, как она это сделала.

Софья попыталась еще раз рассказать, что произошло, но получилось у нее так же бессвязно и сумбурно, как и в первый раз, так что Кеша решил просто отвести ее домой, подальше от окровавленной кухни и запасов коньяка.

***

***

У себя дома Софья впала в странную прострацию. По дороге сюда она то и дело ныла про страшную смерть, которая неминуемо ждет ее в пустой квартире, а хотя бы и от инсульта, вон, тетя Тоня какая была крепкая, а поди ж ты, инсульт разбил!

Кеша пообещал остаться ночевать, «если мама отпустит». В квартире Софьи он навязал ей на запястья всяких оберегов, навешал побрякушек, уложил на диван и ушел по своим делам.

Целительница и сама не заметила, как стемнело; впрочем, темнело рано, и точное время она определить не могла. В домах по улице в окнах загорелся свет – жильцы уже вернулись с работы, значит, уже настоящий вечер.

Софья зажгла свет в обеих комнатах, прихожей, на кухне и в туалете. Затянутые Кешой нитки-обереги впились в отекшее тело, запястья покраснели и чесались, но целительница не решалась их снять, хотя где-то в глубине души понимала, что пользы от них никакой. В отличие от своих клиентов цену своим талисманам и оберегам она знала хорошо. Софья еще раз прошлась по квартире, проверяя, не проникло ли внутрь какое-нибудь зло, но ничего необычного не обнаружила, и она даже немного успокоилась.

Когда в окнах соседних домов погасли почти все окна, пришел Кеша.

Софья постелила ему постель в зале, но подросток только отмахнулся, достал свой новый смартфон и забрался в кресло. Правда, от чипсов из квартирных закромов не отказался.

Целительница, наказав внуку не стесняться и чувствовать себя свободно, отправилась в спальню. Она сама не заметила, как заснула, проснулась оттого, что Кеша тормошил ее за плечо.

– Бабуль! У тебя там что-то холодильник скандалит!

– Что? – спросонья не поняла Софья.

– Холодильник грохочет так, словно в военных учениях участвует.

Софья села на постели и сонно уставилась на него.

– Он не взорвется случайно? – продолжал Кеша.

– Пойду посмотрю, – целительница накинула на ночную рубашку халат.

– Я пока покурить схожу в коридор! – крикнул Кеша, выходя из комнаты, и Софья услышала, как хлопнула входная дверь.

На кухне холодильник действительно грохотал и трясся. Прошипев что-то про дьявольскую технику, не то что раньше, целительница выдернула вилку холодильника из розетки и, когда холодильник затих, воткнула обратно. Теперь холодильник вел себя прилично: звуков не издавал и не дрожал.

Целительница села за стол и тут заметила новый смартфон внука. Она пододвинула телефон к себе: на экране светилось лицо давешней старушки с фосфоресцирующими глазами.

Дверь хлопнула: в квартиру вернулся Кеша, распространяя острый запах курева, забежал.

– Кеша, это что? – тихо спросила Софья, тыча пальцем в экран.

– Ба, да брось ты, сейчас все курят, ничего такого!

– Я про телефон. Откуда это у тебя?

– А, это! – Кеша присел на табуретку напротив бабушки. – Не знаю, само как-то. Но всё равно прикольно, правда?

– Уничтожь ее, уничтожь сейчас же! – нервно вскрикнула Софья.

– Да ладно, бабуль, круть картинка, буду девчонок пугать, – усмехнулся Кеша.

Софья схватила с подоконника стеклянную банку с вареньем и замахнулась, нацелясь на экран. Внук еле успел выхватить телефон, когда банка обрушилась на столешницу.

– Окей, окей, бабуль, сейчас уберу! – он уткнулся в телефон.

Из-под треснувшей банки по столу поползли черные трещины. Холодильник снова загудел и затрясся. Софья вскочила из-за стола и уставилась на холодильник: на белоснежной поверхности расплывалось красное пятно, похожее на прокол кинжала, и из него просачивались красные капли и стекали вниз, оставляя кривые дорожки.

– Оно, оно! – целительница ткнула пальцем в сторону холодильника. – Оно из холодильника рвется!

– Бабуль, да ты что! – поднял голову от телефона Кеша. – Это компрессор наверное того… барахлит.

Он вскочил, рывком распахнул дверцу холодильника: на полках мирно стояли коробки и бутылки с едой, овощи и фрукты.

– Вот видишь, никто отсюда не рвется, – успокаивающим тоном сказал внук. – Знаешь анекдот про желе?

Он с легким смешком закрыл дверцу – и застыл при виде кровоточащего отверстия на внешней поверхности.

– Чё за… – он не договорил.

Из дыры на дверце холодильника ударила красная струя. Софья едва смогла увернуться и стояла, прижавшись к стене. Кеша рывком открыл дверцу – струя теперь била влево, и Софья выскочила из кухни.

– Кешенька, бежим отсюда!

Свет во всей квартире погас, и целительница невольно затаила дыхание; в полной темноте слышались только гудение холодильника и шум бьющей в стену струи.

– Кеша? – осторожно спросила Софья, на всякий случай крадучись пробираясь к входной двери. – Кеша, ты где?

Сзади раздался грохот, словно что-то большое упало на пол, и какой-то предмет ткнулся в ногу целительницы. Она нагнулась, дотронулась до него – около ее ноги лежал телефон внука, с засветившегося экрана на нее смотрела, хищно улыбаясь, призрачная старушка. Софья взвизгнула, принялась топтать аппарат, впрочем, тапки смягчали удары, и старушка все так же злобно глядела на нее. Целительница отпихнула телефон, рванулась к входной двери и выскочила на темную лестничную площадку.

– Бабушка, помогите! – донеслось ей вслед из квартиры.

– Кеша, это ты? – испуганно спросила целительница, отступая на шаг назад.

– Бабушка, помогите! – повторился слабый булькающий призыв.

– Кешенька, иди на мой голос! Я дверь держу, иди сюда, – выкрикнула Софья.

За одной из дверей, выходивших на лестничную площадку, раздался скрежет отпираемого замка, и в темноте по полу заплясал круг света от фонарика.

– Что вы тут орете, ночь на дворе! – прогромыхал грубый мужской голос.

– Помогите, – прошипела целительница. – Помогите, там мой внук. У него… инсульт! – в отчаянии воскликнула она.

Круг света переместился на ее лицо. Осмотрев ее, невидимый собеседник хмыкнул.

– Инсульт? Так вызовите скорую, зачем на весь подъезд орать.

– Темно, не могу найти телефон, – жалобно пролепетала Софья.

– Стой здесь, сейчас схожу посмотрю, – скомандовал мужской голос.

Из глубины чужой квартиры послышался женский голос:

– Федя, давай просто вызовем скорую и спать пойдем.

– Ты скорую вызывай, а я в квартиру схожу. Если там внук, что, в этой темноте врачи шарахаться будут?

– Он там на кухне, – плачущим тоном бросила ему в спину Софья.

Круг света переместился на открытый дверной проем, вглубь коридора. Сосед ступил через порог – раздался громкий плеск, словно пол был залит водой, и мужчина невнятно выругался.

Где-то в глубине соседской комнаты женщина объяснялась со скорой.

Вдруг из квартиры Софьи раздался душераздирающий низкий вопль, с небольшим всплеском упал из рук соседа фонарик, а потом, судя по шуму, и сам мужчина рухнул на пол. Волна от его падения докатилась до порога, выплеснулась на площадку, залила ноги целительнице. Та в ужасе пронзительно вскрикнула, шагнула назад, оступилась на лестнице и покатилась по ступенькам вниз, ударяясь головой и решетку перил. Жуткая боль пронзила ее голову. Свет в подъезде вспыхнул, и на мгновение в рассеивающихся тенях возникла призрачная старушка с сурово поджатыми губами.

А потом свет перед глазами Софьи померк, теперь уже навсегда.

+4
07:02
180
Ровная история. Написано аккуратно. Читается легко.
Есть место доброму юмору. Иронии.
Но жести не хватило.
Не пугает эта старушка совсем. А знаете почему? Потому что под добрый юмор нужно трешачка залить. Чтобы не только кровь из стены, но и кишки и вырванные челюсти с кутикулами. Тогда бы да, экстремально вышло бы. А так, добро здесь перевешивает. И даже курящий внук не помог laugh
Финальная смерть какая-то слишком слабая, кажется, что она и не к чему тут.
Мне как читателю хотелось, я уже к этому приготовился, чтобы в конце бабушки сели пить чай и Софья такая: «Эх, а варенья-то к чаю нет!» А ей ведьма с светящимися глазами отвечает: «Как нет? Вот же! Малиновое» — и макнула печенюшку в сочащуюся из холодильника жижу crazy
И все смеются.
Короче, не дожали. Плюс за умелое повествование.
Вот читала, было интересно, но не страшно. Нет, ужаса я не ощутила, даже смешно иной раз было. Финал скомкан, что расстроило, хотелось историю до конца прочитать, а тут конец какой-то тяп-ляп и все.
09:50 (отредактировано)
Хороший рассказик. Но согласна с первым комментатором — не хватает жести, ужаса. До конца не верилось, что все происходит по-настоящему, думала, может, глюки у них какие) Читала как юмористический рассказ. Язык выше всяких похвал. Отличная фраза про подавившуюся дрель)))
Загрузка...
Светлана Ледовская №2